Церковь коломенское

Церковь Вознесения в Коломенском

На высоком берегу Москвы-реки Вы увидите устремленное в небо и необычайно гармоничное сооружение – это церковь Вознесения в Коломенском. Памятник древнерусского зодчества, возведенный в XVI веке, стал первым шатровым храмом в России.

Точная дата закладки строения не установлена, но известно, что его освящение прошло в сентябре 1532 года во время правления Великого князя всея Руси Василия III. Некоторые историки полагают, что храм был заложен в честь его сына, будущего правителя Ивана IV Грозного, рожденного за два года до этого события (для Василия III, перешагнувшего пятидесятилетний рубеж, рождение наследника было чрезвычайно важным и счастливым событием).

Церковь Вознесения — краткое описание

Церковь Вознесения построена по проекту итальянского зодчего Ивана Фрязина (Пьетро Антонио Солари), работавшего в то время в России. Место для сооружения было выбрано рядом с тем местом, где находился целебный источник, о котором сложено немало легенд.

Согласно одному из преданий, Георгий-Победоносец (наиболее почитаемый в христианстве святой и великомученик) гнался по дну оврага на лошади за змеем и повсюду, где он проскакал, появлялись родники, исцеляющие от болезней. Место расположения храма считается святым.

Архитектура

Церковь Вознесения являлась одной из самых высоких построек в московском княжестве, ее высота составляет более 60 метров и долгое время она выполняла роль дозорной башни. Храм, расположенный на юге Москвы, был хорошим наблюдательным пунктом за южной границей княжества, откуда чаще всего грозила опасность, в первую очередь от татаро-монгольских набегов.

Церковь Вознесения выполнена в виде белокаменной башни с высоким шатровым завершением, что стало новшеством того времени. Шатер имеет четкие грани и украшен «бриллиантовым рустом» — отделкой в виде многогранников.

Плавный переход от одного яруса к другому выполняют ряды тройных кокошников. Входы в храм украшают остроконечные элементы – вимперги.

Храм опоясан двухъярусной галереей, имеющей три удивительные лестницы-арки, прекрасно вписывающиеся в окружающую местность.

В настоящее время под западным крыльцом расположен вход в подклет, где представлена выставка, рассказывающая об истории храма. Здесь Вы увидите фотографии и документы, а также найденные археологами интересные артефакты.

В подклете храма историки пытались найти знаменитую библиотеку Ивана Грозного. Именно он был последним владельцем ценных книг и документов, поиски которых вот уже несколько столетий ведутся безрезультатно.

Здесь же, в марте 1917 года была найдена Державная икона Богородицы, находящаяся в церкви Казанской богоматери в Коломенском. В подклете храма сейчас хранится ее список.

Внутреннее убранство

Церковь Вознесения являлась домовым летним храмом для княжеской семьи и поэтому внутреннее ее пространство сравнительно небольшое — около 100 кв. метров. Благодаря преобладанию белого цвета и умелому расположению окон, внутри храма очень светло и просторно.

Строгое декоративное убранство подчеркивает величие и стройность храма. Каждый элемент декора говорит о стремлении Петра Фрязина показать легкость и устремленность ввысь строения, символизирующего восшествие Христа в небо.

Первоначальная роспись, а также иконостас первой трети XVI века не сохранились. Иконостас, который Вы увидите, воссоздан в XVII веке из сохранившихся древних икон.

Храм был закрыт после революции. В 2000 году он была вновь освящен. Реконструкция и воссоздание строения завершились в 2007 году.

Церковь Вознесения Господня – это древнейший архитектурный памятник и шедевр мирового зодчества. В русской архитектуре, пожалуй, нет более совершенного строения по своим формам и пропорциям.

Режим работы музеев в церкви Вознесения в 2020 г.

Музеи и выставки усадьбы закрыты для посетителей с 17 марта до 10 апреля 2020 года в связи с мероприятиями по борьбе с распространением коронавируса.

  • В летний период (с 1 апреля по 30 сентября)
    • Ежедневно, кроме понедельника и пятницы, с 10:00 до 18:00
    • По пятницам с 11:00 до 19:00
    • Понедельник — выходной день
  • В зимний период (с 1 октября по 31 марта)
    • С вторника по воскресенье с 10:00 до 18:00
    • Понедельник — выходной день

Стоимость билетов на выставку в основном объеме церкви Вознесения в 2020 г.

  • Для взрослых — 100 руб.
  • Для школьников и пенсионеров — 50 руб.
  • Для студентов дневных отделений государственных ВУЗов РФ — бесплатно
  • Для детей до 6 лет включительно — бесплатно

Стоимость билетов на выставку «Тайны церкви Вознесения» в подклете в 2020 г.

  • Для взрослых — 100 руб.
  • Для школьников и пенсионеров — 50 руб.
  • Для студентов дневных отделений государственных ВУЗов РФ — бесплатно
  • Для детей до 6 лет включительно — бесплатно

Вход бесплатный для всех категорий посетителей 17 января, 14 февраля, 13 марта, 17 апреля, 15 мая, 19 июня, 17 июля, 14 августа, 18 сентября, 16 октября, 13 ноября и 18 декабря (Московская музейная неделя).

Очень красивый и подробный рассказ о храме, который видели многие москвичи и туристы от eho_2013:
После Дмитрия Донского, разбившего в 1380 году на поле Куликовом хана Мамая и сделавшего Москву центром объединения антиордынских сил, несколько князей сменились на престоле московском, делая свое государство все сильнее. Правнук Дмитрия Донского, Иван III в 1476 году отказался выплачивать ослабевшей Орде дань, после чего в течение двух десятилетий татарское иго было полностью устранено. Московские князья получили заслуженную славу и главенство на Руси. Загородная резиденция московских князей Коломенское, как и Кремль, с этого времени становится символом государственной власти; ему придается все более парадный вид.

По своему расположению на берегу Москвы реки, среди обширных москворецких лугов, большею частью поемных, оно представляло в домашнем княжеском хозяйстве едва ли не лучшую загородную усадьбу, которая, кроме хозяйственных статей, может быть, ещё более привлекала князей как местность, доставлявшая много удобств для увеселения охотой, особенно соколиною. Не говорим уже о красоте местоположения, которым так славится Коломенское и которое также всегда составляло одно из важнейших условий первоначальных княжеских поселений.
Историк Иван Забелин

Однако набеги татар на Москву продолжались. Чаще всего это были уже не волжские, а крымские татары. Их конные отряды врывались в города и села, грабили, жгли, убивали, захватывали пленников и уносились прочь. Не обходили они стороной и Коломенское, приобретавшее значение передового рубежа, защищавшего Москву с юга.
В 1521 году крымский хан Махмет Гирей по словам летописцев беспрепятственно «Коломеньская места повоевав» и «многыя села и святые церкви пожегоша». Но через шесть лет, в сентябре 1527 года великий князь Московский Василий III с братьями, собрав в Коломенском войско, выступил в поход против 40-тысячной орды крымского царевича Ислам Гирея. Переправившись через Оку, русские ратники разбили татарское войско. Это была большая победа.

Великий князь Московский Василий III
В августе 1530 года в Коломенском у великого князя Василия III, праправнука князя Дмитрия Донского, родился сын Иван. Этому мальчику предстояло стать первым русским царем по прозвищу (за крутой нрав) Грозный. В момент его рождения началась буря, разразилась страшная гроза, сверкали молнии, грохотал гром… Но счастливые родители сочли это добрым знаком. Мальчик был долгожданным.
Его появлению на свет предшествовали драматические события…

Василий III вводит во дворец свою невесту Елену Глинскую
Василий III двадцать лет прожил в бездетном браке с Соломонией Сабуровой, потом насильно заставил ее принять монашеский постриг, сослал в монастырь и женился на польской княжне Елене Глинской в надежде, что молодая супруга подарит, наконец, наследника. По Москве ходили слухи, что несчастная княгиня Соломония в монастырь прибыла беременной и родила там сына, но бояре, посланные великим князем для разбирательства, ничего не прознали (или оставили все в тайне). Однако и Елена не сразу смогла выполнить свою миссию – супруги несколько лет ожидали, когда же у них появится дитя… Они усердно молились, раздавали милостыню, посещали монастыри, просили помощи у чудотворных икон и заложили в Коломенском новый храм с мольбой о чадородии.
Место для церкви было выбрано на высоком берегу реки. Строил ее итальянский зодчий Петр Франческо Аннибале (Ганнибал), который в русских летописях именовался Петром Фрязиным или Петроком Малым. Фрязиными на Руси обычно называли итальянцев (поэтому так много однофамильцев оказалось среди заезжих архитекторов и других специалистов).
Мать Василия III, византийская царевна Софья Палеолог, росла в Риме и принесла на Русь классические представления об архитектуре, основанные на античных образцах и строениях эпохи Возрождения. Она сумела привить свои вкусы двум московским правителям – мужу и сыну. Именно ей Москва была обязана появлением итальянских архитекторов. Петрок Малый Фрязин приехал в Москву, когда «княгини-римлянки» Софьи Палеолог уже не было в живых, по приглашению ее сына Василия. Согласно личной просьбе великого князя Московского Папа Римский Климент VII в 1528 году отпустил архитектора Аннибале к его двору. Важнейшей постройкой зодчего считалась крепость Китай-города, а красивейшей – церковь Вознесения в Коломенском. Этот же мастер построил здесь новый дворец Василия III, к несчастью, не сохранившийся.
То ли строительство моленного храма помогло, то ли княжеские милостыни, но Елена вскоре почувствовала признаки беременности, и через положенный срок у нее родился мальчик, наследник престола. Великий князь, который к тому моменту перешагнул пятидесятилетний рубеж, был безмерно счастлив. Новый храм достраивали уже после рождения великокняжеского сына Ивана и посвятили этому событию. Так в Коломенском появился древнейший архитектурный памятник из сохранившихся – церковь Вознесения Господня. В 1532 году эта церковь упоминается уже как действующая.
В том же 1532 году хан Сафа Гирей вторгся в пределы Московского государства. Василий III, помня свою прошлую победу над татарами, опять выдвинулся в Коломенское и стал собирать войско. Летописцы рассказывали: «Выехав, князь великий стал в Коломеньском дожидаться князя Ондрея Ивановича, брата своего, и воевод со многими людьми, и тогоже дни прииде весть… в Коломеньское от воевод с Резани, что Сафа Кирей царь… и иные царевичи со многими людьми пришли на Резань да и посады пожгли; и князь великий… велел послать за Оку-реку… языков добывать, и воеводы тех татар к великому князю прислали в Коломеньское». Взятых за Окой татарских «языков» великий князь лично допрашивал в Коломенском. На миниатюре летописного свода середины XVI века, посвященной этому событию, изображены не только многоверхие княжеские палаты, но и церковь Вознесения. К 21 августа 1532 года орды были разбиты.
Церковь Вознесения во многих отношениях была эталоном – совершенная по замыслу и исполнению, она стала первым шатровым каменным храмом в Московской земле и надолго определила стиль русского церковного зодчества. Но при этом осталась единственной и неповторимой. До ее возведения зодчие обычно воспроизводили византийскую крестово-купольную композицию, и об отходе от канона не могло быть и речи. И вдруг коломенская церковь Вознесения, лишенная громоздкого купола, стрелой взметнулась в небеса! «В церкви Вознесения, как в фокусе, встретились все архитектурные потоки христианских стран, и они же послужили точкой отсчета в становлении русской национальной архитектуры», — сказал архитектор Леонид Беляев.
До возведения в Кремле колокольни Ивана Великого коломенская церковь Вознесения была самым высоким сооружением Москвы и ближнего Подмосковья – ее общая высота с маковкой и крестом превышала 60 метров (во внутреннем помещении – более 40). Исследователи находят в архитектуре храма элементы, присущие готике и раннему Возрождению, но при этом церковь получилась удивительно русской, в ней нет ничего, что не принимала бы православная церковь и что было бы чуждо жителям Москвы шестнадцатого столетия. И общий облик церкви, «единого столпа», напоминающего скорее башню, граненую как кристалл, и «итальянские» пилястры и пилоны, и галереи, опоясывающие церковное здание, и готические элементы декора – все вызывало восторг и современников, и потомков. Этот храм не случайно называли «русской молитвой в камне». Летописец отметил: «Бе же церковь та вельми чудна высотою и красотою, такова не бывала прежде сего на Руси».

Только патриарх Никон, при проведении церковной реформы в семнадцатом столетии, попытался воспротивиться строительству шатровых церквей, но позже архитекторы все равно вернулись к этой форме.

«Ничто меня так не поразило, как памятник древнерусского зодчества в селе Коломенском.
Многое я видел, многим я любовался, многое поражало меня, но время, древнее время в России,
которое оставило свой памятник в этом селе, было для меня чудом из чудес.
Я видел Страсбургский собор, который строился веками, я стоял вблизи Миланского собора,
но, кроме налепленных украшений, я ничего не нашел. А тут передо мной предстала красота
целого. Во мне все дрогнуло. Это была таинственная тишина. Гармония красоты законченных форм.
Я видел какой-то новый вид архитектуры. Я видел стремление ввысь, и долго я стоял, ошеломленный».

Гектор Берлиоз, французский композитор.

Вскоре после завершения строительства церкви Вознесения неподалеку от нее появилась отдельно стоящее здание колокольни, освященной в честь Георгия Победоносца. Она служила напоминанием и о стоящей здесь когда-то старинной Георгиевской церкви, возведенной князьями Дмитрием Донским и Владимиром Храбрым, и, одновременно, о рождении младшего брата Ивана Георгия. Увы, этот мальчик оказался тяжело больным, прожил недолго и не оставил заметного следа в истории. Храм Вознесения, колокольня и небольшая церковь Святого Георгия, появившаяся здесь в ХIХ веке, составляют единый гармоничный ансамбль.
Колокольня Георгия Победоносца и церковь, построенная в девятнадцатом столетии
Во время реставрации 1914-1916 годов шатер храма Вознесения был заново облицован специально изготовленным по старинным образцам кирпичом с клеймом: «1914».
За исключением отдельных, бережных реставрационных работ, за свою историю храм Вознесения не подвергался значительным перестройкам и сохранил древний облик, что делает его уникальным явлением среди других средневековых построек. В 1994 году ЮНЕСКО включило храм Вознесения Господня, как выдающийся памятник архитектуры, в список всемирного наследия (наряду с Кремлем и Красной площадью). В настоящее время по согласованию с Патриархией храм Вознесения находится в общем пользовании музея «Коломенское» и Патриаршего подворья.
К сожалению, в церкви не уцелели древние росписи, украшавшие ее стены. Их долго берегли и тщательно «подновляли» в семнадцатом столетии и в девятнадцатом, после военных событий 1812 года. В 1834 году, при очередном ремонте, архитектор Е.Д. Тюрин заботился об их сбережении. Сохранилось, например, его распоряжение относительно образа Вселенских святых и Московских чудотворцев, находившегося над «царским местом» в церкви: «образ святых, написанный на стене паперти сверх места царского, сохранить во всякой целости для чего заделать оный временно плотницкими щитами».
Но к концу ХIХ века прихожане решили, что храм пора расписать заново, «покрасивее». Старые фрески в 1884 году были уничтожены. Стены храма обили цинковыми листами и нанесли на них современную живопись, выполненную масляными красками. Без сомнения, это – страшная потеря для отечественной культуры.
Оригинал записи в Дивный храм в честь грозного царя — церковь Вознесения Господня в Коломенском

ЦЕРКОВЬ ВОЗНЕСЕНИЯ В КОЛОМЕНСКОМ

с.158

Гаврилов СА
ст. ЦЕРКОВЬ ВОЗНЕСЕНИЯ В КОЛОМЕНСКОМ
Исследования 1972-1990 гг
.в сб. Реставрация и архитектурная археология М 1991
Одним из самых выдающихся, памятников русской архитектуры XVI в. является церковь Вознесения в Коломенском.
Несмотря на относительно хорошую сохранность, на пристальное внимание исследователей, этот храм хранит в себе немало загадок.
Не до конца ясен его первоначальный облик, утраченный вследствие пожара и ремонтов, в результате которых были разрушены
белокаменные резные порталы, изменен вид папертей, утрачены каменная глава и убранство интерьера. Архитерктура памятника до
последнего времени оставалась слабо изученной. Исследования и обмеры на памятнике до 1970-х годов проводились в небольших
объемах. Так, в 1914-1916 гг. Б.Н. Засыпкиным велись наблюдения при частичной (но значительной по площадям) перелицовке
кладки шатра./1 В те же годы И.В. Рыльским выполнен архитектурный обмер./2 В 1930-е гг. П.Д. Барановский провел исследования
отдельных частей./3 В.Н. Подключников. на основе своих наблюдений, а также данных Б:Н. Засыпкина и И.В. Рыльского, в 1941 г.
защитил диссертацию,/4 посвященную монографическому исследованию архитектуры этого храма.
Серьезное изучение памятника стало возможным с началом реставрационных работ, проводившихся в 1970-80 гг. С 1972 г. по 1982
г. их вел Н.Н. Свешников, с ним работали: А.Г. Кудрявцев в 1975.-80 гг. и в 1974-82 гг. — С.А. Гаврилов, продолживший исследования
в 1983-90 гг. Результаты работы этого коллектива кардинально меняют представление о памятнике, и прежде всего о его папертях
и крыльцах, которые принято относить к поздним перестройкам, искажающим первоначальный облик памятника./5
Как установлено при исследовании, форма плана фундамента церкви Вознесения отличается от плана котлована. Фундамент

основной части под четвериком, северной, восточной и южной папертями — (Рис.1) прямоугольный, незначительно вытянутый с се-
вера на юг, выполнен сплошной платформой./6 Фундамент под стенами западной части подклета — ленточный. Примыкает к основ-
ному фундаменту, образуя с ним «Т-образную форму плана.
Рис. 1 План подклета
с.159
Оба фундамента выложены открытым способом в одном котловане, с соблюдением перевязки в углах (в примыкании).
Кладочный известковый раствор и известняк обеих частей идентичен. Западные углы котлована остались незанятыми фундамен-
том. Наружные вертикальные плоскости фундаментов выложены из блоков белого камня грубой тески. Кладка велась рядами. Для
одного ряда подбирались блоки приблизительно одинаковые по высоте, а по ширине они колеблются от 20 до 70 см. Высота ряда, в
среднем, около 25 см. Верхние ряды выложены более тщательно, из блоков хорошей тески. Швы кладки снаружи затерты известко-
вым раствором.
Внутренняя часть фундамента выкладывалась также рядами, соответствующими наружной кладке, но из грубо обколотых камней.
Промежутки между камнями заполнены щебнем из белого камня. Встречаются обломки кирпича. Восточная бровка котлована
находилась примерно на 1.5 м ниже западной, поэтому с востока обрез фундамента выступал над уровнем земли. С восточной
стороны к вертикальной стенке фундамента сразу же сделана подсыпка из белокаменного щебня, оставшегося от тески камня.
Щебеночная подсыпка охватывает также часть северной и южной сторон. Разность отметок верхней и нижней точек щебеночной
подсыпки на рельефе достигает 3 м, распространяется подсыпка к востоку от фундамента на 13 м. Верхний уровень щебня
примыкает на 8-12 см ниже верхнего обреза фундамента. Фундамент под крестовой частью просел на 12-17 см относительно края
фундамента. Ленточные фундаменты западного крыльца устроены в самостоятельных траншеях. Для пилонов этого крыльца,
прислоненных к западной стене подклета, ямы под фундаменты были выкопаны после окончания фундамента подклета и забивки
суглинком пазухи основного котлована. Но это никоим образом не может говорить о более поздней постройке западного крыльца.
Здесь имеет место уточнение замысла. Площадь каждой ямы более 8 м2. Для северного пилона фундамент сделан на 20% шире,
чем все остальные фундаменты крылец и площадью 6.5 м2, а южный по ширине в пределах нормы и площадью менее 4 м2, подо-
бное изменение равнозначных частей, вероятно, явилось отражением изменения архитектурного решения, в процессе строитель-
ства. Фундаменты под крыльцами ленточные. Они устроены под стенами, перпендикулярными маршам лестниц. Стены, парал-
лельные маршам лестниц, опираются на арки, переброшенные между этими ленточными фундаментами возле самого основания.
Чуть ниже уровня земли под каморами первоначально были сделаны коробовые своды, также опирающиеся на те же ленточные
фундаменты. Коробовые своды выложены из грубо обработанного камня, т.е. их явно рассчитывали скрыть под полом камор.
Глубина фундамента под каморами 3 м от дневного уровня XVI в.
Подклет церкви состоит из двух самостоятельных частей: крестовой и находящейся под западной папертью. Западная часть пе-
с.160
рекрыта коробовым сводом, опирающимся на западную и восточную стены, а восточная, крестовая, — сомкнутым. Для гашения рас-
пора в кладку при строительстве сводов заведены кованые связи сечением 9 — 10×7 см. Внутри стен должны быть периметрально
уложенные внутристенные связи, к которым крепятся связи, выходящие из кирпичной кладки наружу: в крестовой части и в запад-
ной. Стены всего подклета выложены из кирпича размером 30×14 х8 см.
Кладка крестовая (верстовая), затиралась кладочным раствором. Внутри стены декорированы пилястрами из кирпича, ча-
стично из белого камня сделаны детали. Кладку пилястр там, где их вынос из плоскости стен был не более 5 см, выполняли, как ря-
довую, без четкой границы между пилястрой и полем стены, но с нужным выносом из плоскости стены, а затем делали вертикальную
протеску (Рис.2).
Рис. 2. Коррекция арок известковым раствором
Все пилястры, также, как и вне подклета, поставлены на пьедесталы, Пьедесталы наружных пилястр крестовой части (внутри западной
части подклета) имеют белокаменные профилированные детали (такие же, как вне стен подклета) (Рис.3.3). У капителей всех внутренних
пилястр, в том числе и на стенах крестовой части, нижняя часть сделана из трех рядов кирпичной нависающей кладки. Все детали
пьедесталов пилястр на стенах западной части сделаны из кирпича простой ступенчатой кладкой (Рис. З.2.). Внутри крестовой части под-
клета капители пилястр такие же, как в западной части состоят из верхнего профилированного белого камня и трех кирпичных нависающих
рядов./7 (Рис.3.1). В массах детали пилястр повторяют пропорции пилястр и столбов, находящихся вне подклета. Кирпичная кладка обеих
частей подклета велась одновременно, с соблюдением перевязки, на одном и том же известковом растворе.
Белокаменные детали пилястр на фасаде западной части подклета имеют точно такую же профилировку, как и у столбов паперти.
Рис. 3. Ордер пилястр подклета
Детали пьедесталов пилястр крестовой части в 1-ом ярусе, в отличие от деталей столбов и наружных пилястр западной части
подклета имеют значительно больший вынос. Набор обломов в каждом профиле на один элемент меньше./8, и, профиля при одни-
наковой высоте следовательно, крупнее./9 (Рис.3.3, 3.4). Небольшие фрагменты, в основном, хвостовые части, древних белокаменных
профилированных деталей раскрыты во время реставрационных работ на всех фасадах. Следует отметить, что профилированные
детали были сделаны только на пилястрах, а стены обеих частей подклета имели с фасада только гладкий белокаменный цоколь
высотой 25-30 см. Цоколь стен внутри подклета сделан из кирпича.
Небольшие отверстия в толстых стенах не могли использоваться для освещения подклета и устроены для проветривания
помещения хозяйственного назначения. Единственное оконце для минимального освещения устроено в верху южной стены западной
части подклета. В восточной крестовой части — два продуха, (в восточной и южной стенах). В западной части подклета — в северной
с.161
и южной стенах по одному продуху и в западной стене — два. Остальные прясла на фасадах подклета имеют ложные окна.

Своды и стены подклетов изнутри были оштукатурены известковым раствором, идентичным кладочному (белая известь с на-
полнителем из крупного речного песка, доходящего до размеров мелкой гальки). Штукатурный намет достигал местами нескольких
сантиметров толщины. В некоторых местах сохранились штукатурные коррекции кривизны арок. (Рис.2).
Возле выхода на улицу распалубка над дверью опирается на белокаменные блоки, обработанные в виде профилированных импостов
(частично сохранился южный импост); фоновая прямоугольная часть блоков стесана до плоскости стены (Рис.4). Точно такой же прием
установки белокаменных блоков с резьбой мы наблюдаем повсеместно на фасадах церкви Вознесения.
Рис. 4. Хвостовая часть нижнего блока с левой стороны значительно шире площади резьбы
Первый ярус папертей построен одновременно с подклетом церкви, на общем фундаменте. Кирпич и известковый раствор
идентичны использованным в кладке подклета церкви. Все столбы декорированы пилястрами, одинаковыми с пилястрами подклета
западной паперти. Их профиля идентичны. При строительстве в кладку заведены кованые связи сечением: идущие перпендику-
лярно стенам подклета — 7.0×5.2 — 8.0×6.0 см; между столбами папертей — 6.5×5.0см. Многие связи деформированы, а некоторые,
в том числе все осевые, оборваны. Арки паперти декорированы архивольтами из формованного профилированного кирпича.
Завершается 1-ый ярус папертей также карнизом из формованного кирпича.Все порталы 1-го яруса выполнены одновременно со
строительством церкви и никогда не переделывались.
Портал крестовой части имеет полуциркульный архивольт (профилированный декор утрачен) из белого камня, прямоугольные
пилястры из кирпича с белокаменными деталями (с большими утратами). На капителях портала видны следы первоначальной
перетески профилей.
Рис. 5. Внутренний портал крестовой части подклета.
Обмерян нами в 1980 гг.
Портал наружного входа имеет прямоугольные пилястры и килевидный архивольт с профилированным декором. Нижняя часть
портала утрачена, верхняя сохранилась полностью (Рис 6).
Около 1873 г./10 переложены четверти этого портала, вместо белого камня появилась кладка из большемерного кирпича с клеймом
«ШМ» в прямоугольнике из валика. Под первоначальную арочную перемычку подведена горизонтальная на доске. Внизу сохранились
следы срубки нижней четветри. Пилястры этого портала также имели пьедесталы. Профили обладали сходством с профилями рядом
расположенных пилонов западного крыльца. Сохранились два портала входов в каморы под северным крыльцом (Рис.6). Оба портала
одного типа, килевидные. Прямоугольные в плане пилястры имеют пьедесталы из кирпича с белокаменными деталями. Нижние
профили восстановлены в 1970-х гг. Остальные детали дошли с некоторыми утратами с XVI в.
с.162
Портал южной каморы утрачен полностю в XIX в. Но на первоначальной кирпичной кладке, прилегавшей к пилястрам и архивольту
южного портала, сохранились его отпечатки. Они позволяют установить идентичность портала сохранившимся у камор
северного крыльца и в то же время некоторые отличительные особенности его форм. Так, пропорции южного портала более призе-
мисты за счет сокращения рядов кирпичной кладки пилястр и их пьедесталов.
Все три крыльца построены одновременно с подклетной частью церкви, т.е. в 1532 г. По кирпичу, известковому раствору, технике
кладки они идентичны, в кладке заложен тот же пояс связей. Все несоответствия, отмечаемые исследователями, вероятно, связан с
изменением первоначального замысла в ходе строительства. В забутовке нижнего рундука западного крыльца при строительстве
крыльца помещены белокаменные детали шатра — блоки круглого гурта, никогда не использовавшиеся по своему назначению.
Первоначально нижние рундуки были квадратными в плане. Вход на рундук был только один — по ходу нижнего марша лест-
ницы. При разборке ступеней XIX -XX вв. на южном крыльце раскрыто несколько подступенных кладок. Хорошо сохранилась пер-
воначальная кладка из целых кирпичей и затертая при кладке. Следов износа на этих ступенях немного. По-видимому, ими поль-
зовались во время строительства в XVI в. Ступени выложены очень аккуратно и имеют высоту в 2 ряда кладки и проступь в 1.5
кирпича, т.е. 20 см высотой и 45 — 50 см шириной. На них сделана подсыпка из сухого цемяночного известкового раствора, пролитого
известковым молоком. Раствор розового цвета, пылеватый. очень непрочный, достигает местами нескольких дециметров./13 В за-
сыпке встречается древесная щепа. Поверх этого слоя на крепком известковом растворе с включением кирпичного и белокаменного
щебня сохранились еще одни ступени из кирпича. Известковый раствор визуально не отличается от первоначального кладочного.
Вероятно, ремонт лестниц проводился одновременно с ремонтом иола внутри церкви уже в XVI в. На этих грубо сделанных ступенях
сохранились отпечатки на растворе от кладки ступеней, возможно, белокаменных. Каморы под крыльцами первоначальны.
Предположение о том, что пролеты между столбами заложены поздними стенками ошибочно, так как это не столбы, а стены, де-
корированные пилястрами./14 Кладка камор хорошо сохранилась, границы ремонтов различимы, но следы капитальных перестроек
полностью отсутствуют. Каморы перекрываются коробовыми сводами. Дверные проемы с откосами, с арочными перемычками со-
хранились во всех трех каморах.
Наружная часть дверного проема утрачена только у южной. Перед входами в каморы под северным крыльцом во время раскопок
раскрыта кирпичная кладка, сложенная в верхней части ступенями. Ее нижняя часть сохранилась и перед входом в южную камору.
По отсутствию следов износа, можно предположить, что на эту кладку укладывались белокаменные ступени.
с.163.
Исследование кирпичной кладки сводов под маршами лестниц выявило, что все своды на всех крыльцах сохранились древние, но
на западном и северном крыльцах ползучие своды нижних маршей переложены с лицевых сторон на глубину в среднем на один
кирпич. Декоративная тяга из профилированного кирпича сохранилась на южном крыльце и частично на северном. Самая боль-
шая перекладка лицевого кирпича относится к 1873 г./15 когда были переложены средние части южной и восточной стен каморы под
южным крыльцом.
Во время археологических раскопок 1973 — 79 гг. было поднято свыше 1.8 тысяч фрагментов резьбы и профилей от декора церкви

Вознесения./16 При предварительной обработке материала установлено, что это составляет от количества утраченного декора около
6,5 % по разным видам профилей и резьбы. Несколько выше процентное соотношение профилей пьедестала пилястр крестовой ча-
сти — около 16%. Камней от капителей четверика и восьмерика практически нет — всего несколько обломков. Частый по количеству
находок элемент — фрагменты капителей с резным валом, двумя полками под ним, резным фризом и астрагалом. Если принять во
внимание, что подняты из земли не все утраченные когда-либо камни, а только, максимум, 16%, то и тогда» общая протяженность
резного вала должна составить свыше 150 м. Суммарная длина резьбы существующих капителей составляет
окло 80 м вместе с восьмериком. (Если учесть резьбу интерьера, то и тогда общая длина резьбы будет менее 100 м).
Наряду с большим количеством мелких фрагментов резьбы из раскопак сохранились еще несколько почти целых блоков с анало-
гичной резьбой — это 10 блоков из основания сени XVIII в. (Рис.7) над троном. Блоки вторичного пользования являлись ни чем
иным, как капителями./17 Типологически, резьба капителей из-под сени близка резьбе капителей четверика настолько, что бесспорно
свидетельствует о принадлежности их одному памятнику, одному мастеру. Различие могло быть продиктовано местоположением в
системе декора памятника. Степень проработки резьбы зависела от удаленности от зрителя а ее компоновка на блоке — от ракурса: ро-
зетка на капители из-под сени смещена на нижнюю часть-вала, так как на капитель зритель смотрел снизу. При этом встречаются ро-
] в.
24-а От этой полосы сохранилась более короткая хвостовая часть.
24-б Под все царское место уложено общее основание из белокаменных плит. Верхняя часть основания подрезана таким образом, что все четыре ноги стояли на рундуке овальной формы. Заделанная в кирпичный пол нижняя часть выступала из-под овального рундука довольно далеко, но была на одном уровне с черным полом их могли покрывать тонкими керамическими плитками пола.
25 ЦГАДА. ф.1239. он. 3 е.х. 29785. лл. 62-67.
Нижняя часть слухового окна скрыта завершением сени 1836 г. Наличник окна увенчивался высоким щипцом, сбитым в 1836 г.
26 Роговин Н. Указ. соч. Графическая реконструкция северного портала П.Д.Барановским.
27 Следы известкового раствора от чистого пола сохранились на черном кирпичном полу.
28 В Италии такие плитки назывались футовым кирпичом, так как квадратную глиняную заготовку (1×1 фут) надрезали по диагонали и после обжига разламывали на 4 треугольные плитки.
29 От этого пола сохранен и законсервирован фрагмент у восточной стены алтари.
Ремонт 1760-х гг. был осуществлен, вероятно, под общим руководством П.В. Макулова.
30 При реставрации оставлена часть правого клироса. ЦГАДА ф.1239 оп. 3,, ед. хр. 29785. л.678-73.
31 По описям XVIII в. см.: ЦГАДА ф. 1239., оп. 31818. л.96 и по чертежу арх. Помощника Белоголовова в архиве НИИМАХ, г.Ленинград. А-4654, в этом месте — от северной двери до южной располагался иконостас.
32 Иконостас не сохранился. В 1986 г. были сняты 4 тябла, установленные П.Д.Барановским «под XVI в.» между угловыми пилястрами. В пилястрах все гнезда вырублены в кладке и подделаны кирпичом в XIX и XX вв. В этом месте
иконостас впервые показан на чертежах Н.Шохина в 1866 г., возможно, как проектное предложение. Архив НИИМАХ, А — 4665.
33 Из документов XVIII в . известно о поновлении икон в 1745,1750, 1767 гг. и замене иконостаса в 1745 г., но конструкция оставалась, по-видимому, неизменной вплоть до 1787 г., когда С. Потупецким было исправлено основание с прибавкой
лесных материалов. При заведении тябел в стены, требовались более длинные брусья. Но и во время этого ремонта сохранялись царские врата, т.е. по высоте иконостас не менялся. ЦГАДА ф. 1239., оп. 3., ед. хр. 30973; ед. хр. 69315, лл. 79, 612;
34 ед. хр. 31968, лл. 1,126 45; ед. хр. 32348, лл. 35 — 37, 43.
35 ЦГАДА там же, ед. хр. 31987, л.1. В основании нижних осевых кокошников до 1867 г. стояли большие белокаменные желоба, но при ремонте были разобраны. ЦГАДА там же, ед. хр. 21734.
36 В1836 г. новое кровельное покрытие контрфорсов уже должно было заменить железную кровлю XVIII в. ЦГАДА, там же, ед.хр. 29785, л. 74,
37 Реконструкции М.П.Кудрявцева никакой реальной основы не содержат — и не только в части контрфорсов.
— Кудрявцев М.П. Ук. соч., с. 19.
38 Существующая дверь на месте первоначальной сделана при Н.Шохине в 1867 г. ЦГАДА там же., ед. хр. 21734, лл. 78 об, 79.
39 Перелицовка шатра 1914 -1916 гг. проводилась под наблюдением Б.Н. Засыпкина.
40 Дверь в шейке на месте первоначального ложного окна пробита в 1867 г, по смете Н.Шохина. ЦГАДА, там же, ед.хр. 21734, лл. 156 об, 78 об, 79.
41 До ремонта 1867 г. лестница-стремянка была укреплена под крестом на каменной главе и по описям ветхостей Н.Шохина явилась одной из причин разрушения главы. ЦГАДА. ‘Гам же, ед.хр. 21734, я. 154 об.
42 Фриз и карниз переложены Н.Шохиным в 1867 г. ЦГАДА. там же, л. 154.
c.174
43 Существующая глава сделана в 1867 г. По подробному описанию конструкции главы известно, что глава до разборки была белокаменной, из трех рядов кладки завершалась белокаменным яблоком. Блоки скреплялись железными скобами.
Яблоко из цельного камня было обтянуто железным кольцом. Глава и-яблоко покрыты железной кровлей. В пяту свода (на карниз) заложены 2 проемные связи из железного кованного бруса, толщиной по 6,5 см. Снаружи вокруг.свода, но с зазором
до 4,5 см обходил обруч из 4-х звеньев с обухами и засовами, не заделанными в лкдаку. Обруч лежал на проемных связях. На проемные связи без скрепления с ними был поставлен пятник высотой 2, 26 м, пропущенный сквозь главу и яблоко. Высота белокаменной главы, таким образом, получается на 35 — 40 см выше существующей, т.е. была немного более выпуклой, кроме того, зазор между главой и обручем, а также незаделанные в кладку обухи и засовы предполагали какое-то покрытие. В 1867 г. глава разваливалась, поэтому была разобран ЦГАДА. там же. л. 154 об.
44 В верхнем широком конце пятника было гнездо, в котором на свинце были вставлены щипцы, державшие короткий хвостовик креста. Кроме разогнувшихся крючков для закрепления цепей-растяжек состояние креста было хорошим поэтому крест при ремонте 1867 г. менять не стали. ЦГАДА* там же, лл. 155,155 об.

45 Фиксацией декора руководил Н.Н.Свешников.
46 Вопрос о несоответствии даты нашему календарю был задан мною С.С.Подъяпольскому на его докладе о Петроке Малом. С.С.Подъяпольский сходу ответил, что этого не могло быть, но через несколько дней он подошел ко мне и сказал о своем разговоре с Данатом Александровичем Дрбоглавом, который сказал Подъяпольскому, что такое вполне могло быть. После этого Д.А. подработал вопрос и опубликовал его в своей книге.
Д р б о г л а в Д. А. Камни рассказьшают. М., 1988, с. 17 — 21.

В один из жарких дней первой половины июня была совершена вылазка в музей-усадбу Коломенское для знакомства с непревзойденным памятником культового зодчества первой половины XVI века.

История великолепного памятника архитектуры мирового уровня достаточно известна, отмечу лишь, что официальный титул «первого каменного шатрового храма» поставлен под сомнение заслуженными историками древнерусской архитектуры В.В. Кавельмахером и его сыном С.В. Заграевским.

Храм был построен в летней резиденции московских князей итальянским архитектором Петроком Малым по заказу Василия III, как домовая церковь. Согласно летописи, освящение церкви произошло 3 сентября 1532 года митрополитом Даниилом в присутствии заказчика с супругой и двухгодовалым сыном Иваном.

Как и подобает шедевру, храм неоднократно исследовался и описывался с научной литературе, я же предлагаю ознакомиться с его столетней давности описанием, приведенным И.Э. Грабарем в «Истории русского искусства», который видел прообразом замечательного памятника архитектуры шатровые деревянные храмы, что, в принципе, подтверждалось и летописцем: «Князь великий Василей постави церковь камену Взнесение господа нашего Исуса Христа вверх на деревяное дело», а, заодно, сравнить нынешние виды храма с фотографиями конца XIX — начала XX века.

И так, вот, что пишет Игорь Эммануилович: Небольшая размером внутри, церковь, благодаря своей высоте и широко раскинувшимся галереям подклета, производит впечатление грандиозности и важности. Затея воспроизведения деревянного храма удалась превосходно.

С внешней стороны структура Коломенского храма ясно обнаруживает свой прообраз, создавшийся в дереве. Главный четверик, перекрытый крутой четырехскатной кровлей, служит подножием восьмерику, покоящемуся на двух рядах кокошников; к основному четверику, по сторонам, примыкают выступы, соответствующие в дереве прирубам, покрытым «бочкой». Удержана даже прямоугольная форма алтаря, столь присущая деревянному крещатому храму.

Смелая мысль – поставить на крещатый низ обширный восьмерик – могла возникнуть лишь при взгляде на тождественный строительный прием, исполненный из дерева, где он так прост и легок в сочетании восьмигранных и квадратных срубов с прирубами, дающие крестообразность плану. Исполнить такую задачу в кирпиче и камне трудно, и нужно удивляться, как решительно и смело зодчий Коломенского храма справился с ней, не потеряв общей структуры и пропорций, свойственных деревянному храму.
При сумеречном вечернем освещении, когда теряется различие в цветах окраски, сильнее выступает сходство Коломенского храма с северными деревянными шатровыми церквами – потомками его прообраза. Круговая открытая галерея подклета с тремя широко раскинувшимися лестницами немало добавляет в указанном сходстве.
Коломенский храм кажется как бы прямым сколком с одной из многочисленных деревянных церквей русского севера. Особенно бросается это в глаза при сравнении его с церковью в Варзуге. Удерживая в себе всю декоративность верха деревянной церкви, он сохраняет вместе с тем и старозаветный световой купол, сопровождая и то и другое строго продуманными конструкциями.
Необычайное торжество освящения храма «всем собором» достаточно указывает на прием, оказанный новаторской затее великого князя. «Бет та же церковь вельми чудна высотою и красотою и светлостию», отмечает летописец, говоря, что таковой не было ещё на Руси. Поощрение и благосклонность, оказанные новому приему каменного церковного строительства, окрыляют стремления художников новаторов на пути воспроизведения народных исконных форм.
Ознакомившись с наружным убранством, заглянем внутрь верхнего храма (справа дореставрационное фото)…
…где кроме иконостаса 2007 года изготовления…
…одни лишь белые стены и аналогичного цвета уходящий более, чем на 40 метров ввысь шатер.
Спустимся в подклет, где устроен музей, рассказывающий об истории храма.
В первом зале представлены архивные фотогрфии реставрации начала XX века…
…а во втором — фрагменты первоначального второго яруса галерей, обраруженные в ходе археологических раскопок вокруг храма.
Осмотрев оба помещения пройдемся по опоясывающим храм галереям, где внимание привлекают северный и южный порталы…
…и, конечно, расположенный с востока белокаменный трон, являющийся по одной из версий символом второго пришествия Христа и Страшного суда — Этимасией (Престолом уготованным).
Ну и напоследок запечатление расположенных возле Вознесенской церкви Водовзводной башни (70-е годы XVII века), Георгиевского храма-звонницы (XVI век) и трапезной (1843 год).
P.S. При написании поста использовались:
1. Статья С.В. Заграевского «Первый каменный шатровый храм и происхождение шатрового зодчества»;
2. Посвященный архитектуре второй том «Истории русского искусства»;
3. Архивные фотографии И.Ф. Барщевского и С.А. Детинова.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *