Жизнь инвалидов в России

Жизнь инвалидов в России: нет денег, работы, доступной среды. И одиночество…

Фото: .com

В настоящее время в России – 12,1 миллиона человек, которым официально присвоен статус инвалида. Это 8,4% населения страны. Проблема людей с инвалидностью напрямую касается почти каждой четвертой (23%) российской семьи, 13% имеют в своем составе взрослого члена семьи с инвалидностью, 3% – ребенка-инвалида и 8% опрошенных имеют один из диагнозов, связанных с ограниченными возможностями. Эти данные представлены в докладе «Люди с ограниченными возможностями в XXI веке: новые возможности и перспективы» Комитета гражданских инициатив (КГИ), подготовленном при участии Левада-центра.

Портрет российского инвалида

По данным аналитического отчета «Отношение россиян к людям с ограниченными возможностями здоровья», проблема людей с инвалидностью, инвалидности касается почти каждой четвертой российской семьи (23%), а 13% семей имеют в своем составе взрослого члена семьи с инвалидностью, 3% – ребенка-инвалида.

Несмотря на то, что инвалиды в семье есть почти у четверти россиян, одной из самых распространенных проблем, с которой сталкиваются люди с инвалидностью, – одиночество – около 24% инвалидов живут одни. Как правило, это одинокие мужчины и женщины с инвалидностью, потерявшие супругов (29%), хотя эта проблема так же актуальна и для пожилых людей без ограничений по здоровью.

Инвалидность во многом является возрастной проблемой. Две трети людей, имеющих инвалидность, старше 55 лет. Гендерный профиль российских инвалидов в целом соответствует общероссийскому распределению: 48% мужчин, 52% женщин.

Географически доля людей с инвалидностью распределена равномерно, за небольшим исключением юга России – в Северо-Кавказском и Южных федеральных округах их доля выше, чем в среднем. В сельской местности также наблюдается более высокая доля людей с инвалидностью.

Материальное положение

Материальное положение семей, в составе которых есть люди с инвалидностью, ниже, чем среди населения России в целом. Их средний ежемесячный доход составляет около 37 тыс. рублей, что ниже на 4 тыс. рублей, чем у других семей. При этом другие исследования показывают, что расходы на лечение и обеспечение нужд людей с инвалидностью оказываются выше, чем у обычных россиян.

Индикатор благосостояния семей, характеризующий оценку возможностей потребления, показал, что почти трети семей, в которых есть люди с инвалидностью, едва хватает денег на питание и одежду (28%), в то время как среди обычных семейэтот показатель составляет 21%.

Таким образом, наблюдается дисбаланс и доходов, и расходов среди семей, в составе которых есть люди с инвалидностью или дети-инвалиды.

Трудоустройство

Важнейшей нерешенной проблемой остается занятость людей с инвалидностью. За период с 2013 года по 2018 год на 700 тыс. сократилось численность работающих инвалидов – с 2344 тыс. до 1644 тыс., инвалидов первой группы – на 38 тыс., инвалидов второй группы – на 349 тыс., инвалидов третьей группы – на 300 тысяч человек.

Показатель занятости лиц в трудоспособном возрасте, имеющих инвалидность (по данным выборочного обследования рабочей силы), составляет 17%, уровень безработицы лиц в трудоспособном возрасте, имеющих инвалидность – 23.5%5

У инвалидов в возрасте старше 16 лет основными причинами отказа от предложений другой или какой-либо работы были:

  • низкая зарплата – 36,5%;
  • отдаленность от дома (трудности с транспортом) – 32,4%;
  • характер работы – 27,4%;
  • условия труда – 22,4%6.

Статья 24 «Права, обязанности и ответственности работодателей в обеспечении занятости инвалидов» Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», обязывающая работодателей в соответствии с установленной квотой для приема на работу создавать или выделять рабочие места для трудоустройства инвалидов и принимать локальные нормативные акты, содержащие сведения о данных рабочих местах, не работает. Трудовой кодекс РФ позволяет работодателю на законных основаниях уволить работника, ставшего инвалидом, если не может предоставить условия труда, рекомендованные в индивидуальной программе реабилитации и абилитации (ИПРА).

Доступная среда

В ходе опроса Левада-центра россиян просили оценить доступность тех мест, которые они регулярно посещают, для людей с инвалидностью. В рамках опроса также ставилась задача проследить, насколько эти объекты инфраструктуры готовы к приему людей, имеющих физические ограничения.

Опрос показал, что подавляющее большинство россиян признает, что их дома и место работы или учебы не приспособлено для беспрепятственного перемещения людей с инвалидностью. 17-18% отмечают, что такие условия созданы в местах их проживания и работы. На этом фоне сильно выделяется Москва – о комфортных условиях для перемещения людей с инвалидностью в жилых домах здесь говорят вдвое чаще (33%).

Что же касается рабочих мест – здесь цифры аналогичны стране в целом.

Среди других объектах инфраструктуры города ситуация несколько лучше. Так, медицинские учреждения, банки в большей степени приспособлены для посещения людьми с физическими ограничениями – более трети таких учреждений, по мнению респондентов, можно расценивать как пригодные для маломобильных граждан.

Продуктовые магазины, которые необходимы для регулярного посещения, реже учитывают потребности людей с инвалидностью. По оценкам респондентов, менее пятой части из них имеют специальные условия.

Хуже всего ситуация наблюдается в местах проведения досуга (музеи, театры, кинотеатры и пр.) и общественным транспортом. Только 1 из 10 опрошенных считает их доступными для маломобильных людей.

Оценки слабой доступности среды среди населения в целом согласуются и с оценками самих людей с инвалидностью.

Подавляющее большинство россиян (92%) разделяет точку зрения о том, что дома должны быть оборудованы пандусами, лифтами для людей с инвалидностью, даже если это приведет к усложнению конструкций и неудобства для остальных жильцов.

Отношение в обществе

Одним из индикаторов для успешной социальной адаптации людей с инвалидностью является возможность их присутствия в поле зрения общества. Опрос показал, что каждый третий взрослый житель России регулярно, практически каждый день так или иначе контактирует с людьми, имеющими инвалидность и другие ограничения здоровья (33%). Чаще всего, с ними взаимодействуют в своей повседневной жизни люди старших возрастных групп – старше 55 лет. Молодежь, напротив, заметно реже встречает вокруг себя такую категорию людей (21% в сравнении с 38% среди старших возрастов).

Большинство опрошенных замечают людей с инвалидностью вне объектов инфраструктуры – 8 из 10 сталкивались с ними просто на улице. Треть встречала их в медицинских учреждениях (29%) и еще четверть – в транспорте (25%). В отношении общественного транспорта стоит заметить, что распространенной практикой является привлечение людей с инвалидностью к участию в прошении милостыни или попрошайничеству. Каждый десятый имеет в поле зрения людей с ограниченными возможностями здоровья по месту своей работы или учебы. В досуговых местах (музеи, театры, кафе, рестораны) люди с ОВЗ все еще являются скорее исключением – менее 5% регулярно видят людей с инклюзией в таких объектах инфраструктуры.

Значительная часть россиян – более трети – практически не замечают людей с инвалидностью (37%). Меньше всего встречает инвалидов в своей жизни молодежь и обеспеченные слои населения.

По мнению авторов исследования, дистанцирование от инвалидов открыто не выражается, но косвенно проявляется в аргументации о необходимости раздельного обучения здоровых детей и детей с ограниченными возможностями. Готовность одобрить совместное обучение детей с разными физическими характеристиками выразили 46%, сегрегированное обучение в той или иной форме поддержали 48%. В то же время совместно работать с инвалидами готовы 68%, а 25% респондентов считают необходимым создание раздельных рабочих мест

Социальная изоляция и дискриминация

Значительной проблемой является одиночество и социальная изоляция людей с инвалидностью. Признание обществом того, они исключаются из коммуникативной среды, может служить проявлением чувства вины, недостаточного их вовлечения в социум. Примечательно, что люди, непосредственно столкнувшиеся проблемами со здоровьем, отдают этой позиции меньший приоритет. Для них более существенным фактором является отсутствие возможностей по получению квалифицированной медицинской помощи.

Абсолютное большинство респондентов на вопрос, какие чувства вызывают у них и среди их окружения люди с ограниченными физическими возможностями, инвалиды, дети с ДЦП, «колясочники» и другие категории наших граждан с разного рода проблемами здоровья, передвижении говорят о сочувствии им, своем (76%) и других (57%). Это свидетельствует о демонстрировании «гуманности» или «общественной солидарности» с теми, кто нуждается в нашей помощи, сочувствии, поддержке.

Но декларируемая норма совсем не обязательно должна переходить в те или иные формы солидарного и ответственного действия. Для более половины опрошенных вполне достаточно лишь обозначить такие приоритеты и признание значимости этой нормы, что не предполагает какого-либо практического действия или поведения, соответствующего декларируемому этическому императиву солидарности и эмпатии.

Об ущемлении прав, дискриминации, неуважительном отношении говорит каждый пятый респондент с инвалидностью (20%). В обществе в целом эта проблема также указывается схожим числом людей. Симметричность оценок людей с инвалидностью и без проблем со здоровьем, с одной стороны, явно демонстрирует понимание реальных жизненных трудностей, с которыми сталкиваются семьи. Однако степень погружения в жизнь людей, страдающих физическими или психическими ограничениями здоровья, сочувствие и готовность участвовать в решении таких проблем пока остается невыраженной.

* * *

Противоречия современной российской социальной среды распространяются и на проблематику инвалидности. Здесь отмечаются противоречия между провозглашаемой активностью социальной политики и пассивными мерами в отношении инвалидов, противоречия между финансированием материальной поддержки инвалидов и наличием сложной и неэффективной системы льгот, в отношении которой сохраняется стратификация инвалидов, противоречия между громкими декларациями и низким уровнем работы по обеспечению реального включения инвалидов в социум.

Основными проблемами людей с инвалидностью в России являются плохое материальное положение, проблемы с поиском работы и трудоустройством, недоступность городской среды для передвижения людей с физическими ограничениями и неприспособленность для них объектов социальной инфраструктуры. При этом главным барьером окружающей среды, препятствующей интеграции инвалидов и других маломобильных групп населения в социум, остается отношение большинства граждан к таким людям.

О жизни инвалидов в России на личном опыте

Здравствуйте! Меня зовут Кирилл. Я живу в Москве. Я инвалид 3 группы. Когда мне исполнилось всего 23, врачи нашли у меня редкое заболевание. Итак, рассказываю Вам реальную жизнь инвалидов в России! Я получаю пенсию, но она небольшая — всего 18100 рублей. У моего друга, тоже с ограниченными возможностями, пенсия ещё меньше — всего 16000. Деньги уходят на продукты первой необходимости, ничего лишнего. Справедливости ради, хочется отметить, что наше государство всё-таки немного помогает с выплатами за коммунальные услуги — инвалиды платят на 50% меньше.

Моя пенсия уходит на лекарство, которое мне необходимо принимать. Цена одного препарата 2500 рублей. Оставшиеся деньги уходят на оплату ЖКХ, Интернет и мобильную связь, продукты первой необходимости и одежду.

По различным оценкам в России от 7 до 9,5% населения является инвалидами. Но где все эти люди? Почему их редко увидишь на улице? И как государство о них заботится?

В Российской Федерации за 2014-2015 годы количество инвалидов резко сократилось на 500 тысяч человек. Нет, медицина у нас не совершила скачок в развитии, и, к счастью, смертность среди этой категории населения тоже не повысилась (чиновники тогда объяснили уменьшение “ошибкой в подсчётах”, но при этом бодро отрапортовали, что число инвалидов всё равно снижается — прим. ред.). На войну в Сирии и на Донбассе деньги у государства есть, а на инвалидов нет. Если взглянуть на законодательство, то может показаться, что Россия – это рай для инвалидов: здесь им и различные привилегии, и пособие, и предоставление квартир, и бесплатная медицина с образованием, и доступ к инфраструктуре.

А вот и он — доступ к инфраструктуре

На самом деле, согласно закону, инвалидам положено бесплатное предоставление медицинских препаратов, но только для первой группы и неработающим инвалидам 2-й группы. По рецепту, выписываемым врачом, лекарство получить теоретически можно, но есть инвалиды, имеющие редкие заболевания, которые покупают лекарство за свой счет.

Из родственников у меня только мама и она мне помогает. Кинотеатры, концерты, музеи и парки я не посещаю, так как на это нет средств, только бесплатные мероприятия. Каждый день у меня одно и тоже. Прямо как «День Сурка». От скуки спасают книги и журналы.

Раньше у меня было все, и здоровье, и машина, и работа, и возможности. Сейчас работы нет, так как инвалидность. Работодатели не спешат брать инвалида. Удаленно тоже нет работы. Я два раза был в центре занятости молодежи, мне ничем не смогли помочь. Инвалиды в большинстве своём живут от пенсии до пенсии. Выжить сложно. Друзья с ограничениями по здоровью тоже не работают, они выживают, кто как может. Государство очень редко вспоминает про инвалидов и пенсию не повышает.

Я долго привыкал, что стал инвалидом и у меня не стало возможности работать. По статистике, в 2019 году численность работающих инвалидов 1.1 миллионов человек. Это составляет около 32% от общего количества людей, имеющих группу и относящихся к трудоспособному возрасту. Остальные или не могут найти себе работу из-за своей болезни или просто даже не ищут себе работу, и многие не верят в себя, что смогут найти работу. В Московском регионе инвалидов на работу не берут, поскольку создавать им отдельные условия никому не выгодно: это трата лишних денег! Да и зачем брать инвалида, если от здоровых претендентов много. Безусловно, согласно трудовому законодательству инвалиды имеют право на сокращенную рабочую неделю (до 35 часов), но при этом заработная плата выплачивается в полном объеме. Работодателю и не выгодно брать на работу людей с ограничениями по здоровью.

Формально работодатель не имеет права отказать соискателю-инвалиду в работе по причине инвалидности, поскольку это считается дискриминацией. В таком случае кандидат может подать иск и одержать победу в суде, который постановит взять этого человека на работу. Поэтому работодатели поступают умнее, используя при отказе в устройстве на работу формулировку «не соответствует деловым и профессиональным навыкам», к которой не придерешься.

Наши власти говорят, что помнят об инвалидах, а на самом деле редко. Путевку в санаторий или дом отдыха мне не дают. Всего один ответ: молод и редкое заболевание не подходит, чтобы получить путевку в санаторий. Через год такая же картина. Некоторые мои знакомые люди с инвалидностью получают путевку в санаторий, а кто-то всего один раз получил путевку на Кавказ. Кто-то отказывается от путевки в санаторий по состоянию здоровья, а кому-то просто не давали и не дают путевку. Чтобы её получить, надо стать на очередь. Большинство людей с инвалидностью имеют среднее образование, но многие получают высшее образование. Но далеко не в каждом Вузе или в другом образовательном учреждении есть возможность для учебы людей с инвалидностью и спец обучение.

Иногда об инвалидах всё-таки вспоминают, но не так, как хотелось бы: например, здесь должен был быть лифт, а не пандус длиной в 200 метров

Согласно закону, инвалиды имеют право получить любое образование, в том числе в обычных школах, где необходимо создать для этого условия. Но посещать общеобразовательные заведения мешают инфраструктурные преграды, например, отсутствие лифтов и пандусов в многоквартирных домах. По достижении зрелого возраста многие дети с ограниченными возможностями сталкиваются с трудностями при зачислении в университеты и учебе в них, а также при получении значимых профессиональных навыков для обеспечения занятости.

Я получил Высшее образование до инвалидности, но не смог реализовать свой потенциал. Если бы мне дали бы инвалидность раньше, то я бы смог получить второе образование или закончить аспирантуру.

Даже квартиру инвалидам наше государство может выделить (к примеру, инвалиды с тяжелым заболеванием вправе получить жилплощадь больше, чем имеют). Но это всё, конечно же, бутафория, так как жилье по договору социального найма не получить, потому что обычно чиновники отказывают в данной привилегии, сославшись на то, что инвалиды недостаточно бедны. Но вернёмся к моей ситуации.

Когда врачи мне сказали, что я стал инвалидом это было как гром среди ясного неба для мамы. Сам я знал, что существуют люди с инвалидностью, но никогда не задавал себе вопрос, как живут инвалиды в России. Я стал привыкать к жизни инвалида и стал привыкать что в один миг все изменилось для меня. Недавно я ведь был здоровым и жизнерадостным и были много планов и целей. Люди, которых я считал друзьями, стали меня не замечать и отвернулись от меня. Я стал себе часто задавать вопрос почему случилось именно все со мной. Не с кем-то, а со мной. Я чувствовал обиду и непонимание, почему люди стали меня не замечать, не общаться со мной и игнорировать. Я часто вспоминал о прошлой жизни – жизни здорового человека. Мое редкое заболевание, которое врачи у меня нашли, пугало людей. Я стал изгоем и понимаю, что лучше молчать и никому не говорить, что я стал инвалидом.

Поначалу я чувствовал себя жалким и жалел себя. Настроение стало часто резко меняться, не было желания ни с кем говорить и выходить из дома. Я долго не мог найти, чем себя занять и найти себе увлечения. Жизнь стала серой для меня, как будто краски вдруг исчезли. Я заставлял себя что-то делать, привыкать, что стал человеком с инвалидностью. Поначалу слово инвалид меня обижало, звучит грубо. Стал привыкать к этому, но в душе и для себя знал что я — человек, и такой, как все люди. Стал привыкать к своему недугу. Не стесняться говорить людям, что я стал инвалидом. Никто не застрахован же. Я стал узнавать, что людей с инвалидностью, таких как я много. Стали появляться друзья и желание общаться с людьми.

Кто-то мне посоветовал зарегистрироваться на специальных сайтах для людей с инвалидностью. Я был на таких ресурсах. По сравнению с другими сайтами они очень примитивные, не яркие, не красочные.

Если говорить честно, то нет необходимости в отдельных сайтах для инвалидов. Я и так отделен от общества. А ведь мы живем под одним небом и на одной земле. Люди в современном обществе забыли, что человек с инвалидностью в первую очередь личность.

Часто отсутствие инфраструктуры для инвалидов означает также отсутствие инфраструктуры для других маломобильных групп: например, для родителей с колясками.

Я как-то решил написать знакомому и завязалась беседа. Я ему поведал, что стал инвалидом. И стал удивляться что знакомый прекрасно понял меня и стал общаться со мной как с человеком, а не из жалости. У меня стали появляться увлечения и желание чем-то заниматься. Я нашел себе хобби по душе. Стал расширять свой кругозор, часто стали меня навещать друзья и веду с ними дискуссии на разные темы. Я очень рад что у меня есть настоящие друзья, на которых всегда можно положиться.

Жизнь продолжается!

Быть инвалидом в России

Пятое мая – Международный день защиты прав инвалидов. Согласно Федеральной службе государственной статистики РФ, за последние два года количество людей с инвалидностью снизилось примерно на 200 тысяч. Если в начале 2014 года насчитывалось 12 млн 946 тыс. инвалидов, то к 2016 году этот показатель упал до 12 млн 751 тыс. Некоторые связывают это со старением населения.

«Просто количество людей, которые находятся в пожилом возрасте, инвалиды войны, их количество уменьшается, к сожалению, объективно», – заявил министр труда и социальной защиты Максим Топилин.

Однако благотворительные организации уверены, что число людей с ограниченными возможностями только растет, а вот критерии, по которым людей признают инвалидами, сокращаются.

Как в России живут люди с инвалидностью, рассказывают руководитель проектов общественной организации «Дорога в мир» Ирина Долотова и президент фонда помощи детям-инвалидам с первичным иммунодефицитом «Подсолнух» Виолетта Кожерева.

***

Почему людей с инвалидностью, согласно статистике, стало меньше?

В 2015 году в России вступил в силу приказ Минтруда N664н. Документ впервые устанавливал систему оценки инвалидности по степени утраты той или иной функции организма (потеря зрения или ограничение в двигательной активности). Например, для получения III группы инвалидности одна из функций должна быть утрачена на 40 процентов. Диагноз при этом не играл никакой роли.

В итоге «за борт» инвалидности могут попасть люди с синдромом Дауна, сахарным диабетом, астмой, многими генетическими заболеваниями и гормональными нарушениями.

Президент фонда «Подсолнух» Виолетта Кожерева признается, что «их» дети уже столкнулись с проблемой.

Президент фонда «Подсолнух» Виолетта Кожерева

«Началось с прошлого года, с внедрения очередных изменений в приказ Минтруда. Первичный иммунодефицит – группа тяжелых генетических заболеваний, вызванных нарушением одного или нескольких механизмов иммунной защиты, которые проявляются повышенной склонностью к тяжело протекающим инфекциям, аутоиммунным заболеваниям и развитию злокачественных новообразований на клеточном уровне.

Глядя на этого ребенка, нельзя сказать внешне, что он – инвалид. У него нет выраженных физических изменений. Несмотря на то, что ПИД входит в эту шкалу, инвалидность с «наших» детей тоже снимают. Они это мотивируют незначительностью изменений. И больные дети остаются абсолютно беззащитными перед любыми вирусами и инфекциями, так как по диагнозу в России больные ПИД лекарства не получают, только по инвалидности.

Отсутствие адекватной заместительной и профилактической терапии приводит не только к реальной инвалидности, но и к развитию необратимых повреждений внутренних органов и преждевременной смерти пациентов», — говорит Виолетта Кожерева.

Позже Минтруда скорректировал указ – 2 февраля 2016 года появилась новая версия документа – приказ N1024н. В нем к 40-процентному критерию добавилась необходимость указывать и конкретный диагноз.

В итоге инвалидность в России могут получить только те люди, чей диагноз указан в приказе, и кто имеет ограничения в физической или ментальной сфере не ниже 40 процентов.

«Чиновники, сидящие там, и придумывающие эти приказы и законы даже близко не представляют всю тяжесть заболевания. Они рассуждают так, если ребенок может самостоятельно говорить, есть и ходить значит он здоров!», – пишет в своей петиции мать ребенка-инвалида из Магнитогорска Марина Нижегородова.

У мальчика тяжелая форма врожденного адреногенитального синдрома, он пожизненно нуждается в заместительной гормональной терапии. В октябре 2015 года его лишили инвалидности.

Действительно ли инвалидов в России стало меньше?

Число людей с инвалидностью увеличивается с каждым годом, уверены общественные организации. На это влияет несколько факторов.

Ирина Долотова, руководитель проектов общественной организации «Дорога в мир»

«Не знаю, как с общей статистикой по количеству людей с инвалидностью, но реально детей и взрослых людей с инвалидностью стало больше, и это видно в общественных местах.

Связано это, прежде всего, с тем, что в России раньше не оставляли таких детей в семьях – они все были в интернатах. Сейчас значительно больше родителей оставляют детей с нарушениями в семьях.

Вероятно, что детей с тяжелыми нарушениями становится несколько больше, так как медицина научилась спасать и поддерживать жизнь в достаточно сложных случая. Часть таких людей раньше умирала. Я не говорю, что достаточная поддержка оказывается. Она хоть какая-то оказывается», – говорит Ирина Долотова из организации «Дорога в мир».

С другой стороны, врачи не всегда могут правильно поставить предварительный диагноз, что может негативно отразится на здоровье человека в условиях, когда необходима неотложная помощь.

«Количество беды, которое мы ежедневно наблюдаем вокруг себя, оно только растет. Если начать людей вовремя диагностировать, то они не будут инвалидами в прямом смысле этого слова. У них не будет тяжелых, а порой несовместимых с жизнью осложнений, с момента постановки диагноза», – уверена Виолетта Кожерева, президент фонда «Подсолнух».

Жизнь без барьеров

По различным оценкам, в России проживают от 200 до 300 тысяч инвалидов-колясочников. В большинстве своем они могли бы сами работать и заботиться о себе. Но делать этого они не могут – многие офисы, школы, магазины не оборудованы пандусами и подъемниками.

«Сейчас новостройки оборудованы пандусами обычно. Ведь не обязательно ими пользуются люди с нарушениями, колясками пользуются и мамы с маленьким ребенком. Пандусы сделаны более правильно. Но иногда бывает, что построят такой пандус, на который кладут плитку, что вы по ней только сползать можете или угол будет такой, что не сможете пользоваться, или он будет упираться в стену», – рассказывает руководитель проектов общественной организации «Дорога в мир» Ирина Долотова.

Однако, если в Москве и Петербурге для людей с ограниченными физическими возможностями «среда» становится доступнее, то до меньших городов этот «тренд» до конца еще не дошел.

В Хакасии, например, колясочникам, не дождавшись помощи чиновников, приходится самим строить себе подъемники.

В начале года Настоящее Время рассказывало о специальных лифтах, которые установили в подземных переходах Ростова-на-Дону к Чемпионату мира по футболу 2018 года. В феврале 2016 подъемники были спрятаны в железные ящики, к тому же они не работали без диспетчеров. После выхода сюжета в эфир диспетчеры в переходах появились, но не круглосуточно.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *