Слово о пушкине

Русские писатели и поэты о Пушкине

Георгий Адамович:
«Может быть, настоящее царство Пушкина ещё впереди, может быть, истинный пушкинский день ещё придет. Это очень большой вопрос и для всей русской культуры очень важный»
(Из статьи «Пушкин». 6 мая 1962 г.)
Иннокентий Анненский:
«Гуманность Пушкина была явлением высшего порядка: она не дразнила воображения картинами нищеты и страдания и туманом слез не заволакивала сознания: её источник был не в мягкосердечии, а в понимании и чувстве справедливости. И гуманность была, конечно, врожденной чертой избранной натуры Пушкина».
( Из статьи «Пушкин и Царское село». 1899.)
«…все, что было у нас до Пушкина, росло и тянулось именно к нему, к своему ещё не видному, но уже обещанному солнцу. Пушкин был завершителем старой Руси. Пушкин запечатлел эту Русь, радостный её долгим неслышным созреванием и бесконечно гордый её наконец-то из-под сказочных тряпиц засиявшим во лбу алмазом».
(Из статьи «Эстетика мертвых душ и её наследие». 1911.)
Николай Асеев:
«Пушкин стал хозяином языка литературного, постигши все разнообразие сказок и пословиц, прибауток и присказок, заостренных рифмой и неожиданных по размеру. Соединение большой культуры речи с огромным чувственным ощущением жизни, с душевной возбудимостью общественной создало из пушкинского гения еще незнакомое России до его времени явление…»
(Из статьи «Грамотность и культура». 1957)
«Пушкина не обоймешь словами. Так многопланово, разнообразно и безгранично его творчество, что человечество ещё века будет разбираться в оставленном им наследстве»
(Из статьи «Мысли о Пушкине».25 января1962)
А. А. Ахматова:
«Он победил и время и пространство»
(Из статьи «Слово о Пушкине». 1961.)
Константин Бальмонт:
«Пушкин был поистине солнцем русской поэзии, распространившим свои лучи на громадное расстояние и вызвавшим к жизни бесконечное количество больших и малых спутников. Он сосредоточил в себе свежесть молодой расы, наивную непосредственность и словоохотливость гениального здорового ребенка, для которого все ново, который на все отзывается, в котором каждое соприкосновение с видимым миром будит целый строй мыслей, чувств и звуков».
(«О русских поэтах. Фрагменты из лекций». 1897.)
Андрей Белый:
«Все мы с детства обязаны хвалить Пушкина. Холодны эти похвалы. Они не гарантируют нас от позднейших увлечений музой Надсона или ловкой музой графа А.Толстого. Пушкин самый трудный поэт для понимания; в то же время он внешне доступен. Легко скользить на поверхности его поэзии и думать, что понимаешь Пушкина. Легко скользить и пролететь в пустоту».
(Из статьи «Брюсов». 1908.)
А. А. Блок:
«Наша память хранит с малолетства веселое имя: Пушкин. Это имя, этот звук наполняет собою многие дни нашей жизни. Сумрачные имена императоров, полководцев, изобретателей орудий убийства, мучителей и мучеников жизни. И рядом с ними – это легкое имя: Пушкин. Пушкин так легко и весело умел нести свое творческое бремя, несмотря на то, что роль поэта – не легкая и не веселая; она трагическая; Пушкин вел свою роль широким, уверенным и вольным движением, как большой мастер; и, однако, у нас часто сжимается сердце при мысли о Пушкине: праздничное и триумфальное шествие поэта, который не мог мешать внешнему, ибо дело его – внутреннее – культура, – это шествие слишком часто нарушалось мрачным вмешательством людей, для которых печной горшок дороже Бога.»
( Из речи «О назначении поэта», произнесенной в Доме литераторов на торжественном собрании в 84-ю годовщину смерти Пушкина. 1921.)
«Мы знаем Пушкина – человека, Пушкина – друга монархии, Пушкина – друга декабристов, Все это бледнеет перед одним: Пушкин – поэт».
«…Пушкина убила не пуля Дантеса. Его убило отсутствие воздуха. С ним умирала его культура».
(Из речи «О назначении поэта», произнесенной в Доме литераторов на торжественном собрании в 84-ю годовщину смерти Пушкина. 10 февраля 1921 г.)
Валерий Брюсов:
«Пушкин сознавал, что ему суждена жизнь недолгая, словно торопился исследовать все пути, по которым могла пройти литература после него. У него не было времени пройти эти пути до конца: он оставлял наброски, заметки, краткие указания; он включал сложнейшие вопросы, для разработки которых потом требовались многотомные романы, в рамку краткой поэмы или даже в сухой план произведения, написать которое не имел досуга. И до сих пор наша литература ещё не изжила Пушкина; до сих пор по всем направлениям, куда она порывается, встречаются вехи, поставленные Пушкиным в знак того, что он знал и видел эту тропу».
( Из статьи «Разносторонность Пушкина». 1922.)

Иван Бунин:
«Полтора века назад Бог даровал России великое счастье. Но не дано было ей сохранить это счастье. В некий страшный срок пресеклась, при её попустительстве, драгоценная жизнь Того, Кто воплотил в себе её высшие совершенства. А что сталось с ней самой, Россией Пушкина, — опять-таки при её попустительстве, ведомо всему миру. И потому были бы мы лжецами, лицемерами – и более того: были бы недостойны произносить в эти дни Его бессмертное имя, если бы не было в наших сердцах и великой скорби о нашей общей с Ним родине….Не поколеблено одно: наша твердая вера , что Россия, породившая Пушкина, все же не может погибнуть, измениться в вечных основах своих и что воистину не одолеют её до конца силы Адовы».
(< К пушкинской годовщине>. 21 июня 1949 г.)
А. И Герцен:
«…Пушкин – до глубины души русский… Ему были ведомы все страдания цивилизованного человека, но он обладал верой в будущее, которой человек Запада уже лишился».
«Подобно всем великим поэтам он всегда на уровне своего читателя; он становится величавым, мрачным, грозным, трагичным, стих его шумит, как море, как лес, раскачиваемый бурею, и в то же время ясен, прозрачен, сверкает, полон жаждой наслаждения и душевных волнений. Русский поэт реален во всем, в нем нет ничего болезненного, ничего от того преувеличенного патологического психологизма, от того абстрактного христианского спиритуализма, которые так часто встречаются у немецких поэтов. Муза его – не бледное создание с расстроенными нервами, закутанное в саван, а пылкая женщина, сияющая здоровьем, слишком богатая подлинными чувствами, чтобы искать поддельных, и достаточно несчастная, чтобы иметь нужду в выдуманных несчастьях».
(О Пушкине. 1850.)
Н. В. Гоголь:
«Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла».
«Сочинения Пушкина, где дышит у него русская природа, так же тихи и беспорывны, как русская природа. Их только может совершенно понимать тот, чья душа носит в себе чисто русские элементы, кому Россия родина, чья душа так нежно организована и развилась в чувствах, что способна понять неблестящие с виду русские песни и русский дух».
( Из статьи «Несколько слов о Пушкине». 1832.)
А. М. Горький:
«Как-то чудесно, сразу после нашествия Наполеона, после того, как русские люди в мундирах офицеров и солдат побывали в Париже, явился этот гениальный человек и на протяжении краткой жизни своей положил незыблемые основания всему, что последовало за ним в области русского искусства. Без Пушкина были бы долго невозможны Гоголь – которому он дал тему пьесы «Ревизор», — Лев Толстой, Тургенев, Достоевский, — все эти великие люди России признавали Пушкина своим духовным родоначальником».
«Творчество Пушкина – широкий, ослепительный поток стихов и прозы, Пушкин как бы зажег новое солнце над холодной, хмурой страной, и лучи этого солнца сразу оплодотворили её. Можно сказать, что до Пушкина в России не было литературы, достойной внимания Европы и по глубине и разнообразию равной удивительным достижениям европейского творчества»
«В творчестве Пушкина чувствуется нечто вулканическое, чудесное сочетание страстности и мудрости, чарующей любви к жизни и резкого осуждения её пошлости, его трогательная нежность не боялась сатирической улыбки, и весь он – чудо».
(Из предисловия к изданию сочинений А.С.Пушкина на английском языке. 1925.)
«Пушкин для русской литературы такая же величина, как Леонардо для европейского искусства»
(Из лекций по истории русской литературы. 1909.)
Достоевский Ф.М.:
«…не было бы Пушкина, не было бы и последовавших за ним талантов».
«… ко всемирному, ко всечеловечески-братскому единению сердце русское, может быть, изо всех народов наиболее предназначено, вижу следы сего в нашей истории, в наших даровитых людях, в художественном гении Пушкина».
«Если бы жил он дольше, может быть явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, привлек бы их к нам гораздо более и ближе, чем теперь, может быть, успел бы им разъяснить всю правду стремлений наших, и они уже более понимали бы нас, чем теперь, стали бы нас предугадывать, перестали бы на нас смотреть столь недоверчиво и высокомерно, как теперь ещё смотрят. Жил бы Пушкин долее, так и между нами было бы, может быть, менее недоразумений и споров, чем видим теперь. Но бог судил иначе. Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унес с собой в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем».
( Из речи «Пушкин». 1880.)
Борис Зайцев:
«Кто любит Пушкина, тот за свободу. Кто с Пушкиным, тот за человека, родину и святыню. Если Пушкин завладевает сердцами России, значит жива Россия».
(Из статьи «Победа Пушкина». Июнь 1937)
Сергей Залыгин:
«Пушкин ещё и потому не только Поэт, но и Поэзия, что он смог выразить духовный потенциал нации, русского общества своего времени. «Я числюсь по России…»
(Из статьи «Я числюсь по России…». К 180-летию со дня рождения А.С.Пушкина». 1979.)
Владимир Маяковский:
«Пушкин был понятен целиком только своему классу, тому обществу, языком которого он говорил, тому обществу, понятиями и эмоциями которого он оперировал. Это были пятьдесят – сто тысяч романтических воздыхателей, свободолюбивых гвардейцев, учителей гимназий, барышень из особняков, поэтов и критиков и т.д., то есть те, кто составлял читательскую массу того времени… Завтрашняя всепонятность Пушкина будет венцом столетнего долбления и зубрежки. Слова о сегодняшней всехной понятности Пушкина – это полемический прием, направленный против нас, это, к сожалению, комплимент не нужный ни Пушкину, ни нам. Это бессмысленные слова какой-то своеобразной пушкинской молитвы».
(Из статьи «Вас не понимают рабочие и крестьяне». 1928.)
Дмитрий Мережковский:
«Что Пушкин для нас? Великий писатель? Нет, больше: одно из величайших явлений русского духа. И ещё больше: непреложное свидетельство о бытии России, Если он есть, есть и она. И сколько бы ни уверяли, что её уже нет, потому что самое имя Россия стерто с лица земли, нам стоит только вспомнить Пушкина, чтобы убедиться, что Россия была, есть и будет».
(Из статьи «Пушкин и Россия». 1926 – 1937.)
«Пушкин – единственный из новых мировых поэтов – ясен, как древние эллины, оставаясь сыном своего века. В этом отношении он едва ли не выше Гёте, хотя не должно забывать, что Пушкину приходилось сбрасывать с плеч гораздо более легкое бремя культуры, чем германскому поэту»
(Из статьи «Мысли о Пушкине». 1937.)
Юрий Олеша:
«Если Пушкин считал, что первые достоинства прозы – точность и краткость, то у него самого эти две особенности сказываются сильнее всего именно в определении эмоций и душевных качеств»
(Из статьи «Литературная техника». 1931.)
А. Н. Островский:
«Первая заслуга великого поэта в том, что через него умнеет все, что может поумнеть»
«Прочное начало освобождению нашей мысли положено Пушкиным, — он первый стал относиться к темам своих произведений прямо, непосредственно, он захотел быть оригинальным и был – был самим собой. Всякий великий писатель оставляет за собой школу, оставляет последователей, и Пушкин оставил школу и последователей… Он завещал им искренность, самобытность, он завещал каждому быть самим собой, он дал всякой оригинальности смелость, дал смелость русскому писателю быть русским».
(Из речи «Застольное слово о Пушкине». 1880.)
Андрей Платонов:
«Пушкин всю жизнь ходил «по тропинке бедствий», почти постоянно чувствовал себя накануне крепости или каторги. Горе предстоящего одиночества, забвения, лишения возможности писать отравляло сердце Пушкина…Но это горе, возникнув, всегда преодолевалось творческим, универсальным, оптимистическим разумом Пушкина…»
(Из статьи «Пушкин – наш товарищ». 1937)
Иван Соколов-Микитов:
«В сущности вся великая русская литература – вопль и стон (как и русские народные песни, мрачные русские сказки). Печальны судьбы русских писателей. Самый «светлый», самый «весёлый» был Пушкин. Но, Боже, какие горькие слова срывались у него о России! Как несказанно трагична судьба Пушкина, его смерть!»
( Из «Записей о Пушкине». 1960-е гг.)
Александр Солженицын:
«Самое высокое достижение и наследие нам от Пушкина – не какое отдельное его произведение, ни даже легкость его поэзии непревзойденная, ни даже глубина его народности, так поразившая Достоевского. Но – его способность (наиболее отсутствующая в сегодняшней литературе) всё сказать, все показываемое видеть, осветляя его. Всем событиям, лицам и чувствам, и особенно боли, скорби, сообщая и свет внутренний, и свет осеняющий, — и читатель возвышается до ощущения того, что глубже и выше этих событий, этих лиц, этих чувств. Емкость его мироощущения, гармоничная цельность, в которой уравновешены все стороны бытия: через изведанные им, живо ощущаемые толщи мирового трагизма – всплытие в слой покоя, примирённости и света.»
(Из статьи «…Колеблет твой треножник». 1979.)
А. Т. Твардовский:
«… у каждого из нас — свой Пушкин, остающийся одним для всех. Он входит в нашу жизнь в самом начале и уже не покидает её до конца»
(из эссе «Пушкин».1949.)
«Когда говоришь о Пушкине, то как-то даже неловко употреблять слово «мастерство», больше подходило бы «волшебство», хотя мы хорошо знаем, какого неусыпного, подвижнического труда стоило этому «любимцу муз» потрясающее нас совершенство его созданий. Совершенство это не что иное, как поразительное по своей живой органичности слияние формы и содержания. И поразительное в своей нормальности.»
(Из «Слова о Пушкине». 10 февраля 1962 г.)
И.С. Тургенев:
«Самая сущность, все свойства его поэзии совпадают со свойствами, сущностью нашего народа. Не говоря уже о мужественной прелести, силе и ясности его языка, эта прямодушная правда, отсутствие лжи и фразы, простота, эта откровенность и честность ощущений – все эти хорошие черты хороших русских людей поражают в творениях Пушкина не одних нас, его соотечественников, но и тех из иноземцев, которым он стал доступен».
«…мы будем надеяться, что всякий наш потомок, с любовью остановившийся перед изваянием Пушкина и понимающий значение этой любви, тем самым докажет, что он, подобно Пушкину, стал более русским и более образованным, более свободным человеком! Будем также надеяться, что в недальнем времени даже сыновьям нашего простого народа, который теперь не читает нашего поэта, станет понятно, что значит это имя: Пушкин!»
(Из «Речи по поводу открытия памятника А. С. Пушкину в Москве». 1880.)
Тэффи:
«Пушкин – чудо России. Он единственный, воистину любимый…
Русские не всегда любят своих героев. Но вот есть на Руси и исключение. Есть и для нас Некто, кому мы поклоняемся и знаем, что должны поклоняться, и, если кто не понимает, не чувствует, не может постигнуть величие этого «поклоняемого», тот берет его как догмат. Этот Некто Пушкин. Пушкин – чудо России».
(Из статьи «Чудо России». 1937.1999)
«Пушкина переводит нельзя. Его поэзия как древнее заклинание, передающееся от отца к сыну, от сына к внуку, от внука к правнуку. В заклинании ни одного слова тронуть нельзя – ни заменить, ни изменить, ни подправить, ни переставить, — тотчас же магия исчезает. Исчезает та магическая радиоактивность, та эмоциональная сущность, которая дает жизнь. Остается смысл слова, но магия исчезает. И с этим спорить нельзя».
( Из статьи «Пушкинские дни». 1949.)

Гоголь о Пушкине. Толпа и поэт. Кричащее и тихое

Гоголь о Пушкине | Толпа и поэт. Кричащее и тихое
«Несколько слов о Пушкине» — статья Н.В.Гоголя. В 1835 г. была опубликована в первой части сборника «Арабески». Была датирована автором 1832 годом, однако в действительности работа над ней была начата не ранее конца 1833 г. и завершена в сентябре-октябре 1834 г.
Ниже — избранные фрагменты.
<< При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте. В самом деле, никто из поэтов наших не выше его и не может более называться национальным; это право решительно принадлежит ему. В нём, как будто в лексиконе, заключилось всё богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более показал всё пространство. Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет. В нём русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла. <…>
Русская история только со времени последнего её направления при императорах приобретает яркую живость; до того характер народа большею частию был бесцветен; разнообразие страстей ему мало было известно. Поэт не виноват; но и в народе тоже весьма извинительное чувство придать больший размер делам своих предков. Поэту оставалось два средства: или натянуть сколько можно выше свой слог, дать силу бессильному, говорить с жаром о том, что само в себе не сохраняет сильного жара, тогда толпа почитателей, толпа народа на его стороне, а вместе с ним и деньги; или быть верну одной истине, быть высоким там, где высок предмет, быть резким и смелым, где истинно резкое и смелое, быть спокойным и тихим, где не кипит происшествие. Но в этом случае прощай толпа! её не будет у него, разве когда самый предмет, изображаемый им, уже так велик и резок, что не может не произвесть всеобщего энтузиазма. Первого средства не избрал поэт, потому что хотел остаться поэтом и потому что у всякого, кто только чувствует в себе искру святого призвания, есть тонкая разборчивость, не позволяющая ему выказывать свой талант таким средством. <…>
Мне пришло на память одно происшествие из моего детства. Я всегда чувствовал маленькую страсть к живописи. Меня много занимал писанный мною пейзаж, на первом плане которого раскидывалось сухое дерево. Я жил тогда в деревне; знатоки и судьи мои были окружные соседи. Один из них, взглянувши на картину, покачал головою и сказал: «Хороший живописец выбирает дерево рослое, хорошее, на котором бы и листья были свежие, хорошо растущее, а не сухое». В детстве мне казалось досадно слышать такой суд, но после я из него извлёк мудрость: знать, что нравится и что не нравится толпе.
Сочинения Пушкина, где дышит у него русская природа, так же тихи и беспорывны, как русская природа. Их только может совершенно понимать тот, чья душа носит в себе чисто русские элементы, кому Россия — родина, чья душа так нежно организирована и развилась в чувствах, что способна понять неблестящие с виду русские песни и русский дух. Потому что чем предмет обыкновеннее, тем выше надо быть поэту, чтобы извлечь из него необыкновенное и чтобы это необыкновенное было между прочим совершенная истина. …
В мелких своих сочинениях, этой прелестной антологии, Пушкин разносторонен необыкновенно и является ещё обширнее, виднее, нежели в поэмах. Некоторые из этих мелких сочинений так резко ослепительны, что их способен понимать всякий, но зато большая часть из них и притом самых лучших кажется обыкновенною для многочисленной толпы. Чтобы быть доступну понимать их, нужно иметь слишком тонкое обоняние. Нужен вкус выше того, который может понимать только одни слишком резкие и крупные черты. Для этого нужно быть в некотором отношении сибаритом, который уже давно пресытился грубыми и тяжёлыми яствами, который ест птичку не более наперстка и услаждается таким блюдом, которого вкус кажется совсем неопределённым, странным, без всякой приятности привыкшему глотать изделия крепостного повара.
Это собрание его мелких стихотворений — ряд самых ослепительных картин. Это тот ясный мир, который так дышит чертами, знакомыми одним древним, в котором природа выражается так же живо, как в струе какой-нибудь серебряной реки, в котором быстро и ярко мелькают ослепительные плечи, или белые руки, или алебастровая шея, обсыпанная ночью тёмных кудрей, или прозрачные гроздия винограда, или мирты и древесная сень, созданные для жизни. Тут всё: и наслаждение, и простота, и мгновенная высокость мысли, вдруг объемлющая священным холодом вдохновения читателя. Здесь нет этого каскада красноречия, увлекающего только многословием, в котором каждая фраза потому только сильна, что соединяется с другими и оглушает падением всей массы, но если отделить её, она становится слабою и бессильною. Здесь нет красноречия, здесь одна поэзия; никакого наружного блеска, всё просто, всё прилично, всё исполнено внутреннего блеска, который раскрывается не вдруг; всё лаконизм, каким всегда бывает чистая поэзия. Слов немного, но они так точны, что обозначают всё. В каждом слове бездна пространства; каждое слово необъятно, как поэт. <…>
Непостижимое дело! казалось, как бы им не быть доступными всем! Они так просто-возвышенны, так ярки, так пламенны, так сладострастны и вместе так детски чисты. Как бы не понимать их! Но увы! это неотразимая истина: что чем более поэт становится поэтом, чем более изображает он чувства, знакомые одним поэтам, тем заметней уменьшается круг обступившей его толпы и наконец так становится тесен, что он может перечесть по пальцам всех своих истинных ценителей. >>

Слово об А.С. Пушкине.

Слово об А.С. Пушкине.

: Дейнекина Ксения, ученица 9 класса, МОУ «СОШ «пос. Уральский» Свердловской области..

На Руси было много замечательных творцов слова. Но именно Пушкина знают все – от малыша до глубокого старца. Даже у иностранцев Россия ассоциируется с именем Пушкина.

Почему имя Пушкина не кануло в лету, а вызывает все больше и больше интереса у его потомков?

«Пушкин – наше все»,- писал Александр Григорьев. «У нас все от Пушкина», — говорил Достоевский. «Пушкин писал о России для России»,- считал В.Г. Белинский. И в годы сталинских репрессий, и в годы Великой Отечественной войны, и в годы перестройки, и в настояшее время Пушкин был и является для россиян высшей святыней, помогая сберечь живую душу.

«Пушкин – это Россия, выраженная в слове», — писал Валентин Непомнящий, известный пушкинист нашего времени. Как понять эти слова?

А.С. Пушкин создавал подлинно народные произведения о России для своих современников и для нас, сегодняшнего поколения россиян. Это и историческое прошлое России. Народность. Философия жизни. Русская природа. Осмысление времени, когда жил Пушкин, и его взгляд в будущее поражает разнообразие тем в творчестве А.С. Пушкина. Он создавал произведения на основе русского фольклора и русской истории, впечатлений о современном ему времени, воспевал русскую природу, размышлял о будущем России.

Истоками народности А.С. Пушкина являются устная поэзия русского народа, впитанная им с детства от Арины Родионовны Яковлевой, русская литература от «Слова о полку Игореве» и творений русских писателей 18 века до произведений современников поэта, писателей начала 19 века, интерес поэта ко всей русской истории.

У лукоморья дуб зеленый,

Златая цепь на дубе том…

Всем известны эти строки Пушкина.

Сказочное лукоморье, могучий дуб с котом–баюном – это не только Пушкин. Это весь мир устной поэзии русского народа, впитанный им с детства от Арины Родионовны Яковлевой – «мамушки моей», как называл ее Александр Сергеевич, «простой русской крестьянки, владевшей даром сказительницы и песенницы и оказавшей главнейшее влияние на формирование Пушкина как русского национального поэта».

О ней, своей первой народной учительнице, о пробуждении поэтического воображения, взволнованного устной поэзией русского народа, говорит Пушкин в стихотворении 1815 года «Сон»:

Ах! Умолчу ль о матушке моей,

О прелести таинственных ночей,

Когда в чепце, в старинном одеянье,

Она, духов молитвой уклоня,

С усердием перекрестит меня

И шепотом рассказывать мне станет

О мертвецах, о подвигах Бовы…

От ужаса не шелохнусь, бывало,

Едва дыша, прижмусь под одеяло,

Не чувствуя ни ног, ни головы…

Интерес Пушкина к устной народной поэзии был так глубок и всеобъемлющ, что он в своем творчестве охватил все жанры русского фольклора: сказки и песни, пословицы и поговорки, предания и легенды, раешные стихи и лубки… «В своем отношении к фольклору Пушкин проявил необыкновенное чувство народности»,- пишет Н.Н. Зуев.

Помимо народного влияния было другое главнейшее влияние на Пушкина – это русская литература, лучшие представители которой жили в доме Пушкиных в прямом и переносном смысле.

Карамзин и Жуковский, Дмитриев и Василий Львович Пушкин, дядя поэта,- вот постоянные гости Пушкиных. На протяжении всей своей жизни Александр Сергеевич сохранит глубочайшее уважение к Карамзину, будет дружен со всей семьей великого русского писателя и историка, посвятит его памяти «Бориса Годунова».

Прямым продолжением поисков в области русской народности стала работа над поэмой «Руслан и Людмила», которая завершила первую эпоху творчества Пушкина. Поэме «Руслан и Людмила» посвящена третья глава моего реферата. Задуманная еще в Лицее, она была закончена в начале 1820 года, незадолго до южной ссылки, и в день ее окончания Жуковский дарит Пушкину свой портрет с памятной надписью: «Победителю-ученику от побежденного учителя». Поэма » Руслан и Людмила» была воспринята критиками и писателями того времени как подлинно народное произведение.

«Руслан и Людмила» — первая национальная русская поэма, содержащая народно-сказочные мотивы и исторически достоверные картины древней Руси. В «Руслане и Людмиле» впервые в творчестве Пушкина появляется «былинно – сказочная Русь» с её князем Владимиром Красное Солнышко, с полулегендарным Бояном, героем «Слова о полку Игореве», с многотрудными битвами русичей за свою независимость, с русским богатырём, сразившимся не только с иноземной, но и с бесовской силой и победившей её.

Таким образом, » в поэме Пушкина многое так или иначе соотносилось с русской историей, а образы поэмы – это первая попытка выразить русские национальные характеры» .

Работа над поэмой стала важнейшей вехой на пути к народности и историзму. «И гридница, и Родгай, и Фарлаф прямо пришли из реальной исторической жизни, как она запечатлелась в «Истории государства Российского…». Пушкин работал над «Русланом и Людмилой», когда у него перед глазами была «История» Карамзина, и снова обратится к «Руслану» в середине 20-х годов, когда будет работать над «Борисом Годуновым» и когда у него снова будет «История» Карамзина», — пишет Скатов Н.Н..

Тон, живость повествования, красота и изящество стиля вызвали восторженные отклики читателей и критиков. Правда, недоброжелатели, воспитанные на переводных поэмах и балладах, были шокированы «простым» языком и даже сравнивали поэму с «мужиком, ворвавшимся в Благородное собрание».

Говоря об историзме и народности творчества Пушкина, нельзя не сказать о романе «Евгений Онегин». О данном произведении речь идет в четвертой главе реферата. Историзм и народность романа хорошо поняли друзья Пушкина – Жуковский, Дмитрий Веневитинов, Баратынский. Последний, например, задолго до Белинского определяет роман как энциклопедию русской жизни того времени: «Старая и новая Россия, с жизнью во всех ее измерениях проходит перед…глазами», — пишет Баратынский Пушкину .

С «Онегиным» в поэзию Пушкина приходят русская жизнь, русская природа, русские люди. Пушкин становится выразителем национального самосознания – об этом говорят уже первые главы романа.

Уже вторая глава, написанная в 1824 году в Одессе, открывается эпиграфом «О Русь!» и «представляет нам русскую жизнь и идеальное сознание поэта, его любимую героиню, пришедшую из самых сокровенных глубин этой жизни, — «русскую душою» Татьяну – тип твердый, стоящий твердо на своей почве…апофеозу русской женщины… Тут соприкосновение с родиной, с родным народом, с его святыней».

Роман «Евгений Онегин» наполнен до краев бытовыми деталями, чертами эпохи в ее каждодневности. Он дает картину России 1820-х годов, ее нравственности, уклада жизни, культуры, привычек с невиданным до тех пор ни в стихах, ни в прозе изобилием.

По охвату жизненного, бытового, исторического материала «Евгений Онегин» предстает перед читателем как энциклопедия русской жизни начала 19 века. Однако принципиальность поэзии Пушкина в этом вопросе измеряется далеко не только количественным показателем, широтой охвата материала и его разнообразием. Пушкин нимало не бытописатель. Для него быт – не суть темы, проблемы, идеи произведения, а лишь форма бытия, лишь проявление сущности. Поэтому у него быт – лишь фон, среда, а суть его романа — движение и соотношение его немногочисленных героев.

«Велик подвиг Пушкина, что он первый в своем романе поэтически воспроизвел русское общество того времени и в лице Онегина и Ленского показал его главную сторону», — писал В. Белинский. Анализируя роман «Евгений Онегин», я подрбно рассматриваю такие темы, как: «Москва и Петербург в романе «Евгений Онегин», «Изображение поместного дворянства», «Образы представителей прогрессивной дворянской интеллигенции — Онегина, Ленского и Татьяны Лариной», «Природа в романе «Евгений Онегин» и делаю вывод, что роман «Евгений Онегин» — произведение нового типа творчества – реалистического. В нем дается широчайшая картина жизни России начала 19 века.

Как же отражается историческое прошлое России в творчестве А.С. Пушкина?

Обращаясь к истории своего народа, мы обращаемся к «прошедшему, чтобы оно объяснило нам настоящее и намекнуло на будущее» — писал Белинский. Пушкин с особым вниманием относится к эпохам широких народных движений. Ещё с 20-х годов Пушкин проявлял глубокий интерес к историческому прошлому своей страны («Борис Годунов», «Полтава» и др.) Его привлекают к себе исторические личности.

В 1824 году творческое воображение Пушкина захватывают события конца 16 – начала 17 века, период больших социальных потрясений.

Так возникла у Пушкина мысль написать произведение на тему о власти и народе. Замысел «Бориса Годунова» был двоякий: во-первых, создать произведение, которое на материале истории решало бы важнейшие вопросы современности – о взаимоотношении самодержавия и народа, о роли народа в истории, и, во-вторых, создать реалистическую, подлинно народную трагедию. Пушкин блестяще осуществил и то, и другое.

Интерес к истории обострился у Пушкина особенно в 30-е годы. В это время в России увеличилось количество крестьянских волнений. Оценивая внутриполитическую обстановку, начальник жандармов докладывал царю: «Весь дух народа направлен к одной цели — освобождению».

Эти события ставили в центре творчества Пушкина вопросы о причинах волнений, о взаимоотношениях государственной власти и народа, помещиков и крестьян, о движущих силах истории. Именно эти вопросы он ставит в своих самых значительных произведениях 30-х годов: в романе «Дубровский», в поэме «Медный всадник», в труде «История Пугачёва», в повести «Капитанская дочка».

В творчестве Пушкина последних лет его жизни возникает и всё шире развёртывается тема крестьянской революции. Черновой набросок «Истории села Горюхина» кончается словом «бунт». Шире касается Пушкин крестьянской революции в романе «Дубровский», где прямо противопоставлены друг другу два мира – крепостных крестьян и их угнетателей. В «Капитанской дочке» тема крестьянской революции становится центральной.

Созданию повести предшествовала большая работа, проведённая Пушкиным по изучению Пугачёвского восстания. Пушкин исследовал архивные материалы. На основании их он написал «Историю Пугачёва», переименованную царём в «Историю Пугачёвского бунта». Одним из знаменитых и одним из самых «беспокойных» моментов истории России является крестьянская война под руководством Емельяна Пугачева.

Поэт еще со времен Михайловской ссылки постоянно интересовался образом Е. Пугачева. Непосредственно над изучением истории Крестьянской войны под руководством Пугачева А.С. Пушкин начал работать с середины 1832 года. Вначале были планы исторической повести о Шванвиче, дворянине, который, попав в плен к пугачевцам, изменил своей присяге императрице и служил в штабе повстанцев переводчиком. Далее планы изменились, Пушкин начинает изучать материалы об участии А.В. Суворова в подавлении крестьянского восстания 1773-1775 годов. В дальнейшем он полностью переключился на исследование материалов, касающихся истории Крестьянской войны под руководством Емельяна Пугачева. В феврале 1833 года он обращается к военному министру А.И. Чернышеву с просьбой разрешить ему ознакомиться со «Следственным делом Пугачева». Но к этим документам он не был допущен, они могли быть выданы лишь по личному указанию царя.

Началась подготовительная работа. Перечитано немало книг на русском и иностранном языках, собранно огромное количество документов, изучены архивные материалы. Летом 1833 года Пушкин решил посетить те места Поволжья и Приуралья, где происходили события Пугачевского восстания, и встретиться с людьми, которые были участниками и свидетелями народного возмущения, записать их рассказы и предания.

17 августа 1833 года Пушкин выезжает из Петербурга. Прибыв 5 сентября в Казань, он осматривает место главной ставки Пугачева, пункты важнейших сражений, записывает рассказы старожилов о взятии Казани, о расправе карателей над восставшими. Затем изучает места боев, встречается с очевидцами восстания, изучает архивные материалы.

«История Пугачева» была завершена Пушкиным в ноябре 1833 года и была опубликована в 1834 году.

В «Истории Пугачева» автор выступает истинным историком, он строго соблюдает фактические данные и с научной достоверностью сообщает их. Он впервые в исторической литературе сумел создать правдивую картину Крестьянской войны 1773-1775 годов и дать верную оценку деятельности Емельяна Пугачева.

А.С. Пушкин проявлял глубокий интерес к историческому прошлому своей страны, создал целый ряд произведений, посвященных истории России. Он, как сказал А.Н. Островский, «дал смелость русскому писателю быть русским».

А.С. Пушкин очень любил Россию. Среди стихотворений Пушкина видное место принадлежит тем, в которых поэт с изумительной силой и любовью рисует картины родной природы. Несравненный живописец природы, Пушкин воспринимал ее не только зорким глазом художника и тонким слухом музыканта, но и любящим свою родину сердцем горячего патриота. Стихотворениям поэта о русской природе посвящена шестая глава.С детских лет любовь к природе прочно вошла в его душу. Эта любовь крепла и ширилась и нашла свое художественное выражение в стихотворениях, поэмах, романе «Евгений Онегин».

К реалистическому изображению природы Пушкин подошел не сразу. В период южной ссылки поэта его стихи носят романтический характер. Таково, например, стихотворение «К морю».

В своей реалистической пейзажной лирике Пушкин рисует внешне скромную, но милую его русскому сердцу красоту и поэзию родной природы. Таковы его стихотворения: «Зимний вечер» 1825, «Зимнее утро» 1829, «Зимняя дорога» 1826, «Туча» 1835 и другие.

Лексика, синтаксический строй речи, интонация стиха приобретают у Пушкина в конце 20-х и 30-х годах более простой, предельно реалистический и народный характер.

Стихотворение «Осень» — один из первых образцов нового лирического метода Пушкина. Поэт восторгается видом русской природы, её «осенней пышностью и красотой, вечного обновления жизни».

Ощущение здоровья, душевной бодрости, полноты жизни, творческой силы наполняет это стихотворение Пушкина, придаёт ему оптимистическое, жизнеутверждающее звучание.

Это великолепная картина русской осени, созданная художником-реалистом, проникновенно чувствующим краски родной природы, умиротворяющую прелесть сельского хозяйства.

Пушкин не только рисует картину осени, но и рассказывает о деревенской жизни, о себе самом. Перед нами разнообразные картины жизни: охота помещиков, от которой страдают засеянные поля крестьян, катанье на коньках, зимние праздники, летний зной, от которого изнемогали люди, и т.п.

С переходом поэта к реалистическому творчеству изменяется и характер изображения им природы. В стихотворении «Осень» Пушкин описывает и природу в осеннюю пору, и разнообразные картины жизни, и процесс своего поэтического творчества, и судьбу передового поэта в условиях царско – крепостнической России 30-х годов 19 века.

Итак, «погружение» в мир Пушкина состоялось.

Произведения Пушкина удивительно верны русской действительности, изображают ли они русскую природу, или русские характеры, или русскую историю. Н.В. Гоголь писал : «Пушкин есть явление чрезвычайное, и , может быть единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер…»

Биография Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837) – великий русский поэт, прозаик, драматург. Автор бессмертных произведений в стихах и прозе: романов “Евгений Онегин”, “Дубровский”, известных поэм “Руслан и Людмила”, “Кавказский пленник”, повести “Пиковая дама” и многих других, а также сказок для детей.

Ранние годы

Александр Сергеевич Пушкин родился 6 июня (по старому стилю 26 мая) 1799 года в Москве в семье нетитулованного дворянского рода. Прадедом поэта по матери был африканец Абрам Петрович Ганнибал, являвшийся воспитанником и слугой царя Петра I.

В семье, кроме Александра Сергеевича было еще несколько детей – сын Лев и дочь Ольга. С 1805 по 1810 год Пушкин проводил много времени (особенно летом) у своей бабушки в подмосковном селе Захарове. Именно бабушка наняла Арину Родионовну Яковлеву, няню, которую так полюбил юный Пушкин.

Образование и начало творческого пути

В 1811 году Пушкин учился в Царскосельском Лицее. В биографии Пушкина важно выделить, что впервые его стихи появляются в печати в 1814 году, в журнале «Вестник Европы», где публикуется его стих «К другу-стихотворцу». В этот же период поэта принимают в литературное общество «Арзамас».

Вольтер и Эварист Парни были любимыми авторами юного Пушкина.

На дальнейшее творчество молодого Пушкина огромное влияние оказали труды таких классиков русской литературы, как Батюшков, Жуковский, Фонвизин и Радищев.

Пушкин оканчивает лицей в 1817 году, и выпускается в чине коллежского секретаря 12-го класса, после чего его определяют в Коллегию иностранных дел.

Творчество поэта

В 1819 году Пушкина принимают членом литературно-театрального сообщества «Зелёная лампа». В этот же период он активно работает над поэмой «Руслан и Людмила» (1820).

В 1821 году Пушкин пишет поэму «Кавказский пленник», которая делает его одним из величайших литераторов среди современников. Через год начинается работа над «Евгением Онегиным» (1823-1832).

В 1832 году поэт задумывает создать исторический роман о временах пугачевщины, для чего изучает все доступные материалы (многие из них засекречены на то время), объезжает многие места, где проходило восстание. После всех этих путешествий, осенью 1833 года пишет «Историю Пугачёва» и «Песни западных славян», а также поэмы «Анджело» и «Медный всадник», начинает работу над повестью «Пиковая дама». В это же время Пушкин начинает работу над романом «Дубровский», в котором главному герою приходится стать разбойником.

Ссылки

Политическая лирика Пушкина 1817—1820 гг. («Вольность», «К Чаадаеву», «Деревня») вызвали гнев Александра I, и Александ Сергеевич мог быть сослан в Сибирь. Только благодаря стараниям и влиянию Карамзина, Жуковского и Крылова ссылки в Сибирь удалось избежать. Так, в мае 1820 г. Пушкин, под видом служебного перемещения, выслан на юг России.

Во время южной ссылки ссылки Пушкин очень увлекся творчеством Байрона.

В одном из своих писем Пушкин иронически отозвался о религии. Письмо перехватили и донесли Александру I. Результатом стало увольнение Пушкина со службы и его вторая ссылка, в село Михайловское (1824—1826).

Личная жизнь

В 1830 году Пушкин сватается к Наталье Гончаровой, а 18 февраля (2 марта по старому стилю) 1831 года Пушкин и Гончарова венчаются в Москве. Весной молодожены переезжают в Царское Село, где снимают дачу. В 1836 году в семье было уже четыре ребенка.

Последние годы жизни

Важно заметить, что в биографии Александра Пушкина после повышения его в чин камер-юнкера, он принимает решение покинуть службу и подает в отставку. Положение поэта выглядит и вовсе бедственно, поскольку многие произведения Пушкина не допускаются к печати из-за цензуры (например, поэма «Медный всадник»).

В 1834 году Пушкин дописывает повесть «Пиковая дама», которую немедленно отсылает в журнал «Библиотека для чтения». За повесть он получает высокий гонорар, но решить финансовые вопросы так и не удается.

В 1836 году Александр Сергеевич Пушкин решает издать журнал «Современник». Однако популярностью у публики журнал не пользуется. В четвёртом томе этого журнала был впервые напечатан исторический роман «Капитанская дочка».

В 1837 году между Александром Сергеевичем Пушкиным и Жоржем Дантесом возник конфликт. Пушкин вызывает Дантеса на дуэль, и в результате получает смертельное ранение в живот.

Император Николай I, зная о тяжелом состоянии поэта, обещает обеспечить достатком семью и выплатить все долги. Впоследствии монарх выполнил все обещания. Умер поэт 29 января (10 февраля) 1837 года.

Хронологическая таблица

Если вам нужна биография Пушкина по датам – советуем посмотреть страницу хронологическая таблица Пушкина.

Другие варианты биографии

  • Вариант 2 более сжатая для доклада или сообщения в классе

Интересные факты

  • Интересно, что будущий классик русской литературы помнил себя с возраста четырех лет. Вспоминая это время, Пушкин рассказывал, что находясь на прогулке, он чувствовал колебания земли. Как раз в это время в Москве произошло последнее землетрясение.
  • Тогда же, в раннем детстве, произошла первая краткая встреча Пушкина с Александром I. Гуляя с няней, маленький Саша чуть не угодил под копыта коня императора. Трагедии удалось избежать – Александр удержал коня.
  • Александр Сергеевич Пушкин настолько любил книги, что собрал в домашнюю библиотеку более 3500 экземпляров.
  • Он также был полиглотом, знал много иностранных языков, среди которых: французский, греческий, латинский, немецкий и некоторые другие.
  • Кроме творчества, в жизни Пушкина было еще два больших увлечения – женщины и азартные игры. Обладая особым шармом и обаянием, он притягивал к себе особ женского пола. Первая влюбленность у поэта случилась еще в 16 лет. С тех пор и до конца своей жизни Пушкин питал особые чувства к женщинам.
  • Он также был заядлым картежником. Из-за этого поэт часто влезал в долги. Однако именно его любовь к картам и нужда в деньгах подстегивали Пушкина к написанию произведений, гонораром за которые он порою и гасил свои долги.
  • Пушкин по своей натуре был человеком саркастичным. Его шутки и издевки над друзьями и современниками нередко приводили к дуэлям.
  • Поэт участвовал в двух десятках дуэлей. В большинстве поединков друзьям Александра Сергеевича удавалось примирить дуэлянтов. Первая дуэль произошла, когда Пушкин был еще лицеистом. Последняя 29-я дуэль оказалась для него роковой.
  • посмотреть все интересные факты из жизни Пушкина

Квест

Мы подготовили интересный квест о жизни Александра Сергеевича – пройти.

Тест по биографии

После изучения краткой биографии Пушкина рекомендуем проверить свои знания, пройдя небольшой тест:

Оценка по биографии

Поэты и писатели об А. С. Пушкине

Мое время прошло… Скоро явится свету второй Державин: это Пушкин, который уже в лицее перещеголял всех писателей.
Слова Державина, записанные С. Т. Аксаковым
Победителю-ученику от побежденного учителя в тот высокоторжественный день, в который он окончил свою поэму «Руслан и Людмила».
В. А. Жуковский (Надпись на портрете, подаренном Пушкину 26 марта 1820 года.)
Рылеев обнимает Пушкина и поздравляет с «Цыганами». Они совершенно оправдали наше мнение о твоем таланте. Ты идешь шагами великана и радуешь истинно русские сердца. Я пишу к тебе ты, потому что холодное вы не ложится под перо; надеюсь, что имею на это право и по душе, и по мыслям. Пущин познакомит нас короче. Прощай, будь здоров и не ленись: ты около Пскова: там задушены последние вспышки русской свободы; настоящий край вдохновения – и неужели Пушкин оставит эту землю без поэмы?
К. Ф. Рылеев (Из письма к Пушкину.)
При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте. В самом деле, никто из поэтов наших не выше его и не может более назваться национальным; это право решительно принадлежит ему. В нем, как будто в лексиконе, заключилось все богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более показал все его пространство. Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в конечном его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла.
***
Ничего не предпринимал, ничего не писал я без его совета. Все, что есть у меня хорошего, всем этим я обязан ему. И теперешний труд мой есть его создание. Он взял с меня клятву, чтобы я писал, и ни одна строка его не писалась без того, чтобы он не являлся в то время очам моим. Я тешил себя мыслью, как будет доволен он, угадывал, что будет нравиться ему, и это было моею высшею и первою наградою.
Н. В. Гоголь
Пушкин принадлежал к числу тех творческих гениев, тех великих исторических натур, которые, работая для настоящего, приуготовляют будущее, и по тому самому уже не могут принадлежать только одному прошедшему.
В. Г. Белинский
…Появился великий русский поэт Пушкин, а появившись, сразу стал необходим, словно русская литература не могла без него обойтись. Читали других поэтов, восторгались ими, но произведения Пушкина – в руках у каждого образованного русского, и он перечитывает их всю свою жизнь.
А. И. Герцен
До Пушкина не было в России истинных поэтов, русская публика знала поэзию только по слухам, из переводов или по слабым опытам, в которых искры поэзии гасли в пучинах риторики или льдах внешней холодной отделки. Пушкин дал нам первые художественные произведения на родном языке, познакомил нас с неведомою до него поэзиею.
Н. Г. Чернышевский
Значение Пушкина огромно не только в истории русской литературы, но и в истории русского просвещения. Он первый приучил русскую публику читать, и в этом состоит величайшая его заслуга. В его стихах впервые сказалась нам живая русская речь, впервые открылся нам действительный русский мир. Все были очарованы, все увлечены мощными звуками этой неслыханной до тех пор поэзии.
Н. А. Добролюбов
Не следует забывать, что ему одному пришлось исполнить две работы, в других странах разделенные целым столетием и более, а именно: установить язык и создать литературу.
И. С. Тургенев
Вы не поверите, что я с восторгом, давно уже мною не испытываемым, читал это последнее время, после вас – повести Белкина, в седьмой раз в моей жизни. Писателю надо не переставая изучать это сокровище. На меня это новое изучение произвело сильное действие.
Л. Н. Толстой (Из письма к Голохвастову от 30 марта 1874 года.)
Пушкин до того удивил меня простотой и музыкой стиха, что долгое время проза казалась мне неестественной, и читать ее было неловко. Пролог к «Руслану» напоминал мне лучшие сказки бабушки, чудесно сжав их в одну, а некоторые строки изумляли меня своей чеканной правдой:
– Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей –
мысленно повторял я чудесные строки и видел эти, очень знакомые мне, едва заметные тропы, видел таинственные следы, которыми примята трава, еще не стряхнувшая капель росы, тяжелых, как ртуть. Полнозвучные строки стихов запоминались удивительно легко, украшая празднично все, о чем говорили они; это делало меня счастливым, жизнь мою – легкой и приятной, стихи звучали, как благовест новой жизни. Какое это счастье – быть грамотным! Пушкин был первым русским писателем, который обратил внимание на народное творчество и ввел его в литературу, не искажая – в угоду государственной идее «народности» – лицемерным тенденциям придворных поэтов – он украсил народную песню и сказку блеском своего таланта, но оставил неизменным их смысл и силу.
А. М. Горький

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *