Серафим Вырицкий

В живописной местности на берегу реки Оредеж расположился посёлок Вырица. Каждый год сюда приезжают сотни верующих, чтобы помолиться о самом сокровенном желании в часовне Святого преподобного Серафима Вырицкого, расположенной на территории Церкви иконы Божьей Матери Казанской. Православный святой помогал советом и делом всем, кто к нему обращался. После окончания своего земного пути, старец продолжает помогать людям, смиренно просящим его о помощи.

Часовня преподобного Серафима в Вырице

Жизнь Серафима Вырицкого

Жизнь старца Серафима служит примером жизнелюбия, смирения и твёрдой веры в Силу Господа Бога.

Мирской период жизни

Родился Василий Николаевич Муравьёв в семье крестьян из Ярославской губернии в 1866 году. С детства мальчик хотел посвятить свою жизнь служению Богу, но смерть отца заставила Василия отложить осуществление своей мечты и заботиться о своей семье. Он уехал в Петербург и работал посыльным в Гостином дворе.

В столице духовным наставником юноши стал старец из Александро-Невской лавры иеромонах Варнава. Он обвенчал подопечного с благодетельной девушкой Ольгой Трониной, которая разделяла взгляды супруга на жизнь. Семья жертвовала средства на благотворительность и помощь обездоленным людям.

Статьи о других православных святых:

  • Житие святого преподобного Лаврентия Черниговского
  • Житие преподобного старца Силуана Афонского
  • Жизнь и биография Стефана Пермского

К началу XX века Василий Муравьёв являлся купцом второй гильдии, ведущим удачную торговлю пушниной не только в России, но и за её пределами. После буржуазной революции 1905 года оставаться в столице богатому купцу стало опасно, и он переехал вместе со своей семьёй в дом недалеко от Царского Села.

Большевистский переворот изменил жизнь семьи Муравьёвых. Супруги распустили своих работников, выделив каждому щедрое содержание. Остальной капитал был пожертвован Александро-Невской лавре и Воскресенскому Новодевичьему монастырю, в которые удалились супруги после принятия монашеского пострига.

Монашество

Приняв монашеский постриг под именем Варнава, бывший купец стал заведовать кладбищем лавры. В 1926 году, дав обет соблюдать строгие аскетические правила поведения, монах принял имя Серафима и стал духовником Александро-Невской обители. Через четыре года иеромонах Серафим покинул монастырь и поселился в небольшом домике в деревне Поповка на даче настоятеля Троицкого собора Измайловского полка. Старца мучили различные недуги, сильно болели ноги.

Святой преподобный Серафим Вырицкий

В возрасте 67 лет отец Серафим поселился в посёлке Вырица Гатчинского района Ленинградской области. В этом тихом умиротворённом уголке прошёл остаток его земной жизни.

Жизнь старца в Вырице

Старец Серафим переселился в Вырицу в 1933 году. К нему переехала монахиня Христина — его бывшая жена и внучка Маргарита. К благочестивому и мудрому монаху стремились попасть люди из всех окрестных населённых пунктов, в том числе и из Петербурга. Здоровье монаха всё больше ухудшалось.

В 1941 году Вырица была оккупирована фашистами, которые позволили открыть Храм иконы Казанской Божьей Матери, закрытый в 1938 году. Отец Серафим приходил сюда молиться, принимал нуждающихся в совете и утешении православных людей в доме на Пильном проспекте, во дворе которого на яблоне висела икона преподобного Серафима Саровского. По несколько часов в день немощный телом старец просил своего небесного покровителя защитить русские земли от иноземных захватчиков.

Земная жизнь иеромонаха Серафима закончилась в 1949 году в доме 39 на Майском проспекте. Перед смертью монаху явилась Богоматерь и указала на небо. Прочитав молитву Небесной Заступнице и получив святое Причастие от настоятеля Казанского храма протоиерея Алексия, старец покинул земную жизнь с молитвой за всех живущих под небом.

Интересно! За время военных действий в окрестностях Вырицы от бомбёжки не пострадало ни одно строение. Верующие люди благодарят за это великого провидца Серафима, молившегося за мир для России.

Канонизация

Прославление иеромонаха Серафима состоялось в 2000 году. В октябре этого же года прошла торжественная литургия в Казанском храме посёлка Вырица. Через месяц над могилой Святого преподобного Серафима Вырицкого и схимонахини Серафимы (Ольга Ивановна Тронина) воздвигли небольшую деревянную часовню.

Несмотря на то, что канонизирован отец Серафим был в начале XXI века, верующие люди приезжали на его могилу у стен Казанского храма ещё в советское время. Они утверждали, что в ответ на смиренную молитву всегда приходит помощь или знак, направляющий в нужную сторону.

Церковь Казанской иконы Божьей Матери

С именем Серафима Вырицкого связывают церковь, посвящённую иконе Божьей Матери Казанской в селе Вырица, прихожанином которого являлся старец. После смерти благочестивого монаха похоронили на погосте при храме.

История

Казанский храм в Вырице был основан в 1913 году по решению и на средства, собранные Советом Братства в честь иконы Казанской Божьей матери. Эта организация была создана специально для решения вопросов, связанных со строительством церкви в Вырице. Уже в 1914 году храм был освящён.

Храм иконы Казанской Божьей Матери

Богослужения проводились только летом. Стены храма и вся внутренняя отделка выполнялись из дерева. В 1921 году был установлен центральный иконостас, привезённый из закрывшейся церкви при приюте братьев Бруснициных. С 1933 по 1938 год богослужения в церкви иногда проводил отец Серафим — будущий Святой преподобный Серафим Вырицкий.

В 1938 году храм закрыли.

В первые дни Великой Отечественной войны Казанский храм возобновил свою работу. Возможно, немецкое командование позволило это сделать, потому что в селе были расквартированы солдаты румынского подразделения. После окончания немецкой оккупации церковь продолжила работу, которая больше не прекращалась, несмотря на попытки советской власти закрыть храм.

Интересно! После освобождения Вырицы от фашистов, советская власть решила взорвать храм, так как его купола привлекали внимание неприятеля. Для этого в село отправили отряд солдат, офицер которого застрелился, войдя в храм. Солдаты разбежались, не выполнив приказ.

Архитектура и реликвии

Казанский храм построен в стиле деревянных шатровых церквей, распространенных на севере русских земель. Высокая деревянная церковь имеет первый этаж (подклет), в котором расположен придел преподобного Серафима Сарофского и Алексия, человека Божия. Через крыльцо попадают в центральную часть храма, освященную в честь иконы Казанской Божьей Матери. Южнее располагается придел Николая Чудотворца.

Интерьер церкви Серафима Вырицкого в Вырице

Основной алтарь и несколько икон перевезли из закрытых большевиками ленинградских церквей. В храме хранится родовая икона семьи Муравьёвых — Божья Матерь Казанская.

Часовня преподобного Серафима Вырицкого

После канонизации старца Серафима над его могилой построили небольшой деревянный храм, состоящий из двух срубов, покрытых двускатными крышами. Напротив входа в часовню расположена большая икона с образом Святого преподобного Серафима Вырицкого. Рядом с надгробием преподобного находится место упокоения его бывшей супруги монахини Серафимы.

Современная жизнь Казанского храма

С 2005 года настоятелем храма является протоиерей Георгий Николаевич Преображенский.

Храм открыт для посещений ежедневно с 9.00 до 18.00. Богослужение начинается в десять часов утра. Летом по воскресеньям и в престольный праздник литургии проводятся в 7.00 и 10.00. В церкви можно проводить Таинство Крещения и Венчания.

Как добраться

Посёлок Вырица расположен в Гатчинском районе Ленинградской области. Добраться сюда можно на электричках, которые отправляются с Витебского вокзала в южном направлении. Подойдёт любой поезд, кроме электричек, следующих до Павловска и Новолисино. Доехать необходимо до станции «Вырица». От станции можно доехать до храма на такси или прогуляться пешком. Прогулка займёт около 40-45 минут.

От станции идут до конца Коммунального проспекта, затем поворачивают на проспект Кирова, по левой стороне которого расположена Казанская церковь.

Вырица: храм иконы Казанской Божьей Матери

Преподобный СЕРАФИМ ВЫРИЦКИЙ (†1949)

Годы жизни отца Серафима в миру (1866 -1920)

Преподобный Серафим Вырицкий (в миру Василий Николаевич Муравьев) родился 31 марта 1866 года в деревне Вахромеево Ярославской губернии. При крещении был наречен Василием в честь преподобного Василия Нового, исповедника.

Родители его — Николай Иванович и Хиония Алимпьевна — были крестьянами. Будучи людьми истинно верующими и богобоязненными, и сына своего они воспитали в вере и благочестии. С детских лет в мальчике проявились те свойства христианской души, которые во всей полноте раскрылись в зрелые годы. Первыми его книгами стали Евангелие и Псалтирь. Когда позволяло время, Муравьевы всей семьей совершали паломнические поездки по святым местам — храмам и монастырям. С особой радостью посещали они Свято-Троицкую Сергиеву Лавру, в Гефсиманском скиту которой подвизался знаменитый старец иеромонах Варнава (Меркулов).

Отец Василия скончался на сороковом году жизни от чахотки, и он остался с больной матерью. Среди соседей нашелся добрый человек, работавший приказчиком в Санкт-Петербурге. Он обещал «вывести Василия в люди». Вместе с ним Василий направился в столицу на заработки.

С первых дней Василий работал рассыльным в одной из лавок Гостиного Двора. Заслужив полное доверие хозяина, тот стал поручать ему все более и более сложные дела, которые Василий, с Божией помощью, всегда выполнял с усердием и в срок. Почти все свое жалование Василий отсылал на родину больной матери.

Однако в душе мальчика жила заветная мечта — уйти в монастырь. Отправившись в Александро-Невскую лавру, он получил благословение лаврского схимника пока что оставаться в миру, создать семью, воспитать детей, после чего уже оставшуюся жизнь — вместе с супругой — посвятить монашеской жизни. Вся дальнейшая жизнь в миру стала для него подготовкой к жизни иноческой. Это был подвиг послушания, который длился более 40 лет…

Духовником Василия Муравьева стал старец Гефсиманского скита Свято-Троицкой Сергиевой Лавры иеромонах Варнава (Меркулов).

Хозяин Василия был человеком благочестивым и всячески приветствовал его богоугодную жизнь. Когда Василию исполнилось 16 лет, он назначил юношу на должность приказчика, а еще через год Василий Николаевич стал старшим приказчиком. В будущем же владелец конторы возлагал на него надежды как на компаньона. Это был удивительный и редчайший случай, ибо для того чтобы дослужиться до старшего приказчика, обычно требовалось не менее 10 лет.

В 26 лет Василий решает открыть собственное дело. Он находит время получить прекрасное образование: в 1897 году он заканчивает Высшие коммерческие курсы. Через несколько лет купец 2-й гильдии Муравьев становится одним из крупнейших мехоторговцев столицы. Значительную часть товара он поставляет в Германию, Австро-Венгрию, Англию, Францию. Временами сам посещает аукционы в европейских столицах.

В 1890 году Василий Николаевич обвенчался с Ольгой Ивановной (1872 года рождения), которая происходила из крестьянской семьи села Черемушки, так что они были знакомы с детства. Ольга с отроческих лет мечтала о монашеской жизни и однажды упросила родственников взять ее на богомолье в Иверской женский монастырь. В обители Ольга имела беседу со схимонахиней Пелагеей, определившую всю ее будущую жизнь. Старица благословила Ольгу жить в миру, выйти замуж за благочестивого мужчину и только после долгих лет семейной жизни, по обоюдному согласию, принять монашеский постриг.

Семья Муравьевых. Варшава. Ок. 1905 г.

В 1895 г. в их семье родился сын Николай (прим. — был расстрелян в 1941 году «за антисоветскую пропоганду и связь с французской разведкой») , а затем появилась на свет и дочь Ольга. Однако последняя отошла ко Господу еще младенцем, и после ее кончины по обоюдному согласию и благословению о. Варнавы Василий и Ольга стали жить, как брат и сестра. Молитвы духовного отца помогали им устоять в этой решимости. В 1903 г. они побывали на торжествах прославления Серафима Саровского и привезли несколько икон преподобного, одна из которых хранилась в келье старца до последних дней его жизни.

В семье Муравьевых уже тогда сложился обычай — после литургии в дни двунадесятых праздников, праздников в честь чудотворных икон Божией Матери и чтимых святых в доме накрывали многие столы с самыми разнообразными кушаниями и зазывали с улицы на трапезу всех неимущих. После чтения «Отче наш» Василий Николаевич обычно произносил небольшую речь, рассказывая историю и смысл наступившего праздника, а затем поздравлял всех, кто пришел под кров его дома. После трапезы и благодарственных молитв ко Господу хозяин всегда благодарил присутствующих за то, что они посетили его дом, щедро наделяли гостей деньгами, вещами, продуктами и приглашали к следующему празднику. Будучи верным учеником отца Варнавы, Василий Муравьев убежденно говорил: «Все зло надо покрывать только любовью. Чем ты ниже саном, беднее, тем ты мне дороже…»

В 1905 году Василий Николаевич Муравьев стал действительным членом Ярославского благотворительного общества — одного из крупнейших в России. Его участниками были многие деятели Русской Православной Церкви, среди которых отец Иоанн Кронштадтский и будущий патриарх московский и всея Руси Тихон. По традиции в отчетах общества, как и во многих благотворительных реестрах того времени, пожертвования нередко записывались без указания имен благотворителей. Многочисленные пожертвования Василий Николаевич старался совершать втайне от окружающих. Случалось, что он не раздумывая отдавал из дома последнее и при этом радовался несказанно.

Пришел грозный 1917 год. Многие знакомые Муравьевых из числа состоятельных людей в то время перевели свои капиталы за границу и покинули Россию, надеясь пережить смутные времена за рубежом. Василий Николаевич решил иначе. Однажды он увидел сидящего на мостовой крестьянина в рубище, который громко повторял: «Не как ты хочешь, а как Бог даст!». Оказалось, что семья его — в деревне, больна тифом и совершенно без средств. Василий Николаевич поехал с ним на рынок, купил пару лошадей, телегу, нагрузил её продуктами, привязал к ней корову, вожжи дал в руки крестьянину. Когда тот стал отказываться, то услышал в ответ: «Не как ты хочешь, а как Бог даст». Когда в тот же день Василий Николаевич вызвал к себе домой парикмахера, то все никак не мог сесть в кресло, а продолжал взволнованно ходить по комнате, повторяя: «Не как ты хочешь, а как Бог даст!» вдруг парикмахер упал на колени: «барин, откуда ты узнал про меня, окаянного?» – и признался, что хотел убить его и ограбить. Василий Николаевич простил его, но велел больше на глаза не попадаться. Вскоре после этого случая Василий Николаевич раздал большую часть своего состояния по церквам и монастырям.

Как-то в квартиру к нему забрался вор, собрал самое ценное, связал в узел и вышел. Но узел внезапно развязался, и вещи рассыпались под ноги как раз возвращавшемуся хозяину. Тот помог обомлевшему вору собрать их и отпустил. Он говорил потом: «Похититель остался без греха, ведь теперь он не украл, а ему подарили».

Годы монашества отца Серафима в Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре (1920-1930)

13 сентября 1920 года В. Н. Муравьев подал прошение в Духовный Собор Александро-Невской лавры с просьбой принять его в число братии, на что получил согласие и первое монастырское послушание — послушание пономаря. В это же время послушницей Воскресенского Новодевичьего монастыря стала супруга Василия Николаевича Ольга. Все имевшееся Муравьевы пожертвовали на нужды обителей. Только в лавру Василий Николаевич передал 40 000 рублей в золотой монете — по тому времени целое состояние!

В ноябре 1920 года бывшие супруги Муравьевы были пострижены в монашество с именами Варнава и Христина. Вскоре отца Варнаву рукоположили во иеродиакона и дали одно из наиболее сложных в обители послушаний — заведовать кладбищенской конторой. Страну охватило пламя междоусобной брани. Красные убивали белых, белые убивали красных. На кладбищах плач стоял непрестанный. В храмах Александро-Невской лавры отпевание следовало за отпеванием, панихида за панихидой. Провожать почивших, утешать родных и близких погибших… Это была первая школа духовного врачевания и наставничества, которую прошел будущий отец Серафим.

В следующем году, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи, он был посвящен в сан иеромонаха и нёс послушание свещника. Служение о. Варнавы всегда отличалось неподдельной искренностью. Как вспоминают очевидцы, за литургией лицо его озарялось духовной радостью, и неслучайно, что на богослужения с его участием всегда собиралось множество народа. Все стремились послушать его проповеди, отличавшиеся простотой и доступностью. Сказывался многолетний опыт подвижничества в миру. Бывший петербургский купец хорошо знал жизнь людей разных сословий от простолюдина до утонченного интеллигента, их духовные нужды и затруднения. Именно в это время души многих верующих потянулись к простому и кроткому о. Варнаве.

В 1927 г. принял схиму с именем Серафим, в честь преподобного Серафима Саровского и был избран братией духовником Лавры. Пред схимой 40 дней он не вкушал пищи. Знаменателен один из снов старца, относящийся к тому времени. Он видел что блуждает по лесу — и вдруг встретил Серафима Саровского. То было провозвестие пути.

Около 3-х лет пребывал о. Серафим на поприще духовника Лавры. Многое было открыто старцу, а его духовные подвиги были ведомы только Богу. Люди со всех сторон России приезжали в Лавру получить его благословение, разрешить жизненные вопросы. Старец уже обладал даром прозорливости. Он предсказал архиепископу Алексию (Симанскому), что тот станет Патриархом всея Руси, что в России будет страшная война (Отечественная) и что после неё народ станет приходить к Богу и начнут открываться храмы. Многим в ту пору советовал батюшка обращаться к молитве Иисусовой: «Непрестанная молитва покаяния есть лучшее средство единения духа человеческого с Духом Божиим. В то же время она есть меч духовный, истребляющий всякий грех».

Во время ежедневных многочасовых исповедей батюшке приходилось подолгу стоять на холодном каменном полу Свято-Троицкого собора. Известен случай, когда старец непрерывно принимал исповедников на протяжении двух суток. Главный храм лавры в ту тяжелую пору за недостатком дров почти не отапливался, и на стенах часто выступал иней. Постоянное переохлаждение, неимоверные физические и душевные перегрузки (сколько чужого горя принимал на себя старец!) постепенно дали о себе знать, и здоровье отца Серафима резко ухудшилось. Настал день, когда отец Серафим просто не смог подняться с постели. Врачи ставят диагноз: межреберная невралгия, ревматизм и закупорка вен нижних конечностей.

Годы старческого подвига отца Серафима в поселке Вырица (1930-1949)

Митрополит Серафим Чичагов, в миру имевший профессию врача, узнав о заключении медиков, немедленно благословляет переезд в Вырицу. (Под Петербургом это один из немногих климатических курортов). Вместе с ним по благословению владыки в Вырицу отправились схимонахиня Серафима (в миру — Ольга Ивановна Муравьева) и их двенадцатилетняя внучка Маргарита — юная послушница Воскресенского Новодевичьего монастыря. Теперь уход за ним и забота о его здоровье стали главным их послушанием. После переезда в Вырицу к врачам он уже не обращался, говоря: «Буди на все воля Божия. Болезнь — это школа смирения, где воистину познаешь немощь свою…»

Неоднократно в келье старца проводились обыски. Обычно приезжали ночью. Был случай, когда во время очередного визита НКВД лежащий на постели больной старец Серафим подозвал к себе одного чекиста, взял его за руку и, погладив её, положил свою правую руку ему на голову, сказав: «Да простятся грехи твои, раб Божий». И сила любви победила. Лицо грозного визитёра смягчилось. Он и его товарищи скоро удалились, испытывая к о.Серафиму почти дружеские чувства.

Вскоре в Вырицу устремляется непрерывный людской поток ищущих совета, утешения, облегчения телесных страданий. Обеспокоенные родные пытались оградить батюшку от излишних встреч, опасаясь за его и без того слабое здоровье, но в ответ подвижник твердо сказал: «Теперь я всегда буду нездоров… Пока моя рука поднимается для благословения, буду принимать людей!» Для множества страждущих отец Серафим был благодетелем, который не только помогал духовно, но и практическими советами, устройством на работу, а также и деньгами через добрых людей. Благодарно принимая пожертвования от посетителей, старец зачастую сразу же раздавал их тем, кто терпел нужду.

До последних дней своей земной жизни батюшка Серафим поддерживал, как мог, любимое детище св. прав. Иоанна Кронштадтского — Пюхтицкий Успенский женский монастырь в Эстонии. Вырицкого старца знали и любили насельницы обители, многие из которых именно по его благословению приняли монашество. Батюшку неоднократно приглашали туда на жительство и даже приготовили для него там прекрасный домик.

Подвиги поста, бдения и молитвы, которые в течение двух десятилетий смиренно нес вырицкий старец, можно сравнить лишь с подвигами древних аскетов-отшельников. Отец Серафим был необыкновенно строг к себе от первых шагов в подвижничестве до самой кончины. Никаких послаблений: пост, бдение и молитва, и еще раз — пост, бдение и молитва…В понедельник, среду и пятницу старец вообще не принимал никакой пищи, а иногда ничего не вкушал и по нескольку дней подряд. В некоторые дни батюшка вкушал часть просфоры и запивал ее святой водой, в иные — не съедал и одной картофелины, а иногда ел немного тертой моркови. Крайне редко пил чай с очень малым количеством хлеба. Пища на самом деле была для подвижника как бы лекарством. При этом в своих непрестанных трудах на пользу ближних он проявлял завидную бодрость и неутомимость.

Подражая своему небесному учителю, вырицкий старец принял на себя новый подвиг. После переезда в дом на Пильном проспекте он молился в саду на камне перед иконой Саровского чудотворца. Это бывало в те дни, когда несколько улучшалось здоровье старца. Первые свидетельства о молении святого Серафима Вырицкого на камне относятся к 1935 году, когда гонители обрушили на Церковь новые страшные удары. С началом Великой Отечественной старец усилил подвиг моления на камне — стал совершать его ежедневно. Тысячу ночей стоял он на камне пред иконой Серафима Саровского и молился, подражая своему небесному покровителю. Ему шёл уже 76-й год. К месту молитвы его вели под руки, а иногда просто несли. На яблоньке укреплялась икона, а старец вставал своими больными коленками на камень и простирал руки к небу…

Когда началась война, старец уверенно говорил жителям, что не следует уезжать, что Вырица сохранится и ни один человек не погибнет. Так и вышло. В это время о.Серафим особенно пламенно молился о спасении душ людских. Как-то к нему ворвались немцы. Он сказал им по-немецки: «О, убийцы пришли! А в кого вы будете стрелять? Видите, у меня на груди крест со Спасителем. В Христа будете стрелять, а ещё говорите, что верующие». Каждому ещё сказал у кого, сколько детей дома, в Германии, осталось. И добавил: «А коменданту передайте: что он посеял в России, то и пожнёт дома». Солдаты не тронули старца.

Замечательно, что немцы заняв Вырицу, расквартировали в ней часть, состоящую из… православных. Известно, что Румыния была союзницей Германии, но о том, что вырицкая команда будет состоять из румын, уроженцев восточной ее части, где исповедуется Православие, да еще говорящих по-русски, вряд ли кто мог предположить. Осенью 1941 года по многочисленным просьбам жителей Вырицы храм был открыт, в нем начались регулярные богослужения.

Истосковавшиеся по церковной жизни люди заполнили храм (он был закрыт богоборцами в 1938 году, но, слава Богу, не разорен). Поначалу прихожане косились на солдат в немецкой форме, но видя, как последние молятся и соблюдают чин службы, постепенно привыкли. Невозможное людям возможно Богу — это был единственный православный храм, который действовал во фронтовой полосе, причем по ту сторону фронта!

После войны в доме на Майском проспекте о.Серафим принимал огромное количество людей. Он теперь редко вставал с постели, но поток приходящих не уменьшался. К нему шли и ленинградцы, пережившие ужасы блокады. Особенно много люди спрашивали о судьбе пропавших без вести родных. Старец отвечал, прозревая судьбу исчезнувших: «Молись как за живого» или «Молись о упокоении». Многие из тех, кто бывал у старца дома, вспоминают, что возле дома, где он жил, чувствовался необыкновенный аромат, воздух был особенным.

В 1945 году Господь призвал от земных трудов схимонахиню Серафиму (в миру Ольгу Ивановну Муравьеву, супругу батюшки). Почти шесть десятилетий она была для отца Серафима преданной спутницей жизни, и ее кончину подвижник пережил с ощущением, что разлука недолга и скоро им предстоит встретиться в вечной жизни.

Незадолго до кончины, весной 1949 года отец Серафим спал не просыпаясь 12 суток подряд. Когда батюшка проснулся, то сказал своей келейнице, матушке Серафиме: «Я побывал во многих странах. Лучше своей страны не нашёл и лучше нашей веры не видел. Говори всем, чтобы никто не отступал от православия».

Перед кончиной отцу Серафиму явилась Сама Пресвятая Богородица. Было это ночью. Старец знал, Кто его навестит, и сказал женщинам, ухаживавшим за ним: «Сегодня принять никого не смогу, зажгите все лампады — будем молиться».

С благоговением были прочитаны акафисты Пресвятой Богородице, святителю Николаю Чудотворцу и преподобному Серафиму Саровскому. После того как отец Серафим причастился Святых Христовых Тайн, он благословил читать Псалтирь и Евангелие. Ближе к вечеру батюшка попросил посадить его в кресло и стал молиться. При этом он иногда справлялся о времени. Около двух часов ночи отец Серафим благословил читать молитву на исход души и, осенив себя крестным знамением, со словами «Спаси, Господи, и помилуй весь мир» отошел к вечным обителям. Это произошло в день празднования воскрешения праведного Лазаря, 3 апреля 1949 года.

Три дня шел ко гробу праведника нескончаемый людской поток. Все отмечали, что его руки были удивительно мягкими и, теплыми, словно у живого. Некоторые ощущали возле гроба благоухание. В первый день после блаженной кончины старца исцелилась слепая девочка. Мать подвела ее ко гробу и сказала: «Поцелуй дедушке руку». Вскоре после этого девочка прозрела.

Отпевание отца Серафима совершалось накануне праздника Благовещения и отличалось редкой торжественностью. Пели три хора: вырицких Казанской и Петропавловской церквей и хор духовных академии и семинарии, где по благословению митрополита Григория в день погребения были отменены занятия. Во время похорон впереди гроба несли образ преподобного Серафима Саровского из кельи батюшки, как и предсказал вырицкий подвижник еще в довоенные годы. Похоронен угодник Божий в Вырице, на маленьком кладбище у Казанского храма, рядом с супругой. В 2000 году над могилой прп. Серафима была воздвигнута деревянная часовня.

Современники сравнивали глаза отца Серафима — по силе их проникновенности — с глазами преподобного Серафима Саровского на его прижизненных портретах…Саровский чудотворец, с которым вырицкого старца соединяла глубочайшая молитвенная связь, был для него любимым наставником. В отце Серафиме Вырицком будто воскрес великий саровский подвижник. Оба они разливали вокруг себя мир и тишину. До конца дней своих вырицкий старец с величайшим благоговением и радостью хранил в сердце святой образ преподобного Серафима.

Пророчества преподобного Серафима Вырицкого

Книг преподобный не написал. Пророчества Серафима Вырицкого о будущем России известны только из уст его духовных чад.

  • Спасение миру — от России, а Петербург станет духовным центром страны.
  • Самим Господом определено русскому народу наказание за грехи, и пока Сам Господь не помилует Россию, бессмысленно идти против Его святой воли. Мрачная ночь надолго покроет землю Русскую, много нас ждет впереди страданий и горестей. Поэтому Господь и научает нас: терпением вашим спасайте души ваши.
  • Иерусалим станет столицей Израиля. А со временем он должен стать и столицей мира. Ибо там истинный центр Земли, там был распят и воскрес Спаситель мира.
  • Придет время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога, и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла. Страшно будет дожить до этих времен.
  • Наступит такое время, когда будет в России духовный расцвет. Откроются многие храмы и монастыри, даже иноверцы будут к нам приезжать креститься на таких кораблях. Но это ненадолго — лет на пятнадцать, потом придет антихрист.
  • Господь тысячу лет будет ждать, чтобы хоть один человек спасся и восполнил число падших ангелов Многие страны ополчатся на Россию, но она выстоит, утратив большую часть своих земель.
  • Когда Восток наберет силу, все станет неустойчивым: число на их стороне, но не только это — у них работают и трудолюбивые люди, а у нас такое пьянство.

Молитва преподобному отцу нашему Серафиму, Вырицкому чудотворцу
О, богоблаженный и премилосердый отче наш Серафиме! Ведуще тя и по смерти яко живаго суща, с верою припадаем ти и вопием: не забуди убогих твоих до конца, но милостивно призри на стадо твое духовное и упаси е, добрый пастырю, благоприятными твоими к Богу молитвами. Испроси нам от Господа время на покаяние и греховныя жизни исправление, веси бо вся немощи наша душевныя: не имамы дел веры и спасения, не имамы ревности ко истинному богоугождению, пленихомся умом в погубительных страстех, растлехом сердца во гнусных похотех. Что убо чаем, и на что надеемся, неключимии, разоривше храмины душ наших? Ей, святый отче, простри молитвенно руце твои ко Господу и умоли Спасителя рода человеческаго коснутися благодатию окаменелых сердец наших, омыти нас слезами покаяния, возставити в вере, укрепити во благочестии и вся полезная ко спасению даровати. Не посрами упования нашего, еже по Бозе и Богородице на тя возлагаем, но буди нам скорый помощник, утешитель в скорбех и покровитель во обстояниях, да сподобимся молитвами твоими наследником быти Царствия Небеснаго, идеже вси святии непрестанно славят и воспевают Пречестное и Великолепое Имя Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 4
Яко велика молитвенника за землю нашу и утешителя теплаго притекающих к тебе, ублажаем тя, вторый русский отче Серафиме, вся бо, яже в мире красная оставил еси, всем сердцем устремился еси к чертогам Сладчайшего Христа и в годину лютых гонений образ кротости и смирения всем был еси; не престай молитися за ны, да в терпении обрящем путь покаяния, и с тобою выну славим Пресвятую Троицу.

Кондак, глас 5
Подражая богоносному угоднику Саровскому, Духа Святаго благодать обильно стяжал еси: Александро-Невския Лавры крине благоуханный, вырицкия веси похвало, сего ради и мы тебе зовем: радуйся, преподобне Серафиме, милостивый наш предстателю пред Господем.

Подвиг купца Василия Николаевича Муравьева в годы открытого богоборчества

В 1917 году Василий Николаевич Муравьев (впоследствии — преподобный Серафим Вырицкий) был одним из пяти крупнейших мехоторговцев Петрограда, имевших оптовые склады. В книге «Весь Петроград» издания 1916-1917 годов зафиксировано, что оптовый склад мехов и меховых изделий, принадлежавший семье Муравьевых находился в доме №20 по Апраксину переулку, телефон №60055.

При этом запись в справочной книге о лицах Петроградского купечества за 1916-1917 год гласит: «Муравьев Василий Николаевич, 48 лет. Петроградской 2-й гильдии купец… веры православной. Жительствует: Спасская часть, 2-й участок, Апраксин переулок, дом №20. Торгует мехами и меховыми изделиями в доме жительства. При нем: жена Ольга Ивановна и сын Николай — 21 года».

Дом №20 по Апраксину переулку считался очень престижным. В нем проживали многие известные люди своего времени. Принадлежал он особо приближенной к Царской Семье графине Марии Дмитриевне Апраксиной, владелице Апраксина Двора, вдове флигель-адьютанта свиты Его Императорского Величества, генерал-майора, графа Антона Степановича Апраксина.

В этом доме находилась главная контора Апраксина двора. Управляющим домом был потомственный почетный гражданин, известный петербургский купец, член совета Лесного общества взаимного кредита, член Комиссии по организации экспедиций к Северному полюсу, главный кассир конторы Апраксина Двора Петр Федорович Царев.

Понятно, что для того, чтобы иметь магазин-салон и оптовый склад в таком престижном доме, нужно было обладать высоким нравственным и коммерческим авторитетом, заслужить признание и уважение в обществе, в том числе, и в высших его кругах. И об этом нам известно немало.

Еще в 1906 году Василий Николаевич приобрел добротный загородный дом в живописном поселке Тярлево, расположенном между Царским Селом и Павловском. Увенчанный башенкой-шпилем 2-х этажный десятикомнатный особняк с обширной верандой и вспомогательными постройками располагался у полноводного ручья на краю Павловского парка неподалеку от Царского Села. В доме имелся водопровод. С помощью изразцовых печей и каминов в холодное время года отапливались оба этажа здания. Примечательно, что в загородном доме Муравьевых также, как и в городской квартире, имелся телефон №23402.

Почему именно Тярлево? Дело в том, что с 1904 года сын Муравьевых — Николай обучался в элитной Императорской Николаевской Царскосельской гимназии, а Василий Николаевич был членом Общества вспомоществования нуждающимся ученикам.

Царскосельская гимназия с момента своего существования была всесословная. Так, в 1899 году в гимназии из 411 учеников 267 были детьми дворян, 60 — купцов, 46 — мещан, 13 — духовенства, 12 — крестьян, 10 — солдат, 3 ученика — иностранных подданных.

Василий Николаевич на протяжении более 10 лет постоянно общался с людьми, которые принимали активное участие в жизни Императорской Царскосельской гимназии. В списке членов Общества множество известных имен — предприниматели и благотворители Константин Иванович и Василий Иванович Рукавишниковы; прославленный во святых на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2016 года лейб-медик Евгений Сергеевич Боткин; генерал-лейтенант флота, профессор Николаевской морской академии Евгений Иванович Аренс; статский советник Николай Михайлович Пунин, Леон Варшавский — банкир, директор Правления Царскосельской железной дороги и другие выдающиеся люди своего времени. Вот такой круг!

Помимо светской элиты в Общество входила и духовная элита Царского Села. В первую очередь, настоятель Екатерининского, а затем Феодоровского Государева собора — протоиерей Афанасий Беляев — последний духовник Царской Семьи, а также настоятели и священнослужители других храмов Царского Села. Дети многих членов Общества учились в гимназии.

Законоучителями в гимназии были: настоятель гимназической церкви в честь Рождества Пресвятой Богородицы, протоиерей Александр Рождественский и священник Собственного Его Императорского Величества Конвоя, протоиерей Алексий Кибардин, впоследствии — последний духовник преподобного Серафима Вырицкого.

Имеются свидетельства о том, что в Павловске и в Царском Селе Василий Николаевич и Ольга Ивановна встречались и беседовали с Государем Императором Николаем II Александровичем. Известно также, что Помазанник Божий бывал в доме Муравьевых в Тярлево и с большим теплом относился к благочестивым супругам. Об этом впоследствии рассказывала своим внукам Ольга Ивановна Муравьева ( в монашестве — монахиня Христина — схимонахиня Серафима).

Семья Муравьевых бывала и на богослужениях в Феодоровском Государевом соборе, который являлся приходом Августейшей Семьи и чинов Собственного Его Императорского Величества Сводного пехотного полка и Собственного Его Величества Конвоя, размещавшихся в Царском Селе. Иные лица допускались на службы в Государев собор только по особым приглашениям.

Итак, петербургский купец Василий Николаевич Муравьев владел высокоприбыльным, процветающим предприятием по заготовке и продаже пушнины. Русские меха пользовалась большим спросом на западном рынке и его контора с конца XIX века поставляла товар в торговые дома Австрии, Германии, Дании, Англии, Франции и других стран. Василия Николаевича и его супругу знали в европейских столицах — Вене, Берлине, Копенгагене, Варшаве, где в деловых кругах высоко ценили коммерческие способности и порядочность Василия Николаевича, а успешно помогавшую мужу в торговых делах Ольгу Ивановну, с ее живым умом и удивительным обаянием, признавали одной из красивейших женщин Европы.

Успех и известность в самых высоких кругах петербургского общества, богатство и красота, телесное здравие и крепкая семья — вот те земные ценности, о которых в миру многие только мечтают, и которыми наделил Господь от щедрот Своих супругов Муравьевых.

Надо сказать, что сам Василий Николаевич от юных лет мечтал о монашеской жизни, но в отроческом возрасте получил от духоносного старца-схимника Александро-Невской Лавры пророческое благословение: до поры оставаться в миру, создать благочестивую семью, а только затем, со временем, по обоюдному согласию с супругой принять иноческий постриг.

Впоследствии слова лаврского старца подтвердил и духовный отец Василия Николаевича — преподобный Варнава Гефсиманский, благословивший супругов на постриг после того как в России падет Царская власть и Церковь Божию постигнут гонения.

И вот пришел грозный 1917 год. Сотрясает многовековые устои государства Российского февральский переворот. Уже в это время многие состоятельные люди из числа дворянства, творческой интеллигенции и купечества переводят свои капиталы за границу и покидают Россию, надеясь пережить смутные времена за рубежом. В том числе, это были люди хорошо знакомые супругам Муравьевым.

Несомненно, что и для Василия Николаевича с Ольгой Ивановной был соблазн вложить свои капиталы в какое-либо прибыльное дело за рубежом, где их хорошо знали и уважали. Они могли, благополучно покинув пределы России, обосноваться где-нибудь на Западе, следуя примеру многих людей, с которыми поддерживали общение. Все это обещало бы спокойную и безмятежную жизнь.

Да и монашество можно было принять, скажем, в Болгарии, во Франции или даже в Соединенных Штатах. Такие примеры мы также имеем в истории Церкви. То есть, несомненно, для супругов Муравьевых наступило время духовного выбора. Здесь нельзя разделять этих благочестивых супругов.

После октябрьского переворота начались кровавые гонения на веру и Церковь. Зло бушевало на огромных пространствах Российской земли. Повсюду кощунственно осквернялись храмы, иконы и другие святыни. Однако насилие и наглость не сломили пламенной веры исповедников Христовых, многие из которых были близкими людьми для Василия Николаевича Муравьева.

31 октября 1917 года принял мученическую кончину протоиерей Иоанн Кочуров, священник Екатерининского собора Царского Села, первый из новомучеников Церкви Русской, убитый мятежниками после крестного хода и молебна о прекращении междоусобной брани.

9 января 1918 года, во время вооруженной попытки захвата Александро-Невской Лавры богоборцами, мученический венец принимает настоятель Скорбященской церкви на Обуховском проспекте протоиерей Петр Скипетров, обратившийся к мятежникам со словами увещания.

7 февраля 1918 года у стен Киево-Печерской Лавры, благословив крестообразно обеими руками своих убийц со словами: «Господь вас да простит!», встретил лютую смерть митрополит Киевский и Галицкий Владимир, ранее несколько лет занимавший Петербургскую кафедру.

17 июля 1918 года свершилось чудовищное злодеяние — беззаконная расправа над Государем Императором Николаем II Александровичем, Августейшей Семьей и их ближними.

В августе того же года вместе с двумя сыновьями Николаем и Борисом, героями Первой мировой войны, предал душу Господу настоятель Казанского собора в Петрограде, выдающийся проповедник, храмоздатель, организатор многих приютов, больниц и богаделен для неимущих, протоиерей Философ Николаевич Орнатский, ближайший соратник и духовник митрополита Петроградского Вениамина.

14 января 1919 года в Тарту был убит ученик и многолетний соратник отца Философа по служению в столице — епископ Ревельский Платон (Кульбуш). Останки священномученика имели на себе следы семи штыковых и четырех огнестрельных ранений, правый глаз владыки был поражен разрывной пулей, затылок пробит прикладом…

Это лишь немногие из печальных фактов, касавшихся близких Василию Николаевичу людей. К 1920 году число убиенных за веру достигло десяти тысяч человек.

Каждый день приносил все новые и новые скорбные известия из разных концов России. По своей жестокости изуверы стремились превзойти императоров-язычников первых веков христианства.

Казалось, было над чем задуматься при такой ситуации. Но в этих трагических событиях Василий Николаевич только видел приближение своего заветного часа, когда по завещанию духовного отца ему надлежало вступить на путь иноческих подвигов.

Он совершает неизъяснимый для обычного человеческого разума поступок — закрывает свое дело, наделяет щедрыми пособиями всех своих служащих, а основные капиталы жертвует на нужды Александро-Невской Лавры, Воскресенского Новодевичьего женского монастыря в Петрограде и Иверского Выксунского женского монастыря в Нижегородской губернии, основанного его духовным отцом, иеромонахом Варнавой (Меркуловым), старцем Гефсиманского скита Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

В течение трех лет после октябрьского переворота семья Муравьевых проживала в своем загородном доме в поселке Тярлево. В это время бывший купец деятельно готовит себя к принятию монашества — окончательно подытоживает все мирские дела, погружается в чтение творений святых отцов, изучение монастырских уставов и богослужебных книг, уединенную молитву.

«И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8, 34), — повествует Святое Евангелие.

Василий Николаевич Муравьев выбрал именно этот путь — взял на рамена крест свой и последовал за Христом. Высочайшего мужества и непоколебимой веры требовал в ту пору поступок, который он совершает. Отвергнув все прелести мира сего, по обоюдному согласию с супругой, принял он безповоротное решение всецело посвятить себя молитвенному подвигу во имя любви к Богу и ближним. В ту пору принятие монашества означало готовность к мученичеству.

Безусловно, это стало одной из главных вех на пути духовного становления петербургского коммерсанта как великого старца-подвижника, молитвенника и печальника за всю Землю Русскую и ее многострадальный народ.

«Не ищи совершенства христианского в добродетелях человеческих: тут нет его — оно таинственно хранится в Кресте Христовом!.. Крест Господень есть иго благое и бремя легкое, а со Иисусом и на Голгофе — рай!» — возглашает святитель Игнатий Брянчанинов.

В.П.Филимонов, русский писатель-агиограф и публицист, академик Православного богословского отделения Петровской академии наук и искусств

Тюльганское благочиние

Василий Николаевич Муравьев родился 31.03.1866 года в Ярославской губернии, деревня Вахромеево. При крещении получил имя Василий, в честь преподобного Василия Нового, исповедника. Церковью он прославлен, как преподобный Серафим Вырицкий.

Родители святого Серафима были крестьянами. Николай Иванович и Хиония Алимпьевна истинно верили в Бога, поэтому и сына воспитывали в вере и благочестии. С ранних лет в мальчике укреплялась христианская душа, которая дала плоды в зрелые годы. Первыми книгами, которые он прочел, стали Евангелие и Псалтирь.

Жизнь отца Серафима в миру

В юности Василий зачитывался житиями святых, которые тогда продавались в виде маленьких разноцветных книжечек. Особенно поражала его воображение жизнь пустынных отшельников. Святые Павел Фивейский, Антоний, Макарий и Пахомий Великие, Мария Египетская… Эти имена рождали в отроке трепетное благоговение и радость.

Уже тогда, открылся для него чудный таинственный мир, перед которым померкло все земное. В сокровенных глубинах чистой детской души зародилась мысль о принятии монашеского, ангельского образа. Для ближних это намерение до поры оставалось тайной.

Когда позволяло время, Муравьевы всей семьей совершали паломнические поездки по святым местам — храмам и монастырям. С особой радостью посещали они Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. Там в Гефсиманском скиту подвизался знаменитый старец иеромонах Варнава (Меркулов).

Это был мудрый учитель и великий молитвенник. К нему устремлялись верующие со всей России. «Без Бога ни до порога!» — любил назидать народной мудростью своих посетителей отец Варнава. Эти слова приняла душа отрока за правило жизни.

Так, как бы незаметно, заложил Премудрый Господь в сердце Василия с малых лет семена подлинной христианской нравственности и духовности. Они упали на благую почву…

Смерть отца

Отец Василия скончался на сороковом году жизни от чахотки, и он остался с больной матерью. Среди соседей нашелся добрый человек, работавший приказчиком в Санкт-Петербурге. Он обещал «вывести Василия в люди». Вместе с ним Василий направился в столицу на заработки. Мать со слезами благословила сына на поездку иконой Пресвятой Богородицы, и десятилетний Василий покинул родные края.

Петербург, начало самостоятельной жизни

Большой город Петербург… После размеренного крестьянского быта нелегко было Василию привыкнуть к водовороту столичной жизни. Однако врожденные способности, дарованные от Господа, помогли ему. С помощью своего благодетеля отрок получил работу рассыльного в одной из лавок Гостиного двора.

С первых же шагов Василий заслужил полное доверие хозяина. Он проявлял усердие, исполнительность и старательность. В дальнейшем владелец конторы, где работал отрок, стал поручать ему все более сложные дела. Их Василий, с Божией помощью, всегда выполнял с усердием и в срок. Почти все свое жалование Василий отсылал на родину больной матери. Себе оставлял лишь малую часть на самые неотложные нужды.

Ступени карьеры

Хозяин Василия был человеком благочестивым и всячески приветствовал его богоугодную жизнь. Когда Василию исполнилось 16 лет, он назначил юношу на должность приказчика. А еще через год Василий Николаевич стал старшим приказчиком. В будущем же владелец конторы возлагал на него надежды как на компаньона. Это был удивительный и редчайший случай. Ибо для того чтобы дослужиться до старшего приказчика, обычно требовалось не менее 10 лет.

В 26 лет Василий решает открыть собственное дело. Он находит время получить прекрасное образование: в 1897 году он заканчивает Высшие коммерческие курсы. Через несколько лет купец 2-й гильдии Муравьев становится одним из крупнейших мехоторговцев столицы. Значительную часть товара он поставляет в Германию, Австро-Венгрию, Англию, Францию. Временами сам посещает аукционы в европейских столицах.

Семейная жизнь

В 1890 году Василий Николаевич обвенчался с Ольгой Ивановной (1872 года рождения). Она происходила из крестьянской семьи села Черемушки, так что они были знакомы с детства. Ольга с отроческих лет мечтала о монашеской жизни. Однажды она упросила родственников взять ее на богомолье в Иверской женский монастырь. В обители Ольга имела беседу со схимонахиней Пелагеей, определившую всю ее будущую жизнь. Старица благословила Ольгу жить в миру, выйти замуж за благочестивого мужчину. И только после долгих лет семейной жизни, по обоюдному согласию, принять монашеский постриг.

Семья Муравьевых. Варшава. Около 1905 года

Рождение детей

В 1895 г. в их семье родился сын Николай. Он был расстрелян в 1941 году «за антисоветскую пропаганду и связь с французской разведкой». А затем появилась на свет и дочь Ольга. Однако девочка отошла ко Господу еще младенцем. После ее кончины по обоюдному согласию и благословению о. Варнавы Василий и Ольга стали жить, как брат и сестра. Молитвы духовного отца помогали им устоять в этой решимости. В 1903 г. они побывали на торжествах прославления Серафима Саровского и привезли несколько икон преподобного. Одна из их числа хранилась в келье старца до последних дней его жизни.

Благочестивая жизнь в миру

В семье Муравьевых уже тогда сложился обычай. После литургии в дни двунадесятых праздников, праздников в честь чудотворных икон Божией Матери и чтимых святых в доме накрывали многие столы с самыми разнообразными кушаньями. Потом зазывались с улицы на трапезу всех неимущих. После чтения «Отче наш» Василий Николаевич обычно произносил небольшую речь. Сначала он рассказывал историю и смысл наступившего праздника. А затем поздравлял всех, кто пришел под кров его дома. После трапезы и благодарственных молитв ко Господу хозяин всегда благодарил присутствующих. За то, что они посетили его дом. Потом щедро наделяли гостей деньгами, вещами, продуктами и приглашали к следующему празднику. Будучи верным учеником отца Варнавы, Василий Муравьев убежденно говорил: «Все зло надо покрывать только любовью. Чем ты ниже саном, беднее, тем ты мне дороже…»

В 1905 году Василий Николаевич Муравьев стал действительным членом Ярославского благотворительного общества — одного из крупнейших в России. Его участниками были многие деятели Русской Православной Церкви. Среди них отец Иоанн Кронштадтский и будущий патриарх московский и всея Руси Тихон. По традиции в отчетах общества, как и во многих благотворительных реестрах того времени, пожертвования нередко записывались без указания имен благотворителей. Многочисленные пожертвования Василий Николаевич старался совершать втайне от окружающих. Случалось, что он не раздумывая отдавал из дома последнее и при этом радовался несказанно.

События 1917-1920 годов

Пришел грозный 1917 год. Многие знакомые Муравьевых из числа состоятельных людей в то время перевели свои капиталы за границу. Они покинули Россию, надеясь пережить смутные времена за рубежом. Василий Николаевич решил иначе. Однажды он увидел сидящего на мостовой крестьянина в рубище. Он громко повторял: «Не как ты хочешь, а как Бог даст!». Оказалось, что семья его — в деревне, больна тифом и совершенно без средств. Василий Николаевич поехал с ним на рынок. Там он купил пару лошадей, телегу, нагрузил её продуктами. Привязал к ней корову, вожжи дал в руки крестьянину.

Когда тот стал отказываться, то услышал в ответ: «Не как ты хочешь, а как Бог даст». Когда в тот же день Василий Николаевич вызвал к себе домой парикмахера, то все никак не мог сесть в кресло, а продолжал взволнованно ходить по комнате, повторяя: «Не как ты хочешь, а как Бог даст!» вдруг парикмахер упал на колени: «барин, откуда ты узнал про меня, окаянного?» – и признался, что хотел убить его и ограбить. Василий Николаевич простил его, но велел больше на глаза не попадаться. Вскоре после этого случая Василий Николаевич раздал большую часть своего состояния по церквам и монастырям.

Как-то в квартиру к нему забрался вор, собрал самое ценное, связал в узел и вышел. Но узел внезапно развязался, и вещи рассыпались под ноги как раз возвращавшемуся хозяину. Тот помог обомлевшему вору собрать их и отпустил. Он говорил потом: «Похититель остался без греха, ведь теперь он не украл, а ему подарили».

Годы старческого подвига преподобного Серафима в поселке Вырица

Митрополит Серафим Чичагов, в миру имевший профессию врача, узнав о заключении медиков, немедленно благословляет переезд в Вырицу. (Под Петербургом это один из немногих климатических курортов). Вместе с ним по благословению владыки в Вырицу отправились схимонахиня Серафима. В миру жена — Ольга Ивановна Муравьева. Так с ними поехала их двенадцатилетняя внучка Маргарита — юная послушница Воскресенского Новодевичьего монастыря. Теперь уход за ним и забота о его здоровье стали главным их послушанием. После переезда в Вырицу к врачам он уже не обращался, говоря: «Буди на все воля Божия. Болезнь — это школа смирения, где воистину познаешь немощь свою…»

Неоднократно в келье старца проводились обыски. Обычно приезжали ночью. Был случай, когда во время очередного визита НКВД. лежащий на постели больной старец Серафим подозвал к себе одного чекиста. Он взял его за руку и, погладив её, положил свою правую руку ему на голову, сказав: «Да простятся грехи твои, раб Божий». И сила любви победила. Лицо грозного визитёра смягчилось. Он и его товарищи скоро удалились, испытывая к о.Серафиму почти дружеские чувства.

Преподобный Серафим Вырицкий

Вскоре в Вырицу устремляется непрерывный людской поток ищущих совета, утешения, облегчения телесных страданий. Обеспокоенные родные пытались оградить батюшку от излишних встреч, опасаясь за его и без того слабое здоровье. Но в ответ подвижник твердо сказал: «Теперь я всегда буду нездоров… Пока моя рука поднимается для благословения, буду принимать людей!». Для множества страждущих отец Серафим был благодетелем. Он помогал духовно и практическими советами, устройством на работу. А также давал деньги через добрых людей. Благодарно принимая пожертвования от посетителей, старец зачастую сразу же раздавал их тем, кто терпел нужду.

До последних дней своей земной жизни батюшка Серафим поддерживал, как мог, любимое детище св. прав. Иоанна Кронштадтского — Пюхтицкий Успенский женский монастырь в Эстонии. Вырицкого старца знали и любили насельницы обители. Многие из них именно по его благословению приняли монашество. Батюшку неоднократно приглашали туда на жительство и даже приготовили для него там прекрасный домик.

Подвиг аскета

Подвиги поста, бдения и молитвы, которые в течение двух десятилетий смиренно нес вырицкий старец, можно сравнить лишь с подвигами древних аскетов-отшельников. Отец Серафим был необыкновенно строг к себе от первых шагов в подвижничестве до самой кончины. Никаких послаблений: пост, бдение и молитва, и еще раз — пост, бдение и молитва…

В понедельник, среду и пятницу старец вообще не принимал никакой пищи. А иногда бывало ничего не вкушал и по нескольку дней подряд. В некоторые дни батюшка вкушал часть просфоры и запивал ее святой водой. В иные — не съедал и одной картофелины, а иногда ел немного тертой моркови. Крайне редко пил чай с очень малым количеством хлеба. Пища на самом деле была для подвижника как бы лекарством. При этом в своих непрестанных трудах на пользу ближних он проявлял завидную бодрость и неутомимость.

Моление на камне

Подражая своему небесному учителю, вырицкий старец принял на себя новый подвиг. После переезда в дом на Пильном проспекте он молился в саду на камне перед иконой Саровского чудотворца. Это бывало в те дни, когда несколько улучшалось здоровье старца. Первые свидетельства о молении святого Серафима Вырицкого на камне относятся к 1935 году.

Серафим Вырицкий молится на камне

Как раз тогда гонители обрушили на Церковь новые страшные удары. С началом Великой Отечественной старец усилил подвиг моления на камне — стал совершать его ежедневно. Тысячу ночей стоял он на камне пред иконой Серафима Саровского и молился, подражая своему небесному покровителю. Ему шёл уже 76-й год. К месту молитвы его вели под руки, а иногда просто несли. На яблоньке укреплялась икона, а старец вставал своими больными коленками на камень и простирал руки к небу…

Пророчества во время войны 1941-1945 года

Когда началась война, старец уверенно говорил жителям, что не следует уезжать. Он утверждал, что Вырица сохранится и ни один человек не погибнет. Так и вышло. В это время о. Серафим особенно пламенно молился о спасении душ людских. Как-то к нему ворвались немцы. Он сказал им по-немецки: «О, убийцы пришли! А в кого вы будете стрелять? Видите, у меня на груди крест со Спасителем. В Христа будете стрелять, а ещё говорите, что верующие». Каждому ещё сказал у кого, сколько детей дома, в Германии, осталось. И добавил: «А коменданту передайте: что он посеял в России, то и пожнёт дома». Солдаты не тронули старца.

Замечательно, что немцы заняв Вырицу, расквартировали в ней часть, состоящую из… православных. Известно, что Румыния была союзницей Германии. Но вот о том, что вырицкая команда будет состоять из румын, уроженцев восточной ее части, где исповедуется Православие, да еще говорящих по-русски, вряд ли кто мог предположить. Осенью 1941 года по многочисленным просьбам жителей Вырицы храм был открыт. В нем начались регулярные богослужения.

Икона преподобного Серафима Вырицкого

Истосковавшиеся по церковной жизни люди заполнили храм (он был закрыт богоборцами в 1938 году. Правда, слава Богу, не разорен). Поначалу прихожане косились на солдат в немецкой форме. Но видя, как последние молятся и соблюдают чин службы, постепенно привыкли. Невозможное людям возможно Богу! Это был единственный православный храм, который действовал во фронтовой полосе, причем по ту сторону фронта!

Другие пророчества

О Церкви

  • Придёт время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога, и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла. Истинная Церковь всегда будет гонима, а спастись можно будет только скорбями и болезнями, гонения же будут принимать самый изощренный, непредсказуемый характер. Страшно будет дожить до этих времён.

О мире

  • Иерусалим станет столицей Израиля. А со временем он должен стать и столицей мира. Ибо там истинный центр Земли, там был распят и воскрес Спаситель мира.
  • Спасение миру — от России, а Петербург станет духовным центром страны.
  • Когда Восток наберет силу, все станет неустойчивым: число на их стороне, но не только это — у них работают трезвые и трудолюбивые люди, а у нас такое пьянство.
  • Война, о которой повествует Священное Писание и говорят пророки, станет причиной объединения человечества. Люди поймут, что невозможно жить так дальше, иначе все живое погибнет, и выберут единое правительство — это будет преддверие воцарения антихриста.

О России

  • Самим Господом определено русскому народу наказание за грехи, и пока Сам Господь не помилует Россию, бессмысленно идти против Его святой воли. Мрачная ночь надолго покроет землю Русскую, много нас ждет впереди страданий и горестей. Поэтому Господь и научает нас: терпением вашим спасайте души ваши.
  • Если русский народ не придет к покаянию, может случиться так, что вновь восстанет брат на брата.
  • Наступит такое время, когда будет в России духовный расцвет. Откроются многие храмы и монастыри, даже иноверцы будут к нам приезжать креститься на таких кораблях. Но это ненадолго — лет на пятнадцать, потом придет антихрист.
  • Те, кто были до того грешниками, пьяницами, наполнят храмы, почувствуют великую жажду к духовной жизни, многие из них станут монахами, откроются монастыри, церкви будут полны верующих.
  • Вырица будет местом паломничества, и откроют здесь монастырь.
  • Многие страны ополчатся на Россию, но она выстоит, утратив большую часть своих земель.
  • Наступит время, когда Россию станут раздирать на части. Сначала её поделят, а потом начнут грабить богатства. Запад будет всячески способствовать разрушению России и отдаст до времени восточную её часть Китаю. Дальний Восток будут прибирать к рукам японцы, а Сибирь — китайцы, которые станут переселяться в Россию, жениться на русских и в конце концов хитростью и коварством возьмут территорию Сибири до Урала. Когда же Китай пожелает пойти дальше, Запад воспротивится и не позволит.

Служение людям после войны

После войны в доме на Майском проспекте о. Серафим принимал огромное количество людей. Он теперь редко вставал с постели, но поток приходящих не уменьшался. К нему шли и ленинградцы, пережившие ужасы блокады. Особенно много люди спрашивали о судьбе пропавших без вести родных. Старец отвечал, прозревая судьбу исчезнувших: «Молись как за живого» или «Молись о упокоении». Многие из тех, кто бывал у старца дома, вспоминают, что возле дома, где он жил, чувствовался необыкновенный аромат. Даже воздух был особенным.

В 1945 году Господь призвал от земных трудов схимонахиню Серафиму (в миру Ольгу Ивановну Муравьеву, супругу батюшки). Почти шесть десятилетий она была для отца Серафима преданной спутницей жизни. Ее кончину подвижник пережил с ощущением, что разлука недолга и скоро им предстоит встретиться в вечной жизни.

Кончина

Незадолго до кончины, весной 1949 года отец Серафим спал не просыпаясь 12 суток подряд. Когда батюшка проснулся, то сказал своей келейнице, матушке Серафиме: «Я побывал во многих странах. Лучше своей страны не нашёл и лучше нашей веры не видел. Говори всем, чтобы никто не отступал от православия».

Явление Пресвятой Богородицы

Пресвятая Богородица является преподобному Серафиму Вырицкому

Перед кончиной отцу Серафиму явилась Сама Пресвятая Богородица. Было это ночью. Старец знал, Кто его навестит, и сказал женщинам, ухаживавшим за ним: «Сегодня принять никого не смогу, зажгите все лампады — будем молиться».

С благоговением были прочитаны акафисты Пресвятой Богородице, святителю Николаю Чудотворцу и преподобному Серафиму Саровскому. После того как отец Серафим причастился Святых Христовых Тайн, он благословил читать Псалтирь и Евангелие. Ближе к вечеру батюшка попросил посадить его в кресло и стал молиться. При этом он иногда справлялся о времени. Около двух часов ночи отец Серафим благословил читать молитву на исход души и, осенив себя крестным знамением, со словами «Спаси, Господи, и помилуй весь мир» отошел к вечным обителям. Это произошло в день празднования воскрешения праведного Лазаря, 3 апреля 1949 года.

Прощание с преподобным Серафимом

Три дня шел ко гробу праведника нескончаемый людской поток. Все отмечали, что его руки были удивительно мягкими и, теплыми, словно у живого. Некоторые ощущали возле гроба благоухание. В первый день после блаженной кончины старца исцелилась слепая девочка. Мать подвела ее ко гробу и сказала: «Поцелуй дедушке руку». Вскоре после этого девочка прозрела.

Отпевание преподобного Серафима Вырицкого совершалось накануне праздника Благовещения и отличалось редкой торжественностью. Пели три хора: вырицких Казанской и Петропавловской церквей и хор духовных академии и семинарии. Там по благословению митрополита Григория в день погребения были отменены занятия. Во время похорон впереди гроба несли образ преподобного Серафима Саровского из кельи батюшки. Именно так и предсказал вырицкий подвижник еще в довоенные годы. Похоронен угодник Божий в Вырице, на маленьком кладбище у Казанского храма, рядом с супругой. В 2000 году над могилой прп. Серафима была воздвигнута деревянная часовня.

Часовня над могилой старцаВнутри часовни

Духовная связь Серафима Вырицкого с Серафимом Саровским

Современники сравнивали глаза отца Серафима — по силе их проникновенности — с глазами преподобного Серафима Саровского на его прижизненных портретах…Саровский чудотворец, с которым вырицкого старца соединяла глубочайшая молитвенная связь, был для него любимым наставником. В отце Серафиме Вырицком будто воскрес великий саровский подвижник. Оба они разливали вокруг себя мир и тишину. До конца дней своих вырицкий старец с величайшим благоговением и радостью хранил в сердце святой образ преподобного Серафима.

Святой образ старца Серафима Вырицкого

Видео: СВЯТЫЕ. Чудотворец Серафим Вырицкий

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *