Семеновское кладбище

Кто ведет борьбу со старыми кладбищами в России?

На тему старых кладбищ России в интернете нет практически никакой информации, кроме некоторых форумов и групп в социальных сетях, даже в своем родном городе сделать какой-то информативный запрос по истории того или иного кладбища очень проблематично, не говоря уже о поименных списках и тому подобное.

До крещения Руси погребальный процесс сопровождался с применением огня, где оставшийся прах развеивали по ветру.

Несмотря на запрет сжигания усопших людей на погребальных кострах самые древние кладбища находятся в Санкт-Петербурге, где самая старая не тронутая или не перезахороненная могила относится к концу 1790 года, вероятно есть могилы чуть более раннего периода, но такие кладбища встречаются в единичных случаях или как исключение.

Каждое поколение людей меняется 20-25 лет, даже за последние 200 лет территория нашей страны должна быть просто усеяна могилами и кладбищенскими оградами, но этого нет, а вот почему!

Общие правила захоронения, которые известны нам и по сей день, были подтверждены законодательно только во времена Петра Первого, где через некоторое время в Москве открываются кладбища за чертой города под присмотром церквей, монастырей и местного духовенства.

Только лишь этот не большой исторический факт дает аргументированное предположение того, что как минимум до царствования Петра Первого старых кладбищ в России не было и в помине так, как в большинстве городов и деревень усопших людей хоронили по старому обряду через погребальный костер, или проще говоря кремировали.

И лишь только при восхождении Петра Первого на престол религиозная война утихла на некоторое время.

Колесо истории неумолимо идет вперед и на кануне 1918 года после Октябрьской революции 7 декабря издается декрет «О кладбищах и похоронах», после которого религиозное духовенство отстраняют от погребальных дел, теперь с этого момента вопросом погребения занимались специальные общественные организации.

Также после 1918 года начинается неумолимая борьба с церквями и монастырями, символами веры и разумеется кладбищами, где эта символика присутствовала в больших количествах.

Уничтожению подлежали не только монастыри и церкви, а так же кладбища, которые располагались на их территории, в быстро развивающихся городах того времени кладбища превращались в сады и парки отдыха, строили различные здания, например роддома, так началась борьба со старыми кладбищами в России.

За время запрета религиозной символики во время правления коммунистической партии оставшиеся кладбища и могилы со временем разворовывались мародёрами, мраморные надгробия растаскивались на личные нужды местных жителей.

Так многие старые кладбища в России прекратили свое существование.

Тщательно изучая многие кладбища по фото и видео от любителей, доступные документы в интернете, собственные наблюдения и прогулки по многим кладбищам нашей необъятной Родины получается такой интересный факт.

Факт наличия вспышек смертности в период 1860 года, 1911 год, 1950-1960 годов. 1993-95 годов.

Можно предположить, что вспышка смертности за 1911 год связана с голодом или болезнями, 1950-1960 года умершие от ран, бывшие узники концлагерей, 1993-1995 года — это ветераны или люди не пережившие распада Советского Союза, вспышка смертности за 1860 год мне к сожалению, пока не известна.

Весь изложенный материал на этом ресурсе отражает только личное мнение автора и не может восприниматься как руководство к действию и тем более как единственно верный источник истины. Мира света и тепла тебе Гость. На главную.

Исторические кладбища Москвы

ГЛАВНОЕ

  • В прошлом в соборах и церквях Кремля хоронили правителей и членов их семей.
  • Архангельский собор в Кремле является местом захоронения многих русских правителей XIV-XVII вв.
  • После революции 1917 года Красная площадь стала местом захоронения революционеров, лидеров коммунистической партии и полководцев.
  • Самые известные погребальные комплексы в Кремле ‒ Мавзолей Ленина и Могила Неизвестного солдата.
  • Новодевичье, Ваганьковское, Введенское кладбища и другие представляют особый интерес, так как там похоронены многие известные люди.
  • Некоторые надгробия ‒ настоящие произведения искусства.

Традиционно мрачный ореол окружает старые кладбища. Иногда они представляются как пространства, вырванные из нашего мира, мира живых. Вокруг отдельных могил и мест захоронений часто возникают различные культы или легенды. Некрополи нередко интересны тем, кто ищет следы знаменитых исторических деятелей или любимых писателей или актеров. И сами по себе, кладбища являются особенными памятниками своей эпохи: это единые пространства, имеющие свою внутреннюю логику, а зачастую и сакральный смысл. Например, Введенское кладбище изначально было специальным кладбищем для католиков и лютеран, а некрополь Донского монастыря был создан для представителей знатных дворянских фамилий. Интересно, но при посещении главных достопримечательностей Москвы вам в любом случае не удастся пройти мимо захоронений. Например, невозможно не увидеть Мавзолей и могилы у Кремлевской стены на Красной площади, пропустить надгробия московских князей и царей в Архангельском соборе Кремля или не заметить внутренний некрополь во время экскурсии по Новодевичьему монастырю.

Естественно, что кладбища в Москве существуют столько, сколько на этом месте живут люди. Сначала мертвых хоронили на кладбищах у приходских церквей и монастырей, но большинство таких некрополей не сохранились или дошли до нашего времени только как археологические памятники. С середины XVII века власти начали ограничивать захоронения в черте города во избежание эпидемий. Подобные указы делали исключения для знати, которую хоронили в монастырских некрополях. Обоснованность такого запрета наглядно проявилась в 1771 году, когда разразилась страшная эпидемия чумы, пришедшая, как предполагается, на плечах русской армии, воевавшей с турками. В XVIII веке под первое общегородское кладбище было приспособлено кладбище в Марьиной роще (ликвидировано в советское время), были открыты еще несколько кладбищ в пригородах. Одним из известнейших кладбищ этого периода стало Ваганьковское.

Важной и весьма трагичной вехой в истории московских некрополей стали 1930-е годы. На это время приходится пик атеистической кампании большевистского правительства, жертвой которого стали не только многие храмы, но и кладбища. Многие захоронения известных деятелей культуры с надгробными памятниками переносились на новые места, но большинство мест захоронений при монастырях и церквях, в том числе фамильные дворянские и купеческие захоронения, были уничтожены и застроены.

Советская эпоха оставила после себя несколько интересных ритуальных комплексов. Речь идет о захоронениях партийной и военной элиты и деятелей науки и искусства на Красной площади, а также «элитных» Ваганьковском и Новодевичьем кладбищах.

Некрополи Московского Кремля и Мавзолей В. Ленина

Адрес: Московский Кремль, Красная площадь

Сразу несколько погребальных комплексов, относящихся к разным эпохам, находятся в Московском Кремле. С 1264 года московская крепость стала резиденцией местных князей. Правителей и членов их семей хоронили в некрополях кремлевских храмов. Так появились родовые княжеские усыпальницы. Чести быть похороненными в этих церквях удостаивались также православные иерархи.

Самой ранней усыпальницей русских правителей является Архангельский собор Кремля. Здесь покоятся московские князья, начиная с великого князя Ивана Калиты, который умер в 1340 году. Здесь же похоронены Дмитрий Донской (ум. 1389), победитель татарского хана Мамая; великий князь Иван III Великий (ум. 1505), сделавший Москву центром объединения русских земель; Иван IV Грозный (ум. 1584), первый русский царь и один из легендарных персонажей русской истории; царь Михаил Федорович (ум. 1645), первый Романов на троне; Алексей Михайлович (ум. 1676), наиболее значительный русский правитель XVII века. Последним похороненным в соборе и вообще в Москве представителем царской династии стал император Петр II, умерший в 1730 году. В крипте собора также находятся саркофаги женщин из семейств Рюриковичей и Романовых, которые были перенесены сюда из снесенного в 1928 году Вознесенского монастыря в Кремле.

Усыпальницей церковных владык в Кремле был Успенский собор. Среди похороненных здесь 20 предстоятелей можно назвать имена митрополита Московского Филиппа II (ум. 1569), критика царя Ивана Грозного, убитого по его приказу; патриарха Гермогена (ум. 1612), уморенного голодом поляками-оккупантами за отказ сотрудничать; патриарха Филарета (ум. 1633), могущественного главы дома Романовых, отца царя Михаила Федоровича. В других кремлевских церквях также можно встретить надгробия некогда влиятельных людей.

В 1917 году на смену культу царей и патриархов пришел культ мучеников революции. Уже 10 ноября 1917 года, сразу после окончания кровопролитных боев в Москве, на Красной площади у Кремлевской стены были похоронены 238 революционеров-участников восстания. До 1927 года у Кремлевской стены появилось еще несколько братских могил революционеров. Отдельных могил удостаивались руководители партии и полководцы. В одной из таких могил лежат останки И. Сталина, вынесенные в 1961 году из Мавзолея. У Кремлевской стены похоронены советские военачальники, герои гражданской войны 1917-1922 гг. М. Фрунзе, К. Ворошилов, С. Буденный, первый чекист Ф. Дзержинский, государственный деятель М. Калинин, генеральные секретари КПСС Л. Брежнев, Ю. Андропов, К. Черненко и другие представители советской элиты. Сама Кремлевская стена также стала местом для захоронения. В нее помещали урны с прахом после кремации, а место «погребения» закрывалось памятной плитой.

Помимо властной элиты, здесь можно увидеть могилы выдающихся ученых: академика А. Карпинского (1847–1936), геолога и первого президента Академии наук СССР; академика И. Курчатова (1903–1906), создателя советской атомной бомбы; конструктора академика С. Королева (1907–1966), «отца» советской космонавтики; конструктора М. Келдыша (1911–1978). Нельзя не назвать имя покоящегося в Кремлевской стене писателя М. Горького (1868–1936).

Кроме того, некрополь у Кремлевской стены стал последним пристанищем для нескольких иностранных деятелей международного коммунистического движения, оказавшихся в конце жизни в Советской России. Среди них американский журналист Джон Рид (1887–1920), очевидец Октябрьской революции и автор книги «Десять дней, которые потрясли мир»; немецкая коммунистка и борец за права женщин Клара Цеткин (1857–1933) и другие.

Логическим центром погребального комплекса на Красной площади является Мавзолей Ленина. После смерти В.И. Ленина его тело было решено сохранить и поместить в специально построенную усыпальницы. Мавзолей был изначально спроектирован А. Щусевым, а окончательный его вариант завершен в 1930 году. Форма мавзолея отсылает к египетским пирамидам, намекая, что перед нами храм религии будущего мира.

Еще одним известнейшим захоронением у московского Кремля является Могила Неизвестного солдата в Александровском саду. Этот мемориальный комплекс повторяет традицию парижского памятника Неизвестному солдату под Триумфальной аркой. Монумент посвящен всем погибшим во время Великой Отечественной войны солдатам, «чье имя неизвестно, но подвиг бессмертен». Здесь захоронены останки безымянного солдата из одной из братских могил Подмосковья. Этот лаконичный монумент также является центром воинского культа, в центре которого – трепетное отношение к павшим воинам.

Некрополь Новодевичьего монастыря и Новодевичье кладбище

Новодевичий монастырь (некрополь). Новодевичий проезд, д. 1

Кладбище: Лужнецкий проезд, д. 2

Новодевичий монастырь был основан в 1524 году великим князем Московским Василием III. Комплекс монастыря относится к XVI–XVII векам и представляет собой уникальный памятник древнерусского архитектурного стиля и нарышкинского барокко.

Некрополь Новодевичьего монастыря – одно из двух наиболее сохранившихся дворянских кладбищ в Москве. Правда, захоронений старше XIX века здесь нет. Это кладбище дает возможность пройти в тишине мимо рядов старых надгробных памятников, останавливаясь перед знакомыми именами. Сами надгробия – настоящие памятники старины, среди которых встречаются произведения искусства. Например, выделяется надгробие героя Бородинского сражения генерала В. Тимофеева (1783–1850), украшенное гербами и барельефным бюстом усопшего. Имена похороненных здесь могут многое сказать интересующимся русской историей: полководец Первой Мировой войны генерал А. Брусилов (1853–1926); герой Отечественной войны и поэт Д. Давыдов (1784–1839); писатель М. Загоскин (1789–1852); участники неудачной «дворянской революции» в декабре 1825 года, среди них один из лидеров заговора князь С.П. Трубецкой (1790–1860); историк М. Погодин (1800–1875); философ В. Соловьев (1853–1900) и многие другие.

В начале XX века места на монастырском кладбище не осталось, поэтому за его стенами было открыто новое Новодевичье кладбище. Сюда же в 1930-е годы переносили могилы выдающихся деятелей культуры с уничтожавшихся кладбищ столицы. Так, здесь оказалась могила одного из крупнейших русских писателей Н. Гоголя (1809–1852), перенесенная из Данилова монастыря. Сейчас на ней стоит копия оригинального памятника, замененного в 1952 году. С Дорогомиловского еврейского кладбища перенесена могила гениального пейзажиста И. Левитана (1860–1900). Здесь же покоятся предприниматели братья Сергей (1834–1892) и Павел (1832–1898) Третьяковы, создавшие Третьяковскую галерею, одно из самых значительных мировых собраний русской живописи. Их прах также попал сюда из Данилова монастыря.

В советское время Новодевичье кладбище было зарезервировано для номенклатурной и культурной элиты. Сейчас прогулка по Новодевичьему – знакомство с миром «Красной Москвы». Тут проходят перед глазами имена людей, определявших облик Советского Союза как в политике, так и в искусстве. Одно из самых известных захоронений – могила Н. Хрущева. Он — единственный генеральный секретарь КПСС, похороненный не на Красной площади. На момент смерти он находился в опале, и его прах оказался на втором по рангу номенклатурном кладбище.

Некрополь Донского монастыря

Донской монастырь: Донская пл., 1 – 3

Кладбище Донского монастыря: Донская ул., д.1

Ритуальные комплексы вокруг Донского монастыря имеют схожую историю с Новодевичьим монастырем и кладбищем. Некрополь Донского монастыря – хорошо сохранившееся место погребения московского дворянства. Среди покоящихся здесь множество знаменитых людей. Так, здесь захоронен 61 герой Отечественной войны 1812 года. Можно также упомянуть художника-передвижника В. Перова (1834–1882), создателя аэродинамики Н. Жуковского (1847–1921), историка В. Ключевского (1841–1911). В 2005 году сюда были перевезены из-за рубежа останки деятелей Белого антибольшевистского движения генерала А. Деникина (1872–1947) и философа И. Ильина (1883–1954). А в 2008 здесь нашел последний приют писатель-нобелевский лауреат А. Солженицын (1918–2008). Монастырское кладбище представляет собой фактически музей под открытым небом и снабжено планами с указанием имен похороненных и информационными табличками на русском языке.

Введенское кладбище

Адрес: ул. Наличная, д.1

В Москве существовало несколько кладбищ для иноверцев. Все они интересны как памятники ритуальной культуры других конфессий. Но стоит уделить особое внимание Введенскому кладбищу. Его появление также связано с эпидемией 1771 года. Кладбище расположено в районе Лефортово, который граничит с Немецкой слободой, где еще с XVI века селились иностранцы. Первоначально здесь хоронили только католиков и лютеран, но в XIX веке кладбище потеряло свою «специализацию». Самыми известными историческими именами на этом кладбище являются Франц Лефорт и Патрик Гордон, иностранцы на службе у царя Петра I. Их останки перенесли сюда в XIX веке из снесенной лютеранской церкви в немецкой слободе. Также на Введенском кладбище похоронены семьи ряда немецких фабрикантов, художники Виктор (1848–1926) и Аполлинарий (1856–1933) Васнецовы, писатель М. Пришвин (1873–1954), летчики французского авиаполка «Нормандия-Неман».

Еще с XVIII века вокруг этого кладбища витал мистический дух. Отголоски тех верований живы и сейчас. Например, своеобразным местом паломничества является мавзолей фабрикантов Эрлангеров работы Ф. Шехтеля. Стены этого склепа посетители кладбища постоянно расписывают своими просьбами, обращенными к Богу. Ответ на вопрос о том, как мавзолей немецкой семьи стал местом поклонения, оказывается неожиданно простым: внутри склепа находится мозаичное панно «Христос-Сеятель», выполненное по эскизу К. Петрова-Водкина. Тема этой мозаики отсылает к профессиональной сфере деятельности семьи Эрлангеров – мукомольному делу. Мавзолей Эрлангеров является объектом культурного наследия федерального значения.

Ваганьковское кладбище

Адрес: ул. Сергея Макеева, д. 15

Кладбище появилось в 1771 году у существовавшего в то время села Новое Ваганьково. Это кладбище стало последним пристанищем для многих известных людей советского периода. Для широкой публики особый интерес представляют могилы деятелей культуры этого периода и современности. Вот некоторые из них: поэты С. Есенин (1895–1925), В. Высоцкий (1938–1980), Б. Окуджава (1924–1997), писатели В. Аксенов (1932–2009), Г. Горин (1940–2000), певец И. Тальков (1956–1991), художник В. Суриков (1848–1916), архитектор Ф. Шехтель (1859–1926), актеры В. Соломин (1941–2002), А. Абдулов (1953–2008). Рядом находится интересное своими памятниками Ваганьковское Армянское кладбище (ул. Сергея Макеева, 12).

Другие исторические некрополи Москвы

Троекуровское кладбище (ул. Рябиновая, 24): одно из наиболее «престижных» кладбищ Москвы, захоронения советских и современных знаменитостей (поэт Б. Заходер (1918–2000), актер В. Галкин (1971–2010), журналистка А. Политковская (1958–2006) и др.). Здесь расположена церковь Николая Чудотворца в Троекурове.

Преображенское кладбище (Преображенский вал, 17а): бывшее старообрядческое кладбище. Интересные образцы ритуальной архитектуры и скульптуры, часовни, склепы и т.д. Захоронения старообрядческих влиятельных фамилий.

Рогожское кладбище (ул. Старообрядческая, 31а): старообрядческое кладбище и один из крупнейших духовных центров. Богатые усыпальницы священнослужителей и фабрикантов. Похоронены: фабрикант П. Рябушинский (1820–1899), меценат С. Морозов (1862–1905) и другие.

Пятницкое кладбище (Дроболитейный пер., 5, вл.3): хорошо сохранившийся комплекс купеческих захоронений XIX века с двумя кладбищенскими церквями.

Геннадий Медведев, Марина Овчинникова, Александра Смирнова
Статья написана для сборника «Первый госпиталь и военная медицина России: 300 лет служения Отечеству», который готовит к изданию Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко.
======================
Постой, прохожий, здесь, постой и воздохни
И умным оком зри как меркнут наши дни
Коль восплачешь обо мне, восплачут о тебе
Все смертные подвержены одной судьбе.
Эпитафия на надгробии 1806 г.,
найденном на Семеновском кладбище
Особое место в истории и культуре Москвы, в истории Отечества занимали и продолжают занимать воинские захоронения, именно места упокоения тех (прославленных поименно или безвестных), чей ратный подвиг на протяжении многих веков хранил Россию от внешних посягательств, защищал ее государственную самобытность и духовные начала.
Сегодня ведется гигантская по масштабам работа по сохранению, увековечению памяти погибших на полях сражений Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., работа, которая в значительной степени является результатом общественных усилий и в последнее время приобретает все более активную государственную поддержку. Трудно переоценить воспитательное и патриотическое значение широкого поискового движения, развернувшегося в стране. Но «солдаты Великой Отечественной» были продолжателями великих традиций воинской доблести и мужественного служения Родине, сложившихся благодаря ратным подвигам российских воинов от эпохи Куликовской битвы и до времени Первой мировой войны.
На сегодняшний день на территории Москвы нет ни одного сохранившегося исторического военного некрополя, относящегося к досоветской эпохе. Наряду с массовой утратой (разрушением) исторических кладбищ в 1920-1930-е гг. были уничтожены и воинские захоронения.
Уже неоднократно с 1990-х гг. поднималась, хотя до сих пор и не нашла своего решения, проблема воссоздания уникального мемориального комплекса московского Братского кладбища (в районе станции метро «Сокол» и Песчаных улиц), созданного во время Первой мировой войны именно как мемориальный всероссийский памятник героям и жертвам этой войны.
До недавнего времени за гранью внимания общественности и научного сообщества оставался вопрос о мемориализации другого некогда существовавшего в Москве воинского захоронения. Речь идет о Семеновском кладбище и, в частности, о военном Семеновском кладбище. В отличие от Братского некрополя оно не являлось мемориальным и формировалось в течение более чем ста лет. Но именно в этом и состоят исключительность и особое историческое значение этого военного некрополя, который не был связан с какой-либо одной войной и фактически охватил сразу несколько эпох военной истории России, который сегодня может восприниматься как символ российской воинской доблести, как уникальное братское захоронение воинов разных поколений.
Для того чтобы увековечить память о погибших защитниках Отечества, два года назад образовалась инициативная группа, в которую вошли представители военных и гражданских организаций, историки, деятели науки и искусства. Инициативная группа обратилась к историку-архивисту Е.Н.Улицкому с просьбой изучить в московских архивных фондах материалы по Семеновскому кладбищу. С первых шагов были получены интереснейшие и важные результаты. Работа была продолжена группой специалистов Отделения краеведения и историко-культурного туризма Российского государственного гуманитарного университета, благодаря которым в Центральном историческом архиве г. Москвы был обнаружен целый пласт документов не только по истории Семеновского некрополя, но и по истории Московского военного госпиталя XIX – начала XX в. Документы эти ранее считались утраченными.
* * *
Семеновское кладбище в XIX – начале XX в. было непосредственным местом массовых захоронений нижних чинов российской армии, умиравших в расположенном поблизости, в Лефортово, Московском военном госпитале.
В Московский военный госпиталь обычно поступали раненые и больные, нуждавшиеся в продолжительном специальном лечении и к тому же, как правило, не подававшие надежд на возможность возвращения их в строй. Госпитальные врачи старались облегчить участь своих тяжелых пациентов, помочь им справиться с недугами и ранениями. В госпитале имелась домовая церковь Обновления храма Воскресения Христова, или Воскресения Словущего, с первого дня в штате госпиталя состояли священник и диакон, в 1880 г. в госпитале были освящены еще два храма: во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» в главном корпусе и во имя святителей митрополитов Московских Петра, Алексия, Ионы и Филиппа – при летних деревянных бараках на Введенских горах.
Присутствие священника и регулярное проведение церковных служб всегда были непременными составляющими лечебного процесса. Смотритель госпиталя наряду с решением обширных хозяйственных задач и контролем за личным составом обязан был выполнять следующее: «Которые больные будут весьма трудны, об оных наипуще Вам иметь смотрение и призрение в содержании пищею и питием и хорошим присмотром в свое время и того наблюдать, дабы каждый без покаяния и приобщения Святых Животворящих Таин умереть не мог, а по кончине их по христианскому закону погребать и для таковых трудно больных и исправления церковной службы обретающемуся в гошпитале Священнику от того гошпиталя быть неотходну и без воли Вашей никуда ни на малое время отлучаться запретить» .
Скончавшихся от ран воинов и госпитальных больных, как правило, хоронили на расположенном неподалеку Семеновском военном кладбище. Госпиталь отвечал за оповещение родных и близких покойного, достойное захоронение умершего, отдание ему последних воинских почестей.
Исторические материалы и архивные документы XVIII-XIX вв. сохранили для нас строки многочисленной переписки госпитального начальства с военным командованием и городскими властями по поводу неурядиц, не позволявших должным образом решить вопросы достойного погребения военнослужащих. «Усмотрено нами что имеются при Московской гофшпитали великия непорядки: … умирающиеся больные после коих ничего не остается лежат чрез немалое время без гробов и без протчаго, что надлежит и погребения, … отчего в гофшпитали происходят великие непорядки и во всем остановка» .
«Декабря 23, 1747 году. В канцелярию Синодальную Экономическаго Правления от Московской Гофшпитали доношение: имеется при Московской Гофшпитали многое число больных а иныя тяжкими своими болезнями умирают а ныне … господин полковник Давыдов запрещает нам мертвые тела хоронить где прежде было показано а теперь имеется непогребенных девять человек а куды их положить незнаем, того ради канцелярию Синодальную Экономическаго Правления покорно прошу дабы соблаговолила приказать где б нам мертвыя тела хоронить и чтоб долгое время их на земли не держать понеже от того бывает опасность» .
В докладной записке статского советника Круглого подробно изложены все злоупотребления и беспорядки в госпитале в середине XIX в., среди них указаны и такие, как «постройка гробов из негодных материалов (покойники вываливались из них прежде чем их доносили до могилы), употребление на саваны вместо холста рогож…» .
В госпитале были каменная часовня для отпевания умерших православных больных и часовня (каплица) для иноверцев. Для отпевания иноверческих больных в штате госпиталя состоял органист и приглашался иноверческий священник для проведения служб.
Впоследствии умерших из других военных госпиталей привозили в Московский военный госпиталь в анатомический театр, а затем стараниями госпитальной администрации хоронили на Семеновском кладбище.
В 1838 г. в Лефортовском госпитале умер нижний чин Александр Полежаев.
Один из самых талантливых поэтов пушкинской поры, он прожил короткую и на редкость несчастную жизнь. За первые же его сочинения император Николай Павлович лично распорядился определить Полежаева в солдаты. Полежаева отправили на Кавказ, где за «отлично-усердную» службу его чуть было не произвели в офицеры. Но император повелел «производством Полежаева в прапорщики повременить»… В конце 1837 г. тяжелобольного поэта поместили в Московский госпиталь в Лефортово, откуда он уже не вышел. В метрической книге госпитальной церкви была сделана запись: «1838 года января 16 дня Тарутинского егерьского полка прапорщик Александр Полежаев от чахотки умер и священником Петром Магницким на Семеновском кладбище погребен». Полежаев так и не узнал, что он умирает офицером. Высочайшее повеление пришло слишком поздно…
Именно связь с Московским военным госпиталем придала Семеновскому кладбищу характер первого и основного московского военного некрополя, где в течение многих десятилетий погребались российские воины, погибшие в Отечественной войне 1812 г., в русско-турецких войнах, в русско-японской войне, в начале первой мировой и в других военных конфликтах XIX – начала XX в. И на эту функцию Семеновского кладбища постоянно обращалось особое внимание московских властей, органов городского управления и духовного ведомства, что отражено в многочисленных документах, хранящихся в московских архивах.
Документальные материалы донесли до нас информацию о различных сюжетах истории Семеновского кладбища, о его расширении и благоустройстве, о правилах захоронений и примерной численности погребенных на территории кладбища в разные годы.
Семеновское кладбище, в прошлом – одно из самых больших в Москве, располагалось за Семеновский заставой Камер-Коллежского вала, за перекрестком нынешних улиц Большой Семеновской и Семеновского вала, у начала Измайловского шоссе.
Подмосковное село Семеновское, упоминающееся в исторических документах с первой половины XVII в., получило название по храму во имя святого Симеона Богоприимца (до 1657 г. это село именовалось Введенское – по церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы). Здесь, в живописном районе под названием Соколиная Гора, находился двор Алексея Михайловича, отца Петра I, где обучали царской охоте соколов и кречетов. Именно здесь юный царь Петр создал «потешное» войско, из которого был сформирован в 1683 г. Семеновский лейб-гвардии полк, ставший позже, наряду с Преображенским, ядром русской регулярной армии. В XVII в. здесь возникла Семеновская солдатская слобода.
В селе стояла деревянная Введенская церковь. Сохранилось упоминание о том, что она была построена супругой Михаила Федоровича царицей Евдокией Лукьяновной в 1643 г. К Введенской церкви в Семеновском было приписано небольшое кладбище – сельский погост. На самой старинной из сохранившихся к началу ХХ в. могильных плит стояла дата «от сотворения мира», соответствующая 1641 году Р.Х., и была надпись: «Евфимия жена гостя Андрея Никифоровича». Здесь, при храме, были упокоены родители ближайшего соратника императора Петра I светлейшего князя А.Д. Меншикова. Позже на Семеновском кладбище были похоронены и две его дочери – Наталья и Екатерина (после смерти отца в сибирской ссылке им было позволено возвратиться в Москву).
Во время эпидемии чумы в Москве (1770-1772) Семеновское кладбище было единственным «нечумным» в кольце кладбищ за Камер-Коллежским валом.
В конце XVIII – начале XIX в. владения военных в этих местах потеснили дворы купцов и мещан, появились первые мануфактуры. В 1855 г. на Семеновском кладбище на средства купца Михаила Николаевича Мушникова по проекту А.П. Михайлова был построен храм Воскресения Словущего, освященный митрополитом Московским Филаретом (Дроздовым). Детали его убранства были выполнены по образцам архитектора К.А. Тона – автора проекта храма Христа Спасителя.
К концу XIX в. кладбище представляло собой большой парк, «с красивыми густыми аллеями, шпалерами подстриженного кустарника, из-за которого крестов почти не видно. Первая половина кладбища, где в густоте шпалер скрываются даже большие памятники, не похожа ни на одно из московских кладбищ. Могилы здесь не теснятся друг к другу, а свободно располагаются на обширных площадях, как клумбы на газонах. В конце кладбища шпалеры кустарника исчезают, и простые деревянные кресты утопают там в высокой душистой траве. Старые березы и сосны дают густую тень, разливающую приятную прохладу по всему кладбищу. Всюду царит тишина, нарушаемая только слабым шелестом листьев. Редко, редко по дорожке пройдет задумавшийся посетитель “мертвого сада”…», – писал в своем труде «Очерки истории московских кладбищ» исследователь истории московских кладбищ А.Т. Саладин .
Изучение документальных материалов позволяет констатировать, что одним из постоянно поднимаемых Московским духовным ведомством и непосредственно священниками кладбищенской Воскресенской церкви вопросов был вопрос о расширении территории кладбища «по многочисленности безмездно погребаемых покойников, особливо привозимых из Военного госпиталя, Карабинерного полка, Кадетских корпусов, также из Екатерининской, Преображенской и Мещанской богаделен и из других казенных заведений» .
Территория кладбища была разделена на разряды, каждый из которых предназначался для определенных захоронений, все воинские захоронения осуществлялись в 7 разряде, который и был, судя по документам, самым насыщенным по количеству могил, и о расширении которого, собственно, и ходатайствовали периодически перед московскими властями местные священники (в этом же разряде также хоронили покойников из различных военных и богоугодных заведений Москвы).
Документально известно о нескольких мероприятиях по прирезке дополнительной земли к кладбищу из земель, прилегавших к нему и находившихся в государственном и частном владении . Вопрос о расширении неизменно поднимался причтом церкви Воскресения, поддерживался Московской духовной консисторией и непосредственно церковными иерархами, как это было в 1866 г., когда к московскому генерал-губернатору князю Долгорукову лично обращался митрополит Московский Филарет (Дроздов) . Расширение кладбища происходило в 1849 , 1854 , 1859 , 1874 и в 1888 гг. (устройство военного кладбища) .
Заботясь о достойном погребении умерших, в 1869 г. начальник Московского госпиталя при поддержке командующего войсками Московского округа обращался в Московскую городскую думу с настоятельными требованиями об отводе более просторного места для захоронения на Семеновском кладбище, ставя на вид, «что того места, где погребаются умершие в госпитале достаточно едва только на несколько месяцев…» . Просьба была удовлетворена, и территория на Семеновском кладбище, предназначенная для захоронения умерших в Московском военном госпитале, была расширена.
О масштабности захоронений в 7 разряде, и непосредственно воинских захоронений, можно судить по следующим архивным данным. Известно, например, что в 1860 г. в Московском военном госпитале умерло и было погребено около 500 человек , в 1865 г. здесь было похоронено 724, а за первую половину 1865 г. – 451 человек (нижние чины из Московского военного госпиталя) ; в 1882 г. – 1821 человек , в 1883 г. — 1308 человек, в 1884 г. – 1366 человек, в 1885 г. – 1898 человек, в 1886 г. – 1647 человек , в 1887 г. – 1131 человек , то есть всего за пять лет в 7 разряде было похоронено 7351 человек . При этом цифры свидетельствуют, что доля воинских захоронений в 1860-1880-е гг. была значительна: во второй половине 1860-х гг. средний показатель смертности нижних чинов в Госпитале определялся цифрой около 850 человек в год , в 1880-е гг. – около 330 человек в год , с 1883 по 1887 г. в 7 разряде Семеновского кладбища всего было погребено 1668 человек .
Архивные документы сохранили сведения о тех армейских, частях и подразделениях, а также о различных воинских командах, в которых служили российские военные, нашедшие последнее упокоение на Семеновском кладбище. Список этот чрезвычайно обширен. В рапортах по Московскому военному госпиталю, в различных ведомостях и списках умерших называются нижние чины полков Сводного казачьего , 25-го, 26-го, 29-го Егерских, Второго учебного Карабинерского, Ярославского, Рязанского, Ряжского, Владимирского, Суздальского, Тульского пехотных, Ингерманландского гусарского, Конно-Егерского, Кавалергардского, гр. Сакена полка, Московской полиции пожарные служители, Московской полиции градские стражи и унтер-офицеры, служители Московского жандармского дивизиона, депо Московского комиссариатского, Московского провиантского, Московского артиллерийского, 13-й Артиллерийской бригады, Первого и Второго военно-рабочих батальонов, Московского кадетского корпуса, III отделения Путей сообщения, Императорского Московского университета, Московской медико-хирургической академии, Московского военного госпиталя, Лабораторной №5 роты, подвижных инвалидных рот и полурот 37-й, 38-й и 39-й, инвалидных команд Московской, Бронницкой, Подольской, Звенигородской, Рузской, Коломенской, Верейской, Сергеевской этапной, Команды мастеровых , военные Гренадерского корпуса, Подвижной инвалидной роты №51, Дворцовой инвалидной роты №4, Подвижного запасного №16 парка, Ставропольской комиссариатской команды, Московского училища военного ведомства, Второго учебного стрелкового батальона, Музыкантской роты при Московском училище, Клинской инвалидной команды и др. .
Приведенные выше архивные данные убедительно свидетельствуют о массовом характере воинских захоронений, о широком географическом диапазоне военных соединений русской армии, представители которых покоятся на этом московском кладбище. Но не только количественные показатели заставили в конце XIX в. государственную власть, военное командование и представителей власти местной задуматься об особом значении воинских некрополей и в связи с этим о необходимости придания им особого статуса. Мысль о специальном выделении из московского некрополя воинских захоронений была озвучена в конце 1880-х гг., причем особый упор был сделан на нравственный аспект проблемы, на необходимость особого подхода городских властей к погребению «честных слуг Государя и Отечества» . В 1888 г. Московская городская дума впервые обсуждала вопрос об устройстве специальных военных кладбищ в Москве. По инициативе Главного штаба Санкт-Петербургского военного округа при словесном одобрении Государя Императора Александра III в 1887 г. последовало распоряжение командующего войсками Московского военного округа о создании специальной Комиссии по устройству в Москве военных кладбищ : «В исполнение Высочайшего повеления относительно мер для устройства военных кладбищ и упорядочения похорон умерших нижних чинов, Его Сиятельство, Командующий войсками Округа приказал образовать комиссию… для всестороннего обсуждения сего вопроса применительно к нуждам Московского военного Округа. Комиссия, будучи уверена, что администрация города Москвы, отнесется вполне сочувственно к означенному вопросу, имеющему весьма важное нравственное значение, и, принимая во внимание, что и в настоящее время места для могил умерших нижних чинов, честных слуг Государя и Отечества, отводятся городом бесплатно, уполномочила меня обратиться к Московской Городской Управе о безвозмездном отведении участков городской земли под два военных кладбища: одного – в 5 десятин, рядом с Ваганьковским кладбищем, другого в две десятины, в виде прирезка к имеющему вид треугольника Семеновскому кладбищу, для приведения его к фигуре прямоугольника» .
окончание следует

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *