Самоедство, что это?

Покаяние, исповедь, самоедство — в чем разница?

Если живой организм не развивается, он начинает деградировать. Если в комнате не убирать, то в ней станет пыльно. Если не наводить порядок в своих мыслях, то возникнет неконтролируемый хаос. Господь же наградил нас не только талантами, но и всеми необходимыми инструментами для того, чтобы духовно и личностно расти. И именно здесь нам на помощь приходят способность к покаянию и возможность участия в церковных таинствах.

На вопросы о покаянии и исповеди отвечает ректор Института христианской психологии священник Андрей Лоргус.

— Скажите, пожалуйста, в чём принципиальная разница между понятиями «покаяние» и «исповедь»?

Священник Андрей Лоргус

— Исповедь – это таинство, и результатом его является освобождение человеческой души от греха, а вот покаяние как предшествует Исповеди, так и сопровождает её. Это процесс, который совершается в душе в течение длительного времени.

Исповедь – венец покаяния, и это лишь его часть, по времени очень краткосрочная, но по значимости очень важная, Таинственная. И если об исповеди можно говорить как о таинстве, то о покаянии надо говорить как о духовном, психологическом процессе, событии, деятельности.

Не всякое покаяние включает в себя Исповедь, но без Исповеди мы не можем говорить об освобождении души от греха в мистическом и духовном смыслах.

Горбатого могила исправит?

— Если человек регулярно исповедует одни и те же грехи, то о чём это может говорить?

— Повторяющиеся грехи свидетельствуют прежде всего о том, что в душе человека, в его личности есть какие-то важные, сложные, узловые проблемы, с которыми он должен что-то делать. Они толкают его к более серьёзной, вдумчивой духовной работе и направлены на поиск, на прояснение причины того, откуда происходит тот или иной повторяющийся грех. Что лежит в основе этого греха — страсть, привычка, обстоятельства или его малодушие, равнодушие, непонимание потребностей своей духовной жизни?

Именно сам факт повторяющегося греха толкает человека искать причину этого повторения. Так что повторяющийся грех не может остаться без внимания, он требует внимательного отношения к себе.

— Но бывают же люди, которые говорят: вот, я уже 10 лет хожу в церковь, а говорю всё об одном и том же; наверное, мне это не поможет, и горбатого могила исправит.

— Эти слова, скорее всего, оправдательные, и скорее всего, они свидетельствуют о том, что человек не слишком хорошо знаком с условиями и смыслом духовной жизни, потому что духовная жизнь никогда не выглядит механистично: пришёл, покаялся и забыл. Такого не бывает!

Духовная жизнь – это длительный и сложный процесс, который можно сравнить с тем, как скульптор высекает из камня скульптуру. Он её долго обрабатывает, сначала отсекая большие камни, потом мелкие, потом он шлифует, обтёсывает… Постепенно тоньше и тоньше становится его работа, но она очень длительная, и каждый новый день из камня вырастает новая фигура. Так и душа при духовной работе постоянно обтачивается, пока в результате этой работы не получится гладкая поверхность.

Есть грехи, которые оставляют человека, когда меняется его образ жизни. Это может быть связано с сообществом, в которое он входит, с компанией друзей, с работой… Стоит человеку сменить окружение, работу или уйти из прежней компании, как его оставляет и пагубная привычка. Либо что-то с возрастом отступает, что-то меняется в результате духовного роста. Человек психически развивается, личностно развивается, у него что-то меняется.

Внутренняя пещера

— Все ли люди имеют способность разбираться в собственных поступках, оценивать их критически, делать выводы про свою жизнь?

— Нет, конечно! Вообще, культура покаяния, духовная жизнь – искусство, она требует и осознанной подготовки, и практики, и наставничества. Никто не готов к духовной жизни с детства. Искусство покаяния, искусство самонаблюдения и самооценки приходит в зрелом возрасте.

Есть люди, которые с детства привыкли к рефлексии, к какому-то такому углублённому самоедству, но при этом совершенно не готовы к покаянию. Покаяние и самоедство – это совершенно разные вещи, поэтому не факт, что люди, которые страдают подобным постоянным разбирательством в себе, хорошо каются. Вовсе нет! Нужна другая культура и другие навыки.

Умение каяться приходит через обучение, через познание, через духовничество, наставничество и труд.

— А в чём же тогда заключается разница между покаянием и самоедством?

— Покаяние нацелено на то, чтобы выявить в себе грех, распознать его, понять его корни, раскаяться в нём и освободиться от него с помощью Божией через Таинство Исповеди. А самоедство заключается в том, чтобы причинить себе боль, чтобы доказать себе, что я – плохой, чтобы переложить ответственность на кого-то, чтобы доказать себе, что я ничего не могу сделать, что мне делать ничего и не надо, что во всём виноваты те, кто меня родили.

Иногда самоедство заключается ещё и в том, что человек ещё и ещё раз подходит к выходу, потом отворачивается и говорит: «Нет, выхода нет», — и продолжает дальше кружить в этой своей тёмной внутренней «пещере».

— Стремление изменить что-то в своей жизни может вывести человека из этого мрачного лабиринта?

— Так оно и выводит! Когда человеку надоедает ходить по замкнутому кругу, он начинает искать и подвергает критическому сомнению свои привычные маршруты и повороты, а потом останавливается и говорит: «Так, стоп! Тут что-то не так. Надо посмотреть на это с другой стороны», и начинает искать другие точки взгляда на себя и ситуацию, переосмысливает свои ценности, ищет другой опыт жизни, опыт самопознания, спрашивает, читает, интересуется.

Стремление изменяться, расти, развиваться – это одна из базовых потребностей личности. Стремление к саморазвитию – это то, чем нас наделил Господь. Когда мы говорим «по образу и подобию», то как раз имеется в виду в том числе и потребность развиваться и – как составная часть развития – потребность меняться.

Это действительно глубинная потребность личности, но она дремлет, пока личность в человеке остаётся неразвитой. Она может давать отдельные всполохи, но иногда до поры до времени просто «спит», и человек остаётся во власти удовольствия от своей стабильности, которая постоянно даёт человеку удовольствие постоянства, привычки, комфорта. «Пусть хоть и плохо, но привычно».

Без фундамента

— Когда человек начинает меняться, то он начинает переживать некий кризис, в том числе и кризис веры?

— Конечно. Кризис веры сам по себе приходит в своё время к верующему человеку, как и кризис личности. Если человек принимает решение меняться, то он вступает на путь нового, путь разрушения старого и поиска нового, а это всегда кризисная ситуация, потому что временно в период перехода от старого к новому человек оказывается в неуравновешенном состоянии.

Когда змея меняет кожу – она же прячется, чтобы её никто не трогал. Или вот представьте себе дом, который нужно переставить на новый фундамент. Пока его двигают, в нём не может быть полноценной жизни. Так и с человеком. Это, конечно же, кризис, и весьма тяжёлый!

— И что нужно делать человеку, чтобы пережить этот кризис, ведь это трудно?

— Трудно, поэтому надо иметь в виду, что если у человека, скажем, серьёзный стресс – например увольнение с работы или замужество, женитьба, рождение ребёнка, диссертация, тяжёлая болезнь или что-нибудь еще, – то объективно это трудности, которые лишают человека излишка ресурсов, излишка сил. В этом состоянии человеку очень сложно пережить кризис, изменение, покаяние, кризис веры. Для такого кризиса нужна более-менее стабильность в объективном положении.

Ну, собственно говоря, так и бывает: когда у человека горе, когда ему плохо, он редко совершает что-то такое серьёзное. Но когда у него есть внутренние ресурсы, то именно в этот момент у него и просыпается желание что-то изменить.

Радость – ресурс для исповеди

— О каких ресурсах речь?

— Ресурс – это силы, время, внимание, здоровье, радость, желание что-то изменить.

— Радость? Обычно покаяние ассоциируется скорее с плачем…

— Радость – это та энергия, которую Господь дал душе с избытком. Это та энергия, которая в душе неисчерпаема. Душа живая непрерывно питает личность этой радостью.

Стоит солнышку утром посветить – и мы уже радуемся. Стоит птичкам запеть, первым листочкам развернуться в лопнувшей почке, стоит увидеть цветы, улыбки дорогих и любимых людей – и вот уже радость в душе просыпается, если только мы не «наступаем ей на горло».

Поэтому душа в нормальном состоянии стремится к радости непрерывно и постоянно и излучает эту радость.

Радость – это свет души, она из неё льётся по определению, поскольку Бог создал её такой. Бог есть Сам – любовь и благо, поэтому Его богоподобное создание – человек – радостен по своей природе. Это его духовная природа – радоваться.

Но мы себе радоваться не позволяем. Дети себе это позволяют, а вот мы, взрослые, не позволяем, поэтому для нас радоваться – уже задача. Вернуться к радости.

Фото: Александр Нестеренко

— А как радость способствует именно покаянию, изменению?

— Она даёт душе ощущение полноты жизни, цельности, а это как раз и есть необходимое условие для того, чтобы спуститься в глубины…

Вот когда человек плывёт и собирается нырнуть – ему надо сначала поднять голову повыше, вдохнуть глубоко, набрать воздуха, а потом нырнуть. Вот так же, чтобы нырнуть в глубины своего греха, надо немного поднять голову, посмотреть на солнце, порадоваться и – туда.

И плач нужен, но как следствие того, что я с горечью вижу свой грех. Но я не смогу видеть свой грех как чёрное на чёрном, мне обязательно нужен для этого белый фон.

А что служит этим белым фоном? Моё внутренне ощущение своей Богом данной природы, мой внутренний свет. И вот на фоне этого внутреннего света, той божественной благодати, которая дана моей душе изначально, а также по Его милости, я уже могу видеть свои поступки, оценивать их в этом свете.

Главное

— Какие шаги должен предпринять человек, чтобы его исповедь действительно принесла плоды и привела к изменению ума?

— Здесь важны честность, искренность и вера в ту благодатную силу, которая и может произвести в нём изменение в момент Таинства.

Но главные условия – это честность и искренность. Если человек на исповеди не до конца честен и искренен, то, как правило, ничего произойти уже не может.

Самоисповедъ есть один из первых, начальных и необходимых моментов процесса общения с собой, без которого все остальные этапы и способы самоосуществления, «обработки самого себя» малоэффективны.

По существу, самоисповедь является полным внутрен­ним отчетом перед собой о самом себе, о складываю­щихся жизненных обстоятельствах и своей истинной роли в них. Успех бывает тем большим, чем объективнее удается отразить реальность этому нашему психическому зеркалу.

В жизни по разным причинам, реже или чаще, нам приходится сожалеть о содеянном. Сознание сказанных опрометчивых слов или произведенных некра­сивых действий у нормально развитого и воспитан­ного человека вызывает длительно сохраняющееся чув­ство досады, сожаления, самоосуждения.

Очаги за­стойного возбуждения в коре головного мозга в этих случаях склонны сохраняться длительное время. Даже если мы внутренне вроде бы признали неправильность наших действий, настроение и самочувствие наше зна­чительно снижены и чувствительно нарушают нашу работоспособность. Затянувшееся переживание такой ситуации создает предпосылки к развитию комплекса неполноценности.

Выразить «наболевшее» в словах, высказаться прямо и бесхитростно издавна считалось у людей одним из действенных способов избавления от тягостных мыслей. Таким образом, откровенный рассказ о сложностях и превратностях индивидуаль­ной судьбы, об ошибках и ложных шагах, которые были сделаны в прошлом, то есть о самых сущест­венных, глубоко личных, интимных переживаниях, сни­мал внутренние противоречия, освобождал человека, удовлетворял его потребность в сочувствии, сопережи­вании, в утешении со стороны другого. Сам процесс высказывания помогал человеку лучше разобраться в том, что его волнует.

Физиологический механизм очищения, освобожде­ния от переживаний заключается в том, что застой­ный очаг возбуждения, вызванный травмирующей си­туацией, постепенно разрешается, так как отдает свою энергию на производство интеллектуальной работы по словесному формулированию возникших проблем. Уро­вень психического напряжения индивидуума тем са­мым снижается. Для многих случаев достаточно бы­вает простой вербализации (произнесения вслух) мыслей и чувств, чтобы испытать чувство облегчения.

Психологически это вполне объяснимо. То, что перво­начально было не вполне осознано или осознавалось смутно и неотчетливо, в ходе словесного изложения приобретает более ясные очертания, становится более осознанным, понятным, объяснимым. Напряжение упорного и зачастую долгого поиска причин снимается, так как задача решена.

Разговор с самим собой многие психологи считают весьма эффективным терапевтиче­ским средством. Английский врач Коричер, например, утверждает, что самое лучшее лекарство от стресса, психического утомления и депрессии — это именно об­стоятельный и неспешный разговор с самим собой.

Реализуется психологическая потребность в испо­веди в самых разнообразных формах, часто неожидан­ных для самих исповедующихся. Иногда возникает на первый взгляд необъяснимое желание поделиться свои­ми переживаниями с незнакомым, случайным чело­веком, попутчиком и т. п.

Интересно, что незнакомым или малоизвестным людям подчас поверяется нечто большее, чем своим близким. Анонимный слушатель вряд ли сможет в дальнейшем злоупотреблять дове­ренным ему, кроме того он лицо совершенно незаин­тересованное и, тем самым, как будто бы объектив­ное. Но чаще всего исповедуются самому близкому человеку, другу или члену семьи, тому, кто лучше мо­жет понять и поддержать.

Традиции исповедоваться очень давние. Магическая функция очищения через исповедь-покаяние исторически закрепилась в христианстве уже в виде религиозного таинства, сущность которого состоит в том, что верующий, открыв грехи священнику, полу­чает «прощение невидимо от самого господа».

В настоящее время, когда религия отодвинута в закоулки общественной и личной жизни, весь строй которой предельно убыстрился, когда отношения людей коротки и сухи, человеку труд­но найти возможности для исповедей и душевных от­кровений.

Повседневная жизнь, вся система взаимо­отношений между людьми такова, что люди вынужде­ны (и не только в силу естественной стеснительности) сопротивляться вторжению в свой внутренний мир, от­влекать внимание других от собственных, личных проб­лем.

Сопротивление вторжению во внутренний мир принимает различные формы: от агрессивных, крими­ногенных типов поведения до завуалированных форм уклонения от проникающего воздействия, обнажаю­щего действительно значимые интересы личности. Подобное сопротивление может быть снято, по крайней мере существенно уменьшено, когда человек видит действительную заинтересованность в разреше­нии его проблем.

Конечно, не просто найти слушателя, взгляды которого на жизнь и особенно ее эмоциональ­ное восприятие совпадали бы с нашими собственными. В этих условиях эффективным средством психологи­ческой разрядки становится самоисповедь. Важно ведь, чтобы мысли и переживания нашли выход, свое разрешение в словах, были произнесены вслух и услы­шаны, пусть хотя бы и самим собой.

В свое время большую психопрофилактическую роль играли личные дневники, записи своих размыш­лений, переживаний, носящие исповедальный харак­тер. К сожалению, век научно-технической революции значительно сократил возможности и этого благотвор­но действующего средства. В нашей действительности и в наши дни людям не хватает времени даже для непосред­ственных, полноценных контактов.

Хронические дефициты времени, душевного обще­ния — частая причина психического напряжения, воз­никающего у современного человека, вынужденного поступать зачастую вопреки собственной личностной мотивации.

Сознательное формирование привычки к самоот­чету о характере и целях предполагаемых действий, безусловно, будет способствовать устранению нежела­тельной спонтанности и импульсивности в поведении, так как задействует механизмы интеллектуального и морального контроля.

Покаяние

См. раздел: ТАИНСТВО ПОКАЯНИЯ (ИСПОВЕДЬ)

  • Покаяние Библейская энциклопедия архим. Никифора
  • Покаяние старец Сергий (Шевич)
  • О покаянии архим. Софроний (Сахаров)
  • Умное делание начинается с покаяния прот. Иоанн Журавский
  • Вынужденное покаяние прп. Паисий Святогорец
  • Путь покаяния старец Иосиф Ватопедский
  • Практика покаяния в древней Церкви прот. Андрей Лобашинский

Покая́ние (от греч. μετάνοια (метанойя) — перемена сознания, переосмысление, прозрение) —
1) глубокое раскаяние, сокрушение о грехах, характеризуемое печалью и скорбью, вызванной уязвлением совести, но главное, живым ощущением разлучения с Богом; сопровождаемое твердым желанием очищения, преображения жизни; упованием и надеждой на Господа. В широком смысле под покаянием подразумевается фундаментальная перемена в жизни: от произвольно-греховной, самолюбивой и самодостаточной – к жизни по заповедям Божиим, в любви и стремлении к Богу.
2) Таинство Церкви, в котором, по искреннем исповедании грехов перед лицом священника, грешник по милосердию Божию силой Божественной благодати освобождается от греховной нечистоты.

Покаяние – изменение внутренней и внешней жизни человека, заключающееся в решительном отвержении греха и стремлении проводить жизнь в согласии со всесвятой волей Бога.

Покаяние начинается с изменения человеческого ума, отвращающегося от греха и желающего соединиться с Богом. Покаяние всегда есть умоперемена, то есть перемена одного направления ума на другое. За изменением ума следует изменение сердца, которому Бог дает опытно познать Свою благодатную любовь и святость. Познание любви и святости Божьей дает силы человеку не повторять грех и противостоять его действиям. В тоже время, благодатное вкушение Божественной любви и святости требует от человека немалого подвига для ее удержания в своей душе. В этом подвиге Бог испытывает свободное намерение человека отринуть грех и вечно пребывать с Ним.

Следование Божественным заповедям встречает сопротивление падшего человеческого естества, отчего покаяние неразрывно связано с напряжением воли в движении от греха к Богу или подвижничеством. В подвижничестве от человека требуется искреннее желание преодолеть грех, а от Бога подается благодать для его преодоления. Покаянный подвиг – дело всей жизни человека, поскольку человек всю жизнь должен стремиться к соединению с Богом и освобождению от греха.

Для отпущения содеянных грехов Церковью установлено Таинство Покаяния (Исповедь), требующего искреннего раскаяния человека в совершенном грехе и решимости не повторять его с помощью Бога. Покаяние – это обличение своего греха, это решимость не повторять его в дальнейшем.

Мы грешим против Бога, против ближнего и против самих себя. Грешим делами, словами и даже мыслями. «Нет человека, который поживет на земле и не согрешит», говорится в заупокойной молитве. Но нет и такого греха, который не прощается Богом при нашем покаянии. Ради спасения грешников Бог стал человеком, был распят и воскрес из мертвых.

Явно исповедь принимает священник, а невидимо – Сам Господь, давший пастырям Церкви отпускать грехи. «Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит тебе вся прегрешения твоя, и я, недостойный иерей, властью Его, мне данною, прощаю и разрешаю тебя от всех грехов твоих», – свидетельствует священник.

См. Подготовка к Исповеди

***

Каждая исповедь — ступень

В разрешительной молитве, которую священник читает над каждым человеком индивидуально, есть такие слова: «Примири и соедини его Святей Твоей Церкви… подаждь ему образ покаяния…» То есть время для покаяния вроде уже кончилось, вроде человек исповедался, а просит Господа, чтобы подал ему образ покаяния. А почему? Потому, как говорят святые отцы, что, когда человек входит в темную комнату, он вначале не видит ничего, а потом глаза отдыхают, он начинает различать крупные предметы, потом более мелкие, а если осветить комнату, то он будет еще более подробно всё видеть – от исповеди к исповеди человек духовно прозревает.

Каждая исповедь – есть ступень для следующего этапа. Господь потом ещё открывает, ещё, по частям. Сначала – самое главное, заметное, потом меньше, меньше, меньше, даже до слов иногда вспоминается то, как человек согрешил. Это и есть тот труд покаянный, который совершает человек, старающийся избавиться от грехов.

Чем истинное христианское покаяние отличается от механического перечисления грехов?

Отношение к покаянию как к механическому действию освобождения от гнёта греха строится на ложной, грубо-юридической интерпретации учения о Спасении и подразумевает, в качестве главного условия, необходимость механического перечисления грехов. Сообразно этой идее, самое важное — озвучить грехи перед священником; тот в свою очередь помолится, а Бог, будучи бесконечно милосердным, непременно откликнется и простит.

В действительности же основа покаяния должна лежать не только в осознании вины, но и в твердом желании внутреннего очищения, изменения жизни, искоренения греховных желаний, греховных страстей. Плодом покаяния должны быть не только слёзы сожаления о грехе, но и добрые дела. Без такого стремления невозможно уподобление Богу, соединение с Ним и обожение. Если человек, каясь о грехах, имеет в виду вышесказанное, Бог помогает ему, укрепляет духовные силы, утверждает в добре.

По мере возрастания в праведности человек начинает замечать в себе и сокрушаться даже и о таких помыслах, мыслях, поступках, о которых раньше не задумывался (в плане нравственной оценки) или же вовсе не считал их грехами. Чем чище и совершеннее становится человек, тем выше становится и его способность к должному восприятию благодати, тем выше радость от общения с Богом и выше способность жить по законам Царства святых.

Механическое покаяние свидетельствует о непонимании человеком собственной греховности. И если оно постоянно сопровождается нежеланием кающегося отказываться от греха, нежеланием работать над собой, в этом может усматриваться злое упорство, грубое пренебрежение Божьим законом: мол, понимаю, что согрешаю, но исправляться, увы, не желаю.

По этой причине спутником механического покаяния нередко выступает самооправдание и обвинение ближних. Христианское же покаяние требует признания и осмысления собственной вины и не подразумевает перебрасывания личной ответственности на других.

Чем покаяние отличается от раскаяния?

В обиходе, как правило, отождествляются совместимые, но отнюдь не синонимичные термины — покаяние и раскаяние. Если судить по произошедшему с Иудой (см. Мф.27:3–5), раскаяние может быть и без покаяния, т. е. бесполезным, а то и погибельным. Несмотря на свое созвучие в русском языке, в тексте Священного Писания этим терминам соответствуют разнокоренные слова μετάνοια (метанойя) и μεταμέλεια (метамелия). Слово μετανοέω (метаноэо) значит «переменять свой образ мыслей», изменять видение, понимание смысла жизни и ее ценностей. А этимология слова μεταμέλεια (метамелия) (μέλομαι, меломэ — заботиться) указывает на изменение предмета заботы, устремлений, попечений. Покаяние в отличие от раскаяния предполагает именно глубинное переосмысление всего в корне, перемену не только предмета стремлений, забот, но качественную перемену самого ума.

Возможно ли покаяние после смерти?

Покаяние как средство очищения человека от скверны греха, средство восстановления личностных отношений с Богом возможно для человека только в рамках земной жизни. Земная Церковь предоставляет ему для этого все необходимые благодатные дары.

В ад же человек попадает в том случае, если не уделяет спасению должного внимания или даже прямо противится Божьему Промыслу о спасении. Собственно, поэтому ад и становится его посмертным пристанищем до дня Страшного Суда, как закономерный итог добровольно выбранного им жизненного пути.

Несмотря на то, что в аду нет места покаянию (изменению жизни в соответствии с Божьими Заповедями), там есть раскаяние (сожаление о совершённом грехе), и причём очень мучительное. Однако раскаяние грешника в аду — в отличие от покаяния праведника, сожалеющего о совершенном грехе прежде всего как о преграде к общению с Богом, часто обусловливается ужасом положения и сожалением об утрате земных благ, а его отношение к Богу часто сопровождается ожесточением.

Это душевное состояние можно охарактеризовать так: раскаяние есть — а любви к Богу нет, и желания жить по законам святых — тоже нет. Получается, что даже если бы он, пребывая в таком состоянии, и был переведен в Царство святых, разве он радовался бы там той же радостью, которую испытывают святые? Если Бог ему не нужен, а заповеди чужды или, что хуже, ненавистны, что ему делать в Раю?

Собственно расположенность души к аду или Раю безошибочно выявляется уже и на частном суде. Стало быть, невозможность покаяния за гробом нельзя сводить к грубому юридизму, мол грешник и рад бы принести покаяние, да Бог не дозволяет: грешник сам запирает для себя двери к покаянию, двери к Царству Небесному, ещё на земле.

Справедливо ли определять для человека участь в вечности на основании краткой земной жизни?

Грехи имеют свойство перерастать в страсти, а добрые дела — в добродетели. Времени земной жизни человека вполне достаточно для того, чтобы духовно определиться по отношению к Богу, приобщиться к Его благой воле или воспротивиться ей, избрать спасение или погибель.

Возможно ли покаяние для неверующих?

Священник Николай Лызлов: Одна прихожанка в некотором недоумении рассказывает: «Я никак не могу бросить курить. И молюсь, и исповедуюсь, и помощи Божией прошу, а никак грех курения победить не могу. А вот мой коллега, человек вообще неверующий, подумал, что курение это плохо, взял и бросил. Значит, он победил грех, а в книгах мы читаем, и в проповедях отцы говорят, что без помощи Божией, без молитвы победить грех невозможно».

Действительно, так бывает, можно привести и множество других примеров, как православный человек не может справиться, например, со злоупотреблением алкоголем, а другой человек, просто желающий вести здоровый образ жизни, и про Бога не думает, на исповеди не кается, а взял и бросил. Но ведь грех — это не просто конкретный поступок или наша привычка, но — это состояние нашей души, это то, что отделяет нас от Бога. В принципе, грех у нас один: он в том, что мы отпали от Бога — и потому, что носим печать первородного греха, и в результате своих собственных грехов. Мы не можем видеть Бога, с Богом общаться, у нас и потребности нет Его видеть, — вот это и есть грех. А все конкретные проявления — курил человек, или еще что-то делал — это только частности. Можно не курить, не грабить банк, не воровать, и при этом быть далеким от Бога.

Исходя из такого понимания, очищение от греха, покаяние — это перемена образа мышления, образа жизни. Это вообще — другая жизнь: человек жил вне Бога, вся жизнь его была без Бога, он не думал о грехах, а сейчас он покаялся, отрекся, переменился, начал жить для Бога, для соединения с Ним.

***

Грехи наши и падения были видимы миру, но наше покаяние было доведомо и зримо только одному Господу Богу.
Игумен Феодосий

***

Покаяние всегда прилично всем грешникам и праведникам, желающим улучить спасение. И нет предела усовершению, потому что совершенство и самых совершенных подлинно несовершенно. Посему-то покаяние до самой смерти не определяется ни временем, ни делами.
Прп. Исаак Сирин

Самобичевание и покаяние – в чем разница?

Евангелие от Матфея, глава третья

1 В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской 2 и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. 3 Ибо он тот, о котором сказал пророк Исаия: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему. 4 Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пищею его были акриды и дикий мед. 5 Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему 6 и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои. 7 Увидев же Иоанн многих фарисеев и саддукеев, идущих к нему креститься, сказал им: порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева? 8 сотворите же достойный плод покаяния 9 и не думайте говорить в себе: “отец у нас Авраам”, ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму. 10 Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь. 11 Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем; 12 лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым. 13 Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. 14 Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? 15 Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Тогда допускает Его. 16 И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, – и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. 17 И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение.

Проблема самобичевания

Недавно я с изумлением узнала, что русское слово «покаяться» можно перевести как «ругать себя». И что многие люди именно так и понимают: между «каяться» и «самобичеваться» стоит знак равенства. Между тем, как греческое слово, переведенное у нас как «покаяние», означает «изменение ума», а древнееврейское – «поворот». Поворот с пути от Бога на путь к Богу. И это не то же самое, что сурово себя осудить, признать себя полностью неправым, ничтожеством и так далее.

Что покаяние и самобичевание не одно и то же, я заметила на паре своих знакомых. Иногда скажет или сделает человек что-то обидное, скажешь ему об этом, а дальше начинается ад. Потому что человек приходит в состояние «я плохой, я очень плохой, мне незачем жить – такому ужасному» и приходится его два часа утешать и уговаривать жить. При этом, увы, человеку так и не удается заметить ту боль, которую он причинил мне. Заметить меня.

Мне не нужны переживания человека о том, что он «плохой». Мне нужно от него, чтобы он меня заметил, услышал, понял – чтобы я была для него достаточно ценной, чтобы прислушиваться ко мне. Точно так же и Богу не нужно от нас самобичевание и переживание своей плохости. Ему нужно, чтобы мы услышали Его, услышали и поняли, и перестроили жизнь так, чтобы Ему как личности было в ней место. «Прямыми сделали стези Ему». Иначе ни о каких отношениях с Богом нельзя и говорить. Он многократно говорит о том, что для Него важно. Он хочет, чтобы мы Его услышали, узнали и полюбили – как мы узнаём другого человека, когда мы внимательны к нему. А любовь помогает нам поступать так, как будет другому человеку радостно.

Но я, конечно, знакома с самобичеванием на почве греха не только снаружи, но и изнутри. Это ужасное чувство, когда раздваиваешься внутри на двух разных людей – виноватого и карателя, который бьет виноватого ногами и рассказывает ему, какой тот мерзавец.

Чем же это «порицание себя» вредно? Во-первых, оно помогает ничего не менять. Во-вторых, оно полностью эгоцентрично. В-третьих, оно снижает самооценку и провоцирует чувство беспомощности. Прекрасно показано самобичевание в «Гарри Поттере», когда домовый эльф Добби то и дело бьется головой об стену, когда делает то, что, по его мнению, делать не должен.

Когда сделал что-то плохое и ругаешь себя, кажется, что занимаешься чем-то полезным. Ведь не остаешься равнодушным к своему поступку, занимаешь нравственную позицию, переживаешь. Происходит внутренняя активность, на нее – на стыд или чувство вины – тратятся силы. Силы потратила, себя за плохой поступок самобичеванием наказала, на исповедь сходила – вроде бы уже все нормально. Но ничего не изменилось. Через неделю, через месяц или на следующий день ситуация повторяется.

Этот внутренний спектакль весьма тягостен и в нем нет места Богу. Вроде бы грех – это то, что сделано против Бога, но Ему места в этой системе нет.

Богу же не нужно наше самонаказание. Он хочет, чтобы Его встречали, как дорогого гостя, прибравшись и приготовив угощение, с мыслью о нем («приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему»). Но пока я занимаюсь самонаказанием и самобичеванием, я не вижу пути к Богу. Я замкнута на себе и вокруг меня стены. И я возвела сама их вокруг себя, закрыла дверь и потеряла ключ. А Христос стоит снаружи и стучит.

Светоч мира. Уильям Холман Хант. 1854
Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною.
(Откр.3:20)

Когда грех повторяется вновь и вновь, и снова и снова повторяешь себе, какой ты плохой, падает самооценка и начинаешь верить, что изменить, собственно, ничего и нельзя. Ты такой. Это судьба. Выхода нет.

Это, конечно же, совершенная неправда. Каждый может что-то изменить в своей жизни, иначе Иоанн Креститель не призывал бы к невозможному. На этом пути может понадобиться помощь, но изменения возможны. Главное – возненавидеть не себя, а грех.

Что же делать?

Во-первых, сделать видимым это самобичевание. Выписать все то, что говорит вам внутренний голос по этому поводу. Увидеть его со стороны – и возразить ему с позиции милости.

Ввести Бога в систему. Сесть и начать письменно размышлять над тем, почему, собственно, это грех (и грех ли это). Почему Богу важно, чтобы я этого не делала, а поступала по-другому. Иногда на этой стадии выясняются неожиданные вещи вроде недовольства Богом, что Он не обеспечил мне необходимые условия для того, чтобы не грешить, поэтому не может теперь с меня спрашивать. И тут же становится понятно, что те условия во многом зависят от меня. Я могу расти и развиваться в сторону того, чтобы эти условия появились. Так ко мне возвращается ощущение своей силы и способности на что-то влиять. А значит, изменить свой путь и принести достойные плоды покаяния.

Посмотреть на грех, как на внешнюю силу, и попробовать определиться не только с отношением Бога к этому поступку, но и со своим собственным. Грех хочет, чтобы я поступал так-то и так-то – а что я думаю об этом? Согласен ли я так поступать, нравится ли мне так поступать? Как грех соблазняет меня, в каких обстоятельствах? Что я могу этому противопоставить?

Вопросы для размышления

  • Есть ли у вас представление, к чему хочется придти вместо какой-то угнетающей вас греховной привычки?
  • Понимаете ли вы, почему это важно Богу?
  • Что вы по этому поводу думаете?

Это статья в рамках проекта Предания “Четвероевангелие за пост”. Если вам интересно, вы можете подписаться на рассылку и получать главы Евангелия с размышлением над ними на почту.

Самоедство в исповеди

юю я так и не поняла, как же правильно исповедаться.… Мне уже стыдно идти с этими листами… начинается самоедство…
Исповедь мне начинает казаться неискренней, кажется, что главное прячется во множестве чего-то лишнего. От этого уныние. Уже несерьезно относишься… Начинаешь даже сомневаться, а действительно ли я в этом виноват? А вычеркнуть то, в чем сомневаешься, страшно!
Уже панически боюсь книжек для исповеди.
Что должно на исповеди в первую очередь говорить? Как хотя бы выглядит нормальная исповедь?
Помогите, а то у меня уже желание готовиться пропадает… Дорогая Татьяна Валерьевна!
Враг рода человеческого всячески пытается помешать начать человеку духовную жизнь, или хотя бы постарается испортить настроение, чтобы осталось превратное впечатление об исповеди — о торопливости священника, о формальном подходе, о бесплодности покаяния и т.д.
Чтобы исповедь не оставила горького осадка избегайте по возможности выходных или праздничных дней, когда в храмы приходят на исповедь сотни человек. При всем желании, батюшка не сможет уделить каждому много времени. Лучше договориться со священником заранее, когда он не будет занят требами.
Новоначальным вообще лучше не пытаться фундаментально исповедаться, за всю жизнь, Слушайте внимательно щемящее чувство совести – оно подскажет в каком ОДНОМ грехе вам каяться — может это острая рана недавнего падения, может тупая боль, сохранившаяся с раннего детства – не столь уж важно, лишь бы сокрушенным сердцем почувствовать ненормальность этого состояния, чтобы «омыть грехи слезами».
А уже спустя время, научившись немного ориентироваться в своем духовном устройстве, можно будет выделить какую-то часть приобретенных за свою жизнь греховных язв, которые, как правило, имеют общую заразную «инфекцию».
Имеете в виду, что в разных храмах и у разных священников порядок совершения исповеди и требования к ней могут различаться – лучше узнать об этом заранее. Так кто-то из батюшек заставляет чад подробно напрягать ум, излагая на бумаге до мельчайших подробностей свои грехопадения, а кто-то, наоборот, вздрагивает от такого функционального формализма, требуя исключительно сердечного осознания своей падшести.
Действительно, как можно христианину не чувствовать непрестанно мучающую сердце совесть!
И, если встреча со священником для вас однократна и случайна, то подробно рассказывать о своей жизни все же не стоит, так как он может только благословить вас к причастию, но исправить и направить вас в дальнейшем духовном пути никак не сможет. Лучше поискать священника вблизи и попросить его быть духовником. И вот тогда ему исповедаться подробно и часто.
Меру подготовки к причастию должен установить ваш духовник, зная конкретные особенности вашего быта, так как в Церковный Устав включено полное правило, составленное в средневековье для монашествующих. Сегодня многие миряне просто физически не могут выполнить все требования. А в механическом применении таких суровых, монашеских, требований, ко всем без разбора, нет ничего хорошего.
Мы глубоко заблуждаемся, думая, что в любом случае Причастие идет нам на пользу, однако оно может оказаться для нас и в осуждение, если мы не рассуждаем о том, что такое Тело Господне, если мы самодовольны и горды, если мы не плачем о грехах своих «бесчисленных, как песок морской». Мы часто не хотим понять этого как должно, не хотим воспринять Таинство всей душой, а относимся к нему как к обязательному обряду. «Ибо, кто ест и пьет недостойно, — говорит апостол Павел, — тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем, Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1Кор.11,29-30).
Поэтому, если вы увидели, что не можете исполнить полное правило перед Причастием – лучше просите у духовника о послаблении. То же самое можно сказать о посещении вечернего богослужения накануне причастия и о предваряющем посте.
Каждый прихожанин вправе подобрать себе духовника, соответствующего мере его аскетических запросов. В любом случае, каждый духовник поможет христианину пройти путь церковной и духовной жизни, лишь бы он не выходил за рамки здравого смысла и руководствовался принципами любви и заботы о людях.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *