Стихи про любовь

Стихи знаменитых поэтов про любовь

Любовь рождается каждый раз заново. Но никто не может рассказать об этом лучше признанных мастеров слова. Стихи о любви поэтов-классиков – самый верный способ выражения своих чувств.

Известные широкому кругу читателей стихи о любви поэтов-классиков все так же производят сильное впечатление независимо от количества повторений. Разве кто-то поймет и расскажет о женской любви лучше, чем Анна Ахматова или Марина Цветаева? Разве утратили свою актуальность слова великого Пушкина и романтичного Лермонтова? Классические произведения никогда не стареют, как не стареет настоящая любовь.

На нашем сайте собраны самые трогательные, самые лучшие стихотворения о любви отечественных и иностранных поэтов. Это избранные стихотворения о любви, в которых поэты выразили поэтическим языком удивительное состояния этого чувства. Многие из этих стихов зазвучали потом в песнях и романсах.

Изменялись ритмы, стили, стихотворные формы, только всегда оставалась неизменной любовь и стихи про нее. Поэты смертны, их стихи о любви нет, и продолжают жить, помогают нам лучше понять самих себя и это прекрасное чувство – любовь.

Поэма о Любви

Соавтор — Александр Шилов.
Я жду. Я вечно что-то жду…
Смотрю в таинственную высь…
О небеса — манящая бездонность…
Блуждая, взгляд стремится в красоту,
Отринуть жаждет будней монотонность,
Проникнуть в несказанную мечту.
Там звёзды так таинственно мерцают,
Что наполняет душу благодать.
Сказания светила навевают —
— Их невозможно сердцем не принять…
… …
Однажды я внезапно пробудился,-
Сон от меня тотчас умчался прочь.
В луной залитый дивный сад спустился,-
Там безмятежно царствовала ночь…
И вдруг я ощутил блаженства миг —
То в тайны мои мысли погружались.
И вдруг видений стройный ряд возник —
Они в пространстве ясно отражались.
И я увидел замки королей,
Простого люда ощутил страданья.
Минуло с той поры немало дней,
Но мать-земля хранит свои преданья…
… …
Зажги огонь Любви Целящий,
Его без сожаленья в мир излей.
О помощи, услышав глас молящий,
Не опоздав, откликнуться успей.
Когда толпой унижен и затравлен —
— Твой дух в свободе пребывает.
В час трудный Богом не оставлен,
Дух к Свету вырваться желает.
Жизнь — Путь. Прими и осознай,
Что цель достигнешь лишь в движенье.
Полёт свободный духу дай,
А не стенай в изнеможенье.
Хвала, кто пред Творцом в смиренье
Преодолеть сумеет путь.
В конце найдёт успокоенье,
И в этом — Вечной Жизни суть.
… …
Уж утро скоро. Огонь в лампаде тает…
Перед иконой девушка склонилась.
Молитву сердца Богу посылает,
И тьма пред Светом в страхе расступилась.
Повсюду в замке властвует покой.
И только стража, не смыкая глаз,
Несёт пред королём долг чести свой,
Стремясь исполнить изданный указ.
… …
В конюшнях кони еле слышно ржали,
Томясь и выражая нетерпенье.
Они свой бег свободный предвкушали,
Чтоб ощутить с природой единенье.
… …
Блажен миг перехода ночи в день:
Луч солнца робко землю освещает,
Бесследно исчезает мрака тень,
И свежесть утра негой насыщает.
Уже в садах разлился птичий гам,
Теплом повеяло в долинах горных.
Стада коров уж бродят тут и там.
Вот мчатся всадники на лошадях задорных —
Но им навстречу юноша попался,
И всадники на миг остановились.
Крича, чтоб он отсюда убирался,
Коней пришпорив, снова в путь пустились.
Немного проскакав, они вернулись —
Его улыбка их остановила.
И дерзкие уста их разомкнулись,
И злоба из сердец оскал явила:
— Глупец! Как смел ты в этот миг
Над свитой герцога смеяться?
Сейчас ты смерти встретишь лик,
Пришла пора, знать, нам размяться.
Держи, безумец дерзкий, меч —
Я жажду кровь твою пролить,
Лишь взмахом голову отсечь
И в царство мрака проводить! —
И в высь небесную взгляд устремив,
Молитву Богу юноша послал.
Невозмутимость духа сохранив,
Тот острый меч в свои ладони взял.
— Ты видишь, Боже, как враги коварны,
И их уста проклятья источают.
Они всегда дерзки и своенравны,
Как только беззащитного встречают. —
Боль острая плечо его пронзила,
И белый свет в его очах погас.
Безжалостная тьма плащом накрыла,
Но тут раздался властный женский глас:
— Немедленно резню остановите!
Вас слишком много против одного!
Герои жалкие! Все уходите!
Не видите, вы ранили его! —
Быть может, совесть в них и пробудилась,
Они без слов пришпорили коней.
А девушка над юношей склонилась,
И жалость острая пронзила сердце ей…
… …
Что нам судьба готовит, мы не знаем,
И испытанья каждый миг нас ждут.
Себя жалеем часто и стенаем,
Надеясь, что нас грозы обойдут.
Не обуздав страстей — не обрести смиренья.
А без смиренья — Бога не познать.
Не испытать духовного прозренья,
В невежестве и мраке пребывать…
… …
Прекрасный день тихонько угасал,
В горах исчез последний солнца луч.
Мрак ночи всюду свою тень бросал,
И лунный свет пробился из-за туч.
Уютно в комнате. Зажжёны свечи.
В камине еле теплится огонь.
И девушка, склонив устало плечи,
В ладонях держит юноши ладонь.
Творцу молитву жарко посылает,
Моля, чтоб поскорее тот очнулся.
Увидеть нежный взгляд его желает.
Вдруг юноша тихонько шевельнулся…
Дыханье жизни вновь он ощутил,
Тепло огнём палящим разлилось.
— О Боже, Ты мне ангела явил —
В его уме мгновенно пронеслось.
— Ты ангел? Мне скорей ответь.
С каких полотен ты явилась?
Я на тебя готов смотреть,
Мечта моя в явь превратилась.-
А девушка рукой чела коснулась,
Дала ему отвар из трав испить.
Приветливо и нежно улыбнулась:
— Бог услыхал меня — ты будешь жить.-
… …
Так быстро время пролетело,
Эдмон совсем здоровым стал.
Его сердечко пламенело —
— Он быть с той девушкой желал.
Они гуляли среди гор,
Смотрели вниз с отвесных скал.
Природы сладостный простор
Их слух мелодией ласкал.
Цветком Камила расцветала —
— Пришло ей время полюбить.
С Эдмоном только быть желала
И душу нежностью излить.
Она смеялась рядом с ним,
Шутила, веселилась, пела.
А он любил и был любим —
Их счастью не было предела.
… …
Однажды герцог к ним гонцов прислал —
( Они вошли сей раз не смело).
Эдмона видеть он желал,
Сказал, что важное есть дело.
В соседнем замке герцог жил,
И дел дурных свершил немало.
Коварным и жестоким слыл —
Камилы сердце застонало:
— Эдмон, мне сердце говорит,
Что герцог зло к тебе питает.
В нём злоба пламенем горит —
— Он погубить тебя желает. —
— Не надо горевать, родная,
Ведь нас с тобой Господь хранит.
И в испытанья час, я знаю,
Он помощь нам свою явит. —
Он заглянул в её печальные глаза, —
Разлука вдруг тяжёлой стала.
Из грустных глаз её слеза
В мученье горестном упала…
… …
Земля… Земля… Ты много повидала,
В себя немало жертв уж приняла.
Гонимых и страдальцев укрывала,
Всем кров и пищу, и покой дала.
Ты только часть таинственной Вселенной.
Немногие найдут себе ответ,
Что лишь душа является нетленной,
Всё остальное — суета сует!
… …
К Эдмону подвели коня,
Забыв спросить его желанье.
Судьба, таинственно маня,
Ему послала испытанье.
… …
Вот крепость всадников уныло
Уж приняла в свои покровы.
В ней всё покрыто мраком было,
Собой являло зла оковы.
Перед Эдмоном вдруг предстал
Хозяин мрачного строенья.
— Знать час последний мой настал,
Так ниспошли, Господь, смиренья…
— Ну что ж, глупец?! Попал ты в сети!
На свой вопрос ты ждёшь ответ?
Теперь твой дом — лишь стены эти,
Чудес на белом свете нет!
Дерзнул ты девушку украсть?
Она моей лишь только будет,
И я натешусь ею всласть,
Ну, а тебя она забудет.
Эй, стража! Быстро в подземелье
Стащите этого глупца!
Устроим радость и веселье,
Не будет празднику конца! —
Эдмона стражники схватили,
И, в цепи грубо заковав,
В темницу быстро потащили,
На волю жребия, отдав.
От унижения его душа страдала,
И свет померк… ему хотелось пить…
Любовь Камилы силы придавала.
— Господь! Мне помоги… я должен жить…-
… …
На сердце девушки печаль царила,
Глухая боль покоя не давала.
Над замком птица скорбная парила —
— Влюблённым боль разлуки предвещала.
В молитва — ночь Камила пребывала,
А утром в дверь тихонько постучались.
Её подруга у дверей стояла —
Они с ней очень редко разлучались.
Камила ей поведала тревожно
Про всё, что так печалило её.
А Лана утешала осторожно,
Несчастье, приняв к сердцу, как своё.
Но громкий стук их разговор прервал.
Камилы сердце вдруг затрепетало.
Сам герцог у дверей её стоял —
От его взгляда, ей вдруг страшно стало.
— С Камилою я говорить желаю,
Оставьте Вы нас с ней наедине.
Сейчас я волю неба выполняю,
Оно сей скорбный жребий дало мне. —
И девушка послушно удалилась,
Закрыла плотно двери за собой.
Камилы сердце учащённо билось,
Её пугал сейчас ответ любой.
— Бродяга твой нас ловко обманул.
Когда до крепости осталось мало,
С коня он в реку быстро сиганул,
И там исчез, как будто не бывало.
Напрасно ждёшь его — он не вернётся.
Лишь отогрелся у тебя — и в путь.
Вот плут каков, он над тобой смеётся,
Коль жив, сумел всех обмануть. —
— Я не хочу сейчас Вам верить,
Он так не может поступить.
Нельзя на свой аршин всех мерить,
Нельзя Любовь ничем купить.
Эдмон вернётся, срок лишь дайте.
Он всюду Господом храним.
И Ваши тщетны планы, знайте,
Я буду вместе только с ним. —
— Посмотрим. А сейчас я удаляюсь.
Наступит миг, Вы будете со мной.
Поверьте мне, я очень постараюсь,
Чтоб Вас назвать законною женой.
Но скоро мы увидимся, я знаю. —
И злой огонь мелькнул в глазах его.
— Сыграть скорее свадьбу я желаю,
Послушайтесь совета моего. —
Когда за ним закрылась дверь входная,
Камила еле слышно застонала
И пала на колени, чуть живая,
В молитве жаркой к Господу взывала.
— Прошу, Господь, Эдмону помоги,
Не допусти, чтобы пролилась кровь.
От всякого несчастья сбереги,
Пусть сохранит его моя Любовь… —
Камила Бога горячо молила,
Стекали слёзы из её очей.
Но тут движенье чьё-то ощутила —
— Подруга вновь стояла перед ней.
— Не плачь, Камила, я с тобой,
Печаль старайся превозмочь.
Гамор там служит, он — друг мой,
Он не откажет нам помочь.
У Герцога есть подземелье,
Я думаю, что там Эдмон.
И ходит по земле поверье, —
— Оттуда слышен жуткий стон.
И в час ночной, когда стемнеет,
И будет спать ночная стража,
Гамор спуститься вниз сумеет,
Эдмону верный путь укажет.
Благослови скорей меня,
К Гамору я должна лететь,
Вели мне привести коня
И перестань с тоской смотреть. —
И тотчас привели к ним слуги,
Гнедого в яблоках коня.
Простились верные подруги,
В сердцах любовь и боль храня.
… …
Кто лжец, тот в гневе мысль таит,
Кто славы ждёт — в том правды нет.
Но всем однажды предстоит
Пред Богом свой держать ответ.
Кто жаждет злобу умножать,
И сеять зло вокруг стремится —
— Тому суда не избежать,
Дух будет в вечности томиться.
Кто чист и сердцем, и рукой,
Кто ближним всем помочь желает —
— Тот обретёт душе покой,
И радость в Вечности познает…
… …
Вот крепость перед Ланою предстала.
Пред стенами зиял глубокий ров.
Недремлющая стража охраняла
Владенья герцога, не ведавшая снов.
— Кто ты такая?! — стража прокричала.
Что потеряла ты у этих стен?
Злодея ты, быть может, повстречала,
И прячешься, боясь попасться в плен? —
— Прошу вас, мне Гамора позовите,
Он служит тоже в крепости у вас.
Быстрее же! Что ж вы стоите?
Мне нужно его видеть сей же час! —
И тут Гамора Лана увидала,
Он снял её с седла одной рукой.
В его объятья крепкие упала
И ощутила слабость и покой.
Он выслушал её повествованье,
Дал время всё подробно рассказать.
Помочь подруге выразил желанье,
Чтоб герцога коварство наказать.
— Да, знаю, был доставлен он,
Эдмон, ты говоришь, его зовут?
Да, малый храбр, разумен и силён,
Но испытаний скорби всех нас ждут. —
Подумать надо, как ему помочь;
Запоры в подземелье так крепки.
И стража не смыкает глаз всю ночь,
И стены крепости уж очень высоки. —
— И всё же я надеюсь, мой Гамор.
Хочу, чтобы ты очень постарался.
Встречаться мы не будем с этих пор,
Чтоб герцог ни о чём не догадался. —
Но тут шаги вдруг раздались —
Пред ними герцог сам предстал.
Они беседой увлеклись,
И миг опасности настал.
— Гамор, Гамор… хитёр же ты…
От всех нас девушку скрывал.
Такой чудесной красоты
Давно, признаюсь, не встречал…-.
Его тяжёлый острый взгляд
Открыто девушки коснулся.
Гамор его убить был рад,
Но, лишь учтиво улыбнулся.
И Лана, голову склоня,
Спокойно с ними попрощалась.
Вскочив на резвого коня,
Рукой взмахнула и умчалась.
… …
Движение прекрасно — ты живёшь.
Как быстротечно время — ощущаешь.
В движенье Духа много обретёшь,
Коль жизни этой суть постичь желаешь.
Ну, а когда твой друг в беде —
Спеши на помощь поскорей.
Будь он иль в горе, иль в нужде —
— Теплом Любви своей согрей….
… …
Как ночь томительно тянулась!
И глаз Камила не сомкнула.
От тяжких дум она очнулась,
Когда тень смутная мелькнула.
Камила быстро в сад спустилась
И по тропинке зашагала,
И снова тень пред ней явилась —
Она в ней герцога узнала.
— Ты здесь. Я знал, что ты придёшь.
Я от любви к тебе сгораю.
Ты лучше друга не найдёшь,
Стань мне супругой, умоляю.
Ты сказочно богатой будешь,
И все поклонятся тебе.
А хитреца того забудешь,
Лишь покорись своей судьбе. —
— О герцог, как мне жаль тебя,
Ведь ты совсем не понимаешь —
Я не смогу жить, не любя,
А ты купить меня желаешь.
Люблю Эдмона одного,
И быть лишь только с ним желаю.
Не нужно больше ничего,
Скажи, где он, я умоляю!? —
— Так знай, Камила то, что я
Вам вместе быть не допущу.
Ты так унизила меня,
Клянусь, я скоро отомщу! —
Лицо у герцога от гнева исказилось…
Камила, развернувшись, прочь пошла.
От горя её сердце гулко билось,
Ответа она так и не нашла.
Под утро её Лана навестила,
Сказала, что поможет им Гамор.
Надежду в сердце девушки вселила,
Связал сердца их тайный уговор.
… …
Как может многое Любовь!
Она целит и окрыляет,
Пьянит и будоражит кровь,
Восторгом сердце наполняет.
Блажен, чьё сердце испытало
Любя другого, отреченье.
Оно мудрей и чище стало,
Изведав горе и мученье.
… …
Эдмон в объятьях смерти пребывал,
То видел тьму, то возвращался к свету.
И неустанно к Богу он взывал,
Прося врагов своих призвать к ответу.
В час просветления, глаза открыв,
Он стражника увидел пред собой.
Гамор был очень сдержан, молчалив, —
— Прекрасный воин, посланный судьбой.
Пред узником Гамор склонился,
Поднёс к устам глоток воды.
В лице заметно изменился:
— Не избежать врагам беды… —
Гамору стало вдруг понятно,
Кого спасти решился он.
— Что ж, будет мне весьма занятно
Вернуть наследника на трон.
Держись, Эдмон, хоть сил немного,
Друзья хотят тебя спасти.
Трудна всем предстоит дорога,
Но Бог поможет нам в пути.
… …
Уж близок был побега день.
Минуты медленно тянулись…
И смерти отступала тень,
И силы к жизни вновь проснулись.
Эдмона сердце трепетало.
В бреду он больше не метался,
Ему немного лучше стало,
О жизни думать он старался.
Условный день всё приближался.
В долине Лана спрятала коня.
Гамор с достоинством держался,
В душе спокойствие храня.
Как тень, к Эдмону крался он,
Вдруг грубый оклик услыхал.
Кричавший стражник был сражён
И тут же замертво упал.
Эдмон освобожденья ждал,
Его душа к Творцу взывала.
Закован в цепи, он страдал,
Но вера силы придавала.
Дверь скрипнула. Гамор вбежал.
Дверь снова с грохотом закрылась.
В руках он крепкий меч держал,
Удар, другой, и цепь свалилась.
— Эдмон, держись, хоть сил немного,
Догнав, нас стража перебьёт.
Полна опасностей дорога,
Но помощь Бог пусть нам пошлёт.
Есть в подземелье узкий лаз,
Мы там со стражниками были,
Хоть герцог и издал указ,
Чтоб лаз камнями завалили.
Нам нужно до него добраться,
Пока рассвет не наступил.
И на охрану не нарваться,
Не потерять последних сил. —
Пропитан тленом воздух был —
Эдмон его не замечал,
Все скорби он сейчас забыл,
И смрад его не удручал.
Он жаждал на свободе быть
И неба синь увидеть вновь.
Минуты скорбные забыть
И сердцем воспевать Любовь.
… …
Заметно чище воздух стал,
Пред беглецами лаз открылся.
Для них свободы миг настал —
— Мир в полноте своей явился.
Как воздух свеж. Какая нега!
Всё удивительно вокруг,
Забыты трудности побега,
Жизнь так прекрасна стала вдруг.
— Ну что, Эдмон, пьянит свобода?
Любимые нас ждут с тобой.
Хранит их от беды природа,
И не настигнет случай злой. —
— Гамор, обязан жизнью я тебе.
Кто я такой, ведь ты не знаешь.
Но, будь признателен судьбе,
Ты сына короля спасаешь.
Отец тебя увидеть будет рад.
Захочешь, он возьмёт тебя на службу.
Тебе он даст и титул, и наград;
Клянусь, беречь я буду нашу дружбу. —
— Спасибо, друг, за добрые слова,
Работать с детских лет я был научен.
Да и среди людей пойдёт молва —
Какой я граф? Ведь я к труду приучен.
Но вот Любви останусь верен,
Без Ланы — жизнь моя пуста.
И, как в себе, я в ней уверен,
Она Божественно чиста. —
Они перед пещерой оказались.
Вершины гор купались в облаках.
Природы дивные картины открывались,
Она баюкала, как мать, в своих руках.
— Гамор, природа так красива!
Господь так дивно Мир смог сотворить!
Как женщина, то робко — молчалива,
То бунт стихий собой может явить! —
— Пора, Эдмон, ещё не близок путь,
Любимые нас ждут с тобою.
Сюда вернёмся мы когда-нибудь,
Все вместе насладимся красотою. —
Гамор внезапно сильно побледнел —
Тупая боль всё тело охватила.
Он оглянуться даже не успел,
Как острая стрела его пронзила.
— Эдмон, беги скорей, беги!
Внизу река, там плот стоит,
Прошу лишь, Лану сбереги,
Пусть Бог вас всех благословит. —
— Молчи, Гамор, не стоит говорить,
Я не смогу тебя врагам отдать.
Я вижу плот, мы сможем плыть,
Господь, не дай ему страдать! —
Смертельно раненого друга,
Он на себя с трудом взвалил.
Лишь жажда вырваться из круга,
Ему придала столько сил.
А вот и плот. Он осторожно
На брёвна друга положил.
— Господь, неужто так возможно?
Он смерть совсем не заслужил! —
Уж конники виднелись вдалеке,
Эдмон, что было сил, плот оттолкнул.
Они скользили быстро по реке,
А в спины им попутный ветер дул.
— Гамор, очнись, мы далеко уплыли, —
Но тот его не слышал и молчал.
Глаза его совсем незрячи были,
И грифа в небе он не замечал.
… …
Плот несколько часов уж плыл,
Неся груз скорбный над волнами.
Эдмон метался и скорбил:
— Как будто рок навис над нами. —
Внезапно, он услышал голоса —
Камила с Ланой с берега кричали.
— Мы ждём вас, Бог явил нам чудеса! —
Что мёртв Гамор, они не замечали.
Когда причалил к берегу Эдмон,
В лице у Ланы он заметил изумленье.
— Сморил Гамора, видно, крепкий сон. —
Но прозвучало в голосе сомненье.
И Лана, словно птица, встрепенулась,
Быстрее молнии на плот влетела,
От крика страшного вдруг захлебнулась,
— Любимый, что с тобой? — спросить успела.
И взгляд её безумием блуждал,
Она рукой оружие искала,
— Гамор, ты встречи нашей очень ждал,
Мы будем вместе — тихо прошептала.
— Камила, знаешь, я тебя любила,
Ведь наша дружба длилась столько лет,
К Гамору милому Любовь я сохранила,
И души встретят вечности рассвет.
Прощайте навсегда Эдмон, Камила!
Иду туда, где ждёт меня мой друг! —
И прямо в сердце она нож вонзила,
Природа скорбно замерла вокруг.
… …
Плот снова плавно плыл вниз по теченью.
Эдмон с Камилой плакали, скорбя.
Застыло в лицах страшное мученье —
Они во всём винили лишь себя.
Уже который час они так плыли.
Мерцали только звёзды в вышине —
В немом оцепенении застыли,
Лишь отражались в тёмной глубине.
… …
Когда на небе тучи появились,
Эдмон, печалясь, к берегу подплыл.
Красоты дивных мест пред ним открылись,
— Я здесь своих друзей бы схоронил. —
… …
К нам в жизни люди разные подходят,
Лишь избранных друзьями мы считаем.
Другие в нас поддержки не находят,
И мы их по жестокости теряем.
Для смерти нет разбора — враг иль друг;
Чужой или родной — не в этом суть.
Ты посмотри внимательно вокруг —
Коль сможешь, облегчи страдальцу путь.
Тому, кто жаждет, дай воды испить,
С голодным раздели свой хлеб и кров.
Тогда в Любви и мире будешь жить,
И избежишь бесчисленных оков…
… …
И ночи мрак уж утро разгоняло,
И солнце поднималось из-за гор,
Лучи свои в окрестностях роняло,
Лаская негой чудною простор.
Влюблённые вновь плыли на плоту
И друг на друга ласково смотрели.
Природа им дарила красоту,
А птицы о счастливой жизни пели.
Вдруг услыхали они шум погони.
Увидев, как по берегу стрелой
За ними мчались взмыленные кони,
И герцог всадникам показывал рукой.
Эдмон Камиле тихо прошептал:
— Любимая, не бойся, я с тобой.
И, видит Бог, я так давно мечтал,
Когда смогу назвать тебя женой.
Прошу, немного потерпи, родная,
Я вижу — по ту сторону реки
Спешит отца к нам конница гнедая,
И воины совсем уже близки. —
И в этот миг о камни плот разбился,
Эдмон Камилу за руку держал.
Он с верой пылкой Господу молился
И крепче девушку к себе прижал.
… …
Охоту герцог вмиг остановил —
Смотрел злорадн на несущийся поток.
И, холодея, ясно ощутил
Возмездья Божьего неотвратимый рок.
Стрела, резвяся, плоть его пронзила.
Качнувшись, он немного постоял.
Объятья смерть ему свои раскрыла,
В пучину вод с обрыва он упал…
… …
Прекрасен миг, когда ты жив остался.
Казалось, смерть была неотвратима.
Но коль душою Господу предался —
То вера в Жизнь уже несокрушима!
Тогда поймёшь, что к сердца чистоте
Стремиться нужно, проходя невзгоды.
Не в суете прожить, а в простоте
Судьбою щедрою дарованные годы.
Кто право дал суды вершить?
Ложь, ненависть — всё это грех.
В душе с Любовью будешь жить —
В делах ты обретёшь успех.
Нам дан пройти тернистый путь,
Чтоб через взлёты и паденья
Постичь Божественную суть:
Дух Праведный не знает тленья!
… …
Тиха река. Природа отдыхает…
В долине стелется туман седой.
Божественная музыка играет —
То голос флейты слышен над водой.
Могильный холм, усыпанный цветами…
Эдмон с Камилой часто здесь бывают —
Чтят жертву, принесённую друзьями,
И благодарность Богу посылают…
… …
Жизнь… Смерть — причудливо сплелись…
Судьбы нежданные мгновенья…
Паденья в бездну… взлёты ввысь…
И Дар Духовного Прозренья!

Стихи о первой любви
Стихотворение Сергея Орлова

Я встретил женщину одну И вспомнил о девчонке русой. Весь город был у ней в плену — Глаз, песенок, проказ и вкусов. Весь деревянный рай земной, Черемуховый, двухэтажный, Со средней школой, с тишиной, Со змеем в облаках бумажным. Мы не встречались десять лет. Лет шесть не знали друг о друге.. Из-под ресниц прохладных свет Метнулся в радостном испуге. Она — и не она, собой, Как светом, день преображая, Красивая передо мной Стояла женщина чужая. Я девочку любил тогда. Есть память — с этого вокзала И в юность ходят поезда. «Ты помнишь?..»— девочка сказала. Я оглянулся — Сердце сжалось: Разлукой сожжена дотла, Любовь передо мной предстала, Как степь, от солонца бела. Два-три куста воспоминаний На ней пока еще росли, Не зелень, а одно названье, Все пожелтевшее, в пыли… А дальше пепел трав горелых И отпечатки в нем цветов, Когда-то синих, алых, белых,— И я заплакать был готов. Но предо мной, открыта свету, Стройна, лукава, смущена, Стояла и ждала ответа, Как даль весенняя, она. Звала она щемящей грустью, В которой солнце, тишь, гроза… И я забыл девчонки русой Проказы, песенки, глаза.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *