Жизнь после смерти православие

Содержание

9 вопросов о смерти

Все мы обязательно умрем, раньше или позже. Это, пожалуй, единственное, что уравнивает абсолютно всех людей, живущих на Земле, независимо от их национальности, социального положения и материального достатка. Но что же происходит после смерти с душой человека? Рассказать о православном понимании этого непростого и важного вопроса мы попросили профессора Московской духовной академии А. И. Осипова.

Что такое смерть?

О, если бы кто мог ответить на это! Помню еще с детства, у нас дома над дверью в комнату висела картина «Сего никто не избежит», на которой была изображена она, костлявая с косой. Это было и интересно, и страшновато. Но уже тогда этот незамысловатый сюжет закладывал в подсознание ребенка важнейшие для человека вопросы: что такое смерть, зачем я живу?

Как христианство отвечает на них? Оно говорит о двухсоставности человека. Важнейшей его частью, тонко материальной, как об этом пишут наши святители Игнатий (Брянчанинов) и Феофан Затворник (признавший это в конце жизни), является душа, имеющая три уровня. Высший уровень, присущий только человеку — дух (или ум), носитель самосознания, личности. Он бессмертен. Другие два уровня — чувствующий и растительно-питающий — общие с животным и растительным миром и часто вместе с телом именуемые плотью, или душевным телом, как писал апостол Павел: Есть тело душевное, есть тело и духовное (1 Кор 15:42—44). Это душевное тело, или плоть, умирает и разлагается вместе с телом биологическим. Смерть есть разрыв между духом и плотью, или проще — между душой и телом. И только вера в бессмертие дает полноценный ответ на вопрос: зачем я живу? Достоевский особенно подчеркивал значение для человека веры в бессмертие: «Только с верой в свое бессмертие человек постигает всю разумную цель свою на земле».

2. Что происходит с душой человека в первые сорок дней после смерти?

По смерти плоти душа человека переходит в мир вечности. Но категория вечности неопределима в понятиях времени, она относится к тем простым вещам, о которых еще древнегреческий философ Платон писал, что «простые вещи не поддаются определению». Поэтому на данный вопрос церковная традиция вынуждена отвечать на языке применительно к нашему сознанию, погруженному в поток времени. В церковном предании есть интересный ответ ангела прп. Макарию Александрийскому (IV в.) о происходящем с душой в эти дни: «… в продолжении двух дней позволяется душе, вместе с находящимися при ней ангелами, ходить по земле, где хочет.., как птица, ища гнезда себе… В третий же день… вознестись всякой христианской душе на небеса для поклонения Богу всяческих.

После повелевается от Него показать душе… красоту рая. Все это рассматривает душа шесть дней… По рассмотрении… она опять возносится ангелами на поклонение Богу.

После вторичного поклонения Владыка всех повелевает отвести душу в ад и показать ей находящиеся там места мучений… По этим различным местам мук душа носится тридцать дней… В сороковой день опять она возносится на поклонение Богу; и тогда уже Судия определяет приличное ей по ее делам место».

В эти дни душа как бы сдает экзамены на добро и зло. И они, естественно, могут быть сданы различно.

3. Мытарства — что это такое, и почему они так называются?

Слово «мытня» означает место, где взималась пошлина, брались налоги, штрафы. На церковном языке словом «мытарство» выражается производимое с девятого по сороковой день по кончине человека своего рода следствие по делу его земной жизни.

Мытарств обычно называют двадцать. Они распределяются по страстям, в каждую из которых входит много соответствующих грехов.

Все эти мытарства описываются в житии в ярких образах и выражениях, которые нередко принимаются за саму действительность, порождая искаженные представления не только о мытарствах, но и о рае и аде, о духовной жизни и спасении, о Самом Боге. Потому схиигумен Иоанн Валаамский писал: «Хоть и приняла Православная наша Церковь повествование о мытарствах Феодоры, но это видение частное человеческое, а не Святое Писание. Больше углубляйся в святое Евангелие и Апостольские послания». А иеромонах Серафим (Роуз) объясняет: «Всем, кроме детей, ясно, что понятие «мытарства» нельзя брать в буквальном смысле; это метафора, которую восточные Отцы сочли подходящей для описания реальности, с которой душа сталкивается после смерти… Но сами рассказы — это не «аллегории» и не «басни», а правдивые рассказы о личном опыте, изложенные на наиболее удобном рассказчику языке… В православных рассказах о мытарствах нет ни язычества, ни оккультизма, ни «восточной астрологии», ни «чистилища».

О причине столь неадекватного описания того мира свт. Иоанн Златоуст замечает, что «говорится так для того, чтобы приблизить предмет к разумению людей более грубых».

В связи с этим митрополит Московский Макарий (XIX в.) предупреждает: «…надобно твердо помнить наставление, какое сделал ангел преподобному Макарию Александрийскому… о мытарствах: “земные вещи принимай здесь за самое слабое изображение небесных”. Надобно представлять мытарства не в смысле грубом, чувственном, а сколько для нас возможно в смысле духовном, и не привязываться к частностям, которые у разных писателей и в разных сказаниях самой Церкви, при единстве основной мысли о мытарствах, представляются различными».

Интересное объяснение происходящего на мытарствах предлагает святитель Феофан (Говоров): «…мытарства представляются чем-то страшным; а ведь очень возможно, что бесы, вместо страшного, представляют нечто прелестное. Обольстительно-прелестное, по всем видам страстей, представляют они проходящей душе одно за другим. Когда из сердца, в продолжении земной жизни, изгнаны страсти и насаждены противоположные им добродетели, тогда что ни представляй прелестного, душа, не имеющая никакого сочувствия к тому, минует то, отвращаясь от того с омерзением. А когда сердце не очищено, тогда к какой страсти наиболее питает оно сочувствие, на то душа и бросается там. Бесы и берут ее будто друзья, а потом уж знают, куда ее девать… душа сама бросается в ад».

Но мытарства не есть что-то неизбежное. Их миновал (по слову Христа: ныне же будешь со Мною в раю — Лк 23:43) Благоразумный разбойник, так же восходили на небо души святых. И любой христианин, живущий по совести и искренне кающийся, освобождается благодаря Жертве Христовой, от этого «экзамена». Ибо Сам Господь сказал: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня на суд не приходит (Ин 5:24).

4. Зачем нужно молиться за умерших?

Апостол Павел написал удивительные слова: вы — тело Христово, а порознь — члены. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены (1 Кор 12:27, 26). Все верующие, оказывается, составляют один живой организм, а не мешок гороха, в котором горошины толкаются между собой, да еще больно ударяют друг друга. Христиане — клетки (живые, полуживые, полумертвые) в Теле Христовом. И все человечество — одно тело. Но как на всем организме и на любой его клеточке отзывается каждое изменение состояния отдельного органа или клетки, так и в человеческом обществе. Это универсальный закон нашего бытия, который открывает завесу и над тайной молитв за умерших.

Молитва по своему действию есть дверь для вхождения в душу благодати Христовой. Поэтому молитва, совершаемая с вниманием и благоговением (а не бессмысленным ее вычитыванием), очищая самого молящегося, оказывает исцеляющее действие и на усопшего. Но одна внешняя форма поминовения, даже богослужебная, без молитвы самого молящегося, без его жизни по заповедям, является не более, как самообманом, и оставляет усопшего без помощи. Святитель Феофан откровенно писал об этом: «Если никто не воздохнет от души, то молебен протрещат, а молитвы о болящей не будет. То же и проскомидия, то же и обедня… Служáщим молебен и на ум не приходит поболеть пред Господом душою о тех, коих поминают на молебне… Да и где им на всех наболеться?!»

Молитва особенно действенна, когда она сопрягается с подвигом. Господь ученикам, не сумевшим изгнать беса, ответил: Сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф 17:21). Этим Он указал на духовный закон, по которому освобождение человека от рабства страстям и демонам требует не только молитвы, но и поста, то есть подвига и тела, и души. Святой Исаак Сирин писал об этом: «Всякая молитва, в которой не утруждалось тело и не скорбело сердце, вменяется за одно с недоношенным плодом чрева, потому что такая молитва не имеет в себе души». То есть действенность молитвы за усопшего прямо обусловлена степенью жертвенности и борьбы со своими грехами самого молящегося, степенью чистоты его клеточки. Такая молитва способна спасти любимого человека. Ради этого, чтобы изменить посмертное состояние человека, она и совершается Церковью с самого начала своего существования!

5. Что такое — Божий суд, можно ли на нем оправдаться?

Вы спрашиваете о Последнем суде, который часто называется Страшным?

Это последний акт в истории человечества, открывающий начало его вечной жизни. Он последует за всеобщим воскресением, в котором произойдет восстановление всей духовно-телесной природы человека, в том числе и полноты воли, а, следовательно, и возможности окончательного самоопределения человека — быть ему с Богом или навсегда уйти от Него. По этой причине Последний суд именуется Страшным.

Но Христос на этом суде не окажется греческой Фемидой — богиней правосудия с завязанными глазами. Напротив, перед каждым человеком во всей силе и очевидности откроется нравственное величие Его крестного подвига, Его неизменная любовь. Поэтому, имея печальный опыт земной жизни и ее «счастья» без Бога, опыт «экзаменов» на мытарствах, трудно предположить, чтобы всё это не тронуло, точнее, не потрясло сердец воскресших людей и не определило положительного выбора падшего человечества. В этом, по крайней мере, были убеждены многие Отцы Церкви: Афанасий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Иоанн Златоуст, Епифаний Кипрский, Амфилохий Иконийский, Ефрем Сирин, Исаак Сирин и другие. Они писали о том же, что слышим в Великую Субботу: «Царствует ад, но не вечнует над родом человеческим». Эта мысль повторяется во множестве богослужебных тестов Православной Церкви.

Но, возможно, найдутся и такие, ожесточение которых станет сущностью их духа, и тьма ада — атмосферой их жизни. Бог не нарушит и их свободы. Ибо ад, по мысли преподобного Макария Египетского, находится «в глубине сердца человеческого». Потому двери ада могут быть заперты только изнутри самими его обитателями, а не запечатаны архангелом Михаилом семью печатями, чтобы оттуда никто не смог выйти.

Об этом я достаточно подробно пишу в своей книге «Из времени в вечность: посмертная жизнь души».

6. Что такое рай, в котором будут спасшиеся?

А что ответили бы вы на вопрос: что такое семимерное пространство? Пикассо, например, попытался нарисовать скрипку в четырехмерном пространстве и получилась абракадабра. Так и все попытки изображения рая (и ада) всегда будут такой же скрипкой Пикассо. О рае лишь одно подлинно известно: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор 2:9). Но это самая общая характеристика рая в передаче нашего трехмерного языка. А по существу все его описания являются лишь самыми слабыми изображениями вещей небесных.

Можно лишь добавить, что скучно там не будет. Как влюбленные могут бесконечно общаться друг с другом, так в неизмеримо большей степени спасенные в раю будут пребывать в вечной радости, наслаждении, счастье. Ибо Бог есть Любовь!

7. Что такое ад, в который попадают погибшие?

Слава Богу, я его пока не знаю и знать не хочу, ибо на библейском языке знание означает единение с познаваемым. Но слышал, что в аду очень плохо, и что он тоже находится «в глубине сердца человеческого», если в нем нет рая.

С адом связан серьезный вопрос: конечны или бесконечны адские мучения? Сложность его заключается не только в том, что тот мир закрыт от нас непроницаемой завесой, но и в невозможности выразить нашим языком понятие вечности. Знаем, конечно, что вечность это не бесконечная продолжительность времени. Но как это понять?

Проблема усложняется еще тем, что Священное Писание, святые Отцы, литургические тексты говорят как о вечности, так и конечности мучений нераскаянных грешников. При этом Церковь на своих соборах никогда не осудила ни одного из Отцов ни той, ни другой точки зрения. Тем самым она оставила этот вопрос открытым, указав на его тайну.

Поэтому прав был Бердяев, когда сказал, что проблема ада «есть предельная тайна, не поддающаяся рационализации».

Конечно, трудно не обратить внимание на мысль святого Исаака Сирина:

«Если человек говорит, что лишь для того, чтобы явлено было долготерпение Его, мирится Он с ними здесь, с тем, чтобы безжалостно мучить их там — такой человек думает невыразимо богохульно о Боге… Такой … клевещет на Него». Но он же и предупреждает: «Остережемся в душах наших, возлюбленные, и поймем, что хотя геенна и подлежит ограничению, весьма страшен вкус пребывания в ней, и за пределами нашего познания — степень страдания в ней».

Но одно бесспорно. Поскольку Бог есть любовь и премудрость, то очевидно, что для каждого человека вечность будет соответствовать его духовному состоянию, его свободному самоопределению, то есть будет для него наилучшей.

8. Может ли измениться посмертная участь человека?

Если бы там невозможно было изменение духовного состояния души, то Церковь не призывала бы с самого начала своего существования молиться за усопших.

9. Что такое — всеобщее воскресение?

Это воскресение всего человечества к вечной жизни. В последовании утрени Страстной Пятницы слышим: «избавль всех от уз смертных воскресением Твоим». Учение об этом является главнейшим в христианской религии, ибо только оно оправдывает смысл жизни человека и всей его деятельности. Апостол Павел даже так пишет: Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес, а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша. И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков (1 Кор 15:13—14, 19). Он сообщает и о том, как оно произойдет: вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся (1 Кор 15:52).

А вот что пишет в своих знаменитых «Словах подвижнических» о силе воскресения святой Исаак Сирин: «Грешник не в состоянии и представить себе благодать воскресения своего. Где геенна, которая могла бы опечалить нас? Где мучение, многообразно нас устрашающее и побеждающее радость любви Его? И что такое геенна перед благодатью воскресения Его, когда восставит нас из ада, соделает, что тленное сие облечется в нетление, и падшего во ад восставит в славе?… Есть воздаяние грешникам, и вместо воздаяния праведного воздает Он им воскресением; и вместо тления тел, поправших закон Его, облекает их в совершенную славу нетления. Эта милость — воскресить нас после того, как мы согрешили, выше милости — привести нас в бытие, когда мы не существовали».

Явления умерших

Рассказы очевидцев

Я была еще маленькой девочкой, — рассказывает одна дама, — когда стала свидетельницей необыкновенного случая, который не смогу забыть никогда. Однажды вечером, когда я легла спать и погасила свечу, вдруг увидела, что перед камином сидит какой-то священник и греет руки. Внешне он был очень похож на моего дядю, протоиерея, жившего недалеко от нас. Я сказала об этом сестре, которая спала вместе со мной. Она тоже узнала нашего дядю.

Тогда нами овладел невыразимый ужас, мы стали изо всех сил звать на помощь. Наш отец, спавший в соседней комнате, вскочил с постели и прибежал к нам со свечой в руке. Призрак сразу исчез. На следующее утро мы получили письмо, из которого узнали, что наш дядюшка протоиерей скончался в тот самый день и час, когда мы его видели».

***

«Несколько лет тому назад мы с товарищами сидели у меня дома. Вдруг раздался громкий стук в дверь. Мать тоже его услышала и крикнула, чтобы я пошел отворить. Не успел я сбежать с лестницы, как дверь открылась сама и в сени вошла моя тетка, старшая сестра моей матери. Она направилась прямо в гостиную. „Почему это тетя не поздоровалась и прошла в гостиную?» — удивились мы и пошли за ней. Но там, к нашему изумлению, мы никого не нашли.

— Наверное, мы услышим о ее смерти, — сказал отец, записывая день и час этого явления.

В тот же день вечером мы получили телеграмму, извещавшую нас о смерти тетки. Она скончалась именно в тот час, когда мы видели ее призрак».

* * *

У помещика Нефедова был брат, давно болевший туберкулезом. Когда у него гостили друзья, он получил письмо от жены своего брата. Она сообщала, что болезнь ее мужа приняла угрожающий характер, и просила немедленно приехать к умирающему. Это письмо он показал гостям и сказал, что завтра же утром едет в Петербург.

Выйдя из гостиной в переднюю, чтобы отдать нужные приказания прислуге, он с удивлением увидел там своего брата, который снимал пальто.

— Что это значит?! — воскликнул он и вернулся в комнату, чтобы объявить своим домашним о приезде брата и показать ему только что полученное письмо.

Через минуту он вернулся в переднюю, но брата там не было. Нефедов спросил у прислуги и гостей, не видели ли они его. Оказалось, что несколько человек совершенно ясно видели брата в передней, но объяснить, куда он мог исчезнуть, они не смогли.

На следующий день утром Нефедов получил телеграмму о кончине брата, которая последовала накануне в одиннадцать часов вечера, как раз в то время, когда он явился.

* * *

«Однажды во время дежурства, это было минувшей зимой, я прилег поспать, так как устал после срочной операции. Вдруг в дверь постучали. Это был фельдшер:

— Ваше благородие, в пятой палате больной очень плох!

— Хорошо, — сказал я, — сейчас иду.

Я поднялся по лестнице и увидел, что этот больной стоит в халате.

— Почему ты не спишь? — сказал я, и вдруг он исчез.

Мне стало не по себе. Я пришел к нему в палату, а фельдшер сказал:

— Он только что умер!

Я пощупал его пульс — не бьется, положил руку на сердце — все тихо. Я никому не рассказывал об этом случае, только записал его в свой дневник. Вернувшись в кабинет, я долго не мог уснуть…»

* * *

«В год кончины моей матушки я получил от нее письмо, в котором она извещала меня, что собирается на все лето приехать ко мне. Это было в конце зимы. Я ответил, что буду очень рад и приготовлю все для ее отдыха.

Зная, как она любит цветы, я сделал ремонт в большой половине дома, обращенной в сад и прилегавшей к оранжерее, а себе оставил половину, выходившую окнами во двор. Однажды, лежа в спальне, я вдруг увидел, что дверь моей комнаты открылась и вошла матушка. Я вскочил с постели и, запахнув халат, бросился к ней навстречу, говоря:

— Матушка, как я рад, что вы приехали!

В этот момент я совершенно забыл, что до ее приезда осталось несколько месяцев. Она пристально посмотрела на меня и исчезла. Я был поражен и не знал, что думать…

Спустя две недели после этого случая я получил письмо от своей сестры, которая извещала, что матушка умерла как раз в тот день и час, когда она явилась мне».

***

Этот случай произошел в Филадельфии. Там был «неспокойный» дом, в котором никто не решался жить. Однажды в этот город приехали две сестры. Они стали искать квартиру, и кто-то указал им на этот дом. Хозяин согласился пустить их бесплатно, не скрывая, однако, причины, по которой он давно остается без жильцов. Сестры переехали в этот страшный дом.

В первые два-три дня ничего особенного не происходило. Но вот однажды ночью, когда они уже легли спать, в доме поднялся какой-то непонятный шум, так что они испугались. Встав с постели, одна из них спросила:

— Кто здесь и что нужно?

Вдруг, как будто из-под земли, появился незнакомый мужчина и сказал:

— Если бы кто-нибудь раньше спросил меня об этом! Поэтому я и давал о себе знать разными способами. Я прошу вас помочь мне! Несколько лет тому назад я был хозяином этого дома. Однажды ко мне приехал мой племянник-сирота, которому я предложил жить у меня. Он был бедным человеком. Я хотел оставить ему все свое состояние, так как кроме него у меня никого не было. Я полюбил его и ничего от него не скрывал, так что он знал, что у меня были большие деньги. Однажды ночью он зарезал меня и скрыл мой труп в этой комнате под полом, а деньги, сто тысяч долларов, украл, и в ту же злосчастную ночь уехал из этого города по железной дороге, а теперь живет под чужим именем вдали отсюда.

Прошу вас заявить об этом полиции, которая найдет мой труп под полом и предаст надлежащему погребению, и я тогда успокоюсь!

На следующий день сестры заявили об этом в полицию, и действительно она нашла под полом скелет человека, которого предали земле по христианскому обряду. С тех пор в доме стало спокойно.

* * *

«В моей жизни, — писал митрополит Платон, — есть один интересный случай. Это было в тридцатых годах, когда я был инспектором Санкт-Петербургской духовной академии. У нас учился некий Иван Крылов, прибывший из Орловской семинарии. Учился он отлично, имел тихий нрав и благообразный вид. Однажды он пришел ко мне и попросил, чтобы я позволил ему лечь в больницу. Я благословил его. Прошел месяц. Как-то я отдыхал в своей келье и вдруг увидел Крылова. Он стоял рядом и грустно смотрел на меня. В этот момент раздался стук в дверь. Крылов сразу исчез. Пока я раздумывал, что это значит, вошел больничный сторож и сказал:

— Студент Крылов преставился!

— Давно ли? — спросил я, потрясенный.

— Да минут пять назад!

Все это, — заключил владыка, — несомненно доказывает нам какую-то таинственную связь между нами и душами умерших».

***

«Я зашел к болящему Иоанну, послушнику покойного схимонаха Моисея. Он был при смерти. В этот день он сподобился пособороваться. Увидев его в благодушном состоянии, я спросил:

— Что, отец Иоанн, видно, в путь собираешься?

— Да, батюшка, помолись, да пошлет мне, грешному, Господь Свою милость!

— Кланяйся от меня своему старцу Моисею.

— Я сегодня виделся с ним, он был у меня и читал акафист Божией Матери, а меня, как и раньше, заставил петь припевы. И так он все правило у меня совершил. Старец сказал мне с радостью: «Мы с тобой и там вместе будем жить, мне разрешили проводить тебя туда». Мы с ним еще помолились, он перекрестил меня и отошел. Поэтому я, батюшка, жду не дождусь, когда уйду отсюда. Отец Моисей сказал, что там несказанно хорошо».

* * *

В одном селе жила почтенная чета: заштатный священник, отец Артемий, и его супруга, матушка Домна. Они прожили душа в душу многие годы. Батюшка был добрый и внимательный к своим чадам, его все очень любили. Но всему приходит конец: отец Артемий занемог, слег в постель и, напутствованный христианскими Таинствами, тихо и мирно перешел в вечность, оставив горько оплакивавшую его спутницу жизни…

Незаметно прошел год. Старушка вдова после поминок прилегла отдохнуть. И вот она увидела во сне покойного мужа. С радостью бросилась она к нему и стала расспрашивать, что с ним и где он теперь находится. Отец Артемий сказал:

— Так как при жизни у меня не было от тебя никаких тайн, то скажу, что, по милости Божией, я не в аду. Скоро и ты последуешь за мной, готовься к смерти через три недели после этого дня!

Покойник медленно ушел, как бы не желая с ней расстаться, а матушка Домна, проснувшись, радостно стала всем рассказывать о своем свидании с покойным мужем. И действительно, ровно через три недели она мирно скончалась.

***

«Мой отец знал о своей кончине за несколько лет, и вот как это ему было открыто. Накануне своих именин он увидел во сне своего отца, который объявил ему об их скором свидании в лучшем мире.

— Ты умрешь, — сказал мой дедушка, — 2 января, в день моей смерти.

— Как? — вскричал мой отец. — Так скоро?

— Нет, ты умрешь в среду.

И действительно, спустя несколько лет, в первую случившуюся среду, которая совпадала со вторым днем января, мой отец умер».

* * *

Этот случай произошел в семье одного помещика. Великим постом он неожиданно тяжело заболел. Ему становилось все хуже, и врачи отказались его лечить. Убитая горем жена оплакивала больного мужа, думая, что он безнадежен. Видя это, больной стал мысленно просить Бога продлить ему жизнь, пока он пристроит старших сыновей и таким образом оставит на их попечение своих младших детей. После этой молитвы он крепко уснул.

Проснувшись, он позвал жену и радостно сообщил ей, что видел в сне святителя Иоасафа Белгородского, которого знал еще при жизни. В сонном видении архипастырь сказал ему, что по милосердию Божию, ради невинных малюток ему дается еще двадцать лет жизни. Но через двадцать лет, ровно в этот день, Господь призовет его к Себе.

Рассказав свое сновидение, больной попросил жену все это записать в молитвенник, что и было исполнено. И безнадежный больной, к удивлению семьи и лечивших его врачей, стал быстро поправляться и вскоре совсем выздоровел.

Ровно через двадцать лет, в назначенный день, он почил вечным сном на руках своих сыновей и дочерей, уже пристроенных и обеспеченных, с благодарной молитвой на устах. Его молитвенник с этой записью до сих пор хранится у его потомков как семейная ценность.

***

«Наши родители жили в своем имении и так любили друг друга, что пережили один другого ненадолго. Вскоре после их кончины наступил храмовый праздник в нашем селе. Мы с сестрами уже были замужем, но к этому дню мы собирались всей семьей в наше имение, чтобы вместе помолиться о наших дорогих родителях. Это было летом. У всех были хорошие голоса, и мы пели на клиросе.

Накануне праздника, после обеда, все мы сидели в большом зале. Дверь из него выходила на террасу, а с террасы — в сад. Сестры репетировали, готовясь петь на следующий день за обедней. Я же была не совсем здорова и в спевке не участвовала, а сидела в конце зала, напротив стеклянной двери, разговаривая с братом. Сестры пели очень хорошо. Слушая их, я подумала: «Вот если бы наши родители были живы, как они были бы довольны!» Вдруг я посмотрела на дверь, выходящую на террасу, и — о ужас! — в дверях стояла моя мать в простом белом платье, как была похоронена, и пристально смотрела на меня. Не веря своим глазам и думая, что это игра воображения, я отвернулась. Через минуту подняла глаза и увидела, что она тихо приближается ко мне.

Я встала и пошла к ней навстречу. Как только я встала, она стала отступать к двери, лицом ко мне, не оборачиваясь. Я приблизилась к ней, а она все еще отступала, продолжая пристально смотреть на меня. Так она спустилась с террасы в сад, я — за ней. В аллее она остановилась. Я также остановилась и хотела взять ее за руку. Но она отчетливо сказала:

— Не прикасайся ко мне, тебе еще не время!

Затем мама улыбнулась, ее лицо точно просветлело отчего-то, и она стала тихо отделяться от земли, подниматься вверх, и исчезла в пространстве».

***

«Мою знакомую Марию выдали замуж в двадцать лет. Через год после свадьбы ее мужа забрали в солдаты, и бедная молодая женщина, прожив после этого года четыре скромно и честно, повела разгульную жизнь. Духовный отец Марии часто призывал ее раскаяться и перестать грешить, но всегда получал один и тот же ответ:

— Постараюсь, батюшка, исправиться, постараюсь!

Но несмотря на обещания исправиться, поток искушений снова увлекал ее в грехи. Таким образом, бедная женщина провела много лет то в грехе, то в раскаянии, то опять в грехе. Но вот однажды к ней позвали духовника для ее напутствования.

— Давно ли Мария больна? — спросил батюшка и узнал, что она уже три месяца страдает водянкой и часто о чем-то плачет.

Во время исповеди духовник увидел, что Мария сокрушается и надеется на милосердие Божие. Она рассказала, что за эти три месяца болезни она много страдала от угрызений совести при воспоминании о своих грехах и при мысли, что не воспользовалась в свое время наставлениями духовника. Часто она начинала унывать и предаваться отчаянию, но в то же время чувствовала, что какой-то голос говорил в ее сердце: «Ты лучше поплачь о своих грехах, и Господь простит тебя, ведь у Него милости больше, чем капель в море».

Это был голос Божий, призывающий душу к покаянию и дающий надежду на милосердие Спасителя к грешникам. И Мария плакала от глубокого покаянного чувства дни и ночи, она молила Господа даровать ей целое море слез. И после этого ей становилось легко на душе.

— Прошлой ночью, — прибавила она, — мне было особенно тяжело. Враг силился отнять у меня всякую надежду на спасение. Я томилась и уже не знала, что делать, как вдруг (не знаю — в сонном ли забытьи, или наяву) ко мне явился старец, которого я приняла у себя год назад. Он тогда был больным и изможденным, я заботилась о нем, как о родном отце. А когда он поправился, обшила его, подарила свою шубу и проводила, слушая его мудрые наставления и прося его молиться обо мне, грешной. Этот старец вдруг явился мне и сказал строгим голосом:

— Мария, ты грешишь еще и против Божьего милосердия! Пострадавший за наши грехи разве может радоваться о погибели бедных грешников? Или ты не знаешь, как милостиво Он принимал и прощал великих грешников, прибегавших к Его милосердию? Молись и надейся! Посмотри на меня. Вот и я ходатайствую за тебя! Ты успокоила мою старость, вылечила меня, отдала последнюю шубу, которая для меня дороже царских одежд. Узнаешь ли ты ее? Она одна у тебя и была, но ты пожертвовала ее ради Христа Спасителя и ради любви к ближнему. Мир тебе, дочь моя, — сказал старец и скрылся…

С тех пор, батюшка, я чувствую какое-то дивное, необъяснимое спокойствие, а поскольку жить мне осталось немного, хочу исповедаться во многих и тяжких грехах и получить ваше прощение в том, что я не слушалась ваших советов и наставлений. Простите, батюшка, меня, Бога ради…

Мария вечером того же дня скончалась. Вскоре после ухода духовника она простилась со всеми и уже не говорила ни с кем ни слова. Некто из святых сказал: «Смирение и любовь — это два великих крыла, на которых возносятся на Небеса».

* * *

«Вернувшись домой после Светлой заутрени, я легла спать. Как только я забылась, услышала чей-то горький плач. Боясь открыть глаза, я робко спросила:

— Надя, это ты, моя родная?

Я боялась услышать ответ, потому что думала, что это явилась моя умершая сестра. Но на мой вопрос грустный девичий голос ответил:

— Нет, я не Надя!

— Кто же вы? — спросила я. — Скажите, что вам нужно? Я все сделаю.

Тогда она ответила:

— Меня зовут Варвара. Ради Бога, помолитесь обо мне, помяните меня за литургией!

Я пообещала, и рыдания утихли. После этого я открыла глаза, в комнате никого не было. Когда через несколько дней к нам приехали родственники, я спросила зятя моего мужа, как звали его сестру, скончавшуюся недавно в Москве. Он ответил:

— Варвара Николаевна.

Тогда я рассказала ему о моем видении. Он был поражен рассказом и немедленно стал поминать свою сестру».

***

«Моя племянница Юленька живет у нас уже семь лет. Я взяла ее трехлетним ребенком после смерти ее матери, моей сестры. Теперь ей исполнилось десять лет. Однажды утром она мне сказала:

— Тетя, я видела во сне мою маму, она обещала прийти ко мне наяву и сказала, чтобы я не боялась ее!

Через три дня, утром, Юля учила географию. Вдруг она встала и пошла к двери, как бы к кому-то навстречу, сказав при этом:

— Мама пришла!

Затем она протянула руку и подняла голову, как бы для получения поцелуя, села на стул рядом с кем-то невидимым, сказав, что с ней присела ее мать. Юля сказала, что мама велела передать мне то-то и то-то. При этом она говорила о таких вещах, которые ей были неизвестны, а главное — недоступны в ее годы. Например, она рассказала факты из прошлого, известные только покойной сестре и мне, и передавала такие рассуждения от ее имени, каких ни один десятилетний ребенок не только не мог бы придумать, но даже и передать толком. Эти явления часто повторялись, и мы уже привыкли к ним.

— Скажи тете, — сказала она однажды, — что я могла бы стать видимой и для нее, но она не вынесет и может заболеть, поэтому я говорю с ней через тебя. Дети меньше нас боятся, чем взрослые.

Очень часто она просила молиться о ней, как-то раз даже заказала отслужить по ней заупокойную обедню и панихиду. Мы все тогда пошли в храм. Батюшка уже привык к нашим рассказам и перестал им удивляться. Как только началась обедня, Юленька сказала:

— Вот и мама пришла со своей подругой, они встали на колени перед царскими вратами.

В начале панихиды Юленька сообщила:

— Мама сказала, что ей не такую надо панихиду, а сугубую.

Я подошла к священнику и повторила ему просьбу покойницы, причем спросила, действительно ли существует сугубая панихида.

— Она не так называется, — сказал батюшка, — но все равно я понимаю, что вам нужно. Это длинная заупокойная служба, отправляемая чаще в монастырях. Хорошо, я отслужу ее.

Когда запели: «Со святыми упокой», Юленька сказала:

— Мама плачет, молится и говорит: «Куда уж мне со святыми! Хотя бы немного успокоиться!»

В одно из своих явлений она сказала Юленьке:

— Твой отец скоро женится, но ты не пугайся, твоя мачеха будет доброй и очень тебя полюбит, даже оставит тебе в наследство все свое состояние.

Это предсказание полностью исполнилось. Через полгода она сказала, что она больше не будет приходить. Сестра постоянно просила меня» молиться за нее, хотя до той поры мы, откровенно сказать, были не особенно богомольны, а после посещений сестры стали часто ходить в церковь».

***

К преосвященному Мартиниану, епископу Таврическому и Симферопольскому, пришли настоятель Петропавловской церкви отец Димитрий и учитель местной гимназии. Вот что они рассказали владыке.

Недавно ночью учителю приснился сон, что к нему подошел какой-то офицер с окровавленной повязкой на голове и попросил его задать священнику Петропавловской церкви вопрос: почему тот не молится за него? И почему он не молится тем угодникам Божиим, мощи которых находятся в пожертвованной им иконе, причем прибавил, что 2 августа, на Илию пророка, этой иконе исполнится двести лет. Видевший сон немедленно пошел к настоятелю Петропавловской церкви и рассказал ему о своем сне. На это отец Димитрий заметил, что в церкви нет двухсотлетней иконы, так как сама церковь существует меньше ста лет, также в ней нет икон с частицами мощей. Но вскоре он вспомнил, что в храме есть одна икона. Ее во время Крымской кампании привез какой-то офицер и оставил в церкви с условием, что если он вернется из Севастополя, то заберет ее обратно. Если же не вернется, то жертвует ее храму. Об этом отцу Димитрию рассказал его предшественник, покойный отец Богдан.

Неизвестный офицер не вернулся, и икона осталась в церкви. Это совпадение побудило отца Димитрия осмотреть эту святыню, причем батюшка сказал, что четырнадцать лет служа в этом храме, он ни разу не открывал этот образ. Они немедленно пошли в церковь.

Икона была написана на кипарисовой доске. На ней была изображена Пресвятая Троица, а также лики нескольких угодников. В особом углублении помещался серебряный крест. Когда его с большим трудом достали, то оказалось, что он раздвигается и в нем находятся частицы мощей святого Лазаря, святого великомученика Феодора Стратилата, святого апостола и евангелиста Луки и святого первомученика и архидьякона Стефана.

Надписи указывали, что тут еще были другие частицы мощей. Но как они удивились, когда увидели, что внизу креста чуть заметной вязью стояла надпись: «1652 год»! Следовательно, иконе исполнилось двести лет. Когда об этом доложили преосвященному Мартиниану, владыка сделал распоряжение, чтобы в этой церкви ежедневно совершали заупокойные ектеньи о воинах, павших на поле брани за веру, царя и Отечество.

* * *

«Мой брат, офицер гусарского полка, как-то возвращался со своим товарищем домой с вечерней пирушки. Он вышел из экипажа около своего дома, а его товарищ поехал дальше. Брат вошел в кабинет вместе с денщиком, и увидел, что за письменным столом, к ним спиной, сидит его товарищ, с которым он только что расстался. Денщик сказал:

— Я и не заметил, как он вошел!

Брат посмотрел на сидящего и увидел, что у него искаженное лицо. В ту же минуту слуга товарища прибежал доложить, что его барин только что вернулся домой и неожиданно умер».

***

«Находясь на службе в Москве, я в начале февраля был командирован в Архангельск. Перед отъездом я написал письмо моей матушке, жившей в Петербурге, прося ее заочно благословить меня в путь-дорогу. После этого я спешно уехал. Остановившись на одной станции отдохнуть и не успев прилечь на диван, я, к моему крайнему удивлению, вдруг увидел перед собой мою матушку. Она стояла вместе с моей усопшей сестрой. Пораженный этим удивительным видением, я не мог пошевельнуться, но пристально и, признаюсь, с каким-то непонятным страхом смотрел на них. Матушка перекрестила меня. Я взял спичку, зажег свечу, и в светлой комнате никого не стало!

Это произошло с 12-го на 13-е февраля, в третьем часу утра. Прибыв в Архангельск, я получил письмо от зятя с известием, что в ту самую ночь моя матушка скончалась».

***

Когда Ломоносов плыл морем из-за границы в свое Отечество, с ним произошло происшествие, которое он не мог забыть. Михаил Васильевич увидел во сне своего отца, выброшенного кораблекрушением на остров в Белом море. Этот остров Ломоносов помнил с детства, потому что они с отцом приплывали к нему.

Лишь только он приехал в Санкт-Петербург, как поспешил узнать об отце у своих земляков. Ему сказали, что он еще прошлой осенью отправился на рыбную ловлю и с тех пор не вернулся, поэтому считают, что с ним случилось несчастье.

Ломоносов был так поражен этим известием, что дал себе слово отправиться на родину, найти тело несчастного отца на том самом острове, на котором он ему приснился, и похоронить его. Но так как занятия в Санкт-Петербурге не позволяли Ломоносову осуществить это, то он с купцами, возвращавшимися из Санкт-Петербурга на его родину, послал письмо к своим родным.

Его желание было исполнено тем же летом: холмогорские рыбаки, пристав к указанному острову, действительно нашли мертвое тело Василия Ломоносова, которое и предали земле.

***

Графиня Елизавета Ивановна, супруга Владимира Григорьевича Орлова, до замужества была фрейлиной императрицы Екатерины II. Как-то к Елизавете Ивановне пришли ее молодые подруги.

Веселые шутки и смех оживляли их беседу. Елизавета Ивановна случайно устремила свой взор к окну, вскочила с кресла и сказала:

— Батюшка приехал! Он подошел к окну!

Все побежали в сад, но графа нигде не было. Тогда глубокая печаль поселилась в сердце нежной дочери. Напрасно подруги старались разубедить ее, что это ей только привиделось. Молодая графиня повторяла, что она три раза видела своего отца, что сначала сама не хотела верить своим глазам, и продолжала тосковать.

За обеденным столом у императрицы фрейлины подшучивали над легковерной подругой. Когда государыня узнала, над чем они смеются, утешила Елизавету Ивановну:

— Успокойся, твоего отца нет в Петербурге. Он не мог бы приехать сюда без моего позволения. Тебе это показалось. Советую, однако, записать это видение.

Через несколько дней пришло известие из Риги о кончине отца Елизаветы Ивановны. Оказалось, что он умер в тот самый день и час, когда явился дочери.

***

«Мой дядя погиб во время войны с турками. Он явился своей матери в минуту смерти. Как-то после обеда она прилегла отдохнуть. Вскоре она выбежала из своей спальни и стала спрашивать у домашних:

— Где он?

— Кто? — спросили ее.

— Как кто? Мой сын! Я стала засыпать, вдруг услышала шорох, открыла глаза и увидела, что он тихо проходит мимо дверей моей спальни, чтобы не разбудить меня. Где он? Не прячьте его!

Ее уверили, что он не приезжал и что ей это пригрезилось. Вскоре в комнату вошел ее зять. Узнав о случившемся, он призадумался и, достав из кармана записную книжку, записал день и час этого случая. Через две недели было получено письмо, подтверждающее, что мой дядя скончался именно в тот момент, когда он явился своей матери».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

сайт Горловской и Славянской епархии

Чего только не выдаёт интернет по запросу «клиническая смерть»! Суеверия, мистика, нагнетание страха, откровенная глупость. Однако от правды никуда не деться: переживания людей, переживших это состояние, порой действительно впечатляют. Как относиться к рассказам людей о такого рода опыте? Что по этому поводу говорит Церковь? Нам ответил протоиерей Константин Лисняк, благочинный Соледарского округа.

Эта тема мне, человеку с медицинским образованием, очень интересна. Мозг человека — очень сложное устройство, с которым не сравнится ни один компьютер. Это целая вселенная, которую наука только начала изучать. Богословие тоже утверждает, что все мы — сложноорганизованные существа. Каждый человек имеет три составляющие — тело, душу и дух. Было бы слишком просто думать, что жизнь венца творения заканчивается в момент остановки сердца.

Как Церковь относится к смерти? — как ко временному разлучению души с телом. Мы знаем из Священного Писания, что перед нами грандиозная перспектива воскресения всех людей, Страшный суд и Царство Славы, которое наступит после этого. Будет изменение вселенной и преображение всего видимого и невидимого — новая земля и новое Небо. Зная это, мы понимаем, что смерть тела — не конец жизни.

Что происходит с человеком в состоянии клинической смерти?

Что представляет собой смерть живого организма? Остановка сердца, прекращение кровообращения, умирание мозга в течение пяти-десяти минут — в зависимости от окружающей обстановки (холодно или жарко). Реанимационные мероприятия — искусственная вентиляция лёгких и непрямой массаж сердца — могут проводиться после остановки сердца в течение пяти минут, после этого начинаются необратимые процессы в мозге, который первым реагирует на изменение концентрации кислорода в крови.

Известны многочисленные свидетельства, что люди в состоянии клинической смерти что-то видели: себя со стороны или то, что происходило в другой комнате. Самым известным исследованием этих впечатлений до сих пор остаётся книга Реймонда Моуди «Жизнь после жизни». Православному читателю может быть также известна книга иеромонаха Серафима (Роуза) «Душа после смерти», где также собраны свидетельства людей, переживших клиническую смерть.

Как же относиться к такого рода свидетельствам? Главный авторитет православного человека — Христос. Он говорит нам о загробной участи души в притчах. Например, притча о богаче и Лазаре: какие выводы о загробной жизни можно из неё сделать? Богач помнит свою земную жизнь, он узнаёт Авраама и Лазаря, переживает о своих родных, то есть пребывает в адекватном сознании, понимает, что и где происходит. Мы также узнаём, что спастись человеку возможно, у каждого есть средства для спасения: Церковь, Священное Писание, таинства. Жить надо в целомудрии, послушании и простоте, стремиться к святости — и тогда удастся избежать тех мест, о которых говорить человеческим языком не получается. Наша речь немощна, чтобы выразить то, что происходит вне Божьей любви, это за пределом слов. Что ждёт тех, кто постарается жить с Богом? Вспомним апостола Павла. В послании к Коринфянам он со смирением говорит о себе в третьем лице как о человеке, который «был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2 Кор. 12:4). Как удивительно, что даже один из величайших проповедников христианства не мог выразить, что услышал и увидел в раю!

Таким образом, мы видим, что загробная участь открывалась святым, подвижникам, апостолам. Предание Церкви имеет множество таких свидетельств. В этом ряду можно вспомнить блаженного Андрея, Христа ради юродивого. Он замерзал зимой в лютый мороз, и в состоянии, близком к смерти, был взят в райские обители, где видел угодников Божиих. Такие свидетельства нас отрезвляют, помогают мобилизовать свои духовные силы и трудиться ради спасения.

Несвятой человек тоже видит что-то духовное или просто галлюцинации?

Нам неизвестно, куда попадает человек в таком состоянии. Могу предположить, что всё зависит от того, как и чем этот человек живёт.

Мы должны помнить, что наш Бог — это не бог ужаса и смерти, не громовержец какой-нибудь. Наш Бог — это Любовь, он добр и милосерден, жалеет нас настолько, что Сам пришёл и воплотился ради нашего спасения. Он стал частью этого мира, чтобы спасти нас. Две тысячи лет назад произошли удивительные вещи. Осознавая это, можем смело предположить, что умирая, человек попадает в духовный мир, в руки Творца и Создателя — самое безопасное место во всей вселенной. Другое дело — когда человек живёт как демон: он исключает саму возможность быть в общении с Богом, ему противно всё святое.

Дифференцировать впечатления, полученные человеком во время клинической смерти, безусловно, нужно. Мне кажется, в этом вопросе можно ориентироваться по духовно-нравственному состоянию человека после пережитого. Если он начинает ходить в храм, воцерковляется, кается, молится, всех любит, прощает, ведёт благочестивый образ жизни — всё произошедшее и увиденное явно от Бога. Это тот случай, когда Господь позвал, коснулся души и сердца. Причём увиденное не обязательно может быть благостным. Один мой знакомый в состоянии тяжелейшего пьяного угара заснул и пережил какое-то странное состояние, в котором ему было что-то показано. После этого он перестал пить, курить и сквернословить, начал работать при храме — и ушёл в монастырь. Произошло его полное перерождение. Он никогда не рассказывал, что именно видел, только начинал плакать при воспоминании о том событии. Когда же человек начинает рассказывать всевозможные страшилки, утверждать, что надо идти за правдой в какую-то секту или читать евангелие от сатаны — это явно не от Бога; если он в унынии, депрессии, склонен к суициду — то, скорее всего, соприкоснулся с бесами, и эта встреча оставила такой тяжёлый отпечаток.

Я бы посоветовал людям, которые что-то видели и пережили во время клинической смерти, ориентироваться на мнение святых отцов. Со своими вопросами можно обращаться к современным пастырям — благо, их, имеющих о себе смиренное и скромное мнение, сейчас немало. Они могут дать хороший совет в такой ситуации, оценить духовное состояние человека.

Что ответит вернувшемуся с того света священник?

Всё зависит от того, что именно пережил человек и о чём спрашивает. Я обычно в таких случаях не лезу в душу. Отвечая, пользуюсь правилом: ответ должен быть в два раза короче, чем вопрос. Ограничиваюсь рамками вопроса, потому что, если у человека не болит, значит, ему не интересно, что я скажу. Если болит, то он сам будет спрашивать. Спросили о конкретном — отвечаю коротко и по существу, а дальше остаётся только ждать дальнейшего движения души и сердца. Перед ответом нужно обязательно помолиться, чтобы Господь вразумил, что и как ответить человеку.

Мне очень близки слова священника Александра Ельчанинова по поводу границы между нашей жизнью и миром усопших:

Очень глубокая мысль. Что нам кажется фундаментальным, бесконечным, вечным? Наша жизнь. На самом деле это призрачность. Опыт переживания смерти, в том числе и клинической, — очень хорошее подспорье человеку, поскольку даёт возможность найти точку опоры в духовной жизни. Он может созреть до мысли, что его маленький семейный рай в любой момент может закончиться — и начнётся какая-то другая, грозная реальность. Человек духовный благодаря такому опыту может полностью изменить свою жизнь, известны случаи, когда люди уходили в монастыри, чтобы посвятить себя Богу. Один из святых после пережитой клинической смерти говорил: «Если бы вы знали, дети мои, как страшно осуждать ближних!» Всё очень индивидуально, и потому невозможно сказать что-то конкретное о таких ситуациях. Мы можем судить только по плодам — то есть смотреть, с чем человек выходит из пережитого, и исходя из этого помогать и поддерживать.

Беседовала Екатерина Щербакова

Что нас ждет после смерти? Взгляд христианства

Что нас ждет после смерти с точки зрения христианской религии.

Что об этом думает буддизм — .

Что такое смерть в христианстве?

Здесь две стороны.

Первая.

Мы смертны за совершенный первородный грех. Смерть – кара за него. Мы уже рождены во грехе.

Вторая сторона.

Смерть – это просто продолжение жизни души, но уже без тела. Умирая, мы обретаем бессмертие, ведь душа вечна. Смерть – это лекарство, исцеление от греха.

Что из этого следует? Смерти нет. Это лишь разделение тела и души. Там, за порогом смерти душа жива, там нас ждет Господь. Смерти нет благодаря искуплению греха Иисусом Христом за весь человеческий род.

Лучшее обучение медитации для начинающих. Научись медитировать за 10 практических занятий. Это бесплатно (!) Мой любимый курс, потрясающе душевная и доступная подача уроков от Игоря Будникова. Научно доказано, что медитация СПОСОБНА ТРАНСФОРМИРОВАТЬ ЖИЗНЬ, а она у тебя одна. Советую от всего сердца!

Что нас ждет после смерти, там, за порогом?

Четких ответов нет. Я думаю, что понять это нашим стандартным обыкновенным размышлением и суждением невозможно. Поэтому и информация, которая есть, существует в виде метафор и аллегорий, образов, символов, для понимания общей сути того, что нас там ждет.

Нам хочется конкретики. Но вера – вопрос души. Конкретность и четкость – это потребность рационального разума, мозга, тела. Жизнь после смерти – это жизнь души, а не тела. И описывать категории духовных понятий материальными и привычными, я думаю, не совсем правильно.

Все, что пишется, нужно пропускать через фильтр души.

Жизнь души после смерти — Страшный суд.

Христианство говорит о Страшном Суде, когда придет Сын Человеческий со Своими ангелами во славе Отца своего. И каждому воздаст по его делам.

Для каждого Страшный Суд закончится по-своему. После него можно отправиться в ад, а можно по милости Господа пойти в рай.

Судить будут всех, и мертвых, и живых. В каком именно виде будет Суд, сказать сложно. Но каждый знает и понимает, по каким законам Он будет. По законам Божьим, по Его заповедям.

Заповеди Божьи – это главный закон души человека. Если бы все люди жили по заповедям, то не нужны бы нам были законы государственные – на всей Земле царили бы мир и любовь.

Судить будут каждого по делам его, по отношению к этим делам, по раскаянию и сокрушению в грехах. Не будет лицемерия, масок и лжи. Будет только голая, чистая душа, стоящая пред Богом. И все будет как на ладони. Ничего не утаишь и не скроешь.

В час Страшного Суда будет принято окончательное решение: либо вы остаетесь с Господом, либо покидаете Его навсегда. Поэтому он Страшный.

Ад – внутри человеческого сердца. И если в вашем сердце ад, то вы туда и уйдете после Страшного Суда. Если всю свою жизнь вы творили зло, которое стало частью вас самих. То вы его и получите в жизни вечной. Это будет ваш выбор.

Кто же пройдет испытание Судом – воскреснет в вечную жизнь. Это стало возможно благодаря Великой жертве Иисуса Христа, которую Он принес во благо всего человечества.

«…вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся» (1 Кор 15:52).

Это великая Божья милость – воскресить человека после всех согрешений его. Благодать воскресения не может быть описана никакими словами и понятиями. Это то, что осознать и представить обычному человеку просто невозможно.

Жизнь души после смерти. Душа в христианстве

Бессмертие души и воскресение – это главные столпы христианской религии. Этим живет человек и благодаря знанию об этом преодолевает тяжелейшие трудности жизненного пути.

Есть такое мнение, когда-то очень давно древняя христианская церковь даже принимала идею реинкарнации. Это, конечно, не было основной мыслью, но относились к ней спокойно.

Но с 553 года было установлено четко и конкретно, что переселения душ нет, и каждый, кто с этим не согласен – анафема.

После смерти душа сохраняет все чувства, мысли, которые она имела при жизни в теле. И чувства эти все усиливаются и обостряются. Поэтому, если человек живет праведной жизнью, в согласии с Божьими заповедями, то, выйдя из тела, душа сможет почувствовать присутствие Бога и успокоится.

Если же человек был очень привязан к телу, был объят страстями и желаниями, то они останутся с ним и будут терзать его дальше, причем избавиться от них уже не будет возможности. Ведь тела уже не будет. Рядом с такой душой будет множество бесов и нечистых духов. Они были с ним при жизни, они останутся с ним и после смерти.

Получается, что душа в христианстве продолжает жизнь тела. Поэтому очень важно покаяться перед смертью. Это важный момент, последний шанс очиститься. В этот момент вы определяете основное направление и жизнь души после смерти. Куда она пойдет: к Богу – свету, либо сатане – тьме.

Куда больше тянулась душа при жизни? Кто ей ближе? Нас ждет серьезное испытание искушениями, столкновение добра и зла.

Смерть в христианстве. Первые 2 дня.

Первые 2 дня после выхода из тела душа находится где-то возле тела, возле тех мест, которые ей были дороги при жизни, к которым она была привязана.

Но стоит также сказать, что святые люди, жившие только душой без привязанности к телу, сразу отправляются на небеса, минуя все те испытания, которые ожидают души обычных людей.

Точно сказать, конечно, никто не может, что нас ждет после смерти и что конкретно там делает душа сразу после выхода из тела. Но, считается, что в первые 2 дня она относительно свободна и находится возле самых родных и близких мест или возле тела.

Рядом с душой находятся Ангелы, с позволения которых она ходит там, где ей хочется.

Третий день. Мытарства.

Дальше душа должна пройти через препятствия, которые называются «мытарства». Она встречается с множеством демонов и духов, которые, мешают ей, искушают ее, уличают в грехе. Считается, что таких препятствий двадцать.

Празднословие и сквернословие, ложь, осуждение и клевета, объядение и пьянство, леность, воровство, сребролюбие и скупость, лихоимство (взяточничество, лесть), неправда и тщеславие, зависть, гордость, гнев, злопамятство, разбойничество, колдовство (магия, оккультизм, спиритизм, гадания), блуд, прелюбодеяние, содомство, идолослужение и ересь, немилосердие, жестокосердие.

Шага за шагом душа должна пройти испытание каждым грехом. И чтобы пойти дальше, испытания должны быть пройдены. Это как экзамены, говоря понятным языком.

Бесы же, могут быть не обязательно ужасными и устрашающими. Они могут представать в самой различной форме, возможно даже прекрасной, для соблазнения души. И как только душа обольщается и поддается, бесы несут ее туда, где ей место.

Опять же, не забывайте, что все необходимо воспринимать образно, не привязываясь к понятиям. Все метафорично и аллегорично. «Мытарства», например, признает православная церковь. Католическая же говорит о «чистилище», которое отличается от «мытарств». Мытарства продолжаются один день, чистилище же очищает душу до готовности ее ухода в рай. В чистилище приходят только те души, которые жили праведно, с грехами, но без смертных грехов.

Душа в христианстве проходит испытания после смерти. И важно помнить и осознавать, что ее судьбу определяет только Господь, Творец всего. Но никак не злые силы. Жизнь важно прожить с Господом, ради Господа и во имя Его и уходить в другой мир без страха, зная, что судьба в руках Бога.

Если душа успешно проходит испытание «мытарствами», то еще 37 дней она блуждает по небесному царству – раю и по адской бездне. Но свою участь узнает только на сороковой день. До этого же она знакомится с тем местом, где ей предстоит быть.

Оставшиеся дни.

С четвертого по девятый день – шесть дней – душа рассматривает рай. С десятого дня и до сорокового – сорок дней – она познает ужасы ада.

И в последний день душу снова приводят к Господу, и принимается решение о ее конечном месте.

Утренние продышки

Мощные продышки на каждый день, чтобы взять жизнь в свои руки, поставить эмоции под контроль и стать мастером своего настроения.

Что нас ждет после смерти? Рай и Ад.

Что такое рай и Ад? Наверное, ответить на этот вопрос невозможно. Чего бы вы не ожидали от рая, каким бы прекрасным местом вы его не представляли, как в уме, так и в сердце, оно не сравнится с тем, что перед вами предстанет. Описать его невозможно. Также невозможно описать и красоту Бога.

То же и с адом. За пределами нашего понимания то, что там испытает душа. Страдания ада бесконечно страшны. И нет четкого ответа на вопрос, а вечны ли эти страдания.

Есть мнения, что «да», вечны. Но есть и противоположный взгляд, что ад конечен, и душа, заплатив свою цену, может покинуть его.

Лучше, конечно, этого не узнать.

Но для этого нужно жить правильной жизнью христианина.

Жизнь христианина.

Жизнь на Земле – это подготовка к вечной жизни. И то, как мы эту жизнь проживем, зависит и то, что мы получим на небесах.

Второе пришествие Христа может состояться в любое мгновение, и мы должны быть к этому готовы. И с чем Господь застанет нас, с тем и судить будет. Поэтому нет возможности оттягивать момент прихода в церковь. Нет возможности жить без Бога в душе. Нет возможности бездумно прожигать жизнь и ни о чем не думать. Потом может уже не наступить. Никто не знает момента своей смерти.

Но это надо правильно понять. Потому что многие понимают это так: если я завтра могу умереть, то должен взять от жизни все. И курить можно, и пить, и просто отрываться на полную. Но, если ты христианин, то должен понимать, что ты не умрешь, а просто отправишься к Богу. И самое главное, какая душа придет к нему.

Поэтому жить надо так, чтобы быть готовым прямо сейчас оказаться пред очами Творца. Это невозможно, конечно, особенно для обычного «цивилизованного» человека, но стремление к этому должно быть максимальным.

Вас может ждать великая радость на небесах. Готовьтесь к этому всю свою жизнь. Помните о том, где окажетесь после смерти. Все в наших руках.

Жить нужно по совести, с мыслями о Боге, молиться, ходить в церковь, причащаться и следовать заповедям Божьим, соблюдать посты, праздники, воскресения. Все должно сопровождаться искренностью в молитвах, раскаянием в грехам, смирением. Не должно быть места лицемерию и тщеславию.

Живите в любви, станьте проводником любви Господней!

ФОРМА РЕГИСТРАЦИИ

Статьи и практики для саморазвития у тебя на почте

ПРЕДУПРЕЖДАЮ! Темы, которые я раскрываю, требуют созвучия с твоим внутренним миром. Если его нет — не подписывайся!

Это духовное развитие, медитация, духовные практики, статьи и размышления о любви, о добром внутри нас. Вегетарианство, опять же в унисон с духовной составляющей. Цель — сделать жизнь более осознанной и, как результат, счастливой.

Все, что тебе нужно, находится в тебе. Если ты чувствуешь резонанс и отклик внутри себя, тогда подписывайся. Я буду очень рад тебя видеть!

Старец Паисий Святогорец: «О жизни после смерти»

№12 (381) / 22 марта ‘06

Духовные поучения

Осужденные усопшие
– Геронда, когда человек умирает, то он сразу же понимает, в каком состоянии находится?

– Да, он приходит в себя и задает себе вопрос: «Что же я натворил?». Но – «файда йок» («бессмысленно» — тур.) – то есть в том, что он задаёт себе такой вопрос, ему уже нет пользы. К примеру, пьяный, убив свою мать, смеётся, распевает песенки, потому что не понимает, что наделал. А когда хмель выветривается из головы, он начинает плакать, рыдать, спрашивать себя: «Что же я натворил?» То же самое происходит и с теми, кто живёт греховно. Эти люди подобны пьяным. Они не понимают, что делают, не чувствуют своей вины. Однако когда они умирают, из их головы выветривается хмель и они приходят в себя. У них открываются душевные очи, и они осознают свою вину, потому что душа, выйдя из тела, движется, видит, ощущает всё с непостижимой скоростью.
Некоторые обеспокоены тем, когда будет Второе Пришествие. Однако для человека умирающего Второе Пришествие, если можно так выразиться, уже наступает. Потому что человек судится в соответствии с тем состоянием, в котором его застигает смерть.
– Геронда, а что испытывают сейчас те, кто находится в адской муке?
– Эти люди осуждены. Находясь в темнице, они испытывают мучения в соответствии с теми грехами, которые совершили в жизни земной. Эти люди ждут окончательного суда – грядущего Суда Христова. Но среди них есть осуждённые строгого и особого режима, а есть и осуждённые на более мягкие наказания.
– А где сейчас святые и благоразумный разбойник?
– Святые и благоразумный разбойник сейчас в Раю, но они ещё не восприяли конечную славу, подобно тому как и осуждённые в аду еще не восприяли конечное осуждение. Бог ещё сколько веков назад сказал: «Покайтеся, приближибося Царствие Небесное». Но, несмотря на это, Он всё продлевает и продлевает время, потому что ждёт нашего исправления. Но мы, продолжая пребывать в наших страстях и грехах, проявляем тем самым несправедливость к святым, потому что они не могут восприять конечную славу, которую восприимут после грядущего Страшного Суда.

Молитва за усопших и заупокойные службы
– Геронда, могут ли молиться осуждённые усопшие?
– Они приходят в чувство и просят помощи, однако помочь себе уже не могут. Те, кто находится в аду, хотели бы от Христа только одного: чтобы Он дал им пять минут земной жизни, чтобы покаяться. Мы, живущие на земле, имеем запас времени на покаяние, тогда как несчастные усопшие уже не могут сами улучшить своё положение, но ждут помощи от нас. Поэтому мы обязаны помогать им своей молитвой.
Помысл говорит мне, что только десять процентов осуждённых усопших находятся в состоянии демоническом и, будучи в аду, хулят Бога, подобно тому как это делают демоны. Эти души не только не просят помощи, но и не приемлют её. Да и зачем им помощь? Что может сделать для них Бог? Представьте, что ребёнок уходит из дома своего отца, растрачивает всё его имущество и вдобавок ко всему ещё и поносит отца последними словами. Э-э, чем тогда может помочь ему отец? Однако другие осуждённые в аду – те, у кого есть немного любочестия, ощущают свою вину, каются и страдают за свои грехи. Они взывают о помощи и получают существенную помощь от молитв верующих. То есть сейчас Бог даёт этим осуждённым людям благоприятную возможность получать помощь до тех пор, пока не наступит Второе Пришествие. В жизни земной друг царя может походатайствовать перед ним, чтобы помочь какому-то осуждённому. Подобно этому, если человек «друг» Бога, то он может походатайствовать своей молитвой перед Богом и исходатайствовать осуждённым усопшим перевод из одной «темницы» в другую – в лучшую, из одной «камеры» в другую, более удобную. Он даже может исходатайствовать им перевод из «камеры» в какую-нибудь «комнату» или «квартиру».
Подобно тому как, навещая заключённых, мы приносим им прохладительные напитки и тому подобное и облегчаем тем самым их страдания, так же мы облегчаем страдания усопших молитвами и милостынями, которые совершаем об упокоении их душ. Молитвы живых об усопших и совершаемые об их упокоении службы – это последняя возможность получить помощь, которую даёт усопшим Бог – до Второго Пришествия. После конечного Суда возможности получить помощь у них уже не будет.
Бог хочет помочь усопшим, потому что Ему больно за них, однако Он не делает этого, потому что у Него есть благородство. Он не хочет дать диаволу права сказать: «Как же Ты спасаешь этого грешника, ведь он совсем не трудился?». Однако, молясь за усопших, мы даём Богу «право» на вмешательство. Надо сказать и о том, что в большее «умиление» Бога приводят наши молитвы об усопших, чем о живых.
Поэтому наша Церковь и установила освящение заупокойного колива, заупокойные службы, панихиды. Заупокойные службы – это самый лучший адвокат о душах усопших. Заупокойные службы обладают такой силой, что могут даже вывести душу из ада. И вы после каждой Божественной литургии освящайте коливо за усопших. В пшенице есть смысл: «Сеется в тлении, восстаёт в нетлении», – говорит Священное Писание. В миру некоторые люди ленятся сварить немного пшеницы и несут в церковь изюм, печенье, бисквиты, чтобы священники прочитали над всем этим молитву об упокоении усопших. А на Святой Горе старенькие монахи за каждой Божественной литургией освящают коливо и за усопших, и за празднуемого святого, для того чтобы иметь его благословение.
– Геронда, а люди, умершие недавно, имеют большую нужду в молитве?
– Ну а как же! Когда человек только попадает в тюрьму, разве вначале ему не особенно тяжело? Будем молиться об усопших, которые не благоугодили Богу, чтобы Бог как-то помог и им. Особенно если мы знаем, что человек был жёстким или жестоким – точнее, если он казался жестоким, потому что иногда мы считаем человека жестоким, а в действительности он не таков. А если такой человек еще и жил греховно, то нам надо за него много молиться, подавать его имя на поминовение за Божественными литургиями, записывать его на сорокоусты и давать беднякам милостыню о спасении его души, для того чтобы, услышав молитву бедняков: «Да будет благословен его прах», Бог приклонился на милость и помиловал этого человека. Таким образом, то, что не сделал сам человек, сделаем за него мы. А вот если у человека была доброта, пусть он и не жил хорошо, – то от малой молитвы он получает большую пользу. Это происходит потому, что он имел доброе расположение.
Я знаю случаи, свидетельствующие о пользе, которую усопшие получают от молитвы духовных людей. Один человек пришёл ко мне в каливу и с плачем сказал: «Геронда, я перестал молиться за одного усопшего знакомого, и он явился мне во сне. «Ты, – сказал он, – не помогал мне уже двадцать дней. Ты забыл меня, и я страдаю». И действительно, я забыл о нем как раз двадцать дней назад от множества забот, и в эти дни не молился даже о себе».
– Геронда, когда кто-то умирает и нас просят помолиться о нём, то правильно ли будет совершать о его упокоении одну чётку первые сорок дней после кончины?
– Если ты молишься об усопшем по чёткам, то вместе с ним молись и о других усопших. Зачем поезду ехать в такую даль только с одним пассажиром? Ведь он может взять и других. Знаете, сколько усопших нуждаются в молитве? Несчастные просят помощи, и у них нет никого, кто бы за них помолился! Некоторые люди очень часто совершают панихиду о ком-то из своих усопших сродников. Но от этого не получает помощи даже тот человек, о котором совершается молитва, потому что такая молитва не очень-то угодна Богу. Раз они совершили об этом усопшем столько заупокойных богослужений, то пусть одновременно молятся и за других усопших.
– Геронда, иногда я начинаю беспокоиться о спасении своего отца, потому что он не имел с Церковью никакой связи.
– Ты до последнего момента не можешь знать того, каким будет Суд Божий. Когда тебя это беспокоит? Каждую субботу?
– Я не следила. А почему каждую субботу?
– Потому что суббота – это день усопших, усопшие имеют на него право.
– Геронда, а те усопшие, за кого некому помолиться? Получают ли они помощь от молитв людей, которые молятся об усопших вообще – не называя конкретных имен?
– Конечно, получают. Я, молясь обо всех усопших, вижу во сне и своих родителей, потому что они радуются молитве, которую я совершаю. Каждый раз, когда у меня в келье служится Божественная литургия, я совершаю и общую заупокойную литию обо всех усопших, молюсь об усопших королях, архиереях и так далее. А в конце говорю «и о их же имён не помянухом». А если иногда я опускаю молитву об усопших, то мои знакомые умершие являются мне. Один мой родственник был убит на войне, и я не записал его имя для поминовения на заупокойной литии, потому что оно было записано для поминовения на проскомидии вместе с другими, павшими смертью храбрых. И вот я увидел этого человека во весь рост стоящим передо мной во время заупокойной литии. И вы подавайте для поминовения на проскомидии не только имена больных, но и имена усопших, потому что усопшие имеют в молитвах большую нужду.

Самое лучшее поминовение усопших
Полезнее, чем все поминовения и заупокойные службы, которые мы можем совершить за усопших, будет наша внимательная жизнь, та борьба, которую мы совершаем ради того, чтобы отсечь свои недостатки и очистить душу. Ведь результатом нашей свободы от вещей материальных и от душевных страстей будет не только то, что сами мы почувствуем облегчение. Облегчение получат и усопшие праотцы всего нашего рода. Усопшие испытывают радость, если их потомок живёт с Богом. Если мы не находимся в добром духовном состоянии, то наши усопшие родители, дед и прадед, все наши предки страдают. «Посмотри-ка, как живёт наш потомок!» – говорят они и расстраиваются. Однако, если мы находимся в добром духовном устроении, они радуются, потому что были сотрудниками Бога в нашем рождении и Бог некоторым образом обязан им помочь. То есть усопшим доставит радость, если мы предпримем подвиг и постараемся благоугодить Богу своей жизнью. Поступая так, мы встретимся с нашими усопшими в Раю, и все вместе будем жить в жизни вечной.
Из этого следует, что стоит трудиться и вести брань с нашим ветхим человеком, чтобы став новым, он уже не вредил ни себе, ни другим людям, но помогал и себе, и другим – будь они живые или усопшие.

Дерзновения праведников к Богу
– Геронда, в письме к новоначальным монахам Вы пишете: «Хотя истинные монахи понимают, что то, что они получают в этой жизни, есть лишь часть райской радости и что в Раю она будет больше, но при этом из-за большой любви к своему ближнему хотят ещё пожить на земле, чтобы помочь людям молитвой, для того чтобы в дела мира вмешался Бог и мир получил помощь».
– Читай: «Монахи хотят пожить на земле, для того чтобы страдать вместе с людьми и помогать им молитвой».
– Геронда, а в жизни иной настоящий монах тоже своей молитвой будет помогать людям?
– Он будет помогать им своей молитвой и в жизни иной, но тогда он не будет страдать, тогда как сейчас он им сострадает. Он не живёт на земле припеваючи, «со счастливыми глазами и сияющим лицом»! Однако, чем большее страдание монах испытывает за своего ближнего, тем большим божественным утешением ему воздаётся, и это воздаяние некоторым образом извещает монаха, что его ближний получил пользу. Эта райская радость есть божественное воздаяние за боль, которую он испытывает за своего брата.
– Геронда, то есть святые, которых мы просим о помощи, не сострадают вместе с нами?
– Да, брат ты мой, – ведь там же нет боли! Где им страдать? В Раю? «Идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание». Разве не так говорится о Рае? Кроме того, святые знают о том божественном воздаянии, которое восприимут люди, мучающиеся в этой жизни, и это знание доставляет им радость. Ведь иначе и Сам Бог, имея столько любви, столько сострадания, как бы мог переносить эту великую человеческую боль? Он может её переносить, потому что знает о том божественном воздаянии, которое ждёт страдающих людей. То есть, чем больше мучаются люди здесь, тем большую небесную мзду Бог откладывает им на Небе. А вот мы всего этого не видим и поэтому сострадаем тем, кому больно. Но если человек хотя бы немного видит, что ждёт страдающих в жизни иной, и знает о том божественном воздаянии, которое они получат, то его страдание не столь велико.
– Геронда, а если мы просим Бога помочь усопшему, который не нуждается в этой помощи? Тогда наша молитва совершается впустую?
– Как же она может совершаться впустую? Когда мы говорим: «Упокой раба Твоего (имярек)», а этот человек в жизни иной находится близ Бога, то он на нас не обижается. Наоборот: наша молитва приводит его в умиление. «Погляди-ка, – говорит он, – я в Раю, близ Бога, а они переживают». Так наша молитва действует на любочестие этого человека, и, молясь о нас Богу, он помогает нам ещё больше. Но, кроме того, откуда ты знаешь, в каком состоянии находится тот или иной усопший? Конечно, прежде всего надо молиться о тех, о ком ты знаешь, что своей земной жизнью они огорчили Бога. Потом надо молиться о других подобных ему усопших, а после этого – молиться о всех усопших вообще.

Грядущий Страшный Суд
– Геронда, как очищается душа?
– Если человек потрудится в хранении и возделывании заповедей Божиих, если он совершает работу над собой, если он очищается от страстей, то его ум просвещается. Он возносится на высоту созерцания, и его душа становится такой, какой была душа человека до падения первозданных людей. В таком состоянии человек будет находиться после воскресения мёртвых. Однако, совершенно очистившись от страстей, человек может увидеть воскресение своей души ещё до общего воскресения. Если это произойдет, то его тело будет ангельским, бестелесным и материальная пища его не будет заботить.
– Геронда, а как будет происходить Страшный Суд?
– На Страшном Суде в одно мгновение будет открыто, в каком состоянии находится каждый человек. Каждый сам пойдёт в то место, которого он достоин. Каждый, как по телевизору, будет видеть и свое собственное непо-требство, и духовное состояние другого. Человек как в зеркало будет смотреться в своего ближнего и, приклонив голову, пойдёт на своё место. К примеру, невестка в жизни земной сидела перед своей свекровью нога на ногу, а свекровь со сломанной ногой заботилась о её, невесткином, сыне – своём внуке. Если на Страшном Суде эта невестка увидит, что Христос помещает её свекровь в Рай, а саму её туда не берут, то она не сможет ничего возразить и спросить Христа, почему Он это делает. Ведь та земная сцена будет стоять у неё перед глазами. Она будет помнить, как её свекровь со сломанной ногой ухаживала за внуком, и не дерзнёт пойти в Рай. Да и сама она не сможет поместиться в Раю. А, к примеру, монахи увидят те трудности, те испытания, которые испытывали люди мирские, увидят, как они их преодолевали. Если монахи жили неправильно, то они, потупив голову, сами пойдут в то место, которое засуживают. Монахини, которые не угодили Богу, увидят на Страшном Суде матерей-героинь, которые не давали монашеских обетов, не имели тех благословений и благоприятных возможностей, которые имеют монахини, и, несмотря на это, подъяли подвиг и достигли высокого духовного устроения. Как же, видя всё это, устыдятся монашки за мелочность и низость, которыми они занимались и от которых сами же мучались! Вот так, – говорит мне помысл, – пройдет Страшный Суд. То есть на Страшном Суде Христос не станет говорить: «Иди-ка сюда, что ты там натворил?» или «Ты пойдёшь в ад, а ты в Рай». Нет: каждый человек, сравнивая себя с другим, сам пойдёт на то место, которое он заслуживает.

Будущая жизнь
– Геронда, я принесла сладости, чтобы Вы угостили сестёр.
– Погляди-ка, как они радуются! В жизни иной мы будем говорить: «Каким же мы радовались глупостям! Как же нас тогда эти глупости волновали!» А сейчас, у-у-у, наше сердце просто прыгает от этих радостей.
– Геронда, а как нам понять уже сейчас?
– Если вы поймёте это сейчас, то не скажете так в жизни будущей. Что ни говори, но те, кто живут там, на Небе, живут хорошо. Знаешь, каким на Небе занимаются рукоделием? Непрестанным славословием Бога.
– Геронда, почему мёртвое тело называется «останками»?
– Потому что тело – это то, что остаётся на земле после человека, после его смерти. Основной человек – душа – уходит на Небо. На грядущем Суде Бог воскресит и тело человека, чтобы он был судим вместе с ним, потому что человек вместе с ним жил и грешил. В жизни иной все будут иметь одинаковое тело – тело духовное, все будут одинакового роста: и маленькие, и высокие, все будут одинакового возраста: и юноши, и старики, и младенцы – поскольку у всех людей одинаковая душа. То есть в жизни иной у всех людей будет один и тот же ангельский возраст.
– Геронда, а в будущей жизни те, кто будет находиться в аду, смогут ли видеть тех, кто будет в Раю?
– Представь, что ночью в комнате горит огонь. Те, кто стоит на улице, видят тех, кто находится в этой светлой комнате. Так же и те, кто будет находиться в аду, будут видеть тех, кто будет находиться в Раю. И это будет для них ещё большей мукой. И представь опять: те, кто ночью находится в свете, не видят тех, кто стоит на улице в темноте. Так же и находящиеся в Раю тех, кто в аду, не увидят. Ведь если бы те, кто находится в Раю, видели мучающихся грешников, то им было бы больно, они скорбели бы об их горькой участи и не могли бы наслаждаться Раем. Но в Раю «несть болезнь…». Те, кто в Раю, не только не будут видеть тех, кто в аду – они даже не будут помнить, имели ли они брата, или отца, или мать, если и те не будут в Раю вместе с ними. «В той день погибнут вся помышления его», – говорит псалмопевец. Ведь если находящиеся в Раю будут помнить о своих мучающихся в аду родственниках, то какой же это для них будет тогда Рай? И мало того: те, кто в Раю, будут думать о том, что других людей нет. Так же они не будут помнить и о тех грехах, которые совершили в жизни земной. Если они будут помнить о своих грехах, то от любочестия не смогут вынести мысль, что огорчили Бога.
Надо сказать и о том, что количество радости, которую будет испытывать каждый человек в Раю, не будет одинаковым. У одного будет напёрсток радости, у другого – чашка радости, у третьего – целое озеро радости. Однако каждый будет чувствовать себя наполненным, и никто не будет знать – сколько радости, сколько божественного веселья испытывает другой. Благий Бог устроил так, потому что, если бы один человек знал о том, что другой испытывает большую радость, чем он, то Рай не был бы Раем, потому что тогда и в Раю начались бы «почему он испытывает большую радость, а я меньшую?». То есть каждый в Раю увидит славу Божию в соответствии с чистотой своих душевных очей. Однако эта острота духовного зрения не будет определена Богом. Она будет зависеть от чистоты каждого отдельного человека.
– А вот некоторые, Геронда, не верят в то, что существует ад и Рай.
– Не верят в то, что есть ад и Рай? Но если нет Рая и ада, то как мертвые могут существовать в небытии? Ведь они – души! Бог бессмертен , а человек бессмертен по Благодати. Следовательно, и в аду он тоже останется бессмертным. Кроме того, даже в сей земной жизни наша душа в какой-то степени переживает Рай или ад – в соответствии с тем состоянием, в котором находится. Если человека мучает угрызение совести, если он испытывает страх, смущение, душевную тревогу, отчаяние или же одержим ненавистью, завистью и тому подобным, то он живёт в адской муке. А вот если в человеке есть любовь, радость, мир, кротость, доброта и подобное этому, то он живёт в Раю. Вся основа – это душа. Ведь это она чувствует и радость, и боль. Попробуй-ка подойди к умершему и начни говорить ему самые приятные для него вещи, к примеру: «Приехал твой брат из Америки», или что-нибудь подобное этому. Он ничего не поймёт. Если же ты набросишься на него и переломаешь ему руки и ноги, то он тоже ничего не поймёт. Из этого следует то, что в человеке чувствует не что иное, как душа. Разве всё это не заставляет задуматься тех людей, которые сомневаются в существовании ада и Рая? Или предположим, что ты видишь прекрасный приятный сон. Ты радуешься, твоё сердце сладостно бьётся, и ты не хочешь, чтобы этот сон заканчивался. Ты просыпаешься, и тебе жалко, что ты проснулся. Или же ты видишь сон дурной. К примеру, тебе снится, что ты упал и сломал себе ноги, во сне ты страдаешь и плачешь. От страха просыпаешься с мокрыми глазами, видишь, что с тобой ничего не произошло и радостно восклицаешь: «Слава Богу, что это был сон!» То есть этому причастна душа. Видя дурной сон, человек страдает больше, чем он страдал бы в действительности, подобно тому как больной ночью страдает больше, чем днем. Так же, когда человек умрёт и пойдёт в адскую муку, для него это будет более скорбным . Представьте, что человек вечно переживает кошмарный сон и вечно мучается. Тут и нескольких минут не можешь вытерпеть дурной сон. А представь – Боже упаси! – находиться в скорби . Поэтому в ад лучше не попадать. Что вы на это скажете?
– Геронда, мы столько времени бьёмся, чтобы не попасть в ад. Так что же, по-Вашему, мы туда все-таки попадём?
– Если у нас не будет ума, то попадём. Я нам вот чего пожелаю: уж если в Рай, так всем, а уж если в ад – так никому… Правильно говорю или нет? Будет очень неблагодарным, если после всего того, что Бог сделал для нас, людей, мы попадём в адскую муку и Его огорчим. Да Боже упаси – чтобы не только человек в ад попал, но даже и птичка.
Пусть Благий Бог даст нам доброе покаяние, чтобы смерть застала нас в добром духовном устроении и мы снова вернулись в Его Небесное Царство. Аминь.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *