Ткачев о браке

Главное сокровище мужчины и женщины

Протоиерей Андрей Ткачев — о браке, конфликтах и любви.

Говорить о жизни без боли значит попросту тратить слова или расписываться в бесчувствии. Что еще такое наш жизненный опыт, как не накопление скорби и одновременное удивление от того, что мир все еще Божией милостью стоит? Стоит, хотя в любое время готов рухнуть по причине внутренних повреждений. Это касается и семьи. Семьи в первую очередь.

* * *

Нехватка денег, «воландов квартирный вопрос», бездетность, многодетность, борьба за гендерное равенство. Всего не перечислишь. Пьянство, разводы, аборты, измены, половая жизнь до брака… А еще «что делать, если жена зарабатывает больше?», «если теща живет с нами?», «если дети от первого брака не хотят называть отчима отцом?», «если с работы идти домой не хочется?». И так далее. Список вопросов представляет из себя то, что Гегель называл «дурной бесконечностью».

На эти вопросы могут быть ответы, точечные и частные. Или обширные и «для всех». Временами ответов может не быть. Но дело не в этом. Дело в том, что самое главное — это правильные отношения между мужем и женой. Эти отношения можно называть отношениями правильной подчиненности, скрепленной любовью. Нет любви и подчиненности, значит, нет и брака, а есть мучение и очередная рана на гноящейся плоти мира.

* * *

Люди стали бунтарями. Женщины борются за право на самодостаточность. Люди вообще — и мужчины, и женщины — бунтуют против Бога и восстают за право жить без Него и без Его законов. Все стали шумными и легковоспламенимыми борцами. Все словно сговорились кидать в небо камни, и только потом почему-то удивляются и ищут виновных, когда тяжелый груз сыпется на гордые головы.

* * *

Мир без обычной и нормальной семьи — это близкая, самоубийственная перспектива нашей хваленой цивилизации. Мир без семьи — это Адская прихожая.

Людям почти всегда не хватало денег. Люди почти повсеместно жили и живут в большей или меньшей стесненности. Но ведь брак-то был! Семья с большой буквы была, а теперь она на глазах исчезает. Значит, дело не в деньгах, не в обидчивости, не в тещах и свекровях и не в гендерных правах. Дело в том, что мы перестали что-то важное понимать и чувствовать. Православные — не исключение.

* * *

Если поверхностное православие большинства причесать против шерсти мелким гребнем, мы вычешем оттуда всех блох современной антихристовой цивилизации. Мы дети своей эпохи, и значит, там будет вера в прогресс, брезгливый страх перед «темным прошлым», мечты о самореализации (вовсе не о служении и самоотдаче), крайний индивидуализм, поверхностность суждений. Там еще будет знание прав и полное забвение об обязанностях. Вот и говори с таким человеком совершенно ровным голосом. Для этого нужно либо море всепобеждающей любви, либо полное безразличие.

* * *

Женщина — главное сокровище мужчины. Если, конечно, она женщина во всей благоуханной многозначности этого красивого библейского слова. Один товарищ рассказывал мне, что во время войны на Кавказе, когда Союз распался, и соседи стали врагами, он был в ополчении. Они защищали село от превосходящих сил врага.

Большинство ополченцев предлагали увести детей и женщин подальше в тыл. Но была и другая точка зрения — оставить. И вот почему. «Если за спиной у нас не будет жен, мы убежим, спасая собственные жизни. Не умирать же нам за дома и кухонную утварь. А если они будут за спиной, мы умрем, но не сдадимся. Мы точно умрем, потому что зачем тебе жизнь, если ее изнасилуют?» Этот совет превозмог.

Знаете, что было дальше? Они победили. Ведь тот, кто уже решился умереть, становится непобедимым. Так любовь к жене делает мужчину воином, и он любит ее как Христос — Церковь, то есть до самопожертвования.

* * *

Женщина — главное сокровище мужчины. А мужчина — единственное сокровище женщины. Она без него — просто ребро, о чем уже не раз сказано на всех языках мира.

В одной немецкой хронике описывается осада средневекового города. Осаждающие, из видов гуманности, предложили осажденным следующее: «Пусть уйдут ваши женщины и дети, пусть унесут с собой столько имущества, сколько смогут унести. А с мужчинами мы продолжим войну». Знаете, что сделали женщины? Они вынесли на спинах своих мужей, рассудив, что с мужьями они и обстроятся, и обживутся на другом месте, а без мужей пропадут, хоть бы и с имуществом.

* * *

Не нужно долгих споров. Нужны вот такие примеры. Если они попадают в сердце — разговор закончен. А если они не попадают в сердце — разговор бесполезен.

И если слово твое, вовсе не ему предназначенное, подхватил обиженный недоброжелатель, оправдываться тоже бесполезно. Визгливый голос разнесет по джунглям весть о том, что Акела промахнулся.

Но это не столько промах, сколько болевая метафора, рожденная почти ежедневной встречей с человеческим кошмаром.

А бить действительно никого не надо. Уже потому, что на месте сломленного рога часто вырастают новых два; и потому что нет такой стиральной машинки, в которой бы отстирывалась подлость, глупость и самолюбие.

* * *

Мужчина и женщина — главные сокровища друг для друга, и они не равны, но муж для жены — больший. Вся проблемность жизни и все многословие вокруг этих проблем рождены тем, что эту простейшую и святейшую мысль мы понимать перестали.

Протоиерей Андрей Ткачёв: «Является ли блудом невенчанный брак? Нет! Блуд и невенчанный брак – это совершенно разные вещи!»

Россияне разводятся чаще, чем жители любой другой страны. Согласно данным исследования ООН за 2011 год, на тысячу граждан России приходится 4,7 развода, а всего за 2011 года в стране были расторгнуты почти 670 тысяч браков (669 421 тысяч).

Одной из причин частых разводов на постсоветском пространстве эксперты считают то, что женщины в браке вынуждены справляться с двойной нагрузкой – зарабатывать деньги, часто вместе или даже вместо мужа, а также заниматься домашним хозяйством и детьми.

Протоиерей Андрей Ткачёв, отвечая на вопросы верующих о браке, рассказывает им о правильном отношении к венчанию, обязанностях мужа и жены в семье, греховности блудного сожительства и прочих сопутствующих вещах:

“Является ли блудом невенчанный брак? Нет! Блуд и невенчанный брак это совершенно разные вещи. Невенчанный брак – это невенчанный брак, а не блуд.

Когда мы совершаем браковенчание, мы читаем о том, как Господь Иисус Христос пришёл на брак в Кану Галилейскую. Эти люди были венчаны? Нет! Но мы читаем в Евангелии, что Христос пришёл на брак в Кану Галилейскую, а не на блуд в Кану Галилейскую… Если брак не венчан – это всё равно брак.

Что такое брак? Где один мужчина живёт с одной женщиной, рожает с ней детей, считает её своей женой. Почему-то они не венчаны: то ли они неверующие, то ли один из них неверующий. Но они живут вместе, вместе строят своё гнездо, вместе терпят радости и горести. Да какие же они блудники? Это невенчанный брак.

Гражданский брак, как раз в правильных терминах – это расписанный брак, который не имеет венчания. А в современном понимании гражданский брак – это сожительство. Вот блудное сожительство без взаимных обещаний – это преступление. В основном, против женщины.

Она ему говорит: “Ну поживём вот так, как мухи женятся, без аллилуйа?”. Он отвечает: “Да поживём, а что бы не пожить?” Мужику что, трудно что ли пожить без “аллилуйа”? Она ему говорит: “Ну ты же мне ничего не обещаешь? Я же тебе тоже ничего не обещаю”. Мужику только этого и надо.

Вот они так живут: ей 20, ему 28. Вот ей 25, ему уже 33. Надоела она ему… Что она, похорошела за последние пять лет? Во первых, приелась она ему уже – одна и та же ходит перед ним и лучше не стала… Да и не обещал он ей ничего, да и молодые на подходе уже… Те, которым вчера было 15 лет – им сегодня уже 20, они уже тоже не прочь пожить без обязательств.

И он говорит: “Ты знаешь, я пошёл”. Она говорит: “Как пошёл?” Ну, он крем весь слизал, а дальше есть не хочет. Она ему красоту отдала, молодость отдала, в надежде что, может быть, что-то из этого получится, детей не родила, лучшие годы с ним прожила. Теперь она чуть-чуть уже приувяла, молоденькие появились на горизонте – он к молоденьким – “шмых”! А ей говорит: “Я же тебе ничего не обещал, ты мне не обещала… Ты себе ищи другого, я другую найду, до свиданья!”

Мужик может и до 50 лет каждые пять лет залазить в постель к 18-летней, если ему Бог здоровье даст. А женщина нет. Она не то, что в 50 себе никого не найдёт, ей уже и в 30 себе сложно найти кого-то^ потому что 14-летние уже безбожно живут, и уже на всё согласны.

Поэтому, эти сожительства без взаимных обязательств – это убийство женской судьбы. …Поэтому женщина здесь в полном проигрыше – ею просто пользуются, а она – дурочка думает, что её рано или поздно полюбят. Да не полюбят её! Если сначала всё хорошо – то и будет хорошо. А если сначала всё плохо – то без обязательств так оно всё и заканчивается.

Вообще, женщину тем дольше любят, чем дольше хотят. Если женщину добиваются и хотят долго, то потом, добившись, любят очень долго, это психологический закон, открытый очень давно.

Почему важно ухаживание? Почему важна неприступность некоторая, пускай даже и наигранная? …Потому что дольше счастье продлится! Она дольше будет с ним и он с нею, чем дольше он будет её хотеть и к ней стремиться. А доступность женская убивает женщин, превращает их в расходный материал.

Женская доступность, женская вседозволенность, женская несвязанность никакими моральными и государственными нормами с мужчиной, бесстыдство современных Евиных дочек, такое тиражированное бесстыдство, когда женское тело известно любому прыщавому мальчишке 12-летнему – это всё убивает женщину, убивает интерес к ней, убивает благоговение перед ней, убивает тайну. Вот это и есть гражданское сожительство, блудное сожительство…

А брак это другое! …У кого из вас повернётся язык назвать блудниками супружескую пару, прожившую лет 30 или 40 вместе, воспитавших детей, доживших до внуков, но не венчаных по причине того, что один из них некрещёный, например? Он еврей, а она русская, или он русский, а она еврейка? Вот они прожили вместе всю жизнь, как два попугайчика в клеточке, и внуки возле них уже появились. Кто из вас язык повернёт назвать их блудниками из-за того, что они невенчанные? Не путайте, пожалуйста, невенчанный брак и блуд!

Блуд – это блуд, а брак – это брак. А брак невенчанный – это один брак, а брак венчанный – это второй брак.

А венчаться нужно серьёзно! И сегодня когда люди приходят: “Я хочу венчаться!”, то нужно очень серьёзно подумать ,что им сказать. Может быть их и не нужно венчать? Может быть не всех нужно венчать? Может быть их нужно сначала узнать, познакомиться с ними?

Потому что когда …раз раз, повенчали, как говорится: “И покрещу и миром помажу”, а там, хоть живи, хоть не живи – нельзя венчать! У нас же количество разводов, даже в церковной среде, заходит за 60%! Людей ведь не держит венчание! Это раньше люди, как Пушкинская Татьяна, говорили: ” Вот я другому отдана и буду век ему верна”, хоть она и любила Онегина и тоже в ней сердце колотилось, когда она его увидела… Также и Маша Дубровскому говорит: “Поздно, я обвенчана”!

Сегодня ни для кого не будет препятствием венчание, чтобы переступить через совесть, уйти, в адюльтер залезть, в гречку скакнуть, разрушить одну семью, начать другую семью… Не держит людей венчание! Не держит! Кто из вас этого не знает?

Даже священников венчание не держит, и священники разводятся! И матушки изменяют священникам нередко, что у нас волосы дыбом поднимаются – мы этих историй знаем массу!

Людей ничего больше не держит, люди осатанели! Поэтому стоит вопрос, что не всех надо венчать, некоторых нужно гнать от венчания! А с некоторыми долго долго работать, чтобы приготовить их к венчанию.

Но ни в коем случае не так:

– А я венчаться хочу!

– А как хорошо!

– А сколько стоит?,

– А 500! ,

– А приходи!

– А когда?

– А завтра!

А ля ля, повенчали: “Ну, идите себе!”

Если священник за жизнь повенчал 100 пар, а потом оказалось, что из 100 пар 85 развелись – то священник злодей! Он зачем 85 повенчал? Ему нужно было повенчать всего 15 пар, и он за них получил бы добрый ответ на Страшном суде! А если КПД его трудов составляет всего лишь 15%, то зачем он тогда это всё делает? Зачем?

Я должен повенчать за свою жизнь, скажем, 250 пар и 250 пар должны вместе дожить до Страшного суда и до собственной смерти. Ну ладно, одна, две, три – бывает всякое… Но подавляющее большинство венчанных людей должны до смерти сохранять верность брачному обету и к этому их нужно приготовить. потому что они сами к этому не готовятся.

Венчание превращено нами всеми в красивую церемонию: в арендованный лимузин, в куклу на капоте, в наёмные услуги фоторепортёра и кинооператора, в рассыпании риса по дороге, в красивые тряпки белого цвета на невесте и чёрного на женихе, в красивые кольца. В какую-то ерунду всякую, в застолья, в пьянство двухдневное, в ресторанах и по домам… На всё это уходит львиная доля приготовлений к венчанию!

А эту всю энергию нужно направить на то, чтобы в течение месяцев двух-трёх говорить с ними, рассказывать им, учить их, молиться с ними и заставлять их приходить в храм каждое воскресенье, запретить им спасть друг с другом до брака и всячески учить их будущему семейному отношению друг ко другу в браке!

Вместо этого мы, как гора рождающая мышь, тратим время силы, деньги и энергию на дерьмо, извините меня, на застолье, на шампанское, на лимузины и на фоторепортёров и через год приходим к этому попу и говорим: “Ну це ж дитки не живуть, надо бы развестись, развенчаться. Батюшка, як це развенчаться, бо жуть погано живуть?”, – и это всё с попустительства родителей и с тайного благословения ленивых священников. Это преступление!

Всё это надо менять, пока не поздно! Иначе, что вы думаете, мы долго будем Бога гневить и раздражать его? Поэтому, венчание это слишком серьёзная вещь, для того чтобы вот так вот с ней баловаться… И крещение тоже слишком серьёзная вещь, чтобы вот так вот с ней баловаться… И всё остальное тоже слишком серьёзные вещи, чтобы к ним относиться, как к требам. Квартиру освятить – это треба, а повенчать пару – это не треба! Это таинство, за которое ты должен отвечать потом!

Ты должен им сказать: “Дорогие мои, кроме меня вам никто этого не скажет, вам будут желать счастья, здоровья, счастья, здоровья, горько, горько, больше ж ничего в мозгах нету ,ничего никто не пожелает больше. А я вам должен сказать, чтобы вы были верные друг другу, чтобы, если вы поссоритесь, вы приходили ко мне и мы будем решать, как вас помирить, чтобы вы не жаловались друг на друга подружкам и родителям, чтобы жена мужа слушалась, чтобы муж работал на трёх работах, но чтоб в семье всего хватало, чтобы он из кожи вылазил. но был кормильцем, а не тунеядцем.”

Надо сказать им правду. И о том, что нужно писать в записках: “Иван и Светлана”, а не “Светлана и Иван”, тоже нужно будет сказать, и о том, что абортов делать нельзя. и о том, что детей нужно рожать больше, чем двух. Сразу, женясь, нужно брать себе планку в два, а потом в три и больше. Потому, что “плодитесь” – это два, а “размножайтесь” – это три и больше. …И вот вы повенчались и теперь не мама будет главная для тебя, доченька, а самым главным будет муж. понятно тебе? Она всё выслушает и скажет: “Я не хочу венчаться!” Правильно! Мы достигли своей цели, потому что венчать нужно не всех.

Если вы сказали человеку правду, человек послушал. думает: “Ого!” Как апостолам Господь сказал про венчание. Они говорят: “Если такие обязанности у человека к жене, то лучше не жениться!” и Господь сказал, что не все вмещают это вот “не жениться”. Закон такой – жениться надо, а обязанности высокие. Если человек послушал, подумал: “Ничего себе, может тогда мне лучше не венчаться?” Правильно, не надо ему венчаться. Венчаться, чтобы развестись через четыре года? Не надо!

Если вы только позволите себе прийти ко мне с вопросом: “Как нам развенчаться?”, я вас расстреляю, обоих, из двустволки. Не смейте ко мне появляться с вопросами о развенчании! Я вас повенчал, вот чтоб вы жили навеки вместе! Приходите ко мне только чтобы причащаться, исповедоваться, детей крестить. Развенчиваться даже не приходите, потому что я совершу смертный грех над вами обоими!

Надо сказать эти слова, другие слова! Вы понимаете, что я утрирую, сгущаю краски, ёрничаю немножко, но суть остаётся сутью: правильные слова сказать человеку надо, иначе всю эту дрянь Господь будет драть с моей шкуры. С моей, со священника.

Ты зачем здесь нужен? Ты почему молчишь? Ты почему в профанацию превращаешь церковные Таинства? Вот такие штуки, а вы говорите…

Надо не только венчаться, надо расписываться! Двусмысленность нашей жизни не позволяет нам вести абсолютно духовную жизнь без всякой привязки к государственным формам. Нам нужно расписываться тоже, хотя бы потому, что есть такие фокусы, например.

Приходят люди и говорят: “Мы к вам ходим в церковь полгода уже, мы не любим государство… Мы духовные и мы хотим венчаться. Мы не будем расписываться, эти штампы в паспорте, я вас умоляю… Можно мы просто повенчаемся?” Батюшка повенчал… Это случай из жизни! Через месяц приходит какая-то женщина к священнику, показывает паспорт свой и того, которого он повенчал недавно, с другой: “На каком основании вы повенчали моего мужа с какой-то бабой?” Этот очень духовный человек напел священнику песен и повенчался с какой-то другой бабой, хотя сам он расписан и не разведён со своей первой законной женой, с которой уже прожил лет 15-20.

За всей этой гипердуховностью какая-то змея ползает! Всегда! Не верьте людям, которые сильно духовные! За этой сильной духовностью там какой-то хаос шевелится… Всегда!

Поэтому не надо этому верить, нужно расписываться, деток будем рожать – пусть будет фамилия мужа, имущество приобретём – пусть оно будет совместно приобретённое, пусть оно будет записано на нас обоих! И так далее и так далее… Не надо этих фокусов супердуховных! Я не верю в супердуховность! Особенно, современного лживого человека. распишись – и повенчаемся! Всё”.

Facebook Вконтакте Одноклассники LiveJournal Google+ Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)46

Православная семья и ее сильная половина

О иерархии православной семьи и особой ответственности отцов, о различном, подчас непостижимом пути к вере близких людей говорил протоиерей Андрей Ткачев в рамках лектория Благовещенского храма пос. Павловская Слобода Московской области.

Семья — явление библейское, ее начало было положено в раю. Семья возникла, когда еще не было ни государства, ни науки, ни культуры, ни искусства, ни каменных зданий. И как бы продолжая эту мысль, преподобный Паисий Святогорец говорит: когда семья исчезнет, исчезнет все — и монашество, и священство, и культура, и наука.

Семья — абсолютно недемократическое явление. Нет равенства внутри семьи. Как органы в теле не равны, так и члены семьи не эквивалентны друг другу. Если бы матросы устраивали митинг и голосование перед каждой помывкой палубы, корабль утонул бы, не выходя из порта. Ни армия, ни государство, ни корабль, ни предприятие не могут жить в режиме равенства. Нужно давать команды, необходимо, чтобы их исполняли. Такова и семья: «Всякому мужу глава Христос, жене глава — муж» (1 Кор. 11:3).

Семья изначально — система гармонического неравенства. И в принципе равенство — это проклятая идея. Святитель Николай Сербский пишет: люди говорят о равенстве тогда, когда у них исчезает любовь. А когда есть любовь, неравенство не замечается. Если ты на двух ногах и помогаешь калеке — и ему хорошо, и тебе на сердце тепло.

Мы живем в мире, в котором есть явный недостаток любви, поэтому идет борьба за равенство, пока между людьми, потом, возможно, нам будут доказывать, что собака равна человеку. То есть мы до конца сойдем с ума.

Аудитория

Поэтому первое, что я хочу сказать, что семья — структура иерархичная, как и весь мир. И мужчина должен быть первым человеком в семье. Если это не так — дети превращаются в домашних идолов. Ребенок командует матерью, мать командует отцом, ну а мужик уходит к другой женщине через пару лет, когда все это ему надоест.

Время проповедовать грозного Иисуса

В православных храмах очень мало мужчин. И это наша цивилизационная задача: вернуть мужиков, отцов в храм, куда вслед за ними придут жены и дети.

Помню, как в Краснодаре на конференции, посвященной преподаванию Основ православной культуры, один батюшка из Адыгеи поделился информацией, что 100% учителей и родителей их региона сказали: «Нам не нужны никакие предметы о православии, о мусульманстве, все, что нужно рассказать детям о вере, мы расскажем сами в семье. Мы не хотим, чтобы какие-то тетки, атеистки вчерашние, учили детей основам духовной культуры». Оказывается, если духовные предметы преподает женщина, степень усвояемости составляет 10-12%. Если мужчина — 70-80% и более.

Кто из бабушек не жаловался: «Батюшка, вот внучок мой, сладенький, Коленька или Васенька, ходил со мной в церквочку, причащался, пока ему было 7, 8, 9 лет. Сейчас ему 12 лет — не ходит. Ручку вырывает, говорит: бабушка, отстань, больше не пойду». Почему? Потому что женщине Бог дал власть командовать только маленькими детьми и женщинами. А миром командовать должен мужчина.

Я себя спрашиваю постоянно: где наши мужики, где они? Пошел однажды на футбол с сыновьями: да вот они, я нашел мужиков! 70 тысяч широкоплечих, сытых, довольных, веселых, шарфиками машущих.

Протоиерей Андрей Ткачев о иерархии православной семьи и особой ответственности отцов

Владыка Истринский Арсений как-то отметил: сколько людей запруживает улицы наших городов во время Курбан-байрама — и это молодые, здоровые, сильные мужчины. Сколько мужиков молится Богу одновременно — в одном порыве, в одном земном поклоне!

Если мы не приведем наших мужчин в храм, если они не возьмут все в свои руки — мы просто исчезнем, и это будет справедливо. Один генерал, прошедший Афганистан, говорил мне: религиозно мотивированный враг — самое страшное. Он не боится умирать и не боится убивать. У него есть религиозная идея. Он бежит с автоматом и кричит: «Бог велик!» — по-арабски «Аллах акбар!» А нам что кричать? «С Новым годом!»? Другое дело, если боец в ответ произносит: «Христос Воскресе»! Вот тогда уже можно побороться!

Нас мусульмане заставят молиться. Либо молись сегодня по-русски, либо завтра будешь молиться по-арабски, потому что Бог есть. Они уже научили полвселенной молиться по-своему — таджиков, турок, персов. И никто муллу не ругает. «У муллы перстень, у муллы четыре жены, у муллы два мерседеса, у муллы большой дом… Тсс! Не критикуйте муллу, это опасно». Это нас можно ругать: живот большой, нос красный, молимся мало, денег много. Это про нас можно трепать языком, потому что мы добрые и не наказываем за критику духовенства. И если сегодня наши охамевшие русские люди таскают в зубах бедных попов — почитайте социальные сети, сколько там ненависти к Церкви — завтра их заставят молиться по-арабски, и они слова не скажут, потому что голову с плеч снимут в одну секунду.

Если не хочешь по-доброму, по-христиански, по-милосердному, тогда будет по-другому. Знаете, как происходило арабское завоевание Средней Азии? Арабский солдат приходил в кишлак и жил там несколько месяцев. Шашка наголо — постоянно, меч обнажен. Он говорит: я молюсь, и ты молись. Он пять раз в день кланяется, и они кланяются. Солдат говорит «ла-ла-ла», они повторяют: ла-ла-ла. «Я буду есть это, другое нельзя, и ты — делай так же». Он в кишлаке пожил три месяца, научил их молитве, обрядам и пошел дальше. Так возникла новая исламская нация. Бывшие киргизы, таджики стали мусульманами.

Слушатели лектория

Наши крещеные люди сегодня выходят на пикеты с плакатами: «Нам не нужны храмы!» «Дерево спилят, мой Тузик будет скорбеть, потому что негде ему будет лапку задрать… Колокол будет по утрам звонить, нас будить…» И что — Бог будет терпеть это безобразие? Да сметет всех, таджиками заселит или китайцами!

Настало время проповедовать грозного Иисуса, Который будет вытряхивать из нас душу вместе с грязью. Это не гувернер: чего изволите? здоровьица вам? по бизнесу благословеньице? Это вам не Санта-Клаус. Выбьет душу из нас из всех с вами — пока не вразумимся!

Что за русские люди появились на свете, которые Богу не молятся?! Русские всегда молились Богу! Болели — молились. Выздоравливали — молились. Воевали — молились. Побеждали — молились. Проигрывали — тоже молились. Куда бы его ни забросила судьба, русский человек везде строил храм. И хорошо ему было в этом храме. Там родные лица на него смотрели со стен: Серафим Саровский, Сергий Радонежский, Чудотворец Николай…

Готовь к браку, пока поперек лавки лежит

Итак, семья — абсолютно недемократическое явление. Ложь про демократию в семью не вносите. Семья недемократична, она иерархична. Есть мозги, а есть пальцы. Без пальцев можно жить, без мозгов нет.

Еще одна важная вещь: ребенка нужно готовить к браку с детства. Когда рождается девочка в еврейской семье, мама в первые дни жизни должна сказать на ухо этому ребенку: «Дочка, да благословит тебя Бог отцов наших, как Он благословил Сару и Ривку (Ревекку то есть). И да приведет тебя отец твой под свадебный балдахин».

Отец Андрей Ткачев

Мы с вами настолько осатанели, что наши дочки выходят замуж в 35, в 38 лет, до этого времени теряют девственность, спят с кем попало, делают карьеру, учатся непонятно на кого и потом уже — пытаются «завести» ребенка, как будто это щенок какой-то или «москвич» на морозе, который никак не заводится.

А что женщине нужно? Семейное счастье, что еще! Что ей, в космос летать, асфальт укладывать, штангу поднимать? Это все есть, только счастья в этом всем не видно. А не видно этого счастья, потому что люди сошли с ума. Антоний Великий сказал, что будет время, когда люди станут больными, вознедугуют. Тогда все больные соберутся к одному здоровому и скажут: «Ты самый больной, ты не похож на нас».

О браке нужно думать, когда ребенок поперек лавки лежит, и тогда же готовить человека к семейной жизни — через благословение, молитву и т.д. Кто из вас знает, что нужно прошептать на ухо новорожденному младенцу? Вот еврей знает — как только родился ребенок, нужно на правое ушко шепнуть: «Слушай, Израиль: Господь Бог наш, Господь един». Мусульмане тоже говорят на правое ушко ребенку: «Нет Бога кроме Аллаха, и Мухаммед — пророк его». А что мы говорим на ухо своим новорожденным детям? Ничего. А кто запрещает пропеть: «Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав!» Эти слова попадут в душу. Младенец забудет, но с детства у него в душе будет вера.

А потом, когда ему исполнится 15 лет, — пойди научи его вере! Он порнографию смотрел, сигареты курил, в кино ходил и т.д. Пока он себе ноги не поломает на хоккее, или в тюрьму не попадет, или в реанимации не окажется — его не научишь. Через беду, только через беду, можно научить вере упертого грешника. Поэтому в мире так много беды. Добрый Бог сыплет на нас беду, чтобы мы научились верить.

У тебя есть вера — взглянул на небо, посмотрел, как звезды зажглись: «Слава Тебе, Господи!» — все, не нужно беды. Заметил росу на траве: «О Боже, как красиво! Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, слава Тебе, Боже!» — если бы мы так поступали, беды бы не было. Но мы верим в Бога только через беду, потому что мы гордые, упрямые, наглые, черствые, суетные, обезумевшие, в конце концов. Поэтому беда снимает с нас скорлупу, и мы через беду приходим к Богу.

Слушатели лектория Благовещенского храма поселка Павловская Слобода

…Вот оно, святое, нежное, маленькое, греха не совершившее. Читай ему на ухо: «Верую во Единого Бога Отца Вседержителя…» Не жди, когда ему будет 25 лет, учи сейчас. Он ничего не поймет, но все запомнит. А когда вырастет, оно все воскреснет у него в памяти. Те же евреи считают, что пока ребенок находится во чреве у мамы, Ангел девять месяцев читает ему Тору — страница за страницей. Потом ребенок рождается, Ангел бьет его по лицу, и малыш все забывает. Но когда начнет отроком изучать Тору — как бы вспоминает прочитанное.
Оказывается, в Ветхом Завете мужчина, делящий ложе с женой своей, говорил: «Исполняю Твою святую заповедь». «Плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:28) — это ведь заповедь. Можно ли помнить Бога, когда зачинаешь ребенка? Не то что можно — нужно! Но кто молился перед зачатием? А пока дитя в утробе росло — кто молился? А когда ребенок родился — что мы на ухо ему шептали?

То есть у нас совершенно отсутствует священные, корневые знания о нормальной жизни, о браке, о зачатии, о рождении, о кормлении. И мы стыдимся об этом говорить с детьми. Зато дети наши не стыдятся. Вы послушайте, о чем они говорят, что у них в голове, на языке? Что по телевизору говорят в детское время? А вот про то, что нужно говорить, у нас лексикона даже нет. Значит, нужно снять с себя некий табуированный стыд по поводу разговоров на эту тему брака — надо говорить об этом с детьми.

Теща, два шага назад!

Еще одна очень важная вещь. Кто самый главный человек для другого человека? Скорее всего, самый любимый, самый дорогой, самый важный человек в жизни — это мама, пока девушка не вышла замуж, пока мальчик не женился. А кто самый важный человек для другого человека, когда он женился или она вышла замуж? Если я женился, то самый важный человек для меня — это моя жена. А для моей жены самый важный человек — это я. А моя мама? Мама — шаг назад. Теща — два шага назад. Написано в Библии черным по белому: «Оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одной плотью» (Мф. 19:5).

Вы, мамы, с момента выхода замуж дочерей уходите в тень навсегда. И самый важный человек для ваших дочерей — это муж. Если женщина слушается мужа меньше, чем маму, — она потеряет свой брак. Если мама этого ей не объяснит сама, она будет виновна в развале брака собственной дочери.

Предположим, молодая жена обиделась на мужа: пожарила ему яичницу, которую есть нельзя, а он сказал «ты криворукая». Она к маме побежала. Что должна делать мама? Не открывать ей двери. Должна в замочную скважину сказать: «У тебя есть муж, иди отсюда, чтоб я тебя не видела здесь. Иди, сейчас милицию вызову. Ты жена. Иди к мужу и разбирайся с ним». Тем более если она действительно криворукая. А как с такими ногтями можно борщ сварить? Даже кнопки на телефоне нажимать трудно. С ресниц тушь сыплется, ногти — как у демона, что там можно сварить?

Между мной и моей женой какая степень родства? Нулевая! Муж и жена — это не родственники. Это один человек, две души в одном теле, одна плоть. Когда мать лезет в жизнь своей дочери, вышедшей замуж, — это грубейшее нарушение закона.

Чего еще не терпит брак? Брак не терпит, конечно, измен. То есть измена — как кол осиновый, забитый в самую сердцевину супружества. А еще брак не терпит, например, лени. Лентяй не будет нормальным семьянином. И лентяйка не станет нормальной женой. Книга притч Соломоновых заканчивается похвалой добродетельной жене, которая «не ест хлеба праздности» (Притч. 31:10-30). Говорится, как она «встает еще ночью», прядет, шьет двойную одежду для домочадцев, раздает приказание прислуге.

Поэтому хочешь счастья детям — дай им профессию, причем вначале «ручную» — ремесло. Пусть потом они станут переводчиками, менеджерами, маркетологами, дизайнерами — на здоровье. Но сначала — поварами, штукатурами, ювелирами, сапожниками, водителями. Потому что менеджеры — первые, кто умрет от голода в случае чего. Последними умрут краснодеревщики, паркетчики, штукатуры. И полторы тысячи менеджеров скоро будут бегать за одним электриком, как они уже бегают за одной уборщицей «тетей Дусей». Мы дожили до того, что дворы у нас убирают таджики и киргизы, а шоферами работают казахи и туркмены. Нашим белым лентяям не хочется сесть за баранку, взять в руки метлу. «Долго ли проживем, господа?» — как говорит Петр Мамонов. Это на самом деле — тупиковая ветвь развития цивилизации. На Западе это дошло до крайних вещей. Но мы зря ругаем Запад, мы такие же, как они, только чуть-чуть с задержкой, так сказать.

Поэтому в браке важно трудолюбие. Кто не хочет трудиться, тот будет голодать и умирать. Человек в этот мир пришел на каторгу. Он должен работать. А потом уже отдыхать: «Во блаженном успении вечный покой…»

К труду нужно направлять и своих чад. «Ты носочки свои стираешь? А постель заправляешь? А посуду моешь? Или хотя бы уносишь ее за собой после еды в умывальник? А доедаешь ли ты все за собой?» Если нет — я вам пророчествую: они будут наказаны. А вы раньше, чем они.

Хватит думать, что Господь — самый добрый. Господь страшен в гневе: «Скажут они горам: «покройте нас», и холмам: «падите на нас» (Ос. 10:8). Куда нам бежать от лица Сидящего на Престоле? Христианство — это религия не только любви, но и страха Божия.

«А было мне тринадцать лет…»

Жениться нужно раньше. В браке должна быть ответственность за человека — это касается мальчиков главным образом. Потому что грехи мальчиков остаются за порогом, а грехи девочек заносятся в дом. Мужчины и женщины друг другу не равны, мы разные люди, поэтому согрешившая женщина не равна согрешившему мужчине. Мужчина пахнет ветром, женщина пахнет очагом.

Женщине живется тяжелее, поэтому среди них святых больше. Как говорил Севастьян Карагандинский — за покойных женщин молиться легче, у них грехов меньше. Девочку бить нельзя хотя бы потому, что у нее будет тяжелая жизнь — она еще нахлебается, бедняжка. Лишний раз ее можно поцеловать, приголубить, обнять, что-то там подарить, поиграть. Она еще выпьет свою горькую чашу. Парню можно поддать лишний раз, не умрет. Небитые дети вообще дешево стоят. За одного битого двух небитых дают — правильно говорит русская пословица.

Правда, скоро настанет такое время, когда дети наши, которым вы купили телефоны, компьютеры, будут «стучать» по этим телефонам в ювенальную службу за то, что им не купили игрушку или дернули за ухо. Он пришел, от него пахнет сигаретами, вы дали ему по уху, он позвонил — вас забрали в тюрьму. Это сценарий завтрашнего дня.

Но знаете ли вы, что любой человек будет бит в жизни. И не раз. Так лучше пусть папа побьет его сейчас, а потом Господь его сохранит. Это лучше, чем его изобьют на улице в подворотне, — там будет жестоко и беспощадно.

Парень должен брать на себя ответственность. У них усы уже растут, а им рассказывают в школе, что Волга впадает в Каспийское море, что Александр Македонский ходил в Персию, воевал с Дарием. Какой Дарий — у них мысли совсем другие.

В каком возрасте раньше женились? По римским законам половая зрелость наступала в 12-летнем возрасте. «Евгения Онегина» вспомните. Когда Татьяна к нянечке пристала, любила ли она, та ей ответила:

Какая любовь, когда ей было 13 лет, а Ване — и того меньше! В таком укладе заключалась своя мудрость: люди считали, что нужно пораньше переженить детей, чтобы те перебесились уже в браке. А потом стерпится, слюбится. Так жили многие поколения русских людей.

Мы так уже не можем. Но парень все равно должен быть ответственным. Если от него зачала девочка, аборта быть не должно. Ну что ж, дорогой мой, женись. Надо.

Медный тазик и фарфоровая чашка

— Дочь, 17 лет, просится в гости к подруге «с ночевкой». Еще в планах — их совместная самостоятельная поездка в Санкт-Петербург? Как к этому относиться?

— Я бы, конечно, поберег девочку и от ночевки у подруг, и от поездки в чужой город без взрослых. Как мы уже говорили, девочка — это такой немощной сосуд, хрупкое существо, фарфоровая чашка. Мужик — это медный тазик. Его можно об стену бить с утра до вечера, и все равно в нем можно потом будет еще варенье кипятить. А девочка — фарфоровая чашка, ее треснешь о стену, она разлетится, потом уже не склеишь.

И по опыту моих друзей, и по личному опыту знаю — они устраивают истерики: «А я хочу пойти к Кате ночевать!» — «Сядь здесь и не двигайся». Плачут, сопли бахромой: «Я уйду из дома!» Переплачет, перемучается, зато в подоле не принесет, потом еще скажет спасибо.

У девочки с папой какие-то особенные, сложные, напряженные, драматические отношения. Девчонки очень любят отцов. Если папа хороший — им трудно выйти замуж, потому что они ищут именно хорошего мужа, как папа. Если папа плохой — они страдают от того, что он не очень хороший, но все равно любят своих плохих отцов. Девчонки очень нуждаются в нас, в отцах. Они хотят, чтобы мы их защищали, чтобы мы переживали о них. Если мы невнимательны — они обижаются. И мы должны их беречь в таком нежном, таком опасном возрасте.
Понимаете, мужчина без женщины — это человек без ребра. Ну мало ли людей с поломанными ребрами по свету ходит. А женщина без мужчины — вообще-то ребро без человека. А что такое ребро? Это кость без мозгов. Ее любой пес сгрызет. Любая собака в зубы возьмет и будет бегать с ней по двору. И конечно, просто так бросить ее любой собаке — грех, непростительная ошибка. Женщина приобретает смысл жизни в браке, имея возле себя мужчину — мужа. А пока его нет, это должны быть отец и братья.

Когда я жил в Киеве, часто бывал в храме у нашего благочинного, а это недалеко от соборной мечети города. Там всегда много арабов, турок. И я с некоей внутренней скорбью смотрел на мусульманских женщин: они ходят по улицам наших городов, как королевы. Медленно, спокойно, красиво, достойно, никого не боясь. Не нося в руках сумки с картошкой, молоком, селедкой, помидорами. Хорошо одетые, у них в лице читается какое-то достоинство. Наши бабы, как затравленные лошади, с мешками или же — другой типаж — разукрашенные, одетые, как на панель. А эти медленно прогуливаются по улицам наших городов. И у каждой есть несколько мужчин, готовых за нее убить, — женщины это чувствуют. У любой мусульманской женщины, даже если у нее нет жениха или мужа, есть отец, дядя, или два, три дяди, братья, племянники.

Наши женщины никому не нужны. И им это нравится. «Я хозяйка своей жизни». А ведь как легко ее можно обидеть, дать ей пощечину, затащить в подворотню и выпихнуть из подворотни потом. И это ужасно. Наши женщины — матери, жены, дочери — должны быть нам нужны. «Я тебя не пущу никуда, потому что я тебя люблю, я за тебя переживаю. И ты будешь сидеть дома. Выйдешь замуж — потом будешь спрашивать у мужа, можно пойти туда или нет. А пока что я за тебя в ответе».

Неверующий муж освящается женою верующей

— Жена может влиять на мужа?

— Жена может влиять на мужа могущественно и постоянно. Есть прекрасный фильм «Моя большая греческая свадьба» (режиссера Джоэла Цвика), героиня которого придумывает разнообразные схемы, подсказывая их своему недотепе-мужу так, как будто он доходит до всего сам. Если у вас такая умная голова на плечах и вы сможете, не обижая мужа, командовать им — пожалуйста. Но если вы командуете слишком явно, то есть нарушая библейские заповеди, — это плохо. Женщина на первых ролях быть не должна.

— А если муж не может прийти к вере?

— Люди не могут прийти к Богу одновременно. Представьте себе, вы заходите в лес, а там все деревья одной высоты и облака плывут по небу одинаковые. Вы тут же из этого леса выйдете, потому что это не лес, а издевательство. Мы все не одинаковые. Вы познакомились, полюбили друг друга, поженились, когда были неверующими. Женщины обычно приходят к Богу раньше, у них сердце чувствующее, интуитивно принимающее Истину. Но если мужчина приходит к Богу, то он, как правило, идет дальше. Женщина — как была на свечах и сорокоустах, так на них до смерти и останется. А мужчина, приходя к Богу, начинает читать Василия Великого, Григория Паламу, поститься, поклоны бить по ночам. Религия — это дело мужчины.

Более того, я считаю (это мое личное мнение): если верующая женщина хочет выйти замуж за не очень верующего мужчину или только-только крещеного, который не готов каждое воскресенье идти на литургию, но он любит ее, у него есть профессия, он не лентяй, готов повенчаться, крестить детей — это прекрасный человек, берите его в мужья и радуйтесь, что Бог вам его послал.

А то девочки православные мечтают: «хочу найти православного мужа». Да где ты его найдешь? Их очень мало, по крайней мере для того, чтобы все девочки православные вышли замуж за православных парней. Кроме того, современный православный молодой человек — еще не гарантия нормального мужа. Потому что есть православные лентяи, православные алкоголики, православные альфонсы, православные пустобрехи и т.д.

Как говорит Соломон, есть вещи, которые непостижимы: «Я не понимаю: пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице» (Прит. 30:19). Путь человека к Богу такой же таинственный.

Но женщина должна слушать своего мужа независимо от того, верующий он или неверующий.

— Даже если он в храм не разрешает ходить?

— Даже если он не разрешает ходить в храм. Если он ваш муж, вы должны чтить его как мужа, независимо ни от чего. Втайне исповедовать Господа, каким-то образом нести на себе тяжесть этого странного состояния, но муж есть муж…

— То есть вы не поддерживаете высказывания, что женщина должна слушаться мужа настолько, насколько муж слушается Бога.

— Конечно, всякому мужу глава Христос, всякой жене глава муж. Но это идеальный вариант. Скорее всего, когда вы женились — Господь Бог вам обоим был до лампочки. Затем вы пришли к Господу Богу, Он стал вам близок и интересен, а вашему мужу — все еще нет. Но он все равно ваш муж.

Если вы каким-то образом приведете своего мужа к Богу — то явно не словами. Женщина может учить только женщину или маленького ребенка. А мужчин учить женщине Бог власти не дал. Сказано ведь: «Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие» (1 Пет. 3:1-2).

Чистым житием, без слов жена тянет за собой мужа, это же плоть одна. И верующая жена, например, не может отказывать неверующему мужу в супружеском ложе. «А я пощусь». Потом попостишься, когда он уверует или когда умрет. Только захочешь ли ты потом поститься, когда мужа не станет?

У нас огромное количество браков, в которых верующие живут с неверующими. И пусть живут, как апостол Павел говорит: «Если какой брат имеет жену неверующую и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1 Кор. 7:12-14).

Надо быть верной, любящей женой, не вижу больше вариантов. Мне одна знакомая из Хорватии, у которой муж мусульманин, рассказывала: она зачастила в церковь, ей понравилось молиться. А муж-мусульманин спрашивает: «Что это ты все в церковь бегаешь, может, в попа влюбилась?» Она отвечает: «Слушай, нам батюшка каждый раз после службы говорит, чтобы мы, жены, были мужьям верны, трудолюбивы, покорны, веселы, приветливы». — «А… ну хорошо, тогда ходи, ходи». Подобрала ключик. Понимаете? Вы же хитрые все. Придумайте что-нибудь! Вы замуж выходили без наших советов? Вот и теперь живите с мужем без наших советов — но так, чтобы и Богу служить, и мужу угождать.

Протоиерей Андрей Ткачев

Правослвная жизнь

Протоиерей Андрей Ткачёв: Семья. Отношения мужа и жены

№45 (942) / 1 декабря ‘17

Беседы с батюшкой

В этой теме:

Беседы с батюшкой

Игумен Фома (Василенко): Утешение

Беседы с батюшкой

Протоиерей Димитрий Беженарь: Благоразумное отношение к информации

Окончание. Начало в №44 (941) 2017

Не все семьи идеальные. Как быть, если глава семьи – мужчина не справляется со своей ролью, например, пьет или не хочет работать?

– Тут уже, наверное, никак не быть – исцелять эти вещи трудно, тут лучше обезопасить себя в будущем от подобных вещей в масштабах страны и народа. Опять же, женщины скажут, что я на них «наезжаю», но это воспитанные ими мальчики, это такие «подъюбочники», которые до 30–40 лет не желают жениться – им это не надо: мама постирает рубашку и погладит ее, мама скажет: «Сынок, вставай!» – и будет горячий борщик на столе. Мама тебе с пенсии даст карманные деньги на пивко: «Иди, сынок, в кино сходи, зачем тебе на работу идти, у тебя такие нежные ручки, ты должен был быть пианистом. Ну, что делать, если у тебя не хватило терпения научиться играть, ну ладно, пока мама жива, тебе будет хорошо. И не женись ни на ком, зачем тебе эта дура? Мама тебе все сделает, сыночек». Одного родят, под юбку спрячут, изуродуют его, а потом выпускают в мир – он боится, работать не хочет, потом от тоски начинает запивать, а мама потом приходит к нам и говорит: «Давайте молиться, сын плохо живет» (поэтому я здесь почти все кладу на мать, хотя есть исключения).

Чтобы мужик был мужиком, ему нужны трудовые навыки, нужно работать с детства башкой, или руками, или тем и другим одновременно. Он должен работать, должен приучаться к какой-то ответственности, должен отслужить в армии (хотя могут быть варианты, может быть, кто-то будет настолько гениальным, что ему не нужно будет тратить время на марширововку строем, но пусть он будет дисциплинирован и ответственен): пусть он не будет альфонсом, пусть не живет за счет женщин – должно быть стыдно жить за счет женщин, стыдно быть домашним хомяком… Баба бегает туда-сюда с сумками, деньгами, а ты сидишь и ничего не делаешь? Это стыдно – роль быка-осеменителя, какого-то домашнего пуделя. Это позорная вещь.

А многим не позорно так жить. Поэтому тех, кому уже за 40–50, мы вряд ли уже изменим, пусть доживают как хотят: кто хочет меняться – пусть меняется, кто не хочет – что с ним сделаешь? Но надо понять генезис этих вещей. У нас вообще очень мало мужчин, которые возьмут на себя ответственность, станут вперед, не убегут в нужное время, а, наоборот, вылезут на бруствер, возьмут на себя тяжесть жизненной ситуации. Таких мужчин нужно, в конце концов, воспитывать: нужен физический труд, специфическая физическая культура, спартанское воспитание для мужчин обязательно. Нужна семейственность, надо иметь перед собой примеры: если не было примера отца, то потом очень трудно вложить в психологию. Кто-то говорит, что, если до 3–5 лет ребенок не видел работающих родителей, а видел маму, курящую с подружками, видел папу «забуханным» или лежащим на диване, если он видел, как родители ссорятся, смотрят телевизор, но никогда не видел, как папа, например, копает грядку или бортирует колесо, или сломалась стиральная машинка и мама стирает в ванне. Если ребенок этого не видел, что ты от него хочешь?

Часто такое происходит в неполных семьях?

– В неполных семьях, конечно. «Рожу для себя» – вплоть до каких-то диких вещей – спермы из банка: «Выберу донора по каталогу, рожу для себя». И потом это, для себя рожденное, как оно все дальше? Что мы потом будем от него хотеть, ждать? Мы даже не знаем, кого ругать за это: она хотела ребенка, ее никто не взял замуж, она родила его так, а не иначе. Давайте уже не будем это лечить – это не лечится, скорее всего. Давайте подумаем про тех, кого еще можно вылечить, чтобы заложить еще более серьезные фундаменты для будущей жизни. Все-таки детей надо иметь 2–3 или больше, а не одного. В сознании людей должна быть заложена константа – нельзя иметь одного ребенка, 2–3 и больше, тогда они будут самовоспитываться, у них будет взаимная ответственность. Тогда ты будешь работать, они будут это видеть, и образ работающего отца и работающей матери заложится в их сознании. Конечно, нужно молиться Богу – без молитвы вообще ничего не получится, все расклеится.

Надо воспитать мужчину мужчиной, нельзя заплетать ему косички и завязывать бантики. Нельзя говорить ему: «Ты вырастешь и сам выберешь себе пол!» Это уже мужчина: первичные половые признаки на тебе уже явились, и ты уже должен иметь мужскую психологию. Современные психологи считают это неверным, а я считаю верным, что, когда мальчик ударился, ему говорят: «Терпи, не плачь, ты мальчик», а девочка ударилась: «Ой, ты моя радость, иди, давай побьем этот плохой стол!» С девочкой так можно поступать, ее надо пожалеть, а мальчику надо говорить: «Потерпи, вытри слезы, ну-ка держись, ну что, ну больно, надо терпеть!» Надо чтобы он был мальчиком с самого детства, а она – девочкой с самого детства. Мальчиком – не хамом, а воином. А девочка не моделью, а именно матерью.

Воинская модель для мужчин и материнская, хозяйственная модель для женщины должны быть заложены в детстве. Раньше этому даже учили на уроках труда в советской школе, когда школьники расходились в разные классы: мальчики надевали халат, брали в руки напильник или пилу, а девочки начинали что-то шить, смешивать какие-то салаты. Это правильно. Что же нам ругать советскую власть? Хотя бы за это она достойна похвалы. Это сейчас люди непонятно чем занимаются.

Так что мужики должны быть мужиками, а не диванными существами. Обломов имел право валяться на диване, он был все-таки природный барин – его развратили с детства: ему чулочки одевали, волосики причесывали, сладкие сказки рассказывали и ту гусочку, которую ему потом запекут, кормили толчеными орехами, чтобы это златокудрое чадо жило по-барски, не по-холопски. Бедного Обломова убили в детстве, и при этом он еще вырос благородным человеком: полное отсутствие дисциплины – полный холодец, но при этом у него была очень благородная, очень тонкая, думающая, возвышенная душа, так что он не был плохим человеком. А этих надо просто сгребать в охапку и заниматься ими, пока не поздно! Мальчик должен быть будущим мужчиной.

Что делать с нерадивой супругой, если жена, например, пьет?

– Пьет – это что-то вообще странное. При нормальном мужике жена пить не будет. Жена будет пить, если они пьют на пару, есть такие «бухари-аматоры», которые начинают с пивка, потом продолжают портвейном, а лет через 15 они уже «квасят» на кухне и из дома не выходят. Жена будет пить только с пьющим мужем. Чтобы жена пила, а муж нет – никогда не поверю, чтобы такое было возможно. В самом гуманном случае он ее бросит, в самом негуманном он найдет способ вырвать ей руки, ноги, поменять их местами и привести ее в порядок. Непьющий муж всегда построит пьющую жену или уйдет от нее, и она будет дома плакать. Больше вариантов нет. Не может пить жена при трезвом муже: баба пьет только при попустительстве мужа или вместе с ним.

Поэтому что такое нерадивая жена? Женщина очень быстро становится в строй при нормальном мужчине. Причем нормальный мужчина – это не какой-то Ален Делон, который говорит по-французски, или какой-то Шварценеггер. Ничего подобного. Маленький, лысый, с животом, но с мозгами и волевой. То есть умный, волевой, конкретный, правильный мужчина любого возраста – 45, 50, 70. Женщина в присутствии настоящего мужчины тут же становится женщиной, ей хочется привести себя в порядок, хочется сделать что-нибудь женское, как-то украсить быт: на это окно повесить занавеску, сюда поставить цветочек и угостить всех пирожками. Она сразу хочет проявить себя как-то хозяйственно. Если мужчина тряпка, то и баба возле него расползается, превращается в то же самое.

Здесь надо спрашивать с мужиков: что это такое – женщина плохая? У нас, наоборот, полным-полно примеров, когда женщины работают на трех работах, в каждой сумке по авоське, с утра до вечера бегают, как электрические веники: с работы домой, с дома на работу, еще по магазинам, да еще принимают участие в политической и общественной жизни. В родительских комитетах в школах у нас, наоборот, бабская гиперактивность: они слишком активные и слишком правильные. А из рук вон плохие женщины при нормальном муже невозможны.

Проблемы в мужчине?

–100%. Вообще, все проблемы – в мужчине. Мужчина должен стать мужчиной, тогда все встанет по своим местам. Женщина с удовольствием приготовит на стол. Муж говорит: «У меня гости». Она: «Садитесь, гости дорогие!» Они сядут, и ты вместе с ними, жена с удовольствием накроет на стол и встанет с полотенцем через руку в восьми метрах от вас и будет ждать: «Что прикажете?» Это не будет ей оскорблением. Или возьмем не восточный вариант, а умеренный, когда она скажет: «Вот вам все, ребята. Оставайтесь, а я пошла. Если что-то будет нужно, позовите, я принесу, унесу». Ей это будет приятно. А друзья скажут: «Да что такое, пусть посидит с нами». Она: «Зачем женщине с мужиками сидеть, что ей тут слушать? Нет, нет, зачем я здесь нужна». Она с удовольствием сделает свою работу, ей будет на душе приятно, а ты похвалишься женой, все скажут: «Ничего себе какая у тебя жена классная».

Что значит «классная»? Она не с Луны прилетела, она такая, какой должна быть женщина. Видимо, у нее такой, как надо, мужчина. Понимаете? А есть масса других вариантов. Мы их с вами можем даже представить, как некие мизансцены.

Мужчина – это все-таки не бицепсы, это ум (бицепсы тоже не помешают, но ум – это главное): бицепсы без ума – это опасно, а ум со всем остальным пойдет. Мужчинам надо научиться думать, брать ответственность и правильно себя вести, тогда все остальное будет хорошо, я в этом уверен. Женщины подтянутся. Они готовы, они хотят.

Что делать венчанным супругам, долгое время прожившим вместе, но понявшим, что любовь якобы куда-то ушла?

– Ну, ушла… Она ушла туда, откуда приходит обратно. Любовь возвращается.

Это тоже такая незрелость. Например, люди познакомились в 22 года, полетали на крыльях, взятых напрокат, потом поженились. И каждый раз, когда у них возникают сложные отношения, они вспоминают, как сладко им было в 22 года, когда они познакомились и говорят: ну куда же это ушло? Это называется тупость в последней степени, потому что нельзя возвращать то сладкое, что было 5 лет назад, оно никогда не вернется. В 22 поженились, сладкое двадцатидвухлетнее съели, теперь вам 27 – и у вас кризис. Ну, нормально – кризис. Бывает. Теперь нужно искать новую сладость – в 27. Ту, старую, уже не вернешь, о ней и мечтать нельзя – вспоминать можно, а возвратить нельзя и требовать нельзя, чтобы вернулась. Все, это уже архив.

В 27 надо уже по-новому: вы повзрослели, и любовь должна повзрослеть. На багаже эмоциональных удовольствий нельзя прожить всю жизнь – ты повзрослел, и любовь пусть повзрослеет; нельзя, чтобы ты в 45 лет любил жену, как в 22, – ты должен любить ее как в 45: уже с седыми волосами, морщинами, опытом рожденных детей, пережитых болезней – это все добавляет перца и соли в ваш суп-харчо, он становится вкуснее. Нужно взрослеть, а люди хотят, как маленькие, ходить в одних и тех же шортиках, и, независимо от того, что ему уже 50 – 60, он хочет вернуть ту радость, которая была в 22. Это просто глупо.

А глупый не бывает счастлив – дураку счастье заказано, он не имеет права на счастье: не то, что у него не будет счастья, он на него просто права не имеет. Если он будет жаловаться на то, что он несчастлив, то будет наказан еще за то, что он жалуется, ибо он дурак, а дурак не имеет права быть счастливым и даже не имеет права жаловаться.

Ты женился – двигайся, работай над собой, углубляйся. Ты можешь влюбляться в свою жену заново через 5 лет совместной жизни – она уже поменялась. То она была девочка, а теперь замужняя взрослая женщина. И ты говоришь: «Слушай, какая ты красивая! Я как будто бы тебя впервые вижу!» Каждый мужчина должен сказать своей жене такие слова. Искренне. Потом еще 10 лет прошло – вам по 35: «Слушай, ничего себе, как классно, что мы с тобой вместе! Вот уже дети подросли». И в 50 надо сказать такие слова. Можно влюбляться в одного и того же человека каждый раз, и нельзя желать возвращения старых эмоций в твою постаревшую жизнь.

Ты повзрослел – пусть взрослеет любовь. Если ты этого не понимаешь, то, повторяю, ты не имеешь права на счастье и даже жаловаться права не имеешь.

Как сохранить любовь на долгие годы?

– Универсального ответа нет. Нужна Божия помощь, нельзя надеяться на самого себя. Нельзя надеяться, что «я смогу, я все сделаю». Я, конечно, буду стараться, я все сделаю – Господи помоги! «Так помоги же мне, Боже, в Троице Святой единый, и все святые. Аминь», – такое должно быть желание. И потом, нужно над собой работать. «Блажен, кто смолоду был молод, блажен, кто вовремя созрел» – нужно соблюдать эту очередность: нельзя в старости беситься молодыми страстями, нельзя в молодости быть слишком грустным молодым старичком, нужно, чтобы все было вовремя. И нужно взрослеть вместе с подругой юности своей – зрелым становиться с ней и стареть с ней.

Каждый возраст имеет свою сладость. Помню в детстве описание счастливых моментов времен года в «Букваре». Как весной побежала капель и пробился подснежник, собрали маме букет на 8 марта. Васе очень нравилось весной. Потом лето, каникулы, Вася приехал к бабушке, купался в озере, ловил рыбу и бегал по лесу. А потом – осень! Осень! «В багрец и золото одетые леса», собрали урожай, и то, и другое – такая грустная и вкусная пора. Потом – бах, зима! И Вася покатился на санках, побежал по льду, слепил снеговика, встретил Новый год. И вдруг Вася понял, какая же красивая жизнь: в каждом периоде есть что-то свое хорошее. Вот такой рассказик из «Букваря» или «Родной речи» 1-го или 2-го класса.

Как-то так нужно, чтобы и в юности, и в зрелости, и в старости человек находил правильные ноты и правильно их пропевал – чтобы он не пел козлиную песнь или песнь бескрылого петуха дурным голосом и не вовремя, но чтобы жизнь была песней, надо брать правильные ноты и пропевать их в свое время. Надо этим заниматься, ведь у нас, в конце концов, одна жизнь, мы же не буддисты, не верим в 148 перевоплощений. У нас одна жизнь, и она скоро закончится, поэтому давайте жить ее правильно. И мужчине надо быть умным, а женщине надо быть верной и преданной – и, как нитка за иголкой, идти за умным мужиком. В этом тандеме они зашьют любую дырку. Такой «рецепт от отца Андрея».

Отец Андрей, большое спасибо за ответ, и мы очень рады, что Вы нашли время и посетили нашу студию в Санкт-Петербурге. Благословите наших телезрителей.

– Ландау сказал, что, дескать, хорошую вещь браком не назовут. Чтобы вы знали: слово «брак» как семья и «брак» как плохой продукт – это два абсолютно разных слова. Первое от слова «брати, братися» – это общеславянский корень для обозначения супружества: «я беру тебя себе». А второе – от немецкого глагола «brechen»: сломать вещь. Поэтому Ландау их перепутал.

Тем, кто живет в браке от слова «братися» – «взяться за другого», желаю, чтобы ваше супружество было твердым, осмысленным, теплым и настоящим. А тем, кто ищет брака, желаю не ошибиться и найти свою половину в свое время по Божиему благословению. До свидания.

Записала:
Ксения Сосновская

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *