Сциентистский

Сциентизм

Значения в других словарях

  1. СЦИЕНТИЗМ — СЦИЕНТИЗМ (от лат. scientia — знание, наука) — англ. scientism; нем. Scientismus. 1. Философско-мировоззренческая ориентация… Социологический словарь
  2. СЦИЕНТИЗМ — СЦИЕНТИЗМ (от лат. scientia – знание, наука) – идейная позиция, в основе которой лежит представление о научном знании как о наивысшей культурной ценности и определяющем факторе ориентации человека в мире. Новая философская энциклопедия
  3. Сциентизм — (от лат. scientia — знание, наука) мировоззренческая позиция, в основе которой лежит представление о научном знании как о наивысшей культурной ценности и достаточном условии ориентации человека в мире. Идеалом для… Большая советская энциклопедия
  4. Сциентизм — В философии представляет философско-гуманитарную ориентацию на науку. В педагогике выражается в признании конкретных научных знаний наивысшей культурной ценностью и сущностью мировоззрения, таким образом умаляется значимость нравственных, духовных… Педагогический терминологический словарь
  5. сциентизм — орф. сциентизм, -а Орфографический словарь Лопатина
  6. СЦИЕНТИЗМ — СЦИЕНТИЗМ (от лат. scientia — наука) — абсолютизация роли науки в системе культуры, в духовной жизни общества; в качестве образца берутся естественные науки, математика. Большой энциклопедический словарь
  7. сциентизм — СЦИЕНТИЗМ -а; м. Философско-методологический принцип, признающий в качестве подлинных наук только естественные науки, математику и абсолютизирующий их роль в системе культуры, в изучении и объяснении всех сторон жизни общества. ◁ Сциентистский (см.). Толковый словарь Кузнецова
  8. сциентизм — сущ., кол-во синонимов: 2 сайентизм 1 сиантизм 1 Словарь синонимов русского языка

Реферати статті публікації

Две социологические перспективы — это еще и две разные идеологии исследования, а не только геометрические проекции. Они касаются сущности социального познания, тех траекторий, по которым оно может развиваться.
Когда мы говорим о социологии как о науке, изучающей общество и поведение людей, то редко задумываемся о ее собственной природе. Между тем социология, в отличие от многих других (если не всех) естественных и гуманитарных наук, обладает двойственной природой. Социолог, опрашивая людей и знакомясь с их внутренним миром, мнениями и пристрастиями, сам имеет определенные мнения и пристрастия, которые, осознает он это или нет, влияют на результаты познания.
Двойственность природы социологии означает, что основной предмет познания этой науки — общество — можно познавать двумя противоположными способами.
Первый вариант, или проект познания общества, называется, как вы уже знаете, сциентистски ориентированным. Он элиминирует человека как существо, наделенное мотивами, ценностями, целями и интересами. Человек рассматривается также отстранение и равнодушно, как булыжник, портфель или молекула кислорода, т.е. человеческая психика не учитывается, что необходимо ученым для чистоты эксперимента. Такой подход в социальном познании, отталкивающийся от идеалов строгого естествознания, называется позитивистским. Его родоначальником в социологии был О. Конт.
Суть позитивистского варианта социологии состоит в сведении ее к совокупности эмпирических данных и построенной на них системы теорий. Однако индексы, статистика, анкеты, опросы выполняют скорее служебную роль. Это инструменты, но не цель познания. Можно ли судить о социаль-
373
ной действительности на основе мнений случайно опрошенных людей, даже используя математические процедуры? Способны ли люди, вовлеченные в ход событий и так или иначе заинтересованные в их оценке, быть беспристрастными свидетелями. В чем различие изучения поверхностных суждений и строго достоверных, исчерпывающих проблему сведений? На каком этапе социология превращается в статистику мнений? Эти и многие другие вопросы не могут быть решены в рамках позитивистского варианта социологии.
К позитивистам причислял себя другой французский ученый — Э. Дюрк-гейм. Но он, как уже говорилось, предложил более утонченный вариант позитивизма, который позднее был назван функционализмом и в середине XX в. стал называться «структурным». Американский социолог Т. Парсонс развил наиболее интересные идеи Конта и Дюркгейма, обогатив науку новым, структурно-функциональным видением общества: любое социальное явление, учреждение или институт рассматриваются с точки зрения их вклада в развитие общества. Этот вклад или польза называется функцией. Функция института образования — учить молодежь и социализировать ее к нормальному цивилизованному обществу. Если школа этого не делает, то надо говорить не о функции, а о дисфункции института образования. Таким же способом можно анализировать любое социальное явление.
И позитивизм, и структурный функционализм используют одну и ту же теоретическую платформу — элиминировать из познания любые признаки субъективизма, устранить человеческие эмоции, симпатии и антипатии.
Второй вариант или проект познания общества можно назвать гуманистической ориентацией. Он базируется на признании принципиальной неустранимости человека из процесса познания общества. Изучая окружающий мир, человек, желая того или нет, обязательно вносит какие-либо помехи, связанные с его пристрастиями, симпатиями, эмоциями. Можно закрыть на это глаза и изучать человека наподобие графина, стоящего на столе. Но в глубине души мы все равно знаем, что человек, будучи одушевленным существом, рассчитывая коэффициенты смертности, анализируя удовлетворенность трудом или выстраивая динамику забастовочной борьбы, вносит в конечный результат какой-то неучитываемый довесок, который никакими инструментами не зарегистрируешь. Не будет ли поэтому честнее признаться в неустранимости влияния человеческого фактора на познание и глубже разобраться в его природе?
Гуманистическая ориентация расширяет социальные функции социологии: от познания действительности к ценностно-ориентированному осмыслению отношения «человек—общество».
Название «гуманистическая социология» нельзя считать строго научным термином. Скорее, это собирательное название ряда направлений в социологии и социальной философии, имеющих много общего: философии жизни, неокантианства, феноменологической философии и феноменологической социологии, социологии М. Вебера, интерпретативной социологии, драматургической социологии и др. Их можно объединить под другим названием, например «понимающая социология», как предложил Л.Г. Ионин. Но какие бы термины в дальнейшем ни использовались, речь пойдет о близких по духу направлениях мысли, признающих главную роль человеческого фактора в социальном познании, стремящихся разобраться в его природе и внести в методологию научного познания соответствующие коррективы.
374
Оба варианта видения социологии имеют равное право на существование. Не имеют права на существование лишь крайности, преувеличивающие или полностью умаляющие роль человеческого фактора в познании. Одинаково плохо стирать грани между объектом и субъектом познания, приравнивая человеческое «Я» к молекулам и прямым, либо превращать это «Я» в единственный источник истинной информации, полагая, что окружающий мир в конечном итоге — всего лишь проекция наших желаний, мнений, ценностей.
И в сциентистском, и в гуманистическом вариантах социологии есть множество рациональных и весьма плодотворных элементов, которые, если их соединить, составят фундамент подлинного познания общества. Можно назвать это третьим вариантом социологии. Первым его приверженцем в конце XIX в. стал М. Вебер; его стараются придерживаться многие современные социологи. Но полностью и непротиворечиво объединить оба противоположных варианта на практике крайне сложно. Фактически социология по-прежнему осталась расколотой на две части, и никто не знает, осуществится ли когда-либо предложенный Вебером их синтез или он в принципе не нужен и социология может успешно развиваться, используя двойственность своего статуса.
Объединить две перспективы, познавать единое общество под разными углами зрения, получая многомерный и достаточно полный образ реальности, не так уж и трудно, поскольку между сциентизмом и гуманизмом, в чем мы неоднократно будем убеждаться, немало общего. Иногда бравирование представителями этих направлений своими различиями неискушенному читателю или слушателю может показаться неким эпатажем: каждый расхваливает себя и чернит соперника, убеждая, что он уж точно совсем другой.
Например, приверженцы гуманистической перспективы всячески подчеркивают, что только они проявляют интерес к разным формам социальной дискриминации по признаку пола, расы, этносу и проблемам девиантного поведения, только им удалось привлечь общественное внимание к проблеме дискриминации и восстановлению социальной справедливости, а в первых рядах шли рыцари Чикагской школы, не побоявшиеся проникнуть к жителям трущоб и преступникам и, применив описательные методы, пробудившие в общественном сознании интерес к филантропической и реформаторской деятельности. Само название «качественная социология» скрывает в себе глубокий интерес к человеческой личности и гуманистический пафос.
На самом деле в усовершенствовании общества, снижении уровня преступности, социальной напряженности и конфликтности, усилении борьбы с расовой сегрегацией и классовой ненавистью объективные опросы, оперативная и точная статистика, поставляемая в правительственные органы сторонниками количественной социологии, сыграла не меньшую, если не большую роль. Государственные чиновники любой страны проявляют полное равнодушие к гуманистическим лозунгам и «расколдовыванию» социальной реальности — им подавай голые факты, точные цифры и расчеты, на основании которых они могут выделить финансовые ресурсы. Получается, что чиновники и представители социологического сциентизма легче поймут друг друга, достигнут большего согласия и в большей степени помогут решить общественные проблемы, поскольку они разговаривают на одном языке. Большинство хозяйственных руководителей, вся бизнес-элита, значительная часть политического истеблишмента — это выходцы из среды «естественников» и «технарей», привыкших к точному языку цифр и проверенных фактов.

Ви переглядаєте статтю (реферат): «СЦИЕНТИСТСКАЯ И ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВЫ: РАЗЛИЧНЫЕ ИДЕОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ» з дисципліни «Фундаментальна соціологія»

Реферати та публікації на інші теми:
ВИДИ ГРОШОВИХ СИСТЕМ ТА ЇХ ЕВОЛЮЦІЯ
Контроль за дотриманням розрахункової дисципліни
ЕКОНОМІЧНИЙ ЗМІСТ ВИЗНАЧЕННЯ РІВНЯ ЯКОСТІ ПРОДУКЦІЇ
Аудит акцизного збору
Системи передачі даних

Сциенти́зм (от лат. scientia — наука, знания) — общее название идейной позиции, представляющей научное знание наивысшей культурной ценностью и основополагающим фактором взаимодействия человека с миром. Нередко сциентисты считают «образцовыми науками» физику или математику и призывают строить остальные науки по их образу и подобию. Сциентизм ставит науку во главу идейной и культурной жизни общества. Сциентизм сам по себе не является стройной системой взглядов, а скорее может рассматриваться как определённая ориентация различных систем.

В английском языке термин «scientism», используемый для описания той же позиции, имеет существенную пейоративную коннотацию.

Антисциентизм — полная противоположность сциентизма, отрицающая положительную роль науки в идейной жизни общества.

Новая философская энциклопедия указывает на экстремальный характер как последовательно сциентистских, так и последовательно антисциентистских взглядов.

  • 1 Описание
  • 2 Аргументы сциентистов и антисциентистов
  • 3 Критика науки
    • 3.1 Критика сциентизма
  • 4 Примечания
  • 5 См. также
  • 6 Литература

Описание

Сциентизм начал формироваться в конце XIX — начале XX вв., когда с развитием науки был поставлен вопрос о её роли и месте в культуре. Традиция современного сциентизма имеет прочные корни. Уже в утопии Ф. Бэкона «Новая Атлантида» можно найти сциентисткие представления. Также сциентисткие взгляды содержатся в таких философских и идеологических учениях как марксизм.

Сциентизм не является строго оформленной системой взглядов, он представляет собой идейную ориентацию и проявляется по-разному: от подражания точным наукам (система определений, логический формализм, аксиоматическое построение в анализе философско-мировоззренческих или социально-гуманитарных проблем, искусственное применение математической символики), вплоть до отрицания философско-мировоззренческих проблем как лишённых смысла для познания и значения (неопозитивизм) и рассмотрения естественных наук в качестве единственного возможного знания. Философии как особой форме познания сциентизм не придает значения.

В социологии сциентизм проявляется: в отрицании особенностей объекта социального анализа по сравнению с объектами, которые исследуются в общественных науках; в игнорировании ценностных моментов и построений, имеющих выход в социально-философскую сферу; в абсолютизации количественных методов в социальных исследованиях.

В противоположность сциентизму антисциентизм полагает ограниченными возможности науки в решении проблем человеческого существования, в крайних проявлениях оценивает науку как враждебную человеческому существованию. У антисциентистов наука считается чем-то утилитарным, подчеркивается её неспособность подняться до понимания истинных проблем мира и человека. Социально-гуманитарное знание трактуется как форма сознания, к которой не может быть применим принцип объективности.

Аргументы сциентистов и антисциентистов

  • Сциентисты приветствуют достижения науки. Антисциентиcты испытывают недоверие к научным инновациям.
  • Сциентисты провозглашают знание как наивысшую культурную ценность.
  • В качестве аргументов в свою пользу сциентисты привлекают знаменитый пример из прошлого, когда наука Нового времени пыталась обосновать новые, подлинно гуманные ценности и культуру. Ими подчеркивается, что наука есть производительная сила общества, порождающая общественные ценности и имеющая огромные возможности для познания. В качестве контраргумента антисциентисты отмечают, что наука может порождать опасности, способные уничтожить всё человечество, и вместе с тем её многочисленные достижения не сделали человечество счастливее. По их мнению, это означает, что наука не может сделать свои успехи благом для человечества.
  • Сциентисты полагают, что только благодаря науке жизнь может стать организованной, управляемой и успешной, поэтому они во всём стремятся к «онаучиванию» всех сфер деятельности человека и всего общества в целом. У антисциентистов считается, что понятие «научное знание» имеет не то же самое значение, что понятие «истинное знание», и «знание» не означает «мудрость».
  • Антисциентисты приводят в качестве аргументации различные сценарии катастроф, вызванных научными достижениями, неправильно применёнными человечеством (в качестве примера можно рассмотреть успехи в ядерной физике, которые привели как к изготовлению оружия, способного вызвать громадные разрушения, так и к появлению нового источника энергии). Сциентисты же считают, что подобные ошибки позволяют не допускать еще больших подобных ошибок в будущем.

Критика науки

Антисциентисты считают, что наука не способна доказать свои базисные утверждения, следовательно её мировоззренческие выводы логически некорректны, а потому сциентизм считается недостаточно обоснованным для признания справедливым основных тезисов данного направления.

Как это ни парадоксально, но именно в эпоху Просвещения усиливается поток предостережений против науки. Жан-Жак Руссо писал о том, что в научных исследованиях возникает множество опасностей и ложных путей. Перед тем, как достичь пользы, которую принесёт истина, приходится пройти множество ошибок, прежде чем будет достигнута истина. Он считает, что если науки не в силах решить те задачи, которые они ставят, то они таят ещё большие опасности, к которым они зачастую и приводят. «Науки рождены в праздности и питают потом праздность, при этом имея некомпенсируемые потери времени» — в этом Руссо видит неизбежный вред для общества.

Н. П. Огарёв писал, что у науки пока ещё нет такой повсеместности, чтобы общественность двигалась исключительно основываясь на ней. В науке нет той определённости и полноты содержания, чтобы каждый человек уверовал в неё.

Суждения русских религиозных мыслителей, в частности Н. Бердяева (1874—1948), Л. Шестова (1866—1938), С. Франка (1877—1950), занимают особую страницу в критике науки. «Вера в бога науки ныне пошатнулась, — убежден Н. Бердяев, — доверие к абсолютной науке, к возможности построить научное мировоззрение, удовлетворяющее природу человека, подорвано». Причины того он видит в том, что «в область научного знания вторгаются новые явления, которые казенный догматизм ученых недавно ещё отвергал как сверхъестественное… А с другой стороны, философия и гносеология выяснили, что наука сама себя не может обосновать, не может укрепить себя в пределах точного знания. Своими корнями наука уходит в глубь, которую нельзя исследовать просто научно, а верхами своими наука поднимается к небу. <…> Даже для людей научного сознания становится все ясней и ясней, что наука просто некомпетентна в решении вопроса о вере, откровении, чуде и т. п. Да и какая наука возьмет на себя смелость решать эти вопросы? Ведь не физика же, не химия, не физиология, не политическая экономия или юриспруденция? Науки нет, есть только науки . Идея науки, единой и все разрешающей, переживает серьёзный кризис, вера в этот миф пала. <…> Наука есть лишь частная форма приспособления к частным формам бытия».

Бердяев по-своему решает проблему сциентизма и антисциентизма, замечая, что «никто серьёзно не сомневается в ценности науки. Наука — неоспоримый факт, нужный человеку. Но в ценности и нужности научности можно сомневаться. Наука и научность — совсем разные вещи. Научность есть перенесение критериев науки на другие области, чуждые духовной жизни, чуждые науке. Научность покоится на вере в то, что наука есть верховный критерий всей жизни духа, что установленному ей распорядку все должно покоряться, что ее запреты и разрешения имеют решающее значение повсеместно. Научность предполагает существование единого метода… Но и тут можно указать на плюрализм научных методов, соответствующий плюрализму науки. Нельзя, например, перенести метод естественных наук в психологию и в науки общественные». И если науки, по мнению Н. Бердяева, есть сознание зависимости, то научность есть рабство духа у низших сфер бытия, неустанное и повсеместное со­знание власти необходимости, зависимости от «мировой тяжести». Бердяев приходит к выводу, что научная общеобязательность — это формализм человечества, внутренне разорванного и духовно разобщённого.

Л. Шестов пишет, что наука покорила и соблазнила человечество не своим всеведением и не доказательством невозможности удовлетворительного разрешения всех сомнений тревожащих людей, а житейскими благами, вскружившими голову столь долго бедствующему человечеству. Он ссылается на Толстого, Достоевского и других авторов, пытавшихся противопоставить мораль науке, но чьи старания не смогли этого сделать. «Закон или норма является отцом двух сестёр — науки и нравственности. Они могут быть во вражде временами и порою даже ненавидеть друг друга, но рано или поздно скажется их общее родство, и они непременно помирятся».

Ещё Шестов указывает множество единичных фактов, выбрасываемых наукой за борт словно ненужный и лишний балласт. Наука обращает свой взор лишь на те явления, которые случаются постоянно и с известной правильностью. Самым драгоценным материалом для науки являются случаи, в которых явление может быть вызвано искусственно, то есть когда есть возможность эксперимента. Он задаётся вопросом как же тогда быть с единичными, не повторяющимися и не вызываемыми случаями. Наука, по его мнению, требует молчать о них. Шестов обращается к современникам с тем, чтобы те забыли научное донкихотство и постарались довериться себе.

Представители интегрального традиционализма характеризуют современную науку как редукционистскую, натуралистскую, эволюционистскую, секуляристскую и рационалистическую, и считают её необъективной и предубеждённой. По их мнению, наука — это догматическая система верований, базирующихся на непроверенной эпистемологии, которая не является знанием вообще или, как минимум, представляет собой существенно ограниченный взгляд на действительность, упускающий многое сугубо за счёт своей методологии.

Критика сциентизма

Сциентизм подвергся существенной критике со стороны большого количества известных мыслителей.

По мнению антисциентистов, вторгаясь во все сферы жизнедеятельности человека наука делает их бездуховными, лишёнными романтики и человеческого лица.

Герберт Маркузе, используя концепцию «одномерного человека», показывает, что подавление индивидуальных и природных начал в человеке сводит всё многообразие человеческой личности лишь к одному технократическому параметру. Он также отмечает, что современный человек, в частности технический специалист (homo faber), подвержен большому количеству перегрузок и напряжений, не принадлежит себе, и что эти обстоятельства указывают на болезненное и ненормальное состояние современного общества. Не только специалисты технических специальностей, но и гуманитарии сдавлены тисками нормативности и долженствования.

Автор концепции личностного знания Майкл Полани подчёркивает, что сциентизм в современном виде оказывает на мысль сковывающее действие почти так же, как это делала церковь в средние века. В человеке не остаётся места важнейшим внутренним убеждениям, которые он вынужден скрывать под маской нелепых, неадекватных и слепых терминов.

Профессор философии Д. Т. Судзуки указывает, что ввиду дуалистической природы науки, противопоставляющей субъект объекту, сторонники сциентизма «стремятся свести всё к количественным измерениям» и формируют определённые правила, которые он сравнивает с ячейками сети. Всё, что просеивается сквозь ячейки сети, согласно Судзуки, сциентистами «отвергается как ненаучное или донаучное». Судзуки указывает, что такая сеть никогда не будет способна захватить в себя всю реальность и в особенности те вещи, которые невозможно измерить каким-либо методом, например, такая сеть не способна захватить бессознательное.

Д. Т. Судзуки отмечая то, что сциентисты стремятся к объективности и избегают субъективности и личного опыта, также отмечает, что сциентисты не берут во внимание то, что человек живёт не научно-концептуальной, а конкретной личностной жизнью, к которой научные определения не могут быть применены ввиду того, что они даются «к некой жизни вообще». Более важным по сравнению с концепциями Судзуки считает обнаружение собственной жизни: «Знающая себя личность никогда не предаётся теоретизированию, не занята писанием книг и поучением других — такая личность живет своей единственной, свободной и творческой жизнью». Сравнивая научный подход и подход дзэн, Судзуки указывает на то, что дзэн считает, что есть более прямой внутренний метод познания реальности по сравнению со сциентизмом.

Возможно, самая радикальная и бескомпромиссная критика критика сциентизма, основанная на альтернативных взглядах на науку, эпистемологию и метафизику, исходит от представителей интегрального традиционализма, называемых также перенниалистами. Традиционалистская перенниалистская критика на Западе впервые была изложена французским метафизиком Рене Геноном в начале XX столетия, однако эта традиция считается уходящей корнями вглубь веков и распространена по всему миру. Она известна под названиями «перенниализм», «вечная философия», «Philosophia Perennis» или «Religio Perennis». Важнейшие фигуры в традиционалистской школе — Фритьоф Шуон, Ананда Кумарасвами, Сейид Хоссейн Наср, Олдос Хаксли, Мирча Элиаде и др.

Перенниалистская критика сциентизма основана на метафизической точке зрения о существовании трансперсонального сознания, составляющего глубинную основу всех вещей, в котором нет разделения на субъект и объект, на мышление и бытие. Бог — это реальность, полнота существования, как трансцендентного, так и имманентного. Фритьоф Шуон полагал, что неспособность современной науки объяснить многие феномены обусловлена тем, что она игнорирует высшие уровни сознания и объективной реальности. По словам Шуона, хотя наука и преуспела в накоплении огромного количества наблюдений в разрезе пространства, тем не менее, в разрезе времени она является более невежественной, чем любой сибирский шаман, который по крайней мере основывается на мифологии.

Критика сциентизма перенниалистами не получила признания в академических кругах.

Примечания

См. также

  • Научная картина мира

Литература

Ссылки

  • Сергей Худиев Великий сциентистский миф // Православие и мир, 29.07.2010 г.

Сциентизм — это что такое?

Когда христианство стало главной религией Европы, многие ученые (чьи исследования противоречили церковным догмам) были подвергнуты гонениям, а их открытия признаны ересью. Однако к XIX в., когда церковь перестала играть главенствующую роль в жизни общества, в противовес религии возникло такое понятие, как «сциентизм». В философии оно довольно прочно утвердилось и на протяжении долгих лет, казалось, станет современным аналогом религии. Но этого не произошло. Давайте узнаем, в чем причина этого, а также более подробно рассмотрим сциентизм и антисциентизм.

Определение понятия «сциентизм»

Рассматривая данное понятие, прежде всего стоит понять, что оно сегодня не является отраслью философии или видом религии.

Сциентизм – это определенная идейная позиция, согласно которой наука воспринимается как наивысшая ценность общества, играющая более важную роль, чем культура, литература, социология, психология и другие отрасли, чей предмет изучения нематериален.

Происхождение слова

Слово «сциентизм» — это латинизм, образованный от термина scientia (наука).

В русский язык он попал благодаря французскому существительному scientisme.

История развития сциентизма

Точной даты возникновения данного понятия нельзя назвать. Известно, что оно появилось в XIX в. и вскоре стало весьма распространенным. Дело в том, что в то время ученые всего мира получили возможность свободно проводить исследования в разных сферах, не боясь быть сожженными на костре и объявленными колдунами. Благодаря этой свободе многие биологи, химики, математики и инженеры начали публиковать свои исследования и открытия. А открытие телеграфа позволило им более близко общаться со своими коллегами в любой точке мира. Благодаря этому сотрудничеству почти ежегодно в мире совершалась масса удивительных открытий, а также патентовались полезные изобретения, без которых сегодня сложно представить свою жизнь.

В средине XIX в. наступил настоящий расцвет науки, который изменил мир в лучшую сторону. Человечеству начало казаться, что она всесильна, а ее возможности безграничны. После того как с помощью вакцин были побеждены многие страшные заболевания вроде оспы, а машины стали облегчать человеческий труд, людям стало казаться, что еще несколько лет – и наука изменит мир навсегда, превратив его в сказочную утопию.

Эта непоколебимая вера в торжество науки и человеческого знания и породила сциентизм. Наука, по мнению сциентистов XIX в., должна была занять в обществе место религии и философии, потеснив культуру. Ведь они искренне полагали, что с помощью научных знаний скоро будут открыты и объяснены все тайны мироздания.

К сожалению, этот оптимизм оказался неоправданным, и с началом Первой мировой войны человечество осознало, что наука – это не панацея от всех бед, а в отдельных случаях и причина многих из них. Ведь многие открытия ученых XIX в. в этой войне были использованы для уничтожения такого количества людей, какого не знала история ранее.

В средине XX в., когда человечество стало понемногу сталкиваться с последствиями многих научных достижений (радиационное заражение от атомных бомб, разрушение озонового слоя, генетические мутации), все меньше людей верило, что сциентизм – это панацея. Более того, чем больше открытий делалось, тем больше необъяснимых фактов находили ученые. Прогноз, что наука вытеснит религию, не оправдался, а сциентизм так и остался идейной позицией, а не религией нового поколения.

Современный сциентизм

В XXI в. наука воспринимается уже не как надежда на светлое будущее человечества, а наоборот — как возможная причина его гибели. Именно поэтому сегодня сциентизм – это устаревший взгляд на мир. Все более модной философией современности является ориентация на поиск духовных ценностей, а значит, в приоритете — философия, социология и культура.

Особенности сциентизма

Рассмотрев то, как развивался в прошлых веках сциентизм (кратко), можно более подробно изучить основные черты этой идейной позиции. Однако стоит помнить, что он не является системой взглядов, поскольку имеет лишь ряд признаков, которых недостаточно, чтобы классифицировать его как систему.

  • Первой чертой приверженца сциентизма является его гипертрофированная вера во всемогущество науки как панацеи от всех проблем человечества. Фактически это своеобразное ее обожествление. Именно из-за этой черты сциентизм часто приравнивают к религии или течению в философии. Сциентисты являются приверженцами натуралистической, материалистической, преимущественно механистической метафизики.
  • Главными дисциплинами, по образу и подобию которых должны строиться все остальные науки, сциентисты считают физику и математику.
  • Сциентизм именует истинным знанием только то, что подтверждено наукой, полагая все остальное ересью.
  • Приверженцы сциентизма полагают, что методы изучения точных наук можно с аналогичным успехом использовать и для гуманитарных дисциплин. Однако практика показывает, что методы изучения напрямую зависят от предмета данной научной дисциплины. У гуманитарных и точных наук они разные.

Достоинства и недостатки

Прошло уже более 200 лет с тех пор, как возникло понятие «сциентизм» в философии. Кратко рассмотрев историю этой идейной позиции и ее основные постулаты, можно оценить плюсы и минусы.

  • Благодаря сциентизму наука смогла сбросить «оковы» религии или морали, став производительной силой общественных ценностей и открыв для каждого человека безграничные возможности познания.
  • С другой стороны, потеряв контроль со стороны морали, ученые стали использовать свои открытия не для развития общества, а для его уничтожения. В частности, стали создавать биологическое и химическое оружие массового поражения.
  • Сциентизм способствовал и способствует избавлению общества от многочисленных теологических и метафизических заблуждений. К примеру, народные приметы и суеверия (которым многие века беспрекословно следовали предки) благодаря сциентистам были пересмотрены и распределены на полезные и ересь.
  • Сциентизм недооценивает важность философии, социологии, психологии и других наук, которые изучают душевное и психическое состояние человека. Примером этому может послужить доктрина социализма, сформулированная и популяризированная Карлом Марксом. Так, предполагалось, что когда наука облегчит человеку исполнение даже самого тяжелого труда, люди автоматически статут работать для самореализации, а не ради зарплаты. Однако данная доктрина не учитывала склонность личности к жадности, лени, обману и невежеству.
  • Несмотря на негативное отношения к гуманитарным наукам, сциентизм популяризировал просвещение, полагая, что обретение знаний всеми членами общества будет способствовать всеобщему благу. Именно поэтому со второй половины XIX в. даже среди дворян, модным стало иметь профессию, разбираться в точных науках.

Антисциентизм

В том же XIX в. появилась и другая идейная позиция, противоположная сциентизму. Речь идет об антисциентизме. Этим понятием называют настороженное (или критическое) отношение к достижениям науки. В качестве синонима для антисциентизма в СССР было принято использовать слово «антинаука», хотя это не совсем верно.

История возникновения антисциентизма

Понятия «сциентизм» и «антисциентизм» в философии и науке практически всегда шли рядом. Так, начиная с эпохи Просвещения, многие великие умы с опаской относились к вере окружающих во всесильность науки.

Примечательно, что за 200 лет эта позиция так и не смогла победить свой антипод или же ассимилироваться. Современный сциентизм и антисциентизм продолжают свое параллельное существования, дополняя друг друга, как инь и янь.

Виды антисциентизма

Антисциентизм бывает 3 видов: умеренный, радикальный и религиозный.

  • Приверженцы умеренного вида относятся к науке не критично, а скорее скептически. Они отмечают ее важность для развития общества, но при этом не склонны абсолютизировать ее роль в прогрессе. По мнению умеренных антисциентистов, наука должна научиться существовать в содружестве с гуманитарными и социологическими дисциплинами. Фактически сциентизм и антисциентизм умеренный – это 2 стороны одной медали. Только к научному мировоззрению, антисциентизм предлагает добавлять еще 3 аспекта: религию, искусство и нравственность.
  • Радикальный антисциентизм рассматривает науку, как нечто враждебное по отношению к человеческой свободе. Исходя из подобного образа мышления, создано множество антиутопий вроде произведений Станислава Лема, Рея Брэдбери, Олдоса Хаксли, Джорджа Оруэла и других. Стоит отметить, что многие приверженцы радикального антисциентизма склонны недооценивать значение достижений науки в современном мире.
  • Религиозный антисциентизм – это попытка примирить науку и религию. Сторонники подобного мировоззрения полагают, что наука – важная и ценная составляющая жизни современного общества. При этом они считают, что наука и религия – не враги (как трактовалось многие века), а союзники.

Сциентизм и антисциентизм в философии (кратко)

Выше было отмечено, что сциентизм не только отрицает роль философии в жизни общества, но и не является ее отраслью. Сциентизм в философии — это весьма противоречивое понятие. Дело в том, что подобный образ мышления, ставящий науку на пьедестал, отрицает необходимость существования самой философии, как, впрочем, и сходных с ней дисциплин. В связи с этим многие из тех, кто изучают сциентизм и антисциентизм в философии, задаются рядом противоречивых вопросов.

Самым важным из них является желание понять, влияет ли научный прогресс на эволюцию человеческой морали. Так, сциентисты полагают, что с развитием науки человечество становится лучше. Однако наиболее ярые философы-антисциентисты, наоборот, считают, что технический прогресс убивает человечность и посягает на свободу воли личности. Кстати, на этом построен сюжет многочисленных антиутопий.

Стоит отметить, что современная философия сциентизм не всегда рассматривает в таком ключе. Многие ученые, проведя тщательные исследования, приходят к выводу, что точные достижения науки не имеют отношения к моральной эволюции или деградации. Они утверждают, что если личность склонна к агрессии, то она будет искать возможность проявить ее, независимо от того, если ли у нее палка или ядерная ракета. В этом ключе науку стоит рассматривать как катализатор развития доминантных качеств человека.

Влияния сциентизма и антисциентизма на науку

Сциентизм и антисциентизм в науке тоже вызывают немало споров. Главным камнем преткновения является проблема: должна ли наука регулироваться моральными нормами.

Сциентисты полагают, что наука должна быть свободна от норм морали, поскольку они тормозят развитие прогресса. В качестве аргумента приводится тот факт, что из-за вмешательства религии многие века медицина не имела возможности развиваться. Ведь в Средневековье грехом считалось изучение тел мертвых людей, хотя именно оно дало и продолжает давать возможности ученым находить лекарства от многих болезней.

Хотя подобный аргумент более чем справедлив, мнение антисциентистов, (что без морали наука уничтожит человечество) тоже весомо. Ведь если исследователь не будет оценивать свои изобретения с точки зрения категорий «польза/вред», он может принести непоправимый вред.

Антисциентизм, сциентизм и саентология

Довольно часто сциентизм путают с международным религиозным движением — саентологией. Однако данные понятия не связаны, хотя оба слова образованы от латинского термина scientia. Поскольку саентология – это религия, которая использует передовые достижения не только науки, но и гуманитарных дисциплин (включая оккультизм) для получения желаемого результата. В то время как сциентизм и антисциентизм (кратко рассмотрены были выше) сконцентрированы на изучении роли науки в современном обществе.

Сциентизм и антисциентизм.’Дилемма «сциентизм — антисциентизм» предстает как извечная проблема социального и культурного выбора. Она отражает противоречивый характер общественного развития, в котором НТП оказывается реальностью, а его негативные последствия не только отражаются на культуре, но и уравновешиваются высшими достижениями в сфере духовности. Провозглашение науки и НТП как наивысшей ценности развития человеческой цивилизации привел к утверждению в XX в. сциентистского мировоззрения.Сциентизм представив науку культурно-мировоззренческим образцом, в глазах своих сторонников предстал как идеология «чистой, ценностно-нейтральной большой науки». Он предписывал ориентироваться на методы естественных и технических наук, на точное математизированное естествознание и распространял критерии научности на все виды человеческих взаимоотношений с миром, на все типы знания и человеческое общение в том числе. Ему свойственна абсолютизация роли науки.Одновременно со сциентизмом возник и антисциентизм, провозглашавший прямо противоположные установки, характеризующийся весьма пессимистическим отношением к возможностям науки. Антисциентизм исходил из негативных последствий НТР и требовал ограничения экспансии науки, возврата к традиционным ценностям и способам деятельности. Антисциентисты подчеркивают значение искусства, религии, нравственности в жизни человека. Философский антисциентизм противопоставляет науку и свободу; религиозный антисциентизм настаивает на религиозной мотивации всех человеческих проявлений.’В философии сциентистские тенденции проявляются в игнорировании ее смысложизненной проблематики и мировоззренческого характера.’Яркий антисциентист Ге́рберт Марку́зе выразил свое негодование против сциентизма, сформулировав концепцию «одномерного человека», в которой показал, что подавление природного, а затем и индивидуального в человеке сводит многообразие всех его проявлений лишь к одному технократическому параметру. Те перегрузки и перенапряжения, которые выпадают на долю современного человека, свидетельствуют о ненормальности самого общества, его глубоко болезненном состоянии..’Известный ученый-логик Бертран Рассел, получивший в 1950 г. Нобелевскую премию по литературе, в поздний период своей деятельности стал сторонником антисциентизма. Он видел основной порок цивилизации в гипертрофированном развитии науки, что привело к утрате подлинно гуманистических ценностей и идеалов

Культ науки в наше время привел к попыткам провозглашения ее как высшей ценности развития человеческой цивилизации. Сциентизм (от лат. scientia — «знание, наука»), представив науку культурно-мировоззренческим образцом, в глазах своих сторонников предстал как идеология «чистой, ценностно-нейтральной большой науки». Он предписывал ориентироваться на методы естественных и технических наук, а критерии научности распространять на все виды человеческого

освоения мира, на все типы знания и человеческое общение в том числе. Одновременно со сциентизмом возникла его антитеза — антисциентизм, провозглашавшая прямо противоположные установки. Он весьма пессимистически относился к возможностям науки и исходил из негативных последствий НТР, требовал ограничения экспансии науки и возврата к традиционным ценностям и способам деятельности.

Сциентизм и антисциентизм представляют собой две остро конфликтующие ориентации в современном мире. К сторонникам сциентизма относятся все те, кто приветствует достижения НТР, модернизацию быта и досуга, кто верит в безграничные возможности науки и, в частности, в то, что ей по силам решить все острые проблемы человеческого существования. Наука оказывается высшей ценностью, и сциентисты с воодушевлением и оптимизмом приветствуют все новые и новые свидетельства технического подъема.

Антисциентисты видят сугубо отрицательные последствия научно-технической революции, их пессимистические настроения усиливаются по мере краха всех возлагаемых на науку надежд в решении экономических и социально-политических проблем.

Сциентизм и антисциентизм возникли практически одновременно и провозглашают диаметрально противоположные установки. Определить, кто является сторонником сциентизма, а кто антисциентист, нетрудно. Аргументы тех и других легко декодируются, имея разновекторную направленность:

¦ Сциентисты приветствуют достижения науки. Антисциентиты испытывают предубежденность против научных инноваций.

¦ Сциентисты провозглашают знание как наивысшую культурную ценность. Антисциентисты не устают подчеркивать критическое отношение к науке.

¦ Сциентисты, отыскивая аргументы в свою пользу, привлекают свое знаменитое прошлое, когда наука Нового времени, обрывая путы средневековой схоластики, вы-

ступала во имя обоснования культуры и новых, подлинно гуманных ценностей. Они совершенно справедливо подчеркивают, что наука является производительной силой общества, производит общественные ценности и имеет безграничные познавательные возможности. Очень выигрышны аргументы антисциентистов, когда они подмечают простую истину, что, несмотря на многочисленные успехи науки, человечество не стало счастливее и стоит перед опасностями, источником которых стала сама наука и ее достижения. Следовательно, она не способна сделать свои успехи благодеянием для всех людей, для всего человечества.

¦ Сциентисты видят в науке ядро всех сфер человеческой жизни и стремятся к «онаучиванию» всего общества в целом. Только благодаря науке жизнь может стать организованной, управляемой и успешной. Антисциентисты считают, что понятие «научное знание» не тождественно понятию «истинное знание».

¦ Сциентисты намеренно закрывают глаза на многие острые проблемы, связанные с негативными последствиями всеобщей технократизации. Антисциентисты прибегают к предельной драматизации ситуации, сгущают краски, рисуя сценарии катастрофического развития человечества, привлекая тем самым большее число своих сторонников.

Однако указанные позиции выступают как две крайности и отображают сложные процессы современности с явной односторонностью.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *