Россия Пушкин

Значение Пушкина для России и русской культуры

“Россия слишком мало известна русским”. Эти слова, сказанные Александром Сергеевичем Пушкиным более ста пятидесяти лет назад, сейчас, на пороге третьего тысячелетия, воспринимаются как печальное откровение… К сожалению, не в меньшей мере относятся они и к знанию о самом поэте. Ведь Пушкин — это не просто литература. Не просто — культ. Это — средоточие русского духа, пример истинно русской сущности. Да и может ли быть иначе? Ведь именно в выдающихся личностях находят наиболее яркое выражение свойства национального характера. А, как хорошо известно, глубинная суть русской национальной души “неподвластна чужеземным мудрецам”…
Вот так же и Пушкина иностранцы понять не могут, хотя литературу умеют ценить довольно точно. Лишь очень немногие из них способны почувствовать в пушкинских строках что-то необычное, завораживающее. Если же говорить о русских людях, то они впервые соприкасаются с Пушкиным еще в раннем детстве. Так случилось и со мной. Я даже не могу сейчас точно вспомнить, когда в первый раз увидел портрет поэта, услышал его стихи, так давно это было… И с той поры, подпав под очарование пушкинских строк, не перестаю к ним возвращаться. Правда, в последнее время, отдавая дань заполонившим книжный рынок детективам и фантастическим триллерам, — все реже и реже. Каюсь в этом. И все же — возвращаюсь, обычно тогда, когда мне бывает грустно, когда меня что-то гнетет. В такие минуты, взяв в руки томик Пушкина, я как бы отбрасываю от себя все неприятности и, с наслаждением погрузившись в чтение, чувствую прилив новых сил, вдохновляюсь новыми надеждами… Отчего так происходит? Этого я не знаю. Для меня, как и для многих других русских людей, Пушкин — чудесная тайна. Я могу лишь надеяться, что тайна эта когда-нибудь приоткроется и для моего сердца.
Но я, кажется, немного отвлекся от темы сочинения. Итак, поговорим о значении Александра Сергеевича Пушкина для России и русской культуры. Несомненно, что оно очень велико.
Во-первых, потому, что Пушкин — величайший поэт, мастер универсальнейшего из искусств — искусства слова. В этой связи хочется привести слова другого великого русского поэта — Анны Ахматовой. Вот они: “Стихи Пушкина дарили детям русский язык в самом совершенном его великолепии, язык, который они, может быть, никогда больше не услышат и на котором никогда не будут говорить, но который все равно будет при них как вечная драгоценность”.
Во-вторых, потому, что Пушкин сделал русский язык совершенным, мировым. А посему в наше время не вызывает никаких сомнений, что “говорить по-русски” — означает “говорить на пушкинском языке”.
В-третьих, потому, что Пушкин — общепризнанный глава и классический образец всей читаемой, живой, новейшей русской литературы. Уже современники поэта увидели в нем “солнце нашей поэзии”.
И, наконец, четвертое. Еще при жизни Пушкина, в 1832 году, Гоголь сказал о нем следующее: “Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через 200 лет”. Писатель был абсолютно прав. В русском сознании Пушкин действительно стал несравнимой величиной.
Да, Пушкин велик, а потому велико и его слово. И в этом нет ничего удивительного, ведь величие истинных поэтов именно в их слове и проявляется. Могучая, огромная душа Пушкина родила слова необычайные: завораживающие, покоряющие, неповторимые, потрясающие… Потрясающие душу людей обыкновенных, передающие им чувства “несказанные”… Разве можно без внутреннего содрогания читать, например, такие строки:
…душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленъя убежит?
Нельзя, конечно. Вот и корчусь я внутренне, ощущая под словами этими шок, пережитый когда-то великой душой Пушкина.
Или, разве возможно не почувствовать какой-то радостный смысл жизни, прорывающийся сквозь строки, к примеру, “Вакхической песни”:
Да здравствует солнце, да скроется тьма!?
Нет, невозможно. А ведь слова эти — пророческое заклинание поэта…
Вот в чем — “чудо” пушкинских строк. Вот в чем “тайна” Пушкина. Она — в его Слове. Так нужно ли удивляться тому, что Пушкин стал неотделим от России, а Россия — от него?! Он велик, потому что рожден великим народом. И народ этот просто обязан быть его достойным…
Начиная от Пушкина, русские люди не могут иначе мыслить себя, как только великой мировой нацией. Потому и сказал про Пушкина Тютчев:
Тебя, как первую любовь,
России сердце не забудет.
И завершить свое сочинение мне хочется словами: «Настоящее царство Пушкина еще впереди, может быть, истинны пушкинский день еще придет.»
Да он придет, пушкинский день, и осветит весь мир.
 
 

Пушкин-имя Россия!

Великое имя Россия- это великий наш поэт Александр Сергеевич Пушкин. Невозможно, немыслимо представить Россию без Пушкина.
Великий поэт- сказочник Александр Сергеевич духовно обогатил нас так, что Россия до Пушкина это другая Россия. Зато после рождения поэта- это Россия богатая вдвое, а может и втрое.
Великий наш Африканец! Кто может с ним сравниться из писателей?
Его великие произведения спустя многие века, будут прославлять великую нацию. Какая могучая сила таиться в произведениях поэта России?
Можно ли сравнить достояние Александра Сергеевича Пушкина, с любыми другими достояниями, всех писателей мира в литературе?
Отечество в неоплатном долгу перед Пушкиным за это, он открыл нам великую тайну своего творчества.
Он оставил нам наследие, которое будет всегда с нами, на протяжении всей жизни от самого рождения.
Ни один писатель в мире не дал столько хорошего своей нации.
Ни один зарубежный писатель и рядом с ним не стоит.
Насколько велики эти богатства для России и мира в целом.
Именно поэтому имя Россия- поэт Александр Сергеевич Пушкин.
Пушкин жив, он с нами навсегда, великий поэт всего мира.
Снимаю шляпу перед Александром Сергеевичем Пушкиным — истинным именем России!

Жизнь и судьба А.С.Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин

Великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин родился 6 июня (26 мая по ст.ст.) 1799 года в Москве, в Немецкой слободе. Отец, Сергей Львович, принадлежал к старинному дворянскому роду; мать, Надежда Осиповна, урожденная Ганнибал, была внучкой Абрама Петровича Ганнибала «арапа Петра Великого».

В семье было несколько детей. Но выжили только трое — два сына Александр и Лев и дочь Ольга. Воспитанием Пушкина, кроме французских гувернеров, занимались бабушка Мария Алексеевна, учившая его читать и писать по-русски (явление редкое в дворянских семьях того времени) и ознакомившая его с семейной хроникой родов Пушкиных и Ганнибалов, а также няня Арина Родионовна, передавшая своему питомцу любовь к народным сказкам. Основы русской и французской грамматики, арифметики, географии, истории и рисования будущий поэт постигал под руководством домашних учителей.

Летние месяцы 1805 1810 годов он обычно проводил у своей бабушки, Марии Алексеевны, в подмосковном селе Захарове, близ Звенигорода.

Еще в детстве Пушкин познакомился с русской поэзией от Ломоносова до Жуковского, с комедиями Мольера и Бомарше, сочинениями Вольтера и других просветителей XVIII века. Раннему развитию его литературных склонностей способствовали литературные вечера в доме Пушкиных, где собирались видные писатели.

В 1811 году Александр Пушкин поступил в только что открытый Царскосельский лицей привилегированное учебное заведение для подготовки по специальной программе высших государственных чиновников из детей дворянского сословия. Во время обучения Пушкин и другие лицеисты первого выпуска слушали лекции известных профессоров, на полугодовых испытаниях в лицее обычно присутствовали министр народного просвещения, члены Академии наук, профессора Санкт Петербургского педагогического института.

В лицее Пушкин написал свои первые стихи. Он сотрудничал в рукописных лицейских журналах и был членом кружка лицейских новеллистов и поэтов, которые, собираясь по вечерам, экспромтом сочиняли повести и стихи. Поэтический талант юного Пушкина был признан товарищами по лицею Дельвигом, Кюхельбекером, Пущиным, корифеями русской литературы Державиным, Жуковским, Батюшковым, Карамзиным.

После окончания лицея в июне 1817 года в чине коллежского секретаря Александр Пушкин был определен на службу в Коллегию иностранных дел (Санкт Петербург). Но на службе он скорее числился, чем служил. Пушкин принимал участие в заседаниях литературного общества «Арзамас», в которое вступил еще в лицейские годы. В 1819 году он вступил в члены литературно-театрального сообщества «Зеленая лампа», которым руководил «Союз благоденствия». Дома он много читал и писал политические эпиграммы и стихи. К этому периоду относятся стихотворения «Вольность» (1817), «К Чаадаеву», «Деревня» (1819), «На Аракчеева» (1817 1820), которые, хоть и не публиковались, были широко известны. Еще до окончания лицея, в 1817 году, начал писать поэму «Руслан и Людмила», которую закончил в марте 1820 года.

В мае 1820 года Пушкин был сослан на юг за то, что «наводнил Россию возмутительными стихами». Формально ссыльным он не считался. По предписанию императора, Александр Пушкин был отправлен в Екатеринослав служить в канцелярии начальника иностранных колонистов на юге России генерала Ивана Инзова.

В Екатеринославле Пушкин прожил полторы недели и заболел. Получив разрешение, он для поправки здоровья поехал с семьей Раевских на Кавказ, а оттуда в Крым. В сентябре Пушкин приехал в Кишинев к месту новой службы. Сюда был временно переведен Инзов наместником Бессарабской области.

В Кишиневе Александр Пушкин знакомится и общается с будущими декабристами, много работает. За три года ссылки им написаны «Кавказский пленник» (1821), «Бахчисарайский фонтан» (1823), а также «Узник», «Песнь о вещем Олеге» (1822) образцы романтической и гражданской лирики, многие другие стихотворения; начат роман в стихах «Евгений Онегин».

В июле 1823 года Пушкина переводят под начало графа Воронцова, и он переезжает в Одессу. Сложные отношения с графом привели к тому, что он, по просьбе Воронцова, был удален из Одессы, уволен с государственной службы и выслан в имение матери «под надзор местного начальства». Здесь поэт вел уединенный образ жизни, однообразие которой скрашивало лишь общение с соседями семьей Осиповых Вульф и няней, рассказывавшей ему сказки по вечерам. В Михайловской ссылке Пушкин формируется как художник реалист: продолжает писать «Евгения Онегина», начал «Бориса Годунова», написал стихи «Давыдову», «На Воронцова», «На Александра I».

Узнав о восстании декабристов 14 декабря 1825 года и аресте многих своих друзей, Александр Пушкин уничтожает автобиографические записки, которые, по его словам, «могли замешать многих и, может быть, умножить число жертв».

Имя Пушкина не значилось в списках заговорщиков и он начал хлопотать о своем возвращении, сперва частным образом, потом официально. В июле 1826 года Пушкин послал через губернатора письмо государю с выражением раскаяния и твердого намерения не противоречить своими мнениями общепринятому порядку.

Дни томительного ожидания закончились в сентябре 1826 года, когда Пушкин получил с фельдъегерем приказ нового императора Николая I немедленно прибыть к нему в Москву. 8 сентября он был представлен государю, после чего получил позволение жить где угодно, но в Петербург доступ ему был открыт только в мае 1827 года, причем император вызвался быть его цензором. Цензорство императора обернулось полицейским надзором: «Борис Годунов» был несколько лет под запретом; поэту было запрещено не только издавать, но и читать где бы то ни было свои произведения, не просмотренные государем. Тяжелые раздумья поэта отражены в стихах этого периода («Воспоминание», «Дар напрасный, дар случайный», «Предчувствие»).

В мае 1828 года Александр Пушкин безуспешно просил разрешения поехать на Кавказ или за границу. В то же самое время он сватается к Наталье Гончаровой, первой красавице Москвы, и, не получив определенного ответа, самовольно уезжает на Кавказ в 1829 году. Впечатления от этой поездки переданы в его очерках «Путешествие в Арзрум», в стихотворениях «Кавказ», «Обвал», «На холмах Грузии…». Возвратившись в Петербург, Пушкин получает от шефа жандармов Бенкендорфа письмо с резким выговором от императора за поездку без разрешения, раскрывшее явно враждебное отношение Николая I к поэту.

В апреле 1830 года Александр Пушкин вновь сделал предложение Наталье Гончаровой, которое на этот раз было принято, и в сентябре уехал в свое имение Болдино, чтобы устроить дела и подготовиться к свадьбе. Эпидемия холеры вынудила его задержаться здесь на несколько месяцев. Этот период творчества поэта известен как «Болдинская осень». Испытывая большой творческий подъем, Пушкин пишет «Повести Белкина», «Маленькие трагедии», «Домик в Коломне», «Сказку о попе и работнике его Балде», стихотворения «Элегия», «Бесы», «Прощение» и множество других, был закончен «Евгений Онегин».

18 февраля (2 марта по ст.ст.) 1831 года в Москве Пушкин обвенчался с Гончаровой. Летом 1831 года вновь поступил на государственную службу в Иностранную коллегию с правом доступа в государственный архив. Он пишет «Историю Пугачева» (1833), историческое исследование «История Петра» (подготовительный текст, 1835).

Последние годы жизни Пушкина прошли в тяжелой обстановке все обострявшихся отношений с царем и вражды к поэту со стороны влиятельных кругов придворной и чиновничьей аристократии. Чтобы не лишиться доступа в архив, Пушкин был вынужден смириться с назначением его камер юнкером двора, оскорбительным для поэта, так как это придворное звание обычно «жаловалось» молодым людям. За поэтом следили, его письма подвергались цензуре, все более ухудшались материальные дела семьи (у Пушкина было четверо детей Мария, Наталья, Александр и Григорий), росли долги. Но, несмотря на тяжелые условия, именно в эти годы им были написаны «Пиковая дама» (1833), «Египетские ночи», «Капитанская дочка» (1836), поэма «Медный всадник», сказки.

В конце 1835 года Пушкин получил разрешение на издание своего журнала, названного им «Современник». Он надеялся, что журнал будет способствовать развитию русской словесности, и делал все для достижения этой цели. Художественный уровень журнала был необычайно высок, с ним сотрудничали Жуковский, Баратынский, Вяземский, Давыдов, Гоголь, Тютчев, Кольцов.

Зимой 1836 года завистники и враги Пушкина из высшей петербургской аристократии пустили в ход клевету на его жену, связывая ее имя с именем императора, а затем и с именем пользующегося расположением Николая I барона Дантеса, ухаживавшего за Натальей Николаевной. Чтобы защитить свою честь, Пушкин вызвал Дантеса на дуэль, которая состоялась 8 февраля (27 января по ст.ст.) 1837 года на Черной речке. Поэт был смертельно ранен и через два дня (10 февраля) скончался. Опасаясь демонстраций, царь приказал тайно вывезти тело Александра Пушкина из Петербурга. Гроб сопровождали жандарм и старый друг семьи поэта Александр Тургенев. Похоронен Александр Сергеевич Пушкин на кладбище Святогорского монастыря, в пяти верстах от села Михайловское.

Гибель поэта стала национальной трагедией. «Солнце русской Поэзии закатилось», написал в некрологе Владимир Одоевский.

Вклад пушкинского гения в русскую литературу поистине бесценен. Он не только поднял на недосягаемую высоту ценность простого русского слова и поэтического слога, но и явился основателем нового классического искусства, сравнимого с лучшими образцами мировой эстетики. Язык Александра Сергеевича Пушкина, сочетающий книжные нормы с живыми разговорными, до сих пор остается основой русского литературного языка.

Творческим завещанием великого поэта осталось его стихотворение «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…». Именно эти строки выбиты на пьедестале одного из памятников Пушкину в Санкт Петербурге.

Произведения Александра Пушкина постоянно переиздаются, переводятся на многие языки мира, многократно экранизированы, поставлены на сценах различных театров мира. Многие композиторы (включая современников поэта) неоднократно обращались к его творчеству. По произведениям Пушкина написаны оперы, балеты, хоры, оратории, кантаты, симфонические и камерно инструментальные произведения, романсы, музыка к драматическим спектаклям, кинофильмам, телевизионным и радиопередачам.

Во многих местах, связанных с именем Пушкина, созданы музеи поэта. В разных городах мира установлены памятники Пушкину.

В мае 1997 года вышел указ президента РФ, в соответствии с которым установлен Пушкинский день России, который отмечается ежегодно 6 июня — в день рождения поэта.

Эссе «Судьба поэта»

Говоря о судьбе Александра Сергеевича Пушкина, всегда на­чинаешь говорить о вечном в нашей жизни. Он как никто более воплотил в себе всеобъемлющий русский дух и в самой прежде­временной кончине его видна трагическая закономерность, свой­ственная реальной жизни в тогдашней России.

Одной из важнейших особенностей Пушкина является то, что трудно разобрать, когда в нём кончается вдохновенная по­этика и начинается философский анализ. Правильнее было бы сказать, что эти два столь противоположных качества находятся в нём в нерасторжимом единстве. Можно с большой долей ве­роятности утверждать, что проживи он лет на двадцать больше — в нашей литературе не было бы столь резкого и непримири­мого разделения общества на западников и славянофилов с по­следующей революционизацией нарождающегося сословия раз­ночинцев. В Пушкине этот спор, как и многие другие, был уже прожит до конца и решён к моменту его гибели. Соответствен­но, многого бы не было бы и в нашей жизни, если вспомнить, что жизнь общества фактически представляла собой литератур­ную жизнь.

Поэт стремился участвовать в жизни тогдашнего общества, страстно желал приложить свою гениальность к обсуждению и решению текущих жизненных вопросов. Конечно, такое уча­стие не могло быть поощрено императором. Буквально спустя несколько лет после ухода Пушкина Николай I затравит моло­дого Лермонтова, в ряде произведений показавшего пронзи­тельность своего взгляда на существующие порядки. Пушкин, конечно, был мудрее, но проницательность его интуиции была слишком велика для приложения её к практическим вопросам жизнеустройства. Правительство царя так или иначе почувст­вовало бы свою никчёмность и постаралось бы ликвидировать угрозу.

Пушкину выпала судьба родиться на переломе эпох, быть свидетелем войны с Наполеоном, породившей первые ростки гражданственности в России, и самому быть таким ростком. Его поэтический дар был разнообразен; за что он ни брался, всё по­лучалось у него искрящееся и вдохновенное. Можно только предположить, во что вылилось бы это необычайное цветение, проживи поэт ещё лет тридцать-сорок. Возможно, стал бы вы­дающимся философом, издателем, политиком. Опекал бы гени­альную молодёжь: Лермонтова, Гоголя, Толстого, Герцена, Дос­тоевского… Но… чутко переживавший трагические судьбы талантов Владимир Высоцкий недаром высказался определённо и чётко, подметив страшную закономерность:

С меня при цифре «тридцать семь» в момент слетает хмель, — Вот и сейчас как холодом подуло;

Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль,

И Маяковский лёг виском на дуло…

Задержимся на цифре «тридцать семь», — коварен бог,

Ребром вопрос поставил: или — или.

На этом рубеже легли и Байрон и Рембо,

А нынешние как-то проскочили…

Есть какая-то фатальность в этой цифре и этом возрасте, чем-то мистическим веет от сонма нелепых и трагических смертей. Слабое утешение, что Пушкин в своей кончине был не одинок.

Эссе «Судьба поэта» Пушкина 4.4 (87.5%) 8 votes

На этой странице искали :

  • эссе о пушкине
  • эссе по пушкину
  • пушкин судьба поэта
  • эссе про пушкина
  • эссе пушкин

Сохрани к себе на стену!

Интерес Пушкина к истории России

Интерес к русской истории привел Пушкина еще в пору южной ссылки к изучению политики русских самодержцев XVIII века. Первые выводы были зафиксированы в Кишиневе в августе 1822 года в «Заметках по русской истории XVIII века».Ход событий общественной жизни и развитие драматических отношений Пушкина с Николаем вносили поправки н убеждения поэта, требовали суровой и бескомпромиссной, основанной на подлинных исторических фактах проверки концепции просвещенного абсолютизма. Переоценка деятельности Петра начиная с 1830 года была следствием общей четко проявившейся тенденции серьезно и самостоятельно изучать историю – западную и русскую – ив ней искать ответов на жгучие вопросы современности.Самовластье – извращенная, по Пушкину, форма монархического правления, ненавистная поэту. Еще в оде «Вольность» (1817) он писал о Наполеоне – «Самовластительный злодей, Тебя, твой трон я ненавижу…» Самовластье неминуемо ведет к злодейству. Эти «две вещи» «совместны». В послании «Чаадаеву» (1818) понятие самовластья распространено на все русское самодержавие. Высказав перу, что взойдет «звезда пленительного счастья, Россия вопрянет ото сна», Пушкинутверждает – после победы «на обломках самовластья Напишут наши имена». Та же идея положена в основание эпиграммы на «Историю государства Российского» Карамзина, в которой искреннее оправдание русского самодержавия Карамзиным рассматривается как доказательство «необходимости самовластия» для России.Сложившиеся обстоятельства неизменно толкали к идеализации Петра 1, к отступлению от историзма. Ни в «Стансах», ни в «Арапе Петра Великого», ни в «Полтаве» нет Петра – «самовластного государя», но есть самодержец, понимавший нужды России, «смело сеявший просвещенье», выступавший то как «академик», то как «герой», и главное, он «на троне вечный был работник». В записке «О народном воспитании», написанной по поручению Николая I, Пушкин писал о Петре: «Чины сделались страстию русского народа. Того хотел Петр Великий, того требовало тогдашнее состояние России», Данное суждение – свидетельство крайностей идеализации Петра: Пушкин в первые месяцы после разгрома декабристов еще оправдывает введение Петром чинов, которые привели к созданию новой аристократии и оттеснению старинного дворянства с арены политической жизни.В эти годы завершился процесс формирования историзма, он приобретает у Пушкина научную глубину, расширяются возможности реализма в познании жизни. Эти изменения в убеждениях Пушкина исследователи 1аметили и определили давно. В 1833 году Пушкину становится ясным, что Петр I создал политическую систему, которая была не чем иным, как тиранией.В начале 1820-х годов Петр I для Пушкина – «великий человек», с «необыкновенной душой» и в то же время самовластный государь». Но разгром восстания декабристов 1825 года, с одной стороны, и неожиданное свидание с новым императором Николаем I осенью 1826 года, положившее начало непосредственным связям поэта с царем, с другой, решительно изменили взгляд Пушкина па Петра. В создавшихся обстоятельствах политической и общественной жизни России Пушкин, в соответствии с вековой традицией, начинает искать спасения России и политической концепции просветителей – просвещенном абсолютизме. В русских условиях эта концепция не выглядела абстрактной, поскольку был в отечественной Истории реальный просвещенный монарх – Петр 1. Подобные взгляды (записанные в различных заметках, сделанных для себя) означали решительный отказ от какой-либо идеализации Петра I. Тем самым возникала необходимость подлинно исторической оценки всего правления первого императора, его политики, действительно во многом соответствовавшей той программе, которая позволяла говорить о просвещенном характере его деспотического самодержавства. Политические обстоятельства, вызвавшие появление в творчестве Пушкина темы Петра, связали ее с темой Николая и – шире – с темой русского самодержавия, его исторической и современной роли, сущности самодержавного строя.Первый русский император именно так и рассматривался крупнейшими русскими деятелями начиная с Феофана Прокоповича, Кантемира и Ломоносова, В политическом сознании Пушкина в 1826 году Петр I предстает как просвещенный монарх. В эту трудную пору, казалось поэту, выход может быть в просвещенном абсолютизме Николая I. Если мог быть просвещенный император Пётр I, почему – теоретически – им не может стать новый царь?Идеализация Петра неминуемо вела к идеализации Николая, усилению веры в его обещания. В следующем, 1828 году, в стихотворении «Друзьям» Пушкин твердо и решительно заявлял:Простер – и с вами снова я.Ему хвалы не воспою?Так в творчество Пушкина надолго вошла тема Петра I. После «Стансов» он принялся за роман»Арап Петра Великого», не завершив который, начал писать поэму «Полтава». Пушкин стремится к откровенно политической трактовке темы Петра: выдвигая пример для подражания новому императору, «учит» его царствовать, как это делали до него Ломоносов (учил Елизавету), Фонвизин (Екатерину II), Карамзин (Александра I).

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *