Религиоведение это наука

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ КАК ОБЛАСТЬ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ИСТОРИЯ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

В результате изучения данной главы студент должен: знать

  • • специфику возникновения религиоведения как области знаний;
  • • процесс преобразования знаний о религии в комплекс научных дисциплин;
  • • основные этапы развития религиоведческих идей;
  • • исторические соотношения философии, религиоведения и теологии; уметь
  • • ориентироваться в истории становления религиоведения как самостоятельной науки;
  • • соотносить исторически различные подходы к изучению религии;
  • • понимать предпосылки возникновения и тенденции развития религиоведения; владеть
  • • навыками методологической рефлексии;
  • • навыком критического мышления в отношении исторического становления рел и гиоведен ия;
  • • навыком соотнесения разнородных предпосылок возникновения религиоведения;
  • • принципами анализа векторов развития религиоведческих знаний.

Возникновение и институциализация науки о религии

Возникновение науки о религии было обусловлено комплексом обстоятельств, чрезвычайно разнородных по своему характеру — политических, культурных, интеллектуальных, академических и социальных. Согласно традиционной точке зрения история религиоведения начинается во второй половине XIX в., причем можно выделить несколько «очагов» развития религиоведческих (или предрелигиоведческих) идей, оказавшихся впоследствии существенно важными и для становления данной науки, и для ее самоосмысления в отношении тематически близких областей знания. При этом важно подчеркнуть, что история религиоведения имеет не только «архивное» значение, но и позволяет выявить ключевые особенности и принципы организации знания, свойственные этой науке и сегодня.

Одним из основателей религиоведения как науки считается Фридрих Макс Мюллер (1823—1900). Академическая карьера Мюллера началась в немецком Лейпциге, продолжилась в Берлине и Париже, однако большая часть его профессиональной карьеры связана с английским Оксфордом, в котором он обосновался в 1850 г. и получил место профессора в 1868 г. Преимущественно интересы Мюллера были связаны со сравнительно- историческим языкознанием, переживавшим в середине XIX в. невероятный подъем. Именно увлечение Мюллером историей древних языков (особенно санскритом) способствовало формулировке первых в истории отчетливых принципов исследования древних религиозных текстов. Действительно, источником сведений о древних языках являются дошедшие до нас тексты, а они, в свою очередь, оказываются документами преимущественно религиозного характера. Для того чтобы исследовать их эффективно, интерпретировать верно и понимать заключенное в них содержание, историк (и прежде всего историк языка) должен владеть знаниями о религии, ее сущности и многообразии исторических форм.

Фридрих Макс Мюллер

Для Макса Мюллера, таким образом, научное исследование религии поначалу выступало в качестве своего рода вспомогательной исторической дисциплины, подспорья для занятий сравнительно-исторической индоевропеистикой. Однако результатом таких вспомогательных исследований стала организация Мюллером фундаментальной издательской серии «Священные книги Востока», в которой он выступил в качестве переводчика и редактора. Пятьдесят томов серии (издававшихся с 1879 по 1904 г., в 1910 г. был издан «Указатель») стали огромным достижением европейской науки, поскольку во многом впервые знакомили западного читателя с памятниками восточных культур, прежде известных но зачастую превратным и непрофессиональным пересказам. Интересно, что переводы Мюллером (напомним, немцем) санскритских текстов на английский язык и до сих пор остаются классическими.

Область исследований религии, ценность которых поначалу оценивалась Мюллером, скорее, в прикладном ключе, постепенно завоевывает право на самостоятельность. В знаменитых лекциях, прочитанных в 1870 г. в Лондонском Королевском институте и изданных в 1873 г., Мюллер говорит о том, что подобно науке о языке, наука о религии должна получить общественное признание и стать полноправным элементом современной ему академической культуры. Именно поэтому 1870 г. можно считать формальной точкой отсчета истории религиоведения.

Понятие «науки о религии» (нем. Religionswissensschaft, англ. Science of Religion), к которому обращается Макс Мюллер, существовало и раньше (по крайней мере, с 1852 г.), однако Мюллер, с одной стороны, употребляет его в строгом смысле, а с другой — популяризирует в академических кругах (начиная с 1867 г.), в связи с чем именно ему принадлежит честь считаться основателем религиоведения. Научный характер исследований религии, согласно Мюллеру, определялся применением исторического метода, который в интеллектуальной культуре XIX в. воспринимался как условие занятий академической наукой вообще. Целью же религиоведения Мюллер считал сопоставление религий, существовавших в различных культурно- исторических контекстах, с тем чтобы выявить их общее содержание — подлинную суть религии как вневременной, не подверженной историческим искажениям формы духа. Наука о религии, таким образом, распадалась на два раздела, или два уровня, каждый из которых посвящен выполнению специфической задачи, а именно — на историю и философию.

В то же время Макс Мюллер употребляет терминологию, которая, с точки зрения сегодняшнего дня, противоречит указанным выше задачам. В его лекциях постоянно встречаются понятия «сравнительная теология» и «теоретическая теология». С одной стороны, в подобном словоупотреблении отражается свойственная XIX в. практика расценивать любое исследование религиозных явлений как сугубо теологическое занятие. Однако с другой — в контексте раннего религиоведения понятие «теология» достаточно часто было связано с исследованиями в области «естественной теологии».

Концепция естественной теологии, получившая чрезвычайное развитие в европейской науке XIX в., отсылает к комплексу разнородных по характеру и стилистике исследований, предметом которых были различные представления о божестве в истории человечества. В основе таких представлений лежала идея естественной религии (см. также подпараграф 4.3.3) — системы верований в высшую силу, присущей человечеству как целому. Естественная теология, таким образом, была попыткой раскрыть единство человеческой истории в его отношении с высшей силой, существование которой, отметим, не подвергалось сомнению. В этом смысле такие попытки оставались теологическими по существу, хотя трансформировалось их основание — критерием исследования стало не Священное Писание, но всеобщие законы природы, в том числе законы исторического процесса. Именно принцип историзма в XIX в. обусловливал научный характер всех исследований; естественная теология, отвечая на вызов нового времени, стала попыткой построения всеобщей истории религии на основе нормативных представлений о всеобщей, идеальной Религии.

Примечательно, что Макс Мюллер был первым ученым, принявшим участие в «Гиффордских лекциях», благодаря которым ярчайшие исследователи, работавшие в области естественной теологии, имели возможность предоставлять результаты своих трудов широкой аудитории. Лорд Адам Гиффорд, шотландский судья и успешный адвокат, завещал свое состояние четырем колледжам Эдинбургского университета на развитие естественной теологии, в его формулировке «слова Божия, исследуемого научным методом». В 1888 г. Мюллер выступил с циклом лекций «Естественная религия», которые были продолжены циклами «Физическая религия» и «Антропологическая религия». В конце XIX — начале XX в. в Гиффордских лекциях приняли участие многие ключевые представители зарождавшегося религиоведения и смежных областей — например, антропологии. Надо отметить, что лекции продолжаются и сегодня.

Таким образом, связь между религиоведением и теологией в концепции Макса Мюллера носит не внешний характер, а обосновывается сложившейся в XIX в. интеллектуальной культурой. Однако идеи, которые популяризировались в Европе Максом Мюллером, и до, и после Гиффордских лекций, вероятно, так и оставались бы благими пожеланиями, если бы не получили социального оформления, подтвердившего общественную значимость и ценность новой науки. Такое оформление осуществлялось в возникновении специфических институтов, а именно — кафедр, факультетов и других подразделений в европейских университетах. Включение науки о религии в спектр университетских дисциплин было равнозначно признанию ее общественной пользы, а следовательно, необходимости накопления и передачи соответствующих знаний в профессиональной среде.

Первые кафедры истории религии были открыты в Голландии, несмотря на то, что исторически первенство, видимо, принадлежит Женевскому университету, на теологическом факультете которого в 1873 г. была открыта кафедра всеобщей истории религии (нем. Allgemeine Religionsgeschichte), которая, однако, была закрыта 20 лет спустя. В свою очередь, в 1877 г. дисциплина «история религии» вводится на теологических факультетах голландских университетов, а в 1877 и 1878 г. открываются соответствующие кафедры в Лейдене и Амстердаме.

Корнелис Петрус Тиле

Это открытие стало возможным вследствие законодательного акта 1876 г., в соответствии с которым образовательная программа теологических факультетов была отделена от церкви; отныне «конфессиональная» теология сосуществовала с «академической» (вследствие так называемого duplex ordo, «двойственного порядка»), центральным элементом которой была «история религии». «Научная» теология в определенном смысле стала итогом «естественной» теологии, чрезвычайно популярной в странах континентальной Европы начиная с XIX в. Например, Корнелис Петрус Тиле (1830—1902), возглавивший первую кафедру истории религии в Голландии — в Лейденском университете, — один из основателей религиоведения, еще в 60-х гг. XIX в. стремился построить богословие на внсконфессиональных, «научных» основаниях, что позволило бы преодолеть его ограниченность, связанную с традиционными методами, приводившими к некритическому пониманию Священного Писания. Познание религии во всем многообразии форм и явлений, согласно Тиле, требует реализации научного метода, объективного по своему характеру, отчего и результаты такого познания будут доступны всем без исключения людям, как разумным существам. При этом мировоззренческая задача оставалась теологической по существу — выявить подлинную сущность Религии как таковой, врожденной каждому человеку и человечеству в целом. Как подчеркивал Тиле, такое религиоведение не просто не противоречит богословию, но является его основанием, оказываясь одним из способов познания того, как божество действует в мире.

Важно, что па раннем этапе развития религиоведение было фактически продолжением естественной теологии и нередко выступало в качестве ее основания. Научный характер исследований религии обосновывался, во-первых, использованием сравнительно-исторического метода (подробнее об этом в параграфе 3.1), успехи которого были блестяще продемонстрированы языкознанием XIX столетия, а во-вторых, философией, которая в академической традиции XIX в. была преимущественно эпистемологией, т.е. своего рода квинтэссенцией научного познания мира. Однако уже в Гиффордских лекциях (1896—1898) К. Тиле формулирует цели, задачи и методы науки о религии вне какой бы то ни было связи с богословием.

Коллега и младший современник К. Тиле, Пьер Даниель Шантепи де ля Соссс (1848—1920), возглавивший кафедру истории религии в Амстердамском университете в 1878 г., разрабатывал во многом сходную программу науки о религии. Несмотря на то, что исследователи подчеркивают большую, по сравнению с Тиле, зависимость Шантепи от основоположений христианского богословия, он исходит из того же самого тезиса: познание религии должно быть объективным, т.е. опираться на исторический материал и пользоваться философским методом. Задачей такого познания является выявление богатства духовного мира человека, понимание законов его разнообразия и объяснение логики развития. Подчас критикуя Тиле за преувеличение разрыва между религиоведением и теологией, Шантепи де ля Соссе формулирует сходную программу религиоведческих исследований.

Серьезным достижением и определенно вехой в становлении религиоведения стало издание в 1887г. Шантепи деля Соссе «Учебника по истории религии» (в 1891 и 1897 гг. вышло английское издание). Серьезность этого события связана с тем, что религиоведение впервые преобразуется в нормативное знание — знание, академически признаваемое в качестве объективного и обязательного для передачи. В этом смысле «Учебник»

Шантепи оказывается не менее важным событием в становлении религиоведческой инфраструктуры, чем открытие кафедр или речи Макса Мюллера.

Пьер Даниель Шантепи де ля Соссе

Показательно, что Шантепи, обсуждая предпосылки возникновения религии, наряду с тем, что религия стала предметом философского исследования, и появлением философии истории, в которой человечество изучается как целое, выделяет важность языкознания. В действительности, автор учебника оказался в некоем затруднении — поскольку учебники по истории религии прежде не существовали, то отсутствовал и некий образец, по которому нормативное знание о религии должно было строиться. Неудивительно, что в качестве такого образца выступило языкознание, которое в XIX в. развивалось в рамках двух разделов: сравнительно-историческое языкознание и теоретическая грамматика.

Общей чертой раннего религиоведения является подразделение области исследований религии на два уровня, или две дисциплины. С одной стороны, наука о религии строится на основе истории, что обеспечивает ее объективный характер. Действительно, XIX столетие неслучайно называют веком историзма — представление о наличии объективной, независимой от человеческой индивидуальности закономерности, пронизывающей временное существование мира, является общим для всех без исключения наук в этот период. Например, биология именуется естественной историей, а геология — историей земли совершенно не метафорически. История оказывается пространством, в котором проявляют себя все формы существования как человека, так и природы в целом, более того, именно история придает этим формам характер закономерных и последовательных изменений. Такие идеи истории делают принцип историзма фактически условием научного познания явлений, в связи с чем и наука о религии строится преимущественно как история религии.

С другой стороны, историческое разнообразие, г.е. многообразие на уровне явлений, требовало строгого согласованного осмысления, которое соответствовало бы идеалам рационального познания, сложившимся в XIX в. Роль строгого метода в изучении исторически разнообразных явлений, как правило, играла философия, рассматривавшаяся, во-первых, как методология научного познания, а во-вторых, как наука о человеческой природе (существенным разделом которой во второй половине XIX в. была психология). Таким образом, философия в раннем религиоведении выполняла роль не столько обобщенного знания о религии, извлеченного из стихии истории, сколько методологии научного, строгого и объективного исследования религии. При этом важно, что само понимание строгости и объективности требовало включения в структуру паук теологии (пусть и естественной).

Интересно, что перипетии в осмыслении характера религиоведческих исследований прослеживаются в трансформации наименований дисциплины. Поскольку поначалу религиоведение рассматривалось в строго научном ключе, немецкое понятие Religionswissensschaft переводилось на английский язык как Science of Religion, а понятие science, в свою очередь, отсылало к науке вообще (от биологии и математики до антропологии и языкознания), т.е. знанию, обоснованному представлением о наличии всеобщих естественных закономерностей. Однако на рубеже XIX—XX столетий представления о науке меняются, историзм уступает в своих правах фундаментального познавательного принципа и становится одним из многих, более того, нестрогих (по сравнению с естественнонаучными) принципов. В связи с этим и понятие Religionswissensschsaft переводится на английский язык уже как Histoiy of Religion или просто Religious Studies, «исследования религии», без конкретизации их научного статуса.

Шохин, Владимир Кириллович

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Шохин.

Владимир Кириллович Шохин

Дата рождения:

3 мая 1951 (61 год)

Место рождения:

Москва, СССР

Страна:

Россия

Научная сфера:

индология, индийской философии, истории и теории философской компаративистики, этики, аксиологии, философии религии, философии культуры, сравнительная теология.

Место работы:

МГУ им. М. В. Ломоносова, Институт философии РАН

Учёная степень:

кандидат исторических наук (1981 год)
доктор философских наук (1991 год)

Учёное звание:

профессор (2005 год)

Альма-матер:

МГУ им. М. В. Ломоносова

Научный руководитель:

Ф.И.Щербатской, Т.Я. Елизаренкова, В.С. Семенцов

Известные ученики:

Р.В. Псху

Известен как:

индолог, эксперт по индийской философии, истории и теории философской компаративистики, этики, аксиологии, философии религии, философии культуры, сравнительной теологии.

Владимир Кириллович Шохин (род. 3 мая 1951, Москва, СССР) — российский философ, индолог, эксперт в области истории индийской философии, истории и теории философской компаративистики, этики, аксиологии, философии религии, философии культуры.

  • 1 Биография
  • 2 Преподавательская деятельность
  • 3 Исследовательские проекты
  • 4 Область научных исследований
  • 5 Общественные мероприятия
  • 6 Научные труды
  • 7 Публицистика
  • 9 Примечания

Биография

Родился 3 мая 1951 в Москве.

В 1974 году окончил философский факультет МГУ.

В 1981 году в Институте востоковедения АН СССР защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук по теме «Источниковедческие проблемы изучения истории санкхьи: (древнейший период)».

В 1974—1986 — научный сотрудник Института востоковедения АН СССР.

С 1986 года является старшим научным сотрудником, а с 1997 года — главный научный сотрудник Института философии РАН.

В 1991 году в Институте философии РАН защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора философских наук по теме «Историко-философский процесс в Индии: начальный период».

C 2003 года заведующий кафедрой метафизики и сравнительной теологии философского факультета Государственного академического университета гуманитарных наук.

C 2005 года — заведующий сектором философии религии Института философии РАН.

C января 2010 года заведующий кафедрой истории и теории мировой культуры философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

Автор более 600 публикаций (включая энциклопедические статьи).

Преподавательская деятельность

Читает следующие курсы лекций:

Преподавал аксиологию в Российском православном университете святого Иоанна Богослова

Исследовательские проекты

Провёл ряд исследовательских проектов по грантам Российского фонда фундаментальных исследований и Российского государственного научного фонда

Область научных исследований

В своих работал Владимир Кириллович представил новую периодизацию истории индийской философии. Опираясь на санскритские и палийские первоисточники и методологию общей концепции философии, как теоретической рефлексии применяемой в исследовании сущего, должного и самого познания, то есть на критику суждений (диалектика) и систематизацию понятий (аналитика), описал историю раннего периода философии Индии.

При исследовании В. К. Шохин исходит из того, что для определения границ философии в любой культуре важны не столько мировоззренческие тексты, но и способ их толкования. Таким образом историческое начало индийской философии возникает не в космогоническими гимнами Вед и даже не с эзотерическими спекуляциями Упанишад, как это считается принятым в индологии, а с середины I тысячелетия до н. э., когда зарождается pro et contra в культуре Индии, сталкиваются мнения «диссентеров» и «традиционалистов», появляется эристика и софистика.

В. К. Шохин выяснил, что дискуссия между различными индийскими философскими школами, как и её выражение в виде классического комментария, являвшегося основным жанром индийской философской литературы, на протяжении всей его последующей истории является первоначальным ядром индийского философского дискурса, который в свою очередь исторически восходит к словесному агону участников торжественного обряда и дискуссиям древних ритуаловедов и языковедов.

Построение философских рассуждений в виде диалогов, является определяющей и для самого индийского многочленного силлогизма, а его лишние члены осмысливаются через его индуктивного характер, а в большей степени посредством рассмотрения силлогизма как диалога между выступающим и его оппонентом, а также взывание к аудитории. Делается упор на значимость различения итоговых положений философской компаративистики как для историка философии, поскольку выявляются смежные метаисторические архетипы, так и для современного философа-практика способного теперь к индийских теорий доказательства или стратификации уровней небытия и нереальности.

В общефилософском рассмотрении предметов исследования В. К. Шохин попытался уточненить близких, но не тождественных философские понятия, как аксиология (учение о ценностях) и агатология (учение о благах), использование которых ранее в соответствующем историко-философском материале приводило к стиранию границ.

Интересы В. К. Шохина в области этики устремлены к мета-этическим категориям. Касательно теоретических построений о сущем, имевших место в ходе всей истории философии, В. К. Шохин полагает правомерным (в противовес Эдмунду Гуссерлю и Мартину Хайдеггеру) различать такие философские понятия, как «онтология бытия» и «онтология реальности» при измерений сущего на основании сопоставления онтологических вертикалей. В «онтологии бытия» (нетрансцендентальная) иерархизация степеней сущего (яркий пример т. н. «пирамида» Порфирия, вершину которой составляет высшие роды бытия, а подножие — низшие виды) осуществляется при устранении самого познающего субъекта, а в «онтологии реальности» (трансцендентальная) упорядочивание его уровней (классический пример — кантовское различение вещи в себе, объектов обычного и иллюзорного опыта) устраивается по отношению к субъекту, и поэтому с необходимостью учитывает и многообразие имагинативных объектов (художественных образов, медной горы, круглого квадрата и т. д.), для первой онтологии никакого значения не имеющих. Подобным образом В. К. Шохин предлагает различать часто смешиваемые понятия предпочтений, благ и ценностей, которые при внимательном рассмотрении располагаются на разных уровнях шкалы значимостей, а поэтому должны быть отделены от составляющих шкалы интенций (задачи, цели и проекты и т. п.), и совсем не могут уравниваться с общечеловеческими потребностями, поскольку в отличие от них ценности не просто интерсубъективны, а целиком субъективны, и любой человек может иметь «чужие ценности», также как родиться или умереть за кого-либо другого.

В области наук о религии и «наук о духе» Шохин настаивает на чётком размежевании философии религии и философской теологии, отождествляются в аналитической и, последнее время, и европейско-континентальной традиции, предлагая учитывать, что между философией о религии и философии в религии имеет место удалённость никак не меньше, чем, например, между развитием науковедения и самой науки.

В читаемом в настоящее время культурологическом курсе лекций «Введение в философию культуры» он обращает внимание на неспешность становления авторефлексии «культурфилософского господина Журдена» и сложность исторического сложения современного понятия культуры.

Общественные мероприятия

1 февраля 2001 года В. К. Шохин принимал участие в философско-богословском семинаре «Наука и религия» проходившем в Секции философии, социологии, психологии и права Института философии РАН.

23 мая 2003 года В. К. Шохин был приглашён на встречу в интеллектуальный клуб «Катехон» Аркадия Малера.

25 февраля 2012 года В. К. Шохин принимал участие в круглом столе «Соотношение науки и веры», проходившем в рамках XX Международных Рождественских образовательных чтений.

Научные труды

Переводы Монографии Статьи Лекционные курсы

  • «Введение в сравнительную теологию» (ГАУГН).
  • «Введение в сравнительную теологию» (МГУ).
  • «Введение в философию культуры» (МГУ).

Публицистика

Статьи Интервью

  • Иеромонах Адриан (Пашин) В. К. Шохин: «Не за горами то время, когда в Европе принадлежность к христианству будет препятствием для занимания определенных должностей, когда представители других религий будут с помощью государственных органов определять, кого можно рукополагать в христианские священники, а кого нет» // Богослов.ru, 25.06.2009 г.
  • Протоиерей Павел (Великанов) Воцерковление — путь принятия или снятия ответственности? (видеоинтервью взятое в рамках Международной богословской конференции «Жизнь во Христе: христианская нравственность, аскетическое предание Церкви и вызовы современной эпохи».) // Богослов.ru,11.04.2011 г.

Ссылки

Примечания

  1. 1 2 3 4 Шохин Владимир Кириллович // Официальный сайт ИНИОН РАН
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Шохин Владимир Кириллович // Официальный сайт Института философии РАН
  3. Лысенко В.Г. О переводе санскритских философских текстов. // Русская антропологическая школа. — Труды 2. — М., РГГУ, 2004.
  4. // Русский журнал
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Шохин Владимир Кириллович // Философия: Энциклопедический словарь./Под ред. А. А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Шохин Владимир Кириллович // Официальный сайт Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова
  7. Адриан (Пашин), иеромонах А.Р. Фокин: «Нельзя разделять единую святоотеческую традицию на восточную и западную» // Богослов.ru, 16.02.2009 г. (bogoslov.ru/text/print/383404.html)
  8. 10 лет Российскому православному университету (комментарий в цифрах и фактах) // Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 16.09.2008 г.
  9. Программа XIV Международных Рождественских образовательных чтений «Школа и Церковь — традиции и реформы Российского образования». Часть пятая — Направления «Церковь и культура», «Христианство и наука» // Портал-Credo.Ru, 30.01.2001
  10. 23 мая 2003 г. на Клубе «Катехон» прошла встреча с Владимиром Кирилловичем Шохиным (р.1951), доктором философских наук, исследователем истории индийской философии, заведующим Кафедры метафизики и сравнительной теологии ГУГН. // Официальный сайт интеллектуального клуба «Катехон»
  11. Программа XX Международных Рождественских образовательных чтений // Официальный сайт Храма Новомучеников и исповедников Российских посёлка Поведники Мытищинского района Московской области, 21.01.2012 г.

Вера и наука

Религия и наука дополняют друг друга, поскольку каждая удовлетворяет важнейшие потребности человека, соединяющего в себе два начала: духовное и природное.

Назначение религии — помочь человеку познать Бога и соединиться с Ним. Религия, главным нервом которой является вера, с самого начала истории человечества и до нынешнего дня отвечает самым глубоким запросам человеческой души, а именно потребности найти опору в абсолютном Существе. Попытка обрести смысл жизни в мире конечном, изменчивом, текущем и непостоянном — иллюзия. Только абсолютное и вечное начало, каким является Бог, может придать смысл и непреходящую ценность человеческой жизни.

Наука же удовлетворяет естественные потребности человека. Ее цель — объективное познание специальными методами природы, человека и общества. Выдающийся физик Роберт Гук (1635–1703) дает классически точное определение: «Задача науки состоит в изыскании совершенного знания природы, а также свойств тел и причин; эти знания приобретаются не просто ради самих себя, а для того, чтобы дать возможность человеку вызывать и совершать такие эффекты, которые могут наиболее способствовать его благополучию в мире».

Вера, религия, целью которой является высшее духовное благо, не только не отрицает право на благополучие человека в мире, но и духовно освещает земную деятельность, дает нравственные ориентиры. Только при свете истинной религии, которая делает для человека ясными цели бытия в этом мире, земная деятельность может приносить ему благо.

Религия и наука дополняют друг друга не только в области социальной, но и в области познания. Как религия, так и наука дают человеку знания. Однако познавательные сферы у религии и науки различны: наука имеет дело с естественными реалиями, а религия — со сверхъестественными.

Разум требуется не только в науке и практической деятельности, но и в религии. Он нужен, чтобы познать Бога и строить духовную жизнь. Священное Писание говорит о мудрости и разуме как о ценном даре, который подает людям Бог: И дал Бог Соломону мудрость и весьма великий разум, и обширный ум, как песок на берегу моря (3 Цар 4, 29). Слово разум и производные от него (разумный, уразуметь и др.) в Библии встречаются триста шестьдесят раз. Святой апостол Павел пишет своему ученику Тимофею: Разумей, что я говорю. Да даст тебе Господь разумение во всем (2 Тим 2, 7). Без участия разума не могло быть воздвигнуто величественное здание христианского богословия, изумляющее красотой и соразмерностью. Строителями его были люди, которые по силе своего интеллекта и всесторонней образованности могли бы стать светилами в любой области светской науки. Достаточно вспомнить некоторые имена святых: Василий Великий, блаженный Августин, Иоанн Дамаскин, Григорий Палама, Игнатий (Брянчанинов) и другие. «Нет ничего более ценного, чем познание, ибо познание есть свет разумной души», — писал великий богослов, святой Иоанн Дамаскин (выделено нами. — Авт.).

Святитель Григорий Палама

Утверждение о том, что религия и наука находятся в противоречии, логически произвольно и не имеет под собой никаких оснований. Иммануил Кант показал, что теоретический разум, который реализуется в науке, имеет строгие границы и не может ни доказать, ни опровергнуть то, что находится за пределами чувственного опыта. Несоблюдение этого принципиального логического требования уводит ученого из сферы науки в область идеологии, что и произошло, когда в конце XVIII века, в «эпоху Просвещения», стал зарождаться эволюционизм. Скептицизм и неверие — болезнь европейской культуры последних трех столетий. Нарастающее обмирщение жизни приводит к бездуховности. Именно на этой почве получил широкое распространение дарвинизм, который был направлен против библейского учения о Боге как Творце. Нетрудно проследить генетическую связь дарвиновского учения с основными философско-идеологическими идеями конца XVIII — первой половины XIX столетия. Дарвинизм полностью опровергается данными палеонтологии: летопись земли не содержит промежуточных звеньев, которые бы подтверждали эволюционный процесс. С появлением генетики эволюционизму был нанесен смертельный удар. В 1866 году вышел классический труд монаха августинского монастыря святого Томаша в Брюнне (ныне город Брно) Грегора Менделя «Опыты над растительными гибридами». В 1900 году Х. Де Фриз, К. Корренс и Э. Чермак на собственных опытах убедились в справедливости выводов Г. Менделя и сформулировали закон наследственности. Именно законы, открытые генетикой, выбили из фундамента эволюционной концепции один из краеугольных камней — тезис о передаче по наследству благоприобретенных признаков. Генетика показала, что вид обладает надежным внутренним механизмом, дающим ему удивительную устойчивость. Говорить об эволюции вида стало научно некорректно. Однако дарвинизм, как и всякая идеология, оказался живучим. Он не только оказал разрушительное влияние на религиозное сознание многих, но и нанес серьезный вред биологической науке. Академик РАН Ю. П. Алтухов (1936–2006), открывший явление генетического мономорфизма видов и оптимального генетического разнообразия популяций, пишет: «Минувший атеистический век крайне пагубно отразился на развитии биологии, ряда естественных наук и самого человека. В угоду вседовлеющему материализму положения гипотезы эволюции возводились в догматы, противоречащие научным фактам. Господа Бога заменил в умах поколений “всемогущий” естественный отбор. Ответственность за эту подмену в значительной степени лежит и на ученых. Тщательное исследование Священного Писания дает все необходимые предпосылки для твердой веры. Таким образом, вера и объективное научное знание не противоречат друг другу — они говорят об одном и дополняют друг друга. Мы надеемся, что после длительного отступления от веры в жизни общества вновь возобладает мировоззрение, основанное на христианстве, определявшем формирование европейской культуры на протяжении двух тысячелетий».

Попытки атеистов в наше время взять в союзники науку лишены всякого основания. Против этого выступают сами ученые. Так, нобелевский лауреат по физике, изобретатель лазера Чарльз Таунс (род. 1915) говорит: «Наука и религия часто рассматриваются как отдельные аспекты наших убеждений и представлений о мире. Однако религия представляет собой попытку понять цель Вселенной, а наука — попытку понять ее природу и характеристики, поэтому наука и религия тесно связаны». Столь же решительно об этом говорит великий физик XX столетия Макс Планк (1858–1947): «Куда ни кинь взгляд, мы никогда не встретим противоречия между религией и естествознанием, а, напротив, обнаруживаем полное согласие как раз в решающих моментах. Религия и естествознание не исключают друг друга, как кое-кто ныне думает или опасается, а дополняют и обусловливают друг друга. Самым непосредственным доказательством совместимости религии и естествознания даже при самом критическом взгляде на вещи, вероятно, является тот исторический факт, что глубокой религиозностью были проникнуты как раз самые великие естествоиспытатели всех времен — Кеплер, Ньютон, Лейбниц».

Знания о мире нужны человеку не только для жизнедеятельности. Природа с ее красотой, гармонией и разнообразием безмолвно свидетельствует о Творце. «Из слепой физической необходимости, которая всегда и везде одинакова, не могло бы произойти никакого разнообразия, и все соответственное месту и времени разнообразие сотворенных предметов, что и составляют строй и жизнь Вселенной, могло произойти только по мысли и воле Существа Самобытного, Которого я называю Господь Бог», — писал Исаак Ньютон.

Религиоведение

Религиове́дение или религиеведение (слово состоит из религия и ве́дение) — область научных исследований, предметом которой являются все существовавшие в прошлом и существующие ныне религии.

Религиоведение следует отличать от богословия (теологии).

Предмет религиоведения

Религиоведение как комплексная относительно самостоятельная область знания складывалось начиная с XIX века, хотя соответствующие знания накапливались в течение веков. Оно конституировалось на стыке общей и социальной философии, истории философии, социологии, антропологии, психологии, всеобщей истории, этнологии, археологии и других наук. Религиоведение изучает закономерности возникновения, развития и функционирования религии, её строение и различные компоненты, её многообразные феномены, как они представали в истории общества, взаимосвязь и взаимодействие религии и других областей культуры. При таком варианте определения предмета религиоведения речь идет о том, что религия воспринимается не как конкретная изучаемая реальность, но, скорее, как абстрактный конструкт; так, на кафедре религиоведения факультета истории, искусствоведения и востоковедения Лейпцигского университета: «Предмет религиоведения суть систематическое исследование религии как части человеческой культуры и историческое исследование религий в прошлом и настоящем».

Объектом религиоведения является религия, однако по поводу предмета существуют разные точки зрения. Проблема, прежде всего, заключается в том, что религию изучают также история, философия, социология, психология, культурология, этнография (антропология в западном смысле слова), экология, география и другие науки. Религиоведение отличается от них тем, что исследует религию в соответствии с наработанными в своей истории методами, подходами и установками.

Религиоведение в России

Так, в мировом научном сообществе религиоведение уже более сотни лет считается целостной наукой, тогда как в современной России до сих пор его относят к области философских наук.

Кафедры религиоведения в российских вузах в основном образовались после переименования кафедр научного атеизма в 1990-х годах.

Разделы религиоведения

  • философия религии
  • социология религии
  • психология религии
  • феноменология религии
  • семиотика религии
  • история религии

См. также

  • Критика религии
  • Наука и религия

Литература

Журналы, энциклопедии, словари

  • Сравнительное изучение религии // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Библиотека по религиоведению
  • Библиотека кафедры философии КГПУ им. Б. Д. Гринченка (недоступная ссылка) — подборка книг по религиоведению.
  • Подборка источников по религиоведению для студентов
  • Подборка источников по религиоведению для студентов
  • Образовательные ресурсы Интернета — школьникам и студентам. Религиоведение. — подборка религиоведческих источников
  • Информационная система «Единое окно доступа к образовательным ресурсам» Религия. Атеизм — подборка источников по истории религии
  • Религиоведение в Библиотеке Гумер — подборка религиоведческих монографий.
  • Тимощук А. С. Материалы к курсу «религиоведение» // philosophy.ru — философский портал
  • Studying Religion: An Introduction
  • What is the Academic Study of Religion? A Student’s Perspective.
  • Functionalism
  • IBCSR Research Review — краткая онлайн информация о публикуемых академических статьях и книгах в сфере религиоведения. (англ.)

Религиоведение как академическая дисциплина

  • Schemes of work for QCA KS3 syllabus, GCSE and A level in the United Kingdom

Религиоведческие общества

  • «Российское Объединение Исследователей Религии»
  • «Учебно-научный Центр изучения религий РГГУ»
  • «Московское религиоведческое общество»
  • «Нижегородское религиоведческое общество» (Нижний Новгород)
  • «Ассоциация исследователей эзотеризма и мистицизма»
  • The Institute for the Biocultural Study of Religion (IBCSR)
  • The Religious Research Association
  • The Society for the Scientific Study of Religion (SSSR)
  • The Institute for the Study of American Religion
  • The International Society for the Sociology of Religion
  • Студенческое Научное Общество факультета Философии, Богословия и Религиоведения при Русской христианской гуманитарной академии (СНО ФБР РХГА)

Академические общества

Для улучшения этой статьи желательно?:

  • Переработать оформление в соответствии с правилами написания статей.
  • Проставив сноски, внести более точные указания на источники.

Изобразительное искусство • История • Лингвистика • Литература • Политика • Право • Религиоведение • Театральное искусство • Философия

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *