Василий паскье

Свято Троицкий Алатырский мужской монастырь

Когда едешь из г.Ульяновск на автомобиле по холмистой и живописной местности в старинный город со сказочным названием Алатырь, то невольно представляешь, как в 1552 г. русское войско во главе с царем Иоанном IV Васильевичем шло по этим ( неасфальтированным!!!) дорогам походом на Казань.
Представляю и не понимаю, как это было возможно?
Свято – Троицкий Алатырский мужской монастырь был построен по повелению Иоанна IV Васильевича в остроге на реке Алатырь. Об этом событии сообщает челобитная старца Авраамия, келаря Троицкого Сергиева монастыря к царю Михаилу Феодоровичу.
Поход был удачным. Благодарный царь, уверившийся в заступничестве перед Богом преп. Сергия Радонежского, которого он призывал на помощь в своих молитвах, повелел построить во имя этого святого сразу несколько храмов – в Казани, Свияжске и новоустроенном граде Алатыре.
Возле администрации города есть Доска Почета и там написаны вот такие слова: — «Град Алатырь основан в 1552 г. Иоанном IV Грозным для защиты границ Московского государства».
Мои родители переехали из Челябинска в этот город 10 лет назад. Я много раз проходила мимо этой Доски Почета, читала эти строки и только в прошлом году меня осенила мудрость этих слов — для защиты земель ставились монастыри!!!
Храмы монастыря строились на денежные средства, которые перечислялись из Государственной казны.
В Алатырском монастыре, как и в Троице-Сергиевой Лавре, проводилась работа над духовным просвещением народа. Было основано Алатырское русское училище, в котором учились дети духовенства, готовящиеся принять священный сан. В 1818 году преобразовано в уездное духовное училище.
С 1796 года монастырю принадлежала Свято- Духовская мужская пустынь на реке Сура, в которой пребывала икона сщмч. Антипы Пермгамского и вмч. Иоанна Воина. Частицы мощей этих угодников до сих пор находятся в Свято-Троицком Алатырском мужском монастыре.
Сейчас Свято- Духовская мужская пустынь очень сильно разрушена. Восстанавливает этот памятник Духа и истории наш земляк — ученый, писатель, протоирей Моисеев Дмитрий Александрович. На территории Пустыни сохранились могилы воинов-героев Отечественной войны 1812 года.
Связь с ещё одним великим светильником земли русской преп. Серафимом Саровским — так же имеет свой след в истории монастыря.
В 1795 – 1796 г.г. епископ Павел (Пономарев), желая улучшить состояние дел в Алатырском Свято-Троицком монастыре, решил сменить его настоятеля. Известный своей благочинной жизнью иеромонах Серафим из Саровской пустыни мог стать настоятелем в монастыре г. Алатырь. В летописи Серафимо-Дивееского монастыря этот случай из жизни Серафима Саровского отмечен как один из ключевых моментов в его жизни. Именно после отказа от сана архимандрита и настоятельства сначала в одном, а затем и в другом монастыре, преп. Серафим взял на себя молитвенный подвиг стояния на камне 1000 дней и ночей. Простой молитвой – «Боже, милостив буди мне грешному», он расторг невидимые сети диавола, желающего опутать мир своим лукавством на все времена. Многодневная молитва святого до сих пор имеет силу, и радостно, что в то время преп. Серафим молился и за духовное устройство жизни Алатырского монастыря Самарской губернии. В Алатырь же был направлен другой саровский подстриженник – иеромонах Авраамий. О. Авраамия, к тому времени бывшего настоятелем в мужском монастыре на Валдае, перевели в Свято — Троицкий Алатырский мужской монастырь.
В 1904 году еще один алатырский молитвенник — о. Гавриил – через год после прославления преп. Серафима получил назначение на настоятельство Свято — Троицким монастырем. Сразу же после своего назначения на настоятельскую должность он направился в г. Саров поклониться мощам преп. Серафима, совершить Литургию и молебен святому подвижнику. Напутствуемый благословением преподобного, о. Гавриил начал устраивать жизнь в монастыре на самых высоких духовных началах, которые позволили заложить твердый камень веры, не поколебавшийся во все последующие безбожные годы.
Древняя история обители богата и своими собственными воспитанниками. И самый великий из алатырских святых – схимонах Вассиан, подвизавшийся здесь в XVII веке. Через пару сотен лет его мощи были обретены совершенно нетленными, от них происходило множество исцелений и чудес. И к монастырю отовсюду потянулись для поклонения жаждущие излечения паломники, тем и прославилась эта святая обитель.
В 1904 году был обустроен колодец недалеко от усыпальницы святого Вассиана, куда он, по преданию, сбросил свои вериги и власяницу, избегая человеческой славы. И по сей день в пещерном храме во имя Преподобного Серафима Саровского бьет Вассиановский источник, целебная сила воды которого помогает от многих болезней. Точное место последнего погребения подвижника неизвестно: перед закрытием обители монахи, боясь осквернения мощей, сокрыли их. Но нынешняя братия усердно молится и верит, что со временем Господь откроет эту тайну. В наше время целебной водой из колодца молодые послушники ежедневно наполняют огромные ёмкости, которые находятся возле церковной лавки, и любой человек может пить эту воду и брать с собой.
С 1919 года начался самый трагический период в истории монастыря. Был арестован и отправлен на Соловки настоятель, тихий молитвенник Архимандрит Даниил и в 30-х годах расстрелян там. Многих монахов постигла участь быть убиенными. А в храмах и келиях святой обители расположились баянная фабрика и зона НКВД. Уже в наши дни на территории монастыря были обнаружены останки более трехсот невинно загубленных душ, среди которых – немало детских; все они сейчас бережно погребены. Вся территория монастыря устлана костьми Православных – это трагическое, святое место. В годы войны здесь разместились лыжное производство и табачно-махорочная фабрика, которая просуществовала до 1988 года.
В марте 1995 г. монастырь был возвращен Русской православной церкви для возрождения монашеской жизни.
В ноябре 1995 г., по приглашению Владыки Варнавы, тогда архиепископа Чебоксарского и Чувашского (ныне Митрополит), под свою опеку Свято — Троицкий Алатырский мужской монастырь взял отец Иероним (Шурыгин, 1952 -2013 г.г.), духовный сын старца отца Иоанна Крестьянкина.
От былого величия настоятелю и братии достались только полуразрушенные стены Храмов и келий.
Работа была проведена огромная. Восстановленные Храмы поражают своим величием, убранством, как будто никогда не были разрушены.
Сейчас быт братии и паломников налажен, но многие с грустью вспоминают те времена, когда ничего не было и они были полны особым подвижническим духом, огромной Верой и своим самоотверженным трудом творили чудеса во Славу Божию.
Параллельно со строительными работами шли службы и постриги. Люди, рожденные, выросшие в Советском Союзе и воспитанные в атеизме, разного возраста, профессии, совершенно осознанно становились в ряды Христовых воинов.
Одна паломница по имени Татьяна из г. Самары рассказывала мне свою историю:
» Во времена СССР я была известной манекенщицей. Когда я попала к отцу Иерониму (Шурыгин, 1952 -2013 г.г.),, то владела крупным швейным ателье в г. Самара. Сама я всегда шила только эксклюзивные вещи из лучших каталогов мира, сама придумывала и, конечно, дорого продавала свои изделия знаменитостям России.
Приехала в монастырь на неделю и осталась на два года.
В монастыре я делала всю работу, которая требовалась. А когда пошли постриги в монахи, то оказалось, что подрясников и облачения не то что не хватает, а их просто нет.
Батюшка Иероним (Шурыгин, 1952 -2013 г.г.), с 1987 г. 5 лет жил на Афоне. Так вот я брала его монашеские вещи, изучала крой, составляла лекала и шила, шила, шила….
Бывало, я неделями не выходила из швейной мастерской, которая располагалась в подвале. Ела и немного спала там же.
Каждая вещь была сделана строго индивидуально, я вышивала имя монаха внутри каждого подрясника, каждой рясы, каждой скуфейки.
И, ты знаешь, эти дни были самыми радостными в моей жизни.
Я была счастлива».
Когда Татьяна рассказывала, то я вспоминала мультфильм «Дикие лебеди» (Союзмультфильм 1963г.), эпизод в конце сказки, когда любящая сестра накидывает на своих заколдованных братьев – лебедей, связанные ею из крапивы рубахи — колдовство рассеивается и они становятся опять людьми. Татьяна была для каждого нового монаха любящей сестрой, которая материализовала их крылья, полученными новыми воинами от Бога во время пострига, даря им новое черное облачение для нашего мира.
В настоящее время в монастыре проживает 80 человек братии, монастырь принимает паломников, действует богадельня для монахинь.
За прошедшие годы в монастыре восстановлено и построено заново 7 храмов:
храм Пресвятой Троицы,
храм Покрова Пресвятой Богородицы,
храм Казанской иконы Божией Матери,
храм преподобного Сергия игумена Радонежского,
храм преподобного Серафима Саровского,
храм апостола Варнавы,
а также храм преподобного Вассиана в заново построенной колокольне.
Общая высота колокольни от уровня земли до основания креста составляет 81,6 метра. Размер колокольни позволяют видеть её шпиль и слышать звон её колоколов, из которых особо выделяется 18-тонный колокол, практически в любом месте старинного города. Это колокольня занесена в книгу рекордов России, как самая высокая.
Освещение колокольни проходило торжественно и с использованием современной техники. Архимандрит Иероним (Шурыгин, 1952 -2013 г.г.), освещал колокольню стоя в люльке подъемного крана на высоте более 40 метров!
Обитель сегодня живет своей уставной жизнью, и слова молитвы вместе с колокольным звоном входят в наши души и помогают раскрывать сердца навстречу Богу.
Вот что интересно. Когда я собирала материал для этой статьи, выстраивала последовательность повествования об этом удивительно месте и людях, живших там, в разные (очень совершенно разные) времена, то мне вдруг стало понятно, что каждый из нас вносит свой посильный вклад в духовную мощь обители, страны, каждой души. О ком то остается людская память, о ком то архивная и, самое главное, слова молитвы каждого человека остаются в памяти, даже разрушенных, стен Храмов. И они возрождаются вновь.
И последнее. У монастыря есть Рождественский скит – это огромное хозяйственное подворье. Руководит этим монашеским колхозом отец Пимен, один из самых первых насельников Свято — Троицкого Алатырского монастыря.
Отец Пимен встретил меня и Татьяну из г. Самары радостно. Больше двух часов водил он нас, по своему хозяйству показывая страусов, племенных бычков, курочек, сады яблоневые, грушевые, пруд с карпами, розарий…. Когда мы подходили к вольеру со страусами или к огромному курятнику, или к загону с бычками отец Пимен ласково говорил:
— Здравствуйте – здравствуйте, курочки – красавицы (бычки- здоровечки)!-и рассказывал историю появления этой живности на скиту.
На прощание он взял Татьяну за руку и сказал тихо:
— Больше 15 лет прошло, а я всё ношу твой подрясник и вышивка с моим именем не стерлась…
Они стояли и молчали, вспоминая те далекие трудные и счастливые дни, когда они вмести, творили чудо во Славу Божию, не думая о чуде.
Я отошла в сторонку и смотрела на высокую красивую пожилую женщину и худощавого монаха, от которых шло тепло и спокойствие, благодарность друг другу за пережитые моменты жизни.
За многолетнюю плодотворную работу по формированию духовно-нравственных ценностей общества, весомый вклад в восстановление православной обители Архимандрит Иероним (Шурыгин, 1952 -2013 г.г.), удостоен в 2006 году звания «Почетный гражданин г.Алатыря». Он также награжден орденом святого благоверного князя Даниила Московского 3 степени, медалью ордена «За заслуги перед Чувашской Республикой», орденами и медалями различных общественных организаций.

Игумен Василий Паскье: Француз и его бабушки

Фильм ГТРК «Чувашия» «Русский батюшка с французской фамилией» о судьбе священника получил награду Всероссийского фестиваля. Из более сотни представленных передач, фильмов и сюжетов жюри отобрало к участию в конкурсе 74 работы.
На большом экране были показаны лишь 18 из них, в том числе ― и фильм ГТРК «Чувашия». Фильм рассказывает о жизни наместника Свято-Троицкого монастыря в Чебоксарах игумена Василия (Паскье).

Предлагаем вниманию читателей материал из журнала «Нескучный сад» об отце Василии (Паскье)

В Алатыре есть то настоящее, чего не найдешь в Москве. Так считает местный священник игумен ВАСИЛИЙ (Паскье), и, наверное, он больше, чем кто-либо другой, имеет право на такое смелое заявление. Он француз по национальности, но уже четырнадцать лет живет в Чувашии и провинцию со всеми ее проблемами изучил хорошо. С жизнью алатырского прихода, его необычным настоятелем и его прихожанами познакомилась корреспондент журнала Анна ПАЛЬЧЕВА

Католик Пьер Мари Даниэль Паскье в 1980 году принял постриг с именем Базиль (Василий). Он жил в униатском монастыре св. Иоанна Пустынника в Иерусалиме, где часто останавливались паломники из России. Знакомство с ними во многом определило его переход в Православную веру. В 1994 году в Москве состоялось присоединение к Православию иеродиакона ВАСИЛИЯ. В 1995 году он был рукоположен в иеромонахи. Летом 1996 года назначен благочинным Свято-Троицкого мужского монастыря в Алатыре. Затем в течение пяти лет был духовником местного Киево-Николаевского Новодевичьего монастыря. Два года назад о. Василий стал настоятелем больничного храма в честь Иверского образа Божией Матери. Ведет факультатив по французскому языку в городской школе. В 1998 году о. Василию удалось наконец оформить российское гражданство. На заседании Священного Синода 25 декабря 2009 года назначен на должность наместника Свято-Троицкого мужского монастыря г. Чебоксары

Виктория тети Зины
Зинаида (тетя Зина) уже двенадцать лет как на пенсии. Ушла рано, в пятьдесят лет, так как работала на вредном производстве: заливала реле смолой на релейном заводе. А дома оказалось скучно: родственники заходили редко, подружки тоже. Одна была отдушина — дача. На огороде тетя Зина выращивала огурцы, лук, викторию (так здесь называют садовую клубнику) и т.д. Ходила в лес, потом закручивала банки с грибами, варила земляничное варенье. Получалось так много, что подруга посоветовала: «У нас новую церковь восстанавливают, там мужики работают, их кормить надо. Ты б поделилась своими запасами-то». Тетя Зина поделилась раз, другой и — осталась работать на приходской кухне. «Когда я сюда пришла первый раз, — говорит она, — здесь было как после бомбежки: стены все оббитые, пола нет, ямы. Строительные леса стоят».

А потом ей поручили ответственное задание — ходить по городу с кружкой и собирать деньги на храм. В один базарный день удавалось собирать по тысяче рублей. «Люди разные бывают. Иной раз подходят: «Че стоишь? Батюшке на новый “Мерседес” собирашь?»

Монахиня Ангелина была пострижена в Свято-Троицком мужском монастыре, а затем стала насельницей одного из женских монастырей Твери. Вскоре у нее заболели колени, и ее отправили обратно в Алатырь к родным. Но о. Василий пригласил ее к себе на приход. Теперь она живет при церкви, читает Псалтирь. Десять лет назад мать Ангелина работала в малярной бригаде. И вот они с подружками решили «подхалтурить» в монастыре (его как раз начали восстанавливать). Постепенно стали воцерковляться и потом, когда с одной из подружек решили искать себе духовника, присмотрели о. Василия: этот нам, мол, по зубам. Он по-русски, наверное, не особо понимает, будет позволять нам грешить… В итоге, по ее собственным словам, «осталась без зубов» — и в прямом, и в переносном смысле.

Приходская жизнь в больничном храме в честь Иверской иконы Пресвятой Богородицы в Алатыре началась, как это обычно бывает, с восстановления церкви. То есть приход образовался еще до того, как церковь открылась. Каждое воскресенье здесь — в небольшой комнатке при входе в храм — служили молебен Иверскому образу. Весть о том, что в центре города восстанавливается церковь, быстро облетела окрестности. С первого же дня на молебны стали приходить по двадцать-тридцать человек. Тут же совершались первые крещения.

О. Василий рассказывает: «Лет десять назад, когда я приехал в Алатырь, я заметил это здание. Посмотрел и подумал: наверное, бывший храм. Навел справки — так оно и оказалось.

А как-то венчались люди из правительства Чебоксар. У меня тогда не было храма, я совершил таинство в чужом храме. После этого пригласили на обед. Там министры, руководители администрации. Я взял слово, говорю: ”На территории больницы есть Иверский храм, нужно его вернуть Церкви“. Министр тут же спросил у главы администрации, возможно ли это. ”Конечно, можно!” За пять минут вопрос решили…

Известно, что образ Иверской Божией Матери покровительствует иностранцам. В 1994 году я приехал в Псково-Печерский монастырь. А там иконописец о. Олимпий как раз дописывал Иверскую икону. Я попросил о. Олимпия дать ее мне. И эта икона была везде со мной — в Москве, в Чебоксарах, в мужском монастыре и т.д. И когда мы открыли этот храм, я понял, что здесь место для этой иконы. Она теперь висит в алтаре.

Два года назад, когда мы начали восстанавливать храм, у нас не было никаких денег. Но мы начали, молились, и Господь послал нам именно то, что надо».

Руфь
Руфь руководит хором и ведет занятия в воскресной школе для взрослых. Не удивляйтесь такому непривычному имени — она англичанка. Скоро уже десять лет, как Руфь живет в Чувашии. Сначала посели лась в Чебоксарах, а через год, познакомившись с о. Василием и став его духовным чадом, переехала в Алатырь. Руфь преподает английский в местной школе и учится заочно в Свято-Сергиевском богословском университете в Париже. «Многие люди, которые к нам ходят, только еще начинают воцерковляться, только узнают, что такое пост и молитва, — рассказывает Руфь. — Мы стремимся к тому, чтобы человек чувствовал себя на приходе как дома. Главный дар отца Василия — умение общаться с людьми. Причем с представителями самых разных сфер жизни. Он всегда старается, чтобы люди на приходе понимали, что Церковь должна выйти из своих стен и включить других. Новеньких мы приглашаем в воскресную школу, за общие трапезы. Бедные женщины на кухне никогда не знают, на сколько человек готовить. Отец Василий считает, что прихожане — это одна семья. Местные относятся к нам с о. Василием, иностранцам, очень хорошо, воспринимают нас как своих, потому что мы здесь уже очень давно живем. И живем, как все».

Костяк прихода образовался примерно десять лет назад, когда о. Василий поселился здесь в мужском монастыре и у него появились первые духовные чада. Интересно, что почти все помнят дату, когда впервые пришли к нему. Другие прихожане появились после того, как начали восстанавливать Иверскую церковь.
Однажды приехали две семьи из Ульяновска (это 200 км от Алатыря). Они хотели стать духовными чадами наместника Свято-Троицкого монастыря отца ИЕРОНИМА, но он их к себе не взял. Идите, говорит, к отцу Василию. Тот их принял. И когда началось восстановление Иверского прихода, ульяновцы позвали своих друзей, знакомых — всего человек пятнадцать мужчин. С тех пор они приезжают каждые выходные. А в будни работают у себя на заводе.

Игумен Василий продолжает: «Мы специально никого не искали. С радостью принимали тех, кого Господь посылал. Бабушки — те сами завелись, как грибки. Если дождик поливает, погода становится теплее, они растут. Бабушки — это фундамент прихода, они всегда были и будут. И не надо думать, что бабушки немощные. У нас весь храм оштукатурили бабушки — одной шестьдесят три, а другой семьдесят три года.

Икон в иконостасе у нас пока мало, может, появятся, если найдем благодетеля. Но если хороший приход, то каждый прихожанин тогда — это икона. И поэтому если будет живой приход, то и иконостас будет сам собой».

«Церковь — это мужское дело»
Полгода назад появился нынешний плотник и завхоз храма Сергей. Он долгое время работал в «диких бригадах» — ездил по стране, строил дома. Потом все это надоело, Сергей обнаружил, что у него нет дома: семью он не видит, не знает даже, что у них тут в Алатыре происходит. Оказалось, одна из его двух дочерей поет на клиросе у о. Василия. От нее Сергей узнал, что в храме есть работа для плотника: «Так получается, что я стал чадом о.Василия. Он мне предложил работу завхоза.

У меня пока нет другой работы в Алатыре, я согласился. Но того, что мне платят в храме, не хватает. У нас с женой и двумя дочерьми две комнаты в общежитии, еще есть собака и кошка. Мне повезло, что мои домашние такие неприхотливые, ничего от меня не требуют. Иначе бы мы не справились».
Игумен Василий: «Старосты сейчас на приходе нет. У меня был на приходе человек, у которого сын умер от наркотиков, сам он начал пить. Я ему предложил помочь мне на приходе — стать старостой. Но этот шаг оказался моей большой ошибкой.

Я потерял возможность управлять, вести приход куда надо. Священник должен иметь возможность сам формировать приход, рождать его, воспитывать людей. Опять же храм построить — чтобы все было со вкусом и по-православному.

Я всегда радуюсь, когда приходит побольше мужчин. Для местных жителей церковь — это женское дело. Но я стараюсь переубеждать их, доказывать, что церковь — это мужское дело. Иногда приходится к ним и с шуткой: что, мол, я похож на женщину, что ли? А потом, когда уже есть несколько человек мужчин, создается мужская атмосфера, и мужчины приходят один за другим — вроде чем я хуже? Так же и со спонсорами — сложнее всего найти первого».

Настоящая русская жизнь
Богослужения в храме начались с января нынешнего года. Сейчас здесь примерно тридцать пять постоянных прихожан, по выходным причащаются по сто человек. Самые верные прихожане — конечно, бабушки. Некоторые в церкви каждый день. Скрюченные, с палочками, они приходят из близлежащих домов. Храм, где служит о. Василий, удобно расположен — в центре Алатыря. И службы в храме начинаются в восемь утра — на час позже, чем в других церквях города.

Приход дружит с детским домом-интернатом для умственно отсталых детей — временами их приводят в церковь, ученики воскресной школы устраивают для них спектакли. О. Василий хочет организовать при храме благотворительную столовую, видеотеку, где можно было бы смотреть фильмы духовного содержания, и, если получится, богадельню. Впрочем, малоимущих прихожан кормят в трапезной уже теперь. В Алатыре достаточно много бездомных. О том, что на Иверском приходе можно поесть, быстро стало известно. Конечно, встречаются и такие люди, которые, по выражению о. Василия, «обнаглевают»: профессиональные бомжи, ленивые. А иные приходят, и первое, о чем спрашивают, — чем здесь можно помочь? Для таких и существует трапезная.

Среди местной молодежи много наркоманов. Еще больше токсикоманов и алкоголиков: пить начинают лет с семи.
В советские времена Алатырь был крупным промышленным городом, здесь было много заводов, на одной фабрике производили пианино. Сейчас фабрика закрыта, заводы работают даже не вполсилы, а хорошо если в четверть. Вся работоспособная молодежь занята торговлей — ездят в Мо скву за товаром, потом продают в окрестных городах. На вырученные деньги покупают необходимые вещи у других перекупщиков. Старички живут за счет своих огородов.

«В Алатыре — настоящая русская жизнь. В Москве — уже не русская, — говорит о. Василий. — Возьмем бабушек в деревне — это же ужас, что они смотрят! Бабушке в фуфайке, у которой туалет на улице и моется она в бане, показывают теток, у которых жизнь прекрасна, которые только и думают, как бы сменить мужа. В моде вульгаризация. Много книг, где объясняются сложные вещи простым языком, за счет этого священные вещи теряют сакральный смысл. Икону вульгаризируй — получится просто картина. Пасху вульгаризируй — останутся одни куличи и крашеные яйца. Но в них-то нет жизни. А жизнь в другом: “Христос Воскресе!” — “Воистину Воскресе!”».

Тетя Маша — снежная лавина
Мария Никитична (тетя Маша) — личность легендарная. Это та самая шестидесятитрехлетняя бабушка, которая оштукатурила почти весь храм. Вот как рассказывает про нее тетя Зина: «Приехали ребята из Ульяновска, стали штукатурить алтарную часть. Оштукатурили немного. Потом к ним присоединилась тетя Маша — и пошла, как снежная лавина! День — и колонна, день — и колонна. Ровно так работает — уголки прямо точеные!» Сама тетя Маша о себе отзывается куда более скромно: «На добрые дела надо бегом бежать. А если просят — это уже не помощь. Это хорошо, что они меня вытерпели. У меня характер тяжелый. Но если уж меня вытерпели — значит, спасутся. Но мне все помогали, один не справишься, какой бы ни был специалист. Господь поможет — сил хватит. А батюшка как работает?! Всегда рядом с нами, бывает, мужчин совсем нет, а он нам помогает… В воскресную школу не хожу: много буду знать — много спросят».

Настоятель храма очень благодарен СВЕТЛАНЕ за то, что она взялась вести в воскресную школу для детей. Для нее это настоящий подвиг: дело в том, что она не видит (буквально в течение недели ослепла на оба глаза). Поэтому на занятиях с детьми обязательно присутствует ассистент. Светлана рассказывает о своем первом занятии (школа открылась осенью прошлого года): «Мы развешали объявления. Украсили комнату, сидим радостные, ждем детей. Приходит первая девочка с мамой. Мы ее спрашиваем: “Ну как, девочка, ты сама захотела идти в воскресную школу или мама настояла?”
А мама за девочку отвечает: “Мы здесь в первый и последний раз”. Оказалось, девочка согласилась прийти на занятие только с этим условием. Она не хотела вписываться в правила церковно-приходской школы, носить юбку и т.д. А мы сидим и не знаем, сразу ли расплакаться или подождать до окончания занятий. Потом собрались еще дети, шестнадцать человек. Но эта девочка не только не ушла от нас, а еще и маму привела в школу для взрослых. Мама до того была неверующей».

«Бедные женщины на кухне никогда не знают, на сколько человек готовить», — говорит Руфь

«Чтобы Христос стал дыханием»
Снова беседуем с о. Василием: «Батюшка — это ведь отец. А отец рождает людей. Поэтому он должен быть инициатором общины. Надо идти на контакт. Идти туда, где собираются люди. Батюшка должен служить народу, а не наоборот. Недаром он и называется священноСЛУЖИТЕЛЬ. Для этого нужно изучить язык, психологию народа. Надо каждого слушать, любую бабушку. Никаких особых умений не надо — просто понимать нужно и слушать. А потом и прихожанин начнет батюшку слушать. Но я не хочу, чтобы люди становились прихожанами. Я стремлюсь, чтобы они стали верующими, чтобы они обрели Христа. Чтобы, как св. Иоанн Кронштадтский, могли размышлять на тему “Моя жизнь во Христе”. Чтобы Христос стал их дыханием.

Священник сам должен следить за тем, чтобы вокруг него не образовывалось что-то вроде стены из самых близких прихожан. Я, например, ругаюсь, и, если кто-то из моих близких прихожан обидит бабушку, я его поставлю на поклоны. Если я встречаю кого-нибудь из нечастых прихожан на улице, говорю: “Ну, когда вы придете? Приходите!” Нужно же использовать и людское любопытство. Случилось так, что одна бабушка пришла раз, а потом ее не видно. Что случилось? Выяснилось, что ее кто-то обидел. Я говорю: “Вы что — я отдаю свою кровь для того, чтобы собрать людей, а вы их раскидываете?!”

Я вообще думаю, что вся деятельность должна исходить изнутри. Как источник — бьет струя, и значит, нужно обустраивать купель.
Чтобы объединить прихожан, у нас есть трапезная. Я бы хотел, чтобы после службы устраивалось чаепитие, на которое смог бы прийти каждый, кто хочет. Но сейчас нам не позволяет место. Потому что нужно, чтобы люди ближе общались. Слава Богу, что теперь люди могут выбирать, в какой храм ходить. Ведь до революции приходы были чисто функциональными — это было место, где крестили, венчали, отпевали. Сейчас же люди ищут то место, где они смогут расти духовно».

Меня все мучил вопрос о том, как же все-таки относятся местные жители к игумену из Франции. Я слышала, что периодически с церковных ворот приходится оттирать свастики. Вот что мне ответил о. Василий: «Нет ни русских, ни французов, а есть один православный народ. Люди, которые делят людей по национальности, просто ничего не смыслят в духовной жизни».


Иверский приход в лицах

Фото Сергея ШАХИДЖАНЯНА

Французский священник, 5 букв, сканворд

  • «духовный Сан» Монте Кристо
  • Арамис как духовное лицо
  • Арамис на службе, но не военной
  • арамис, но не со шпагой, а с крестом
  • арамис, сменивший шпагу на крест
  • Батюшка католического монастыря
  • Батюшка-католик
  • Дени Дидро в начале карьеры
  • духовное звание Фариа
  • духовное звание, которое присвоил себе граф Монте-Кристо
  • Духовный наставник католика
  • Игумен
  • игумен на французский манер
  • игумен по-франц
  • игумен по-франц.
  • Игумен по-франц..
  • игумен с французской пропиской
  • Игумен у католиков
  • Игумен у католиков.
  • именно такой сан носил учитель Онегина
  • Истинный католик в чине
  • католик, имеющий сан
  • Католик-настоятель
  • Католический духовный наставник
  • Католический игумен
  • Католический настоятель
  • католический отец-настоятель
  • Католический поп
  • Католический священник во Франции
  • Католический священнослужитель
  • кем был Фариа друг Дантеса
  • Кем был Фариа друг Дантеса?
  • кем был Фариа — друг Эдмона Дантеса
  • кем был Фариа — друг Эдмона Дантеса?
  • коллега патера и кюре
  • наставник монастыря
  • Настоятель католик
  • настоятель католических монахов
  • настоятель католического монастыря
  • Настоятель католического мужского монастыря
  • настоятель монастыря
  • Настоятель мужского католического монастыря
  • Начальник монахов-католиков
  • Переведите на арамейский язык «отец»
  • поп во Франции
  • Поп-католик
  • сан Арамиса
  • Сан у католиков
  • Сан учителя Евгения Онегина
  • святой сан католиков
  • Титул литературного Д`Эрбле
  • Титул французского католического священника
  • у нас игумен, а кто во Франции
  • у нас игумен, а кто во Франции?
  • фариа
  • Француз. собрат нашего игумена
  • Французский священник
  • французский собрат нашего игумена
  • Церковнослужитель католической церкви

Просмотры: 830

В дом скорби мы приехали без благословения наместника монастыря – архимандрита Гавриила. Он и слышать не хотел о таком путешествии. Его можно понять: кому хочется, чтобы видели плоды его «работы».

«Психушка», в народе именуемая «Бушмановкой», не производила плохого впечатления. Напротив: чистенькие газончики, травка, спокойный персонал, присматривающий за группками больных, невинно развлекавшихся в специально отведенных для этого местах.

Пахомий был в больничной одежде. Вопреки нашему ожиданию, он выглядел неплохо, всех узнавал, улыбался, охотно разговаривал.

Нес он, правда, всякую околесицу, и с первого произнесенного слова видно было, что он «не в себе». Мы поговорили недолго и с тяжелым чувством поехали обратно в монастырь. Тогда еще это был мой дом.

***

Когда-то я видел Пахомия другим. Высокий и подтянутый, он был переведен в Калугу из монастыря Спаса Нерукотворного в Клыково, что возле Оптиной пустыни. Одно время он даже был там за старшего.

Шел 1995-й год. В Калуге Пахомий сразу подружился с Амвросием – они и внешне были похожи: оба высокие, стройные, сильные, молодые. Они вместе читали монашеское правило, трудились, проводили свободное время. В отличие от Амвросия, Пахомий в то время производил впечатление человека совершенно здорового на голову, довольно трезво мыслил и рассуждал. Переводом в Калугу он был сильно огорчен: его влекла монастырская жизнь. Знал бы он, чем для него эта Калуга закончится, убежал бы в Клыково, нарушив все благословения.

В 1996-м году в Калуге с Пахомием произошло что-то нехорошее. Позже я узнал, что именно: он оказался в постели с одной дамой, через которую, как я узнал еще позже, прошла половина епархиальных монахов. Дама была женой священника…

Так или иначе, Пахомий был спешно переведен в Боровский монастырь с временным запретом в служении. Там уже был его друг Амвросий. Они снова оказались вместе.

Я тогда часто посещал Боровский монастырь, писал прошения о переводе туда, приезжал служить. С Пахомием и Амвросием я виделся регулярно. Наместник гнобил их обоих как мог, но Пахомию доставалось больше. Наместник не допускал его до службы почти год, хотя официальный запрет на служение был назначен на 40 дней.

Они с Амвросием постоянно вкалывали на самых тяжелых работах: песок, щебень, бетон. На службе они были всегда неукоснительно утром и вечером – они любили службу. В таком режиме было сложно жить, я удивлялся их выносливости. Тогда я еще думал, что мудрый наместник умелой рукой воспитывает молодых новоначальных монахов. О, детская наивность!

***

В братии Боровской обители я оказался в ноябре 1996-го. Пахомий и Амвросий были неразлучны. Они были вместе всегда. Весь монастырь посмеивался над ними, тем более что они никогда не отвечали ни на какие насмешки. Монахов в обители было мало, и все были на виду.

Зимой наместник привез в гости схиигумена Илия из Оптиной. Он там был духовником, и над ним сиял ореол старческой харизмы. Главная цель наместника была в дискредитации схиархимандрита Власия, духовника Боровского монастыря, которого наместник терпеть не мог. С первого дня своего наместничества Гавриила терзала эта маниакальная страсть. Сам он был пострижен из попов-целибатов за месяц перед назначением, практически не знал службы, с монашеством был знаком по книжкам. На своем приходе в Калуге он слыл за очень духовного пастыря, занимался «отчиткой», а среди духовенства имел кличку «шаман».

Проживавший в обители с момента открытия Власий, с его огромным опытом приходской и монастырской жизни, доскональным знанием служб, феноменальной памятью и своеобразным обаянием, сразу был воспринят Гавриилом как враг и конкурент. А поскольку христианину врагов как бы положено любить, то, после недолгих усилий, Власий был превращен нездоровым сознанием наместника во врага Божьего, которого вроде и любить теперь было уже не обязательно.

Не проходило и дня, чтобы наместник не выловил в монастыре паломника или паломницу в трапезной, лавке, храме или на лестнице «розового» корпуса, и не разразился бы длительной речью, часа на три. Он мог с упоением рассказывать, какой ужасный человек этот Власий. Выливались ушаты всяких мерзких сплетен, вперемежку с повествованиями из собственной личной духовной, и просто личной жизни. Попавшаяся на разговор жертва не могла убежать – не позволял статус собеседника – и была вынуждена впитывать поток фекалий сановитого витии.

Наместник мечтал, что отец Илий каким-то образом выскажется против Власия. Как и следовало ожидать, ничего подобного не произошло. Оптинская «звезда духа», наоборот, публично высказалась в поддержку местного духовника. А еще отец Илий был с давних времен духовником Пахомия. Этот приезд стал поворотным пунктом отношений наместника к последнему. После разговора с о. Илием наместник стал допускать Пахомия до службы. Правда, тут началась другая крайность – Пахомий служил почти год подряд ежедневно и без перерыва. Собственно, это его и сорвало окончательно.

В марте 1997-го я был назначен казначеем монастыря. Началась жизнь суетная и шумная, с монастырем связанная только воскресными богослужениями. Бытие двух братьев, Пахомия и Амвросия, на какое-то время выпало из сферы моего внимания. Менее чем через год я отказался от казначейства и попытался вернуться к жизни простого монастырского обитателя. К тому времени наша парочка уже прошла «точку невозврата».

От ежедневного служения в холодном соборе Пахомия бил жестокий гнойный кашель. Он ходил по алтарю с баночкой и харкал в нее мокротой. Мысль попросить наместника не ставить его ежедневно служить просто не приходила в его голову.

Однажды, на день преп. Сергия Радонежского 8 октября 1997 года, я, оказавшись на службе, прямо предложил ему «послать» наместника подальше и поберечь здоровье. «Пахомий, ты просто себя погубишь», – говорил я. Он ответил: «Надо умереть на послушании». Я только развел руками. Наместник «не замечал» ничего.

***

Наступило лето 1998-го года. У Пахомия начались первые признаки нервно-психического срыва. Он начал «юродствовать» – стал иногда ходить по монастырю босиком. Служил он по-прежнему почти каждый день – на износ.

Это происходило на глазах у всех. В свое оправдание я могу сказать, что сделал все от меня зависящее, хотя, скорее всего, болезнь Пахомия была уже неизбежной.

В то время к управляющему нашей епархией еще можно было попасть по обычному звонку, и я попросился к нему на аудиенцию и прибыл в Данилов монастырь, прямо в ОВЦС. Выложил все, что видел, предупредил, что Пахомий, в частности, на грани срыва. Климент выслушал внимательно и сказал, что разберется. Он знал, что у меня с наместником нелады и, видимо, полагал, что я был необъективен.

Как я позже узнал от отца Авксентия (об этой жертве я напишу отдельно), архиерей звонил наместнику. Тот, разумеется, заверил его, что «в Багдаде все спокойно», Игнатий зря мутит воду, все хорошо.

А через две недели Пахомия «сорвало» — начался бред. Сумасшествие его стало очевидно для всех. Наместник тут же позвонил архиерею и предложил, с присущей ему отеческой любовью, сдать Пахомия в психушку.

Климент приехал лично. Помню, как они с Пахомием беседовали на скамейке напротив «погребного» корпуса монастыря. В тот же день Климент сам увез Пахомия. Говорили, что он вернул его в Клыково. Позже мы узнали, что у Пахомия было обострение и из Клыково его госпитализировали на «Бушмановку». Там-то мы его и навестили.

***

Шла осень 2006 года. Уже семь лет я снова служил на приходе, из которого десять лет назад так просился в монастырь… Наша воскресная школа отправилась в очередное паломничество. Маршрут: Оптина – Шамордино. По дороге выяснилось, что можно заехать в Клыково. Я согласился с радостью: никогда там не был раньше.

Мы с детьми осмотрели монастырский храм и домик покойной схимницы Сепфоры. Я спросил у девушки в лавке (кругом в мужских монастырях девушки), не известно ли что-нибудь об иеромонахе Пахомии. Закутанная в черное девица смутилась, внимательно посмотрела на меня, и поинтересовалась, откуда я про него знаю. После объяснений про Боровск, она успокоилась, и согласилась «дать показания». К своему удивлению, я узнал, что Пахомий в обители (хоть и возят его периодически в «психушку») и даже иногда служит. Мне разрешили посетить его. С волнением я открыл дверь небольшой келии. Пахомия я не видел лет восемь…

Он лежал на кровати в каких-то белых тряпках, в комнате было душно и пахло нестиранным бельем. Он сразу узнал меня и заулыбался. Сказал, что живет только службой. Пропел какую-то частушку про галоперидол. В постели он проводил целые дни. Это был не тот Пахомий, которого я знал раньше, это была тень.

На обратном пути я мысленно поблагодарил Бога за то, что армейская молодость научила меня «посылать» иногда подальше начальство с их «благословениями», и что в Боровской обители я так «послушанию» и не навык.

Говорят, что сумасшествие – легкий путь спасения. Возможно. Будет ли легким спасение у тех, кто доводит до сумасшествия других? Сомневаюсь.

Игумен Игнатий (Душеин)

Великий Пост 2008 г. Мятлево

Фото: инок Андрей Козоногов/pafnuty-abbey.ru Рождество 2017 в Пафнутьевом монастыре

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *