Ткачев о головине

Язычество, прикрытое Православием, или Куда идут последователи протоиерея Владимира Головина?

Итак, вернемся к вопросу о ситуации вокруг деятельности протоиерея Владимира Головина. И начну я, пожалуй, с неожиданного вопроса. Что делает Православие православным? Уж простите меня за эту кажущуюся тавтологию. Не формальная, конечно же, принадлежность человека к конкретной православной общине (Поместной Церкви) по факту принятого в ней Крещения и даже не облачение данной персоны священным саном или иерархической должностью. Главнейшее и важнейшее основание, на котором стоит Православие, – это Священное Предание Церкви, т. е. литургическое и святоотеческое наследие. А разве не Евангелие вопросит удивленный читатель? Увы, но в том-то и дело, что на сегодняшний день любой сектант, пастырь вновь образовавшейся неопротестантской секточки, а таковые образуются чуть ли не каждый день, гордо несет над своей головой Евангелие и громогласно декларирует «Мы – истинная церковь, мы проповедуем Евангелие!»

Священное Писание, Евангелие – часть Предания Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, одна из форм этого Священного Предания. И, соответственно, понимание Нового Завета, равно как и Ветхого, во многом зависит от контекста того духовного опыта, которым живет данная христианская община. Что стоит за произнесением этих слов? Наше признание того, что подлинное богомыслие, истинное богопознание, действенное, верное понимание Евангелия и правильная христианская жизнь осуществлялась теми, кого мы именуем святыми учителями Церкви, святыми отцами и подвижниками Православия. Именно этим святым мы верим, благоговейно относимся к их наследию, стараемся изучать их духовный опыт и, насколько это возможно, следовать оному. Не новые учителя становятся нашими безусловными поводырями на просторах духовной жизни, а только те, чей духовный авторитет засвидетельствован всем опытом жизни Церкви. Из новых же учителей мы доверяем только тем, кто следует тому же святоотеческому опыту.

Любой человек, священник он или мирянин, волею Божией поставленный на миссионерское служение, должен помнить об этом. И в первую очередь в аспектах духовной педагогики руководствоваться не своим, весьма скромным духовным опытом, но опытом и поучениями святых учителей Церкви. Изучение же бесценного опыта святых дает нам понимание того, что сама деятельность миссионера несет в себе очень значимые нюансы, скажем, миссионер должен быть «прозрачен», он не должен приводить к себе, не должен замыкать все внимание слушающих на себя… Более того, миссионер в глазах своих катехуменов (учеников, изучающих христианскую веру), подобно св. Иоанну Предтече, должен постепенно «умаляться» и, быть может, его авторитет должен и вовсе исчезнуть из жизни уже утвердившихся в Православной вере христиан. Цель христианской миссии – Христос. И миссионер в этом отношении должен приводить человека ко Христу, а не к себе. Можно сказать иначе: задача миссионера указать человеку дорогу, ведущую ко Христу, привести человека в Церковь, а не в свою «обитель». То есть подлинная миссия всегда уважает нравственную свободу личности и не допускает никакой манипуляции жизненными обстоятельствами слушающего.

Необходимо отметить, что в связи с моей должностью и достаточно обширной публицистической деятельностью я должен быть в курсе происходящих в нашей Церкви событий. Можно даже достаточно уверенно констатировать, что, так или иначе, я достаточно часто являюсь непосредственным (иной раз и невольным) свидетелем и событий, происходящими в мейнстриме современной церковной жизни. Но многие мои православные друзья до публикации моего доклада «Коммерческо-религиозный проект священника Владимира Головина» ничего не слышали о протоиерее Владимире Головине и его массово-«лечебно-молитвенной» деятельности. Собственно и многие мои коллеги также оказались не в курсе как деятельности самого «болгарского старца», так и его собственной персоны. Т. е. складывается достаточно парадоксальная ситуация, когда некая «группа верующих» формирует весьма внушительную по численности (порядка 100 000 человек) мировоззренческую, духовную «резервацию» где-то на «окраине» церковного мира, в то время как в «центре» ни слухом ни духом не ведают об этом фактически самочинном многочисленном, но незаметном для «большой» Церкви религиозном диссидентстве.

«Входя в храм, снимают шляпу, а не голову», – говорил английский писатель Г. К. Честертон. И, действительно, отличительная черта подлинно христианской Церкви в том, что она понуждает входящего в Нее думать, а не слепо принимать некие утверждения и следовать им. В атеистическом мире принято считать, что вошедший в Церковь человек освобождается от этой опасной обязанности думать, рассуждать, анализировать. Таким образом, мир верующего человека (в глазах «образованного» атеиста) представляется в таком черно-белом формате, где присутствуют радикально однотипные и точно выверенные ответы на все вопросы. Однако это не так. Напротив, жизнь верующего человека много сложнее жизни атеиста или агностика. Дело в том, что верующий человек вместе с атеистом и агностиком ежечасно, ежеминутно, а может и ежесекундно, совершает тот или иной выбор, но только христианину непосредственно вменяется в обязанность нести ответственность за него в вечности. Для атеиста смерть это с одной стороны бессмысленный и безжалостный конец всему, с другой «благое» избавление от «груза» жизни. Для верующего, в данном случае для христианина, смерть – это открывшаяся дверь в зал судебных заседаний, в экзаменационную аудиторию, где ему придется дать нелицемерный ответ за всю жизнь, за каждый поступок и каждую мысль. А посему мир верующего человека намного сложнее и разнообразнее мира атеиста. И, соответственно, пространство христианского богословия – это обширное поле для богоустремленной человеческой мысли, для реализации таланта стремящейся к Богу личности.

На сегодняшний день по целому ряду важных вопросов, не имеющих первостепенного догматического характера, однако несущих печать актуальности для современного человека, имеются определенные разномыслия. Скажем, до сих пор не совершен внятный богословский анализ теории общественного договора (т. н. «социального контракта»), основателями которого являлись Т. Гоббс, Дж. Локк, а популязатором Ж. Ж. Руссо и которая фактически лежит в основе современного понимания прав и свобод человека. Много сложных и окончательно неразрешенных богословских вопросов в сфере биоэтики, понимания физической смерти, аспектов личностного и биологического бытия. Это же касается и мира современной медиаактивности, медиаагрессии и т. п.

Православная Церковь, в отличие от тоталитарной секты, не препятствует своим последователям иметь несколько различные частные мнения касательно разного рода второстепенных, недогматических вопросов.

В христианстве присутствуют основополагающие догматические истины духовного порядка, которые незыблемы, точно так же как законы арифметики в математике. Но, одновременно с этим, в практической жизни христиан возникает целый ряд вопросов, по которым церковных определений никогда не было и на которые, даже на основании богатого опыта Церкви, трудно бывает ответить однозначно. Поэтому Церковь в этих случаях допускает для своих чад иметь несколько различные мнения касательно данных вопросов, если таковые не нарушают основные принципы христианской веры и убеждений. Из одних и тех же фактов можно построить множество гипотез, касающихся не самих оснований веры, но некоторых частных следствий. Основания (догматы, принципиальные положения христианской веры) незыблемы, однако осмысление следствий, исходящих из этих оснований, может носить различный характер. И в этом Церковь предоставляет человеческой мысли свободу. Но даже вопросы первостепенные (догматические истины) сопровождаются чрезвычайно солидной аргументационной базой. Для этого, собственно, и собирались Вселенские Соборы, на которых вытачивались умопостигаемые, философски корректные формулировки Божественной Истины, насколько ее возможно было донести до человеческого разума, который обусловлен фактором ограниченности познания в пределах грубого мира. Т. е. любой христианский догмат обладает исчерпывающей аргументационной базой (в рамках, естественно, христианского мировоззрения) для ненасильственного принятия оного испытующим сознанием.

Зачем я все это говорю? Для того, чтобы обозначить, что мир христианской мысли чрезвычайно богат, разнообразен и глубок. Современный человек, приходящий в Церковь, читающий Новый Завет, конечно же, проходит через лекции проф. А. И. Осипова, через книги покойного иерея Даниила Сысоева, через проповеди протоиерея Димитрия Смирнова, протоиерея Алексия Уминского, протоиерея Артемия Владимирова, протоиерея Андрея Ткачева и т. д. И в этой палитре мнений кому-то может показаться, что богословский прогрессивизм А. И. Осипова излишен и уважаемый профессор слишком широко трактует высказывания святых отцов. Другому, напротив, нравится академизм Осипова, но кажутся грубыми и неуместными шутки протоиерея Димитрия Смирнова. Третьему более по душе внимательный о. Артемий Владимиров, но кажутся развязными выступления о. Андрея Ткачева. Наконец, человек слушает проповеди тех священников, которые служат в том храме, прихожанином которого он является. И чрезвычайно замечательно, если этот человек начинает знакомиться с творениями святых отцов, т. е. тех, чей духовный авторитет, как было сказано выше, засвидетельствован всем опытом жизни Церкви. Но даже здесь он может найти несколько различные мнения касательно некоторых вопросов. Так XIX век ознаменовался спором свт. Игнатия Брянчанинова и свт. Феофана Затворника о природе ангелов. Главное же то, что грамотно воцерковляющийся человек сталкивается с внушительной палитрой различных мнений касательно многих аспектов современной жизни и возможных отношений к ней со стороны христианского сообщества. Однако человек отнюдь не тонет в этом «море» многоголосий, но, напротив, он учится думать, анализировать, сверять нечто услышанное или преподанное ему, в формате лекции или проповеди, с Преданием Церкви, с Евангелием и традицией понимания этой Книги святыми отцами.

В ситуации же с «болгарской общиной» мною наблюдается чрезвычайно печальная картина. Люди знакомятся с христианством исключительно по проповедям протоиерея Владимира Головина (надо отметить, проповедям весьма сомнительного содержания, как с богословской, так и с этической точек зрения). Эти люди, по сути совсем еще неофиты, удивительным образом минуют ту «центральную Церковь», тот мейнстрим современной церковной жизни и аккуратно оказываются в некоей духовной «резервации» где-то на «окраине» церковного мира. Таким образом, они «благополучно» минуют Осипова, Смирнова, Уминского, Сысоева, Ткачева и уж совсем маловероятно, что знакомятся с творениями святых отцов. И находясь на этой достаточно многочисленной, но все же «окраине», они позволяют себе достаточно дерзкое и агрессивное поведение по отношению к «центру», буквально не выносят никакой критики в адрес их духовного наставника, его (мягко говоря) неудачных проповедей, маловразумительных ответов.

Здесь необходимо отметить еще одну важную деталь. Дело в том, что наши чувства, ощущения, душевные переживания не имеют от начала названий. Грубо говоря, человек не рождается с встроенной программой понимания того, что такое истинная религиозность, правильная молитва, верный нравственный настрой. Точнее сказать так: религиозность есть антропологический факт и она (религиозность) присуща (в той или иной степени) всем людям (как интуитивное ощущение сверхъестественного), однако правильная вера, истинная молитва – это то, что личность постигает посредством воспитания. Поэтому, как некоему человеку (его родители, учителя, наставники, старшие друзья) назовут некое его внутреннее переживание (от начала имеющее место быть или инспирированное некоей религиозной или психической практикой), так он и будет считать, быть может, всю жизнь. Так, человечек, родившийся в семье неопятидесятников и, разумеется, с детства таскаемый родителями на соответствующие «молитвенные собрания», со временем усвоит, что молитва есть тот самый иррациональный экстаз, который «внешними» для секты людьми воспринимается, как массовый психоз. Ребенок, родившийся в семье реинкарниста, с детства под влиянием окружающей среды начинает вспоминать свои «прошлые жизни», хотя таковые являются лишь его детскими фантазиями, мечтами, которые имеются у всех прочих детей, однако родители и их многочисленные друзья из медиумического клуба «карма-кола» учат свое чадо воспринимать оные как «воспоминания прошлых жизней». И для него это «религиозная жизнь», он видит в этом «спасение».

В случае с «Православным Болгаром» происходит некая подобная ситуации. Человек, приходящий к вере, узнает, что самой древней и совершенной формой молитвы является некая «молитва по соглашению» и, что только такая молитва имеет особую силу и особую духовную ценность. И сила и ценность в данном случае определяется количеством молящихся, но никак не умением человека молиться, никак не чистотой его сердца, не праведностью его жизни. Священник Павел Островский убедительно доказал, что апелляция протоиерея Владимира Головина к Евангельским словам (Мф. 18:19) для обоснования особо благодатного статуса «молитвы по соглашению», мягко говоря, не состоятельна. Эти Евангельские слова Головин вырывает из контекста общего Евангельского повествования и придает им принципиально иной смысл. Более того, никто из святых отцов (в том числе Великих учителей Церкви) никогда не давал подобного толкования этого Евангельского отрывка, даже близкого к этому у святых мы не найдем!

А значит, тот молитвенный опыт, который предлагает протоиерей Владимир своей многочисленной пастве, есть чистой воды новодел. Но справедливости ради, следует отметить, что новое – не значит плохое, новое – не значит неправославное. Христианская традиция не мыслит саму Церковь в качестве некоего законсервированного продукта и не воспитывает в своих носителях воинствующего отторжения всего нового. Но, тем не менее, некоторая разумная осторожность к некоему нововведению всегда присутствует в сознании православного христианина. И она (разумная осторожность), в свою очередь, не позволяет ему с какой-то, по-детски агрессивной, требовательностью настаивать на том, что «эта молитва самая лучшая». Тем более, элементарная порядочность не позволит этому человеку назвать сей эксперимент «древней практикой Церкви», учитывая тот факт, что церковная история не знает подобных прецедентов «молитвы по соглашению» (в той форме, в какой ее проповедует протоиерей Владимир Головин). Более того, сила молитвы никогда не «измерялась» в традиции Церкви количеством ее участников. И хотя в истории Церкви известны случаи именно общей коллективной молитвы (не в той форме и не с тем содержанием, как это преподносит Головин), но все же, личная праведность совершителя молитвы всегда имела большее значение, нежели количество ее совершителей. Другими словами, здесь качество имеет больший приоритет, нежели количество.

Через все сочинения святых отцов красной нитью проходит мысль о том, что молитва – не есть формальное произнесение определенного порядка слов, не «выжимание» из себя каких-то чувств. Оказывается и молитве нужно учиться, правильной молитве, благодатной. Известен такой случай… Однажды к прп. Серафиму (Романцову) пришёл некий монах и сказал, что имеет внутри себя непрестанную молитву, на что прп. Серафим ему ответил: «Нет у тебя никакой молитвы, ты просто привык к словам молитвы, как иные привыкают к ругани». Оказывается, можно вместо молитвы бездумно, бездушно постоянно повторять слова молитвы (как слова привязавшейся песенки), обманывая самого себя! Оказывается и молитва может быть неправильная, пустая, ложная и даже бесовская. Молитва – это один из самых сложных вопросов духовной жизни и святые отцы подробно и многократно говорят обо всех нюансах и опасностях этого необходимого и наиважнейшего христианского делания. А говорят ли об этом в «общине» Головина? Увы, нет. И вообще не может не удивить чисто материалистический, плоский и даже пошлый «арсенал» молитвенных прошений в этом религиозном движении. Святоотеческая традиция учит просить в первую очередь (а строго говоря – и только) о духовном, ведь все остальное «приложится вам» (Мф. 6: 33). А в головинской «молитвенной» практике чувствуется влияние вполне пошлого советского популизма в духе: «Догнать и перегнать Америку!!!» или «Встаньте дети, встаньте в круг», а не святоотеческого наследия.

Однако человек, приходящий в общину Головина, учится именно такой альтернативной «молитве», усвояет чисто магическое, а не православное мировоззрение, равно как и принимает иные, весьма и весьма спорные взгляды протоиерея Головина в качестве «учения Церкви». На целый ряд догматических ошибок, искажающих саму суть христианской веры в выступлениях Головина, указал профессор Александр Леонидович Дворкин. Я же, просматривая проповеди протоиерея Владимира, заметил одну существенную особенность: он вроде бы и хочет сказать какую-то правильную вещь (видимо где-то он слышал, может на лекциях во время обучения), но катастрофичная путаница в терминологии, несуразная, а подчас неуместная и неприличная, отталкивающая составляющая аллегорий и, наконец, откровенная грубость и хамство сводят все «благие» порывы на нет. Так, скажем, протоиерей хочет раскрыть содержание христианского догмата о богочеловечестве Иисуса Христа и говорит о том, что «во Христе две природы в одном естестве», хотя правильно сказать «в одной Ипостаси» или «в одной Личности», ибо философский термин «существо» не синонимичен с понятием «личность» (по-греч. ὑπό-στᾰσις). Но это — тонкости богословия, и подобная ошибка (или оговорка) имеет значение именно в контексте неких догматических (вероучительных) утверждений. Однако в рамках обычной приходской беседы она вполне простительна, разумеется, если плохой ученик публично исправит оную.

Но есть вещи и более очевидные. Скажем, протоиерей Владимир прав в том, что христианин, в том числе и православная девушка должны опрятно и красиво выглядеть. Однако в ходе аргументации данного тезиса священник опускается до обсуждения нижнего белья. Зачем? Может он хочет таким образом укрепить свою проповедь «близостью к народу», однако подобный миссионерский шаг возымеет скорее обратный эффект в том самом народе: «если даже христианские священники так же пошло шутят, как мы, то в чем ценность тогда этого христианства?». Действительно, молебен имеет по своей структуре форму именно Утрени, так же – Великая ектения, Евангелие, Канон (запевы), сугубая ектения. Но зачем протоиерей Владимир называет молебен «кастрированной утреней», искажая и подлинный смысл, и этику поведения православного священника? Можно сказать «краткая Утреня», но не кастрированная. Это разные вещи.

Далее, нельзя пройти мимо обсуждения Головиным физиологии Иисуса Христа… Ну неужели нет иного способа указать и раскрыть именно человечность Иисуса Христа, яркие стороны Его человеческой природы? Уж, в крайнем случае, можно посоветовать посмотреть фильм М. Гибсона «Страсти Христовы», где реалистично и исчерпывающе показаны все жутчайшие страдания именно Богочеловеческой личности Христа, мужество и силу Его, именно как Человека. Сколько в самом Евангелии дается примеров человечности Господа – и плач в связи с вестью о смерти Его друга Лазаря и кровавый пот во время Гефсиманских борений и, наконец, крик: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мк. 15: 34). Неужели этого недостаточно? Неужели «простого народа ради» требуется поднимать туалетную тему, к тому же протоиерей Владимир просто не знает, что данная сфера в Ветхом Завете была вполне конкретно регламентирована?

И в данном случае, следует отметить, что даже враги христианства не опускались до того, чтобы обсуждать такого рода физиологические подробности из жизни Богочеловека, хотя у них были на то определенные основания. Еще Эпикур сказал: «Наши боги (языческие боги – прот. А.Н.) не пойдут на то, чтобы сделаться действительными людьми». И, правда, языческое сознание радикально разграничило мир идей («духовный мир») и мир материи, в которой видели источник деградации, концентрацию зла и сферу угасания подлинной жизни. А, соответственно, для греко-римского философа-язычника христианский догмат о том, что Божественный Логос стал Человеком совершенным (т. е. настоящим) казался бредом, именно в силу радикального разграничения языческим сознанием тонкого мира мысли, идей, духа и грубого мира материи, смерти, т. е. всеобъемлющей деградации. Если в мировоззрении христиан материя понималась, как творение Божие, ибо согласно Библии, все то, что Богом создано, «хорошо весьма», то язычник видел материю в качестве не сущего (не существующего), т. е. антагонизма истинному, высшему, божественному благодатному бытию. Если, согласно христианскому мировоззрению, зло сосредоточено в неправильном устремлении (расположении и устроении) разумной и свободной личности, а не в природе (а отсюда и любые нравственные категории присутствуют исключительно в мире людей), то для язычника сама грубая природа (и человеческое тело в том числе) – радикальное зло. Именно с этим связаны знаменитые слова Апостола Павла о том, что в мире эллинизма проповедь о Распятом Боге звучит, как безумие, как слова сумасшедшего.

И, здесь, как кажется, язычникам представлялась такая «хорошая» возможность уколоть христиан, что «мол, в Вашей примитивной вере, которая допускает мысль о воплощении Сущего в не сущее (т. е. Бога–Духа в материальное тело), наверное, и сам «ваш воплотившийся Осирис» ходил по нужде». Однако ничего подобного в полемичных сочинениях язычников и, в частности, в словах платоника Цельса нет. Все языческие философы той эпохи были много более культурными и интеллектуально воспитанными людьми, и в процессе даже нападения на христианскую веру старались прибегать к аргументам историческим и мировоззренческим, а не дворово-физиологическим. Но последнее непотребство оказалось востребовано (простите за казуистику) именно православным священником Головиным.

В заключении хотелось бы отметить, что любая христианская миссия может считаться успешной в том случае, если она вызывает не только живой интерес у слушателей к христианской вере, но и пробуждает в человеке благоговейное чувство к святыне, а не стыдливые смешки девочек, которым «православный священник» рассказал о физиологии Мужчины. Без благоговения не может быть настоящей и искренней молитвы, без благоговения нет христианства и даже нет религиозности как таковой. Эту простую, но важную истину знают люди Церкви. Однако огромное число последователей Головина проходит фактически мимо Церкви, мимо Истины. Если (относительно немногочисленные) последователи иерея Георгия Кочеткова воспринимают себя, как «элитарный клуб интеллектуальных христиан с гуманитарно-широкими взглядами», то на примере уже многочисленной «болгарской церкви» мы видим стремительное развитие именно «народного православия», лубочного «богословия», с его грубой антропологией, магической религиозностью и отсутствием элементарной культуры дискуссии и апологетики.

Собственно, в переводе на церковнославянский язык, слово «народный» будет звучать именно «языческий». И, на примере религиозного движения протоиерея Владимира Головина, можно наблюдать как раз типичное становление языческого культа под внешней оболочкой Православной веры. Могут спросить: ну неужели подобные проявления языческого сознания имеют место только в «общине» Головина, а в других приходах такого нет? Увы, есть, и не мало, но именно т. н. «болгарская церковь» транслирует прикрытое Православием язычество с необыкновенной силой и вполне мирским профессионализмом. И самое печальное, что происходит сие безобразие давно, но никакой внятной реакции нет до сих пор.

Как лишенный сана протоиерей Головин открыл частный «скит» под боком колыбели ислама в Татарстане

Скандальный клирик-расстрига ведет личный прием паломников и водит экскурсии по храмам Казани

Фото: medialeaks.ru

Ровно год назад в этот день патриарх Кирилл утвердил «извержение из сана» прославившегося нетривиальными проповедями протоиерея Владимира Головина, организовавшего интернет-сообщество, в котором практикуются коллективные платные «соборные молитвы по соглашению с Болгаром», и его сына протоиерея Анастасия. О том, чем сегодня занимается лишенный сана клирик, как к его деятельности относится православная церковь и как кардинально сменил направление бизнеса его сын, — в материале «Реального времени».

Из храма в «скит»

Лишенный сана и прихода Владимир Головин, к которому ехали и продолжают ехать православные со всей России и из-за рубежа, по-прежнему именует себя «отцом Владимиром», читает проповеди и проводит платные коллективные молитвы по соглашению по установленному им «тарифу». Он даже расширил свою деятельность — выстроил в селе Балымеры, находящемся в 18 километрах от Болгара, «скит Воскресения Христова» — с часовней и гостиницей, где принимает паломников. Кроме того, Владимир Головин устраивает для паломников экскурсии по Болгару и Казани.

«Реальное время» пыталось связаться с Головиным, но по сотовому телефону батюшки сейчас отвечает лишь его прихожанка Любовь П., которая сказала, что мобильника в настоящее время ее духовный пастырь не имеет. Мы обратились к нему по электронной почте, указанной на страничке «неофициального сайта» Головина на страничке «Контакты», однако ответа так и не получили. Редакция готова предоставить отцу Владимиру возможность высказать свою позицию, если он выйдет на связь с редакцией. Тем не менее некоторые подробности деятельности «изверженного из сана» священнослужителя нам стали известны.

Головин с супругой «посещают службы, как обычные миряне — молятся, причащаются». Супруга Головина, «обладая хорошим голосом, ранее всегда пела на клиросе во время службы и пыталась продолжать это делать после того, как отца Владимира лишили сана, однако ей в грубой форме запретили это делать». В часовне «скита» в Балымерах, по ее словам, круглосуточно читают акафисты последователи опального клирика, есть там и церковная лавка, где торгуют свечами и предметами церковной утвари.

Выстроил в селе Балымеры, находящемся в 18 километрах от Болгара, «скит Воскресения Христова» — с часовней и гостиницей, где принимает паломников. Фото bolgar-fond.ru

— Когда нам в Болгар прислали нового священника, то батюшка (Владимир Головин, — прим. ред.) просил нас во всем помогать ему и поддерживать его, и мы это делаем, — добавила Наталья, которая по-прежнему относится к Владимиру Головину как к своему духовному пастырю. — А вместе с отцом Владимиром пострадал и его двоюродный брат — отец Георгий, который был священником в Храме Рождества Пресвятой Богородицы в селе Три Озера. Его вначале отправили служить в далекую чувашскую деревню, а потом перевели в село Куралово. У него пятеро детей, а церковную кружку в последний раз открыли — там за 2 месяца 90 рублей набралось — на что им жить?..

От молитвы до экскурсии

Семья Головиных не бедствует. На своем YouTube-канале «Жизнь во Христе» Головин регулярно выкладывает видеопроповеди. Последняя — на «горячую» тему «Можно ли коронавирусом заразиться от Причастия?» — от 17 марта собрала 25 тысяч просмотров. Опальный священник-расстрига по-прежнему популярен, и это способствует посещаемости его «неофициального ресурса» (такой статус обозначен на главной страничке сайта с проповедями и беседами Головина).

На этом сайте есть раздел «Молитва по соглашению», где желающему присоединиться предлагают перейти на соответствующий сайт, выбрать, за что молиться, после чего участнику соборного моления выставляют прайс: «ПРЕДЛАГАЕМОЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ НА ОДНО ИМЯ: 700 р. за один акафист на один календарный год. При выборе 4-кратного чтения акафиста в течение суток предлагаемое пожертвование на одно имя 1 500 р. за один акафист на один календарный год». Перечислить деньги можно через электронные системы платежей, например, на «Яндекс-кошелек», переводом на банковские карты секретарей о. Владимира, либо через СМС на короткий номер. Имена тех, за кого будут возноситься соборные молитвы, вносятся в список после подтверждения платежа.

Кроме того, в Болгар и Балымеры — в «скит» к Головину — организуются платные экскурсии. Двухдневная автобусная поездка из Казани с ночевкой в «скиту» обойдется в 5 700 рублей с человека, в эту сумму входят «транспортное обслуживание, проживание, трапезы, сопровождение на всем маршруте православным воцерковленным гидом». Для приезжих из других регионов есть дополнительная услуга — экскурсия по храмам столицы Татарстана «Казань православная» стоимостью 4 500 рублей. При желании можно посетить Раифский и Свияжский монастыри — за дополнительные 5 300 рублей.

Владимир Головин устраивает для паломников экскурсии по Болгару и Казани. Фото ansobor.ru

Духовная помощь по прайс-листу

Организатор экскурсий в Балымеры из Чебоксар и большая поклонница о. Владимира Головина преподаватель РГСУ Любовь Селиванова рассказала «Реальному времени», что однодневная поездка в «скит» из столицы Чувашии обходится дешевле, чем из Казани — 4 тыс. рублей с питанием. И это, по ее словам, недорого — с учетом стоимости бензина для микроавтобуса.

Селиванова рассказала о том, как проходят индивидуальные беседы Головина с паломниками (когда он служил в Болгаре, такие беседы еще не практиковались):

— Вначале проходит общая беседа. Люди предварительно составляют на черновике список вопросов, на которые хотели бы услышать ответ и по мере беседы вычеркивают из него вопросы, ответы на которые получили. Потом у каждого остаются вопросы, которые нежелательно задавать прилюдно. Время, выделенное на встречу с группой, делится на число паломников поровну, чтобы никого не обидеть. И с каждым уже идет индивидуальная беседа.

По ее словам, о. Владимир помогает принять решение — продолжать или закрыть бизнес, развестись или сохранить семью и т. п. — и практически никогда не ошибается. А еще, отметила она, Головин фактически выступает «прекрасным психотерапевтом». Но чтобы почувствовать эффект от встреч с ним — «получить помощь», одной встречи, по словам собеседницы «Реального времени», недостаточно, нужно несколько. При этом, подчеркнула Любовь Селиванова, каждый паломник «попадает в поле любви, когда отец Владимир занят только им».

Селиванова также рассказала, что «когда о. Владимира лишили сана, его сын Анастасий в знак поддержки отца также сложил с себя сан и сейчас он стал концертным директором известных артистов Антона и Виктории Макарских». (На «неофициальном интернет-ресурсе» Головина можно найти видеозаписи бесед с Антоном Макарским, — прим. ред.).

Каждый паломник «попадает в поле любви, когда отец Владимир занят только им», говорит Селиванова. Фото православный-болгар.рф

«Проблема не в Головине, а в людях»

Официального церковного сана отец Владимир Головин лишился после почти полуторагодового скандала. В начале 2018 года на Рождественских чтениях в Москве настоятель новосибирского собора во имя святого благоверного князя Александра Невского отец Александр (Новопашин) выступил с докладом «Коммерческо-религиозный проект протоиерея Владимира Головина», в котором раскритиковал деятельность болгарского батюшки, создавшего и раскрутившего в интернете практику «соборных молитв по соглашению».

Особенно возмутили клириков вольные до бестактности рассуждения Головина, направленные, по словам российского историка и богослова Александра Дворкина, на то, «чтобы подчеркнуть человечество Христа» и «финансовая сторона деятельности болгарской группировки, через которую, как можно подозревать даже при беглом взгляде, проходят такие сумасшедшие деньги, что пресловутый «бог Кузя» отдыхает».

Церковное руководство применило к автору неканонических духовных практик все меры — от увещевания до прямых запретов проповедовать в интернете и читать акафисты по соглашению по твердой таксе, а потом — и совершать обряды в храме. А когда все это не подействовало, была применена крайняя мера — «извержение из сана». Головин сана лишился, но деятельность продолжил — уже вне юрисдикции Русской православной церкви.

— Это религиозный коммерческий проект, — прокомментировал «Реальному времени» сегодняшнюю ситуацию в Балымерах епископ Чистопольский и Нижнекамский владыка Игнатий. — Такую оценку его деятельности дали богословы, которые проанализировали его деятельность. Он ее продолжает, но так называемый «скит» — на самом деле не скит, а просто частная территория. Под скитом подразумевается монастырь, а тут на частной территории просто собирают людей и ведут с ними беседы. Причем наставления, которые там даются — это наставления для маловерующих, для не понимающих . Головину не раз объясняли, чем должен заниматься священник — это в первую очередь богослужения. И служить он должен не напоказ…

Это религиозный коммерческий проект, — прокомментировал сегодняшнюю ситуацию в Балымерах епископ Чистопольский и Нижнекамский владыка Игнатий. Фото tatmitropolia.ru

А еще владыка Игнатий сказал, что «проблема даже не столько в самом Головине, сколько в людях, которые идут к шарлатанам, а каяться не хотят, не понимают, что болезни или беды насылаются не просто так, а чтобы они задумались, что делают не так — им проще молиться по соглашению с верой в то, что тогда все изменится».

Инна Серова ОбществоКультураБизнесПроисшествия Татарстан

Casus Golovini: Как остановить лжепророка из Болгара?

«Берегитесь лжепророков,

которые приходят к вам в овечьей одежде,

а внутри суть волки хищные…» (Мф. 7:15)

Седовласый старец с печальными глазами и нарочито простонародной речью, предельно «доходчивой» и… не терпящей возражений. Провинциальный батюшка из далекого Болгара, этнически русского городка, что на юге Татарстана. Услышишь первый раз и диву дашься: да это же народный самородок, провинциальный златоуст, проповедник, чье слово будет услышано «от Москвы до самых до окраин»! Но, «встретив по одежке», стоит и повнимательнее вслушаться в то, что же несут «миллионам людей по всему миру» столь популярные в соцсетях и блогосфере интернет-проповеди протоиерея Владимира Головина.

А прислушивались, увы, лишь немногие. Хотя в Центр религиоведческих исследований имени священномученика Иринея Лионского, непосредственно занимающийся проблемами новых религиозных движений, сект и культов, еще с 2014 года стали поступать тревожные сигналы. Мол, батюшка не столь прост, как кажется: благословляет разводы, уводит людей из других церковных общин, получает немалые пожертвования от своих виртуальных «духовных чад», порой отдающих последнее в ущерб семьям. Собственно, ведет себя как самый настоящий тоталитарный «гуру». И это, не считая, мягко говоря, «богословских вольностей», а на самом деле — серьезных расхождений болгарского батюшки с православным богословием, облеченных порой в откровенно кощунственные формы.

Два удара в набат

Первым в набат ударил известный новосибирский клирик, протоиерей Александр Новопашин, в начале 2018 года выступивший на Международных образовательных Рождественских чтениях с докладом «Коммерческо-религиозный проект протоиерея Владимира Головина». Отец Александр проанализировал выступления этого клирика, сделав неутешительный вывод:»То, что говорит в своих проповедях знаменитый «проповедник», на самом деле является элементарной глупостью, смакуемой скабрезностью и страшной грязью в устах уже немолодого человека в рясе».

Более того, новосибирский пастырь детально разобрал коммерческую составляющую так называемой молитвы по соглашению, к которой болгарский проповедник привлекает верующих отнюдь не бескорыстно (адепты отца Владимира молятся вместе в одно и то же время по часовому поясу Болгара, внося за эти совместные молитвы вполне определенную мзду).

В. Головин. Фото: фрагмент передачи на youtube

Вскоре к отцу Александру Новопашину подключился и главный российский специалист по «нетрадиционной духовности», профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Александр Дворкин. В серии своих статей «Нетрадиционное богословие прот. Владимира Головина» профессор-сектовед остановился на разборе не только коммерческого характера нового околоцерковного культа и на кощунственных изречениях его создателя. Александр Дворкин детально разобрал и то, что «богословие» клирика из Болгара не имеет отношения к Православию, но исповедует «целый букет ересей, осужденных на большинстве Вселенских соборов нашей Церкви», а многие его теории и стилистика самих его речей базируются на «творениях» сектантов-неопятидесятников. Возможно, из-за банальной богословской малограмотности. Однако для православного священника эта простота воистину «хуже воровства».

Казалось бы, после столь авторитетных материалов церковное священноначалие должно было незамедлительно отреагировать. Как минимум, запретив еретичествующего кощунника в служении до церковного суда. Однако пока этого не случилось. На протяжении полугода автор этих строк в разговорах с авторитетными священниками и даже архиереями нашей Церкви задавался элементарным вопросом «почему?», на что получал примерно один и тот же ответ: «Пока не время выносить сор из избы». Сложно сказать, чего ждали. Возможно, реакции Святейшего Патриарха, который в силу чрезвычайной занятости едва ли может оперативно реагировать на чудачества того или иного провинциального клирика. Однако в данном конкретном случае эти «чудачества» с очевидностью дискредитировали всю Русскую Церковь.

Заявление без решения?

И только несколько дней назад появилось «Заявление Чистопольского епархиального управления в отношении деятельности протоиерея Владимира Головина, штатного клирика Чистопольской епархии». Заявление, с одной стороны, содержательно очень жесткое, а с другой — откровенно половинчатое относительно сделанных выводов. Коротко перечислим основные тезисы этого официального церковного документа:

Размещенные в открытом доступе в Интернете проповеди прот. Владимира Головина содержат явно противоречащие православному учению утверждения. Например, о том, что у Христа «в одной сущности — две природы». Или о том, что будто бы Христос «мог пасть», но «победил в себе грех». Также прот. Владимир называет ложью наименование Христа Богом, говоря, что «Он — не Бог. Он — Богочеловек», и при этом обвиняет в монофизитстве всех православных, которые молятся Христу как Богу.

Казалось бы, одного этого достаточно, чтобы самыми жесткими, «хирургическими» методами оградить православных христиан от деятельности такого еретичествующего «пастыря». Но дальше — больше!

В публичных выступлениях прот. Владимира Головина имеются высказывания, граничащие с кощунством и глумлением над Христом. В беседе с молодежью он призывал слушателей представить физиологические отправления. Даже само по себе обращение к теме справления естественных потребностей в «духовной» беседе в высшей степени неуместно для православного священника, а если еще учесть, что прот. Владимир настойчиво предлагал своим слушателям, в том числе и присутствовавшим на беседе девушкам, подробно представить, как мужчина совершает физиологические отправления, то это к тому же и безнравственно.

А вот это уже откровенно страшно! Ведь если еретики древности зачастую были весьма благочестивыми в личном отношении людьми, порой готовыми отдать жизнь за свои заблуждения, то здесь мы сталкиваемся с откровенно хамским, кощунственным глумом над Самим Христом: «Ради красного словца не пожалел и Творца». Также в заявлении разбираются и многие другие головинские непотребства, включая неканонический чин «духовного лечения», уже упомянутую коммерческую практику «молитв по соглашению» и даже «оскорбление памяти Героя России, гвардии майора Р. Н. Филипова и героев Великой Отечественной войны, отдавших свои жизни, подобно подвигу военного летчика Н. Ф. Гастелло».

Словом, сказанного уже предостаточно «на статью». И не на одну. Другое дело, что в Церкви во все времена любому грешнику и даже еретику предоставлялась возможность для покаяния. А потому, несмотря на то, что протоиерей Владимир Головин уже много лет упорствует в своих хулах и заблуждениях, даже в его отношении пока еще не было вынесено окончательное дисциплинарное решение. Но только призыв к его возможным адептам (а по сути, и к нему самому):

Обращаемся прежде всего ко всем клирикам и пастве Чистопольской и Нижнекамской епархии, а также ко всем верным чадам Русской Православной Церкви с просьбой постараться со вниманием и любовью увещевать своих братьев и сестер, вовлеченных в движение «соборной молитвы по соглашению с Болгаром», к познанию подлинного святоотеческого понимания Евангелия Христова и святой апостольской веры.

***

Фото: www.globallookpress.com

Профессор Александр Дворкин: «Протоиерей Владимир Головин должен принести публичное покаяние»

За комментарием относительно принятого Заявления, а также с вопросом, каким образом можно оградить православных христиан от подобных лжепророков в пастырских одеждах, Телеканал «Царьград» обратился к уже упомянутому в этом материале профессору Александру Дворкину.

«Царьград»: Насколько важно появление «Заявления Чистопольского епархиального управления в отношении деятельности протоиерея Владимира Головина, штатного клирика Чистопольской епархии»? И почему оно появилось так поздно?

Профессор Александр Дворкин: Заявление очень важно, потому что наконец-то епархия выразила отношение к деятельности этого священника, вышедшего за рамки канонов и нравственных норм, а также, судя по всему, позволил себе чудовищные финансовые нарушения. Подчеркну: главная проблема не в том, что они собирают деньги (как это делают те же православные обители, собирая пожертвования на свой монастырь), а в том, что этот сбор денег «на Церковь» никак Церкви не касался. Все это шло на электронные кошельки, в некие фонды, а то и откровенно на частные счета секретарей и помощников протоиерея Владимира Головина, то есть от имени Церкви он собирал средства на собственные нужды, и как эти деньги расходовались, никому не известно. Подчеркну: речь, судя по всему, идет о сотнях миллионах рублей.

А. Дворкин. Фото: www.globallookpress.com

«Ц.»: Но откуда такие цифры?

Профессор Дворкин: Все на уровне элементарной арифметики. Минимальная сумма пожертвований, которые протоиерей Владимир Головин брал за поминание одного имени на «молитве по соглашению», составляла 700 рублей, а максимальная — 32 тысячи (!!!). Каждый человек подает на поминовение несколько имен. По уверениям самого Головина, к этой молитве присоединились сотни тысяч человек. Возможно, он преувеличивает, но, судя по посещаемости его видеоблога (самые популярные записи набрали свыше миллиона просмотров — ред.), масштаб проблемы действительно очень серьезен.

«Ц.»: Но что же можно и должно сделать, чтобы остановить подобных лжепророков? Почему «казусу Головина» на протяжении многих лет не была дана надлежащая церковная оценка?

Профессор Дворкин: Дело протоиерея Владимира Головина разбиралось достаточно долго, что не удивительно, в Церкви такие вопросы всегда разбираются неторопливо (тут очень важно не ошибиться, и чтобы решение было взвешенным). Отчасти в этом есть и моя вина, поскольку после первых сигналов, первых писем о деятельности Головина я не обратил на это должного внимания. И когда обращений стало очень много, то сначала попросил своего друга протоиерея Александра Новопашина прочитать об этом доклад на Рождественских чтениях, что он и сделал поистине великолепно, обнажив весь масштаб проблемы. И только после этого разбора я занялся этим делом вплотную, осознав, что это не просто чудаковатый батюшка.

С другой стороны, очевидна вина епархиальных архиереев. Понять можно, на первый взгляд, приход успешный: народ едет, епархиальные взносы исправно платятся. И сложилась ситуация, когда, с одной стороны, протоиерею Владимиру Головину делались замечания за «неосторожные высказывания», а с другой — он награждался церковными наградами. И практически никто не обращал внимания, что, по заявлениям самого Головина, он ушел из Московской духовной семинарии с 3-го курса, потому что там «невозможно молиться» (это в Троице-Сергиевой лавре-то «невозможно молиться»?!). А его сын вообще не имеет никакого образования — ни светского, ни духовного, — но при этом является настоятелем храма, личным секретарем владыки, руководителем двух епархиальных отделов, а также благочинным Спасского округа.

Конечно, если бы епархиальное руководство на местах обращало больше внимания на уровень образования клириков (а Святейший Патриарх Кирилл неоднократно поднимал этот вопрос), а также на их публичные высказывания, такой ситуации, как в Болгаре, не сложилось бы. Сегодня, насколько я знаю, протоиерею Владимиру Головину даны достаточно жесткие сроки, чтобы свернуть всю свою деятельность и стать тем, к чему он, по его словам, стремится: скромным и незаметным сельским батюшкой, а не наследным феодалом со своими дворцами, разноцветными рясами, фраками, специально выстроенными помпезными усыпальницами и так далее.

Решиться все должно буквально на днях, и тогда мы посмотрим, что для него дороже: Церковь или его собственная коммерческая структура, параллельная Церкви, и то почитание и поклонение, которыми он окружен. И тогда он либо со всеми своими фондами, угодьями и раболепными почитателями уходит в раскол, либо приносит публичное покаяние, осознав, что не он спасает Церковь, а Церковь спасает его. Думаю, на днях мы узнаем о решении протоиерея Владимира Головина.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *