Сергей кондаков священник

Спасайтесь от рода сего развращённого

Прот. Сергий Кондаков во время посещения 9-й колоннии г. Ижевска встретился с осуждённым за тяжкое уголовное преступление священником Николаем Лекомцевым, ныне протоиереем, назначенным священноначалием МП настоятелем Никольского храма с. Завьялово для искоренения исповеднических приходов.
Приближается престольный праздник храма свт. Николая, Мирликийского чудотворца в с. Завьялово. Из объявлений, сделанных в селе, а также в г. Ижевск можно узнать, что митр. Николай Ижевской и Удмуртской епархии МП собирается посетить для совершения богослужения и благословения нового настоятеля, назначенного два месяца тому назад, протоиерея Николая Лекомцева.
Можно сказать, что и приход в данном храме новый, потому что большинство верующих, восстановивших этот храм, ушли в изгнание вместе с нами, защищая святое Православие. Но нам не надо унывать и печалиться по этому поводу, покольку мы засвидетельствовали верность свт. Николаю не только тем, что восстановили этот храм, но прежде всего тем, что нашли в себе силы встать на путь защиты святой Истины.
И хотя организаторы планируют провести в пленённом ими храме торжества с большим размахом, тем не менее, они будут иметь мало общего со свт. Николаем. Мы же должны благодарить Господа за то, что не пребываем в нечестии вместе с этими несчастными людьми.
Св. апостол Пётр, обращаясь к верующим, говорил: «Спасайтесь от рода сего развращённого» (Деян. 2, 40). Апостол имеет в виду здесь особую развращённость – духовную, которая привела формально верующий народ к чудовищному греху – богоубийству. Увы, но подобное проявление духовной развращённости в истории человечества мы встречаем очень часто. Тем более это касается нашего апостасийного времени.
Итак, задача, поставленная всем верным ап. Петром, ясна. Но как реализовать её на практике? Ведь мы живём не на Марсе, а в этом падшем, исполненном различными пороками мире. И здесь ап. Павел делает нам очень важное разъяснение: «Я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остаётся блудником или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницей, или хищником. С тем даже и не есть вместе» (1Кор. 5, 11).
Таким образом, мы ясно видим, что верующие должны удаляться от лжеверующих, т.е. тех, кто только лишь по имени своему являются христианами, а по делам злостными грешниками. Конечно, все мы грешники, и Церковь наполнена людьми грешными, немощными. Но подлинно к Церкви принадлежат лишь те христиане, которые, несмотря на все немощи и даже падения свои, борются с грехом, прежде всего в себе самих.
Именно поэтому мы, осознавая свою немощь, в то же время решительно отмежевались от тех религиозных лидеров, которые оправдывают грех и пытаются узаконить беззаконие. Нельзя спастись, если мы будем идти в одном строю с архиереями, сделавшими карьеру на доносительстве и прислуживании безбожным властям, богословами, отвергающими апостольские правила и каноны Церкви, олигархами, разворовавшими нашу Родину.
Как мы все помним, на нас обрушилась волна гонений и клеветы, как только мы открыто засвидетельствовали своё желание не участвовать в делах тьмы. Наши оппоненты, как истинные дети своего времени, попытались использовать против нас даже криминальный ресурс.
В ослеплении вседозволенностью своей митрофорный протоиерей наставник преступного мира имел неосторожность лично позвонить протоиерею Сергию Кондакову с объявлением скорой и кровавой физической расправы. Однако горе-пастырь не подумал, что его телефонный разговор может быть записан, о чём было объявлено нами открыто в интернете с предупреждением, что если что-либо случится с кем либо из нас, то информация будет общедоступной. После этого объявления неистовый сергианин несколько умерил свой пыл.
Но вот, ещё один ход. В Свято-Никольский храм с. Завьялово около двух месяцев тому назад был назначен новый настоятель прот. Николай Лекомцев, человек особой судьбы, пользующийся немалым уважением у «братков». Отец Николай умудрился, уже будучи в сане священника, ведя аморальный образ жизни, оказаться в местах лишения свободы за серьёзное преступление. После освобождения священник, вопреки канонам и правилам св. Церкви, был не только восстановлен в штате Ижевско-Удмуртской епархии РПЦ МП, но даже пошёл на повышение, став клириком ижевского храма и получив высокое звание протоиерея.
Мы знаем немало случаев, когда преступники, оказавшись за колючей проволокой, подлинно раскаялись и стали новыми людьми во Христе Иисусе. Но, увы, это никак не касается отца Николая. Потому что, если бы он подлинно покаялся, то не дерзнул бы никогда снова на себя надеть крест священника, ибо каноны церковные однозначно говорят, что за те грехи, которые он совершил, он должен быть извергнут из священного сана. Однако эти апостольские правила и каноны церковные, как мы видим, игнорируются не только запутавшимся бывшим священнослужителем, но и, что самое страшное, погрязшим в сергианстве священноначалием МП.
Лекомцев
Прот. Лекомцев (справа с Крестом) служит уже на свободе. И к таким сергианским «пастырям» МП ведут наших детей. Господи, прости им, ибо не ведают, что творят! (http://www.udmeparhia.ru/diocese/news/news_596.html#)
И вот, этот «авторитетный батюшка» появился на своём недешевом «паркетнике» в с. Завьялово. Очевидно, сергианское священноначалие посчитало, что именно такой «пастырь» с его криминальным опытом и связями нужен в селе, где подавляющее большинство верующих, несмотря на все старания апостатов, не предало священников, ставших на защиту святого Православия.
Поражаешься цинизму сергиан! Ведь наш Свято-Никольский храм в течение многих лет был в Удмуртии центром взаимодействия Церкви с УФСИН в деле исправления осуждённых. В течение 15 лет каждую неделю настоятель бывал в местах лишения свободы для духовного окормления осуждённых. Не раз выезжал вместе в воинами-милиционерами в горячие точки. И вот теперь всего лишь спустя несколько месяцев после изгнания двадцать лет служившего здесь настоятеля и его прихожан «для уврачевания раскола» ставится священник-уголовник.
Да, надо признать, прот. Лекомцев развил свою деятельность весьма активно. Например, после беседы, проведённой им с депутатом от КПРФ и предпринимателем В.И. Афанасьевым, последний неожиданно изменил своим прежним убеждениям. Если раньше Афанасьев заявлял о том, что является нашим сторонником, как борец за обездоленный народ, поэтому даже решил передать нам выстроенную в дер. Каменное часовню, то после беседы со столь «авторитетным батюшкой» Афанасьев резко поменял свою точку зрения.
Вот и до нас доходят разговоры о том, чтобы священники нашего прихода умерили свой пыл, а то ведь братва может обидеться. Спешим по поводу этого заметить, что мы не собираемся сворачивать с указанного Богом пути. Мы твёрдо стоим на позициях строгого соблюдения законов Российской Федерации и стремимся к тому, чтобы не только государство, но и Церковь жила по закону.
И всё же приходится удивляться духовной слепоте наших оппонентов. Неужели эти люди ничего не поняли?! Неужели им не ясно, что не удастся запугать изгнанный, но духовно не сломленный Свято-Никольский приход?! И хотя мы осознаём то, что до полного выздоровления России далеко, а потому в ближайшей перспективе вряд ли удастся вернуться в Свято-Никольский храм людям, восстановившим его, тем не менее, мы непоколебимы в своём стремлении стоять за святую Истину.
Жаль только митрополита-старца Николая. До чего его довела сергианская жизнь! Помнится, когда он узнал о том, что его священник Николай Лекомцев за тяжёлое преступление оказался в тюрьме, владыка воскликнул: «Какой позор!» А теперь митрополит не считает позором этого обласканного им и им же возведённого по благословению патриарха в сан протоиерея со всеми его «заслугами» и «друзьями» посылать на борьбу с нами. Наверное, предстоящее богослужение, которое должен будет возглавить митр. Николай в с. Завьялово, станет одной из самых позорных страниц его биографии.
Мы же не будем смущаться и малодушествовать, и хоть тяжело нам находиться в изгнании из нашего родного Свято-Никольского храма и слышать ложные обвинения в наш адрес, будем укрепляться словами Господа: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12, 32).
Прот. Сергий Кондаков, прот. Михаил Карпеев, иер. Александр Малых и прихожане приходов Царя-Мученика Николая и прп. Сергия Радонежского Московского Патриархата под омофором Русской Зарубежной Церкви.
Источник — (http://www.kondakov.ws)

Отец Сергий Кондаков: «Священник — он и в бане священник»

Год назад три священника из Удмуртии выступили с открытой критикой Русской православной церкви. Завьяловский протоиерей Сергий Кондаков и двое его соратников — отец Александр Малых и отец Михаил Карпеев — разместили в Интернете видеопослание, которое произвело в чинном и благолепном церковном мире эффект разорвавшейся бомбы. Отцы обличали руководство РПЦ в раздаче священных наград олигархам и политикам и просто развале церкви изнутри. Проповедь вызвала большой скандал, но о нем довольно быстро забыли. Мы решили выяснить, как живется опальным батюшкам сейчас.

Напротив Свято-Никольского храма в Завьялово стоит покосившийся дом. Его отобрали у отца Сергия вместе с должностью настоятеля. Сейчас здесь никто не живет. Окна за зеленым — в цвет куполов церкви — забором, кажется, с завистью смотрят на статный храм. Потому что именно в храм были пущены все пожертвования прихожан, накопленные долгими годами. А «коттедж», где жила семья бывшего настоятеля, так и остался кособокой двухэтажкой.

А восстановленная церковь завидует старому зданию колхозной конторы. Там по выходным собирается много народу. Больше, чем в ее стенах, хотя они белокаменные и с куполами. Прихожане и батюшка — отец Сергий — теперь там молятся Богу.

Чисто российский парадокс. Во времена Совдепа в храме танцевали, а сейчас в колхозном помещении ведут церковные службы.

«То, что сделали наши прихожане, — подвиг»

— Вот он, наш походный храм. Некоторые «доброжелатели» называют его «сектой»*, — отец Сергий показывает нам актовый зал, оборудованный под церковь. На стенах иконы, подсвечники перед образами святых, престол. Стены алтаря — временные перегородки. Приход сооружали всем миром, прихожане несли образа из дома, самые талантливые — писали сами. Контору приход арендует. И неизвестно, как долговечен будет договор.

Сегодня вторник, службы нет. Мы беседуем в кабинете, за дверью с табличкой «Агрономы». Отец Сергий с улыбкой называет его «офисом». Он вообще много улыбается в рыжую негустую бороду. Щурит по-доброму глаза.

— Многим традиционно мыслящим людям наш поступок показался совершенным безумием. Все мы трое (авторы открытого письма патриарху. — Прим. ред.) были на хорошем счету в Московской Патриархии. Но как-то единовременно решили, что мириться с пороками структуры больше не можем. Нам отвечать перед Богом на Страшном суде. То, что мы сделали, — это наш долг. А то, что прихожане остались с нами, — это подвиг. Я никого не агитировал и не звал с собой. Люди пошли сами.

Белоснежному красавцу храму многие верующие предпочитают……старое здание колхозной конторы.

«Если мы будем так жить дальше, церкви опустеют!»

Отец Сергий какой-то правильный батюшка. Мало таких осталось. Он небогат, пожертвования прихожан пускает на дела церковные. Не курит, и никто его не видел пьяным. Из отпущения смертных грехов не делает бизнес.

— Сейчас ставится в пример, когда священник собрал много денег на храм. А кто ему дал эти деньги? Жулики, воры, какие-то негодяи — это никого не волнует. Более того, этому жулику еще и орден повесят за то, что он поделился. Вот это неправильно.

Я знал о многих болезнях и пороках церковной жизни и пять, и десять лет назад. Но надеялся, что все-таки в Московской Патриархии эти проблемы будут решаться. Но, наоборот, мы видим, что они становятся все более острыми.

Мы идем по пути католической церкви. В 60-е годы католики прибегли к модернизации, чтобы завлечь паству. Но это закончилось полной катастрофой. Храмы почти опустели. В наше время считается хорошо, когда священник занимается восточными единоборствами, танцует или играет рок-музыку. Это дешевый авторитет, кризис жанра — значит, ему просто нечего сказать.

Церковь должна свидетельствовать о Христе не какими-то дешевыми трюками, а реальной евангельской жизнью. Ну, посмотрят, как батюшка играет в футбол, а дальше-то что? Человек из-за этого в храм не пойдет.

«Живем, как на войне»

На третий день после опубликования открытого письма в Свято-Никольский храм во время службы ворвался священник. Он шел к алтарю шагом победителя, практически расталкивая молящихся прихожан. Люди потянулись за ним, стараясь остановить. Чтобы отвлечь прихожан, отец Сергий запел «Верую…», и все запели с ним. После молитвы настоятель Завьяловского храма сам зачитал указ о том, что ему запрещается проводить священнослужения. Прихожане стояли и плакали.

— Нас не могут выгнать из Церкви, потому что ее глава не патриарх Кирилл и группа товарищей, а Господь наш Иисус Христос.

Нам постоянно угрожают, и иногда, конечно, становится не по себе. Хотя мы ни с кем не воюем и не враждуем. Просто мы хотим жить согласно нашим убеждениям. Хотим, чтобы церковь возродилась вместе с Россией.

В итоге ответа от патриарха ижевские священники так и не добились. Даже церковного суда, о котором так много говорили в Московской Патриархии, тоже не было. Зато была масса обвинений, которых как раз и ожидали батюшки. Но скандал быстро закончился, о Кондакове теперь предпочитают не вспоминать. Его даже не исключили из общественных организаций, где он состоял. Просто забыли…

«Мне не явился архангел. Я просто почувствовал, что Бог есть»

Вся жизнь отца Сергия — это непрекращающаяся борьба. Он родился и вырос в Москве, в типичной советской семье. Родители к религии были равнодушны. В семь лет, когда заболела мать, Сергей совершенно неожиданно помолился Богу.

— Я просто слышал, что есть такие «темные люди», которые верят в Бога. И решил попробовать. Помолился и почувствовал, что Бог действительно есть. Мне не явился архангел Гавриил, у меня просто появилось такое внутреннее ощущение. И маме стало значительно легче. Так я стал верующим человеком.

Потом было много неприятностей в школе. Сережа отказывался вступать в пионеры и рассказывать стихи о дедушке Ленине.

— В 16 лет меня задерживали, я пережил допросы борцов с идеологической диверсией. Они затягивали гайки, проводили со мной «профилактическую работу», настаивали, чтобы я был их осведомителем.

В 20 лет женился, вскоре родилась дочь. В это время началась перестройка, появилась Ижевско-Удмуртская епархия. Совершенно случайно в Москве Сергий познакомился с епископом Палладием, только что назначенным в Ижевск архиереем. Тот и пригласил его в Удмуртию. В сане дьякона Сергий Кондаков прослужил в Троицком соборе полтора года.

— В Завьялово я поехал служить по собственной инициативе. Не хотелось быть рядом с высокими церковными лицами. Меня назначили настоятелем недавно открывшегося Завьяловского храма. Службе в нем я отдал 20 лет.

«Священник — он и в бане священник»

В жизни отец Сергий остается таким же, какой он на службе. Он не ведет двойную игру, подрясник снимает редко даже дома.

— Конечно, могу позволить себе надеть рубашку и штаны. Но вне дома стараюсь всегда быть в форме. Священник — он и в бане священник.

Быть священнослужителем не работа. Это жизнь. Он должен быть всегда «при исполнении». Иначе игра какая-то получается. Форма дисциплинирует, и человеку стыдно делать какие-то непотребные вещи, когда он в духовном одеянии.


Актовый зал, где отец Сергий проводит богослужения, прихожане обустраивали всем миром.

«Родитель — это старший друг»

О семье отец Сергий рассказывает не очень охотно, хотя гордиться есть чем. Они с матушкой Тамарой Андреевной воспитали родную дочь и трех приемных. Две старшие вышли замуж и уже подарили родителям внуков. На попечении семьи священнослужителя сейчас еще одна девочка, Александра, которая учится в школе.

— Надо было помочь этим детям. А как это сделать в детдоме? Только взять в свою семью. В детском доме никому не хорошо — ни воспитанникам, ни педагогам. Каждый ребенок изранен и наносит такие же раны окружающим.

В семье Кондаковых нет разделения на родной-неродной.

— Я себя считаю мягкотелым родителем. Может быть, дети так и не думают. Они все очень разные люди. Но главное, что я хотел воссоздать в семье, чтобы мы все были на одной волне христианской веры и любви. Родитель должен быть действительно старшим в семье, но не тираном. Важно, чтобы ребенок имел возможность общаться с тобой как со старшим другом. Но зачастую воспитание с моей стороны происходит по остаточному принципу, потому что много сил и времени отдаю церковным делам.

«Я — книжный червь»

Я — книжный червь. Читаю в основном церковную литературу. Люблю творчество Толстого — наверное, не буду здесь оригинален, Достоевского и Солженицына. Последний — это главный автор в моей жизни. Я его еще в детстве читал, когда его книги были подпольными. Романы Солженицына во многом повлияли на мое мироощущение.

«Было время, когда чуть не бросил все»

Желание бросить все? Было. Но не в 16 лет, когда меня склоняли к так называемой «дружбе» с коммунистами. Тогда я просто боялся.

Колебание было, когда я уже сам увидел, как церковные люди ломаются под прессом системы и при этом как-то особо не страдают. У меня возник соблазн — может, пойти тем же путем. И если бы не встреча с архимандритом Кириллом Павловым, духовником Троице-Сергиевой лавры, который меня наставил тогда, не знаю, как повернулась бы моя судьба.

«Интернет — это территория свободы»

Негативного отношения к Интернету у меня нет. Вот, к примеру, есть топор. Сколько ж преступлений совершено с его помощью! Но не будем же мы сейчас запрещать топор.

Да, в Интернете происходят страшные вещи, и многие используют его совсем не так, как надо бы. Но, тем не менее, это территория свободы, там есть огромная масса информации, которую мы могли бы не получить.

«Единые электронные карты — средство контроля над личностью»

Мы не противники научно-технического прогресса. Формально очень много аргументов за единые электронные карты. Не нужно будет носить с собой сберкнижку и медицинский полис. Но кто будет владеть информацией? Введение единых электронных карт может привести к тому, что человек окажется под властью тех сил, которые владеют информацией, закрепленной в этих картах. А в наше время кто владеет информацией, тот обладает властью над миром.

Сейчас отец Сергий старается жить одним днем и успеть сделать как можно больше. Рядом с ним его верные друзья — отец Александр и отец Михаил, которым он безмерно благодарен. Опальные батюшки и их прихожане планируют строить новый храм на Завьяловской земле. Потому что именно здесь их дом и их паства.

— Не сомневаюсь, что мы вернемся в Свято-Никольский храм. И если не мы, то наши дети. Правда все равно восторжествует. Хотя, бывает, для этого нужно время.

Досье

Отец Сергий Кондаков

Родился 26 мая 1967 года в Москве.

1984 год — трудник Данилова монастыря в Москве.

1985-1987 гг. — иподьякон, референт архиепископа Владимирского и Суздальского.

1989 г. — дьякон в Троицком соборе в Ижевске.

1991 г. — настоятель храма Святого Николая в Завьялово.

2003-2011 гг. — руководит Епархиальным отделом по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, член Комиссии по помилованию.

Удостоен патриархом Алексием II ряда высоких наград, награжден Крестом с украшением, Орденом преподобного Сергия Радонежского.

За неоднократные командировки в «горячие точки» в качестве военного священника награжден медалями «За боевое содружество», «Участник контртеррористической операции на Кавказе» и рядом других наград.

За многолетнее служение в тюрьмах награжден серебряной медалью Министерства юстиции и Почетным знаком УФСИН.

Был настоятелем храма святого великомученика и целителя Пантелеимона в 4-й колонии для больных туберкулезом. А также храма Святителя Николая Чудотворца в 9-й воспитательной колонии для подростков.

*В мае отец Сергий воссоединился с Русской Православной Церковью за рубежом. Сейчас является настоятелем походного храма царя-мученика Николая в Завьялово.

Его Высокопреосвященству
Высокопреосвященнейшему Николаю,
митрополиту Ижевскому и Удмуртскому
протоиерея Сергия Кондакова
протоиерея Михаила Карпеева
иерея Александра Малых
ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО!
Как Вам хорошо известно, два месяца тому назад мы обратились с открытым письмом к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, а также в соответствии с церковными правилами за систематические нарушения православных канонов прекратили поминовение Патриарха за богослужениями вплоть до его покаяния. За это мы были сняты со всех своих церковных должностей и запрещены в священнослужении без церковного суда и разбирательства. Также против нас была развязана грязная кампания клеветы и истерии, ничего общего не имеющая не только с христианством, но и просто с человеческой порядочностью.
Милостью Божией нас поддержали тысячи людей, которые хотят жить не по лжи, пусть и прикрывающейся церковными одеждами, но по правде Богочеловека и Господа нашего Иисуса Христа.
И сегодня мы хотим Вас поставить в известность, что оставаясь священнослужителями Московского Патриархата, мы воссоединились с Русской Православной Церковью Зарубежом, возглавляемой выдающимся архипастырем нашего времени Высокопреосвященнейшим митрополитом Агафангелом. Но вместе с тем мы не уходим из родной Церкви, и требуем, чтобы был собран подлинный, а не мнимый Поместный Собор Русской Православной Церкви, на котором бы наша Церковь очистилась от грехов сергианства, экуменизма, папизма и прочих пороков.
Наши приходы будут осуществлять свою миссию, строго соблюдая каноны святой Церкви и действуя в рамках законов Российской Федерации.
Мы убедительно просим Вас, Ваше Высокопреосвященство, способствовать тому, чтобы никто из Вашего окружения не пытался бы действовать против нас неевангельскими методами, противоречащими не только Закону Божию, но и Закону о свободе совести.
Благодарим Вас, Владыко, за многие годы служения под Вашим омофором, искренне желаем Вам всего лучшего и вместе с тем скорбим, что в Вас не нашлось внутренних сил встать на защиту правды Божией.
Протоиерей Сергий Кондаков,
протоиерей Михаил Карпеев,
иерей Александр Малых.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *