Сесиль де милль

«Десять заповедей», фильм Сесиля Б. де Милля

«Десять заповедей» Сесиля Б. де Милля

Какая польза человеку,

если он приобретет весь мир,

а душе своей повредит? (Мф. 16, 26)

Добрый день, дорогие читатели и кинозрители!

Сегодня мы снова обратимся к ранним годам кинематографа, чтобы найти там идеи и образы, которые питают современный мир.

Фильм, о котором пойдет речь сегодня, будет любопытен не только киноведам. «Десять заповедей» (The Ten Commandments, 1923) знаменитого режиссера Сесиля Блаунта де Милля (1881—1959) – интересный образец вплетения в канву простой мелодрамы библейского сюжета.

В историю кино Сесиль Б. де Милль вошел как талантливый и изобретательный коммерсант, прекрасно разбирающийся во вкусах публики и старающийся во всем оправдать и превзойти ее ожидания. Каковы же были эти ожидания? По мнению де Милля, зрителям нужны были «Библия, секс и кровь»(1).

Звучит настораживающе, не так ли? Позиция де Милля дала основание многим исследователям судить о нем как о ловком «проныре»(2), однако оспаривать его вклад в становление мирового кинематографа таким, каким мы его знаем сегодня, было бы неосмотрительно. Кроме того, картины этого режиссера действительно будут очень интересны нам с религиозной точки зрения, поскольку их целью было не только развлечение, но и научение.

Фильмам де Милля в одинаковой мере свойственны и морализаторство, и мелодраматизм.

Главными героями мелодрамы, как правило, выступают простые люди, озабоченные лишь тем, чтобы устроить собственную жизнь вопреки козням злодеев или стечению обстоятельств.

Мир мелодрамы – это мир прямолинейных этических конфликтов, зачастую очень далекий от реальности, но дающий огромный простор для создания притч и иллюстрации решений религиозных вопросов.

Для мелодрамы характерно резкое противопоставление добра и зла, повышенная эмоциональность, прямолинейность и поучительность.

По сути дела, именно поэтому практически в любой романтической комедии, построенной по законам мелодрамы, всегда можно обнаружить здравое зерно.

В 1920-е годы Сессиль де Милль воспользовался этим правилом, сняв, например, комедии «Не меняйте мужа» и «Зачем менять жену?», по принципу которых в дальнейшем было снять множество аналогичных картин.

В 1923 году режиссер приступил к съемкам новой драмы. Как и в «Нетерпимости» Гриффита, в «Десяти заповедях» библейский сюжет оказывается цементирующей частью современной истории.

Но в отличие от «Нетерпимости», «Десять заповедей» имел коммерческий успех. «Впервые кино обратилось к Священному Писанию», – радовались критики(3). Впрочем, они ошибались, так как библейские темы привлекали кинематографистов с самого рождения этого вида искусства. Показательно другое – то, что это обращение к Писанию было замечено и оценено.

К съемкам шедевра де Милль подошел очень основательно. Для начала он организовал конкурс идей, и в итоге получил около 20000 писем. Из них отобрали восемь победителей, вручив каждому по 1000 долларов. Их идеи и были включены в сценарий.

Но и на этом режиссер не остановился. Он показал сценарий множеству экспертов по Священному Писанию, археологии и богословию, как христианам, так и представителям других религий. На нескольких предварительных показах у десятков зрителей спрашивали их мнение о картине, после чего в нее вносились исправления.

Неудивительно, что к выходу «Десяти заповедей» на экраны, картину ждала вся Америка.

Первые 50 минут действие фильма разворачивается в масштабных декорациях Древнего Египта. Высокомерный фараон, угнетающий еврейский народ, смеется над Моисеем, но после гибели первенца исполняет то, чего просит пророк – дает евреям свободу.

На съемках сцен исхода из Египта, перехода через «Чермное море», гибели египетской конницы, поклонения золотому тельцу творческий гений де Милля развернулся на полную мощь. Были задействованы тысячи статистов, придуманы революционные для того времени спецэффекты…

После яркой картины наказания евреев за идолопоклонство, весь пафос фильма резко сворачивается в камерную сцену. Перед нами лишь три персонажа: набожная мать и два ее сына – честный и непутевый.

Очаровательный, но легкомысленный юноша пытается доказать матери и брату, что заповеди, данные Богом Моисею, давно устарели. Его поддерживает неожиданная союзница – милая девушка, так нуждающаяся в любви и защите.

Простая шутка оборачивается драмой – молодой человек решает сделать противостояние Богу своей жизненной программой и, как результат, сам определяет свою судьбу.

Его цель – последовательно нарушить все заповеди, доказав, что именно так и можно добиться успеха в жизни.

Прямолинейный и предсказуемый с современной точки зрения фильм де Милля все-таки покоряет своим мастерством. Персонажи, несмотря на театральные жесты и экстравагантные костюмы, не выглядят плоскими марионетками, а вызывают и улыбку, и сочувствие, а порой и трогают до слез.

Чего стоят слова такой строгой и чопорной прежде матери, которая в минуту прозрения просит прощения у блудного сына за то, что она его «учила бояться Бога, вместо того, чтобы любить Его».

Намеренно не буду пересказывать фильм, предоставляя вам возможность самим порадоваться режиссерским находкам и нескольким тонким решениям.

В «Десяти заповедях» действие разворачивается от Ветхого Завета к Новому, и потому в картину включена знаковая сцена исцеления Спасителем прокаженной. Интересно, что как в и «Бен-Гуре» (вспомним о прокаженных!), мы не видим лица Христа.

Де Милль не показывает Бога, но выстраивает картину так, что она свидетельствует о Нем. Да, он это делает по-своему, но делает интересно.

Так даже средствами развлекательного коммерческого кино создаются произведения, служащие высоким целям.

На сем прощаюсь. До новых встреч!

Сноски

1 Жорж Садуль «Всеобщая история кино». Т. 4, с. 102

2 Там же. С. 86.

3 Там же. С. 107.

Агнес де Милль

Agnes de Mille

Дата рождения 18.09.1905 Дата смерти 07.10.1993 Профессия Страна США

Она привела на балетную сцену ковбоев с их повадками, отвагой и юмором. Она изучала и использовала в танцах американский фольклор. И она же умудрилась сделать балет из реальной уголовной истории.

Жизненный выбор Агнес де Милль, родившейся 18 сентября 1905 года в Нью-Йорке, определили два обстоятельства: с одной стороны, родители-артисты, с другой – впечатление, произведенное на Агнес искусством русской балерины Анны Павловой. Тем не менее она, обучаясь танцу в нескольких студиях, успела получить и серьезное образование в Калифорнийском университете.

Сценическая деятельность Агнес де Милль началась в 1929 году.

Это было время, когда классический балет в Америке выглядел довольно скромно – вся надежда была на ярких гастролеров, хотя уже работали студии Михаила Фокина, Адольфа Больма, Михаила Мордкина. Ведущим направлением в американской хореографии был танец модерн, который имел фольклорную окраску и включал мотивы негритянских и индейских танцев.

Агнес де Милль, опробовав себя в нескольких труппах, оказалась в 1938 году в «Балле Рамбер», где исполнила несколько ведущих партий в балетах Энтони Тюдора. Этот балетмейстер в Америке считается основоположником психологического балета, в его постановках классический танец был обогащен элементами танца модерн. Агнес де Милль от него перешла в «Баллэ тиэтр», где и начала сама ставить танцы. В 1941 году состоялась премьера ее балета «Три девы и дьявол» на музыку Респиги, где она исполнила партию Самодовольной девы. Это был веселый, комедийный балет о том, как дьявол утащил в ад трех девственниц и одного легкомысленного юношу, поскольку набожность девиц оказалась легко доступным бастионом. В роли молодого бездельника выступил Джером Роббинс, в будущем – великий американский хореограф. За этим балетом последовали «Талли-Хо» на музыку Глюка (1944), «Легенда Фолл-Ривер» на музыку Гулда (1948) – «криминалистический» балет (этот жанр ввел в моду Энтони Тюдор). Это хореографическое «изложение» подлинного убийства – в 1892 году в Новой Англии подросток Лиззи Борден зарубила топором своего отца и мачеху, а спустя полвека Агнес де Милль вытащила «дело Лиззи Борден» из архивов и превратила его в балет.

Но настоящую славу ей принес балет «Родео». Этот спектакль она поставила с труппой «Русский балет Монте-Карло» на сцене Метрополитен-опера в Нью-Йорке 16 октября 1942 года. Сценарий де Милль написала сама. Это была забавная история влюбленной девушки-наездницы, которая пытается получить работу ковбоя и добиться серда своего возлюбленного, а в результате устраивает на ранчо переполох за переполохом. Партию этой девушки исполнила сама Агнес де Милль. Танцы ковбоев она строила на движениях всадника в седле, ловца рогатого скота, ввела чечётку. Этот балет впоследствии ставили многие американские труппы.

«Истинная суть народа – в его танце и его музыке. Тела никогда не лгут» – вот один из афоризмов Агнес де Милль.

Ее первой работой на Бродвее было поставленное в 1943 году шоу «Оклахома», а в 1955 году она же поставила танцы для киноверсии этой вещи. И этот дебют оказался на редкость удачным – «Оклахома» стала признанным шедевром американской музыкальной сцены. Первой же своей постановкой Агнес де Милль оказала значительное влияние на развитие мюзикла. Из развлекательного номера она превратила танец в мюзиклах в сценическое действие, сделав его органичной частью спектакля, способствующей раскрытию содержания, характеров героев.

Но подлинное признание хореография получила в мюзикле благодаря Агнес де Милль. Она изменила саму концепцию танца в музыкальной комедии, сделала хореографию неотъемлемой и органичной частью мюзикла. Ее, ныне знаменитая, сцена сна в «Оклахоме» (она вошла и в фильм) показывала, что танец может говорить вместо слов, раскрывая те явления, которые словами не передашь. «Ее танцы, – писал видный американский балетный критик Уолтер Терри, – не были ритмическими упражнениями, трюками, вставными номерами, они говорили от имени влюбленных сердец, идентифицировали характеры людей». Де Милль была не первой и не последней, кто привнес в танцевальные номера эту концепцию, но она была первой, кто сумел эту особенность танца сделать основой музыкального театра.

Балетные сцены в «Оклахоме» были основаны на американских народных танцах. «Оклахома» в 1944 году получила драматическую премию Дж. Пулитцера, в течение пяти лет не сходила со сцен Бродвея, а затем была показана во многих странах. Так Агнес де Милль нашла свой путь и стала одним из первых американских балетмейстеров, использовавших национальные темы и американский фольклор.

В 1953–1954 годах Агнес де Милль имела собственную труппу «Танцевальный театр Агнес де Милль». В 1973 году она основала «Хэритидж данс тиэтр». С 1973 же года Агнес де Милль входит в Галерею театральной славы, а в 1986 году награждается Национальной медалью за заслуги в области искусства. Г-жа де Милль – автор 13 книг и множества афоризмов, популярных среди американских танцовщиков и любителей балета.

«Танцевать – значит быть вне самого себя, больше, сильнее, красивее. В танце – мощь, в танце – величие Земли, он твой – бери целиком».

Д. Трускиновская

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *