Теория эволюционизма

Православное учение о Сотворении и теория эволюции

Предисловие

Вместо эпиграфа I II Введение. Определение понятий Сциентизм Эволюционизм Православие «Христианский эволюционизм» Западный креационизм «Неокреационизм» Часть I. Учение о сотворении мiра Глава 1. О Шестодневе и библейской хронологии 1. О буквальном, а не аллегорическом понимании Шестоднева святыми Отцами 1.1. Буквальное и аллегорическое понимание Библии 1.2. Буквальное отношение к событиям Шестоднева 2. Буквальное отношение к дням Творения 3. О продолжительности дней Творения 4. Соответствие дней Творения великим дням земной жизни Иисуса Христа 5. О библейской хронологии 5.1. Начало календарного летоисчисления 5.2. Возраст «от Адама» 5.3. Возраст «от Сотворения мiра» Глава 2. Православное учение о Боге как Творце и о творении 1. Творение «из ничего» – или развитие «из прежде бывшего»? 2. Бог как Всемогущий и Свободный Творец 3. Бог как Творец и как Промыслитель 3.1. Богословский аспект. Сотворение и Промысл 3.2. Научный аспект. О чем свидетельствует антропный принцип: о Сотворении или о Промысле? 3.3. О Божием Промысле 4. Бог – Творец всего 5. Изменчивость – или постоянство сотворенных видов? 6. Постепенность формирования видов – или мгновенность актов творения? 7. О несуществовании смерти в первозданном мiре 8. Вера в Бога или вера в эволюцию? Глава 3. Православное учение о Боге как Судье и о кончине мiра 1. Связь церковного учения о Конце мiра с догматом о Сотворении 2. О Втором Пришествии Христовом и Страшном Суде Притча о снежке 3. Церковное учение о Воскресении 3.1. О Воскресении Христовом 3.2. О всеобщем Воскресении 4. Царство Небесное и царство земное 4.1. Царство Христово и ересь хилиазма 4.2. Царство антихриста 4.3. Связь хилиазма и эволюционизма Глава 4. Отношение Православной Церкви к историческим вероучениям, основанным на принципе эволюционизма 1. Язычество и гностицизм 2. Саддукейская ересь 3. Каббала 4. Эволюционные учения, осужденные Церковью как еретические 4.1. Оригенизм 4.2. Арианство 4.3. Ересь Иоанна Итала 5. Допустимо ли именовать эволюционизм «ересью»? Часть II. Учение о сотворении человека Глава 5 Существовал ли Адам как историческое лицо 1. Свидетельства Священного Писания и Предания 2. О молитвенной связи с Адамом и Евой 3. Значение праотцев в свете вероучительного содержания православного богослужения Глава 6. О сотворении Адама из праха земного 1. Церковное учение об Адаме перстном 2. О «возвращении» в землю 3. Адам как первый человек 4. Святые Отцы – против эволюционной теории о происхождении человека от обезьяны 5. Об одновременности создания тела и души Адама 6. О несовместимости эволюционизма с церковным учением о сотворении человека из праха земного Глава 7 О сотворении Адама по образу и подобию Божию 1. Образ и подобие 2. О царственном достоинстве человека 3. О богоподобии человека 4. О безсмертии первозданного Адама Глава 8. О грехопадении 1. Связь греха и смерти 2. Последствия грехопадения 2.1. Последствия грехопадения для Адама 2.2. Последствия грехопадения для человеческого рода 2.3. Последствия грехопадения для мiра 3. Причина подобия человека животным: грехопадение 4. Об искуплении греха Адама Христом Спасителем Глава 9. Связь первозданного Адама со вторым Адамом – Христом 1. Христос – Сын Человеческий 2. Христос – Новый Адам 3. Адам как прообраз Христа Создание человека из девственной земли (Быт.2:7) – прообраз рождения Христа от Девы Рай (Быт.2:8) – прообраз Церкви Вдуновение Божие в Адама (Быт.2:7) – прообраз боговоплощения от Святого Духа Наречение Адамом имен животным (Быт.2:19) – прообраз господства Христа над всем мiром Сон Адама (Быт.2:21) – прообраз крестной смерти Христа Нагота Адама в раю (Быт.2:25) – прообраз наготы Христа Глас Господа Бога в раю пополудни (Быт.3:8) – прообраз последних времен Время грехопадения Адама (Быт.3:8) – прообраз дня и часа распятия Иисуса Христа Синаксарь Великого Пятка: Установление вражды между семенем жены и семенем змия (Быт.3:15) – прообраз появления Семени от Девы Марии Брак Адама и Евы (Быт.2:24) – прообраз союза Христа и Церкви Райский сад (Быт.2:15) – прообраз Гефсиманского сада Вкушение запретного плода (Быт.3:6) – прообраз горького пития Древо в Раю (Быт.2:9) – прообраз Креста Простертые к запретному древу руки Адама – прообраз пригвожденных ко Кресту рук Христа 4. Богослужебные тексты – о связи двух Адамов Глава 10. О праматери Еве и Пресвятой Богородице 1. О создании Евы из ребра Адама 2. О вторичности Евы по отношению к Адаму 3. Пресвятая Богородица как Вторая Ева 4. О «ключах девства» 4.1. Мистический аспект 4.2. Научно-апологетический аспект Заключение Литература

Никто не должен думать, что шестидневное творение есть иносказание

Преподобный Ефрем Сирин

Посвящается иеромонаху Серафиму (Роузу), который превзошел всех богословов ХХ века в способности выразить святоотеческое учение о Начале и Конце.

Духовная эстафета, начатая отцом Серафимом как учителем, миссионером и просветителем, по его святым молитвам, продолжается в нашем скромном труде.

Книга протоиерея Константина Буфеева «Православное учение о Сотворении и теория эволюции» написана в жанре апологетики, на основании Священного Писания и высказываний многих святых Отцов. В ней раскрывается учение Православной Церкви о Сотворении мiра и человека. Впервые при разработке данной темы в качестве источников обильно используются богослужебные тексты Триоди, Октоиха и пр. (326 цитат на церковнославянском языке). Книга содержит всесторонний анализ отношения православного вероучения к теории эволюции. Она снабжена подробным справочным аппаратом.

Этот труд отца Константина будет полезен всем преподавателям и учащимся православных учебных заведений от семинарий и академий до воскресных школ, а также всем людям, интересующимся наукой и богословием. В особенности он представляет интерес для миссионеров и катехизаторов, так как может стать ценным пособием для проведения лекций и диспутов на тему о Боге и творении.

В квадратных скобках содержатся ссылки на источники, указанные в конце книги в разделе Литература.

Preface
Предисловие

Эта новая книга отца Константина Буфеева, включившая в себя большое количество цитат святых Отцов Православной Церкви, является в наше время важным вкладом в дело защиты православного учения о Сотворении мiра, в особенности от нападок современной теории эволюции. Книга является достойным дополнением и продолжением работы, начатой в 1970-х годах иеромонахом Серафимом (Роузом) Платинским († 1982).

Знаменательно, что столь ценная книга выходит в этот исторический момент из-под пера русского православного священника, имеющего к тому же научную степень. Начиная с последних десятилетий двадцатого века до сего дня, Россия, которая из православных народов имеет наибольший и самый развитый научный потенциал, также соделалась православной страной, являющей наиболее заметное и организованное противостояние эволюционизму – как на научном, так и на богословском фронтах.

Критика эволюционизма поднялась в России с первых десятилетий после публикации «Происхождения видов» Чарльза Дарвина в 1859 году. С богословской стороны, отвержение эволюции было исповедано святителем Феофаном Затворником, святым праведным Иоанном Кронштадтским, преподобным Варсонофием Оптинским и другими, прославленными впоследствии святыми Русской Православной Церкви. С научной стороны, наиболее развернутой критикой теории эволюции явился том в 1400 страниц «Дарвинизм. Критическое исследование» (1885) русского естествоиспытателя Николая Яковлевича Данилевского, который, в частности, основывался на исследовании российского биолога прибалтийского происхождения Карла Эрнста фон Бэра, одного из основателей эмбриологии.

После большевистской революции 1917 года любая критика подобного рода подавлялась новым атеистическим режимом. Советский коммунизм с самого начала связал себя с эволюционизмом, представляя его как естественно-научную параллель марксистской доктрине в науках социальных и одновременно используя его как инструмент пропаганды для разрушения веры людей в Бога. Следуя духу революции, знамя эволюционизма было также поднято «Живой Церковью», либеральным обновленческим движением модернистского толка в православном духовенстве, связавшем себя с коммунистической идеологией. В дополнение к попыткам ввести радикальные литургические реформы, установить женатый епископат и заменить монастыри коммунами «живоцерковники» видели ключевым элементом своей программы признание эволюционизма как основной составляющей «христианского» учения. Какое-то время «Живая Церковь» – благодаря удобному статусу, полученному ею от советского государства, при жестоких гонениях канонической православной иерархии со стороны этого же государства – смогла захватить значительную часть православных храмов в России. Однако верующие православные люди в России не приняли новую отступническую «церковь», и потому она вскоре вымерла. Тем не менее во всех советских школах дарвиновский эволюционизм продолжали преподавать как догму. Православным христианам не разрешалось высказываться против него, а некоторые из тех, кто осмеливался это делать, прославлены ныне в лике новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви.

Ситуация коренным образом изменилась в 1991 году с падением советского строя, когда Русская Православная Церковь наконец вновь обрела религиозную свободу. Уже спустя пять лет в православных издательствах стали выходить книги против эволюционизма и в защиту православного учения о Сотворении. В 1997 году был опубликован русский перевод богословского опровержения эволюционизма «Православный взгляд на эволюцию» православного писателя американского происхождения иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. Знаменательно, что книга была издана во вновь открытой Оптиной пустыни, где епископ Нектарий (Концевич) Сиэттлский – наставник отца Серафима в учении святых Отцов и его духовный отец после кончины святителя Иоанна (Максимовича) Шанхайского, Западноевропейского и Сан-Францисского – некогда духовно сформировался под окормлением святых оптинских старцев. За этим изданием последовало множество других книг и статей на русском языке, написанных как богословами, так и учеными, которые придерживались православного святоотеческого учения о Сотворении мiра и противопоставляли его светскому взгляду на эволюционизм. Признавая заслугу отца Серафима как первооткрывателя темы, эти более поздние авторы часто приходили к тем же, что и он, выводам относительно шести дней творения, природы человека и мiра до грехопадения, возраста земли, всемiрного Потопа и т.д. просто потому, что православная традиция вполне ясно излагает свое учение по этим вопросам.

По благословению патриарха Алексия II († 2008), в 2000 году протоиереем Константином Буфеевым был основан Миссионерско-Просветительский Центр «Шестодневъ». Отец Константин является настоятелем храма Успения Пресвятой Богородицы в Архангельском-Тюрикове (на севере Москвы), он кандидат геолого-минералогических наук, академик Международной Академии Наук (Российский сектор), более 10 лет преподавал в Свято-Николо-Угрешской Духовной семинарии. На создание Центра его сподвиг следующий случай: одна из прихожанок, отроковица по имени Анна, получила выговор и неудовлетворительную оценку в Православной школе за свое сочинение, потому что она предпочла православное святоотеческое понимание вопроса о Сотворении светскому эволюционистскому пониманию. Если благочестивая юная христианка не может исповедовать веру святых Отцов даже в Православной школе, – подумал отец Константин, – необходимо что-то предпринять, чтобы сделать православных верующих более осведомленными в святоотеческом учении, а также в научных данных, подтверждающих это учение. Главным источником вдохновения в этом начинании для него послужили пример жизни и труды отца Серафима (Роуза). Как он писал:

«В деятельности Центра «Шестодневъ» мы всегда полагали принципом опираться в науке лишь на достоверные и проверенные факты. В богословии мы предпочитаем использовать, по преимуществу, святоотеческие источники и не допускаем отхода от догматического православного вероучения. В этом мы стараемся быть продолжателями труда блаженной памяти иеромонаха Серафима (Роуза), задавшего, как нам представляется, единственно правильное направление в богословском осмыслении проблем, которые ставит современный расцерковленный мiр» .

С момента основания Центра его секретарем был известный священник-миссионер и православный автор отец Даниил Сысоев. Отец Даниил был среди первых, кто в постсоветское время выступил печатно в защиту православного учения о Сотворении и с критикой эволюционизма. Прежде своей мученической кончины, последовавшей в 2009 году, он написал две книги, был редактором двух креационистских сборников и провел множество бесед на эту тему.

Начиная с 2005 года, Центр «Шестодневъ» организовал несколько конференций в Москве на тему «Православное осмысление творения мiра и современная наука» в рамках Международных Рождественских образовательных чтений, проводимых ежегодно в Российской столице Московским Патриархатом. На конференциях «Шестоднева», где председателями были архиереи Русской Православной Церкви,4 обсуждались как богословские, так и естественно-научные темы. В то время как большинство докладчиков представляли Россию, некоторые из них приезжали из США, Грузии, Украины, Сербии, Канады, Франции и Италии. Богословские доклады были представлены епископами, священниками, монахами, преподавателями семинарий, учителями церковных школ, катехизаторами и миссионерами. Научные доклады, составлявшие значительную часть выступлений, были представлены докторами наук и профессорами биологии (биохимии, молекулярной и популяционной генетики, зоологии), физики, математики, геологии и астрономии, работающими в светских научных и академических институтах. Имея за плечами десятилетия научного опыта, эти ученые засвидетельствовали, что они не видят убедительных доводов против библейского и святоотеческого понимания Сотворения и истории и что, напротив, они наш ли много доказательств в его подтверждение, каждое из которых пронизано сиянием мудрости и величия Господа.

В завершении конференции «Шестоднева» в 2008 году тридцать два ученых (все – кандидаты или доктора наук в своих областях) направили письмо Святейшему Патриарху Алексию II, в котором говорилось:

«В эпоху господствовавшего недавно в нашей стране «научного» атеизма, как известно, было затруднительно предлагать и обсуждать научные модели, основанные на идее творения. Сейчас, слава Богу, в политической и идеологической сферах нашего общества атеизм не является навязываемой всем догмой. Однако в научных кругах и в сфере образования, по-прежнему господствует единственная и глубоко укорененная идеология эволюционизма, противоречащая библейскому мiровоззрению и учению святых Отцов Церкви» .

Сегодня, с появлением новой книги протоиерея Константина о Сотворении, православные христиане в России получат еще один насущно необходимый источник, который поможет им понять и поверить в чудо Божественных актов Сотворения, в соответствии со Священным Писанием и учением святых Отцов Православной Церкви, а также поможет вооружиться против распространяющихся отовсюду атак на это учение безбожного мiра.

Игумен Дамаскин (Христенсен),

Свято-Германовская пустынь, Платина, Калифорния, США. Сентября 17/30, 2013.

Святых мучениц Веры, Надежды,

Любови и матери их Софии

§ 2.1. Эволюционизм

Формирование первой собственно этнологической теории —- эволюционизма — началось в середине XIX в. и было связано с общеметодологическими научными установками и открытиями того времени. Среди них важнейшую роль сыграло утверждение в науке принцппа развития, в соответствии с которым изменения в любой сфере объективного мира рассматривались как внутренне детерминированные. На основе этого принципа были объяснены многие процес-i сы в самых различных областях естествознания. Логическим завер-j шепнем применения принципа развития в естествознании XIX в] стала победа дарвиновской теории эволюции.
Совершившая переворот в разных областях естествознания и завоевавшая безраздельную популярность, идея эволюции не могла не проникнуть в формирующуюся науку о человеке и культуре. Многие этнологи-эволюционисты особо отмечали в своих трудах, что их творчество вдохновлялось успехами естествознания. Главная идея эволюционизма заключается в положении о единых для всего человечества универсальных исторических законах развития кульчуры и общества. Идеи эволюционизма нашли своих приверженцев среди этнологов многих стран. Наиболее видные сто представители: в Англии — Герберт Спенсер, Эдуард Тайлор, Джеймс Фрэзер; в Германии — Адольф Бастиан, Теодор Вайц, Генрих Шурц; во Франции — Шарль Летурно; в США — Льюис Генри Моргай. Благодаря их исследованиям культура, рассматривавшаяся до этого как совокупность отдельных типов и форм, лишенных видимого смысла и единства, обрела целостность, была систематизирована и упорядочена.
Основоположником эволюционной школы в этнологии заслуженно принято считать выдающегося английского ученого Эдуарда Тайлора (1832—1917). В 1865 г. он опубликовал книгу «Исследования в области древней истории человечества’, в которой изложил свои эволюционистские взгляды, в частности идею о прогрессивном поступательном развитии человеческой культуры от первобытного состояния к современной цивилизации; о преемственности и взаимосвязи культур разных пародов; о том, что существующие различия народов не связаны с расовой принадлежностью, а являются лишь разными ступенями развития культуры.
Наиболее полно эволюционистская концепция Тайлора представлена в его книге «Первобытная культура» (1871), получившей мировую известность. Всесторонне анализируя идею прогрессивного развития культур, он противопоставил ее «теории вырождения» Ж. де Местра. Суть последней состоит в следующем: начало культуре положили появившиеся на Земле формирующиеся расы людей, далее ее развитие пошло двумя путями: назад, к обществу дикарей, и вперед, к цивилизованным людям.
Тайлор не отрицал возможности регрессивных изменений в культуре в результате исторических и природных катаклизмов, но при этом был твердо убежден, что магистральным направлением в истории человечества является эволюционное прогрессивное развитие культур.
В своих рассуждениях он опирался на одну из главных идей эволюционизма: человек — это часть природы, развивающаяся в соответствии с ее общими закономерностями. Поэтому все люди одинаковы по своим психологическим и интеллектуальным задаткам, у них обнаруживаются одинаковые черты культуры, развитие которых идет схожим образом, поскольку определяется схожими причинами. Разнообразие же форм культуры Тайлор понимал как стадии постепенного развития, из которых каждая являлась продуктом прошлого и, в свою очередь, влияла на будущее. Эти последовательные стадии развития соединяли в один непрерывный ряд все народы и все культуры человечества — от самых отсталых до наиболее цивилизованных.
Подобно другим эволюционистам, Тайлор пытался изучать явления культуры с помощью естественно-научного метода и — главное — приспособить естественно-научную классификацию к потребностям этиологии. Единицами изучения для него были отдельные категории предметов и явлений духовной и материальной культуры, которые он уподоблял видам растений и животных, изучаемых натуралистами.
В своих книгах и статьях Тайлор неизменно стоял на точке зрения имманентного развития явлений культуры и постоянного прогресса человеческой культуры в целом. При этом прогресс культуры он представлял как устойчивое совершенствование ее явлений. В подтверждение своих взглядов Тайлор приводил огромное количество фактов, расположив их в виде эволюционных рядов — от простого к сложному.
Из всех явлении культуры для Тайлора наибольший интерес представляли религиозные верования первобытных народов, исследуя которые он выдвинул анимистическую теорию происхождения религий. Религиозные верования и обряды «дикарей», по его мнению, отнюдь не жалкое смешение различных нелепостей, как считали многие, напротив, они по-своему последовательны и весьма логичны. В их основе лежит вера в духовные существа, т.е. в души и духов. Эту веру в духовные существа Тайлор и обозначил термином «анимизм». Корни анимизма он видел в «философствовании» первобытного «дикаря», вето желании понять причины таких явлений, как сон, сНовндсния. обмороки, болезни, смерть. Первобытные люди полагали, что в каждом человеке есть душа, которая может покидать тело либо временно (сон), либо навсегда (смерть). Эти представления о душе на основе принципа всеобщего подобия развились в более сложные верования. Законы магического мышления вели первобытного человека от признания реальности собственной души к вере в наличие таких же духовных двойнпКОВ v всех без исключения Предметов и явлении окружающего мира. Таким образом, вначале появилась вера в духов животных и природных сил, а затем в загробную жизнь, в великих богов природы и в единого верховного бога.
Эволюционистские взгляды Тайлора были существенным шагом вперед в этнологии. Они представляли собой стройную концепцию единства исторического процесса и прогрессивного развития культуры. Однако недостатки эволюционизма, и в частности концепции Тайлора, тогда еще не замечались, ученые обратили внимание на них позже. Идеи Тайлора были восприняты в разных странах и в короткое время стали господствующими в этнологии.
Еще один классик эволюционного направления в этиологии -I английский философ, биолог, психолог и социолог Герберт Спенсер (1820—1903). Им была предложена концепция эволюции как особого типа последовательных необходимых изменений культурных феноменов от относительно бессвязной гомогенности (однородности) к согласованной гетерогенности (неоднородности), происходящих благодаря постепенной дифференциации и интеграции. Свои идеи он наиболее полно изложил в фундаментальном труде «Основы coiифлогии» (1876— 1896).
Б основе концепции Спенсера лежит идея аналогии между обществом и организмом. Общество и соответственно различные тины культур он понимал как некий сверхорганизм, осуществляющий «надорганическос» развитие под влиянием как внешних (географическая среда, соседние культуры), так и внутренних (физическая природа человека, расовая принадлежность, разнообразие психических качеств) факторов. Спенсер одним из первых высказал гипотезу создания «отсталых» культур людьми физически, умственно и морально неразвитыми. Однако, полагал он, природа человека с ранних стадий его предыстории медленно адаптируется. Под воздействием этих процессов человеческие качества модифицируются и постепенно аккумулируются в популяции, передаваясь непосредственно и через традицию. В силу различных условий и обстоятельств существования человеческих популяций эти качества оказываются неодинаково развитыми. Однако эти различия не абсолютны и могут быть преодолены благодаря врожденным способностям человека к совершенствованию.
Анализируя процесс исторического развития общества, Спенсер выделяет в нем две основные стороны: дифференциацию и интеграцию. Развитие начинается с количественного роста, увеличения числа составляющих элементов культуры, что, в свою очередь, ведет к функциональной дифференциации целого па отдельные части. Эти структурные части становятся все более непохожими и начинают выполнять специализированные функции, требуя некоего механизма согласованности в виде различных культурных установок. В этом контексте Спенсер ввел в научный оборот понятие «структура», «функция», «культурный институт», что послужило основанием считать его предшественником другого направления в этнологии — функционализма.
Основоположник немецкой этнологии и эволюционизма — Адольф Бастиан (1826—1905), крупный теоретик и организатор этнологической науки. Популярная в то время теория эволюции и обширный этнографический материал, собранный Бастианом в девяти экспедициях в различные регионы планеты, определили его намерение систематизировать их в форме единой теории. В своем эволюционном учении Бастиан исходит из мысли о закономерном развитии человеческой истории, которая протекает от несовершенного к совершенному. В исследованиях народов он делал акцент на психологию, которая, по его мнению, является краеугольным камнем единого мировоззрения всех людей. Все первобытные люди, по Бастиану, имеют одинаковую психическую структуру, так как обладают самой простой системой адаптации к историко-географическим условиям. Единство человеческой психики выражается в элементарных идеях, схожих у разных народов и обусловливающих тем самым единство человеческой культуры. Каждый народ формирует собственный круг идей, который определяет содержание культуры данного народа. Пока этот народ живет обособленной жизнью, круг его идей остается постоянным, но при контактах с другими народами заимствуются новые элементарные идеи, стимулирующие развитие культуры. На примере великих культур Бастиан доказывает, что развитие человечества происходит в форме круговорота, цикла, который способен продолжаться, если новые раздражители дают стимул Для этого. Основной вывод из его исторического анализа состоит в том, что, чем больше народ связан со своей географической средой, ■ем меньше он подвержен историческим изменениям.
В теоретических взглядах Бастиана своеобразно сочетались психологизм и биологизация общественных явлений. Решение всех проблем своих исследований он искал в умственной предрасположенности человека, при этом культурное развитие человечества,
как он полагал, происходит в ходе активных взаимоотношении с окружающей средой. В этом контексте Бастиан рассматривал мыслительную способность человека как часть его биологической сущности, считая, что духовная жизнь полностью подчинена биологическим законам и с этих позиций должна исследоваться. Как и другие его единомышленники* Бастиан был убежден, что человеческий дух развивается во времени, а порождающие* его причины и факторы составляют предмет этнологии, которую он Относил к категории есте?| ствеНных наук.
Особое место среди основоположников эволюционизма в этноя логии принадлежит американскому ученому Льюису Генри Моргану (1818—1881). Такой статус определяется вкладом Моргана в этнологию, который превышает все то, что в совокупности внесли его со4;; временники.
В этнологии Моргай был ученым-любителем и энтузиас том-исследователем, посвятившим почти сорок лет жизни сначала изуче-] пню племен ирокезов, а затем других индейцев Америки и народов разных частей света. Полностью идеи Моргана изложить довольно трудно, так’ как они очень содержательны и многогранны. Его основные этнические исследования, касающиеся прежде всего таких важных проблем, как место и роль родового строя в истории человечества, история формирования семейно-брачных отношений, периодизация истории человечества, отражены в книгах «Первобытное общество» (1871) и «Древнее общество» (1877).
Всю историю человечества Морган делит на два больших периода: первый, ранний, — это организация социальная, основанная на родах, фратриях-и племенах; второй, поздний, — организация политическая, основанная на территории и собственности. В труде «Древнее общество» он писал, что родовая организация явилась почти универсальной основой социального строя древних обществ — азиатского, европейского, африканского, американского, австралийского. Она была тем орудием, посредством которого общество организовывалось и сохранялось.
Морган подходил к исследованию родовой организации пародов: исторически. Зародышевую форму рода он видел в социальной организации австралийских племен, развитую форму, свойственную более высокой ступени общественного развития, — в организации племен ирокезов. Наконец, позднюю форму рода (отцовскую) он находил у греков и римлян архаической эпохи. В этих концепциях особую ценность для этнологии представляли идеи о превращении Материнского рода в ОТЦОВСКИЙ в связи с накоплением собственности и передачи ее по наследству.
Весьма важное направление научных исследований Моргана — история семьи, также изложенная в «Древнем обществе». Собрав и систематизировав многочисленные факты, Морган выделил пять форм семьи в истории человечества: 1) кровно-родственная семья — первая форма семьи, следующая за состоянием промискуитета и предполагающая брачные отношения между родными и оллатераль-ными (побочными, двоюродными) братьями и сестрами, но запрещающая браки между родителями и детьми; 2) пуналуальная семья, основывающаяся на групповом браке нескольких сестер с общими мужьями пли нескольких братьев с общими женами; 3) парная, или еппдпасмическая, семья («без исключительного сожительства»); 4) патриархальная, т.е. полигамная, семья; 5) моногамная семья современного вида. Из всех форм семьи, по мнению Моргана, наиболее устойчивыми и важными были первая, вторая и пятая, именно они породили основные формы родства людей.
Определяющее значение для этнологии имело изучение Морганом общей истории первобытного строя и его попытка периодизации первобытной культуры. Он предложил разделить всю историю человечества на три этапа: дикость, варварство и цивилизация, а первые два этапа, в свою очередь, на ступени (низшую, среднюю и высшую), отметив для каждой из них специфические конкретные признаки.
Предложенная Морганом периодизация позволила связать воедино этнографические, исторические и археологические факты и определить место каждого народа в общем ходе истории, а также сравнить уровни развития народов. Это была первая универсальная система периодизации всемирной истории.
Представители эволюционной школы впервые создали стройную концепцию развития человека и его культуры, исходившую из признания идеи прогресса в общественном развитии. Основные идеи эволюционизма состоят в следующем.
• Человеческий род — един, следовательно, все люди имеют примерно равные умственные способности и в сходных ситуациях будут принимать близкие решения; это обстоятельство определяет единство и единообразие развития человеческой культуры в любой части света, а наличие или отсутствие контактов между различными культурами решающего значения не имеет.
• В человеческом обществе имеет место непрерывный прогреем т.е. процесс перехода от простого состояния к более сложному культура как часть общества также всегда развивается от низшего к высшему путем непрерывных, нос тененных изменений, количественного увеличения или уменьшения.
• Развитие любого элемента культуры изначально предо и ре деле но, так как его более поздние формы зарождаются и формируются в более ранних формах; развитие культуры многоступенчато и происходит в соответствии со стадиями и ступенями, едиными для всех культур мира.
• В соответствии с универсальными законами развития человеческих культур одинаковые стадии эволюции развития разных народов и их культур дают одинаковые результаты.
• Общественное развитие подчиняется законам эволюции, свой! ственным живой природе, где источником развития служит межвидовая борьба за существование, выражающаяся в наслоении одного элемента на другой или в замене старого новым: в результате этой борьбы различные элементы культуры соответствующим образом взаимосвязаны.
• Культурные различия народов обусловлены их ступенью развития.
На основании этих принципов эволюционизма и сами этнологи? и их интерпретаторы сделали весьма важные идеологические и практические выводы: если все народы идут но одному пути развития и если вершиной этого пути являются европейская цивилизация и культура, то все народы в итоге должны прийти к ценностям европейской культуры. А это также означает, что европейцы, создавая свои колониальные империи, тем самым помогают отсталым народам быстрее двигаться по пути культурного развития.
К концу XIX в. по мере накопления этнологией новых данных все явственнее становились слабые стороны эволюционизме вступавшие в противоречие с фактами действительной жизни. В частности, эволюционисты, исходя только из количественных изменений в культуре, не могли и не стремились объяснить самозарождение культуры и ее составных частей, предполагая возникновение всех будущих культурных явлений из начала человеческой истории. Новые многочисленные сведения этнографических экспедиций часто не согласовывались с эволюционистскими установками и требовали иного объяснения. Тогда начались поиски других путей исследования культуры, ее возникновения, изменения и распространения.
В результате сформировались новые направления и ШКОЛЫ, как ира-hiiio антиэволюционистской направленности. Часть этнологов и антропологов, разочаровавшихся в эволюционизме, вообще отказалась от попыток теоретических обобщений и обратилась к эмпирическим исследованиям.

Биологический эволюционизм

Дарвинизм и антидарвинизм

Эволюционная идея, согласно которой живые организмы, их строение и отношения между собой являются результатом длительного исторического развития, образует фундамент всей современной биологии. В свою очередь, современный биологический эволюционизм сам возник в результате эволюции своей первоначальной формы — дарвиновской теории происхождения видов путем естественного отбора. Пройденный при этом путь научного познания был весьма извилист.

Довольно многие биологи, приняв общую идею эволюции, не признавали главенствующей роли естественного отбора, считая, что последнего либо вообще не существует, либо он не играет существенной роли. Поскольку в дарвинизме двигателем прогресса служит именно естественный отбор, отказ от его рассмотрения приводил к необходимости найти какие-то другие движущие силы эволюции. Чаще всего для этого воскрешались идеи Ламарка.

Согласно ламаркистской концепции, организмы изменяются только в «полезном» направлении, причем «полезный» часто употреблялось в смысле «удовлетворяющий осознанную потребность». Сам Ламарк считал, например, что для видоизменения животного большое значение имеют его желания, привычки и усилия воли. Для объяснения направленности эволюции ламаркисты обычно принимали гипотезу о наличии в организме некоей внутренней силы, которая вынуждает его изменяться в сторону совершенствования, повышения уровня организации.

Сторонники других недарвиновских эволюционных концепций считали, что изменение признаков, приводящее к возникновению новых видов, происходит резко, скачком. Так, современник Дарвина Майварт заявил, что естественный отбор не может объяснить начальных стадий возникновения полезных приспособлений, поскольку слабо выраженные изменения не могут быть полезными. Решение этой проблемы он видел в признании того, что новая форма живого приобретает все свои отличительные особенности сразу, в законченном виде. Ему вторил эмбриолог Кёлликер, считавший, что новые виды возникают, когда «живые существа производят из своих зачатков других, отличающихся от них». Время и обстоятельства таких событий, согласно Кёлликеру и Майварту, определяются некой таинственной внутренней силой, толкающей эволюционный процесс.

В конце XIX в. началось развитие генетики. Были переоткрыты законы Менделя, сформулировано основное положение о дискретном характере наследственности, введены понятия гена — неделимого «атома» наследственности — и мутации как элементарного, внезапного, качественного, устойчивого изменения единицы наследственности. Однако первые генетики не принимали дарвиновскую эволюционную концепцию. Впрочем, в равной мере не жаловали они и ламаркистов.

В чем же причины неприятия представителями новой биологической дисциплины классического эволюционного учения?

Общий ответ хорошо известен из истории познания. Всякий раз, когда создавался новый мощный метод познания, первое время его возможности абсолютизировались и преувеличивались. Древним грекам, открывшим абстрактное теоретическое мышление, казалось, что все истины можно и должно вывести чисто логическим путем. Последователи Ньютона считали возможным все в мире свести к механике, рассчитав траекторию движения каждого атома. А пионеры генетики полагали, что строгие и простые, свободные от умозрительных построений, проверяемые расчетом и беспристрастным экспериментом законы генетики делают ее независимой от «устаревших» представлений и самодостаточной для решения любых биологических проблем, в том числе проблемы развития мира живых существ.

Один из пионеров генетики, Гуго де Фриз, заявил, что новые виды появляются не путем накопления и отбора мелких изменений, а в результате «больших» мутаций, редких и внезапных. Поскольку направление мутаций случайно, новый вид не обязан быть лучше приспособленным. Существовали и взгляды, согласно которым мутации происходят не случайно, а в соответствии с неким планом развития: возникающие сейчас новые признаки отвечают необходимости, которая появится в будущем. Появление таких взглядов свидетельствует, что естественный отбор остается единственной концепцией, способной объяснить целесообразность устройства организмов и прогрессивный характер эволюции естественными причинами.

Были и генетики, считавшие гены абсолютно неизменными. Так, Я. П. Лотси сравнивал гены с химическими элементами, а виды — с устойчивыми химическими соединениями. Тогда то, что воспринимается как мутации и видообразование, на самом деле — лишь проявления процесса гибридизации, комбинирования генов. Число же «истинных видов», считал Лотси, неизменно, подобно тому, как неизменно число химически возможных окислов железа.

  • К. М. Завадский в своей книге «Развитие эволюционной теории после Дарвина»(Л.: Наука, 1973) пишет: «Мы считали важным показать необходимость пересмотрамногих суждений и оценок, ставших в нашей литературе ходячими, а порою и почтиобщепринятыми. Это относится прежде всего к представлению о монолитности дарвинизма, об отсутствии в его рамках течений, о необходимости квалифицировать какантидарвинизм каждое направление эволюционной мысли, пытавшееся в чем-то далее развить дарвинизм так, как это делали, например, представители неодарвинизма.Важно пересмотреть и историю неоламаркизма… исторически между этими основными концепциями возникли многообразные переходы, совокупность которых названа нами ламаркодарвпнизмом» (с. 3).

Scisne?

Сотворение животных. Рафаэль. 1518–1519 гг.

Креационизм, долгое время воспринимавшийся нами как некий курьез западного мира, в последнее время буквально захлестнул Россию. Причем в нашей стране более распространен самый архаичный и абсурдный вариант этого течения — буквалистский.
Обычно креационистами считают тех, кто отрицает эволюцию как живой, так и неживой природы. Якобы они считают, что некий сверхъестественный творец (христианский Бог-Отец, мусульманский Аллах или иудейский Яхве) создал наш мир, после чего все живое и неживое принципиально не изменялось. Ну то есть, конечно, кто-то вымирал (при Потопе, например), где-то разрушались горы и высыхали моря, но все это делалось не само по себе, а по воле демиурга.
На самом деле подобные представления, мягко говоря, не совсем верны. Креационисты — это те, кто считает, что мир был кем-то сотворен, а не возник сам по себе. И следует заметить, далеко не все люди, разделяющие эту идею, являются противниками идеи постепенного развития неживой и живой материи. Более того, в современной Европе, Америке и Юго-Восточной Азии сейчас более популярно течение теистического эволюционизма, приверженцы которого признают теорию эволюции, однако утверждает, что эта самая эволюция является всего лишь орудием творца Вселенной в осуществлении его замысла.
Интересно, что состав теистических эволюционистов весьма неоднороден. Среди них были авторитетные деятели церкви — например, Римский Папа Пий XII, который известен тем, что выпустил энциклику, повествующую о том, что теория Дарвина «правильно трактует вопрос происхождения человеческого тела» а также написавшей письмо академику Опарину, в котором благодарил его: «Вы замечательно показали, каким именно образом Бог создал все живое». Среди деятелей Русской Православной Церкви концепция теистического эволюционизма была близка протоиерею Александру Меню, к ней также приближаются воззрения протоиерея Глеба Каледы, протодиакона Андрея Кураева, преподавателя Московской Духовной Академии священника Александра Тимофеева, богослова и юриста Н. Н. Фиолетова и богослова А. И. Осипова.
С другой стороны, подобной концепции придерживаются и многие ученые. Так, сторонниками теистического эволюционизма были генетики Н. В. Тимофеев-Ресовский и Франсиско Айала, палеонтологи С. В. Мейен и А. В. Гоманьков. Как видите, теистический эволюционизм можно считать своего рода философским течением, объединяющим научных и религиозных деятелей, которое, тем не менее вовсе не является синтезом двух разных мировоззрений. В рамках данной концепции признается правомочность положений и методов как науки, так и религии, однако подчеркивается что их сферы деятельности весьма и весьма различны.
Тем не менее, в нашей стране почему-то (видимо, потому, что мы обычно заимствуем с Запада в первую очередь все устаревшее) куда более распространен самый архаичный и наиболее абсурдный вариант креационизма — буквалистский младоземельный креационизм (Young-Earth Creationism). Это течение сформировалось еще в конце XIX века, его «отцом-основателем» было британское «Движение протеста против эволюции». Правда, сейчас креационистов подобного толка в Великобритании практически нет — современным оплотом буквалистов являются США, и, как это ни странно, страны бывшего СССР, в том числе и Россия. Кроме того, во многих мусульманских странах популярен исламский креационизм, а в Израиле — иудаистский. Обе эти концепции чрезвычайно похожи на учение буквалистов.
Приверженцы данного направления, полагая, что преследуют благородные цели защиты религиозной идеологии от посягательств на нее атеистов, настаивают на буквальном следовании Книге Бытия Ветхого Завета в вопросах возникновения Земли и жизни на ней. Так, они на самом деле считают, что весь что мир был создан в точности так, как это описано в Библии — за шесть календарных дней и около 6 тысяч (по протестантским утверждениям) или 7 с половиной (так считают православные) тысяч лет назад (причем год понимается здесь как период в 365 дней). Поэтому для таких креационистов главным врагом является скорее не теория эволюции, а геохронологическая шкала — ведь она напрямую опровергает подобные представления.
Однако и теории эволюции от них достается — буквалисты свято верят в то, что все живое и неживое после того, как было создано Творцом, вообще не изменялось (кстати, именно из-за их воззрений в массовом сознании весь креационизм превратился в синоним антиэволюционизма). И, что самое интересное, свои аргументы они строят также на утверждениях, изложенных в первой главе Книги Бытия. Хотя, если посмотреть внимательно на эти самые изречения, сразу же станет ясно, что они вовсе не опровергают возможность эволюции и не подтверждают измышления буквалистов.
К примеру, если рассмотреть такую фразу: «И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что хорошо (Быт. 1: 20,21), то мы увидим, что животных все-таки произвела вода, а творец лишь направлял этот процесс (приказывал ей это сделать). То есть имеется прямой намек на то, что имела место быть эволюция, процесс который запустил и направлял демиург (как это и предполагают теистические эволюционисты).
Кстати, слово «сотворил», за которое цепляются буквалисты, вовсе не означает что творец создавал организмы от начала и до конца, подобно инженеру собирая из молекул клетку, а из клеток — тела. В древнееврейском языке, на котором написан оригинал Ветхого Завета, они могло также означать «положил начало». То есть божество могло просто запустить некий процесс, который дальше шел сам по себе в соответствии с законами мироздания, установленными также его Создателем.
Иллюстрацией этого предположения может служить фраза: «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет» (Быт. 1:3). Обратите внимание, здесь творец всего лишь произносит фразу, которая запускает процесс (у ученых это называется «триггерный механизм»), ну, а уж свет образуется сам собой, подчиняясь команде демиурга. И если создатель мироздания один раз пользуется этим методом, то почему бы не предположить, что он использует его и в том случае, когда дело доходит до создания живых существ? Хотя можно также предположить, что ему, как и всякому экспериментатору, свойственно пробовать разнообразные подходы для решения задачи.
Но как бы то не было, совершенно очевидно, что из текста первой главы Книги Бытия вовсе не следует, что эволюции не было. Да, согласно тексту, Бог инициирует и направляет ее, но эволюцией, то есть развитием она от этого быть не перестает. Более того, нигде в Библии вы не найдете ни слова о том, что живые существа и неживая материя никогда не изменялись после того, как были созданы. Правда, нет и прямого намека на изменения, однако Священное Писание — все-таки не учебник по естествознанию. Оно создавалось для других целей — помочь служителям Господним направить человека на путь истинный. Ну а вопросы происхождения Вселенной Творец вполне себе мог поручить исследовать ученым.
Кстати, насчет того, что весь мир был создан именно за шесть календарных дней, в Книги Бытия тоже нет ни слова. Дело в том, что древнееврейское слово «йом» может означать не только день (в смысле «дата») или сутки (то есть временной промежуток в 24 часа), но и вообще неопределенный отрезок времени. Поэтому, если уж следовать тексту буквально (чего в данном случае буквалисты не делают), то получается, что мир был создан за шесть некоторых временных отрезков. И это, кстати, вполне может быть период формирования планеты плюс пять геологических эпох: архей, протерозой, палеозой, мезозой и кайнозой, когда, собственно, человек и появился и, следовательно, события, описанные в первой главе Книги Бытия, закончились.

Поэтому приходится признать, что буквалисты напрасно привлекают сведения из Книги Бытия в качестве аргументов против эволюции — в ней нет решительно ничего, что бы опровергало идею развития живой и неживой материи. Да и в других религиозных текстах тоже. Протодиакон Андрей Кураев в своей книге «Православие и эволюция» писал: «В православии нет ни текстуального, ни доктринального основания для отторжения эволюционизма. У православия в отличие от язычества, демонизирующего материю, и от протестантизма, лишающего тварный мир права на сотворчество, нет оснований для отрицания тезиса, согласно которому Творец создал материю способнойкблагому развитию. Сама же сущность процесса развертывания мира не меняется от того, с какой скоростью он происходит».
Тем не менее, к сожалению, несмотря на это вполне корректное и разумное с любых точек зрения заключение, до сих пор буквалистский креационизм весьма популярен среди многих россиян, считающих себя православными. Некоторые группы православных верующих (например, «Православное общество защиты и раскрытия святоотеческого учения о сотворении мира») до сих пор настаивают на обязательности принятия всеми православными буквалистского креационизма. Более того, они даже предлагают не допускать к причастию сторонников теистического эволюционизма, поскольку, с их точки зрения, те являются еретиками. Их позиция обосновывается ссылками на Отцов Церкви, толковавших многие положения Книги Бытия в буквалистском духе. В целом их аргументация сводится к утверждению: «Эволюции не было, потому что ее существование отрицалось святыми отцами».
Впрочем, эта позиция не является главенствующей в современной Русской Православной Церкви. Более того, приверженцы теистического эволюционизма частенько критикуют буквалистов, отмечая, что древние Отцы Церкви жили в то время, когда науки как метода познания природы еще не существовало и поэтому их мнение по данным вопросам не может быть истиной в последней инстанции. Так что следует отметить, что целом позиция современных буквалистов, неизбежно провоцирующая конфликт Церкви с наукой, не находит поддержки как у высшего священноначалия РПЦ, так и у части верующих.
Итак, как видите, даже сама Церковь вовсе не считает, что креационисты защищают ее идеологию. Более того, церковные деятели постоянно намекают на то, что их деятельность, наоборот, дискредитирует Церковь, которая стремится поддерживать добрые отношения с представителями мира науки. Однако почему же буквалистский креационизм, тем не менее, все еще популярен? Чем его приверженцев так обидела теория эволюции?
Скорее всего, тем, что для того, чтобы понимать ее, нужна какая-никакая специальная подготовка — а этого, к сожалению, многие делать не любят: кому охота учиться, когда можно этого не делать? Проще объявить ее ложной, просто сославшись даже не на Библию, а на свое понимание библейского текста, и не приводя при этом более никаких научных или теологических аргументов.
Кстати, если судить по моему личному опыту общения с буквалистами, то они действительно демонстрируют поразительную безграмотность в вопросах эволюции. Помню, как-то один протестантский пресвитер, «опровергая» гипотезу Опарина о зарождении жизни, заявил следующее: «Эту гипотезу так просто опровергнуть экспериментально: возьмите яичный белок, положите его в горячую воду и смотрите за ним несколько дней. Сами увидите — никакой жизни не зародится».
Совершенно очевидно, что этим высказыванием почтенный пресвитер вовсе не опроверг гипотезу Опарина, а продемонстрировал свое собственное невежество. Поскольку он, видимо, просто не знал, что сборка из простых органических молекул более сложных возможна в только в бескислородной восстановительной атмосфере и при участии электрических разрядов — а именно такие условия и были тогда на Земле (сейчас же у нас атмосфера окислительная кислородная, а этот газ препятствует всем подобным процессам). Не знал он также и о том, что еще в прошлом веке Миллер поставил эксперимент, воссоздававший эти древние условия, и ему удалось получить простейшие белковые цепочки из отдельных аминокислот.
Так что логично предположить, что на самом деле буквалистский креационизм вовсе не ставит целью опровергнуть положения науки для того, чтобы религия торжествовала. Он просто служит прикрытием для людей, которые не желают изучать естественные науки и при этом не хотят, чтобы их считали неучами. Ведь, согласитесь, если вы признаете себя невеждой, это роняет вас в глазах окружающих, а если заявляете о том, что вы креационист — это вызывает уважение. Да и в школе можно не напрягаться — достаточно заявить учителям, что вы являетесь буквалистским креационистом, и что поэтому преподавание основ геологии и теории эволюции оскорбляет ваши убеждения. И от вас сразу же отстанут…
Антон Евсеев

Креационизм (от англ. creation — создание) — философско-методологическая концепция, в рамках которой основные формы органического мира (жизнь), человечество, планета Земля, а также мир в целом, рассматриваются как намеренно созданные неким сверхсуществом или божеством. Последователи креационизма разрабатывают совокупность идей — от сугубо богословских и философских до претендующих на научность, хотя в целом современное научное сообщество относится к таким идеям критически.
Наиболее известна библейская версия, согласно которой человек сотворен единым Богом. Так, в христианстве Бог создал первого человека на шестой день творения по образу и подобию своему, чтобы владел он всей землей. Создав Адама из праха земного, Бог вдохнул в него дыхание жизни. Позднее из ребра Адама была создана первая женщина — Ева. Эта версия имеет более древние египетские корни и ряд аналогов в мифах других народов. Религиозная концепция происхождения человека носит ненаучный, мифологический характер и поэтому во многом не устраивала ученых. Выдвигаются различные доказательства этой теории, важнейшее из которых — сходство мифов и легенд разных народов, повествующих о сотворении человека. Теории креационизма придерживаются последователи почти всех наиболее распространенных религиозных учений (особенно христиане, мусульмане, иудеи).
Креационисты в большинстве своем отвергают эволюцию, приводя при этом неоспоримые факты в свою пользу. К примеру, сообщается о том, что эксперты по вычислительной технике зашли в тупик в попытке воспроизвести человеческое зрение. Они вынуждены были признать, что невозможно искусственным путем воспроизвести человеческий глаз, в особенности сетчатку с ее 100 миллионами палочек и колбочек, а также нейронные слои, выполняющие, по меньшей мере, 10 миллиардов вычислительных операций в секунду. Даже Дарвин признавал: «Предположение, чтобы глаз… мог быть выработан естественным отбором, может показаться, сознаюсь в том откровенно, в высшей степени нелепым».
1) Процесс возникновения Вселенной и зарождения жизни на Земле
Креационная модель выделяет особый, начальный момент творения, когда важнейшие неживые и живые системы были созданы в законченном и совершенном виде.
2) Движущие силы
Креационная модель, исходя из того, что естественные процессы в настоящее время не создают жизни, не осуществляют формообразования видов и их совершенствования, креационисты утверждают, что все живое было создано сверхъестественным образом. Это предполагает наличие во Вселенной Высшего Разума, способного замыслить и воплотить все ныне существующее.
3) Движущие силы и их проявление в настоящее время
Креационная модель, после завершения акта творения процессы творения уступили место процессам сохранения, поддерживающим Вселенную и обеспечивающим выполнение ею некоего предназначения. Поэтому в окружающем мире мы не можем больше наблюдать процессов творения и совершенствования.
4) Отношение к существующему миропорядку
Креационная модель представляет мир в уже созданном, завершенном виде. Так как порядок был изначально совершенным, то улучшаться он уже не может, а должен с течением времени терять свое совершенство.
5) Факторы времени
Креационная модель, мир был создан в непостижимо короткое время. В силу этого креационисты оперируют несравнимо меньшими цифрами в определении возраста Земли и жизни на ней.
В последние годы делаются попытки научного доказательства того, что описано в Библии. Примером здесь могут послужить две книги, написанные известным физиком Дж. Шредером, в которых он утверждает, что библейский рассказ и данные науки не противоречат друг другу. Одной из важных задач Шредера было согласование библейского рассказа о сотворении мира за шесть дней — с научными фактами о существовании Вселенной в течение 15 миллиардов лет.
Поэтому, признавая все же ограниченные возможности науки вообще в выяснении проблем человеческой жизни, надо с должным пониманием относиться к тому, что целый ряд выдающихся ученых (среди них — лауреаты Нобелевской премии) признают существование Творца, как всего окружающего мира, так и разнообразных форм жизни на нашей планете.
Креационизм — концепция постоянства видов, рас­сматривающая многообразие органического мира как ре­зультат сотворения богом.
Формирование креационизма в биологии связано с переходом в конце XVIII — начале XIX века к систематическому изучению морфологии, фи­зиологии, индивидуального развития и размножения орга­низмов, положившему конец представлениям о внезапных превращениях видов и возникновении сложных организ­мов в результате случайного сочетания отдельных органов. Сторонники идеи постоянства видов (К.Линней, Ж.Кювье, Ч.Лайель) доказывали, что виды реально существуют, что они устойчивы, а размах их изменчивости под влиянием внутренних и внешних факторов имеет строгие пределы. Линней утверждал, что видов существует столько, сколько их было создано во время «творения мира». Стремясь снять противоречие между данными об устойчивости современ­ных видов и данными палеонтологии, Кювье создал теорию катастроф. Последователи Кювье придавали этой теории откровенно креационистский характер и насчитывали де­сятки периодов полного обновления органического мира Земли в результате деятельности творца.
Благодаря широкому и быстрому признанию дарви­низма, уже с середины 60-х годов ХIX века креационизм утратил свое значение в биологии и сохранился главным образом в философских и религиозных доктринах. В последарвиновский период креационизм претерпел опреде­ленные изменения. Были предприняты попытки объеди­нить идею эволюции с религиозными идеями о создании мира. При этом не оспаривалось происхождение человека от обезьяноподобных предков, но сознание и духовная деятельность человека рассматривались как результат бо­жественного творения. Сторонники научного креациониз­ма утверждают, что теория эволюции — лишь одно из возможных объяснений существования органического мира, не имеющее фактического обоснования и поэтому сходное с религиозными концепциями.
Теория креационизма предполагает, что все живые организмы (либо только простейшие их формы) были в определенный период времени сотворены («сконструированы») неким сверхъестественным существом (божеством, абсолютной идеей, сверхразумом, сверхцивилизацией и т.п.). Очевидно, что именно этой точки зрения с глубокой древности придерживались последователи большинства ведущих религий мира, в частности христианской религии.Теория креационизма и в настоящее время достаточно широко распространена, причем не только в религиозных, но и в научных кругах. Обычно ее используют для объяснения наиболее сложных, не имеющих на сегодняшний день решения вопросов биохимической и биологической эволюции, связанных с возникновением белков и нуклеиновых кислот, формированием механизма взаимодействия между ними, возникновением и формированием отдельных сложных органелл или органов (таких, как рибосома, глаз или мозг). Актами периодическою «сотворения» объясняется и отсутствие четких переходных звеньев от одного типа животных к другому, например от червей к членистоногим, от обезьяны к человеку и т.п. Необходимо подчеркнуть, что философский спор о первичности сознания (сверхразума, абсолютной идеи, божества) либо материи принципиально не разрешим, однако, поскольку попытка объяснить любые трудности современной биохимии и эволюционной теории принципиально непостижимыми сверхъестественными актами творения выводит эти вопросы за рамки научных исследований, теорию креационизма нельзя отнести к разряду научных теорий происхождения жизни на Земле.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *