Сражение у мыса тендра

В 1790 году молодой русский Черноморский флот одержал одну из первых своих славных побед — у мыса Тендра была разгромлена эскадра Османской империи. Россия в очередной раз продемонстрировала всему миру, что она умеет бить врага не только на суше, но и на море…

В начале XVIII века созданный Петром I русский флот покрыл себя бессмертной славой в боях со шведами на Балтийском море. Сражения при Гангуте (1714 г.) и Гренгаме (1720 г.) золотыми буквами вписаны в летопись морских побед России. Однако после смерти Петра I флот, его любимое детище, пришел в упадок. Лишь при Екатерине II слава о подвигах русских моряков опять стала сотрясать европейские столицы. Связаны были эти легендарные подвиги с борьбой за Черное море…

Возвращение к Русскому морю

Во второй половине XVIII века внешнеполитическая ситуация была такова. На берегах Черного моря безраздельно господствовала Османская империя (Турция). Только турецкие корабли бороздили волны этого южного моря, по которому когда-то вольно и смело плавали ладьи наших предков. Во времена Древней Русиего даже во всей Европе называли не иначе, как Русским морем — настолько велико там было присутствие славянских кораблей. Однако, после опустошительного монгольского нашествия на Русь в XIII веке, славянам пришлось оставить берега этого благодатного моря. В Крыму и на Кубани, где когда-то располагалось легендарное русское Тмутараканское княжество, утвердилось Крымское ханство — один из осколков распавшейся Золотой Орды. А все остальное побережье попало в руки турецкого султана.

К середине XVIII века такая ситуация стала для России просто невыносима: древние русские земли, устья всех южных славянских рек — Днепра, Десны, Буга, Дуная — оказались в руках врага. От турок зависело пустить или не пустить русские торговые корабли в Черное море. А если турки и пускали, то за высокую плату. Ситуация для русской торговли, для развития всех русских южных земель была просто патовая. Для развития страны, да и просто для сохранения России как самостоятельного государства, необходимо было сбросить эти тягостные оковы. И если в XVI, XVII и даже первой половине XVIII века России приходилось смиряться с этой «южной блокадой» — смиряться просто потому, что тогда не было еще сил, чтобы сбросить эти кандалы, — то с восшествием на престол Екатерины II (1762 год) Российская империя решила бросить вызов могущественной турецкой державе…

В 1768 году началась первая Русско-турецкая война. Русские сухопутные войска под руководством фельдмаршала Румянцева одерживают блистательные победы при Ларге и Кагуле, а русская эскадра полностью уничтожает турецкий флот в Чесменской бухте на Средиземном море (1770 год). Однако на Черном море русских кораблей пока еще нет — ведь Россия не обладает там ни одной гаванью, ни одной верфью. Для того чтобы сокрушить турецкий флот в Средиземном море, пришлось отправлять туда русские корабли с Балтики. Но после победного завершения в 1774 году этой первой войны с турками ситуация меняется. По условиям мирного договора Россия получила выход напрямую к Черному морю. Это был довольно небольшой по размерам участок побережья, однако он стал «гвоздем в крышку гроба» турецкого владычества в Причерноморье. Уже через несколько лет (в 1783 году) к России бескровно присоединяется Крымское ханство. Теперь уже все северное побережье Черного моря от Буга до Кубани становится русским…

В ожидании новой схватки…

Однако всем было ясно, что без сильного Черноморского флота эти земли будут оставаться крайне уязвимыми. Было это ясно и светлейшему князю Григорию Потемкину, всесильному фавориту Екатерины II и полновластному хозяину Новороссии—так тогда стали называть эти вновь присоединенные причерноморские земли. И Потемкин ведет лихорадочную деятельность по освоению новых земель, по созданию здесь портов и верфей, по строительству боевых кораблей нового флота России.

В считаные годы возникают города Николаев, Херсон, Мариуполь, Екатеринослав (ныне Днепропетровск), Симферополь. В 1783 году началось строительство главной базы русского Черноморского флота — города Севастополя. Одновременно на верфях Херсона и Николаева лихорадочно строятся боевые корабли. Необходимо было срочно подготовиться к очередному столкновению с Турцией, которое — и это было ясно всем — было уже не за горами. И действительно — в 1787 году жаждущая реванша Турция вновь объявила России войну…

В этой войне наконец заговорил в полный голос только что созданный русский Черноморский флот. И заговорил так, что сотряслись не только стены Стамбула, но и всех европейских столиц. Вся славная деятельность русского флота в этой войне связана с именем Федора Федоровича Ушакова. Простой и скромный морской офицер был замечен Потемкиным. Светлейший князь увидел в Ушакове сильный флотоводческий талант и поддержал неродовитого офицера. Ушаков становится сначала контр-адмиралом, а затем и командующим Черноморским флотом. И Потемкин не ошибся в своем выборе. Ушаков, к удивлению всей Европы, в пух и прах разбивает могущественный турецкий флот в битве у острова Фидониси (1788 год) и в Керченском проливе (июль 1790 года). Но турки не спешили признать поражение. Они еще раз решили попытать судьбу.

28-29 августа (8-9 сентября по новому стилю) 1790 года произошла битва у мыса Тендра. И на этот раз судьба-злодейка вновь была на стороне русских. Турецкий флот потерпел сокрушительное поражение. Конечно же, дело было не в судьбе и не в слепой удаче, на что неоднократно ссылались битые турки. Просто русский флот был наголову сильнее турецкого — сильнее не числом, а умением. Русские моряки, как всегда, дрались более умело и отважно, а командиром у них был гениальный адмирал Ушаков. У турецкого флота не было никаких шансов.

«Кто с мечом к нам придет…»

Сама история сражения у мыса Тендра такова. Командующий турецким флотом Хусейн-паша пообещал султану наконец-то разгромить этого дерзкого Ушак-пашу (как турки называли Ушакова). Он собрал в кулак все свои силы у мыса Тендра, расположенного между Крымом и Одессой. Неожиданно Хусейн-паша обнаружил русские корабли, идущие под всеми парусами со стороны Севастополя. И хотя количество кораблей у русских и турок было примерно одинаковым (по 50 судов с той и другой стороны), однако турки имели двойное превосходство в артиллерии (1400 орудий против 830 у русских).

Тем не менее появление русских привело турок в замешательство. Имя грозного Ушак-паши вселяло в турок ужас. Несмотря на превосходство в силах, турки стали спешно рубить канаты и в беспорядке отходить к Дунаю. Однако Ушаков догнал их и навязал решительный бой. Два дня длилось это морское сражение.

Один за другим выбывали из боя вражеские корабли. Когда 29 августа взлетел на воздух турецкий флагман «Капудания», моральный дух турок был полностью сломлен. Оставшиеся на плаву корабли неприятеля с максимальной скоростью устремились прочь от этих «проклятых урусов». (Не всем из них удалось достичь Стамбула — по пути к Босфору из-за полученных повреждений затонули еще несколько судов).

Триумф русского флота был полный. «Знаменитая победа, одержанная Черноморским флотом под предводительством контр-адмирала Ушакова, служит к особливой чести и славе русского флота. Да впишется сие достопамятное происшествие навсегда в летопись храбрых подвигов Черноморского флота», — писал Потемкин. Результатами сражения были шокированы не только в Стамбуле, но и в европейских столицах — злопыхатели России никак не ожидали таких громких успехов от столь юного и «неопытного» флота русских «варваров». Однако наша страна в очередной раз разочаровала своих недругов. Она снова доказала всему миру, что ссориться с Россией — дело весьма хлопотное. Не зря наши предки издревле руководствовались принципом: «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет». Так было всегда, так будет и впредь. На этом «обожглись» поляки в XVII веке, шведы при Петре I, французы в 1812 году. В конце XVIII века этот русский принцип на своем горьком опыте узнали турецкие захватчики. И одним из полезных «уроков» для осознания этой неприятной для агрессоров реальности стала морская битва у мыса Тендра 8-9 сентября 1790 года…

Самое интересное в истории Российского флота


Ф.Ф. Ушаков

11 сентября — Сражение у мыса Тендра. Сейчас это День воинской славы, победный день в честь победы русской эскадры под командованием адмирала Ф.Ф. Ушакова над турецким флотом у мыса Тендра (сражение у Гаджибея — Одессы) 28-29 августа (8-9 сентября) 1790 года. Эта победа, а также успехи нашей армии на Дунае, в значительной мере ускорили успешное завершение русско-турецкой войны 1787—1791 годов. Парадоксальность многих исследований флотоводческого наследия Ушакова заключается в утверждении, что его действия находились в вопиющем противоречии с тогдашними канонами морского боя.

На самом деле Ушаков не отказывался от существовавших тогда тактических принципов, а развил и довел их до совершенства. Особенно наглядно это проявилось в сражении у мыса Тендра, которое стало венцом его тактики морских сражений. Ее главными отличительными чертами был активный наступательный характер, стремление захватить инициативу и сражаться на кратчайшей дистанции, нанося сокрушающие удары по флагманским кораблям противника. О роли Ушакова в истории Российского фота читайте .

России нужны были стратегические победы

Политические события к началу 1790 года становились для России все более угрожающими. Продолжалась война с Турцией и со Швецией. Осложнились отношения с Польшей и Австрией. В этих условиях России нужны были крупные стратегические победы, как на Балтике, так и на Черном море. И эти победы были достигнуты благодаря мудрости императрицы Екатерины II, таланту и мастерству ее полководцев и флотоводцев, героизму, исключительной стойкости и самоотверженности русских солдат и матросов. Одной из них была и победа у мыса Тендра. Именно в этом году Балтийский флот одержал стратегически важную победу над шведами (подробнее читайте), а черноморцы дважды разгромили турок.


Корабль «Рождество Христово»

Возвратившись в Севастополь после разгрома турецкого флота у Керченского пролива (смотрите статью «Керченское сражение — одна из первых побед Черноморского флота»), Ушаков без промедления приступил к устранению полученных в бою повреждений. Между тем стали поступать сведения о появлении отрядов турецких кораблей то у Гаджибея (ныне Одесса), то у Тендровской косы. Эскадра Ф.Ф. Ушакова вышла из Севастополя 25 августа. В ее составе было 10 линейных кораблей, 6 фрегатов, бомбардирский корабль и 20 вспомогательных судов. Ушаков держал свой флаг на 84-пушечном линейном корабле «Рождество Христово».

Сражение у мыса Тендра — первый день

Ранним утром 28 августа сигнальщики с «Рождества Христова» обнаружили целый лес мачт. Турецкий флот стоял на якорях левее Тендры. Ушаков приказал прибавить парусов и атаковать неприятеля внезапно и стремительно, не теряя времени на перестроение из трех походных колонн в линию баталии.

Турецкий флот состоял из 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 23 вспомогательных судов. Большинство турецких кораблей превосходили наши по мореходности и силе артиллерии. Командовал флотом капудан-паша Гуссейн, а авангардом — полный адмирал Саид-бей. Неожиданное появление русских застало турок врасплох. Гуссейн решил уклониться от сражения и отходить к Дунаю. Ушаков приказал начать погоню.


Схема сражения у мыса Тендра

К 10 часам утра наши корабли стали нагонять арьергард турецкой эскадры и готовились отрезать его от основных сил. Гуссейн понял грозившую арьергарду опасность и начал построение в линию баталии, пытаясь защитить отставшие корабли. Ф.Ф. Ушаков тоже приказал флоту перестроиться в линию баталии. Благодаря отличной выучке экипажей русская эскадра вышла на ветер и сблизилась с неприятелем на дистанцию до 50 саженей, при которой в бою могут участвовать пушки даже небольшого калибра. Сражение у мыса Тендра началось в 15 часов.


Схема начала сражения

Оно носило исключительно жесткий характер. В разгар сражения были моменты, когда нашим передовым кораблям приходилось драться одновременно с тремя противниками. Главные силы русского флота были сосредоточены на поражение флагманских кораблей турок. Упреждая попытку неприятеля атаковать головные корабли с обоих бортов, Ф.Ф. Ушаков приказал трем фрегатам выйти из линии и построить корпус резерва справа от авангарда.

Около 17 часов поражение турок стало несомненным, сильно поврежденные корабли выходили из боя и спасались бегством. Наши корабли преследовали их на короткой дистанции и наносили им «великий вред» своими орудиями. На корабле Гуссейна виднелись пробоины в борту, были сильно повреждены мачты и паруса. Погоня длилась до 20 часов, но с наступлением темноты оба противника потеряли друг друга из вида и встали на якорь. Завершился первый день сражения у мыса Тендра.


Сражение у мыса Тендра
С картины А.А. Блинкова

Завершение разгрома турецкого флота

Рассвет преподнес сюрприз: турки ночевали рядом. Их суда в замешательстве спешили покинуть опасное место. Ушаков решил возобновить погоню, не тратя время на построение флота. На стеньгах «Рождества Христова», появились сигналы: «Гнать неприятеля подо всеми парусами! Вести бой на близкой дистанции!» Неожиданно один 66-пушечный корабль пошел к Кинбурнской косе. В погоню ринулись несколько наших кораблей и взяли его в плен. Ушаков же продолжал преследовать главные силы противника.

Около 10 часов наши корабли настигли флагманский корабль турецкого авангарда «Капитание» и нанесли ему еще несколько тяжелых ударов. Корабль накренился, из кормы валил дым. Турецкие матросы размахивали белыми тряпками, прося пощады. Русские пленные матросы перенесли адмирала Саид-бея в единственную русскую шлюпку, которая смогла подойти к гибнущему кораблю. Крепкий шквалистый ветер быстро раздувал пламя пожара. Вскоре огромной силы взрыв разметал обломки этого корабля.

Позднее стало известно, что ночью погиб еще один поврежденный 74-пушечный линейный корабль и несколько вспомогательных судов. Людские потери турок превысили 2000 человек, из них 733 оказались в плену. Потери русских составили 21 человек убитыми и 25 ранеными. Взятый в плен 66-пушечный линейный корабль был отремонтирован и введен в строй русского флота под именем «Иоанн Предтеча».

Бесценный опыт наших побед

Опыт многих сражений Ушакова показал, что поражение флагманского корабля турок приводит к полной дезорганизации всего турецкого флота и является вернейшим средством достижения победы. Исходя из этого Г.А. Потемкин приказал впредь для поражения флагманского корабля неприятеля создавать специальную эскадру кайзер-флага, включая в нее 4-5 лучших фрегатов. «Требуйте от каждого, чтобы дрались мужественно, или, лучше скажу, по-черноморски!», подчеркнул Потемкин.

Блестящая победа русского флота у мыса Тендра получила высокую оценку главнокомандующего и императрицы Екатерины II. Генерал-фельдмаршал князь Потёмкин-Таврический в своем приказе по итогам этого сражения отметил: «Да впишется сие достопамятное происшествие в журналы Черноморского адмиралтейского правления ко всегдашнему воспоминанию храбрых флота Черноморского подвигов». Ушаков удостоился ордена Св. Георгия II степени, что для молодого контр-адмирала было очень престижной наградой.

При написании статьи были использованы следующие материалы:

Штурм острова Корфу: день, когда даже Суворов пожалел, что он не мичман

Бытует мнение, что три белых полоски на синем форменном матросском воротнике – в честь трех великих побед российского флота: при Гангуте, Чесме и Синопе. На самом деле – это всего лишь красивая легенда, поскольку наш флот имел в своем активе побед гораздо больше. И в частности, морскую победную битву при взятии Корфу. Ведь даже великий полководец Александр Суворов, знавший толк в военных баталиях, давая оценку тому сражению, воскликнул: «Ура русскому флоту! Зачем я не был хотя бы мичманом при Корфу?»

К концу 90-годов XVIII века Корфу, считавшийся жемчужиной в ожерелье Ионических островов Греции, длительное время находился в осаде французов. Это позволяло им распространить свое влияние не только на Балканы, но и на Египет, Малую Азию и черноморские владения России. Подобный ход событий не нравился многим странам, что подтолкнуло Турцию, Россию и Англию объединиться в борьбе против французской экспансии. И по указанию российского императора Павла I осенью 1798 года на освобождение греческих островов была направлена русско-турецкая эскадра во главе с вице-адмиралом Ушаковым. Турки сразу и безоговорочно признали главенство русского адмирала, поскольку знали об Ушак-паше (так они его называли) не понаслышке. Он навел на них ужас своими победами на Черном море при Тендре, Фидониси, Тамани и особенно у мыса Калиакрия на территории сегодняшней Болгарии (впоследствии болгары поставят здесь памятник великому флотоводцу). Группу турецких кораблей, приданных эскадре, возглавлял вице-адмирал Кадыр-бей.

В течение октября эскадра с боями поочередно взяла восемь крепостей на греческих островах в Ионическом море. Оставалась одна – Корфу. Одна, но какая! Даже сегодня, когда опускаешься в ее вырубленные в скалах штольни, проходишь по пустынным бастионам, тускловатым длинным тоннелям и переходам, заглядываешь в глубинные колодцы, ощущается ее мощь. Тогда же крепость была абсолютно неприступной с суши; что касается с моря – по военной тактике тех лет подобные сооружения не брались вовсе. Неподалеку находился еще один небольшой остров Видо (Ушаков называл его «ключом от Корфу»), который также находился во власти французов и тоже был укреплен и вооружен до зубов.

В двух крепостях самого Корфу французский гарнизон насчитывал порядка трех тысяч солдат и более 650 орудий. Кроме того, на внутреннем рейде на подступах к острову стояли два пушечных корабля с общей численностью стволов – 124, плюс – три корабля классом поменьше и еще четыре вспомогательных судна. Пройти через столь мощную оборону «в лоб» было невозможно, поэтому Ушаков принял решение блокировать остров отрядом своих кораблей. При этом задачу он сформулировал четко: «Всякую коммуникацию с оным островом пресечь»…

Несмотря на огромные трудности – холодную зиму и отсутствие должного снабжения, за которое отвечала Турция, нашим морякам удалось организовать плотную блокаду острова, которая продолжалась почти четыре месяца. Французский гарнизон фактически был лишен возможности получать помощь извне. А чтобы помешать добывать себе провиант за счет грабежа местного населения, на Корфу был высажен небольшой десант из числа русских матросов и сооружены две артиллерийские батареи в его поддержку. В течение всего времени блокады и на суше, и на море почти постоянно происходили боестолкновения между нашими и французскими солдатами.

Штурмовать крепость предполагалось совместно, но турецкое командование затягивало отправку своего десанта. Вопреки обязательствам полностью обеспечивать эскадру, турецкие «партнеры» практически самоустранились от этого дела. Ушаков не получил необходимых для осады сухопутных войск ни артиллерии, ни боеприпасов. Турецкие моряки к тому же отказывались участвовать и в тяжелых осадных работах, а Кадыр-бей, не желая рисковать своими кораблями, старался воздерживаться от участия в боевых столкновениях.

Невзирая на это, Ушаков продолжал готовиться к наступлению. Матросы учились преодолевать различные препятствия, в большом количестве делали лестницы, отрабатывали сигналы для связи между кораблями и десантом. План командующего предусматривал нанесение одновременного удара по укрепленным позициям французов на Видо и Корфу. Штурм начался 2 марта. Сигналом послужило два пушечных выстрела с флагманского корабля. Это было командой не только для кораблей открыть огонь и сниматься с якоря, но и сигналом для островных артбатарей начать обстрел французских фортов. На залп из корабельных орудий, оба острова ответили мощным огнем своих береговых батарей. Однако это не остановило наши корабли, которые на малом ходу шли к острову, охватывая его полукругом. Во главе был флагман, на котором находился командующий.

Когда интенсивность огня береговых батарей снизилась, Ушаков приказал спустить на воду шлюпки для доставки на Корфу десанта. За короткое время на остров было высажено почти 2200 человек. На Видо к тому времени французы уже прекратили сопротивление и все господствующие высоты находились в руках русских. Однако французское командование до последнего было уверено, что русским не удастся взять укрепленные форты Корфу, подходы к которым были заминированы. Они не предполагали, что русские моряки найдут и безопасные проходы (покажут мирные жители) и пойдут врукопашную, оказавшись в оборонительных рвах французов. К вечеру яростное сопротивление противника было сломлено и наши десантники полностью овладели островом.

Акт о капитуляции крепости был подписан на следующий день – 3 марта, о чем российского императора уведомили незамедлительно. С падением Корфу завершилось освобождение Ионических островов. Французы потерпели поражение в одном из важнейших стратегических районов Средиземноморья. Но в самом большом выигрыше оказалось население островов, которое горячо благодарило российских моряков за освобождение и за обретенную национальную независимость. За эту победу Ушаков, не потерявший в бою ни одного корабля, был произведен в адмиралы.

Под его командованием не был потерян ни один российский корабль, ни один матрос не попал в плен к врагу.

Фёдор Фёдорович Ушаков был одним из создателей Черноморского флота, а с 1790 г. – его командиром. Благодаря ряду крупнейших побед над турецким флотом, Россия смогла установить прочный мир в Крыму. Ушаков успешно провел средиземноморский поход русских кораблей во время войны против Франции, чем вызвал восхищение и зависть знаменитого английского адмирала Нельсона. Но свою первую награду (орден Святого Владимира 4-й степени) в 1793 г. Ушаков получил не за военные действия, а за работу во время борьбы с эпидемией чумы и за заботу о матросах.

Икона Ф. Ушакова

В августе 2001 г. адмирал Фёдор Фёдорович Ушаков был канонизирован в лике праведных святых и стал небесным покровителем военных моряков.

«Сила его христианского духа проявилась не только славными победами в боях за Отечество, но и в великом милосердии, которому изумлялся даже побежденный им неприятель… милосердие адмирала Феодора Ушакова покрывало всех; он был воистину печальником народных нужд: подчиненных матросов и офицеров, всех страждущих и обездоленных, обращавшихся к нему, и всех освобожденных им за пределами России народов. И всем он благотворил, чем только мог, и народ сторицею платил ему ответной любовью. Вместе с этим он был великих добродетелей подвижник, ходатай и предстатель за русское воинство» (Из Деяний о канонизации).

Жизненный путь Ф.Ф. Ушакова

П. Бажанов «Портрет адмирала Ф.Ф. Ушакова» (1912)

Начало биографии

Фёдор Ушаков родился 13 (24) февраля 1745 г. в селе Бурнаково (сейчас это Рыбинский район Ярославской области). Его отец – Фёдор Игнатьевич Ушаков – был сержантом лейб-гвардии Преображенского полка в отставке. Был в их семье особый человек, духовный путь которого оставил в душе будущего полководца глубокий след – это его дядя, впоследствии старец Феодор Санаксарский. Он был монахом, настоятелем Санаксарского монастыря, в котом был похоронен и Ф.Ф. Ушаков. Феодор Санаксарский прославлен в 1999 г. в лике местночтимых святых Саранской епархии.

Ф. Ушаков с детства мечтал о море. Казалось бы, откуда могло появиться в душе мальчика влечение к морю, которого он никогда не видел и от которого жил очень далеко? Но этому есть объяснение: тяга к морю родилась в его душе под влиянием рассказов старика-односельчанина, служившего канониром ещё в петровском флоте. Родители не отмахнулись от детской мечты сына и отправили 16-летнего юношу в Петербург на учёбу в Морской корпус.

Окончив Морской кадетский корпус в 1766 г., Ушаков служил на Балтийском флоте. Но ещё будучи в стенах корпуса, уже гардемарином, он совершил свое первое учебное плавание на корабле «Святой Евстафий».

Русско-турецкая война 1768-1774 гг.

С 1769 г. Ф. Ушаков состоял на службе в Донской (Азовской) флотилии, в этом же году он получил чин лейтенанта. В конце 1772 г. под его командованием в крейсерстве в Чёрном море вдоль южного берега Крыма находился прам «Курьер».

Прам с 48 пушками

Прам – это плоскодонное артиллерийское парусное судно XVIII в. Вооружение от 18 до 38 пушек применялось для действий на мелководье, у берегов и в реках против крепостей и береговых укреплений.

В 1773 г. Ушаков командовал 16-пушечным кораблём «Модон», участвуя в отражении высадившихся в Балаклаве турок.

Итоги этой войны были очень важными для России: Крым был объявлен независимым от Турции. Россия получила Большую и Малую Кабарду, Азов, Керчь, Еникале и Кинбурн, с прилегавшей к нему степью между Днепром и Бугом. Русские корабли могли свободно ходить по турецким водам; русские подданные получили право пользоваться всеми теми выгодами, которыми пользовались в пределах Турции союзные туркам народы; Порта признала титул русских императоров и обязалась называть их падишахами, даровала амнистию и свободу вероисповедания балканским христианам, предоставила представителям России принимать на себя роль защитников славян и ходатайствовать за них. Порта обязалась также распространить амнистию на Грузию и Мингрелию и не брать с них больше подати отроками и отроковицами. Русские поданные получили право без всякой платы посещать Иерусалим и другие священные места. За военные издержки Турция обязалась уплатить России 4,5 млн рублей. 13 января 1775 г. был подписан Кучук-Кайнарджийский мир.

Но этот очень невыгодный для Турции Договор был главной причиной новой русско- турецкой войны.

И. Айвазовский «Черноморский флот» (1890)

Служба Ф. Ушакова в военном флоте продолжалась. С 1775 г. он командовал фрегатом, а в 1776-1779 гг. участвовал в походе на Средиземное море с целью проводки фрегатов в Чёрное море. Выполнял и другие задания. Два года (1780-1782) он командовал линейным кораблём «Виктор», который участвовал в реализации политики «вооружённого нейтралитета» в составе эскадры на Средиземном море. В последующие годы Ушаков участвовал в строительстве пункта базирования флота в Севастополе, авангарда Черноморского флота.

Памятник Ф.Ф. Ушакову в Херсоне

Во время постройки кораблей в Херсоне был удостоен ордена св. Владимира IV степени (1785) за успешную борьбу с эпидемией чумы в городе.

Русско-турецкая война 1787-1791 гг.

В начале войны Ушаков командовал линейным кораблём «Святой Павел». Ф.Ф. Ушаков был уже опытным командиром, он сделал серьёзный вклад в развитие тактики парусного флота. Используя накопленный тактический опыт, он смело перестраивал флот в боевой порядок, ставил свой корабль передовым и занимал при этом опасные положения, поощряя собственным мужеством своих командиров. Мог быстро оценивать боевую обстановку, проводить решительную атаку. Адмирала Ф. Ф. Ушакова по праву считают основателем русской тактической школы в военно-морском деле. В боях он одерживал блестящие победы, при этом сохраняя команду корабля и сам корабль.

Сражение у Фидониси

Сражение у Фидониси

Сражение у Фидониси 14 июля 1788 г. было первым морским сражением русско-турецкой войны 1787-1792 гг. между флотами России и Османской империи, а также боевым крещением Севастопольской эскадры. И хотя бой у Фидониси не имел значительного влияния на ход кампании, но первая победа флота над значительно превосходящими силами противника имела большое психологическое значение.

Турецкий флот состоял из 15 линейных кораблей (из них пять 80-пушечных), восьми фрегатов, трех бомбардирских кораблей и 21 мелкого судна.

Флоты встретились утром 14 июля 1788 г. у острова Фидониси (Змеиный). Соотношение сил сторон было неблагоприятно для российского флота. Турецкая эскадра имела 1120 орудий против 550 у русской. На вооружении турецких кораблей были чугунные или медные пушки, в основном 22-фунтового (156 мм) калибра. Русская эскадра состояла из 2 кораблей 66-пушечного ранга, 10 фрегатов (от 40 до 50 пушек) и 24 мелких судов.

Турецкий флот выстроился в две кильватерные колонны и начал спускаться на русскую линию, атаковав авангард русских под командой бригадира Ф. Ф. Ушакова. Вскоре два турецких линейных корабля были вынуждены выйти из боя. «Св. Павел» под командованием Ушакова пошёл на помощь фрегатам. Корабль Капудан-паши оказался с одного борта под огнем фрегатов, а с другого – корабля Ушакова. Все попытки турецких кораблей исправить положение немедленно пресекались русскими фрегатами. Удачный залп с фрегата повредил корму и бизань-мачту флагмана, и Гассан-паша стал стремительно уходить с поля боя. За ним последовал и весь турецкий флот.

Успех был очень впечатляющим. Турецкий флот уже не имел господства над морем, а Крым не подвергался опасности высадки десанта. Турецкий флот ушел к румелийским берегам, а эскадра Войновича – в Севастополь для ремонта. Потёмкин оценил боевое искусство Ушакова, наградив его орденом святого Георгия IV степени, произвел в контр-адмиралы и назначил командующим всего корабельного флота в Севастополе.

Керченское морское сражение

Керченское сражение

8 июля 1790 г. произошло Керченское морское сражение. Турецкая эскадра с 10 линейными кораблями, 8 фрегатами, 36 вспомогательными судами вышла из Турции для высадки десанта в Крыму. Её встретила русская эскадра (10 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 бомбардирский корабль, 16 вспомогательных судов) под командованием Ушакова.

Турецкий флот с ходу атаковал русский, направив свой главный удар на авангард бригадира флота Г. К. Голенкина. Однако тот выдержал атаку неприятеля и точным ответным огнём сбил его наступательный порыв. Капудан-паша продолжил свой натиск. Тогда Ушаков, отделив наиболее слабые фрегаты, сомкнул корабли плотнее и поспешил на помощь авангарду. Этим маневром Ушаков хотел отвлечь противника на слабые суда, но Гуссейн-паша усиливал давление на авангард.

Оказалось, что ядра с русских фрегатов не долетают до неприятеля. Тогда Ушаков подал им сигнал выйти из линии для возможного оказания помощи авангарду, а остальным кораблям сомкнуть образовавшуюся между ними дистанцию. Не подозревая об истинных намерениях русского флагмана, турки очень обрадовались, но зря. Ушаков, мгновенно оценив обстановку, подал сигнал фрегатам резерва защитить свои передовые корабли. Фрегаты подоспели вовремя и заставили турецкого вице-адмирала пройти между линиями под сокрушительным огнём русских кораблей. Тем временем Ушаков стал сближаться с противником на дистанцию картечного выстрела и дал залп всей артиллерией. Противник был засыпан картечью. Турки пришли в замешательство. Они стали поворачивать всей колонной, подставив себя под мощный залп флагманского 80-пушечного корабля Ушакова «Рождество Христово» и 66-пушечного «Преображения Господня», получив большие разрушения и потери в живой силе, т.к. на борту турецких кораблей находился десант, предназначенный для высадки в Крыму. Ушаков, выйдя из линии, угрожал абордажем (способ ведения морского боя во времена гребного и парусного флотов, а также способ сцепления кораблей для передачи (приёма) грузов или людей).

Абордаж

Турки дрогнули и пустились в бегство, от полного разгрома их спасла только лёгкость в ходу турецких кораблей.

Ушаков проявил себя умелым командиром, способным творчески мыслить и принимать неординарные тактические решения. В сражении ярко проявилось преимущество русских моряков в морской выучке и огневой подготовке. Победа русского флота в Керченском сражении сорвала планы турецкого командования по захвату Крыма.

Сражение у мыса Тендра

Это сражение было неожиданным: стоявший на якоре турецкий флот заметил российский флот, идущий под всеми парусами в походном строюпод командованием Ушакова. Соотношение орудий было в пользу турецкого флота – у турков 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 14 мелких судов, у русских 5 линейных кораблей, 11 фрегатов и 20 более мелких судов. Однако турецкий флот стал поспешно отходить. Но, подойдя к противнику на дистанцию картечного выстрела, Ф. Ф. Ушаков принудил его к бою.

Победа Черноморского флота при Тендре оставила яркий след в боевой летописи отечественного флота и вписана в историю военно-морского искусства. Тактика действий Ушакова имела активный наступательный характер. Если в двух предыдущих сражениях Черноморский флот осуществлял первоначально оборонительные действия с переходом в контратаку, то в данном случае изначально имела место решительная атака с чётким тактическим замыслом. Умело и эффективно был использован фактор внезапности и реализованы принципы сосредоточения сил на направлении главного удара и взаимной поддержки.

Ушаков лично участвовал во всех эпизодах сражения, находясь в самых ответственных и опасных местах, являя подчиненным образец храбрости, личным примером побуждая их к решительным действиям. Но не сковывал инициативы младшим флагманам и командирам кораблей. Турецкий флот потерял в этом бою 2 тыс. человек ранеными и убитыми, а русские – всего 21 человека убитыми и 25 ранеными.

Сражение при Калиакрии

Сражение у мыса Калиакрия произошло 31 июля 1791 г. Турецкий флот: 18 линейных кораблей, 17 фрегатов и 43 более мелких судов, стоящих на якоре. Черноморский флот под командованием Ф. Ф. Ушакова: 16 линейных кораблей, 2 фрегатов, 2 бомбардирских кораблей, 17 крейсерских судов, брандер и репетичное судно. Соотношение орудий было 1800 против 980 в пользу турок.

Контр-адмирал Ушаков, заканчивая перестроение флота в боевой ордер, на самом быстроходном флагманском корабле «Рождество Христово», вопреки устоявшемуся в морской тактике правилу находиться в центре, пошёл вперёд, обгоняя свои передовые корабли. Это позволило ему сорвать замысел алжирского паши обогнуть головные корабли Черноморского флота. Метким огнём он нанёс ему значительный урон. Алжирский флагман был ранен и вынужден отойти внутрь своего боевого построения.

Памятник Ф.Ф. Ушакову на Мысе Калиакре

Черноморский флот, сблизившись с противником на предельно короткую дистанцию, атаковал турецкий флот. Флагманский корабль Ушакова, став передовым, вступил в бой с четырьмя кораблями, не давая им развить атаку. Этим манёвром Ушаков окончательно нарушил боевой порядок передовой части турок, а Черноморский флот с успехом развивал атаку. При этом турецкие корабли были настолько стеснены, что стреляли друг в друга. Турецкие корабли начали уходить.

8 августа Ушаков получил известие от генерал-фельдмаршала Н. В. Репнина о заключении перемирия и повеление о возвращении в Севастополь.

В 1793 г. Ф. Ушаков был произведён в вице-адмиралы.

Средиземноморский поход Ф. Ушакова

В 1798-1800 гг. по приказу императора Павла I Ушаков был назначен командующим российскими военно-морскими силами в Средиземном море для поддержки действий войск антифранцузской коалиции.

Во время этого похода Ушаков проявил себя крупным флотоводцем, искусным политиком и дипломатом при создании греческой Республики Семи Островов под протекторатом России и Турции. Под его командованием русский флот во взаимодействии с армией овладел Ионическими островами, островом Корфу (Керкира), участвовал в других операциях. В 1799 г. он был произведён в адмиралы, а в 1800 г. эскадра Ушакова вернулась в Севастополь.

В результате действий Ушакова в Средиземноморье Франция лишилась господства в Адриатике, утратила Ионические острова, а приобретение Россией военно-морской базы Корфу помогло союзникам в последующих войнах с Францией в 1805-1807 гг.

Последние годы жизни

В 1807 г. Ушаков был уволен в отставку с мундиром и пенсией и через некоторое время поселился в приобретенной деревне Алексеевка Темниковского уезда Тамбовской губернии, недалеко от Санаксарского монастыря. Во время Отечественной войны 1812 г. был избран начальником ополчения Тамбовской губернии, но из-за болезни отказался от должности.

В последние годы жизни Ф. Ф. Ушаков посвятил себя молитве, занимался благотворительной деятельностью. Он умер 14 октября 1817 г. в своём имении в деревне Алексеевка (ныне Республика Мордовия).

В честь адмирала Ф. Ушакова

В честь знаменитого флотоводца названы корабли, учебные военные заведения, улицы и площади, соборы. Его именем названы бухта в юго-восточной части Баренцева моря и мыс на северном побережье Охотского моря. В честь Ушакова назван астероид 3010 Ushakov. Ему установлены многочисленные памятники, в том числе в Болгарии, Италии.

Медаль Ушакова

Медаль Ушакова

Государственная награда СССР и Российской Федерации. Учреждена Указом Президиума ВС СССР от 3.03.1944 «Об учреждении военных медалей: медали Ушакова и медали Нахимова». Указом Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 2 марта 1992 г. № 2424-1 медаль оставлена в системе государственных наград Российской Федерации. Учреждена вновь Указом Президента Российской Федерации от 2 марта 1994 г. № 442. Медаль выполнена по проекту архитектора М. А. Шепилевского.

Медалью Ушакова награждались матросы и солдаты, старшины и сержанты, мичманы и прапорщики Военно-Морского Флота и морских частей пограничных войск за мужество и отвагу, проявленные при защите социалистического Отечества на морских театрах как в военное, так и в мирное время.

Орден Ушакова I степени

Орден Ушакова II степени

Советская флотская награда времён Великой Отечественной войны. Учреждён Указом Президиума ВС СССР от 3.03.1944 об учреждении военных орденов: ордена Ушакова I и II степени и ордена Нахимова I и II степени, одновременно с орденом Нахимова специально для награждения офицеров Военно-Морского Флота. Орден выполнен по проекту архитектора М. А. Шепилевского. Орденом Ушакова награждаются офицеры Военно-Морского Флота за выдающиеся успехи в разработке, проведении и обеспечении морских активных операций, в результате чего в боях за Родину была достигнута победа над численно превосходящим врагом.

Морской медведь: адмирал Ушаков и его победы

24 февраля 1745 года вдали от морей и океанов, в русской глубинке, родился Федор Федорович Ушаков — непобедимый адмирал, заложивший победные традиции русского Черноморского флота. В день 275-летия Ушакова «Известия» вспоминают судьбу великого российского флотоводца.

Его малая родина — сельцо Бурнаково, что затерялось в современном Рыбинском районе Ярославской области. В наши дни постоянных жителей в Бурнакове нет, ушаковская деревушка практически необитаема. Да и в те времена многолюдностью она не отличалась. И дворяне Ушаковы, не нажившие от трудов праведных палат каменных, жили небогато.

Поступить в гвардию он не решился: не хватало денег на блестящую светскую жизнь. Его школой стал Морской кадетский корпус, после которого Ушаков начал служить на кораблях Балтийского флота. В то время — единственного у России.

Прижизненных портретов Ушакова не сохранилось. Причиной тому — скромный нрав адмирала. Достоверных воспоминаний о нем тоже практически не осталось. По отдаленным слухам мы можем судить, что был он плечист, крепок телесно — сущий медведь с ярославского герба. Не был чужд литературного дара, ярко составлял реляции и приказы. В то же время — неловко чувствовал себя при дворе, сторонился балов и парадов. Хотя несколько лет прослужил в образцово-показательной морской гвардии в столице и придворные порядки волей-неволей вызубрил. Когда австрийский офицер в докладе однажды назвал русского моряка адмиралом фон Ушаковым, Суворов резко его прервал: «Возьми себе свое «фон», а русского адмирала, героя Калиакрии и Корфу, изволь величать Федором Федоровичем Ушаковым!» Такое отношение говорит о многом: Ушаков и по манерам, и по духу был истинно русским человеком.

Звездный час

Ушакову доверял всесильный князь Григорий Потемкин — строитель и покровитель русского Черноморского флота. Первый орден — Святого Владимира IV степени — капитан первого ранга Ушаков получил в 1785 году не за баталии, а за борьбу с чумой. В те дни на Херсонских верфях, да и вообще в Причерноморье свирепствовала эпидемия. По приказу Ушакова всех больных незамедлительно изолировали. Их переселяли в специальные землянки. Круглосуточно горели костры, и рабочие окуривали свою одежду, вытравляя заразу. Быстро были сколочены госпитальные палаты… Ушаков не думал о личной выгоде — и спас жизни многим морякам.

Фото: commons.wikimedia.org Князь Григорий Потемкин

А в 1787-м началась война с турками. Первый бой ему пришлось провести под руководством графа Марко Войновича — ровесника, уже носившего эполеты адмирала. Бригадир Ушаков при Фидониси командовал авангардом эскадры. Турецкий флот превосходил русский и по количеству, и по качеству кораблей. Но сказалась выучка русский артиллеристов и ушаковское умение действовать продуманно и дерзко. Виктория была настолько внушительной, что Ушаков и Войнович не сумели поделить славу, огорошив Потемкина доносами друг на друга. Потемкин наградил обоих, но в будущих кампаниях сделал ставку на Ушакова. И он снова и снова трепал и бил турецкий флот — при Керчи и Тендре. Совершал неожиданные высадки в османских портах.

Фото: commons.wikimedia.org Орден Святого Владимира IV степени

Но главную победу над Османским флотом Ушаков одержал в самом конце русско-турецкой войны, в 1791 году. Мыс Калиакрия (Калиакра) расположен в Болгарии, в переводе с греческого его название означает «красивый мыс». Тонкий перешеек на 2 км врезается в море. Там и сосредоточился османский флот.

В помощь турецкой черноморской эскадре подоспело подкрепление из Африки под командованием Сеида-Али — выходца из Алжира, знаменитого честолюбца. Чтобы распалить в своих матросах боевой дух, он делал громкие заявления: «Я проучу Ушакова! Доставлю его в Стамбул в цепях, как зверя!» Эти хвастливые заявления дошли и до Ушакова.

Фото: commons.wikimedia.org Сражение при Фидониси. Июль 1788 года

У турок было 18 линейных кораблей, 17 фрегатов, общее число орудий — 1,6 тыс. стволов на крупных кораблях. А еще — 43 вспомогательных корабля, также неплохо оснащенных. Помогали туркам и береговые укрепления с артиллерией. Эскадра Ушакова состояла из 18 линейных кораблей, двух фрегатов и 19 вспомогательных судов. Итого — меньше тысячи орудий.

Сражение при Тендре. 28–29 августа 1790 года

Фото: commons.wikimedia.org

Завидев турецкие корабли, Ушаков решился на молниеносную атаку — чтобы ошарашить противника. Тремя колоннами под огнем батарей с двух сторон русские фрегаты прошли между берегом и турецкой эскадрой.

В кульминации боя Ушаков на корабле «Рождество Христово» атаковал корабль Сеида-Али. Раненый паша покинул поле боя.

Сражение при Калиакрии. 11 августа 1791 года

Фото: commons.wikimedia.org

Ушаков писал Потемкину: турецкий флот был «весьма разбит, замешан и стеснен так, что неприятельские корабли сами друг друга били своими выстрелами». Турки беспорядочно отступали к Константинополю. «О, великий! Твоего флота больше нет!» — такими словами начал свой доклад султану Сеид-Али.

Недаром болгары считают битву при Калиакрии прологом к освобождению от турецкого ига.

Республика Семи Островов

Закончилась война. Не стало и Потемкина. Ушакова после всех побед наградили чуть менее щедро, чем это случилось бы при князе Таврическом. Но он продолжал укреплять Черноморский флот.

Ушаков снова понадобился большой политике в 1798 году, когда набирала ход антифранцузская коалиция европейских монархий.

Фото: commons.wikimedia.org Император Павел I

Павел I, ставший великим магистром ордена госпитальеров, мечтал освободить от революционных французов Мальту и получить базы для русского флота на Средиземном море. Объединенную русско-турецкую эскадру (вчерашние враги вступили в коалицию с Россией) возглавил Ушаков. Ушак-паша, как называли его новые союзники, первым делом отправился изгонять войска Директории с греческих островов.

Корфу, важнейший в стратегическом отношении остров, надежно прикрывали бастионы на близлежащем Видо. Позиции французов казались неприступными. Но Ушаков умело организовал осаду, отбивая все попытки французов прорваться на помощь к заблокированному гарнизону. Всё решил кровопролитный бой за бастионы Видо 18 февраля 1799 года. Под знаменами Ушакова воевали не только русские, но и турки, и греческие ополченцы. В плен сдались почти 3 тыс. французов, включая четырех генералов. Знамена, орудия, склады — всё досталось победителям.

Штурм морской крепости Корфу. 18–20 февраля 1799 года

Фото: commons.wikimedia.org

На Ионических островах и в наше время русского адмирала почитают как освободителя. И по праву. Посоветовавшись с местными представителями, Ушаков учредил Республику Семи Островов со столицей в Корфу. Это было первое суверенное греческое государство за несколько веков.

Не случайно, узнав о победе при Корфу, сам Суворов написал адмиралу восторженное письмо, в котором припомнил слова Петра I: «Россия в мире одна, она соперниц не имеет». Завершил фельдмаршал свое послание восклицанием: «Зачем я не был при Корфу хотя мичманом!» Для Ушакова, считавшего Суворова своим учителем, такая похвала была превыше всех наград.

Санаксарский отшельник

Стараниями Ушакова Черное море снова стало русским. Но новый император — Александр I — перевел флотоводца в столицу командовать Балтийским гребным флотом. Это было престижное, но не боевое назначение. И Ушаков заскучал. Да и старые раны давали о себе знать. В 1807 году он подал в отставку — со скромной пенсией и правом ношения мундира.

Император Александр I

Фото: commons.wikimedia.org

Старость Федор Федорович провел одиноко, в тихой деревушке неподалеку от Санаксарского монастыря. Основателем этой обители был родной дядя и тезка адмирала — старец Феодор Санаксарский. Всё больше времени адмирал проводил в кельях, стал в монастыре своим человеком, хотя пострига не принимал. Десять лет он безвылазно провел в этом глухом краю на Тамбовщине.

Фото: commons.wikimedia.org/Рассоха С. C. Могила Ушакова в Санаксарском монастыре, сентябрь 2007 года

В 1812 году, в грозные дни наполеоновского нашествия, Ушакова по старой памяти избрали начальником Тамбовского ополчения. Он благодарил сограждан за такую честь, но от военных дел отказался. Силы отказывали ему, а быть «свадебным адмиралом» Ушаков не желал. Он тихо умер в монастырских стенах осенью 1817 года — всеми забытый.

Запоздалая слава

За всю жизнь адмирал Ушаков не потерял ни одного корабля — ни в боях, ни в бурях. Ни один матрос, сражавшийся под его командованием, не попал в плен.

В фильме Михаила Ромма «Адмирал Ушаков» победами русского флотоводца восхищается молодой британский офицер Горацио Нельсон. Он учится у Ушакова и вслед за ним отказывается от рутинной «линейной тактики», сковывавшей тактические возможности флотоводцев. Так ли это было?

Фото: РИА Новости Кадр из художественного фильма «Адмирал Ушаков», снятого режиссером Михаилом Роммом на киностудии «Мосфильм» в 1953 году. В роли Федора Ушакова — актер Иван Переверзев

Конечно, британцы изучали морские сражения на Черном море и могли убедиться в том, что использование резерва и маневренная атака на главные силы противника не раз приносили русскому адмиралу успех в сражении. В битвах с огромными турецкими эскадрами Ушаков неизменно сосредотачивал огонь на флагманских кораблях — и находил кратчайшие пути к победе.

Но настоящую славу Ушаков снискал только во время Средиземноморского похода. И Нельсон, который в той кампании вел себя не безукоризненно, общался с «русским медведем» почтительно.

Орден Ушакова

К началу ХХ века Ушаков был почти забыт. Ему не ставили памятников, о нем не писали книг. В пантеоне героев России он оказался в тени адмирала Павла Нахимова, павшего за Отечество в осажденном Севастополе.

После революции слава царского адмирала и вовсе должна была померкнуть. Но случилось наоборот.

В годы Великой Отечественной возникла идея главной военно-морской награды — ордена, которым бы награждались флотоводцы. По образцу ордена Суворова. Возник вопрос: чьим именем назвать награду? Занялся этим адмирал Николай Кузнецов.

Фото: commons.wikimedia.org Орден адмирала Ушакова I степени, учрежденный Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта 1944 года

У него возникли две кандидатуры — Нахимова и Ушакова. Об обоих он доложил Сталину. Но кого поставить выше? Вроде бы Нахимов был куда более знаменит… Но, погрузившись в историю сражений, Кузнецов отдал предпочтение Ушакову: ведь он изменил тактику морского боя, не потерпел ни одного поражения… Долгая, безупречная победная карьера. Поразмыслив, с адмиралом согласился и Сталин. С тех пор и начался ренессанс интереса к Ушакову. Стали выходить книги и диссертации, посвященные наследию великого флотоводца. Так орден Ушакова стал более «весомым», чем орден Нахимова.

И началась у адмирала заслуженная посмертная слава. В театрах шла пьеса об Ушакове. Режиссер Михаил Ромм приступил к созданию цветной кинодилогии об Ушакове — «Адмирал Ушаков» и «Корабли штурмуют бастионы».

Мозаичный лик праведного воина Феодора Ушакова на западном фасаде колокольни Санаксарского монастыря

Фото: commons.wikimedia.org

В городах стали появляться улицы Ушакова, ему возводились памятники. Словом, справедливость восторжествовала. А к концу ХХ века оказалось, что Ушаков пользуется особым почитанием у православных верующих. В особенности в том краю, где он провел свои последние тихие годы и где похоронен. В 2001 году он был причислен к лику святых как праведный воин. А для русских моряков Ушаков — символ доблести и флотоводческой прозорливости.

Так случилось: в наши дни он значит для России больше, чем 100 или 200 лет назад. Суд Истории иногда выносит запоздалые, но справедливые решения.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *