Венера картины

Содержание

История искусства в одном сюжете: святой Себастьян

9 марта 2017Искусство, История

Как римский военачальник-христианин из немолодого бородатого мученика превратился в гей-икону

Автор Анна Киселева

Святой Себастьян — один из самых известных католических святых. В раннее Средневековье его почитали как мученика, не предавшего веру и достойно принявшего смерть во имя Христа, а с конца XIV века, после эпидемии чумы, поразившей в середине столетия всю Европу, — и как защитника от этой болез­ни. Себастьяна казнили, когда ему было около тридцати лет, и о его жизни известно немного. Краткость жизнеописания повлияла на иконографию святого: художников в основном впечатляла история его казни и связанные с ней сюжеты, а не рассказы о том, как римский легионер Себастьян обращал в христианство своих однополчан.

Благодаря миланскому епископу и богослову святому Амвросию мы знаем, что Себастьян родился в Милане, а умер в Риме. Больше подробностей (хотя и их немного) нам известно благодаря «Золотой легенде» — средневековому сборнику житий святых, составленному в XIII веке монахом Иаковом Ворагин­ским, впоследствии архиепископом Генуи. Себастьян родился в Нарбонне, жил в Риме при императоре Диоклетиане (284–305), служил начальником гвардии и тайно исповедовал христианство. Узнав об этом, император приказал рас­стрелять его из лука. Однако Себастьян остался жив и начал обличать власть в преступлениях против христиан. Тогда Диоклетиан отдал повторный приказ о казни. Себастьяна забили палками, от чего он и умер в 287 году. Благодаря хронографу 354 года Хронограф — памятник древней письмен­ности, содержащий сводный обзор всеобщей истории. мы также знаем, что святой похоронен в римских катакомбах.

Мозаика в базилике Сант-Аполлинаре-Нуово

Святой Себастьян. Деталь мозаики, изображающей шествие мучеников. Равенна, середина VI векаruicon.ru

Самое раннее из дошедших до нас изображений святого Себастьяна — мозаика из базилики Сант-Аполлинаре-Нуово в Равенне, созданная в середине VI века. Узнать Себастьяна можно только по соответствующей подписи: он лишь один из 26 участников процессии святых и мучеников, которые шествуют к престолу Иисуса Христа от дворца Теодориха Теодорих Великий (454–526) — король остго­тов, который к 493 году завоевал большую часть Италии и основал там королевство со столицей в Равенне. Теодорих был хри­стианином, но исповедовал арианство, то есть cчитал, что Бог Сын сотворен Богом Отцом.. Во главе процессии, вероятно, был изо­бражен сам Теодорих, но к концу столетия, когда Равенна оказалась под влия­нием Византии, арианские мозаики заменили новыми, и на них Теодориха уже нет. Святые почти не отличаются друг от друга: все, кроме святого Марти­на и святого Лаврентия, одеты в белые тоги римских патрициев и несут в руках терновые венцы — символ мученичества. Себастьян изображен немолодым бородатым мужчиной: возраст — единственная историческая деталь в его облике.

Андреа Мантенья. «Святой Себастьян» (1457–1459)

Kunsthistorisches Museum / Google Art Project

На картине Андреа Мантеньи тело святого напряжено, и привязан он не к дере­ву, а к колонне триумфальной арки, напоминая скорее мраморную статую, нежели человека. Фон картины символичен: языческий мир уходит в прошлое, арка разрушена, у ног святого разбросаны обломки античных статуй. Ступня в сандалии и голова могли принадлежать одному из 200 каменных идолов, которых, согласно «Золотой легенде», разрушил Себастьян. Чуть дальше лежит другой обломок — кусок рельефа с амурами, собирающими виноград, с антич­ного саркофага: сбор винограда мог символизировать жертву Иисуса и евхаристию.

В облаке в верхней части картины, слева, видна фигура всадника. Возможно, Ман­тенья снова вспоминает «Золотую легенду», где приведена версия, соглас­но которой имя Себастьян происходит от слова basto — «седло», а значит, свя­той — седло Иисуса, где церковь — это конь, а сам Иисус — всадник.

Антонелло да Мессина. «Святой Себастьян» (ок. 1478)

Staatliche Kunstsammlungen Dresden

По-настоящему популярным образ святого Себастьяна становится в Италии XV века. На ренессансных картинах изображена первая казнь: Себастьян при­вязан к дереву, а тело его пронзают стрелы. Теперь святой выглядит молодо и у него нет бороды. Уменьшается и количество стрел, хотя Иаков Ворагинский писал, что во время первой казни святой напоминал ежа — так много стрел в него было выпущено. Но художники эпохи Возрождения сосредоточены на красоте тела Себастьяна, а не на количестве ран — боль редко искажает лицо святого.

Дерево, к которому привязан святой, растет у канала на одной из венецианских площадей. Сцена казни не нарушает праздного спокойствия города, его жители продолжают прогуливаться, а стражник — единственный персонаж, связанный с Себастьяном, — уснул. Балконы дворца украшены турецкими коврами: они напоминают о процветании Венеции, случившемся благодаря торговле с Отто­манской империей.

Почитание святого Себастьяна усилилось в XIV и XV веке вместе с пришедшей в середине XIV века черной смертью: считалось, что Себастьян помогает защи­титься от чумы. С приходом чумы в Венецию в 1477 году связывают и картину да Мессины. Впрочем, художник умер всего через год в своей родной Сицилии, так что неизвестно, мог ли он успеть получить и выполнить такой заказ.

Йос Лиферинкс. «Заступничество святого Себастьяна» (1497–1499)

The Walters Art Museum

Как свидетельствует жизнеописание святого Себастьяна, первый случай изба­вления города от чумы благодаря его заступничеству произошел в конце VII ве­ка, а именно в 680 году, когда мощи святого отправили из Рима в Павию, пора­женную эпидемией. Реликвию поместили в церкви Сан-Пьетро ин Винколи, посвятили Себастьяну алтарь, после чего чума ушла.

В Павию мощи Себастьяна попали скорее по политическим, нежели религиоз­ным соображениям. В то время культа Себастьяна как защитника от чумы еще не существовало, зато он считался, наравне с Петром и Павлом, покровителем Рима. Незадолго до начала эпидемии тогдашний римский папа Агафон заклю­чил союз с лангобардами Королевство лангобардов (568–774) — государство на севере Италии, созданное одноименным германским племенем. В VII веке под властью лангобардов находилась большая часть современной Италии.. Перенесение мощей одного из самых влиятельных римских святых в Павию укрепляло этот союз, а последовавшее за этим исцеле­ние города свидетельствовало о том, что союз одобрен Небесами.

В 1460-е годы, после почти векового отсутствия, чума вернулась на юг Фран­ции, вспышки эпидемии в разных городах продолжались вплоть до начала XVI века. В Марсель чума приходила в 1476, 1483–1485, 1490 и 1494 годах. Спу­стя три года после очередной эпидемии, в 1497-м, авиньонский художник Йос Лиферинкс написал историю жизни святого Себастьяна для алтаря церкви Нотр-Дам-дез-Аккуль в Марселе. Алтарь посвящен и двум другим защитникам от болезней — святому Роху и святому Антонию. Одна из сцен изображает заступничество святого Себастьяна. Лиферинкс опирается на рассказ из «Золо­той легенды», в основе которого — сюжет из «Истории лангобардов», написан­ной в конце VIII века средневековым монахом Павлом Диаконом. На картине изображена Павия, где свирепствует болезнь: живые не успевают хоронить мертвых, и прямо во время отпевания чума поражает одного из могильщиков. В небе видны два ангела: согласно «Золотой легенде», многие видели, как ангел в белых одеждах показывал ангелу смерти, какой дом поразить копьем, после чего оттуда выносили мертвецов. Вдалеке, на облаке, святой Себастьян молит Бога о спасении города. Впрочем, в Павии художник никогда не был, так что на картине, скорее всего, изображен его родной Авиньон.

Хусепе Рибера. «Святой Себастьян и святая Ирина» (1628)

Государственный Эрмитаж

После того как Диоклетиан приказал лучникам расстрелять Себастьяна, свято­го оставили умирать привязанным к дереву. Ночью к месту казни пришла свя­тая Ирина. Она вытащила стрелы из тела Себастьяна, отнесла его к себе домой и вылечила. Эта история появляется в середине XVII века в сборнике «Деяния святых», составленном иезуитом Жаном Болландом. В его основе — более ранние средневековые тексты. В искусстве же линия о святой Ирине возникает еще раньше — в XV веке.

Исцеление Себастьяна от ран и его способность останавливать чуму считались чудом: чума обойдет молящегося, как Себастьяна миновали стрелы палачей. В конце XVI — XVII веке, в эпоху Контрреформации, на изображениях казни святого все чаще появляется святая Ирина — и церковь всячески поддерживает этот сюжет, пытаясь восстановить доверие католиков. Образ Ирины являл хри­стианам, и в особенности христианкам, пример сострадания и заботы о ближ­нем, а также рационально объяснял, каким образом Себастьян остался жив. К этой сцене часто обращались художники, находившиеся под влиянием Кара­ваджо, в том числе Хусепе Рибера. Большую часть жизни он провел в Неаполе, где видел работы Караваджо.

На этой картине в теле святого осталась всего одна стрела. Внимание зрителя приковано к Себастьяну, тогда как женские лица остаются в полумраке. В отли­чие от большинства художников, изображавших Ирину и ее помощницу осво­бождающими Себастьяна от веревок, Рибера оставляет святого привязанным к дереву. Запрокинутая голова, голая шея, отведенная рука подчеркивают его беззащитность.

Лодовико Карраччи. «Святого Себастьяна сбрасывают в клоаку Максима» (1612)

The J. Paul Getty Trust

После того как святая Ирина спасла Себастьяна, он пришел во дворец Диокле­тиана и начал упрекать его в жестокости по отношению к христианам. Разгне­ванный император велел снова казнить святого, а именно забить его палками, после чего сбросить тело в клоаку Максима  Клоака Ма́ксима, или Большая клоа­ка, (от лат. Cloaca Maxima) — часть античной системы канализации в Древнем Риме. — до сих пор существующий канал канализационной системы, заложенной в VI веке до н. э.

В ночь после смерти Себастьян явился благочестивой римской матроне Луци­не, показал ей, куда было сброшено его тело, и женщина похоронила его в ката­комбах у Аппиевой дороги  Аппиева дорога — одна из важнейших обще­ственных дорог Рима, построенная в IV веке до н. э. В катакомбах на Аппиевой дороге были захоронены многие христианские свя­тые и мученики. . Рядом с тем местом, где Луцина обнаружила тело святого, построили небольшую церковь, но в XVII веке ее пришлось снести, чтобы освободить место для базилики Сант-Андреа делла Валле. Чтобы сохра­нить память о том, что здесь произошло, одну из капелл новой базилики посвятили святому Себастьяну, а семейную капеллу Барберини расписали сце­нами из его жизни.

Эгон Шиле. Автопортрет в образе святого Себастьяна (1914–1915)

Wikimedia Commons

В 1915 году в венской галерее «Арно» открылась персональная выставка Эгона Шиле. Для афиши Шиле использовал автопортрет в образе святого Себастьяна. На множестве своих портретов художник изображал себя смотрящим на зрите­ля в упор. Здесь же его глаза закрыты, а тело безвольно повисло в воздухе, встречая град стрел.

Пьер и Жиль. «Святой Себастьян» (1987)

© Pierre et Gilles / burnley college digital photography / Flickr.com

Начиная с XV века художники, обращающиеся к образу святого Себастьяна, все чаще сосредоточивались на красоте его обнаженного тела, мученичество же отходило на второй план. Еще в первой половине XVI века Джорджо Вазари рассказывал в своей книге «Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих», что в монастыре Сан-Марко во Флоренции решили убрать из церкви изображение святого Себастьяна: многие прихожанки на исповеди сознавались в том, что картина вызывает у них греховные мысли. Наконец, к XX веку образ этого красивого юноши стал частью гей-культуры. На блестя­щих, китчевых фотографиях Пьера и Жиля святой Себастьян выглядит слиш­ком желанным: не скрывая своей иронии, художники утрируют те смыслы, которыми изобра­жения святого Себастьяна наделяли их предшественники.

микрорубрики Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года Архив

Картина Сандро Боттичелли «Положение во гроб, или Оплакивание Христа со святыми» (ок. 1490)

В картине «Положении во гроб» (Старая Пиникотека, Мюнхен) Боттичелли угловатость и некоторая деревянность фигур, заставляющие вспомнить об аналогичной картине нидерландского художника Рогира ван дер Вейдена, сочитаются с трагической патетикой барокко. Тело мертвого Христа с его тяжело упавшей рукой предвосхищает некоторые образы Караваджо, а голова потерявшей сознание Марии приводит на память образы Бернини.

В этой работе Боттичелли поднимается до трагических высот, достигает необыкновенной эмоциональной емкости и лаконизма.

Художник использовал готическую иконографическую схему — Богородица с мертвым Христом на коленях, мастерски вписав группу в многофигурную композицию.

Изображенные на фоне скалы с темным входом в пещеру и каменного саркофага, все фигуры сцены склоняются к ее центру, создавая напряженное внутреннее поле, наполненное их скорбью и трагизмом произошедшего. Их сдержанные, но выразительные жесты, интенсивные краски картины — все это производит неизгладимое впечатление высокой степени драматичного зрелища.

Мария скорбя, обнимает тело Спасителя, лежащее у нее на коленях — молодое прекрасное тело с совершенными пропорциями, словно мерцающее внутренним светом. Внимание привлекает упавшая рука Христа, этот мотив, применявшийся в средневековой скульптуре, благодаря Боттичелли обрел новую образную выразительность и станет отныне примером редкой удачи пластического завершения образа.

Первый ряд композиции образуют две симметричные склоненные фигуры — две Марии, обнимающие и целующие голову и ноги Иисуса. По краям саркофага расположены Апостолы: слева Павел с мечем в руках, справа Петр с ключами от Царства Небесного.

Некоторые исследователи относят его к концу 90-х годов; по мнению других, эта картина возникла позже, в первые годы XVI века, так же как и картины из жизни Св. Зиновия.

Душераздирающее «Положение во гроб» Боттичелли современно раннему «Оплакиванию» Микеланджело — одному из самых спокойных и гармоничных творений скульптора.

предыдущая / главная / следующая страница

«Рождение Венеры» Ботичелли: скрытые символы на картине



Картина «Рождение Венеры» — одно из самых известных и признанных произведений искусства в мире, шедевр итальянского ренессанса. Героиня — обворожительная модель и муза Симонетта Веспуччи, которую на картине окружают многие символические и мифологические элементы. Что означают цветы и другие символы на картине?

История написания

Боттичелли написал «Рождение Венеры» между 1484—85 годами и эта работа стала достопримечательностью живописи XV века, богатой своими аллегорическими ссылками. Картина была заказана членом флорентийской семьи Медичи, Лоренцо ди Пьерфранческо, который был дальним родственником Лоренцо Великолепного. Лоренцо ди Пьерфранческо де Медичи также поручил художнику проиллюстрировать «Божественную комедию» Данте и «Аллегорию весны». Картина «Рождение Венеры» украшала спальню своего заказчика на вилле в Кастелло, недалеко от Флоренции.

Симонетта Веспуччи

Обворожительная модель и муза, вдохновившая многих мастеров и в том числе Боттичелли, была известной молодой блондинкой из Флоренции . Симонетта Веспуччи — жена Марко Веспуччи, двоюродного брата знаменитого Америго Веспуччи, чье имя было дано новому континенту Америки. Симонетта была легендарной красавицей, и Медичи были одержимы ею, открыто демонстрируя свое восхищение несмотря на ее замужний статус. Симонетта умерла очень молодой, в возрасте 23 лет, и похоронена в церкви Огниссанти во Флоренции.


Портреты Симонетты

Сюжет картины

На картине в мифологизированной форме Боттичелли воспевает союз духовного и материального, небесного и земного. Представление мифологических мотивов было основной тенденцией в эпоху Возрождения. Аллегории, взятые из классической культуры, богов Олимпа и мифологии, использовались для выражения гуманистических ценностей. А Флоренция как раз была центром гуманистических исследований.
Venus Humanitas — Венера Человеческая — появляется на свет среди природных стихий. Торжествующая богиня любви и красоты, римляне знали ее как Венеру, а для греков она была Афродитой. Венера, согласно греческому поэту Гесиоду, написавшему Теогонию, родилась из морской пены. Венера чарующе соблазнительна своими женственными покатыми плечами, нежными формами, выразительными руками и пышными волосами. , пленительные портреты которой оставили многие художники (в том числе Пьеро ди Козимо и сам Боттичелли).
Несмотря на необычные размеры ее тела — удлиненную шею и длинную левую руку — Венера Боттичелли — невероятно красивая женщина с гладкой, нежной кожей и золотыми кудрями. Она поднимает ногу, чтобы сойти со своей позолоченной ракушки, и в это время ветер заливает ее цветами. Она рождена для мира как богиня красоты, и зритель является свидетелем этого акта творения.

Другие герои картины

После рождения Венера сошла на берег в раковине, отталкиваемая дыханием Зефира, бога ветра. На картине мы видим Зефира, обнимающего нимфу Флору. Считалось, что дыхание Зефира обладает способностью оплодотворять и создавать новую жизнь. Его объятие с нимфой символизирует акт любви. Справа — служанка (Ора), готовая обернуть плащ, украшенный весенними цветами, вокруг Венеры, чтобы покрыть ее наготу. Она является воплощением одной из греческих богинь времен года (цветочное убранство ее платья говорит о том, что она — богиня Весны).


Техника написания

Стоит упомянуть исключительную технику и прекрасные материалы, используемые для выполнения работы. Долгое время деревянные панели были самыми популярными для написания картин и будут оставаться популярными до конца XVI века. Дополнительную популярность постепенно набирал и холст. Он стоил дешевле, чем дерево, и считался менее формальным, и более подходящим для частных заказчиков.
Ботичелли использовал в процессе написания дорогой алебастр, который сделал цвета еще ярче и качественнее. Кроме того, картина имеет и собственные уникальные разработки художника: Боттичелли приготовил свои пигменты с очень небольшим содержанием жира и покрыл их слоем чистого яичного белка, что было необычной для его времени техникой. Благодаря такое технике картины Ботичелли своей свежестью и яркостью скорее напоминает фреску. Таким образом, она является первой работой, выполненной на холсте, в Тоскане и «первым масштабным полотном, созданным в эпоху Возрождения во Флоренции».

Символика

1. Раковина — отражает океаническое происхождение Венеры, символически соединяясь с рождением человека. Морская красавица-раковина, равно как и ее меньшая сестра, речная ракушка — водный и лунный знак, а также женский символ. Также это эмблема любви, брака и процветания.
2. Зефир — бога ветра.
3. Флора — супруга бога западного ветра Зефира и мать всех растений. Она — та, которая питает и дает жизнь. Союз Зефира и Флоры часто рассматривают как аллегорию единства плотской (Флора) и духовной (Зефир) любви.
4. Камыш — символ скромности Венеры, которая как бы стыдится своей красоты.
5. Ора Талло — в греческой мифологии одна из Ор (весенняя), богиня цветения растений
6. Фиалки — луг засыпан фиалками, символом скромности, но часто используется для любовных зелий.
7. Роза — белая роза — это «цветок света», символ невинности, девственности, целомудрия и чистоты, духовного раскрытия, очарования.
8. Остров, к которому Венера прибывает — это Кипр или Ситхерея.
9. Апельсиновое дерево — одно из самых плодовитых деревьев и древний символ плодородия. Апельсин ассоциируется с великолепием и любовью.
10. Маргаритка — символа любви, весны и плодородия.




Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

«Воскрешение Лазаря». История картины

Настенная живопись римских катакомб, византийские фрески, иконы, а еще Джотто, Лукас Кранах Младший, Рембрандт, Нестеров, Ван Гог… Список художников, обращавшихся к истории воскрешения Лазаря, друга Христа, брата Марфы и Марии, можно продолжать почти до бесконечности. Один из знаковых сюжетов Священного Писания, история чуда, описанная евангелистом Иоанном, стала важной темой в истории мировой живописи. Писали ее по-разному: боговдохновенно, тонко, эмоционально или отстраненно, строго или торжественно, детализировано, современно, в соответствии вкусам или стилю. Но среди прочих был один художник. Прообраз Воскрешения Христа, событие воскрешения мертвого он изобразил так, будто сам был очевидцем этих реальных событий. Хотя то, как он это сделал вызывает справедливое отторжение у многих людей.

Гениальный бродяга

Портрет Караваджо работы Оттавио Леони (1621)

Микеланджело Меризи да Караваджо — выходец из Ломбардии. Он осиротел в 1576 году в возрасте четырех лет. Его отец архитектор Фермо Меризи умер от чумы, которая обрушилась на Ломбардию.

Мальчик рано начал заниматься живописью, с одиннадцати лет учился у миланского художника Симоне Петерцано. Тогда же научился игре на лютне, овладел искусством фехтования и стал великолепным наездником.

Когда умерла мать, братья разделили достаточно большое наследство и стали жить самостоятельно. Караваджо, которому было уже двадцать лет, отправился искать счастья в Рим. На первое время денег хватало, но потом пришла нужда, в том числе из-за разгульного образа жизни, который вел юноша.

Микеле (так называли его друзья) жил среди оборванцев великого города, скитался, бродяжничал. Случай привел его в мастерскую известного тогда Джузеппе Чезари. Чезари скупал работы молодых художников и перепродавал их. Нанимал художников в свою мастерскую и вообще поставил на поток производство картин. Обратив внимание на талантливого юношу, он взял его в свою мастерскую, где поручал Караваджо писать только натюрморты, пользовавшиеся большим спросом среди покупателей. Правда отношения между Караваджо и Чезари сразу не заладились, поэтому Караваджо незаметно писал еще и для себя. В основном это были портреты уличных мальчишек и бедноты. И хотя эти картины не пользовались спросом у перекупщиков, Караваджо продолжал писать. Тогда то он и написал «Юношу с корзиной фруктов», на которой изобразил своего друга. Картина заинтересовала многих заходивших в мастерскую Чезари и определила будущее художника.

Однажды Караваджо заметил и пригласил работать к себе во дворец кардинал Франческо Мария Борбоне дель Монте. Он поселил его в своем дворце, выделил мастерскую и обеспечил заказами. Это напрямую было связано с деятельностью папы Климента VIII, который уделял большое внимание украшению церквей. Многие меценаты, желая отметиться и получить расположение понтифика, активно содействовали этому начинанию папы. Заказы так и сыпались на художников.

Караваджо – человек, рисовавший жизнь

«Положение во гроб» (1603)

Отличительной особенностью Караваджо была его откровенность. И прежде всего откровенность в передаче натуры. Он не признавал авторитетов, был непредвзят, принципиально ничего не выдумывал, не создавал отвлеченных романтизированных образов. Он писал как есть, скрупулезно выписывая предметы, которые в момент написания и были главными на картине. Если изображал мифологическое существо, а натурщиком выступал юноша с грязными жилистыми руками, то у античного бога были жилистые, рабочие руки. Если натурщик держал в руках виноград со сгнившими ягодами и пожухлыми листьями, то художник выписывал их такими, как они есть.

Многие биографы Караваджо пишут о нем как о человеке, который «не делал ни одного мазка, кроме как подсказанного жизнью», как о «перевернувшем все представление о том, что украшает живопись».

Караваджо писал то, что знал лучше всего. Воспевал красоту земной жизни, как ее видел. Он и верил лишь в то, что видели его глаза. Может быть, поэтому его картины имеют такую силу воздействия. Зритель чувствует себя вовлеченным участником события

Многие критиковали Караваджо за натурализм, вульгарность, за профанированность его святых. Ведь на полотнах это были простые смертные люди. Еще больше заказчиков возмущало то, что ради этой своей «с натуры» в качестве моделей Караваджо приглашал бродяг, нищих и проституток. Но как иначе мог поступать человек, который жил бок о бок с римской нищетой, знал, что это такое, был частью этого мира? «Вы не просто смотрите на мои картины, вы видите, вы верите в них, вы их чувствует», — говорил он. Да, он действительно по-своему интерпретировал сюжеты священного Писания, нарушая сложившиеся каноны и пренебрегая авторитетами. Бывали случаи, что от его картин отказывались заказчики. Но Караваджо воспринимал Евангельскую весть самым серьезным образом, как то, что касается его самого, является его частью. «Успение», «Мадонна пилигримов» (1603), «Ужин в Эммаусе» (1606), «Положение во гроб» (1602) «Уверение Фомы» (1601), «Мученичество святого Матфея» (1600) и многие другие работы демонстрируют Караваджо как евангелиста от живописи и заставляют содрогнуться от того, насколько близки могут быть события Писания.

Вспыльчивый, грубый, эмоциональный, страстный, неуживчивый, экстравагантный, нетерпимый, наживающий всюду и всегда себе врагов, гениальный… Караваджо всегда носил при себе оружие и часто его применял. Однажды он повздорил с неким Томаззони. Из-за девушки, известной в Риме куртизанки, которая, как говорили, позировала ему для картины «Святая Екатерина». Скрестили шпаги, дуэль была жестокой и кровопролитной. Раненый Томаззони умер от потери крови. О стычке быстро стало известно властям, и Караваджо кинулся в бега, ведь его не просто разыскивали за убийство, за его голову объявили награду.

Скрываясь от наказания, он добрался до Неаполя. Здесь его прятали и опекали покровители, которые обеспечивали ему свободу, но взамен требовали писать картины. Потом художник перебрался на Мальту. Несмотря на причастность к убийству (это было непреодолимым обстоятельством), Караваджо приняли в орден мальтийских рыцарей-ионитов. И он вновь стал писать. Мучимый чувством вины, жаждущий прощения и помилования, на Мальте Караваджо создал серию работ настолько откровенных, беспощадных и драматичных в своей подаче, картин без намека на утешение, что его прямо стали называть величайшим художником современности. Всех особенно потрясло огромное полотно «Усекновение главы Иоанна Крестителя» (1608), где Караваджо впервые поставил свою подпись. Он подписал картину в центре, кровью Крестителя, будто желая, чтобы это смыло с него совершенное преступление.

«Лазаре, гряди вон»

Страх, ужас неизбежности, негодование из-за несправедливости законов природы, — вот что испытывает человек, соприкасаясь со смертью. Но вот мы читаем евангелиста Иоанна.

В одиннадцатой главе святой Иоанн рассказывает историю жителя Вифании, небольшого поселения вблизи Иерусалима. Праведный Лазарь, тот, что принимал в своем доме вместе с сестрами Марфой и Марией Иисуса Христа, заболел. Мария через знакомых просила передать Христу: «Господи! вот, кого Ты любишь, болен». «Эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий», — такой она получила ответ. Лазарь все-таки умер. Плачут сестры, плачут друзья. Не верят в смерть соседи, но хоронят праведника, как подобает обычаю, запеленав в саван, кладут в пещеру, в гроб и задвигают каменной плитой. Продолжают плакать, тосковать, утешать друг друга в печали о Лазаре. А в это время в Вифанию спешит с учениками Христос: «Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его». «Господи! если уснул, то выздоровеет», — говорят ученики и слышат прямой ответ: «Лазарь умер; и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему». (Ин 11:14-15)

Уже подходя к городу, Христос встречает Марфу и, видя ее слезы, говорит: «Воскреснет брат твой!» И она, кивая и плача, говорит: «Знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день». В словах убитой горем женщины слышны и вера, и сомнение, и потому Христос говорит ей: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему?» (Ин 11:25-26)

Уже там, недалеко от гроба, Христос встретил другую сестру Лазаря, Марию и расплакался вместе с нею. Тут же шепот прошел по толпе: «неужели Он, открывавший глаза слепым, не мог сделать, чтобы и этот не умер?» Дальше события происходят стремительно, чудо происходит без промедления у всех на глазах.

«… То была пещера, и камень лежал на ней. Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе. Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию? Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший… Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет…» (Ин 11:38-44)

И вот уже горе сменяется радостью, слезы — ликованием. Смерти больше нет, страх смерти изжит. И мы через рассказ евангелиста становиться свидетелями Малой Пасхи, прообраза Воскресения Христова.

«Воскрешение Лазаря». Караваджо

В 1608 году Караваджо бежал с Мальты. Он и там умудрился повздорить и оказаться в тюрьме. Его приютил в Сиракузах старый друг и ученик, который и помог осуществить побег с острова рыцарей. Тут же новость облетела Сицилию, и на прославленного художника обрушились заказы. Он получил заказ для церкви святой Лючии. Сразу откликнулся на него, тем более, что был без средств к существованию. Он написал «Погребение святой Лючии», которая считалась покровительницей Сиракуз, достаточно быстро, всего за два месяца. Но многим картина показалась мрачной, серой и скупой в колорите. Поэтому, как только Караваджо получил гонорар, он отправился в Мессину, тем более, что мальтийские рыцари напали на его след.

В Мессине Караваджо познакомился с успешным и состоятельным купцом Джовани Баттиста де Ладзари, который предложил художнику что-нибудь для него написать. Караваджо, как было тогда принято, написал образ святого покровителя заказчика — обратился к теме воскрешения Лазаря.

Мрачные катакомбы, два человека держат тело Лазаря, умершего четыре дня назад. Караваджо обычно писал с натуры, поэтому и здесь он нанял людей, чтобы те позировали ему. Он даже велел принести ему выкопанное тело недавно убитого юноши. И хотя натурщики категорически отказывались держать в руках тело, Караваджо настоял на своем. Говорят, он даже пригрозил им клинком.

«Воскрешение Лазаря» (1609)

Мощная и огромна пустота. Луч света, который прорезает пространство. Свет, который, как прожектор, высвечивает действующих персонажей, который противопоставлен тьме и пустоте и сам является действующим лицом полотна — отличительная особенность Караваджо. Свет скользит по фигурам Христа, Лазаря, его друга, Марии и прямо сейчас, в эту секунду этот неземной свет воскресит к жизни оплаканного брата. Могильщики ухватились и едва удерживают плиту, которую только что отвалили от гроба. Они отвернулись, не желая смотреть смерти в глаза. На землю выкатились кости, череп, спали погребальные пелены с Лазаря. И вот его рука, будто отозвавшись на слова: «Лазарь, выйди» — уже тянется к свету. Смятение, горе, любопытство, недоумение на лицах присутствующих. Нет ликования, нет понимания, что чудо уже случилось, так неожиданно и вопреки законам природы оно вошло в их жизнь.

А зритель вновь участник реальных событий, такой же недоумевающий и растерянный, сопричастный и неравнодушный. Одни биографы говорят, что, увидев недоумение на лице заказчика и его знакомых, пришедших взглянуть на картину, раздосадованный реакцией Караваджо выхватил кинжал и полоснул им по холсту.

Другие утверждают, что заказчик был очень недоволен, и Караваджо в отчаянии снял изображение и написал картину заново.

В 1609 году картина была подарена мессианскому братству крестоносцев. Она пострадала во время землетрясений на Сицилии в 1693, 1783, 1908 годах, но ее удалось отреставрировать. В дошедшей до наших дней картине, которую художник написал за год до смерти, Караваджо предстает человеком, жаждущем истины и доказательств, миссионером и проповедником, искренне верящим в Воскресение из мертвых.

Г.Климт, «Смерть и жизнь», 1915 год, Фото: artchive.ru

Название Смерть и жизнь
Страна, художник Австрия, Густав Климт
Год 1915
Жанр ню, мифологическая, аллегорическая сцена, модерн
Находится Музей Леопольда, Вена
Материалы холст, масло

Картину “Смерть и жизнь” написал австрийский художник Густав Климт в 1915 году.

Полотно писалось им в течение семи лет. Начало работы приходится на 1908 год. Во всех работах художника-символиста главной темой является женщина.

Вечное противостояние и только один победитель

Тема жизни и смерти – основная не только в творчестве Климта, но и для большинства деятелей искусства того времени. В отличии от современников, в полотнах Климта чувствуется толика надежды.

Сюжет картины таков: жизнь и смерть бесконечно конкурируют между собой. Смерть в стороне тихо ждет своего часа для выхода. Художник условно разделил полотно на две части. Слева расположена худая фигура смерти; справа автор изобразил группу людей, которые, по его замыслу, являются символом жизни. Между темным пространством и жизнью есть некий барьер, который защищает живое от несовременного прихода гостьи-смерти.

Чтобы показать полную противоположность действующих лиц, Климт использует не только различную палитру, но и формы. Угол жизни переливается всеми цветами, он яркий, привлекает больше всего внимания. Сначала можно даже не заметить темный силуэт в противоположной части холста.

Изображение людей, оттененное золотыми переливами, вселяет надежду и умиротворение. Глаза всех героев “жизни” закрыты и только одна девушка будто видит страшный образ смерти. Лица людей умиротворенные, они все переплетены между собой, что словно дает отпор смерти.

Смерть художник изобразил худой, темной. Ее цветовая гамма включает все цвета синего, темно-зеленого, черно-фиолетового. Ее образ статичен, она с завистью наблюдает за течением жизни. Она стоит и не может раньше времени сделать шаг в сторону людей, ведь тем самым нарушит правильное течение вещей.

Смерть – явно проигравшая на этой картине. Но настанет час и она выйдет в гордом одиночестве с победой.

Своей картиной Густав Климт хотел показать, насколько важна ценность жизни. Она долго способна обводить смерть вокруг пальца, но всегда проигрывает ей в конце. Смерть — единственный вечный персонаж полотна.

Увидеть картину знаменитого художника можно в Вене, в Музее Леопольда.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *