Владислав старевич мультфильмы

5 историй о самых первых мультфильмах +ВИДЕО

12 сентября 2012 года в культурном центре «Покровские ворота» состоялся юбилейный вечер «Сто лет русскому мультфильму», организованный журналом «Октябрь». Специалисты приготовили для зрителей этого импровизированного кинопоказа сюрприз – уникальный мультфильм Владислава Старевича «Прекрасная Люканида».

Мультфильм «Прекрасная Люканида» (1910) в начале ХХ века с триумфом прошел по киноэкранам всего мира. Информация о «Прекрасной Люканиде» есть в любой энциклопедии кино, а вот сама лента считалась утраченной. Восстановлена она была совсем недавно по случайной копии из зарубежного архива, редко кто из зрителей может похвастаться тем, что видел этот фильм своими глазами.

1. Неюбилейный юбилей

Владислав Старевич

Нынешний год – не только год столетия российской мультипликации, в этом году празднуется еще один юбилей, 130 лет назад родился один из отцов-основателей этого жанра, Владислав Старевич. Дарование этого человека не имеет аналогов в кинематографе по масштабам и, если так можно выразиться, многопрофильности.

Свои разнообразные таланты он проявил во многих отраслях кинематографии, настоящий изобретатель, великий выдумщик, фактически он один заменял собой небольшую киностудию. Многие фильмы Старевич делал один, он не только вел съемку и выстраивал мизансцены, но и создавал своими руками костюмы, кукол и декорации. Эпизодическую помощь ему оказывали только жена и дочь, других сотрудников у него не было.

О Старевиче ходит много легенд, которые он и сам охотно поддерживал. Маэстро любил розыгрыши и ревниво оберегал свою творческую кухню от досужего любопытства, он никогда не участвовал в фестивалях и форумах, не бывал на вручении его картинам наград, зато охотно мистифицировал публику.

Единственным случаем, когда он лично представил свое творение, был показ «Стрекозы и Муравья» при императорском дворе, фильма августейшим зрителям очень понравилась, и Старевичу был вручен именной подарок, кажется, перстень.

Второй раз этот мастер попал в поле зрения власть имущих совершенно случайно – в 1930 году его экранизация поэмы Гете «Рейнеке-Лис» в жанре объемной мультипликации внезапно привлекла внимание гитлеровского правительства, и расширенная версия фильма была финансирована Германией.

Когда речь идет о творчестве Старевича, часто употребляется слова «первый» и «впервые». Это он впервые использовал графическую мультипликацию в игровом кино, именно он разработал приемы съемки движущейся камерой, он первым применял трюковые и комбинированные съемки. Удивительно, но фильмы Старевича и сейчас смотрятся с интересом, они не кажутся ни устаревшими, ни наивными, а многие его идеи и приемы и сейчас, в век цифровых технологий вызывают у зрителей восторг и удивление.

2. В первом кукольном мультфильме играли… насекомые

Все роли в мультфильмах «Прекрасная Люканида» и «Месть кинооператора», которые были показаны в тот вечер в «Покровских воротах», исполняют… насекомые.

Но тут не обойтись без небольшой предыстории.

Старевич был гениальным самоучкой, он не имел образования ни в одной из областей, в которых работал. В гимназии он не вылезал из двоек, но его розыгрыши и проделки одноклассники и учителя вспоминали всю жизнь. Успех и мировое признание Старевичу принесло сотрудничество с Александром Ханжоноковым.

Согласно одной из легенд, именно этот талантливый продюсер и привез из провинции в Москву мелкого чиновника, сотрудника провинциального музея, умевшего делать удивительные костюмы для маскарадов и увлекавшегося фотографией.

Так или иначе – именно Ханжонков предоставил Старевичу кинокамеру для работы. И с помощью этой кинокамеры Старевич, увлекавшийся естественными науками, начал снимать животных и насекомых. Но лягушки двигались слишком быстро, а жуки не желали позировать перед камерой. И тогда Старевич придумал снимать движение покадрово с помощью экспонатов своей энтомологической коллекции.

Полученный результат, который по профессиональному опыту был чем-то вроде дипломной работы, вызвал фурор у зрителей. Публика валом валила посмотреть фильм «Прекрасная Люканида или битва усачей с рогачами». Трагическую историю средневековой войны (поединки на шпагах, осада крепости, взрывы и трюки), которая, как водится, началась из-за прекрасной дамы, Старевич воплотил, используя в качестве героев насекомых.

«Прекрасная Люканида»

Фильм разошелся по всему миру, одна из многих копий чудом дожила до наших дней.

Движения насекомых были выполнены настолько четко и реалистично, что это стало причиной первой мистификации. Кинематограф был тогда модной новинкой, его принципы не были публике понятны и не только рядовые зрители, но и специалисты-энтомологи некоторое время считали, что Старевич обладает секретом дрессировки жуков. Так «Прекрасная Люканида» с жуками-артистами стала первым в мире кукольным анимационным фильмом.

3. Кинотеатру в храме не место!

Одна из самых известных картин Ханжонокова, в создании которой принял участие Владислав Старевич – документальный научно-популярный фильм «Пьянство и его последствия» (1913). Фильм впервые говорил об алкоголизме с научной точки зрения.

В качестве иллюстраций к рассказам о деградации алкоголиков использовались кадры из жизни обитателей скорбных домов и кинохроника, снятая на знаменитом Хитровом рынке, знакомом нам по описаниям Гиляровским. Фильм сопровождали комментарии профессоров Московского Университета. Кульминацией картины был игровой эпизод, показывающий алкоголика в состоянии белой горячки.

Эта роль стала первой для знаменитого актера немого кино Ивана Мозжухина. Создатели фильма решили показать не только самого пьяницу, но и его галлюцинации. Справиться с этой задачей им помог Владислав Старевич. Чертика он слепил из пластилина, а зеленого змия – нарисовал. Фильм «Пьянство и его последствия» долго был непревзойденным шедевром в своей области.

До наших дней лента не дошла, сохранились лишь небольшие фрагменты. Фильм «Пьянство и его последствия» получил одобрение Священного Синода. Этот фильм показывали в кинотеатрах Великим постом, когда развлечения вроде театра и кинематографа были строго запрещены.

Более того, эту картину впервые в истории России демонстрировали не только в кинотеатрах, но и в православных храмах, хотя годом раньше идея кинопоказов в храме не встретила одобрения у священноначалия.

В 1912 году в духовных кругах Москвы активно обсуждался вопрос о возможности использования кинематографа в церковной службе. Сторонники этого нововведения считали, что, кинематограф может наглядно иллюстрировать события из Священной истории. Мнение священноначалия тогда выразил протоиерей Сергий Успенский:

«Не могу допустить даже мысли о том, чтобы в церкви был установлен кинематограф. Там, где совершается великое таинство, не место для зрелищ. Пусть это будет иллюстрация событий Священной и церковной истории, пусть будет изображение святых мест – все равно. Кинематограф вводит в храм толпу, которая будет думать в нем не о Боге, не о молитве, а о развлечении».

4. Море, революция, кино

Крым, 1917-1919 годы. Едва ли это время и место ассоциируются у вас с кинематографом. А ведь именно в Крым спешили весной и летом съемочные группы, чтобы пользуясь щедрым южным солнцем создавать фильмы для нового сезона. Там и застала их революция и гражданская война.

Старевич отправился в Ялту вслед за Ханьжонковым, он не думал, что эта поездка может затянуться. Он надеялся вскоре вернуться в столицу и продолжить работу, для которой уже было готово три тысячи уникальных масок. Старевич мечтал об объемной мультипликации, но этим планам было не суждено осуществится.

Маски сгинули в революционной Москве, а сам Старевич, как и многие члены той съемочной группы провел в Крыму два тяжелых страшных, и, как ни странно, очень плодотворных года. Фильмы тогда делались значительно быстрее, чем сейчас. Тогда в Крыму были сняты фильмы «Калиостро», «Сорочинская ярмарка», «Вий», «Майская ночь» и другие, большинство из которых, к сожалению утрачено.

Именно тогда Старевич снял фильм «Звезда моря», экранизацию романа У. Локка «Стелла Марис», который он сам считал своей лучшей работой в кино. В 1919 году Старевич с семьей эмигрировал в Италию, а оттуда переехал во Францию. Он стал чуть ли не единственным русским эмигрантом, которому в Париже немедленно получил работу. Представитель киноконцерна «Меркурий» в Париже предложил Старевичу солидное жалованье и полную свободу творчества.

Так к автору пришла мировая известность, но он ее, казалось, не заметил, живя затворником в пригороде Парижа. Там его дважды навещал Александр Куприн, с восторгом описавший эти встречи в своих воспоминаниях.

5. «Песнь соловья» – лирический фильм ироничного человека

Талант Старевича – ироничный и язвительный. Мастер любил розыгрыши, шутки на грани фола, которые впрочем, никогда не становились ни злыми, ни жестокими, очень любил пародировать расхожие штампы. А еще его всегда тянуло к мистике. Кукольник, фокусник, волшебник, он снял множество историй самыми невероятными персонажами.

Но первую известность во Франции принесла Старевичу маленькая лирическая картина «Песнь соловья» ставшая в 1919 году фильмом года.

Простая история о девочке, которая ночью, во сне, заслушалась нехитрой песней соловья в клетке, а проснувшись, отпустила пернатого пленника.

В роли девочки снялась дочь Старевича. Зрители юбилейного кинопоказа в «Покровских воротах» смогли увидеть эту работу, это большая удача, копии этого фильма не найдешь в интернете.

Автор с дочерью

Этот фильм, сочетающий игровую основу с кукольной анимацией, стал одним из первых опытов применения цвета в кинематографе. Старевич раскрасил пленку вручную. Нежные переливы и переходы цвета подчеркивают колорит этой волшебной сказки. Удивительно, но при всех нынешних технологиях свежераскрашенные советские фильмы не выдерживают с этим маленьким шедевром никакого сравнения.

Владислав Старевич умер в Париже в 1965 году, в последние годы его известность пошла на убыль, он снимал рекламные ролики и делал кукол на продажу. Секреты многих его трюков и фокусов умерли вместе с ним, никто не знает, из чего создавал он лица для своих кукол, способные в мгновение ока менять выражение.

Владислав Старевич

27 июля (8 августа) 1882 (Москва, Россия) — 26 февраля 1965 (Фонтене-су-Буа, Франция)
Русский и французский художник, оператор и режиссёр кино.
Основоположник русского мультипликационного кино.
Владислав Александрович Старевич родился в Москве в семье обедневших польских дворян Антонины и Александра Старевича. Его детство и юность прошли в Ковно. Потеряв в раннем возрасте мать, Старевич с четырех лет воспитывался в семье ее родственников польских дворян Легецких.
В десять лет Владислав сконструировал собственное устройство к «Волшебному фонарю», с помощью которого ставил первые домашние спектакли. Чуть позже увлекся энтомологией, а по окончании гимназии стал брать уроки живописи, однако недостаток средств вынудил его прервать занятия.
В Ковно поступил на службу в Казенную палату, вскоре женился, обзавелся собственным домом. Участвовал в любительских спектаклях, рисовал афиши. Сам выпускал энтомологический журнал и веселую газету «Каракули и кляксы».
Еще одним увлечением Старевича стала фотография.
в 1909 году Старевич отправился в Москву, где встретился с известным кинопредпринимателем А.Ханжонковым, приобрел камеру «Урбан» и заключил договор с кинофирмой.
Вернувшись в Ковно, Старевич снял свой первый 10-минутный фильм «Над Неманом».
В 1912 году Старевич вместе с семьей переехал в Москву на службу к Ханжонкову.
С 1911 проводил эксперименты с покадровой съёмкой, развивал технический принцип объёмной, позже графической мультипликации. Снял объёмные фильмы — «Прекрасная Люканида», «Месть кинематографического кинооператора» (оба в 1912), «Четыре чёрта» (1913) и др. Наиболее значителен фильм «Стрекоза и Муравей» (1913, по И. А. Крылову). Использовал графическую мультипликацию и в игровом кино — «Ночь перед Рождеством» (1913, по Н.В.Гоголю) и др. Старевич Владислав Александрович добился значительных художественных успехов, разработал приёмы съёмки движущейся камерой, трюковые и комбинированные съёмки, наплыв и др.
В 1915 году Старевич был призван на военную службу и взят в Военно-кинематографический отдел Скобелевского комитета, где он в основном занимался работой пропагандистского характера, съемками военной хроники, но одновременно и постановкой игровых картин.
Как режиссер игрового кино Старевич поставил около 50 фильмов, когда по предложению продюсера фирмы «Икарус-фильм» Хапсаева он уехал вместе с семьей в Италию, а оттуда во Францию.
С 1922 года Старевич жил во Франции, так и не став ее гражданином, но именно в Фонтене-су-Буа под Парижем он обрел свой новый дом, основал собственную студию и создал фильмы, которые принесли ему мировую славу.
Фигура Старевича была окутана тайной. Он вел уединенную жизнь в доме-студии, что порождало мифы вокруг его имени.
Старевич стал первопроходцем в жанре объемной мультипликации и на целый век опередил современный ему кинематограф.
Владислав Александрович Старевич умер в марте 1965 года в Фонтене-су-Буа.
Его коллекция кукол оказалась рассеянной по всему миру. Секрет создания своих уникальных кукол художник унес с собой.

Николай Майоров

Когда Николай Изволов с актером Александром Негребой сделали это совершенно прекрасное озвучание, Владимир Юрьевич Дмитриев (тогда первый заместитель директора Госфильмофонда — прим. ред.) задал мне простой вопрос: «А нельзя ли что-нибудь сделать с фонами?» Копия, с которой делалась реконструкция фильма, была совершенно ужасная: фоны «гуляли» — были то блеклыми, то в расфокусе. У меня был опыт сборки «по костям» фильмов «Л’Хаем» (1910) и «Эстрадно-цирковой номер Патэ» (1910). Я сказал: «Давайте попробуем».

«Вестник кинематографии» № 30. 1912

В Госфильмофонде хранился контратип фильма, который в свое время (наверное, в начале 2000-х) был куплен у Англии. Этот контратип был очень некачественный — непонятно какой по счету, но сто процентов не первый, и даже не второй. То есть был оригинальный негатив фильма, с него напечатали позитив, с этого позитива был сделан контратип (дубльнегатив), с него — еще один позитив, с позитива — контратип, потом позитив и, возможно, только затем появился тот контратип, который достался нам. Столько ступеней потери качества — повышается контрастность, пропадают детали, при том что разрешение кинопленки того времени было и так довольно низкое.

«Прекрасная Люканида». Реж. Владислав Старевич. 1912. Слева — до реставрации, справа — после Я прекрасно понимал, что работа трудная, тяжелая, но неблагодарная.

Что было сделано? Отсканировали контратип. Затем бралась сцена, из разных кадриков выбирались наиболее выявленные элементы фона: на одном кадре в левом углу более четко прорисован кусок декораций, на другом — где-то посредине, на следующем — еще какая-то деталь. Просто берешь и переносишь, переносишь, переносишь, собираешь как пазл по кускам целиковый фон. И так по всему фильму.

Потом на этот фон при помощи масок переносился мультипликат — персонажи. Скажем, первый план во дворце: там стоит кресло, но все вокруг постоянно уходит в нерезкость, в блеклость и так далее. Тут просто подкладывался новый собранный фон и масочками покадрово выбирались те места, где движется персонаж. Так потихонечку, потихонечку, кадр за кадром. Это была первая часть работы, достаточно кропотливая.

«Вестник кинематографии» № 30. 1912

Потом была вторая история. Выяснилось, что копия, которая была на диске у Николая Изволова, и то, что было в Госфильмофонде, достаточно сильно отличалось друг от друга по качеству — в некоторых случаях копия на диске была на порядок выше по разрешающим способностям. Хотя по царапинам и по выбоинам изображение на диске и контратип полностью совпадали, то есть имели в своем основании один и тот же первоисточник. В некоторых кусках на госфильмофондовском контратипе почти терялась детализация персонажей. В то же время на диске Изволова пропадал фон, но детализация персонажей была. Тогда пришла идея использовать фрагменты мультипликата с диска. Но диск был записан в телевизионном формате с подрезкой по краям со всех сторон. Поскольку мы имели дело уже с новыми собранными фонами, это было не критично. Изображение на диске было переведено из поточного в секвенцию, то есть в набор кадров, и они были отмасштабированы таким образом, чтобы персонажи, которые были на диске, полностью совпадали по размерам с теми, что были на кинопленке. Спасало еще то, что Старевич часто делал по два кадра на фазу, поэтому было проще выбрать более качественный и повторить его.

«Вестник кинематографии» № 30. 1912 Была история, когда в Чехословакии нашли почти полный вариант «Мойдодыра» 1927 года, а в Госфильмофонде было всего десять секунд.

Самое сложное было сделать так, чтобы мультипликат не трясся по фону. Делалась стопроцентная стабилизация изображения — в некоторых случаях аппаратная, оптическая, а в некоторых — вручную: выставляешь первый кадр, векторные линейки, следующий кадр ставишь на него, подгоняешь изображение на просвет, возвращаешь в нормальное состояние, запоминаешь как новый файл и так дальше. Хотя это не всегда удавалось: на первых двух планах все-таки немножко видно, что фон гуляет на «швах» масок.

Еще я добавил титр с названием фильма — взял его с афиши, опубликованной в журнале «Вестник кинематографии» (№ 30 за 1912 год). Она была напечатана на зелено-голубой бумаге. На этой же афише есть кадр, которого нет в сохранившейся копии фильма — финал, где герои встречаются в загробном мире.

«Вестник кинематографии» № 30. 1912 Я бы с удовольствием посмотрел «Люканиду» в том виде, в котором ее сделал Старевич!

Все это заняло примерно полгода. Я прекрасно понимал, что работа трудная, тяжелая, но неблагодарная. Да, подняли фон, заменили нерезких персонажей, в двух или трех кадрах перевернули изображение, потому что на диске оно было неправильно, зеркально повернуто. Это удалось исправить. Но все равно нет никакого качества, потому что не было нормального негатива.

«Прекрасная Люканида». Реж. Владислав Старевич. 1912. Слева — до реставрации, справа — после

Существует ли негатив — неизвестно. Проходит время, что-то где-то всплывает. Была история, когда в Чехословакии нашли почти полный вариант «Мойдодыра» 1927 года, а в Госфильмофонде было всего десять секунд.

Утраченный финальный кадр фильма «Прекрасная Люканида». Реж. Владислав Старевич. 1912

Заклинатель мух: как любитель насекомых Владислав Старевич стал пионером кукольной анимации

В 1912 году на российские экраны вышел короткометражный фильм «Прекрасная Люканида, или Война усачей с рогачами». В центре сюжета — незамысловатая любовная история жены короля и графа из племени соперников.

Залы кинотеатров были до отказа заполнены желающими посмотреть картину, а около сотни копий фильма — по тем временам количество весьма внушительное — даже выкупили в Америке и Европе. Такой ажиотаж объяснялся тем, что фильм был сделан в до этого неизвестной зрителю технике покадровой кукольной анимации, а главные роли в нём «сыграли» чучела насекомых.

О том, что жуки неживые, зрители даже не подозревали. А потому режиссёр киноленты, 30-летний Владислав Старевич, сразу же обрёл славу то ли колдуна, то ли гениального дрессировщика. Западные газеты отмечали: «Если жуки дрессированные, то дрессировщик их должен был быть человеком волшебной фантазии и терпения».

Тайное становится явным

Публика встречает на ура ещё несколько подобных короткометражек, появившихся вслед за «Люканидой». Интерес зрителей начинает угасать лишь когда выясняется, как именно Старевич снимает свои фильмы: убивает «актёров», препарирует их, к лапкам приделывает шарниры и делает на фотоплёнку тысячи кадров, которые потом соединяет в киноленту.

Стать одним из основателей покадровой мультипликации Владиславу Старевичу удалось благодаря двум своим увлечениям: фотографии и энтомологии. Однажды он задумал снять документальный фильм о жуках-оленях. Во время съёмок выяснилось, что при включении лампы эти насекомые замирают. Тогда режиссёр сделал из жуков муляжи и снял необходимую сцену кадр за кадром.

  • © Wikimedia Commons

Вслед за кукольными шедеврами Старевич начал снимать игровые фильмы с настоящими актёрами. Они также произвели настоящий фурор из-за небывалых для того времени спецэффектов: герои левитировали, исчезали и менялись в размерах. Режиссёр — большой поклонник Николая Васильевича Гоголя — выпустил сразу несколько картин по его произведениям. «Ночь перед Рождеством», первая экранизация одноимённой повести, стала классикой мирового кинематографа. А вот судьба снятых в Крыму «Вия», «Майской ночи» и «Сорочинской ярмарки», как и большинства других его фильмов, до сих пор неизвестна.

Из Парижа с любовью

После революции, в 1919 году, Старевич уезжает из России. Он селится в Париже и начинает производство анимационных политических сатир и пародий на салонные мелодрамы, попутно получая награды и хвалебные отзывы. Около десяти лет режиссёр вынашивает замысел первого в истории полнометражного кукольного фильма. Так появилась экранизация эпической поэмы «Рейнеке-лис» — его самая масштабная и детальная работа. По словам современников режиссёра, чтобы мимика персонажей не была бедной, тот создавал по полторы сотни масок с различными гримасами для каждого героя.

Примечательно, что отец кукольной мультипликации всегда работал один, и даже в преклонном возрасте не захотел искать преемника и передавать кому-либо свой опыт. До самой смерти он занимался любимым делом, параллельно зарабатывая на жизнь постановкой рекламных роликов. Скончался великий режиссёр в Париже в феврале 1965 года.

RT выбрал несколько знаковых работ Владислава Старевича, которые нужно и — что немаловажно — ещё можно найти и посмотреть.

«Прекрасная Люканида, или Война усачей с рогачами» (1912 )

Именно с историей любви жены короля страны жуков-рогачей Люканиды и графа из государства жуков-усачей Героса Старевич дебютировал в кино. Актёров режиссёр подобрал в своей энтомологической коллекции.

«Месть кинематографического оператора» (1912)

В центре сюжета — сложные отношения между жуками-оленями (семья Жуковых), жуком-усачом (творец Усачини), кузнечиком (кинооператор) и стрекозой (танцовщица). В этом фильме-пародии нашлось место и страсти, и мести, и даже своего рода эротике.

«Стрекоза и муравей» (1913)

В этой работе Старевич по-новому взглянул на басню Ивана Андреевича Крылова. Мультфильм стоит посмотреть тому, кто не одобряет стрекозу и симпатизирует муравью. Есть вероятность, что, увидев мучительную смерть стрекозы в снегу, эти люди изменят свое отношение к легкомысленному насекомому.

«Рейнеке-лис» (1930)

Мультфильм снят по мотивам одноимённого произведения Иоганна Вольфганга Гёте. Замысел режиссёр вынашивал десять лет, а само производство заняло полтора года — для плодотворного Старевича срок немалый.

«Ночь перед Рождеством» (1913)

Как и сто лет назад, смеяться над этим фильмом можно до слёз. Кроме того, «Ночь перед Рождеством» необходимо посмотреть каждому, кто увлекается историей кинематографа. Кстати, эксперты полагают, что экранизация Старевича наиболее приближена к гоголевскому видению истории.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *