Святой герасим

«Венец всего – любовь». Часть 2

Архимандрит Хризостом (Тавулареас)

Святой Герасим и его чудеса в современном мире

В Москве подруга, увидев фото отца Хризостома, воскликнула: «Это же легендарный игумен!» Я удивленно спросила, откуда она его знает. И она рассказала: «Мне, как и многим, нравилось житие преподобного Герасима Иорданского, его дружба со львом. Но казалось, что все это в древности. А потом один лаврский монах передал мне книгу “Преподобный Герасим Иорданский и его святая обитель”: “Нужна тебе?” – “Конечно!” А про себя думаю: “Известное житие… Ну что там может быть нового?! Кому-нибудь подарю”. Села читать…

Один игумен собирал разные истории о святом. Из них следовало, что святой Герасим Иорданский – здесь и сейчас, в наше время творит чудеса, подобные древним».

Однажды в монастырь святого Герасима забрались воры. Они все перевернули в храме, украли древние иконы, даже священные сосуды и Евангелие. Игумен обратился в арабскую полицию – помощи не нашел. Тогда он обратился к военному коменданту, но, увы, также безрезультатно. Патриарх с недоверием отнесся к тому, что никаких следов нет, и дал игумену неделю на то, чтобы тот вернул священные предметы. Надо ли говорить, как расстроен был отец Хризостом! Он вернулся в монастырь, подошел к иконе святого Герасима и в сердцах говорит: “Столько лет я служу тебе с любовью и тщанием, а ты не хочешь помочь! Теперь уже и на меня пало подозрение, что я унес эти вещи! Не буду зажигать тебе лампаду и в колокола не буду больше звонить!” Погасил он лампаду перед иконой святого и в скорби ушел. Наутро прибегает к нему араб-полицейский, которому ночью явился святой Герасим и велел: “Иди к абуне, он скорбит. И скажи ему, что вы ведете поиски”. Оказалось, полицейские лишь делали вид, что прекратили расследование. Вскоре они напали на след похитителей, и те все вернули. Надо ли говорить, что отец Хризостом поспешил к святому Герасиму, зажег лампаду и благодарил его за помощь.

Святой Герасим Иорданский. Икона. Средняя Русь. Конец XVII–началоXVIII в.

Святой Герасим Иорданский († 475, память 4 марта) родился в зажиточной семье в области Ликия, в Малой Азии. В детстве его отдали в монастырь. После паломничества по Святым местам он решил стать отшельником в пустыне, недалеко от впадения Иордана в Мертвое море, и около 455 года основал лавру. Сам он достиг такой степени аскетизма, что в течение всей Четыредесятницы обходился без пищи и только по воскресным дням принимал Святое Причастие. Однажды недалеко от монастыря он встретил льва, страдавшего от попавшей в лапу колючки финиковой пальмы, вынул занозу, очистил рану от гноя и перевязал ее. Так лев стал его верным другом и пять лет прожил со старцем, питаясь хлебом и мочеными овощами. А когда святой Герасим скончался, лев умер от тоски на его могиле.

Видеозапись праздничной службы (литургии и крестного хода) в день памяти святого Герасима Иорданского 4/17 марта 2012 года, в субботу третьей недели Великого поста. Литургию возглавляет Блаженнейший Патриарх Святого Града Иерусалима и всея Палестины Феофил III.

Святой Герасим с древнейших времен и до сего дня творит чудеса. Греки даже называют его «святым Экспрессом» – так быстро он откликается на молитвы. Многие случаи помощи святого Герасима видел архимандрит Хризостом своими глазами:

– Около двадцати лет тому назад приехал из Иерусалима диакон Ириней (из Синайского монастыря). С ним был двенадцатилетний мальчик с Крита (он обучался в греческой семинарии на Сионе). В субботу после обеда я был очень уставшим и месил тесто, потому что у меня не было служебных просфор для воскресной литургии. Внезапно у мальчика поднялась высокая температура, начались страшные головные невыносимые боли. Я не знал, что делать! У меня не было машины, только один мотоциклетик. Я не мог отвезти мальчика к врачу и в отчаянии помолился святому, чтобы он исцелил ребенка. Около 11 часов диакон и мальчик уснули. Я был очень уставшим, в печи у меня стояли хлебы, я думал о завтрашней литургии и от сердца попросил святого вылечить больного ребенка. В какой-то момент диакон услышал, как хлопнула дверь. Встал, огляделся: никого. Он пришел, нашел меня, и мы вместе направились в комнату. Я предположил: наверное, это был святой. И не успел докончить фразу, как мальчик, который бредил, проснулся и говорит: «Геронда, я весь мокрый. Один батюшка вылил на меня банку воды». Мы сняли с мальчика майку, обтерли полотенцем. Через пять минут он спокойно уснул, без горячки, и наутро был абсолютно здоров.

Был и другой случай. Около двенадцати лет тому назад игумен Хризостом поехал в Грецию. В монастыре оставались румынская монахиня Мария, араб Асам, тогда ребенок, и рядом в пещере жила матушка Христодула. Каждую ночь они слышали, как дверь церкви святого Герасима открывалась и закрывалась. И вот раз Мария пошла посмотреть, кто это был, но никого не увидела. Также и Асам никого не заприметил.

Когда отец Хризостом вернулся в монастырь, его спросили: «Геронда, кто открывает и закрывает дверь церкви каждый вечер?» Он ответил: «Святой Герасим. Кто же еще?! Святой исполняет обязанность стража монастыря в отсутствие его хранителя – святогробского монаха».

Лев служит прп. Герасиму. Рисунок, выполненный под руководством С.Н.Шленовой (монахини Марии) в воскресной школе Новоспасского монастыря. Москва. 1990-е гг. Из книги: Преподобный Герасим Иорданский и его святая обитель. Сергиев Посад, 2008.

А вот чудо, о котором отцу Хризостому поведали супруги-паломники: «Недавно мы приехали в монастырь и оставались там несколько дней. Как-то после обеда мы попросили игумена, если у него есть время, нас исповедовать. Геронда ответил, что не может, потому что очень занят. Вскоре мы поднялись в храм святого Герасима. Там мы снова встретили игумена. Когда он нас увидел, то с большой любовью сказал: “Идите, дети мои, я вас исповедую”.

После исповеди мы спустились во двор. И поблагодарили проходившего мимо нас игумена за то, что, несмотря на хлопоты и усталость, он оказал нам милость и нас исповедовал. Он удивился: “Дети, что такое вы говорите? Разве я вас исповедовал?! Я никого сегодня не исповедовал. Я же уже вам говорил, что у меня нет времени и я очень устал!” Мы лишились дара речи. Мы поняли, что нас исповедовал не кто иной, как святой Герасим Иорданский, явившийся нам в образе игумена. Мы возблагодарили и прославили Бога! А, кроме того, мы возблагодарили великого святого Герасима Иорданского, который удостоил нас и принял нашу исповедь».

Подвижники Святой земли

Мама

– У меня в монастыре всегда жили больные. Сейчас у нас около 30 стариков, есть две тяжко болящие, с Альцгеймером. В течения пяти лет находился на покое один владыка, мы возили его на колясочке… пять-шесть монахов, стареньких, они все скончались уже. Большинство из Иерусалима, кто-то из Греции, с Кипра.

Здесь я проводил в последний путь маму. Она была святой женщиной. Всегда с четками, в платочке. Десять лет прожила она у меня. Никогда ни на что не жаловалась. Почила в 2003 году. Тут скончался и отец. Мать звали Панайотой, Панайотис – имя отца. Он приехал к нам в возрасте 65 лет. Полная противоположность матери: нытик (но под конец жизни исправился!)! А мама – вся была погружена в молитву и всегда находилась в состоянии душевного равновесия, выдержанно относилась ко всем людям.

Било в монастыре святого Герасима Иорданского

Утром мама выходила с четками на это место, где мы с вами разговариваем, садилась, молилась. Как-то в субботу я пошел осмотреть хозяйство (вон там она жила, у нее были две маленькие комнатки) и зашел к ней около 10 утра, открыл дверь. Она лежала в кроватке, в платочке, с четками в руках. И думаю: как похожа на матушку Христодулу, когда та почила! Посмотрел на нее внимательно – мама открыла глаза: «А, деточка, иди сюда! Моя душа искала тебя». Я подошел близко, взял ее за руку, поцеловал руку. Мама говорит: «Я уеду». «Куда, к дочери?» – спрашиваю (у меня в Греции есть сестра). – «Нет, я уеду навсегда». – «Ну, хорошо, все мы туда пойдем». А она продолжает: «Ты раздай много милостыни людям! Паломникам, которые приходят сюда, предлагай хотя бы стакан холодной воды! На арабов не кричи (я очень кричу на них), у них своих проблем много, а еще и ты тут со своими криками». Вечером попросила: «Не гасите мне свет, потому что я буду уходить. Скажи Ники (у нас жила девушка с Кипра), чтобы она каждые полчаса-час заходила ко мне». Я успокоил ее: «Хорошо, хорошо». После обеда Ники подходит ко мне: «Отец Хризостом! Ваша мама сказала: оставь мне свет зажженным и заходи каждые полчаса-час. Что мне делать?» – «Поступай, как знаешь!»

Чтимый образ святого Герасима Иорданского

На следующий день Торжество Православия. В пять утра мы начинаем службу. Зазвонил колокол, я отправился в церковь, облачился. Идет отец. Когда звонил колокол, мама не слышала уже, и отец заходил за ней, будил ее, чтобы и она пришла на службу. В тот день он по обычаю зашел к матери, стал тормошить ее: «Ну же, не притворяйся покойницей!» А мама уже «ушла». Отец все будил ее: «Вставай, вставай». Слава Богу! Я вышел из церкви, отслужил литию над матерью. Мы одели ее, перенесли в церковь, где шла литургия. Святая была, смиренная женщина! В 2005 году, около Фоминой недели, в пасхальные дни ушел и отец, слава Богу, исповедавшись!

Геро-Гавриил: «Возьмешь землю, и в золото она обратится в твоих руках»

– Еще жила у нас матушка Христодула. Ее мирское имя Васила Петечелова. В прошлом она была униаткой (из тех, что поминают папу Римского) из одного монастыря на Кавказе. Она жила на Святой земле 70 лет и последние 10 лет провела здесь. Женщина святой жизни! Она уехала с Кавказа, приняла Православие. И приехала в монастырь праведной Тавифы. А из монастыря праведной Тафивы перешла в монастырь Иоанна Предтечи в Иордании. В 1967 году была война между Израилем и Иорданией. Иордан и монастырь были закрыты, и она ушла в Иерихон к архимандриту Гавриилу.

Отец Гавриил… он святой. Он жил в монастыре пророка Елисея в Иерихоне. В 1986 году старец Гавриил заболел. Я два месяца провел возле него, купал его, помогал ему. Он был уже очень тяжело болен. И умер у меня на руках в самый день Крестовоздвижения. Я отслужил литургию, а накануне, это была пятница, отец Гавриил, лежа в кроватке, так вот рукой подозвал меня. Я подошел. Он говорит: «Завтра я уйду. Ты меня посадишь на коляску, отвезешь на Иордан, я отправляюсь оттуда, а ты вернешься домой». Я говорю: «Геронда, завтра праздник Креста. Я тебя посажу на колясочку, мы отслужим литургию, причастишься, и я привезу тебя в твою кроватку». А он снова: «Завтра ты меня посадишь на коляску, мы поедем на Иордан…»

На богослужении в храме святого Герасима Иорданского

В какой-то момент меня одолел помысел (потому что один день он умирает, другой день ему лучше… я устал)… Я говорю: «Господи, если ты нас будешь судить как монахов, нам не спастись! У монаха же очень много обязанностей: службы и многое другое, чего мы не выполняем из-за потока туристов, паломников. Потом у нас тут и арабы, и евреи, и мусульмане. Я и даю по шее и получаю по шее сам (где-то надо накричать, а где-то и приклонить голову, смириться), мне трудно (это ухо у меня не слышит, тут разбита голова, зубы выбиты, но я не жалею – я отстаивал права Патриархии)! А если Ты будешь нас судить как хранителей всесвятых мест, то геро-Гавриил – хороший монах, хороший страж, он построил монастырь пророка Елисея, игуменский корпус; где бы он ни был, всюду работал. И если он умрет завтра, в день Крестовоздвижения, и ни в какой другой, я приму это как знак от Тебя, что он спасен!»

На следующий день – праздник Креста. Я причастил его, отвез в гостиную. Днем он был то так, то сяк. После обеда, около пяти вечера, снова открыл глаза, подозвал меня и говорит: «Я ухожу»! А я устал уже очень! Один раз даже произнес в сердцах: «А найдется ли человек, который так будет ухаживать за мной»! Старец тогда ответил: «Ты будешь иметь мою молитву, благословение, и если человека не найдется, ангелов пришлет Господь, чтобы они позаботились о тебе. Ты возьмешь землю, и в золото она обратится в твоих руках. Все, что ты делаешь, будет благословенно Богом». Потом он хотел перекреститься. Я взял его руку, чтобы ему помочь, перекрестил его рукой, и как только знамение было сделано, старец выдохнул.

– Господь показал вам то, о чем вы попросили!

– Я был ошеломлен. «Геронда, Геронда», – зову. Я ведь держал его за руку, нервы еще дергались на ней. «Христодула, – говорю, – умер наш Геронда». Вот так тихо он ушел.

Монахиня Христодула Однажды я направлялся из Иерусалима в Иерихон. Тогда к нам почти не заворачивали паломнические автобусы, и я на машине приезжал в одну гостиницу, где останавливались греческие группы. Беседовал с людьми, и они мне давали немного продуктов, одежду (это были бедные люди, больше им нечего было дать). И вот я ехал к ним, и по дороге меня одолел сон. Я веду машину, закрыл глаза и думаю: «Как хорошо вести машину с закрытыми глазами!» И вот так, с закрытыми глазами, вижу старца Гавриила, в белых одеждах, его лицо было прекрасно. И будто молния: ты куда едешь?! Открываю глаза: прямо на меня несется большая военная машина. Я успеваю увернуться. Если бы в тот момент я не увидел старца Гавриила, то машина, а она весила тонн 40, подмяла бы меня под себя. Старец крикнул: «Куда ты едешь?!» Я открыл глаза и повернул руль.

А матушку Христодулу я взял после кончины старца Гавриила к себе. Она жила рядом с монастырем святого Герасима, держала курочек, двадцать кошек, спала на траве, ходила босиком, никогда не носила башмаков и умерла в 1997 году в возрасте 104 лет.

Литургия в Хевроне у отца Игнатия Русского

– Большим благословением для меня было знать святых людей – русских, румын, греков. Старые отцы рассказывали мне, как в прежние времена русские приходили на Святую землю из России пешком.

Был такой отец Игнатий в Хевроне. Святой. Русский. Почил в глубокой старости. Тогда я служил диаконом в Вифлееме и в 1975 году на праздник святого Георгия вечером отправился в Хеврон и там остался ночевать. В два часа ночи раздался звук колокола к службе. В три ночи возгласили «Благословен Бог наш», началась утреня. Монах Георгий прочел Шестопсалмие на церковнославянском, затем отец Игнатий начал проскомидию. Русского языка я не знал, но просто как диакон помогал ему. В тот момент, как он взял служебную просфору, чтобы вынимать из нее частицы, из его глаз потекли слезы. Проскомидию я, другие отцы совершаем за 15–20 минут. Он же совершал ее целый час! Когда он вынимал частицы в память архангелов, Честного Предтечи, святого дня и тысяч(!) святых, из его глаз текли слезы. Он что-то видел! Он был святой.

Подворье Русской Духовной Миссии в честь Святых Праотцев в Хевроне

Литургию после возгласа «Благословенно Царство» обычно мы служим за час-полтора. Он же какие только молитвы ни произносил, преклонял колена, из его глаз непрестанно текли слезы! Службу мы начали в три часа ночи, а закончили в 11:30 дня. Всё его существо было погружено в молитву. Руки воздеты. Когда он молился, то не отвлекался ни на какие разговоры. Мы причастились, произнесли отпуст. Близился полдень! Восемь-девять часов я простоял на ногах! И потом мы перешли в дом, возле храма, отец Игнатий достал сухари, сладкое красное вино, которое делал сам, и оливки. Мы выпили вина, в котором размочили сухари, поели оливок.

35 лет я священник, но такое благоговение и такую литургию я никогда не забуду (именно не усталость, а саму литургию)! После того как я стал игуменом, мне приносили его вино для литургии, красное, сладкое, без добавок.

Святой человек отец Игнатий! В Хевроне, там, где он прослужил всю свою жизнь, он скончался в 1980-е годы, не помню точно когда, и похоронен. Он никогда не мылся! Ходил в стоптанных ботиночках без носков. Его волосы были спутаны, как нитки. Его черная нейлоновая ряса вся была промасленная, потому что он, я это помню, сам зажигал 150 лампадок: в два часа звонил колокол, и целый час после он зажигал лампадки каждому святому – здесь, там, повсюду – и клал земной поклон. Масло текло у него по рукам, по рясе… И у него была вот такая сумочка, в ней лежала икона Божией Матери Казанской, и когда ты хотел поцеловать ему руку, он доставал икону. От него исходило просто благоухание! Настоящий святой. Другого такого человека я не знал в своей жизни!

О сегодняшней России

– Мы очень любим Россию. И я лично очень люблю Россию. Я всегда стараюсь, насколько могу, гостеприимно встречать всех паломников, но русских особенно. После падения Византии именно русские содержали Святые места своей любовью и своими вкладами. Русский народ отличается благочестием. Если мы откроем Апокалипсис, там говорится о «ξανθό το γένος» – о «русоволосом племени». Эти слова можно отнести к русскому народу и к Русской Церкви. Именно это русоволосое племя станет защитником мирового Православия. Сюда приезжают очень многие священники, которые просят отслужить литургию, и служат в нашем монастыре. Я радуюсь этому, мне нравятся прекрасные русские песнопения и благоговение людей. Я радуюсь и тому, что мой голос, голос неграмотного человека, достигнет России.

Я бы очень хотел, чтобы вы передали мой земной поклон Святейшему Патриарху Кириллу и всем архиереям, иеромонахам и протоиереям, игуменам, монахам, монахиням, всему народу, всем тем, кто живет духовной жизнью, но и всем тем, кто духовной жизнью не живет. Господь да просветит их! Ведь в каждом есть искра веры!

На каждой проскомидии я поминаю тех патриархов, которых я знал: иерусалимских Венедикта (он почил в 1979 году) и Диодора, русского Алексия за упокой. Когда патриарх Алексий был в Вифлееме, я поехал туда и взял его благословение. Это личность огромного масштаба! Каждый предстоятель Церкви – он не только должен возглавлять Церковь и быть наместником Христа, но ему необходимо иметь силу голоса в диалоге с государственными деятелями. Патриарх Алексий имел эту силу голоса и в проповеди евангельского слова, и в слове для государства.

Группа журналистов из Москвы в гостях у архимандрита Хризостома (Тавулареаса)

Я с огромным интересом слежу за политическими новостями. У России есть своя политика. Конечно, каждая политика имеет всякое разное… но у России есть Путин. Я говорю вам это не потому, что вы русские (я никого не боюсь, кроме Бога), но народ должен это понимать и не вытворять того, что сделали плясавшие в храме и устроившие манифестацию против политики Путина. Люди должны знать, что из всех вождей после коммунизма (у вас были Брежнев, Горбачев, другие…) Путин лучший. Он принимает меры, которые многим неприятны, но они на благо всех. В 1990-е годы и раньше сюда приезжали группы из России, они зажигали одну свечку, и группа из 50 человек оставляла 5 долларов. Я понимал, что у них просто нет больше денег. А сейчас я вижу, что благодаря политике Путина русские люди стали жить лучше. Но они все равно не говорят: «Слава Тебе, Боже».

Чем больше свободы и демократии, тем хуже для народа. Иерархию установил Христос. Она необходима. В Америке на место Бога поставлены деньги. Честь, семейные ценности – они для людей «старой формации». Аномальные мужчины женятся на мужчинах, причем законно, женщины то же самое, у детей нет почтения к учителям, родители не могут выпороть ребенка, распространены наркотики и всё то, к чему ведет чрезмерная свобода и чрезмерная демократия. Я человек неграмотный, из деревни. И вот у нас старые сельчане говорили так: там, где много орущих петухов, быстро не рассветает. Все они бесконечно спорят, кричат и спать не ложатся.

Из всех современных политических режимов мне более всего нравится режим в России, с православной верой, с уважением к другим религиям и конфессиям. Фанатизм не хорош ни с чьей стороны. Вы помните, как католики устраивали резню и всякие беззакония еще более жестокие, чем мусульмане?! Поэтому лично я не люблю фанатизм. Я сторонник среднего, царского пути: уважение к каждому и любовь ко всем, включая тех, кто не одной с нами веры, потому что Христос есть любовь.

Церковь – это Христос. Христос – это любовь

– Любовь – венец всего. Любовь к ближнему, любовь к природе, к деревьям, к птичкам. Если мы не любим того, что сотворил Бог, тогда что же мы любим?!

Будьте благословенны и Христос воскресе! Я желаю, чтобы Господь сподобил всех побывать на Святой земле и даровал необходимую сумму денег на паломничество в Иерусалим, чтобы там поклониться Всесвятому Гробу, посетить другие святыни, монастырь святой Екатерины на Синае. Всем желаю здоровья! И еще: чтобы люди приблизились к Церкви! Пускай они не смущаются нашими батюшками. Церковь – это не батюшки и не владыки. Церковь – это Христос!

Отец Хризостом и Кука

Мы никак не можем расстаться. Уже прошло полтора часа, нас ждут гид и водитель. Но батюшка ведет нас во двор показать Куку – маленького, одномесячного олененка. Он возится с ним как с ребенком. «А кто же его мама?» – спрашиваю я отца Хризостома. «Я его мама», – улыбается игумен.

С отцом Хризостомом просто и тепло. Он ничего не говорит нам о долгих бдениях и подвигах веры. Наоборот, несколько раз повторил «я неграмотный», «какой я монах»?! При этом он досмотрел мать, отца, принимает больных и стариков, мусульман и православных, и им всем хорошо рядом с ним. В чем же еще тогда смысл нашей веры?!

Силой его любви, его пламенного сердца некогда в этом месте расцвела пустыня Иорданская. Так и душа человеческая однажды непременно расцветет. Если осталась в ней хоть одна живая ветвь, то непременно найдется и птица, которая сядет на нее и запоет. Так кажется после встречи с этим человеком. Светлый образ отца Хризостома, образ подлинной жизни во Христе, словно глоток воды живой, напояет и укрепляет душу к шествию вперед по пескам житейской пустыни.

Жизненный путь старца Герасима

В последние годы имя старца Герасима все больше и больше обрастает разными небылицами и вымыслами. Все стали вспоминать, что когда-то и что-то слышали о нем. Я же в своих статьях ссылаюсь на воспоминания близких ему людей или прямых потомков Герасима. Мне удалось узнать адрес его правнучки Патраковой (Борисовой) Елизаветы Ивановны.

В их семье свято чтят память о своем прадедушке и сведения о его жизни передаются из поколения в поколение. Лично она много слышала о старце от своего отца Ивана Ивановича Борисова (внука Герасима), который родился в 1887 г. и хорошо помнил своего деда.

Итак, Борисов Герасим родился в начале 19 века в д. Чертихе Глушковской волости Ветлужского уезда. Родители его (имена не известны) были уважаемыми людьми в деревне. Детей в семье было много, но выжили только трое: Герасим, Алексей и Аксинья. О судьбе последних ничего не известно, только в семье о них всегда молились. Герасим отличался скромностью, послушанием и набожностью. В воскресенье и праздники всегда ходил молиться в Макарьевскую церковь, которая в то время была необыкновенно красива. Там он молился с таким усердием, что священник обратил на юношу свое внимание и вел с ним частые беседы. Мы не знаем, о чем они говорили, может, священник советовал ему учиться и связать свою жизнь с церковным служением Господу.

Но учиться Герасиму не пришлось. Вскоре отец подыскал ему невесту, и он женился. Отказать отцу не смог, хотя все ес¬тество его противилось женитьбе.

Большинство детей Герасима умерло в младенческом возрасте, остались два сына — Иван и Яков. Родные вспоминают, что Яков вел обычный для кресть¬ян образ жизни, женился, но о судьбе самого Якова и его детей почти ничего не известно.

Второй же сын, Иван Герасимович, был похож на своего отца, такой же спокойный, послушный и набожный. Дом у Ивана Герасимовича был большой, пятистенный. В одной половине жил он со своей семьей, во второй — Герасим и его семья. В переднем углу половины старца было очень много икон.

Рано овдовев, Иван Герасимович женился второй раз. Ма¬чеха очень не любила его детей (а их было много), сбрасывала их на пол, била. А бабушка (ви¬димо, мать первой жены) ходила к старцу за помощью и утешением. А Герасим говорил ей всегда: «Крепись, мать, этот грех на ней, ей и отвечать за него».

В живых у Ивана Герасимовича остался один сын Иван Иванович Борисов (внук старца), который всю свою жизнь, до 1973 года, прожил в д. Чертихе. Вот он то и сохранил все сведения о своем дедушке и передал их детям, а их было 8 человек, пятеро из которых жили уже в советское время. Два сына, Александр — бригадир колхоза «Россия» и Юрий, 3 дочки: Глафира, Анна и Елизавета Ивановна, которой сейчас 80 лет.

В последние годы жизни Герасим отдалился от родных и жил одиноко в своей старой баньке. В это время было ему видение: приснился старец, очень похожий на отца, и велел идти в глухой овраг (за огородом), откопать родник и ходить молиться туда. Герасим так и сделал. В склоне оврага он вырыл небольшую пещеру, но в ней не жил. Она служила ему укрытием от дождя и ветра, так как молился он в любую погоду. О том, что он не жил в ней (она была слишком тесная и сыпучая), утверждают все его родные. В эти годы к Герасиму стали приходить люди за помощью. Как пишет правнучка, пришел один раз к нему парень Василий со Слудки, очень красивый, но у него с детства не росли волосы на голове. Старец помазал ему голову лампадным маслицем (елеем) и долго молился. А парня просил поверить в исцеление. Через некоторое время у молодого человека действительно выросли волосы и очень кудрявые. У другого мальчика очень болел палец. Обращался к врачам — не помогло. Кто-то из взрослых подсказал ему обратиться к Герасиму. Мальчик сказал, что врачи не помогли, что же может сделать дедушка? Но невыносимая боль заставила его все-таки пойти. Старец встретил его и сказал ему его же словами: «Тебе врачи не помогли, что же могу сделать я?». Мальчик заплакал. Герасим сжалился и ответил ему словами из Библии: «Верь и моли Бога об исцелении, ибо просящему всегда дается». Затем помазал палец елеем, помолился и благосло¬вил парня. Боль прошла, палец зажил. К сожалению, имена, кому помог старец Герасим в то время, не сохранились, и людей уж тех нет, но их было очень много.

У старца Герасима был редкий дар от Господа — дар предвидения. Так перед смертью он говорил, что скоро будет великая смута в стране (видимо имел в виду революцию). Многие погибнут. Предвидел он и то, что его ключик долгое время будет в забвении и неоднократно осквернен, а потом снова возродится. Старожилы рассказывали о необыкновенной его проницательности. Бывало, посмотрит он на человека, который пришел за помощью, и безошибочно угадает, с чем он пришел к нему, в чем нуждается и как ему помочь.

Предчувствовал он и погоду. Однажды его родные отправились на сенокос. Была теплая и солнечная погода. Устали очень и сено оставили в копнах. К вечеру пришел старец Герасим (а это было далеко, за рекой) и приказал метать стога, так как завтра будет дождь. Они послушались и сметали 2 стога. На другой день действительно пошел дождь.

В последние годы жизни, говорили старожилы, косил он на себе железные вериги, хотя уже прихварывал. А люди все шли к нему. Перед смертью он завещал при болезнях и скорбях пить и омываться водой с его ключика. И сам сказал: «Вот здесь берите воду для исцеления ваших недугов и болезней».

Умер старец Герасим приблизительно в 1895 г., такая дата выбита на могильном к селе Макарьевском.

После его смерти Иван Иванович Борисов сделал первый сруб из трех венцов на его ключике. Сверху закрыл крышкой в которой сделал отверстие для взятия воды. По к склону сделал земляные ступеньки к нему, а Алексей Муравьев из д. Кулемихи первый деревянный к полочкой для лампадки и иконы. Иван Иванович до своей смерти ухаживал за ключиком, очищал его, оберегал. Рассказывал он своей дочке Лизе еще о том, что смерти старца рядом с могилой хотели хоронить богатого, но очень жадного крестьянина. Уже вырыли могилу. Когда принесли покойного яма доверху была наполнена водой. Хоронили на кладбище. А когда шли обратно в црковь заглянули в яму, в ней ни капли воды. Ее зарыи. Бог не допустил xopoнить рядом со святым старцем грешного человека. Елизавета Ивановна пишет, что уже в советское время к ее отцу приходила старушка (из другой области) сказала, что приснился ей старец, велел найти его ключик. «Против моего огорода есть овраг, он выходит к речке, не доходя метра 3 — 4 до нее из земли родник. Считайте его моим целебным ключиком». Она так и сделала. Язык до Киева доведет, как говорит русская пословица. Да и слава о ключике в советское время широко распространилась по нашему северу. А была старушка очень богомольная, потом заболев, просила о послании ей провидения. Потом она нашла и Eлизавету Ивановну и все ей рассказала.

Фотография старца Герасима настоящая, прижизненная. Правнучка пишет, что она сохранилась у старшей сестры, которая ее размножила, дала всей родне и близким. А другая сестра отдала увеличить, и теперь эти копии как икона, на которую они всегда молятся (такая же на кресте у ключиков), а потом появились у многих верующих.

Недавно у ключика появилась уютная купальня под крышей и широкая лестница — спуск к родникам. Это результат стараний хранителя ключей Сергея Андриановна Зуева.

Слава о целебных свойствах воды ст. Герасима растет, и о ней известно уже далеко за пределами нашей области. В газете «Комсомольская правда» (толстушка, областная вставка) дважды писали, и корреспонденты приезжали на родники.

Позапрошлым летом искупаться в ключике тайно приезжал высокопоставленный гость из Англии. Это был легендарный разведчик Джордж Блейк. Он вышел на пенсию и теперь объезжает святые места, о которых слышал во время работы.

Интересно: что перед революцией старца Герасима готовили канонизировать, но не успели.

7 августа — Макарьев день. Большое количество людей собирается в этот день у старой Макарьевской церкви, у могилки старца Герасима и у его святых источников. Почтим и мы память святого старца.

Елизавета БАРУЛЕВА, д. Пустошь.

Постскриптум.
На могильном камне старца Герасима написана дата 1895 г. Кто и когда ее написал?
По моей просьбе заведующая отделом ЗАГС. Н. А. Коновалова и ее помощница (спасибо им) проверили записи в церковных книгах с 1892 по 1913 год. Записей, касающихся даты смерти старца, Герасима Борисова, не обнаружено.

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской епархии обязательна.

Николай Лесков

Лев старца Герасима

Восточная легенда

Триста лет после Иисуса Христа жил на Востоке богатый человек, по имени Герасим. У него были свои дома, сады, более тысячи рабов и рабынь и очень много всяких драгоценностей. Герасим думал: «мне ничто не страшно», но когда он один раз сильно заболел и едва не умер, тогда он начал размышлять иначе, потому что увидал, как жизнь человеческая коротка и что болезни нападают отовсюду, а от смерти не спасет никакое богатство, а потому не умнее ли будет заранее так распорядиться богатством, чтобы оно на старости лет не путало, а потом бы из-за него никто не ссорился.

Стал Герасим с разными людьми советоваться: как ему лучше сделать. Одни говорили одно, а другие другое, но все это было Герасиму не по мыслям.

Тогда один христианин сказал ему:

– Ты хорошо сделаешь, если поступишь с своим богатством, как советует Иисус Христос, – ты отпусти своих рабов на волю, а имущество раздай тем, кто страдает от бедности. Когда ты сделаешь так, ты будешь спокоен.

Герасим послушался, – он сделался христианином и роздал все свое богатство бедным, но вскоре увидел, что, кроме тех, которых он наделил, осталось еще много неимущих, которым он уже ничего не мог дать, и эти стали его укорять, что он не умел разделить свое богатство так, чтобы на всех достало.

Герасим огорчился: ему было прискорбно, что одни его бранят, а другие над ним смеются, что он прежде жил достаточно, а теперь, все раздавши, и сам бедствует, и всех наследников обидел, а всех нищих все-таки не поправил.

Стало от этого Герасиму очень смутительно, и чтобы не терпеть досаждений от наследников, Герасим поднялся и ушел из людного места в пустыню. А пустыня была дикая, где не жил ни один человек, а только рыскали звери, да ползали змеи.

Походил Герасим по жаркой пустыне и почувствовал, что здесь ему лучше. Тут хоть глухо и страшно, но зато наследники его не бранят и не проклинают, и никто над ним не смеется и не осуждает его, что он так, а не этак сделал. А он сам спокоен, потому что поступил по слову Христову: «отдай все и иди за Мною», и больше не о чем беспокоиться.

Нашел Герасим норку под меловым камнем, натаскал туда тростника и стал жить здесь.

Жить Герасиму было тихо, а есть и пить нечего. Он с трудом находил кое-какие съедобные коренья, а за водою ходил на ручей. Ключ воды был далеко от пещерки, и пока Герасим напьется да подойдет назад к своей норке, его опять всего опалит; и зверей ему страшно, и силы слабеют, и снова пить хочется. А ближе, возле воды, нет такого места, где бы можно спрятаться. «Ну, – думает раз в большой жар Герасим, – мне этой муки не снесть: вылезешь из моей меловой норки, надо сгореть под солнцем; а здесь без воды я должен умереть от жажды, а ни кувшина, ни тыквы, никакой другой посуды, чтобы носить воду, у меня нет. Что мне делать? Пойду, – думает Герасим, – в последний раз к ключу, напьюсь и умру там».

Пошел Герасим с таким решением к воде и видит на песке следы, – как будто бы здесь прошел караван на ослах и верблюдах… Смотрит он дальше и видит, что лежит тут один растерзанный зверем верблюд, а невдалеке от него валяется еще живой, но только сильно ослабевший ослик и тяжко вздыхает, и ножонками дрыгает, и губами смокчет.

Герасим оставил безжизненного верблюда валяться, а об ослике подумал: этот еще жить может. Он только от жажды затомился, потому что караванщики не знали, где найти воду. Прежде чем мне самому помереть, попробую облегчить страдание этого бедного животного.

Герасим приподнял ослика на ноги, подцепил его под брюхо своим поясом и стал волочь его, и доволок до ключа свежей воды. Тут он обтер ослу мокрой ладонью запекшуюся морду и стал его из рук попаивать, чтобы он сразу не опился.

Ослик ожил и поднялся на ножки.

Герасиму жаль стало его тут бросить, и он повел его к себе, и думал: «помучусь я еще с ним – окажу ему пользу».

Пошли они вместе назад, а тем временем огромный верблюд уже совсем почти был съеден; и в одной стороне валялся большой лохмот его кожи. Герасим пошел взять эту кожу, чтобы таскать в ней воду, но увидел, что за верблюдом лежит большой желтый лев с гривою, – от сытости валяется и хвостом по земле хлопает.

Герасим подумал: «ну, должно быть, мой конец: наверно этот лев сейчас вскочит и растерзает и меня, и осленка». А лев их не тронул, и Герасим благополучно унес с собой лохмот верблюжьей кожи, чтобы сделать из нее мешок, в который можно наливать воду.

Набрал тоже Герасим по пути острых сучьев и сделал из них ослику загородочку, у самой своей норки.

«Тут ему будет ночью свежо и спокойно», – думал старец, да и не угадал.

Как только на дворе стемнело, вдруг что-то будто с неба упало над пещеркой, и раздался страшный рев и ослиный крик.

Герасим выглянул и видит, что давешний страшный лев протрес первую сытость и пришел съесть его осла, но это ему не удалось: прыгнув с разбега, лев не заметил ограды и воткнул себе в пах острый сук и взревел от невыносимой боли.

Герасим выскочил и начал вынимать из раны зверя острые спицы.

Лев от боли весь трясся и страшно ревел и норовил хватить Герасима за руку, но Герасим его не пугался и все колючки повынул, а потом взял верблюжью кожу, взвалил ее на ослика и погнал к роднику за свежей водою. Там у родника он связал кожу мешком, набрал ее полну воды и пошел опять к своей норе.

Лев во все это время не тронулся с места, потому что раны его страшно болели.

Герасим стал омывать раны льва, а сам подносил к его разинутой пасти воду в пригоршне, и лев лакал ее восполенным языком с ладони, а Герасиму было не страшно, так что он сам над собой удивлялся.

Повторилось то же на другой день и на третий, стало льву легче, а на четвертый день, как пошел Герасим с ослом к роднику, – смотрит, – приподнялся и лев и тоже вслед за ними поплелся.

Герасим положил льву руку на голову, и так и пошли рядом трое: старик, лев и осленок.

У ключа старец свободной рукою омыл раны льва на вольной воде, и лев совсем освежел, а когда Герасим пошел назад, и лев опять пошел за ним.

Стал старик жить со своими зверями.

У старца выросли тыквы, он начал их сушить и делать из них кувшины, а потом стал относить эти кувшины к источнику, чтобы они годились тем, у кого не во что захватить с собою воды. Так жил Герасим и сам питался, и другим людям по силе своей был полезен. И лев тоже нашел себе службу: когда Герасим в самый зной отдыхал, лев стерег его осла. Жили они так изрядное время, и; некому было на них удивляться, но раз увидали эту компанию проходившие караваном путники и рассказали про них в жилых местах по дорогам, и сейчас из разных мест стали приходить любопытные люди: всем хотелось смотреть, как живет бедный старик и с ним ослик и лев, который их не терзает. Все этому стали удивляться и спрашивали у Герасима:

– Открой нам, пожалуйста: какою ты силою это делаешь? верно ты не простой человек, а необыкновенный, что при тебе происходит Исаево чудо: лев лежит рядом с осликом.

А Герасим отвечал:

– Нет, я самый обыкновенный человек, – и даже, признаюсь вам, что я еще очень глуп: я вот с зверями живу, а с людьми совсем жить не умел: все они на меня обиделись, и я ушел из города в пустыню.

– Чем же ты обидел?

– Хотел разделить между всеми свое богатство, чтобы все были счастливы, а наместо того они все перессорились.

– Зачем же ты их умнее не поровнял?

– Да вот то-то оно и есть, что ровнять-то трудно тех, кои сами не ровняются; я сделал ошибку, когда забрал себе много сначала. Не надо бы мне забирать себе ничего против других лишнего, – вот и спокойно было бы.

Люди закивали головами:

– Эге! – сказали, – да это старик-то дурасливый, а между тем все-таки же удивительно, что у него лев осленка караулит и не съест их обоих. Давайте поживем мы: с ним несколько дней и посмотрим, как это у них выходит.

Святой, живший со львом (фото/видео)17 Март 2016

Преподобный
Герасим Иорданский
Память его празднуется 4/17 марта

Слава постников — преподобный Герасим подвизался в монастыре недалеко от Иерусалима.
Начинающие монахи жили в самой обители, а опытные селились в пустыне, в уединенных кельях. Пять дней в неделю пустынники проводили в одиночестве и совершенном молчании. Молясь, они плели корзины из ветвей финиковой пальмы. У отшельников ничего не было, кроме ветхой одежды да плетенной из прутьев подстилки, на которой они спали. Их духовный отец преподобный Герасим запрещал им, выходя из кельи, закрывать дверь, чтобы всякий мог войти и взять, что ему понравится.
Питались они сухарями с водой и финиками. В кельях не позволялось готовить и даже разводить огонь — чтобы им и на ум не пришло сварить что-нибудь. Однажды несколько монахов просили разрешить им по ночам читать при свече и развести огонь — согреть воды. Святой Герасим ответил: «Хотите разводить огонь — живите в монастыре с новоначальными, а в отшельнических кельях я этого не потерплю». Сам преподобный Герасим во весь Великий пост до самой Пасхи ничего не ел и только причащением Божественных Таин подкреплял тело и душу.
По субботам и воскресеньям отшельники собирались в обитель. После святого причащения они шли в трапезу и обедали — ели вареную пищу и пили немного виноградного вина. Затем приносили плетеные корзинки, клали их к ногам старца и снова расходились по кельям, взяв с собой небольшой запас сухарей, финики, воду и пальмовые ветви.
Рассказывали о преподобном Герасиме такую историю. Однажды он шел по пустыне и встретил льва. Лев хромал, потому что занозил лапу, она распухла, и рана была полна гноя. Он показал преподобному больную лапу и жалобно смотрел на него, словно прося о помощи.
Старец сел, вынул из лапы колючку, рану очистил от гноя и перевязал. Зверь не убежал, а остался с пустынником и с тех пор ходил за ним повсюду, как ученик, так что преподобный удивлялся его благоразумию. Старец давал льву хлеб и кашу, и тот ел.

В монастыре был осел, на котором возили воду с Иордана, и старец велел льву пасти его у реки. Однажды лев далеко ушел от осла, лег на солнцепеке и уснул. В это время мимо ехал купец с караваном верблюдов. Он увидел, что осел пасется без присмотра, и увел его. Лев проснулся и, не найдя осла, с унылым и печальным видом пошел к старцу. Преподобный Герасим подумал, что лев съел осла.
— Где осел? — спросил старец.
Лев стоял, опустив голову, как человек.
— Ты его съел? — спросил преподобный Герасим.- Благословен Господь, ты не уйдешь отсюда, а будешь работать на монастырь вместо осла.
На льва надели упряжь, и он стал возить в обитель воду.
Как-то в монастырь пришел помолиться один воин. Увидев, что лев трудится как вьючное животное, он пожалел его и дал монахам три золотых монеты — на них купили другого осла, и лев больше не ходил на Иордан за водой.
Купец, который увел осла, вскоре снова проходил поблизости от монастыря. Он вез пшеницу в Иерусалим.
Увидев осла, идущего с верблюдами, лев узнал его и, рыкнув, бросился к каравану. Люди очень испугались и кинулись бежать, а лев взял в зубы уздечку, как всегда делал, когда пас осла, и повел его вместе с тремя привязанными друг к другу верблюдами в монастырь. Лев шел и радовался и от радости громко ревел. Так они пришли к старцу. Преподобный Герасим тихо улыбнулся и сказал братии:
— Зря мы ругали льва, думая, что он съел осла.
И тогда старец дал льву имя — Иордан.

Иордан жил в монастыре, часто приходил к преподобному и брал из его рук пищу. Так прошло пять лет. Преподобный Герасим умер, и братия похоронили его. Случилось, что льва тогда не было в обители. Вскоре он пришел и стал искать своего старца. Отец Савватий, ученик преподобного, сказал ему:
— Иордан, старец наш оставил нас сиротами — отошел ко Господу.
Он хотел покормить его, но лев не брал пищи, а повсюду искал преподобного Герасима и горестно ревел.
Отец Савватий и другие монахи гладили его по спине и говорили:
— Отошел старец ко Господу.
Но не могли этим утешить льва. Иордана повели ко гробу преподобного возле церкви.
— Здесь погребен наш старец,- сказал отец Савватий и, став над гробом на колени, заплакал.
Лев с громким ревом начал биться головой о землю и, страшно рыкнув, испустил дух на гробе преподобного.
У львов нет такой души, как у людей. Но Бог прославил этим чудом
преподобного старца Герасима и показал нам, как слушались звери Адама в раю

Лесков «Лев старца Герасима»: краткое содержание, какова главная мысль(см)?

До того как уйти от людей и уединиться в пустыне Герасим был очень богатым человеком. Но богатство не приносило ему радости и он решил раздать его всем нуждающимся. Однако нуждающихся было так много, что на всех не хватило. И Герасим столкнулся с проблемой: люди смеялись над ним и над тем, что он все раздал, сам стал бедным, а всем бедным не помог.

Тогда Герасим по совету одного христианина ушел в пустыню. Он нашел небольшую пещерку и устроил в ней себе дом.

Однажды Герасим нашел умирающего ослика и спас его. Ночью, пока Герасим спал, на ослика напал лев, но утащить его не смог, а только поранился об острые клинья загона, в котором жил ослик.

Герасим выходил и льва, и стали они жить втроем.

Постепенно слух о старце и его компаньонах распространился по пустыне. Люди приходили к Герасиму, чтобы своими глазами убедиться в правдивости услышанной истории.

А однажды ослика украли разбойники. Но лев сумел выследить ослика, а вместе с ним привел к пещерке Герасима целый караван верблюдов.

Герасим попросил гостей (которые в тот момент жили у него) отвести караван и ослика в придачу на большую торговую дорогу.

Вскоре хозяин каравана, главный разбойник, пришел поблагодарить Герасима и предложил ему в знак примирения богатый шатер. Но Герасим отказался от прелдложенного богатства. Вот как он объяснил свое решение разбойнику:

Гл.мысль — богатство — это не деньги, это состояние души.

Пословица: мне представляется, что лучше всего подойдет пословица, которую я узнала из знаменитой поэмы Ш.Руставели:

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *