В духанин

Иерей Валерий Духанин — проректор Николо-Угрешской семинарии, писатель, отец троих детей, прекрасный муж и невероятно чуткий, добрый человек. Найти свое дело — задача не из легких. У некоторых на это уходит вся жизнь. Вот и отец Валерий Духанин не сразу понял, в чем его призвание. Его путь особенный, впрочем, как и у каждого священника, решившего посвятить себя Богу.

Биография

Валерий Духанин родом из города Оренбурга, где он появился на свет 28-го мая 1976 г. Родился будущий иерей в обычной семье с атеистическим взглядом на мир и пребывание в нем.

О других известных священнослужителях:

  • Протоиерей Евгений Соколов
  • Протоиерей Михаил Васильев
  • Протоиерей Александр Абрамов

Ничто не предвещало появления в мальчике интереса к Богу, религии. Родители, сам Валерий и его сестра были неверующими людьми, и таковыми остались, если бы не случились некоторые обстоятельства в их жизни.

Священник Валерий Духанин

  • Каждый год Валерий с семьей проводил лето в деревне. В доме, где жила бабушка, висело много икон. Приветливо горела лампадка, побуждая мальчика пристально вглядываться в мерцающие лики Спасителя, Богородицы, святых. Выходя на улицу и прогуливаясь вечером по деревне, Валерий часто останавливался перед заброшенным храмом.
  • Его необъяснимо влекло войти внутрь. И однажды решившись, он потянул на себя старую, перекосившуюся дверь. Она со скрипом открылась, и мальчик очутился внутри разоренной, разрушенной святыни. Его чистое, детское сердце безошибочно угадало присутствие тайны. Там за порогом храма все было тускло, обыденно, здесь же — безмолвно и таинственно.
  • Иногда дети видели, как их бабушка становилась на колени и молилась перед иконами. Время от времени в деревне появлялся священник, совершал требы для нуждающихся в этом. Однажды бабушка предложила внукам покреститься. Хотя в глубине мальчишеской души навсегда затаилась радость, полученная от встречи с Неведомым в разрушенном сельском храме, но была она еще до конца не осознанной.
    Валерий отказался креститься под влиянием навеянного тем временем атеизма, а также из-за присущего его возрасту подросткового самоутверждения, когда отрицается все и вся.
  • Как оказалось впоследствии, должно было пройти какое-то время, чтобы душа могла созреть для столь важного шага, освободиться от гнета довлеющих над ней условностей, предрассудков. И вот однажды это произошло. Праздновалось тысячелетие Крещения Руси. Валерий и его сестры, родная и двоюродная с мужем, сами пошли в храм с намерением принять спасительное таинство и соединиться со святой церковью, с Богом.
    Вела их туда потребность приобщиться тысячелетней истории христианства на Руси, сродниться со своими предками, обрести исторические корни.

Интересно! Во время крещения на душе у Валерия стало необычайно легко, радостно. Он опять почувствовал присутствие той необъяснимой таинственной силы, с которой он уже встречался там, в старом, заброшенном храме у бабушки в деревне. Изнутри как будто кто-то вытряхнул из их душ все грязное, наносное, и туда вселился небесный свет, — благодать Духа Святого.

Духовное образование

С тех пор жизнь Валерия кардинально изменилась. Фактически, отец Духанин принял решение о вступлении на священнический путь еще в 14 лет, но до этого оставались многие годы:

  • 1992 г. — принят на послушание в Покровский храм города Оренбурга в качестве чтеца и пономаря;
  • 1993 г. — окончил среднюю общеобразовательную школу.
  • 1996 г. — стал выпускником московской духовной семинарии. В период обучения нес послушание в семинарском храме.
  • 2000 г. — закончил московскую академию со званием кандидата богословия. Во время пребывания там был сотрудником Академического Миссионерского отдела, занимался просветительской и благотворительной деятельностью в местах заключения: проводил беседы, лекции, организовывал материальную помощь заключенным, а также преподавал на богословских курсах, был помощником проректора по воспитательной части (до 2002 г).
  • 2003 г. — стал преподавателем (апологетика, византология, патрология), а затем и проректором по учебной части Николо-Угрешской духовной семинарии.
  • 2011 — 2013 гг. — работает на радио «Радонеж», ведет передачу «Сокровенный мир православия. На телевизионном канале «Радость моя» ведет авторские передачи «Феномен веры», участвует в качестве гостя или эксперта в других православных и молодежных проектах, например, в дискуссионном клубе «СО-ВЫ», ток-шоу памяти поэта Н. Мельникова, «Свет Угреши» и других.
  • 2 марта 2014 г. — посвящен во диаконы.
  • 8 октября 2014 г. — патриархом Кириллом рукоположен во священники. Служит в храме Казанской Божьей Матери, иногда в других церквях Николо-Угрешского монастыря.

Отец Валерий Духанин на богослужении

Долгие годы отец Духанин по разным причинам избегал священнического сана, посвящая себя написанию книг, преподаванию в семинарии, другим видам просветительской и миссионерской деятельности. Он успел жениться, обзавестись тремя детьми.

Но потом, как-то все изменилось и о. Валерию стало понятно, что священнический путь и есть его предназначение, что, уча будущих священнослужителей, нужно и самому быть священником.

Писательская деятельность

Начиная с 2004 года активно печатается в православных изданиях. Большинство его статей посвящено вопросам жизни людей в непростом современном мире.

Кроме этого, Валерий Духанин является автором многих популярных книг на православную тематику:

  • «Сокровенный мир православия»;
  • «Как научиться правильной молитве»;
  • «Огради нас, Господи, от суеверий, оккультизма, порчи»;
  • многие другие.

Книга Валерия Духанина «Сокровенный мир Православия»

Произведения Валерия Духанина помогают многим современным людям обрести веру, найти себя и свое место в этом мире. Учат православных христиан, как выстоять на правильном пути и одержать победу в борьбе со страстями.

Борьба с болезнью

Недавно, год назад, у отца Валерия определили рак кишечника 3-й стадии. До этого никаких явных симптомов не проявлялось. Поэтому то, что обнаружили злокачественную опухоль в кишечнике в конце марта 2018 года, было достаточно неожиданно для отца Валерия и его семьи.

Правда, уже до этого батюшка испытывал необъяснимую слабость, были какие-то небольшие проявления недомогания, но об онкологии никто даже мысли не допускал. Оперировали отца Валерия в Санкт-Петербурге. Операция прошла очень хорошо, но первую химиотерапию, уже в Москве, отец Валерий перенес крайне тяжело.

Он принимал сильные препараты и на восьмой день произошло сильная интоксикация организма. Мозг был настолько отравлен, что отец Валерий потерял речь, невозможно было выпить даже глоток воды, отключилась вся нижняя часть челюстно-лицевого аппарата. Он не мог сделать вдох ртом, причем через нос отцу Валерию также трудно было дышать в результате еще давней, детской травмы.

Кислорода катастрофически не хватало. Жена вызвала «скорую», отца Валерия положили в больницу. Через сутки приступ повторился и на этот раз больного отправили в реанимацию.

Сейчас здоровье отца Валерия постепенно приходит в норму. Болезнь помогла по-новому осознать многие вещи. Он полон желания жить, ни на минуту не отчаиваясь, верит в свое скорейшее выздоровление. Когда позволяет здоровье, принимает участие в богослужении как клирик Николо-Угрешской семинарии.

Иерей Валерий Духанин. В поисках Бога: от атеиста до священника

Валерий Духанин — протоиерей Русской Православной Церкви, кандидат богословия, писатель, телеведущий. Окружающие его люди отзываются о нем, как о добром и чутком человеке.

Детство Валерия

В детстве Валерий часто заходил в заброшенную старую церковь в деревне. И хотя мальчик тогда был неверующим, он ощущал таинственность этого места.

Происхождение и рождение

Духанин Валерий Николаевич, в биографии которого есть удивительный момент обретения веры, рос в обычной советской семье. Родился он 28 мая 1976 года в городе Оренбурге.

Семья

Родители Валерия относились к категории служащих. Они были неверующими людьми. О Боге в семье не разговаривали.

Каждое лето мальчик с родной сестрой проводил в деревне у бабушки. В ее доме на стене висели иконы. Однажды ночью Валерий увидел, как бабушка молилась перед ними на коленях. Незадолго до этого она чуть не погибла от удара молнией — та прошла в землю совсем рядом.

Когда бабушка предлагала внукам креститься, они отказывались. Тогда у Валерия не было веры, он был равнодушен к разговорам о Боге.

Юношеские годы и молодость

В 13 лет Валерий вместе с сестрой крестился. Он не мог себе объяснить, почему возникло это решение. Во время совершения Таинства Крещения юноша почувствовал перемену в своей душе. Его охватили радость и легкость. И уже не существовало никаких сомнений в том, что Бог есть.

Отец Валерий всю молодость посвятил повышению уровня своего духовного образования.

Этапы:

  1. В 1992 году юноша становится пономарем и чтецом в Покровской церкви в родном городе.
  2. Позже он переезжает в столицу.
  3. В 1996 году оканчивает Московскую духовную семинарию. В расположенном при ней храме молодой человек нес послушание.
  4. В 2000 году будущий священнослужитель получает диплом об окончании Московской духовной академии (МДА). В период обучения там он занимался миссионерской и социальной работой. Часто посещал подследственных в СИЗО, разговаривал с ними о православной вере. Также занимался организацией сбора вещей и продуктов заключенным.
  5. Еще учась в МДА, будущий священник работал помощником проректора по воспитательной части.

Он являлся сотрудником Академического Миссионерского отдела. Также на открытых при МДА богословских курсах занимался преподаванием.

Работа в семинарии

В 2003 году Валерий Николаевич поступает на работу в Николо-Угрешскую семинарию Московской патриархии, которая находится в городе Дзержинском Московской области. Там он становится проректором по учебной работе.

Также священник занимает должность преподавателя византологии, апологетики, патрологии, основы и методики катехизации.

Зрелый возраст

Священнослужитель совмещает церковную деятельность, работу в семинарии и участие в телевизионных программах. В передачах он рассказывает о православии, что важно для верующих и для тех, кто только на пути к обретению веры.

Служба в церкви

2 марта 2014 года он принимает сан диакона. 8 октября того же года Святейший Патриарх Кирилл рукоположил его в пресвитера в Троице-Сергиевой Лавре.

Священник Валерий Духанин служит в храме Иконы Божией Матери Казанская и иногда в других церквях Николо-Угрешского монастыря. Там же он проводит свои проповеди.

Названия некоторых из них:

  • «О Богоявлении».
  • «Пагубность греха и его преодоление».
  • «Когда можно делать добро».

Иерей проводит беседы в православных гимназиях, воскресных школах, богословском кружке. Также он участвует во встречах, конференциях, посвященных духовной жизни.

О. Валерий женат, воспитывает троих детей.

Участие в телепередачах и на радио

Кроме церковной службы иерей в рамках миссионерства занимается телевизионной деятельностью.

Священник принимал участие в телепередачах:

  1. «Уроки православия».
  2. «Воскресная школа».
  3. «Свет Угреши».
  4. «СО-ВЫ».
  5. «Феномен веры».

В первой в списке программе, выходящей на телеканале «Союз», иерей проводил цикл уроков об аскетике и по трудам святителя Игнатия (Брянчанинова).

В передаче «Воскресная школа» ведущий о. Валерий вместе с детьми говорят о молитве, православных праздниках, святых, дружбе и о многом другом. Один из выпусков был посвящен каникулам, их проведению с пользой для школьников.

Батюшка несколько раз являлся гостем программы «Свет Угреши».

В проводимом на телеканале «Радость моя» молодежном клубе «СО-ВЫ» священник являлся экспертом с 2013 по 2014 год.

В рамках передачи «Феномен веры» он провел тридцать телевизионных лекций (2011—2012).

Названия некоторых тем:

  1. «Смысл страданий».
  2. «Суеверие».
  3. «Все ли религии ведут к одному богу».

Часто батюшка отвечает на вопросы телезрителей на телеканалах «Спас» и «Союз».

На радио «Радонеж» он ведет авторскую программу «Сокровенный мир православия», где затрагивает тему веры в современной жизни.

В июне 2018 года иерей был гостем передачи «Я очень хочу жить» на телеканале «Спас». Программа, ведущей которой является Дарья Донцова, посвящена опыту борьбы с онкологическими заболеваниями, его духовной составляющей. В марте 2018 года о. Валерий узнал о своем диагнозе. Священник рассказывает о пути преодоления болезни.

Верующие на православных ресурсах призывают к молитве о здоровье батюшки.

Священник известен своими публикациями и книгами. Его статьи и произведения часто затрагивают темы, посвященные жизни людей в современном мире с его искушениями.

Публикации

Начиная с 2004 года, опубликовано большое количество статей священнослужителя. Большинство из них — о жизни в современном мире.

Некоторые из его публикаций:

  1. В статье «О йоге и прочих восточных практиках» о. Валерий предостерегает о вреде для души занимающихся медитацией и йогой людей (сайт Православие.ру, 2014 год).
  2. В публикации «Чем опасны наши греховные страсти» («Православие.ру», 2016 год) он разъясняет, в какой неволе мы находимся.
  3. В статье «Почему христианину нельзя участвовать в Хэллоуине?» размещены три ответа священников: иерея Валерия Духанина, протоиереев Феодора Бородина и Андрея Ефанова («Православие.ру», 2018). Отец Валерий пишет, что Хэллоуин является «заигрыванием с темной силой». Всех, кто принимал участие в этом «празднике» он призывает исповедоваться.

Также часть статей посвящена недопустимости занятиями оккультизмом.

Книги

Кроме статей издано много книг протоиерея, которые рекомендованы Издательским Советом РПЦ. Большая часть из них посвящена Таинствам Русской Православной Церкви.

В книге «Сокровенный мир православия» (2006) о. Валерий размышляет о причинах неверия, о смысле заповедей Господа, о жизни в современном мире.

Произведения «Сокровенный дар» и «Как научиться правильной молитве» (2016) написаны по трудам свт. Игнатия (Брянчанинова). Двумя годами ранее вышла в свет книга «Жизнь святителя Игнатия (Брянчанинова)».

В своих книгах священник предостерегает от занятий оккультизмом, чтения эзотерических книг. Он приводит много примеров, когда, поддавшись греху, люди тяжело расплачивались за это.

В произведении «Огради нас, Господи, от суеверий, оккультизма, порчи» автор относит гипноз к оккультному методу. Человек, подвергшийся этому способу воздействия, становится более восприимчивым к влиянию темных сил. В книге рассказывается о последствиях увлечения оккультизмом, приводятся примеры.

Иерей предостерегает от обращения к целителям, которые «лечат» молитвой и крестом. Также священник затрагивает темы гадания, порчи, астрологии. Размышляет автор и о том, почему люди склонны к суевериям.

Священник пишет, что болезни и скорби, посылаемые нам Божьим Промыслом, способствуют спасению души.

Книги о. Валерия помогают православным христианам не сойти с правильного пути, а сомневающимся людям — обрести веру.

Видео о священнике

В этом видео о. Валерий на телеканале «Спас» рассказывает о борьбе с онкологическим заболеванием.

В этом видео иерей в рамках программы «Уроки православия» рассказывает о Промысле Божьем в жизни человека.

В этом видео священник объясняет, как распознаются греховные помыслы, какие чувства возникают при этом.

Полный текст программы

Отец Валерий: Самое главное, чтобы душа была свободна. Свободна от чего? От грехов от каких-то, страстей греховных, и вот над этим надо работать, чтобы очищать свое сердце. То есть это главная наша цель, а уже по-разному люди служат. Каждый, кто где поставлен, он должен ответственно выполнять, по совести, свое дело.

Наталья Смирнова: Найти свое дело — задача не из легких. У некоторых на это уходит вся жизнь. Вот и отец Валерий не сразу понял, в чем его призвание. Его путь особенный, впрочем, как и у каждого священника, решившего посвятить свою жизнь Богу.

Рак

Медицинская сестра: Добрый день.

Отец Валерий: Здравствуйте.

Медицинская сестра: Как Ваше самочувствие?

Отец Валерий: Да, хорошо сейчас. Так, вчера не очень было, но вот сегодня получше уже.

Медицинская сестра: Лучше. Сейчас будет еще получше. Мы с Вами прокапаем капельницу, которая поможет Вам восстановиться.

Отец Валерий: Да, спасибо.

Наталья Смирнова: У отца Валерия Духанина сегодня 3-й, финальный день химиотерапии. Следующий курс через две недели. Сегодня самочувствие получше, уже не тошнит.

Медицинская сестра: Это восстанавливающая капельница, чтобы пациента не тошнило, чтоб самочувствие его было лучше.

Отец Валерий: Да.

Медицинская сестра: Все по назначению врача. Переносят… ну, все по-разному переносят. Батюшка? Ну, вот бывает при таком… таком лечении тошнота, что… И вот как раз мы капаем препараты, которые улучшают состояние пациента, убирают тошноту.

Отец Валерий: Да. А это вот еще в помпе поступает еще химия.

Наталья Смирнова: Параллельно, да?

Медицинская сестра: Да, параллельно капается капельница, и заканчиваем лечение вот с помпой.

Отец Валерий: Да, спасибо Вам.

Наталья Смирнова: О том, что у него рак, отец Валерий узнал год назад. Для него это стало большой неожиданностью и потрясением. Никакого ухудшения самочувствия он не замечал, разве что в последние месяцы была слабость.

Отец Валерий: Узнал, конечно, не сразу. В этом основная трудность. Обычно это заболевание поздно узнается. Но было… такая вот слабость наступила еще за год до операции и очень… просто какая-то патологическая такая слабость, утомление, и непонятно, из-за чего. Не было никаких других проявлений, ничего не болело.

Ну, вот так даже сам не заметил, как дома уже просто лежал. А потом стал проверяться у врачей, и потихоньку так обнаружили, что опухоль в сигмовидной кишке. Думали, может быть, она там доброкачественная, но оказалось, нет.

Наталья Смирнова: Первый же курс лечения привел отца Валерия в реанимацию. Организм отреагировал на химиотерапию очень болезненно.

Отец Валерий: Действительно, там уже я думал, что я, на самом деле, умираю. Почему? Потому что полностью вот отказало… И речь отказалась, я не мог ничего произнести и не мог ртом вдохнуть воздух, и думал, что уже, это, умираю, вот.

Дети, конечно, молились. И врач, когда приехал на скорой помощи… а он — у него по лицу видно, что он не знает, что делать, да, и, ну, повез в больницу. И как-то по пути уже полегче стало. Да, конечно, тоже молитву Иисусову читал так, какие-то короткие молитвы про себя, жена очень молилась.

Наталья Смирнова: Это пограничное состояние между жизнью и смертью ему открыло новое о жизни и людях. Теперь, когда острый период в лечении позади, осталась благодарность.

Отец Валерий: И вот так Господь подает, что в каких-то ситуациях мы видим, что мы не своими силами спасаемся, не за счет своих молитв — за счет молитв близких и за счет действия таких отзывчивых, чутких врачей, которые поставляются радом.

В этом есть огромный промысел Божий, потому что мы видим, что все-таки на земле среди людей не умерла любовь, не умерла взаимовыручка такая, жертвенная поддержка, когда кто-то за тебя переживает так, что…

Ну, даже приоткрою секрет, что жена даже так молилась, что, она говорит, что «вот лучше пусть я умру, чем вот супруг». Вот, да. То есть это, конечно, проявление такой высшей любви.

Наталья Смирнова: В этой маленькой, но уютной палате батюшка остался один. Вторая кровать со вчерашнего дня пустует — соседа выписали.

Отец Валерий: Здесь я лежал вместе с Алексеем, который из-под Костромы, он давно уже проходит лечение. Такой очень интересный, тоже добрый человек, ему огромный привет.

Алексей — он меня все спрашивал: «Чего же получается, что хорошим людям дается хорошее, а плохим — плохое?» Ну, я ему говорю, что болезнь плохим дается, чтобы они стали хорошими, а хорошим дается, чтобы они стали еще лучше. То есть каждому есть какая-то польза.

Ну, промысел Божий нам сразу весь неясен, а потом уже Господь как-то по жизни открывает, для чего, зачем это дается.

Наталья Смирнова: В целом это уже 22-й курс лечения и 3-я больница. Сначала была операция в Питере, потом Израиль, сейчас отец Отец Валерий проходит терапию в Лечебно-реабилитационном центре Минздрава России.

Отец Валерий: Здравствуйте, Александр Владимирович.

Александр Владимирович: Здравствуйте. Присаживайтесь. Расскажите, как Вы себя чувствуете.

Отец Валерий: Очень хорошо чувствую себя. Конечно, когда химию ставят, то к вечеру уже аппетит падает, и немножко подташнивает. На второй день нет аппетита, и подташнивает, а на третий уже все — утром хорошо себя чувствую.

Александр Владимирович: Валерий Николаевич, ну, я посмотрел вот результаты контрольного обследования, которое мы с Вами прошли в плановом порядке, и хочу Вас поздравить, потому что Ваша вера и возможности современного лечения — они привели к тому, что у Вас болезнь отступает, и я надеюсь, что все будет хорошо. Мы будем продолжать с Вами лечение.

Отец Валерий: Да. Надеюсь, что и с Божией помощью, и при Вашей огромной поддержке, что удастся как-то добиться таких результатов.

Александр Владимирович: Все, продолжаем лечиться.

Отец Валерий: Да, Вам спасибо огромное.

Наталья Смирнова: Болезнь помогла осознать по-новому привычные вещи.

Отец Валерий: После вот этого пережитого, конечно, ты видишь, что в жизни самое главное — это нужно всегда поступать по совести, то есть всегда хранить совесть чистой. Потому что, если кого-то или обманываешь, или что-то где-то пытаешься слукавить, это тут же, как такое пятно налагается, которое тебе мешает уже внутри. То есть после этой болезни появляется такое обостренное восприятие совести, так скажем.

Атеист

Наталья Смирнова: А ведь когда-то отец Валерий не верил в Бога, был, прямо скажем, атеистом.

Отец Валерий: Вот я был, ну, настоящий атеист. Я помню свой подростковый возраст, когда кто-то говорил, что «я верю в Бога», а я говорил: «А я не верю в Бога. Ну, где он — Бог? Я Его не вижу, не чувствую, Его нигде нет. Как я могу в Него верить, да, если я с Ним никак не соприкасаюсь? То есть Его нет, и все тут».

Семья была вся атеистическая, родители в Бога не верили, я в Бога не верил, сестра старшая не верила, и особо нигде я этого не встречал, потому что город Оренбург — простой такой советский город.

Наталья Смирнова: Правда, несмотря на подростковый атеизм, храм тогда уже, в детстве, притягивал.

Отец Валерий: Когда в деревню приезжали к бабушке, то там у нее иконы были. И как-то вот видел, что она молилась, и иногда по вечерам, помню, мы ходили по деревенской улице, подходили к храму. Он был в таком запущенном состоянии, но всегда, когда подходили, вот чувствовал что-то такое, как, знаете, как…

Вот сейчас вспоминаю: вечернее солнце как вот ложится на стены храма, и как такие отблески рая, понимаете? Вот что-то такое влекло туда, внутрь, и, когда заходили мы, понятно, что ни службы, ничего там не было, но все равно было такое ощущение, как будто соприкасаешься с какой-то тайной. Ты на пороге чего-то такого неизвестного, необычного, как бы сейчас сказали, сверхъестественного.

Ну, бабушка предлагала нам креститься, а мы все отказались, все внуки, кто были. А потом наступил 1989 год, это же уже после Тысячелетия Крещения Руси, и каким-то, я не знаю, чудом что-то начало меняться в сознании.

Наталья Смирнова: На всю жизнь в памяти сохранилось одно событие. Отец Валерий был тогда еще 5-летним ребенком.

Отец Валерий: Вокруг никого верующих. У нас дома в комнате, там, на стене повесили календарик отрывной, где каждый день нужно отрывать по страничке, и мне очень нравилось это делать, но, чтобы отрывать листочки, нужно было подниматься на стол.

Как сейчас помню, стол по уровню груди, то есть вначале надо на стул, потом на стол, подходишь, отрываешь. И вот я как-то… Вот мне 5 лет, поднимаюсь на стул, потом на стол. И я вот, знаете, ну, как-то посмотрел назад, а я стою на краю стола, и у меня сразу голова как закружилась, и я чувствую — сейчас падаю.

И вдруг вот это… это было единственный раз в жизни, один раз, что как будто кто-то берет на руки и очень мягко сажает на пол. Но не ощущение рук, а какое-то необыкновенное тепло, и внутри тоже состояние какой-то радости особой.

Вот это чувство потом как раз при крещении было, то есть как вот такое действие благодати. То ли Ангел Хранитель, не знаю, но один раз такое было, и оно запомнилось на всю жизнь.

Наталья Смирнова: Он сам уже не вспомнит, почему решил креститься, и было ли это самостоятельным решением. Крещение решили принять его родные: старшая родная сестра, двоюродная и ее муж, Валерию Духанину было тогда 13.

Отец Валерий: И вот батюшка начинает чинопоследование. Что вот интересно: произносит очень невнятно, слова молитв непонятны, ни одного обряда понять не могу, но при этом вдруг возникает внутри четкое ощущение присутствия Божия. Это очень трудно передать словами, но это, как некая очевидность, когда Господь тебе является.

И было такое ощущение, как будто изнутри тебя всю грязь взяли, выкинули, и внутри засиял свет, и радостно стало. Вот просто какая-то удивительная радость такая, так, что я даже стоял, улыбался, но именно по-хорошему улыбался, радовался, что такая неожиданная произошла встреча.

И во время крещения я уже почувствовал себя точно верующим человеком. И для меня, если до этого было неочевидно, да, то в момент крещения стало очевидно, что Бог действительно есть, что Бог — это Любовь, и Он тебя принимает в Свои объятия.

Наталья Смирнова: Вскоре после крещения он заявил родителям, что хочет быть священником. Папа с мамой были категорически против. В храме на его предложение о помощи смотрели косо.

Мои родители так рассуждали, что, ну, ладно, пусть он пойдет в алтарь, там посмотрит, как что происходит, и быстро это все…

Наталья Смирнова: Вернется.

Отец Валерий: Да, быстро вернется, все это ему не понравится, расхочет. А у меня уже внутри было такое стремление. Потом я захотел как-то, ну, поближе быть к алтарю. Там, везде отправляли меня, что «нам не надо».

Где-то заходишь — там бабушки на тебя подозрительно смотрят. Там одни бабушки собираются, а тут какой-то подросток пришел. Чего он тут хочет?

Наталья Смирнова: Но эти серьезные испытания юного подростка не испугали. Он уже вступил на этот новый духовный путь, уже тогда подростком понял — ему нужно менять свою жизнь не только внешне, но и внутренне, а это значит — о много придется забыть, от много отказаться.

Отец Валерий и Николо-Угрешский монастырь

Отец Валерий: Они иногда даже с руки берут.

Наталья Смирнова: Да?

Отец Валерий: Да, некоторые.

Наталья Смирнова: Интересно. Получится?

Отец Валерий: Попробуйте. Сейчас-сейчас. Некоторые прямо на руку садятся. Боятся.

Наталья Смирнова: Фактически стать священником отец Валерий Духанин решил в 14 лет, но до принятия священного сана оставались еще долгие годы.

Отец Валерий: Дело в том, что я долго избегал принятия священного сана. Вот как-то сторонился, ну, по разным причинам, и посвящал себя в основном написанию книг духовных, духовно-просветительской деятельности.

А когда стал преподавателем Николо-Угрешской семинарии и потом уже проректором по учебной работе, то как-то все стало меняться, и стало ясно, что, если ты учишь будущих священнослужителей, да, то, собственно, это твой тоже собственный путь.

Наталья Смирнова: Он стал священником 5 лет назад. Мог бы намного раньше, но не решался. Все годы после завершения сначала духовной семинарии, потом Московской духовной академии Валерий Духанин активно занимался просветительской деятельностью и писал. Творческая и научная работа отнимали много сил и времени.

Отец Валерий: Понимаете, как священники многие — они идут на приходы и только требы совершают, и у них уже не хватает времени…

Наталья Смирнова: На все остальное.

Отец Валерий: На чтение, написание каких-то книг. А вот эта духовно-просветительская направленность, написание книг — оно для меня имеет огромное значение, вот это творческое.

Наталья Смирнова: Учебу в семинарии и академии он сравнивает с прохождением армейской службы, хотя служить ему не довелось — не благословили. Это была серьезная школа жизни. Духовную поддержку своих первых учителей он чувствует до сих пор.

Отец Валерий: Для меня, для… Семинария — она уже… это была огромная школа и в плане дисциплины, в плане выполнения работ, в плане организации своего личного времени. Поэтому, конечно, я думаю, что, если ты прошел семинарскую школу, такую настоящую, то, там, армия уже необязательно была нужна, потому что каждый готовится к своему служению.

Ну, вот есть черные лебеди, вот даже там плавают.

Наталья Смирнова: Ой, вижу.

Отец Валерий: Черный лебедь — такая редкость наша монастырская.

Наталья Смирнова: Они здесь живут, да?

Отец Валерий: Да, они живут в монастыре, и белые лебеди, и утки, причем разных пород. А еще приоткрою секрет, что здесь и страусы живут.

Наталья Смирнова: Да ладно. Где это?

Отец Валерий: Страусы живут на… хозяйственная там территория дальше, за оградой, есть. Место, где и павлины тоже, олени.

Наталья Смирнова: Николо-Угрешский монастырь стал новой страницей в его жизни. С 2003-го он преподавал здесь в семинарии, с 2011-го был ее проректором, а через 3 года был рукоположен сначала в диаконы, в этом же юбилейном году памяти Сергия Радонежского — в священники.

Отец Валерий: Вообще ведь монастырь православный, любой монастырь, а вот Николо-Угрешский особенно, это такой образ рая на земле. Вот как в раю все было в гармонии полной духовной, люди подчинялись Богу, служили Богу, вот так в обители святой люди стараются служить Господу.

Они стараются внутри самих себя наводить порядок, но и вовне тоже, чтобы сам монастырь — он отражал вот эту духовную гармонию. Это наше послушание Богу и прославление Господа в самих красотах природы, вот. И, конечно, когда здесь бываешь, то тут душа отдыхает.

Даже после службы с детьми мы ходим, здесь же вот птички удивительные — и утки, и лебеди, и можно покормить. И настолько здесь душа радуется, когда бываешь, что, ну, просто невозможно передать, конечно.

Наталья Смирнова: Здесь отец Валерий нашел вдумчивых и чутких духовников, а еще всегда здесь чувствует особое присутствие святителя Николая — он имеет прямое отношение к основанию монастыря.

Отец Валерий: И вот здесь они расположились станом, лес был…

Наталья Смирнова: Здесь?

Отец Валерий: Да, здесь, вот на этих местах, сосновый лес. И он, выйдя, увидел на сосне икону Святителя Николая Чудотворца. И когда помолился, то икона опустилась ему в руки прямо, и он сказал по-славянски: «Сия вся угреша сердце мое», то есть: «Все это согрело мое сердце».

Вот это слово «угреша» — согрело, отсюда пошло «Николо-Угрешский монастырь». И потом была Куликовская битва, и вот в знак тоже благодарности на этом месте князь Дмитрий Донской распорядился устроить монастырь.

Наталья Смирнова: Про преподобного Пимена Угрешского тоже есть своя легенда.

Отец Валерий: Уже в XXвеке одна маленькая девочка — она, проходя возле места его захоронения, она слышала ангельское пение, ангельское пение. Она рассказывала взрослым, но ее особо не слушал никто.

И вот эта девочка — она прожила очень долгую жизнь, вплоть до 90-х годов, когда уже монастырь был возрожден. И она рассказала про это пение, как она слышала ангельское пение на могиле преподобного Пимена Угрешского.

И были обретены его мощи, и благодатную помощь люди получали. И потом как раз воздвигнут храм рядом с местом захоронения преподобного Пимена. Да, то есть, когда она рассказала эту историю, то она уже преставилась.

Наталья Смирнова: У вас какой-то здесь особенный колокольный звон, батюшка.

Отец Валерий: Ну, особенный — Николо-Угрешский.

Наталья Смирнова: Это да, это точно. В другом храме как-то по-другому они поют.

Отец Валерий: Да, по-другому. Я не знаю, за счет чего это, но здесь вот так.

Наталья Смирнова: Сейчас, во время лечения, батюшка вынужден реже здесь появляться. Когда позволяет здоровье, принимает участие на службе как клирик Николо-Угрешской семинарии.

Ваня

Отец Валерий: Сынок, здравствуй.

Иван Духанин: Благослови.

Отец Валерий: Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. Ну, как ты тут без меня?

Иван Духанин: Ну, нормально. Мама уехала только что.

Отец Валерий: Готовишься к экзаменам?

Иван Духанин: Да, послезавтра будет уже.

Отец Валерий: О, здорово. Вот Бимка встречает нас.

Наталья Смирнова: Сын Ваня пока временно в семье за старшего. Младшие сестренки с мамой на несколько дней уехали на море.

Наталья Смирнова: Скучно было без папы-то? Скучно?

Иван Духанин: Ну, да.

Наталья Смирнова: Тем более, мама уехала.

Иван Духанин: Мама уехала, вообще тут одни с Бимкой только.

Наталья Смирнова: Мама надолго с девочками?

Иван Духанин: Мама на сколько? На 12 дней.

Отец Валерий: На 12 дней где-то они. Путевка такая. В Туапсе, да?

Иван Духанин: Ты лучше знаешь.

Отец Валерий: В общем, на Черное море, где-то там. Они сегодня уже приехали туда как раз, доехали благополучно. Вот. Ну, ты уже будешь помогать по квартире.

Иван Духанин: Убирать, там, готовить.

Наталья Смирнова: Себе вот картошку пожарил.

Отец Валерий: Да, да. Да вот так он умеет делать все, что нужно. Не всегда, правда, хочет, но уже умеет.

Наталья Смирнова: На носу у девятиклассника Вани экзамены, сначала школьные, потом в колледже. Он хочет поступить в Свято-Дмитриевское медицинское училище, помогать людям, как папа. Ты хочешь быть врачом, да?

Иван Духанин: Если быть конкретнее, то спортивным реабилитологом, потому что нравится спорт, там, футбол, все такое.

Отец Валерий: Ему нравится спорт, и нравится реабилитировать тех, кто пострадал после спорта.

Наталья Смирнова: Вы как раз к ним относитесь.

Отец Валерий: Да. Я сейчас как лечусь в лечебно-реабилитационном центре, вот тоже подпадаю. Он уже один раз мне укол поставил.

Наталья Смирнова: Аренду этой скромной квартиры семье батюшки оплачивает гимназия. Несмотря на частые переезды, самая первая Ванина игрушка всегда с собой.

Отец Валерий: Вот этот вот мишка — вот мы его Ване подарили, когда он был новорожденный еще, и клали его с ним в постельку. Вот он его обнимал, с ним спал вместе, и вот так вот он сохранился, такая игрушка детская.

Наталья Смирнова: Реликвия уже практически.

Отец Валерий: Да, такое вот напутствие ему, чтобы для своих детей уже сохранил.

Наталья Смирнова: Острое сознание семьи как чего-то самого близкого и дорогого еще яснее пришло там, в реанимации, на пороге между жизнью и вечностью.

Отец Валерий: Ну, много, что пришло. Во-первых, стало понятно, что нужно было, конечно, больше внимания уделять детям, семье. Потому что до этого все время какая-то спешка, суета, и в этой вот суете, в работе, в постоянном каком-то заработке семья отступала на второй план, и такого душевного общения не хватало.

Ну, если ты все время спешишь куда-то, то и такой возможности помолиться в итоге не остается. То есть сам себя загоняешь, загоняешь, а ради чего — непонятно. И вот это все сразу как-то обнаружилось, то, что это была глупая совершенно спешка.

Наталья Смирнова: В болезни и немощи священника Валерия Духанина всегда поддерживают любимые святые.

Отец Валерий: Фотография преподобного Гавриила Ургебадзе, который в Грузии в XXвеке был исповедником веры Христовой. Как-то вот тоже очень близок он душе, как и преподобный Паисий Святогорец, как блаженная Матрона Московская, матушка Сепфора, которая под Оптиной.

Ведь это люди нашего времени фактически, да, но при этом сохранили такую вот святость, чистоту сердца, простоту в общении с людьми. Да. И когда им молишься, то вот как-то чувствуется такая поддержка очень большая духовная.

Наталья Смирнова: У каждого человека свой путь к Богу. Кто-то всю жизнь ждет встречи с Ним, кто-то не верит до последних дней, а кто-то, будучи атеистом, как когда-то Валерий Духанин, становится священником.

Отец Валерий: В жизни человек становится счастлив только тогда, когда встречается с Богом. Но все-таки это во многом такое вот личное переживание, и очень трудно атеистам объяснить это.

Потому что вот на некоторых смотришь — у них просто вот как душа невосприимчива, по какой-то причине им вот не даются эти знамения, эти откровения. И в какой-то момент, может быть, они это получают, или даже через страдания им дается возможность обратиться.

Да, вот, как ни странно, страдания — они способны тоже привести человека к Богу.

Чтобы контролировать самоизоляцию, в некоторых губерниях России выдают специальные коды. Они помогают отслеживать, сколько человек провел времени на улице. Второе послание из новой реальности — заявление ученых. Например, ведущий научный сотрудник Института клинической и экспериментальной медицины Александр Чепурнов заявил, что чипирование может быть идеальным вариантом для выявления зараженных коронавирусом.

Такие новости напугали некоторых верующих людей. Ведь «печать Антихриста» и «число зверя» — одни из вестников Апокалипсиса. Так есть ли повод для беспокойств? Об этом «КП» рассказал священник Валерий Духанин.

— Печать антихриста не надо полностью отождествлять с какими-то чипами, — объяснил батюшка. — Потому что бывают ситуации, когда в Америке преступникам, независимо от их воли, ставят чипы. Чтобы просто отслеживать их местоположение. Чипы – это техногенное воздействие на человека. Это не очень для нас приятно и приемлемо, но к печати антихриста это не имеет отношения. Печать антихриста – это будет личный выбор человека, который вместо Христа будет принимать антихриста, служение ему, его царство.

Иерей Валерий Духанин.

Священник пояснил, как трактовать откровения о Конце света.

— Книга «Апокалипсис» — это самая аллегорическая книга в Священном Писании, которая наполнена больше такой символикой. Там история как таковая не описывается. Там больше некие смыслы истории, — сказал отец Валерий. — По большому счету, лучше к такому буквализму не приходить, к буквальному пониманию печати, как каких-то знаков. Потому что у людей зачастую идет даже какой-то психический сдвиг на этой почве. И вся их духовная жизнь начинает сводиться к тому, что они узревают где-то проявление или предвестие антихриста, его печати.

Вместо того, чтобы внимание уделять очищению своего сердца, проходить какую-то здравую духовную жизнь, семьей, детьми заниматься, радоваться друг другу, созидать что-то доброе, полезное, то есть вместо созидательного и нужного, значимого, они посвящают себя фантастическим, надуманным картинам. К сожалению, отталкиваясь от «Апокалипсиса», который неправильно понимают. И жизнь превращается в борьбу с ветряными мельницами, когда там-сям прозреваются эти якобы проявления антихриста. То в паспортах водяные знаки, QR-коды, ИНН, что там на каком-то уровне шестерки есть в электронных программах.

Жизнь в тысячу рублей или к чему приводит осуждение

Священник Валерий Духанин

Жизнь наполнена невероятными историями, которых не найти даже в вымышленных произведениях. Виталий, врач-онколог, рассказал вот такую.

Как-то в их больницу легла женщина с только что поставленным страшным диагнозом – опухоль головного мозга. Женщина пришла к Виталию со своим неутешительным снимком. Снимок, и правда, представил жуткую картину: весь мозг покрыт опухолью, – но это никак не вязалось с общим состоянием бодрой пациентки. Виталий понял, что здесь что-то не так, и решил сделать повторный снимок.

Оказалось, что никакой опухоли нет. Видимо, в медицинском центре или поликлинике, откуда пациентка поступила, произошел какой-то сбой аппаратуры. Женщина невероятно обрадовалась и поспешила в свою палату собирать вещи. Вот там-то и случилось искушение: ей показалось, что у нее пропали деньги. Дело в том, что в качестве закладки в книгу она использовала тысячерублевую купюру. Этой-то дорогой закладки теперь не оказалось. Женщина искушению поддалась: вызвала врачей и устроила скандал. На шум пришел и Виталий. Пациентка, забыв о нечаянной радости с несостоявшимся диагнозом, возмущалась всё больше и больше, обвиняя во всем персонал и врачей.

Виталий заметил, что лицо женщины краснеет: видимо, поднималось давление. Он решил сходить за лекарством, чтобы заранее ей как-то помочь, успокоить, снять эмоциональный накал. Как это ни прискорбно, но он не успел: у пациентки случился приступ, откачать ее не смогли. Это выглядит невероятным, но женщина умерла. Чуть позже уборщица нашла под кроватью тысячерублевую купюру, которая, как оказалось, выпала из книги и таким образом стала причиной скоропостижной смерти пациентки. Вот так осуждение ближних, напрасное обвинение их обернулось непоправимой трагедией.

Не все мы видим гибельные последствия осуждения, но последствия эти, несомненно, есть. Осуждение – болезнь нашего времени, это то, чем мы живем постоянно. Мы смотрим на всё сквозь очки осуждения, говорим с осуждением, думаем, осуждая других. Часто осуждение является единственной темой общения. Двое встречаются только для того, чтобы осудить третьего. Самые распространенные темы бытовых бесед – помусолить сведения о чьей-то жизни, посмеяться над чужими оплошностями, пожаловаться на начальство и т.д. И внешний вид другого человека, и его взгляд, и его тон – всё подвергается безапелляционному суду нашей мысли.

Осуждение – это определенный показатель, знак того, что у тебя происходит внутри. Осуждение рождается из недовольства, а оканчивается негодованием. Осуждая других, мы возмущаем самих себя, лишаем собственную душу мира. Если заглянуть внутрь души осуждающего, то можно увидеть, как там копошатся, беспокоят, свербят недовольные помыслы. Они как нарывы на теле, прикосновение к которым доставляет боль. Поэтому такому человеку везде всё не так: в семье, на работе, в государстве. Он ищет, кому пожаловаться, поныть, а заодно наговорить всяких гадостей.

Осуждение и пересуды – это как нудное гудение мух, которые клубятся над зловонной ямой и жужжат себе что-то однообразное. Осуждающий и подобен мухе. Он всегда своей мыслью летает над чем-то скверным, дурным, нечистым – чужими ошибками и оплошностями, и он всегда зудит и гудит о том, что всё плохо, что всё не так.

Осуждать – значит видеть вокруг себя только темное. Но наши глаза созданы Богом так, чтобы реагировать на свет, и душа создана, чтобы видеть светлое, а мы сами настраиваем око своей души на мрак. В конечном итоге говорить о темном – значит самому быть темным. Поэтому люди, погрязшие в осуждении, как правило, унылы и мрачны.

Беседа с тем, кто привык осуждать, утомляет, она высасывает из собеседника силы, увлекает его за собой в недовольство и бесконечные пересуды, а после себя оставляет какую-то муть. Это подобно поднявшейся со дна озера тине. Поэтому о каждом осуждающем можно по праву сказать, что он мутит воду. После общения с ним остаются внутри только мрачные чувства.

Осуждение исходит всецело из мятежности. Мятежники всегда стремятся к революции, свергнуть тех, кто у власти, чтобы самим прийти к власти и судить тех, кто был раньше. Суд мятежников беспощаден. И подпавший страсти осуждения – мятежник. Он ниспровергает в своей душе всех и вся, в каждом найдет улики для своего приговора.

Изначальным здесь является болезненность души, а осуждение других – лишь способ ее выражения. В этом смысле угодить осуждающему невозможно, а сам он уподобляется злому псу, который лает и бросается на каждого встречного. Так рвется подверженная страсти осуждения душа, она лает и кидается на всех, кто бы он ни был, готовая раздирать и кусать.

В православной аскетической традиции есть понятие умного делания, когда весь внутренний мир, вся душа человека устремлены ко Христу, ум отсекает злые помыслы и возделывает добрые, сердце рождает теплые чувства, воля устремлена к добру. Осуждение в каком-то смысле тоже делание, только не умное, а безумное. Весь внутренний мир, вся душа такого человека ищет, за что бы ухватиться, чтобы осудить человека, выразить недовольство и негодование.

Осуждение производит внутри осуждающего разбалансировку всех его душевных сил. Он теряет цельность, потому что внутренне кидается то на одного, то на другого, полагаясь на свои кривые, лживые мысли. После осуждения внутри нет ни покоя, ни чистоты. Там – полный разброд мрачных мыслей и чувств. В этом смысле осуждение – душевный недуг.

Осуждающий часто считает, что всего лишь констатирует факты, что он не боится говорить о несправедливостях, о том, что есть на самом деле. Но осуждающий не замечает, что зачастую специально ищет, а в чем бы уличить и обвинить другого. Он подобен человеку, который несет домой разный мусор и хлам, наполняет им свое жилище и сидит в этом соре. Так и душа осуждающего уподобляется месту сбора всевозможного мусора.

На самом деле осуждение рождается не из наблюдения несправедливостей как таковых, а, повторим, из мятежности наших собственных мыслей, буйства внутренних чувств, которые кидаются из стороны в сторону, готовы наброситься на кого угодно, только бы найти этому повод.

Если человек не преодолеет в себе мятежности, то он будет осуждать и самых близких людей: родителей, мужа или жену, детей, будет жаловаться и негодовать. Жизнь такого человека – сплошная беда. Ведь он сам кругом видит одни беды и досадует.

Что же делать? Как преодолеть в себе осуждение?

Если говорить по существу, то человек никогда не освободится от страсти осуждения, пока не вкусит смирения. В этом смысле у каждого из нас есть своя мера осуждения ближних в меру гордости каждого из нас. Ведь осуждение означает, что ты поставил себя выше других и считаешь себя способным оценивать их жизнь и поступки, выносить вердикт, как выносит судья подсудимому приговор или врач ставит пациенту диагноз.

Душа, стяжавшая смирение, освобождается от осуждения. Смирение вносит в душу мир, уходит мятежность, и человек перестает осуждать, его внутри ничто не свербит, он не останавливается взглядом на чужих недостатках.

Одна женщина, Наталья, рассказывала. У нее сильные боли в спине, так что она не может выстоять всю службу в храме. Как-то Наталья пришла на богослужение и попыталась сесть на лавочку. Но ей не позволила другая женщина: она сначала оттеснила ее, а потом специально поставила на это место свою сумку, чтобы никто уже не сел. Поняв, что сесть уже не получится, Наталья отошла в сторону и стала от сердца молиться об этой женщине. Она настолько смирилась и всецело погрузилась в молитву, что внутри нее не затаилось ни злобы, ни негодования. Неожиданно для нее самой после искренней молитвы об обидчице у Натальи перестала болеть спина. Так Господь дал ей утешение за то, что она смиренно встретила грубость, а после этого вместо осуждения от сердца молилась о той женщине. Она даже не просила за себя, не ожидала никакого облегчения боли. Но Господь утешил ее. И всякий раз, когда мы вместо осуждения будем искренне молиться о других людях, Господь подаст каждому какое-то свое благодатное утешение.

Молитва за другого человека – это уже действие добра, желание спасения ближнему. Молитва противоположна клейму осуждения, как противоположны тепло холоду, свет тьме, любовь ненависти.

Когда мы любим кого-то, то видим в нем достоинства, которых не замечают посторонние. Любящему не мешает радоваться встрече с любимым ничто из его несовершенств, собственно он и не замечает этого, несовершенств как будто и нет. Напротив, при антипатии к другому человеку всё в нем становится раздражающим несовершенством – и его тон, и его взгляд, и его манера поведения. Само его присутствие уже невыносимо, уже предмет для осуждения.

Любовь и смирение приходят не сразу. Что же делать конкретно сейчас?

Злая собака кусается, будучи спущена с привязи. Поэтому для начала ее надо посадить на цепь, пусть лает оттуда. Желающему победить в себе осуждение нужно, прежде всего, обуздать свой язык, не спускать его с привязи, запретить себе говорить, едва к горлу подкатывает осуждение. Пусть мысленно ты еще осуждаешь, но для начала хотя бы молчи.

Можно даже попробовать такое упражнение. В течение недели не говори ни о ком ничего плохого. Просто в качестве эксперимента. От воскресного дня до воскресного, от исповеди до исповеди не произноси ни одного плохого слова в адрес ближнего. Если и говорить что-то о ком-то, то только хорошее. Так уже начнется работа над собой.

Иногда мы думаем, что не осуждаем, а всего лишь рассуждаем о действиях другого человека. Как одно отличается от другого?

Рассуждение переходит в осуждение по упомянутому простому принципу: когда мы начинаем говорить о людях плохое. Пусть это плохое вроде бы соответствует им, но, произнося темное, мы ставим на них клеймо. Постараемся говорить хорошее, светлое, доброе, тогда осуждения точно не будет.

Поверьте, если мы перестанем говорить о людях дурное, то ничто не обрушится, не рухнут ни правопорядок, ни педагогика, ни внутрисемейные отношения. Напротив, станет больше чистоты и света. Пусть картина жизни покажется неполной. Но лучше она будет неполной из-за вытеснения тьмы, нежели из-за постоянного изгнания света.

Но исправить свое слово недостаточно, важно исправить мысль. То, что мы в человеке видим, зависит от того, как мы смотрим. Пчела везде найдет красивый цветок и сядет на него, чтобы собрать полезный нектар, а муха везде найдет грязь и сядет туда, чтобы собрать новых микробов.

Вот ты увидел пьяного человека и сразу подумал: «Бездельник, попрошайка! И как только свет носит такого?!» Но представь, что было время, когда на него с любовью смотрела родившая его мама, как она не чаяла в нем души и надеялась, что его жизнь сложится счастливо. Его пьянство – это болезнь, он мучается от этого, как и каждый из нас страдает от своих тайных недугов души. Его душа ждет помощи, и даже простая от сердца молитва о нем окажет пользу ему.

К преподобному Серафиму Вырицкому как-то молодая супружеская пара принесла большую сумму денег в качестве пожертвования. Святой Серафим их не принял, а благословил отдать первому встречному по дороге на станцию. Каково же было их удивление, когда первым встречным оказался шатающийся от опьянения мужчина. Молодая супруга растерялась: как можно давать деньги такому? Но муж принял решение: «Поступим по словам батюшки». Когда они протянули деньги пьяному человеку, то оказалось, что тем самым они спасли его от самоубийства. Он работал в торговле, и у него образовалась недостача ровно на ту сумму, которую они вручили ему. Боясь тюрьмы, он впал в отчаяние и думал наложить на себя руки. Неожиданная милостыня спасла ему жизнь. Так святые прозревали беды людей и спасали их, а мы бываем готовы заранее осудить их и тем самым способствовать их погибели.

Если бы мы видели свои грехи, то разве стали бы смотреть на грехи другого? Когда у тебя болит зуб, будешь ли думать о том, что болит у другого? И когда мы видим свои недостатки, когда наша душа болит о собственных немощах, грехи других становятся неактуальны. Вот почему в древнем патерике приводятся знаменитые слова преподобного Пимена Великого. Некто спросил авву Пимена, как может человек достигнуть того, чтобы не говорить худо о ближнем. Старец ответил: «Если человек, смотря на себя, находит в себе недостатки, то в брате своем видит совершенства. А когда сам себе он кажется совершенным, тогда, сравнивая с собой брата, находит его худым».

Господь всё наше спасение свел к единственной фразе: Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете (Лк. 6: 37). Дай Боже всем нам спастись и не быть осужденными.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *