Вифлеемские младенцы

О чем молятся вифлеемским младенцам

Одной из самых трагических страниц в летописи христианства принято считать избиение невинных младенцев во Вифлееме. И для множества христиан по всему миру молитвы, приносимые этим святым – очень значимы.

Богослужение: 29 декабря

До сих пор доподлинно не выяснено, миф или факт, реально имевший место – убийство 14000 младенцев во Вифлееме. Согласно преданию от Левия Матфея, иудейский правитель Ирод узнав от волхвов о рождении Иисуса Христа – Царя Иудейского – согласно их пророчеству, приказал убить всех младенцев Вифлеема в возрасте от 2-х лет и младше, чтобы не оставить возможности выжить и ему. Христу с семьей удалось спастись, бежав в Египет. А всего тогда было убито, в соответствии с преданием, от четырнадцати до шестидесяти четырех тысяч детей мужского пола младше 2-х лет, по приказу рассвирепевшего Ирода. С тех пор верующие этих младенцев чтят как первых святых, принявших смерть за Христа, и читают памятные молитвы Вифлеемским младенцам.

Богословы настаивают на том, что данный факт имел место как промысел Божий, чтобы показать лютую натуру Ирода, его непомерную жесткость. Однако, в исторических древних источниках, в том числе, и в основном – авторства Иосифа Флавия, среди остальных зверств и бесчеловечных поступков этого иудейского правителя ничего не найдено об убийстве младенцев во Вифлееме. Потому немало ученых полагают, что именно то событие является элементом творчества в жизнеописании святого.

Память Вифлеемским мученикам младенцам принято почитать, согласно православной традиции, 11 января, вскоре после Рождества Христова. А богослужения, приуроченные к данному трагичному событию, проходят 29 декабря.

Исходя из версии историков, Вифлеем был небольшим городом, и там просто не могло быть тогда так много младенцев в возрасте менее двух лет.

Как же тогда отмечать этот печальный для христиан праздник и читать текст молитв Вифлеемским младенцам с полным осознанием и пониманием его сакрального смысла? Здесь священнослужители поясняют, что Левий Матфей не стремился довести до верующих точное число невинно убиенных младенцев, а призывал отнестись к количеству 14000 как символу непомерной жестокости, алчности, властолюбия в целом, а фигура лютого человека – правителя Ирода в данной истории как бы обобщает в целом эти качества правителей и множества людей той эпохи, и служит контрастом в сравнении со смирением, благостью, великодушием Бога, явившегося спасти человечество от него самого и его ужасных грехов.

Святые мощи убиенных по приказу правителя Ирода младенцев хранятся в пещере близ храма Христа Спасителя в Вифлееме. Именно туда направляются паломники, которые хотят поклониться этим первым святым, принявшим смерть во славу Христову. Теперь же молитвы Вифлеемским младенцам приносят и о детях, и сами дети, а также множество верующих, желающих почтить их светлую память.

В Вифлее́ме ро́ждшуся Царю́, волсви́ от Перси́ды с да́ры прихо́дят,/ звездо́ю свы́ше наставля́еми,/ но И́род смуща́ется и пожина́ет младе́нцы, я́ко пшени́цу,/ и рыда́ет себе́,// я́ко держа́ва его́ вско́ре разори́тся.

Звезда́ волхвы́ посла́ к Ро́ждшемуся,/ и И́род непра́ведное во́инство посла́ лю́то,/ уби́ти мня во я́слех// я́ко Младе́нца лежа́ща.

11 января по новому стилю Русская православная церковь совершает память 14 тысяч младенцев, убитых в Вифлееме по приказу жестокого царя Ирода. Маленькие дети, ставшие первыми мучениками за Христа, считаются покровителями младенцев. В этот день православные молятся о предотвращении абортов, а также приносят покаяние те, кто когда-либо их совершал.

Евангелие от Матфея сохранило для нас рассказ о трагедии, случившейся в Вифлееме в те дни, когда родился Христос. Царь Ирод, чье имя и в наши дни остается именем нарицательным, обозначая злого и безнравственного человека, опасался, что власти его угрожает исполнение древних пророчеств о пришествии в мир Царя Иудейского.

Согласно Евангелию, он встретил пришедших в Иудею волхвов и потребовал от них указать на родившегося Спасителя. Когда же Ирод понял, что волхвы не исполнили его приказа, он почувствовал себя уязвленным и велел своим воинам перебить в окрестностях Вифлеема всех младенцев до двухлетнего возраста.

Рассказ об избиении младенцев в Вифлееме оставил в римской, византийской, классической европейской культуре глубокий след. Об избиении младенцев говорили святые, этой теме посвящали свои картины великие художники.

“Избиение младенцев” Никола Пуссен. 1630-1631

В Евангелии не указывается число погибших, но церковное предание говорит о четырнадцати тысячах младенцев, маленьких детей, убитых по приказу жестокого царя. Церковь почитает их как первых мучеников за Христа. Да, смерть не была их выбором, они не жертвовали своей жизнью осознанно. Но они были невинны и положили свою жизнь за Спасителя, также бывшего тогда Младенцем. В России одиннадцатое января по новому стилю — день их памяти.

“Без сомнения, Ироду следовало не гневаться, но возыметь страх, смириться и познать, что он предпринимает дело невозможное; однако же, он не смиряется. Когда душа бесчувственна и неизлечима, она не принимает никакого врачевания, даруемого Богом. Смотри, как Ирод снова подвизается в прежних делах своих, прилагает убийство к убийству, и безумствует. Объятый гневом и завистью, как некоторым демоном, он ни на что не смотрит, неистовствует над самой природой, и гнев свой, возбужденный посмеявшимися над ним волхвами, изливает на неповинных младенцев, и, таким образом, совершает теперь в Палестине злодеяние, подобное бывшему некогда в Египте: “послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов””, — пишет святитель Иоанн Златоуст.

Как отмечено у святителя, “суд весьма скоро постиг Ирода за его поступок, и он за свое злодейство был достойно наказан: он кончил жизнь тяжкой смертью, и даже более жалкой, чем та, на которую он осудил младенцев, потерпев при этом бесчисленное множество и других страданий. Об этом вы можете узнать из истории Иосифа, которую передавать здесь мы не считаем нужным — с одной стороны, чтобы не удлинить нашего слова, с другой — чтобы не прерывать порядка”.

“Рахиль плачет о детях своих и не может утешиться, ибо их нет” — пишет пророк Иеремия об ужасной резне, устроенной царем Иродом после рождения Младенца-Христа. Узнав о том, что в отдаленном уголке его империи, Вифлееме, родился некий “Царь Иудейский”, он решил во что бы то ни стало обезопасить себя и свою власть от будущего Конкурента. Самым надежным способом Ирод посчитал истребление всех детей, живущих в Вифлееме и его окрестностях, в возрасте до двух лет.

Надо ли говорить, что горю и гневу матерей не было предела? Ведь они лишились самого дорого, причем лишились не по каким-то непреодолимым причинам, вроде болезни или несчастного случая, а по глупой прихоти правителя, побоявшегося, что когда-нибудь ему придется расстаться с властью! В этом случае к чувствам, которые испытывает любая мать, потерявшая ребенка, присоединились еще и чувство несправедливо обделенных, униженных, раздавленных чьей-то беспощадной рукой…

Более чем через две тысячи лет к убитым вифлеемским детям стали обращаться с молитвой о… других убитых детях! Правда, эти, новые жертвы, погибают уже не от рук профессиональных убийц и не по приказу жестоких правителей, а от рук врачей, по желанию собственных родителей — то есть, в результате абортов. Детоубийство сегодня — одна из самых востребованных операций, наряду с безобидным удалением зуба или подбором очков. Хотя, наверное, любая женщина, сделавшая аборт и забывшая об этом, наверняка пережила бы шок, если бы на ее глазах погиб ребенок постарше — тот, который уже родился. И, конечно, оказавшись на месте вифлеемских матерей, наши современницы испытали бы не меньшее горе.

Так почему же они так хладнокровно решаются на убийство собственных детей в своей утробе? Не потому ли, что они просто не понимают, что делают? Не задумываются, или не хотят думать о том, что это аборт — это не просто прерывание какой-то абстрактной “беременности”, а самое настоящее убийство уже живого ребенка?

Но, увы, ничего не проходит бесследно, тем более — аборт. Тот факт, что женщина сделала его, не задумываясь о последствиях, никак эти последствия не смягчит: неизбежно пострадает ее здоровье, а, возможно, она и вовсе лишится возможности быть матерью в будущем. Травму получит не только тело, но и психика, душа, и если сначала это можно будет не замечать, то с годами тоска и боль будет одолевать все чаще и сильнее. Ну, а если женщина имела представление о развитии зародыша в утробе и понимала, что фактически уничтожает уже начавшуюся жизнь, но не остановилась, то за свою жестокость она тоже ответит сполна — и в этой жизни, и в вечности.

Единственный выход для женщин, уже совершивших этот грех — раскаяться. Причем это должно быть покаяние длинною в жизнь — с постоянной искренней молитвой, с реальными делами, направленными против абортов… Впрочем, такой работой полезно заниматься всем, в том числе и тем, кто абортов никогда не делал. Уговаривать, разъяснять, помогать, и — молиться, молиться святым вифлеемским младенцам…

Святые мученики 14 000 младенцев убиты царем Иродом в Вифлееме. Когда пришло время совершения величайшего события – Воплощения Сына Божия и Рождения Его от Пресвятой Девы Марии, восточные волхвы увидели на небе новую звезду, предвозвещавшую рождение Царя Иудейского. Тотчас они направились в Иерусалим для поклонения Родившемуся, а звезда указывала им путь. Поклонившись Богомладенцу, они не вернулись в Иерусалим к Ироду, как он приказывал им, но, получив откровение свыше, ушли в свою страну иным путем. Тогда Ирод понял, что замысел его найти Младенца не осуществился, и приказал убить в Вифлееме и окрестностях всех детей мужского пола от двух лет и младше. Он рассчитывал, что среди убитых детей будет и Богомладенец, в Котором видел соперника. Погубленные младенцы стали первыми мучениками за Христа. Гнев Ирода обрушился и на Симеона Богоприимца, который всенародно свидетельствовал в храме о Родившемся Мессии. Когда святой старец скончался, Ирод не допустил, чтобы его достойно погребли. По повелению царя был убит святой пророк священник Захария: его умертвили в Иерусалимском храме между жертвенником и алтарем за то, что он не указал, где сын его, Иоанн, будущий Креститель Господа Иисуса Христа. Гнев Божий вскоре покарал самого Ирода: его постигла лютая болезнь, и он умер, заживо съеденный червями. Перед смертью нечестивый царь довершил меру своих злодеяний: убил первосвященников и книжников иудейских, родного брата, сестру и ее мужа, свою жену Мариамну и трех сыновей, а также 70 мудрейших мужей, членов Синедриона.

Рассказы о святых. Вифлеемские младенцы. Передача телеканала “Радость моя”.

Когда человек впервые читает Евангелие, то может ужаснуться тому факту, что в Вифлееме были убиты 14 000 невинных младенцев. О смысле их страданий и смерти рассуждают преподаватели Минских Духовных Школ: Библейской истории – Константин Константинович Мачан (он первым отвечает на наши вопросы) и философии – иерей Сергей Лепин.

Как Вы оцениваете смысл страданий Вифлеемских младенцев? И какое место уготовано им в загробной жизни?

Почему Господь попустил смерть и мучения невинных детей? Ведь они не совершили зла и греха?

Протодиакон Андрей Кураев об избиении вифлеемских младенцев.

Предание говорит, что младенцев было 14 000, в Евангелии об этом ничего не сказано. Эта цифра имеет какое-либо значение?

Мученики младенцы Вифлеемские. Россия. Конец XVI – начало XVII в.

Святые мученики 14000 младенцев от Ирода в Вифлееме избиенные. Кодекс Гертруды, кон. X в. Чивидале, Италия

Святые мученики 14000 младенцы Вифлеемские. Афон, монастырь Дионисиат

Тропарь, глас 1

Болезньми святых, имиже о Тебе пострадаша, / умолен буди, Господи, / и вся наша болезни исцели, / Человеколюбче, молимся.

Кондак, глас 6

В Вифлееме рождшуся Царю, волсви от Персиды с дары приходят,/ звездою свыше наставляеми,/ но Ирод смущается и пожинает младенцы, яко пшеницу,/ и рыдает себе,/ яко держава его вскоре разорится.

Кондак, глас 4

Звезда волхвы посла к Рождшемуся,/ и Ирод неправедное воинство посла люто,// убити мня во яслех яко Младенца лежаща.

ИЗБИЕНИЕ МЛАДЕНЦЕВ В ВИФЛЕЕМЕ

(Матфей, 2:16-18)

(16) Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. (17) Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: (18) глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет.

(Мф. 2:16-18)

Умерщвленные Иродом невинные младенцы очень рано стали почитаться как первые мученики за христианскую веру; они были «крещены кровью» или, как иначе говорили, «запечатлены». В Откровении Иоанна Богослова читаем: «И я слышал число запечатленных: запечатленных было сто сорок четыре тысячи из всех колен сынов Израилевых» (Откр. 7:4). Число, конечно, легендарное; Православная Церковь чтит четырнадцать тысяч невинно убиенных в Вифлееме младенцев и столько их как пришедших «от великой скорби» будет спасено.

Эта евангельская история редко встречается в раннем христианском искус­стве. Но мозаика церкви Санта Мария Маджоре в Риме (V век) уже изображает Ирода в нимбе (знак царского величия), сидящим на троне и жестом правой руки отдающим приказ стоящим возле него воинам умертвить младенцев. Один из воинов, обращая лицо к Ироду, уже готов приступить к исполнению приказания. Толпа женщин с распущенными волосами (знак печали) с детьми на руках ожидает своей участи. Сцена очень спокойная, в духе христианского искусства V века. Художник не желает изображать кровавую сцену самого избиения, а дает лишь намек на него.

Совершенно по-другому трактуют этот эпизод художники Возрождения. Все их внимание и усилия направлены на то, чтобы передать возможно ярче и драматичнее — порой с леденящими душу подробностями (Маттео ди Джованни, особенно картина 1488 года) — само избиение младенцев и отчаяние их матерей.

Маттео ди Джованни. Избиение младенцев (1488). Сиена. Церковь Сан Агостино.

Сцена, как правило, происходит в саду дворца Ирода. Воины, вооруженные мечами, вырывают младенцев из рук сопротивляющихся и горько плачущих матерей. Земля устлана телами убитых младенцев (Маттео ди Джованни). Часто присутствует сам Ирод — он наблюдает либо с балкона (Джотто), либо со своего трона, установленного на возвышении (Маттео ди Джованни).

Джотто. Избиение младенцев (1304—1306). Падуя. Капелла Скровеньи.

Убегающая женщина, укрывающая младенца в складках своего платья, — Елисавета, мать Иоанна Крестителя (Джотто, Рени).

Гвидо Рени. Избиение младенцев (1612). Болонья. Национальная пинакотека.

Изображая этот эпизод, художники опирались на рассказ Протоевангелия: «А Елисавета, услышав, что ищут Иоанна, сына ее, взяла его и пошла на гору. И искала места, где спрятать его, но не нашла. И воскликнула громким голосом, говоря: Гора Бога, впусти мать с сыном. И гора раскрылась и впустила их. И свет светил им, и Ангел Господень был вместе с ними, охраняя их» (Протоевангелие, 22).

Среди общей сумятицы художники Возрождения нередко изображают никуда не бегущую, а скорбно сидящую женщину, проливающую слезы над убитым младенцем (Пуссен).

Никола Пуссен. Избиение младенцев (1625—1626). Париж. Музей Малого дворца.

Это образ Рахили, упомянутой Матфеем в цитате из Иеремии. Пророчество, поясняет от себя Евангелист, сбылось. Рама — небольшой городок в колене .Вениаминовом. На этом месте полководец Навуходоносора Навузардан собрал пленных иудеев, чтобы отвести их в Вавилон (Иер. 40:1). Очевидец этого события пророк Иеремия изображает его как плач Рахили, праматери отводимых в плен, как на смерть: «Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет» (Иер. 31:15). Матфей же видит в этом печальном ветхозаветном событии прообраз события другого — новозаветного — избиения младенцев Иродом.

Два толкования причины плача Рахили — оба раскрывающие еще большую глубину трагизма (если у трагедии убийства младенцев вообще может быть большая или меньшая степень!) — дает Ефрем Сирин. Приведем лишь первое. Примечательна уже постановка им вопроса: «Почему же Рахиль плакала о детях своих, «так как их не было», то есть не было там, чтобы умереть за Христа?» (последние слова выделены мной. — А. М). И вот ответ: «Плакала Рахиль потому, что Искупитель не от детей ее родился, хотя Лия есть образ древнего народа, а Рахиль — образ церкви». Но «неплодная, — говорит пророк, — родила, и у оставленной оказалось более детей, чем у имеющей мужа» (Ис. 54:1). И далее Ефрем Сирин рассуждает: «Плачь, Рахиль, но не тем первым рыданием, каким ты плакала, когда враги (то есть вавилоняне. — А. М.) готовились напасть на твоих детей; плачь о тех детях, которые брошены на улицах, будучи убиты не иноплеменниками, а сынами отца их Иакова» (Ефрем Сирин. Толкование на Четвероевангелие, 3). Ефрем Сирин имеет в виду, естественно, что исполните­лями зверского распоряжения Ирода, который сам был идумеянином — не важно, что идумеи после 130 г. до н.э. приняли иудейство, — были, конечно, иудеи. Итак, трагизм этого избиения младенцев усугубляется тем, что соверше­но оно их соплеменниками!

Имеется и другая интерпретация образа Рахили. «Глас в Раме слышен…» Рамой назывался город, стоявший на холме, в пределах колена Вениаминова. Рахилью же именовали Вифлеем, поскольку в нем была погребена Рахиль, супруга патриарха Иакова, мать Вениамина. Таким образом, когда в Рахили, то есть Вифлееме, избивали младенцев, то в Раме, городе не очень далеко отстоявшем от Вифлеема, были слышны плач, рыдание и великий вопль матерей, стенавших о своих загубленных чадах.

Ангелы на картинах с этим сюжетом художников Возрождения часто держат охапки пальмовых ветвей (Рени). Они предназначены невинно убиенным детям как символ мученической смерти. Пальмовые ветки в руках детей на картинах с другими сюжетами идентифицируют детей как умерщвленных в Вифлееме.

Значительное влияние на последующие поколения художников оказала ком­позиция Рафаэля на этот сюжет, особенно после того, как она была растиражирована в гравюре Маркантонио Раймонди. Это влияние чувствуется в картинах с этим сюжетом Рубенса (Мюнхен, Старая пинакотека), Пуссена (Шантийи, музей Конде), Тинторетто (Венеция, Скуола ди Сан Рокко). Последний исполнил этот сюжет для религиозного братства Сан Рокко (Школа Св. Роха), которое под патронатом этого святого взяло на себя заботу о жертвах чумы, бор сюжета для здания братства был продиктован убежденностью, что невинно убиенные в Вифлееме младенцы сродни жертвам черной смерти.

Что касается типологических аспектов Избиения младенцев, то они ярче го раскрылись, как это уже не раз было показано, в Biblia Pauperum (Библии Бедных). При том, что главная сцена по своей экспрессии довольно слаба (Ирод отсутствует, что, вообще говоря, вытекает из евангельского рассказа: Ирод отдал приказ в Иерусалиме, а избиение младенцев произошло в Вифлееме; два воина в кольчугах мечами закалывают двух детей; справа изображены две их матери, которые безучастно взирают на происходящее), параллели, установленные здесь с Ветхим Заветом, интересны, а некоторые даже уникальны. Здесь Сражены пророки — числом, как обычно, четыре — с подходящими ному событию текстами. Осия: «Поставляли царей сами, без Меня» (Ос. 8:4); эемия: «Голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание» (Иер. 31:15); Давид: «Отмщение за пролитую кровь рабов Твоих» (Пc. 78:10); Соломон: «Как рыкающий лев и голодный медведь, так нечестивый властелин над бедным народом» (Притч. 28:15). На правой стороне Гофолия, мать Охозии, стоит в царской короне и отдает приказание избить всех сыновей царя; палач исполняет приказание; тут же сестра Охозии с малолетним Иоасом на руках, единственным спасшимся потомком Давида. Подразумеваемые персонификации таковы: Гофолия олицетворяет Ирода, Иоас — Иисуса Христа (1 Цар., 11:1—3). На левой стороне — Саул в царском венце сидит на троне, со скипетром в руке; перед ним Доик убивает священников, давших Давиду священного хлеба (1 Цар. 22:17—18). Символика, очевидно, такова: Саул есть Ирод, Давид — Христос, священники — дети, умерщвленные Иродом. Нигде в других картинах западных художников эта аналогия не проводится.

ПРИМЕРЫ И ИЛЛЮСТРАЦИИ:

Джотто. Избиение младенцев (1304—1306). Падуя. Капелла Скровеньи.

Дуччо. Избиение малденцев. (1308 – 1311). Пределла алтарного образа Маэста. Сиена. Музей собора.

Маттео ди Джованни. Избиение младенцев (1488). Неаполь. Национальная галерея.

Доменико Гирландайо. Избиение младенцев. (1486). Флоренция. Церковь Санта Мария Новелла. Капелла Торнабуони.

Гвидо Рени. Избиение младенцев (1612). Болонья. Национальная пинакотека.

Никола Пуссен. Избиение младенцев (1625—1626). Париж. Музей Малого дворца.

Мученики 14 000 младенцев, от Ирода в Вифлееме избиенные

Свя­тые му­че­ни­ки 14 000 мла­ден­цев уби­ты ца­рем Иро­дом в Виф­ле­е­ме. Ко­гда при­шло вре­мя со­вер­ше­ния ве­ли­чай­ше­го со­бы­тия – Во­пло­ще­ния Сы­на Бо­жия и Рож­де­ния Его от Пре­свя­той Де­вы Ма­рии, во­сточ­ные волх­вы уви­де­ли на небе но­вую звез­ду, пред­воз­ве­щав­шую рож­де­ние Ца­ря Иудей­ско­го. Тот­час они на­пра­ви­лись в Иеру­са­лим для по­кло­не­ния Ро­див­ше­му­ся, а звез­да ука­зы­ва­ла им путь. По­кло­нив­шись Бо­гом­ла­ден­цу, они не вер­ну­лись в Иеру­са­лим к Иро­ду, как он при­ка­зы­вал им, но, по­лу­чив от­кро­ве­ние свы­ше, ушли в свою стра­ну иным пу­тем. То­гда Ирод по­нял, что за­мы­сел его най­ти Мла­ден­ца не осу­ще­ствил­ся, и при­ка­зал убить в Виф­ле­е­ме и окрест­но­стях всех де­тей муж­ско­го по­ла от двух лет и млад­ше. Он рас­счи­ты­вал, что сре­ди уби­тых де­тей бу­дет и Бо­гом­ла­де­нец, в Ко­то­ром ви­дел со­пер­ни­ка. По­губ­лен­ные мла­ден­цы ста­ли пер­вы­ми му­че­ни­ка­ми за Хри­ста. Гнев Иро­да об­ру­шил­ся и на Си­мео­на Бо­го­при­им­ца, ко­то­рый все­на­род­но сви­де­тель­ство­вал в хра­ме о Ро­див­шем­ся Мес­сии. Ко­гда свя­той ста­рец скон­чал­ся, Ирод не до­пу­стил, чтобы его до­стой­но по­греб­ли. По по­ве­ле­нию ца­ря был убит свя­той про­рок свя­щен­ник За­ха­рия: его умерт­ви­ли в Иеру­са­лим­ском хра­ме меж­ду жерт­вен­ни­ком и ал­та­рем за то, что он не ука­зал, где сын его, Иоанн, бу­ду­щий Кре­сти­тель Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Гнев Бо­жий вско­ре по­ка­рал са­мо­го Иро­да: его по­стиг­ла лю­тая бо­лезнь, и он умер, за­жи­во съе­ден­ный чер­вя­ми. Пе­ред смер­тью нече­сти­вый царь до­вер­шил ме­ру сво­их зло­де­я­ний: убил пер­во­свя­щен­ни­ков и книж­ни­ков иудей­ских, род­но­го бра­та, сест­ру и ее му­жа, свою же­ну Ма­ри­ам­ну и трех сы­но­вей, а так­же 70 муд­рей­ших му­жей, чле­нов Си­нед­ри­о­на.

Виф­ле­ем­ская тра­ге­дия

Ко­гда че­ло­век впер­вые чи­та­ет Еван­ге­лие, то мо­жет ужас­нуть­ся то­му фак­ту, что в Виф­ле­е­ме бы­ли уби­ты 14 000 невин­ных мла­ден­цев. О смыс­ле их стра­да­ний и смер­ти рас­суж­да­ют пре­по­да­ва­те­ли Мин­ских Ду­хов­ных Школ: Биб­лей­ской ис­то­рии – Кон­стан­тин Кон­стан­ти­но­вич Ма­чан (он пер­вым от­ве­ча­ет на на­ши во­про­сы) и фило­со­фии – иерей Сер­гей Ле­пин.

Как Вы оце­ни­ва­е­те смысл стра­да­ний Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев? И ка­кое ме­сто уго­то­ва­но им в за­гроб­ной жиз­ни?

Ни­ка­кие стра­да­ния не оста­ют­ся бес­смыс­лен­ны­ми пе­ред Бо­гом. Об этом го­во­рят и мно­го­чис­лен­ные сви­де­тель­ства из Свя­щен­но­го Пи­са­ния, и при­ме­ры из жиз­ни лю­дей, стра­да­ю­щих в этом ми­ре по тем или иным при­чи­нам. Про­мысл Бо­жий о че­ло­ве­ке и ми­ре на­прав­ля­ет все ко бла­гу, но не все­гда че­ло­ве­че­ско­му чув­ствен­но­му по­ни­ма­нию уда­ет­ся осо­знать уви­деть это сра­зу, в один миг. А ино­гда и да­ле­кие ис­то­ри­че­ские при­ме­ры оста­ют­ся для нас необъ­яс­ни­мы­ми с точ­ки зре­ния оправ­дан­но­сти стра­да­ний. Виф­ле­ем­ские мла­ден­цы ста­ли пер­вы­ми му­че­ни­ка­ми за Хри­ста, про­лив­ши­ми свою невин­ную кровь за Спа­си­те­ля ми­ра. Хо­тя они сде­ла­лись му­че­ни­ка­ми бес­со­зна­тель­но, но это про­изо­шло по Про­мыс­лу Бо­жию. По­сле Крест­ной Жерт­вы Спа­си­те­ля стра­да­ния за Него ста­но­вят­ся для че­ло­ве­ка сви­де­тель­ством ве­ры. Ведь по-гре­че­ски «му­че­ник» – «сви­де­тель». Но что мож­но го­во­рить о пра­вед­ни­ках Вет­хо­го За­ве­та, стра­да­ю­щих за Ис­тин­но­го Бо­га еще до при­ше­ствия Хри­ста или о стра­да­ни­ях Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев – сверст­ни­ков Мла­ден­ца-Спа­си­те­ля? Без со­мне­ния, они важ­ны для Бо­га ни­чуть не мень­ше но­во­за­вет­ных, с той лишь раз­ни­цей, что Хри­стос по­стра­дал за них на Кре­сте и осво­бо­дил от гре­ха, про­кля­тия и смер­ти по­сле их зем­ной жиз­ни.
Мно­го­об­ра­зие при­ме­ров му­че­ни­че­ства мож­но услов­но раз­де­лить на две груп­пы: му­че­ни­че­ство вы­бо­ра и му­че­ни­че­ство по необ­хо­ди­мо­сти (без ва­ри­ан­тов). В пер­вом слу­чае му­че­ни­ку пред­ла­га­ет­ся от­речь­ся от Хри­ста и про­дол­жать жить без Него на зем­ле и в за­гроб­ной жиз­ни или с Ним, по­стра­дав за Него: «Итак вся­ко­го, кто ис­по­ве­да­ет Ме­ня пред людь­ми, то­го ис­по­ве­даю и Я пред От­цем Мо­им Небес­ным» (Мф.10:32). Ко вто­ро­му по­дви­гу му­че­ни­че­ства от­но­сят­ся те слу­чаи, ко­гда че­ло­век не вы­би­ра­ет «жизнь или ве­ру», при­ни­ма­ет стра­да­ния по­то­му, что ко­му-то в ре­ли­ги­оз­ных или по­ли­ти­че­ских це­лях необ­хо­ди­мо убрать сво­их оп­по­нен­тов. Царь Ирод Ве­ли­кий, узнав о но­во­рож­ден­ном Ца­ре Иудей­ском (по про­ро­че­ству – по­явив­ше­му­ся на свет в Виф­ле­е­ме) и опа­са­ясь, чтобы Он не от­нял со вре­ме­нем у него цар­ства, «по­слал из­бить всех мла­ден­цев в Виф­ле­е­ме и во всех пре­де­лах его, от двух лет и ни­же» (Мф.2:16). По пре­да­нию, их бы­ло 14 000. Не зная, где имен­но на­хо­дит­ся Иисус, Ирод же­лал в чис­ле этих невин­ных стра­даль­цев по­гу­бить но­во­рож­ден­но­го Хри­ста. У этих мла­ден­цев не бы­ло вы­бо­ра – они еще не осо­зна­ли жизнь с ее пре­врат­но­стя­ми, ни у ко­го из них не спро­си­ли, вы­би­ра­ют ли они этот путь или нет. Но имен­но та­кой бы­ла их до­ро­га в Цар­ство Небес­ное. За свои ве­ли­кие зло­де­я­ния Ирод не из­бе­жал на­ка­за­ния Бо­жия – те­ло его по­кры­лось бо­лез­нен­ны­ми ра­на­ми. Ря­дом с ним не бы­ло ни од­но­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый бы со­чув­ство­вал его стра­да­ни­ям. Но и на смерт­ном од­ре Ирод про­дол­жал умно­жать зло: при­ка­зал убить бра­та, сест­ру и ее му­жа, на­ко­нец, пре­дал смер­ти свою же­ну Ма­ри­ам­ну и трех сы­но­вей, ви­дя в них со­пер­ни­ков.

По­че­му Гос­подь по­пустил смерть и му­че­ния невин­ных де­тей? Ведь они не со­вер­ши­ли зла и гре­ха?

Здесь мож­но от­ве­тить от­но­си­тель­но их зем­ной уча­сти. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст го­во­рит: «Ес­ли бы кто взял у те­бя несколь­ко мед­ных монет, а вза­мен от­дал те­бе зо­ло­тые, неуже­ли ты счи­тал бы се­бя оби­жен­ным? На­про­тив, не го­во­рил ли бы ты, что этот че­ло­век – твой бла­го­де­тель?». Здесь несколь­ко мед­ных монет – на­ша зем­ная жизнь, ко­то­рая ра­но или позд­но за­кан­чи­ва­ет­ся смер­тью, а зо­ло­то – жизнь веч­ная. Так, за несколь­ко мгно­ве­ний стра­да­ний и му­че­ний мла­ден­цы об­ре­ли бла­жен­ную веч­ность, об­ре­ли то, че­го свя­тые до­сти­га­ли по­дви­га­ми и тру­да­ми всей жиз­ни. Виф­ле­ем­ские мла­ден­цы на­сле­до­ва­ли се­бе веч­ную жизнь в сон­ме Ан­ге­лов. Для них стра­да­ния бы­ли той та­ин­ствен­ной две­рью, ко­то­рая при­ве­ла их в Цар­ство Небес­ное.

Про­рок Иере­мия пи­шет: «Глас слы­шен в Ра­ме, плач и ры­да­ние и вопль; Ра­хиль пла­чет о де­тях сво­их и не хо­чет уте­шить­ся, ибо их нет» (Иер.31:15). Это от­но­сит­ся толь­ко к Виф­ле­ем­ским мла­ден­цам или ко всем по­ко­ле­ни­ям хри­сти­ан­ских му­че­ни­ков-мла­ден­цев?

Ра­ма – это ме­стеч­ко в Из­ра­и­ле, где бы­ла по­хо­ро­не­на Ра­хиль, же­на вет­хо­за­вет­но­го пат­ри­ар­ха Иа­ко­ва, сы­на Иса­а­ка и вну­ка Ав­ра­ама. По пре­да­нию, ко­гда сы­на Ра­хи­ли, Иоси­фа, ве­ли в Еги­пет как плен­ни­ка и ра­ба, он, про­хо­дя ми­мо гроб­ни­цы сво­ей ма­те­ри, за­пла­кал и за­кри­чал: «Мать моя, слы­шишь ли ты ме­ня? Мать моя, ви­дишь ли, ку­да ве­дут тво­е­го сы­на?» В от­вет из гроб­ни­цы по­слы­ша­лось ры­да­ние. За­тем, ко­гда ва­ви­лон­ский царь На­ву­хо­до­но­сор в 586 го­ду до Рож­де­ства Хри­сто­ва со­кру­шил и раз­гро­мил Иудей­ское цар­ство, то он при­ка­зал пе­ре­се­лить его жи­те­лей в Ва­ви­ло­нию, и Ра­ма бы­ла го­ро­дом, где со­би­ра­ли плен­ни­ков-иуде­ев, чтобы вез­ти их в да­ле­кую стра­ну.
По сво­е­му гео­гра­фи­че­ско­му по­ло­же­нию го­род Ра­ма на­хо­дит­ся в 12-ти ки­ло­мет­рах от Виф­ле­е­ма. По­это­му мож­но пред­по­ло­жить, что ко­гда царь Ирод «по­слал из­бить всех мла­ден­цев в Виф­ле­е­ме и во всех пре­де­лах его» (Мф.2:16), эта тер­ри­то­рия вклю­ча­ла в се­бя и Ра­му. В Вет­хом За­ве­те про­рок Иере­мия опи­сы­ва­ет жи­те­лей Иеру­са­ли­ма, уво­ди­мых на чуж­би­ну (Иер.1:15), и эти сло­ва о пла­чу­щей Ра­хи­ли ска­за­ны о них. На этом пе­чаль­ном пу­ти они про­хо­дят ми­мо го­ро­да Ра­мы – ме­ста за­хо­ро­не­ния Ра­хи­ли (1Цар.10:2); и Иере­мия ри­су­ет Ра­хиль, пла­чу­щую да­же во гро­бе о судь­бе, вы­пав­шей ее на­ро­ду в ва­ви­лон­ском пле­не­нии.
Но спу­стя ве­ка про­изо­шла бо­лее страш­ная тра­ге­дия. Уже не вра­ги уво­ди­ли в плен, а свои со­пле­мен­ни­ки уби­ва­ли непо­вин­ных де­тей. В на­ше вре­мя, пом­ня о мла­ден­цах из Виф­ле­е­ма, мы вспо­ми­на­ем обо всех уби­ен­ных – уби­тых про­сто так, без об­ви­не­ния, без ка­ко­го бы то ни бы­ло «со­ста­ва пре­ступ­ле­ния», уби­тых про­сто так, по той при­чине, что это бы­ло нуж­но мно­го­чис­лен­ным ка­и­нам и иро­дам.

Пре­да­ние го­во­рит, что мла­ден­цев бы­ло 14 000, о в Еван­ге­лии об этом ни­че­го не ска­за­но. Эта циф­ра име­ет ка­кое-ли­бо зна­че­ние?

Их бы­ло, как ука­зы­ва­ет ви­зан­тий­ская тра­ди­ция, 14 000. По­нят­но, что столь­ко де­тей «от двух лет и ни­же» про­сто не мог­ло быть в ма­лень­ком Виф­ле­е­ме и его окрест­но­стях. От­сю­да ста­но­вит­ся яс­но, что чис­ло это име­ет сим­во­ли­че­ское зна­че­ние. Оно го­во­рит о мас­со­во­сти та­ко­го яв­ле­ния, как уби­е­ние невин­ных, как ре­прес­сии, ко­то­рые ча­ще все­го об­ру­ши­ва­ют­ся не на еди­ниц, а на ты­ся­чи и да­же мил­ли­о­ны. Ев­фи­мий Зи­га­бен, ви­зан­тий­ский бо­го­слов ХII ве­ка, пи­шет об этом так: «Ирод по­ла­гал, что звез­да, воз­ве­стив­шая муд­ре­цам с во­сто­ка о Рож­де­стве Хри­сто­вом, не тот­час же яви­лась им, но что Мла­де­нец ро­дил­ся за­дол­го до ее по­яв­ле­ния. Для боль­шей без­опас­но­сти он и по­ве­лел пред­ва­рить вре­мя на два го­да».
В то же вре­мя мож­но го­во­рить о сим­во­лич­но­сти циф­ры «14» как о чис­ле «сы­но­вей» Ра­хи­ли. В Биб­лии сы­но­вья­ми Ра­хи­ли на­зы­ва­ют­ся не толь­ко Иосиф и Ве­ни­а­мин, рож­ден­ные ею, но так­же и вну­ки (сы­ны Иоси­фа и сы­ны Ве­ни­а­ми­на) – «это сы­ны Ра­хи­ли, ко­то­рые ро­ди­лись у Иа­ко­ва, все­го че­тыр­на­дцать душ» (Быт.46:22). По 14-ти ты­ся­чам «сво­их сы­но­вей» пла­чет Ра­хиль спу­стя 17 сто­ле­тий по­сле сво­ей зем­ной жиз­ни.
Во­об­ще циф­ра «14» ча­сто встре­ча­ет­ся в биб­лей­ской тра­ди­ции. На­при­мер, в ро­до­слов­ной Спа­си­те­ля на­счи­ты­ва­ет­ся «всех ро­дов от Ав­ра­ама до Да­ви­да че­тыр­на­дцать ро­дов; и от Да­ви­да до пе­ре­се­ле­ния в Ва­ви­лон че­тыр­на­дцать ро­дов; и от пе­ре­се­ле­ния в Ва­ви­лон до Хри­ста че­тыр­на­дцать ро­дов» (Мф.1:17). Па­мять из­би­ен­ных в Виф­ле­е­ме мла­ден­цев Цер­ковь на­ча­ла со­вер­шать уже во II ве­ке. Ве­ро­ят­но, то­гда и бы­ла опре­де­ле­на циф­ра 14 000.

Иерей Сер­гей Ле­пин:
Все во­про­сы от­но­си­тель­но Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев воз­ни­ка­ют от­то­го, что мы немно­го пу­та­ем­ся в пе­ри­о­ди­за­ции. В са­мом де­ле, к ка­ко­му За­ве­ту от­но­сит­ся эта ужас­ная ис­то­рия – к Вет­хо­му или к Но­во­му? Очень рас­про­стра­нен­ной ошиб­кой яв­ля­ет­ся от­не­се­ние то­го или ино­го со­бы­тия к Но­во­му За­ве­ту лишь на том ос­но­ва­нии, что о нем го­во­рит­ся в Но­вом За­ве­те. Это, на мой взгляд, не так. Да­вай­те об­ра­тим вни­ма­ние, на­при­мер, на ис­то­рию свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи – по­след­не­го вет­хо­за­вет­но­го про­ро­ка, ко­то­рый, об­ла­дая уди­ви­тель­ной свя­то­стью, спо­до­бил­ся не толь­ко быть при­зван­ным к про­ро­че­ско­му слу­же­нию, но и уви­деть осу­ществ­ле­ние сво­е­го про­ро­че­ства. Но­вый За­вет за­клю­чен толь­ко во Хри­сте: в Его Те­ле, за нас ло­ми­мом, и Кро­ви, за нас из­ли­ва­е­мой, – во всей Его жиз­ни и дей­стви­ях.
С мо­ей точ­ки зре­ния, Виф­ле­ем­ские мла­ден­цы яв­ля­ют­ся вет­хо­за­вет­ны­ми му­че­ни­ка­ми, по­то­му что Хри­стос есть пер­вый но­во­за­вет­ный Пер­во­свя­щен­ник, Про­рок и Царь. И из пер­во­свя­щен­ства Хри­ста вы­те­ка­ет и Его пер­во­му­че­ни­че­ство. Он стал пер­во­му­че­ни­ком Но­во­го За­ве­та, доб­ро­воль­но при­не­ся Се­бя в Жерт­ву Ис­куп­ле­ния. Хо­тя, есте­ствен­но, Виф­ле­ем­ские мла­ден­цы мо­гут быть на­зван­ы му­че­ни­ка­ми за Хри­ста, при­чем в дво­я­ком смыс­ле. Во-пер­вых, по­то­му, что они по­гиб­ли в ре­зуль­та­те жут­кой ис­то­рии, глав­ны­ми сю­же­та­ми ко­то­рой бы­ли со­бы­тия жиз­ни Хри­ста, и по­гиб­ли, в пря­мом смыс­ле, вме­сто Него. А во-вто­рых, я бы не стал по­двиг вет­хо­за­вет­ных му­че­ни­ков, о ко­то­ром они про­ро­че­ство­ва­ли и ис­пол­не­ние ко­то­ро­го ча­я­ли, от­де­лять и про­ти­во­по­став­лять Еван­ге­лию.
Ку­да по­па­ли ду­ши Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев по­сле смер­ти? Как мы ве­рим, до ис­ку­пи­тель­ной Жерт­вы Хри­ста ду­ши всех умер­ших лю­дей – и пра­вед­ных, и греш­ных – нис­хо­ди­ли во ад, по­сколь­ку че­ло­век в невоз­рож­ден­ном, пад­шем со­сто­я­нии не мог быть ча­дом Бо­жи­им и на­сле­до­вать рай – дом От­ца Небес­но­го. По­это­му, пом­ня об этом, нам не со­ста­вит ни­ка­ко­го тру­да от­ве­тить на во­прос о по­смерт­ной уча­сти Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев: они бы­ли уби­ты и по­сле смер­ти при­ло­жи­лись к от­цам сво­им вме­сте с сон­мом вет­хо­за­вет­ных пра­вед­ни­ков, про­ро­ков и му­че­ни­ков. Ес­ли счи­тать, что воз­раст и со­сто­я­ние на­ше­го те­ла (мла­ден­че­ство, бо­лез­ни, ста­рость) на­ла­га­ют со­от­вет­ству­ю­щие огра­ни­че­ния на на­шу ду­шу, то, преж­девре­мен­но и на­силь­но ли­шив­шись этих огра­ни­че­ний, ду­ши мла­ден­цев смог­ли услы­шать и уче­ние про­ро­ков о Гря­ду­щем Мес­сии, и про­по­ведь Иоан­на Кре­сти­те­ля, ко­то­рый, как мы зна­ем, был Пред­те­чей Хри­ста и в аду. И уж по­том толь­ко Гос­подь наш, уме­рев на Кре­сте, Сво­ей ду­шой со­шел во ад и, со­кру­шив веч­ные его око­вы, вы­вел всех ожи­дав­ших и уве­ро­вав­ших в Него. Мла­ден­цы умер­ли до Хри­ста, но по­сле и со­вос­ста­ли с Ним, ибо Он умер и за них.
Ко­неч­но, ко­гда чи­та­ешь со­от­вет­ству­ю­щее ме­сто Свя­щен­но­го Пи­са­ния, то не мо­жешь не ужас­нуть­ся той же­сто­ко­сти, ко­то­рой обер­нул­ся мир по от­но­ше­нию к ни в чем непо­вин­ным де­тям. Есте­ствен­но, у нас здесь воз­ни­ка­ет ряд во­про­сов, преж­де все­го о смыс­ле та­ко­го стра­да­ния. Здесь я счи­таю очень важ­ным под­черк­нуть – стра­да­ние Виф­ле­ем­ских мла­ден­цев не име­ло ни­ка­ко­го смыс­ла, ибо убий­ство неви­нов­ных (тем бо­лее де­тей) не мо­жет иметь ни­ка­ко­го смыс­ла. Бы­ла лишь яв­ная злая во­ля и умы­сел Иро­да, но сто­ит ли это на­зы­вать смыс­лом? Это про­изо­шло от­то­го, что «мир ле­жит во зле» (1Ин.5:19) и не зна­ет Бо­га. Бог же не со­тво­рил стра­да­ний, и са­мо по се­бе стра­да­ние – это то, по­сред­ством че­го дья­вол пы­тал­ся сде­лать этот мир бес­смыс­лен­ным. Бес­смыс­лен­ность стра­да­ний – про­бле­ма, с ко­то­рой пы­та­лись спра­вить­ся мно­гие ре­ли­гии. Но осо­бен­ность уче­ния Хри­ста в том, что оно не пы­та­ет­ся из­ба­вить че­ло­ве­ка от стра­да­ния как та­ко­во­го, а пред­ла­га­ет че­ло­ве­ку на­де­лить свое стра­да­ние смыс­лом и пре­тер­петь его до кон­ца. И Сам Хри­стос учит не от­ку­да-то с вы­со­ка о том, как мы долж­ны по­сту­пать в тех или иных жиз­нен­ных ис­пы­та­ни­ях, но, на­про­тив, Сво­им при­ме­ром по­ка­зы­ва­ет, как мы долж­ны пе­ре­жи­вать ли­ше­ния и бе­ды. Он Сам ока­зал­ся в са­мом эпи­цен­тре стра­да­ния, бо­ли, смер­ти. Стра­да­ние и смерть – это то ору­жие, на ко­то­рое рас­счи­ты­вал дья­вол в войне про­тив ро­да че­ло­ве­че­ско­го. Но имен­но стра­да­ние, смерть (и Вос­кре­се­ние, ко­неч­но) – то, чем Хри­стос по­бе­дил са­та­ну. Те­перь толь­ко от нас за­ви­сит, бу­дет ли на­ше стра­да­ние в со­вос­ста­ние со Хри­стом или оно так и оста­нет­ся бес­смыс­лен­ным и бес­про­свет­ным. Кто во Хри­сте, тот при­об­ре­тен, а не по­те­рян, что бы с ним ни про­изо­шло! А как же де­ти? Что от них за­ви­сит? Да­вай­те об­ра­тим вни­ма­ние на сло­ва про­ро­ка Иере­мии, ко­то­рые при­во­дит еван­ге­лист Мат­фей, по­вест­вуя об этой тра­ге­дии: «Глас слы­шен в Ра­ме, плач и ры­да­ние и вопль; Ра­хиль пла­чет о де­тях сво­их и не хо­чет уте­шить­ся, ибо их нет» (Иер.31:15). Ка­за­лось бы, при чем здесь это? Мож­но по­ду­мать, что Мат­фей при­во­дит это ме­сто толь­ко для то­го, чтобы под­черк­нуть тра­гизм про­ис­хо­дя­ще­го. А да­вай­те от­кро­ем Биб­лию и про­чи­та­ем даль­ше: «Так го­во­рит Гос­подь: «Удер­жи го­лос твой от ры­да­ния и гла­за твои от слез, ибо есть на­гра­да за труд твой, – го­во­рит Гос­подь, – и воз­вра­тят­ся они из зем­ли непри­я­тель­ской. И есть на­деж­да для бу­дущ­но­сти тво­ей, – го­во­рит Гос­подь, – и воз­вра­тят­ся сы­но­вья твои в пре­де­лы свои» (Иер.31:16-17). На са­мом де­ле ал­лю­зия на вет­хо­за­вет­ное ме­сто от­нюдь не так дра­ма­тич­на, не так ли? Еван­ге­лист, по­жа­луй, на­обо­рот, хо­чет под­черк­нуть на­ли­чие ка­ко­го-то гря­ду­ще­го бла­га, из­бав­ле­ния, спа­се­ния да­же в та­ких слу­ча­ях!
Тра­ди­ция го­во­рит нам о том, что все­го по­стра­да­ло 14 000 де­тей. Та­кое чис­ло вы­зы­ва­ет со­мне­ние у совре­мен­ных уче­ных: тот го­род, ко­то­рый име­ет та­кое ко­ли­че­ство мла­ден­цев та­ко­го воз­рас­та, про­сто не со­от­вет­ству­ет то­му про­вин­ци­аль­но­му по­се­ле­нию, ко­то­рое на­зы­ва­лось Виф­ле­е­мом (ис­хо­дя, по мень­шей ме­ре, из то­го, что мы зна­ем о гео­гра­фии и де­мо­гра­фии то­го вре­ме­ни). По­че­му то­гда 14 000? Я ду­маю, что это не про­сто ста­ти­сти­ка жертв. Де­ло в том, что чис­ло «14» бы­ло осо­бым для иуде­ев. Это чис­ло име­ни Да­ви­да (у древ­них ев­ре­ев бук­вы обо­зна­ча­ли еще и циф­ра­ми, а сум­ма циф­ро­вых зна­че­ний букв в име­ни Да­ви­да рав­ня­ет­ся 14-ти). Еван­ге­лист Мат­фей при­во­дит ро­до­сло­вие Иису­са, сфор­ми­ро­ван­ное из трех групп по 14 имен в каж­дой (но оно да­ле­ко не пол­ное), чтобы по­ка­зать, что Иисус есть по­то­мок ца­ря Да­ви­да. И звез­да над Виф­ле­е­мом – это звез­да цар­ствен­но­го ро­да Да­ви­да. Мне ду­ма­ет­ся, что 14 000 – это то­же неко­то­рая сти­ли­за­ция под эту идею. А с дру­гой сто­ро­ны, 14 – это два­жды по семь. 7 – чис­ло, вы­ра­жа­ю­щее идею свя­то­сти и за­кон­чен­но­сти; оно от­сы­ла­ло иуде­ев к идее Суб­бо­ты и пол­но­ты тво­ре­ния. Мож­но пред­по­ло­жить, что 14 000 – это ме­та­фо­ра, ука­зы­ва­ю­щая на двой­ную ис­клю­чи­тель­ность раз­ме­ров кро­во­про­ли­тия и неве­ро­ят­ные раз­ме­ры стра­да­ния, а так­же на на­ме­ре­ние тол­ко­ва­те­лей от­не­сти слу­чив­ше­е­ся к Свя­щен­ной Ис­то­рии От­прыс­ка Да­ви­до­ва.

См. так­же: «Па­мять че­тыр­на­дца­ти ты­сяч мла­ден­цев от Иро­да в Виф­ле­е­ме из­би­ен­ных» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

Молимся вместе. По соглашению друг за друга и с живой монастырской молитвой

Ежедневно в 11:00 совершаться Канон 14 000 Вифлеемским младенцам о кающихся в грехе детоубийства (аборт) матерей, отцов, родственников и знакомых, врачей и медперсонала в Свято-Пантелеимоновом женском монастыре.

Кто желает молитвенно присоединиться к этому молитвословию и келейно читать Канон 14 000 Вифлеемским младенцам в это же время — пишите в комментариях до 5-ти имен для их поминания другими присоединившимися участниками.

Кто пожелает усилить молитву — чтобы его имена поминали так же сестры монастыря — может отправить записку на Подать записку на Канон 14 000 Вифлеемским младенцам в Свято-Пантелеимонов женский монастырь.

Текст Канона ниже. 
Поминовение имен всех присоединившихся в заключительной молитве обязательно (имена см. в комментариях, а пишите в родительном падеже).
Бог в помощь!

За кого нужно возносить молитвы святым Вифлеемским младенцам:

• О женщинах, делавших аборт;
• О женщинах, которые думают о совершении аборта или рассматривают возможность аборта в будущем;
• О мужчинах, которые принуждали к аборту или не противились его совершению;
• О родных и близких, которые настаивали на убийстве во чреве матери, либо не противились этому;
• О врачах и медицинском персонале, принимавших участие в подготовке и проведении операции по умерщвлению ребенка в материнской утробе;
• О людях, участвовавших в создании и распространении лекарственных препаратов и оборудования для совершения аборта.

Канон святым мученикам 14000 младенцам, от Ирода во Вифлееме избиенным.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Предели́в пучи́ну чермну́ю Бог, фарао́на погрузи́вый в ней, прове́д Моисе́я немо́кренно в пусты́ню и одожди́в ма́нну в сне́дь лю́дем Изра́илевым, я́ко си́лен.

Звезда́ возсия́ в Вифлее́ме и Еде́ма от мра́чныя разреши́ кля́твы, и спасе́ния де́нь да́руется родонача́льником, из де́вственна о́блака просия́вый Иису́с, су́щих во тме просвеще́ние.

Три́знище дне́сь младе́нцев отве́рзеся ве́рным за Христа́ и Бо́га, враго́в облича́я нача́ла и вла́сти и И́родов облича́я му́жески младоу́мный гнев смы́сленно.

Богоро́дичен: Боже́ственное утвержде́ние и стена́ неруши́ма, Чи́стая, и мы́сленный мост при́сно, и необори́мь столп, и основа́ние, и покро́в, его́же ра́ди спаса́емся вси от бед — Ты еси́ вои́стинну.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Утвержда́яй гром и созида́яй дух, утверди́ мене́, Го́споди, да Тя пою́ и́стинно и творю́ во́лю Твою́, я́ко не́сть свят, я́ко Ты, Бо́же наш.

Де́вственною две́рию проше́д, Соде́тель и Бог наш пло́тский дом Себе́ созда́ неизглаго́ланно, и Младе́нец бы́сть, и во я́слех восклони́ся.

Све́рстницы, де́ти — страда́льцы Христо́ва воплоще́ния, И́родово неразу́мное ослепи́ша неи́стовство и о́чи всесве́тлии Це́ркве яви́шася.

Богоро́дичен: Из Тебе́ безо́тчий яви́ся, безма́терен пре́жде веко́в Госпо́дь, и зи́ждется преесте́ственно, и назда́ние да́рует су́щим из Ада́ма обоже́ния, Де́во Неискусобра́чная.

Седа́лен, глас 4.

Ро́ждшемуся дне́сь от Де́вы младе́нцев во́инство я́ко Творцу́ и Царю́ прия́тная прино́сятся заколе́ния, предложе́нная Христу́ ве́ры ра́ди.

Сла́ва, и ны́не: Удиви́ся, уве́дев, И́род, ца́рь лю́тый, ища́ я́ростию, проти́ву боря́ ро́ждшемуся на земли́ Царю́, ю́ному Христу́, и, боя́знию и стра́хом мно́гим содержи́мь, посыла́ет во́инство уби́ти с я́ростию де́ти, в Вифлее́ме младе́нствующия, ку́пно с ни́ми уби́ти покуша́яся Созда́теля, за благоутро́бие обнища́вшаго: из де́вственныя бо утро́бы произы́де, спасти́ хотя́ род наш.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Услы́шах слух Твой и убоя́хся, проро́к глаго́лаше, разуме́х дела́ Твоя́, и диви́хся, и возопи́х: сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Де́ва и не́бо, небе́сныя и земны́я, Рождество́м хода́тайствовавши, па́че ума́ примири́ и вражды́ средосте́ние разори́.

Младе́нец мно́жество му́ченически, по Бо́зе всех пострада́вше, по́чести страда́ния от Него́ прие́млет: и́хже ра́ди И́род весьма́ устыде́ся.

Богоро́дичен: Боже́ственное Сло́во во утро́бе заче́нши, стра́шным Сло́вом па́че сло́ва породила́ еси́ пло́тию, Всенепоро́чная, те́мже Тя, Богоро́дицу, сла́вим.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Возсия́й ми, Го́споди, свет повеле́ний Твои́х, я́ко к Тебе́ дух мой у́тренюет и пое́т Тя: Ты бо еси́ Бог наш, и к Тебе́ прибега́ю, Царю́ ми́ра.

Чу́вственное у́бо со́лнце о́блаки покрыва́ется, У́мное же и Всеневеще́ственное, безме́рным благоутро́бием в пло́ть оде́явся, в верте́пе дне́сь пелена́ми повива́ется нас ра́ди.

Скверноуби́йства кровьми́ И́род оскверня́ется: Влады́ку бо всех, Бо́га и Царя́, уби́ти покуша́яся, на о́троки неи́стовствует и свире́пствует лю́те.

Богоро́дичен: Заре́ю моли́твы Твоея́, Богороди́тельнице Чи́стая, слепоту́ се́рдца моего́ озари́, я́ко еди́на свети́льника Го́спода и сла́вы со́лнце возсия́вши Христа́.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Бу́ря мя мно́гих согреше́ний мои́х потопля́ет, и изнемога́ет дух мой; но Ты, Го́споди, я́ко ми́лостив, сшед, возведи́ живо́т мой.

Боже́ственное воплоще́ния Сло́ва соверша́ется дне́сь та́инство, Богоро́дице: Тобо́ю бо яви́ся пло́тию Бог Преве́чный, да обожи́т прия́тие.

Рахи́ль, у́бо чад пла́чущи, дре́вле провозвести́ за Христа́ младе́нцев, прие́мших безго́дное заколе́ние; тем и отрица́шеся, уте́шитися не хотя́щи.

Богоро́дичен: Боже́ственное Рождество́ Твое́, Всесвята́я, прозя́бшую пресече́ в раи́ кля́тву и, стезю́ дре́ва жи́зни челове́ком отве́рзши, благослове́ние источи́.

Конда́к, глас 4.

Звезда́ волхвы́ посла́ к Ро́ждшемуся, и И́род непра́ведное во́инство посла́ лю́то, уби́ти мня во я́слех я́ко Младе́нца лежа́ща.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: В пещи́ авраа́мстии о́троцы перси́дстей, любо́вию благоче́стия па́че, не́жели пла́менем, опаля́еми, взыва́ху: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Весели́тся дне́сь Вифлее́м с на́ми, Тя бо, Невмести́маго, в верте́пе прие́млет, — благослове́н еси́, — вопия́, — еди́н Бог оте́ц на́ших.

Незло́бива же́ртва и нескве́рная за Тя предзакала́ется, Бо́жий Сло́ве, вопию́ще: благослове́н еси́, Го́споди, Бо́же оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, небу́рное покая́ния приста́нище, в не́же прибега́юще, Богоро́дице, зове́м: благослове́на еси́ Еди́на, ро́ждшая Бо́га оте́ц на́ших.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Вся́ческая, Влады́ко, прему́дростию Твое́ю соста́вил еси́, земли́ же па́ки утверди́л еси́, я́коже ве́си, дно, основа́нием водрузи́вый на вода́х безме́рных. Тем вси вопие́м, воспева́юще: благослови́те, дела́ Госпо́дня, непреста́нно Го́спода.

А́нгели сла́вят вла́сть Ро́ждшагося, па́стырие чудя́тся, и волсви́ покланя́ются, небеса́ возвеща́ют звездо́ю Зижди́теля; с ни́миже вси, воспева́юще, вопие́м: благослови́те, дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Мно́жество неискусозло́бное во́инствует Влады́це дне́сь кро́вию и на И́рода тве́рдо вооружа́ется, Тебе́, Христе́, ро́ждшуся. Тем вси вопие́м, воспева́юще: благослови́те, дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Богоро́дичен: Де́ву Тя, Чи́стая, храм, и две́рь, и о́блак, купину́ неопали́му, и ста́мну ма́нны, и жезл прозя́бший, киво́т, и све́щник, и скрижа́ли заве́та, го́ру святу́ю, из нея́же ка́мень отсече́ся, проро́цы Бо́жии пропове́даша.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Я́ко сотвори́ Мне вели́чия Си́льный и свя́то и́мя Его́, и ми́лость Его́ в род и род боя́щимся Его́.

Ве́сь в Тебе́ вмеща́ется, И́же в не́дрех сый Отца́, и зи́ждется Зижди́тель небесе́, и истощава́ется мене́ ра́ди, и, в пелена́х пови́вся, разреша́ет прегреше́ний плени́цы.

В Ра́ме слы́шася Рахи́ли го́рькое рыда́ние, пла́чь же, и увы́, и сокруше́ние: скверноуби́йца бо враг, на ча́да Вифлее́мская, И́род показа́ся.

Богоро́дичен: Рождество́м Твои́м, Де́во, обожи́хомся, сме́ртнии: Бо́га бо, Пита́теля всех и единосла́вна Отцу́, и ражда́еши, и млеко́м пита́еши. О, стра́ннаго чудесе́!

Свети́лен.

Зла́чную ни́ву младе́нец, богобо́рствуя И́род, посла́в, незре́лую пожа́, окая́нный, и, ро́ждшагося Го́спода не возмо́г уби́ти, вся́каго сра́ма исполня́ется.

Молитва
О святии мученицы, младенцы Вифлеемстии, от Ирода за Христа нещадно убиеннии!
Вы душами вашими на Небеси Престолу Божию предстоите и Триипостасныя Его славы наслаждаетеся, телесы же святыми на земли в Божественных храмех почиваете и данною вам свыше благодатию различная чудеса источаете! Призрите милостивными вашими очесы на предстоящии люди (Имена), пред честною вашею иконою и святыми мощами умильно молящияся и просящия от вас целебныя помощи и заступления: прострите ко Господу Богу нашему теплыя ваша молитвы и испросите душам нашим оставление согрешений. Се бо мы, за беззакония наша не смеющее возвести очеса наша к высоте небесней, ниже вознести глас молебный к Его в Божестве неприступней славе, сердцем сокрушенным и духом смиренным вас, ходатаев милостивых ко Владыце и молитвенников за ны, грешныя, призываем, яко вы прияли есте благодать от Него недуги отгоняти и страсти исцеляти. Вас убо просим: молитеся о всех непраздных, во чреве имущих, и о чадех их, во еже увидети им свет чувственный, да и умного света, еже во святем крещении, сподобятся; не презрите нас, недостойных, молящихся вам и вашея помощи требующих. Будете нам в печалех утешителие, в недузех лютых страждущим врачеве, напаствуемым скорые покровителие, очесем недугующим прозрения датели, ссущим и младенцем в скорбех готовейшии предстатели и исцелители; исходатайствуйте всем вся, яже ко спасению полезная, яко да вашими ко Господу Богу молитвами получившее благодать и милость, прославим всех благих Источника и Дароподателя Бога, Единаго в Троице Святей славимаго Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *