Страстный четверг

Один волшебник рассказал мне по секрету, что можно превратить четверг в пятницу, просто купив в супермаркете бутылку водки.

Сегодня по всей стране ожидается сильный и порывистый четверг. Во второй половине дня — вечер. С потемнением.

Самое прекрасное в четверге – это ожидание пятницы!

Если вы четвертый день не высыпаетесь, значит сегодня четверг!

Миллионы людей, мечтающих о бессмертии, не знают, чем заняться в четверг вечером.

Сегодня четверг. Это хуже чем суббота. Но лучше чем вторник. Более того, это гораздо лучше, чем понедельник. Но немного хуже чем пятница. Четверг даже лучше, чем воскресенье. Потому что в воскресенье — завтра понедельник, а в четверг — завтра пятница.

Четверг хорош тем, что после пятницы будет суббота.

— Ненавижу понедельники!
— Но сегодня четверг.
— Моя ненависть не утихает…

— Четверг — это маленькая пятница!
— А по мне, так четверг — это четвертый понедельник…

Лишь отчасти оказался верным прогноз погоды на четверг: четверг действительно наступил.

Четверг — денег нет.

Кто-то в ванне, кто-то – в бане,
Кто один, а кто – с друзьями,
Кто с подругой, кто с женой,
Кто с двумя, а кто с одной –
Каждый моется сейчас,
Чистый ведь четверг у нас!
Вас сегодня поздравляю,
И отмыться вам желаю!

— Доктор, мне все говорят, что я — дурак
— Да не беспокойтесь, сейчас экология нарушена, плохая среда.
— Хорошо, доктор — я в четверг зайду

В чистый четверг очисть куки браузера своего…

Утром жду ночи, ночью — рассвета.
хочу лета зимой, зиму — летом.
в понедельник четверг, в четверг — среду.
голова наполнена бредом.

Будь сегодня в настроении с самого утра,
Радуйся прекрасному и позитивному денечку Четверга,
Ты самого утра его настой поймай,
И до вечера до самого его не отпускай!
Середина недели и сил еще хватает,
И Четверг тебе в этом очень помогает,
С улыбкой и любовью проведи этот день,
Четверг унесет с собою грусти тень!

Великий Четверток Страстной седмицы Великого Поста

Воспоминание Тайной вечери

И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал:
приимите, ядите: сие есть Тело Мое.

И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал:
пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета,

за многих изливаемая во оставление грехов.
Мф. 26, 26–28

Тайная вечеря. Фреска 1312 г. Кафоликон Ватопедского монастыря. Афон

В день опресноков, когда по ветхозаветному закону должно было заклать и вкушать пасхального агнца, и когда прииде час, да прейдет Спаситель от мира сего к Отцу (Ин. 13, 1), Иисус Христос, пришедший исполнить закон, послал Своих учеников – Петра и Иоанна в Иерусалим приготовить Пасху, которую, как сень законную, хотел Он заменить Пасхою новою, – самим телом и кровью Своею. По наступлении вечера Господь пришел с двенадцатью Своими учениками в большую, устланную, готовую горницу одного Иерусалимлянина (Мк. 14, 12–17) и возлег. Внушая, что в Царстве Божием, которое не от мира сего, не земное величие и слава, но любовь, смирение и чистота духа отличают истинных членов, Господь, возстав от вечери, умыл ноги своим ученикам. Умыв ноги и возлегши опять, Господь сказал ученикам: знаете ли, что Я сделал вам? Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам.

По умовении ног Иисус Христос совершил Пасху сначала по закону Моисееву, потом установил и Пасху новую – великое таинство святейшей Евхаристии. Установление таинства святого причащения есть второе событие, которое Православная Церковь воспоминает в Великий четверток.

Таинство святого причащения, установленное Господом пред Его страданиями и смертью, по заповеди Иисуса Христа: сие творите в Мое воспоминание, с первых времен до настоящих непрерывно совершается на многочисленных престолах Церкви Вселенской.

На вечери Господь определительно предрек ученикам, что один из них предаст Его, и это именно тот, кому Господь подаст кусок хлеба, обмакнув в солило, и обмакнув, подал Иуде Искариотскому. По хлебу вошел в него сатана; и предатель тотчас удалился от Христа и Церкви Его. Была уже ночь (Ин. 13, 1–30). Прекратив спор Апостолов о первенстве, которое между ними должно состоять не в господстве и обладании, но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий – как служащий, и предсказав Апостолам общее искушение, а Петру троекратное отречение от Христа и Свое явление им по воскресении в Галилее, Господь вошел с ними в сад Гефсиманский, – на гору Елеонскую (Лк. 22, 24–28; Мф. 26, 30–35). Здесь начались Его страдания: сначала душевные, а потом и телесные. Предначиная Свои страдания, Господь сказал ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там, и взяв с Собою Петра, Иакова и Иоанна, бывших свидетелями славы Его во время преображения, начал скорбеть и тосковать. Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною, сказал ученикам Своим Богочеловек. Отойдя от них на вержение камня, Он преклонил главу и колена, и молился до кровавого пота, как человек, чувствуя чашу страданий, и совершенно предаваясь воле Отца. Иисусу Христу явился Ангел с небес и укреплял Его. Во время молитвы Своей Господь троекратно подходил к Ученикам Своим и говорил им: бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. Но ученики не могли молитвенно бдеть с Господом, ибо у них глаза отяжелели.

Гефсиманская молитва Иисуса Христа наставляет нас, что среди искушений и скорбей молитва подает нам высокое и святое утешение и укрепляет готовность встретить и перенести страдания и смерть. Могущество молитвы, утешающей и укрепляющей, Господь поучительно показал и Своим примером пред Своими страданиями и смертью, и в то же время внушениями скорбевшим Апостолам: бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.

Около полуночи приходит в сад предатель с множеством вооруженного народа, присланного от первосвященников и старейшин. Господь Сам идет к ним на встречу и словами: Это Я, коими Он давал им знать о Себе, повергает их на землю и потом смиренно допускает предателя поцеловать и взять Себя на страдания и смерть (Мф. 26, 36–56; Мк. 14, 32–46; Лк. 12, 38–53). Так Господь, являвший продолжение земной Своей жизни Божественное всемогущество и власть над законом естества, словом: Это Я повергший на землю предателя с народом, имевший во власти Своей легионы Ангелов, но пришедший принести Себя в жертву за грехи мира, добровольно и смиренно предает Самого Себя в руки грешников!

По традиции все верующие в этот день причащаются Святых Христовых Тайн.

Протоиерей Г.С. Дебольский,
«Дни Богослужения Православной Церкви», т.2

Песнопения из службы в четверг Страстной седмицы Великого Поста

Вечери Твоея тайныя днесь Сыне Божий, причастника мя приими; не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам яко Иуда, но яко разбойник исповедую Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем.

«Сын Божий! сделай меня ныне участником Твоей тайной вечери (удостой причаститься), потому что я не расскажу тайны врагам Твоим, не дам такого Тебе целования, как Иуда (не буду изменять Тебе худою жизнью), но, как разбойник, исповедаю Тебя: помяни меня, Господи, во Царствии Твоем».

Вместо Херувимской песни

Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся, и беззаконным судиям Тебе праведного Судию предает. Виждь, имений рачителю, сих ради удавление употребивша! Бежи несытыя души, Учителю таковая дерзнувшия: Иже о всех Благий, Господи, слава Тебе.

«Когда достохвальные ученики на умовении ног во время вечери просвещались, тогда злочестивый Иуда, объятый недугом сребролюбия, помрачался, и беззаконным судьям Тебя, праведного Судию, предает. Посмотри, пекущийся о богатствах, на того, кто из-за них удавился! Избегай такого неистовства души, дерзнувшей идти против своего Учителя! Благий ко всем Господи, слава Тебе!»

Тропарь

Евангелие от Матфея

Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками; и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи? Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня; впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться. При сем и Иуда, предающий его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал.

И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте от нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.

И, воспев, пошли на гору Елеонскую. Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада; по воскресении же Моем предварю вас в Галилее. Петр сказал Ему в ответ: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь. Иисус сказал ему: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. Говорит Ему Петр: хотя бы мне и надлежало умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя. Подобное говорили и все ученики.

Потом приходит Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там. И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать. Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною. И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия: впрочем не как Я хочу, но как Ты.

Мф. 26, 21–42

Толкование на святого евангелиста Матфея

Поцелуй Иуды. Фреска 1312 г. Кафоликон Ватопедского монастыря. Афон Как многие ныне говорят: желал бы я видеть лицо Христа, образ, одежду! Вот, ты видишь Его, прикасаешься к Нему, вкушаешь Его. Ты желаешь видеть одежды Его, а Он дает тебе самого Себя и не только видеть, но и касаться, и вкушать, и принимать внутрь. Итак, никто не должен приступать с пренебрежением, никто с малодушием, но все с пламенною любовью, все с горячим сердцем и бодростию. Если иудеи ели агнца с поспешностью, стоя и имея сапоги на ногах и жезлы в руках, то гораздо более тебе должно бодрствовать. Они готовились идти в Палестину, ты же готовишься идти на небо. Поэтому должно всегда бодрствовать, – немалое предстоит наказание тем, которые недостойно приобщаются. Подумай, как ты негодуешь на предателя и на тех, которые распяли Христа. Итак, берегись, чтоб и тебе не сделаться виновным против тела и крови Христовой. Они умертвили всесвятое тело; и ты принимаешь его нечистою душою после столь великих благодеяний. Во самом деле, Он не удовольствовался лишь тем, что сделался человеком, был заушен и умерщвлен; но Он еще сообщает Себя нам, и не только верою, но и самим делом делает нас Своим телом. Насколько же чист должен быть тот, кто наслаждается безкровною жертвою? Насколько чище лучей солнечных должны быть – рука, раздробляющая плоть Христову, уста, наполняемые духовным огнем, язык, обагряемый страшною кровью! Помысли, какой чести ты удостоен, какою наслаждаешься трапезою! При виде чего трепещут Ангелы, и на что не смеют взглянуть без страха, по причине сияния, отсюда исходящего, тем мы питаемся, с тем сообщаемся и делаемся одним телом и одною плотию со Христом. Какой пастырь питает овец собственными членами? Но что я говорю – пастырь? Часто бывают такие матери, которые новорожденных младенцев отдают другим кормилицам. Но Христос не потерпел этого, но Сам питает нас собственною кровью, и через это соединяет нас с Собою. Размысли же, что Он родился от вашего естества. Но ты скажешь: это не ко всем относится. Напротив, ко всем. Если Он пришел к нашему естеству, то очевидно, что пришел ко всем; а если ко всем то и к каждому в отдельности. Почему же, ты скажешь, не все получили от этого пользу? Это зависит не от Того, Который благоволил совершить это для всех, но от тех, которые не восхотели. С каждым верующим Он соединяется посредством таин, и сам питает тех, которых родил, а не поручает кому-либо другому; и этим опять уверяет тебя в том, что Он принял твою плоть. Итак, удостоившись такой любви и чести, не будем предаваться безпечности. Не видите ли, с какою готовностию младенцы берит сосцы, с каким стремлением прижимают к ним уста свои? С таким же расположением и мы должны приступать к этой трапезе и к сосцу духовной чаши, – или лучше сказать, мы с большим еще желанием должны привлекать к себе, подобно грудным младенцам, благодать Духа; и одна только у нас должна быть скорбь – та, что мы не приобщаемся этой пищи. Действия этого таинства совершаются не человеческою силою. Тот, Кто совершил их тогда, на той вечери, и ныне совершает их. Мы занимаем место служителей, а освящает и претворяет дары сам Христос. Да не будет здесь ни одного Иуды, ни одного сребролюбца. Если кто не ученик Христов, то пусть удалится; трапеза не допускает тех, кто не таковы. Это та же самая трапеза, которую предлагал Христос, и ни чем не менее той. Нельзя сказать, что ту совершает Христос, а эту человек; ту и другую совершает сам Христос. Это место есть та самая горница, где Он был с учениками; отсуда они вышли на гору Елеонскую. Выйдем и мы туда, где простерты руки нищих; это именно место есть гора Елеонская; множество же нищих – это маслины, насажденные в доме Божием, источающие елей, который будет полезен для нас там, который имели пять дев, и которого не взявши, другие пять погибли. Взявши этот елей, войдем, чтобы нам с горящими светильниками выйти на встречу Жениха. Взявши этот елей, выйдем от сюда. Не должен приступать сюда ни один безчеловечный, ни один жестокий и немилосердый, словом – ни один нечистый.

Святитель Иоанн Златоуст

В прошлый четверг

-Фрэни, а эта хрень нас не убьёт?
-Не знаю Тод.
-Фрэни, если чёрная дыра получиться?
-Не получиться. Максимум сингулярность.
-Фрэни, а космологическая или гравитационная?
-Блин Тод, меня зовут Фрэнк, не зови меня Фрэни, мы же с тобой не вафли печём, а заняты важным и ответственным делом! -Фрэнк слизнул капельку слюны с нижней губы и уже более спокойно добавил, -Любая может получиться, первая, если не повезёт, нас отбросит к началу времён, тогда мы увидим сотворение мира и вероятно умрём от большого взрыва, а если повезёт, то вторая-гравитационная и прям как в фильме Интерстеллар, сотни лет будут лететь быстрее чем доли секунды и мы сможем воочию увидеть, как творилась история… в теории, — С небольшой тревогой добавил Фрэнк.
-Ни чего себе ты фантазёр, а я думаю она просто взорвётся на хрен, если ты не выставишь давление вот тут и не сфокусируешь эти долбаные лазеры как следует!
-Раз ты такой умный, сам возьми и сделай как надо, моё дело расчёты, твоё — железки.
— Кто бы говорил железки, ты только бумагу мараешь, нафига я принёс маркерную доску если ты под каждый новый расчёт, берёшь новый чистый лист, ты совсем не думаешь про экологию и то что за последние 50 лет деревьев было вырублено в 70 раз больше чем за всю историю человечества вместе взятую?
-Ой тебе не всё равно а? В туалете ты постоянно берёшь 4 бумажных полотенца, хотя с твоими маленькими ручонками достаточно было бы и двух, так кто из нас больший злодей?
-У меня нормальные руки! — С обидой выдавил из себя Тод, -С тобой невозможно спорить, заканчивай свои писюльки и иди сюда, я закончил с лазерами и давление проверил, оно больше не гуляет вверх вниз.
Перед двумя учёными стоял странный предмет, он был пронизан трубками с цветными жидкостями, которые пересекались, но не смешивались.
Проводами тоненькими и блестящими и толстыми обмотанными теплоизоляционным материалом. Так же из стены шел толстенный кабель тридцать сантиметров в диаметре, присоединённый в самое нелепое место этого хитрого прибора.
-А мощности хватит? -Заваливал вопросами Фрэнка Тод.
-А кабель выдержит, всё же 3,2 гигаватта?
-Решил уточнить Фрэенк, -не то действительно волновался, не то хотел перевести тему разговора.
-Это лучший проводник, что я смог достать — КУППмнг(А)-HF
-КУППмнг(А) это понятно, а что такое, а HF?
-Это halogen free, новые противопожарные стандарты, у нас же за стенкой ядерный реактор, хоть и размером с двухсот литровую, бочку, но мы же не вафли печём, -Тод постарался сказать это серьёзно, но не смог сдержаться и разразился заразительным смехом.
-Ты готов?
-Не знаю.
-Давай, мы же четыре года к этому готовились, настало время тестового запуска.
-Мы же не будем отправлять собаку с таймером чтобы проверить работает ли она?
-Нет собаку отправлять нельзя, тем более, что ждать следующего запуска придётся аж два с половиной года, да и и уран, не так просто достать!
-Думаешь?
-Знаю, я же у нас отвечаю за расчёты.
-И ты предлагаешь нам самим отправится?
-Кто лучше меня сможет описать какого это, оказаться в прошлом?
-Скорее всего никто, кроме меня только что!
-Не смеши меня, бумажки и записи это моя прерогатива, ты у нас по железу забыл что ли?
-Нет не забыл.
-Ты камеру то повесил, и тахионный защитный контроллер, а то полетят наши молекулы по закоулочкам…
-О точно тахионный контроллер!
-Ты издеваешься, мы хотим нарушить ткань пространства и времени, а ты забываешь про простые меры безопасности?
-Да ладно, мы же всего-лишь отправляемся в прошлый четверг, подумаешь неделя…
-И как мы вообще смогли собрать это чудо у тебя в подвале никого не убив и не разрушив пол города?
-Не знаю Фрэни, не знаю…
-С этими словами две руки перевели рубильник из положения OFF в положение ON и началось громкое трещание, какое бывает если забыть ложку или фольгу в микроволновке.
Шум нарастал, молнии начали исходить не только из устройства, но и из рук учёных, их становилось всё больше и больше, они покрывали сантиметр за сантиметром, пока вовсе не скрыли учёных
из виду…
В комнате сильно пахло озоном и гарью, через секунду включились датчики дыма и всё в комнате стало мокрым, кроме странного устройства и двух людей.
-Эй Фрэнк, мы живы…
-Да Тод, мы живы, но где мы?
-Похоже в невесомости…
-Несомненно…
-Очень ярко всё светит, ничего не вижу кроме белого света…
-Стра-а-а-н-н-но, медленно сказал Фрэнк, -я вижу тебя, я вижу свои руки и ноги, но больше ничего… — Он медленно отстегнул карабин с плеча и снял брелок в форме часов, он вытянул руку прямо перед собой, затем замахнулся и с силой бросил вперёд… Часы летели и вращались, отдаляясь и отдаляясь, всё дальше… Не в глубину, так было бы не правильно сказать, они как будто бы оставались на месте, но в тоже время как будто бы набирали скорость…
Фрэнк попытался дотянуться рукой до брелка и у него это получилось, -Что за чертовщина? -Выругался Фрэнк.-Тод тоже попробовал избавиться от мелочи в кармене, но получил тот же самый результат.
-Что думаешь дружище, на что это похоже?
-Пока что ни на что, что я видел или читал в своей жизни…
-А если мы в центре сингулярности? Гравитационной…
-Да… на большой взрыв не очень похоже…
-А если мы в самом центре сингулярности и для нас время движется очень медленно, понятно тогда почему ни мелочь ни часы не улетели ни на миллиметр…
-С другой стороны, представь, что мы улетели ещё дальше, ДО большого взрыва…
-Ага, а как материя может существовать когда даже времени не существует?
-Тахионный контроллер…
-Ух, да я получается гений, раз сработало!
-Ага гений, только никто не узнает об этом, записку же ты не оставил?
-Боюсь что нет…
-То-то и оно…
*** *** ***
Лорд Миракус, смею вас осведомить, что эксперимент номер 461 получил интересное развитие, мир который был создан неделю назад, по меркам земного вида конечно, за срок эксперимента смог изобрести машину времени, и им хватило смелости отправится ровно на одну неделю назад, как раз в тот момент когда мы запускали эту реальность и загружали воспоминания в тела, а так же строили декорации.
Что прикажете делать?
-Пусть насладятся созданием своего мира в первом ряду, не каждый день узнаешь, что реальность была создана в прошлый четверг.

Разъяснение богослужебных текстов Великого Четверга

Согласно евангелисту Иоанну Богослову, в тот год иудейская Пасха выпадала на день после распятия Христа – то есть субботу (в 19-м стихе 18-й главы он уточняет, что первосвященники не входят во двор Пилата, чтобы не оскверниться перед вкушением пасхальной жертвы). В то же время остальные евангелисты утверждают, что Тайная Вечеря состоялась в день, когда надлежало заклать пасхального агнца и, более того, его приготовили. Откуда противоречие?

Толкования есть разные, но в соответствии с внутренней логикой иудаизма и ближневосточного быта наиболее вероятным представляется следующий ход событий. В четверг вечером начинается новый день – пятница, канун Пасхи, когда и положено приносить жертву. Агнца приготовляют – не в смысле «зажаривают» (ягненка закалывали в Храме), а выбирают и подготавливают к жертвоприношению. Но барашка так и не принесут в жертву, потому что Пасхальной Жертвой станет Сам Христос.

По крайней мере, преподобный Андрей Критский, автор канона на повечерии Великой Среды, тоже подчеркивает, что Христос – единственная Жертва: «Па́сха Христо́с есть вели́кая и всече́стная, снеде́н быв я́ко хлеб: закла́н же я́ко овча́: Той бо вознесе́ся о нас же́ртва: Того́ те́ла благоче́стно, и Того́ кро́ве вси та́йно причаща́емся».

Затем начинается последняя вечеря Христа с учениками, и это не пасхальный ужин – по крайней мере, ничто в описании на него не указывает (более того: благословение над вином произносится в начале пасхальной трапезы, а преломление хлеба – в середине, но никак не в конце). Вечеря продолжается до ночи, затем Христос уходит молиться в Гефсиманский сад, где Его и арестовывают.

Что происходит непосредственно в пятницу – тема нашей следующей встречи, а сейчас поговорим про четверг.

Из Евангелия совершенно не понятно, как Господь провел этот день. Известно только, как было сказано, что апостолы уже ближе к вечеру были заняты обычной предпраздничной суетой: найти помещение для встречи, подготовить продукты… Христос же знал, что до праздника Он на земле не доживет. Если рассуждение выше верно, то Его слова: «Очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания, ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием» (Лк.22,15-16) – звучат особенно трагично. Он хотел встретить главный праздник Своего народа с ближайшими учениками, но Его этой простой земной радости лишили.

Богослужения Великого Четверга начинаются утреней, которая, так уж сложилось в Русской Церкви, совершается накануне вечером. Это очень тихая и печально-торжественная служба. Тон ей и всему дню задает тропарь (поется он на ту же мелодию, что и три предыдущих дня пелся тропарь «Се, Жених…»):

Когда славные ученики просвещались при умовении на Вечере, тогда злочестивый Иуда, одержимый сребролюбием, омрачился и предал беззаконным судьям Тебя, Праведного Судию. Посмотри на него, влюбленного в богатство и из-за того удавившегося. Убегай от ненасытной души посмевшего восстать на Учителя…

Тут стоит напомнить важный эпизод. После трапезы, рассказывает апостол Иоанн Богослов, единственный из евангелистов бывший участником этих событий, Господь опоясался полотенцем и омыл ноги Своим удивленным ученикам. На недоумение и протесты апостола Петра Он ответил, что таким образом Он не столько очищает их, сколько подает пример служения друг другу.

Иуда был среди двенадцати. Он ел со Христом за одним столом, ему Христос омыл ноги. Вообще-то это была обязанность раба, довольно унизительная. Но сознание предателя было настолько помрачено, что от своего замысла он не отрекся – пошел и сдал Учителя. Как раз по цене недорогого раба и сдал.

Низость этого поступка так поразила составителей богослужений, что, кажется, Иуде уделяется слишком много внимания: фактически ему посвящено одно главное песнопение, упомянутый тропарь; стихиры на утрене и на вечерне – сплошной пересказ мрачных приключений Иуды; на Литургии многократно повторяется хорошо известная молитва перед Причащением «Вечери Твоея Тайныя днесь», в которой Иуда опять называется по имени как отрицательный пример.

Между тем, думать об Иуде, приступая ко Христу (а весь смысл богослужений Великого Четверга – соединение со Христом в Евхаристии на Литургии), вовсе не хочется. Один из церковных гимнографов, святой Косьма Маюмский, видимо, это хорошо понимал, поэтому в его каноне к этому дню ученик-предатель упоминается шесть раз на восемь песней, а по имени – всего один. В остальном же текст посвящен Христу – Премудрости Божией, собирающему падшее человечество в лице верных Своих.

В кафедральных соборах и крупных монастырях после Литургии Великого Четверга иногда совершается Чин Умовения ног – когда настоятель или архиерей омывает ноги двенадцати священникам. Эта церемония – не совсем богослужение, во время нее не происходит молитвы как таковой. Это скорее мистерия – воспоминание события, погружение в него, извлечение из него уроков. В данном случае – урока смирения и бескорыстной любви.

Фото: spbda.ru

Даже если в ближайшем к вам храме не совершают этого Чина, упускать Литургию Великого Четверга не стоит. Во-первых, ее можно смело назвать главной Литургией года: на ней заготавливаются запасные Дары для причащения вне храма. К Таинствам не подходит слово «долг», но, откровенно говоря, причащение в Великий Четверг очень хочется назвать христианским долгом. Не для того Христос в последний раз собирался с учениками, раскрывал им удивительную тайну общения человека с Богом и звал нас за этот Стол, чтобы мы игнорировали Его приглашение.

Во-вторых, это богослужение эстетически красиво. Оно состоит из вечерни и Литургии Василия Великого (в Византии оно совершалось действительно вечером; в память о том, что Тайная Вечеря завершала трапезу, перед Причастием за ним даже разрешалась пища). На вечерне, помимо стихир «про Иуду», читают фрагменты из Ветхого Завета – паремии. К ним стоит прислушаться.

19-я глава книги Исход – рассказ о том, как Моисей беседовал с Богом лицом к лицу на горе Синайской. При этом народу было запрещено подходить и прикасаться к сотрясающейся от гласа Божия горе. В противоположность этому – Евхаристия, к которой может приступить каждый, у кого есть вера.

38-я и 42-я главы книги Иова – диалог Бога с Иовом, прямой и непосредственный, но очень страшный. Фактически Бог говорит Иову, что Он ему вообще ничего не должен, Он сильный и вечный, а Иов – слабый и смертный. А у нас есть возможность общения с Богом практически на равных – Он для этого стал Человеком.

Наконец, 50-я глава книги пророка Исаии – пророчество о страданиях Христа. Без комментариев.

Таким образом, участнику богослужения почти на пальцах объясняется концептуальное отличие богообщения в Ветхом Завете от него же в Новом. Бог – один и Тот же. Но отношения с человеком выстраивает совсем иные: не строго вертикальные, а стремящиеся к горизонтальным.

Разумеется, мы из-за имеющихся грехов далеко не всегда (мягко сказано) можем говорить с Ним лицом к лицу, но возможность этого есть.

Служба Великого Четверга считается праздничной, по некоторым уставам в этот день даже ослабляется пост (если в предыдущие дни Страстной недели полагалось сухоядение, то в четверг допускается растительное масло). Вне зависимости от того, насколько строго вы поститесь, радость встречи со Христом предоставляется всем одинаково без меры.

Но – не расслабляемся. Уже на Литургии Евангельское чтение не ограничивается рассказом о Тайной Вечере. Зачитывается вся длинная 26-я глава и начало 27-й главы Евангелия от Матфея – от предупреждения Христа о Своей скорой смерти до выведения Его на суд к Пилату. Наступает самый страшный день в истории человечества – пятница, день Спасительных Страданий Христовых.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *