Психоневрологический интернат 34 отзывы

В психоневрологический интернат принимаются граждане (женщины с 55 лет, мужчины с 60 лет) и инвалиды I и II групп старше 18 лет, имеющие соответствующие показания для оформления в психоневрологический интернат.

При наличии свободных мест в психоневрологическом интернате лица, страдающие психическими хроническими заболеваниями, могут приниматься на временное проживание сроком от 2 до 6 месяцев на общих основаниях.

Инвалиды Отечественной войны, участники Отечественной войны и члены семей погибших военнослужащих, а также умерших инвалидов и участников Отечественной войны принимаются в интернат в первоочередном порядке.

Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» от 02.07.1992 г., №3185-1 Статья 41. Основания и порядок помещения лиц в психоневрологические учреждения для социального обеспечения.

(1) Основаниями для помещения в психоневрологическое учреждение для социального обеспечения являются а)личное заявление лица, страдающего психическим расстройством, или лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, б)заключение врачебной комиссии (ВКК) с участием врача-психиатра, для несовершеннолетнего в возрасте до 18 лет или лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, если такое лицо по своему состоянию не способно подать личное заявление, и в)решение органа опеки и попечительства, принятое на основании заключения врачебной комиссии с участием врача-психиатра. Заключение ВКК должно содержать сведения о наличии у лица психического расстройства, лишающего его возможности находиться в неспециализированном учреждении для социального обеспечения, а в отношении дееспособного лица — также и об отсутствии оснований для постановки перед судом вопроса о признании его недееспособным.

(2) Орган опеки и попечительства обязан принимать меры для охраны имущественных интересов лиц, помещаемых в психоневрологические учреждения для социального обеспечения.

Данная статья 41. определяет, что основанием для помещения в психоневрологический интернат является:

— личное письменное заявление, страдающего психическим расстройством (в случае недееспособного пациента — заявление пишет опекун);

— заключение врачебной комиссии в составе не менее трёх врачей, с обязательным участием врача-психиатра о состоянии дееспособности, а также об отсутствии оснований для постановки перед судом вопроса о признании его недееспособным.

Если помещаемый в психоневрологический интернат- недееспособный, требуются следующие документы:

а) копия решения суда о признании помещаемого в дом-интернат недееспособным, заверенная в установленном порядке.

б) распоряжение органа опеки и попечительства о помещении в психоневрологический интернат, с указанием, каким образом будут решаться имущественные права недееспособного. Распоряжение оформляется в опекунском совете администрации района по месту жительства и регистрации больного.

Документы для оформления в психоневрологический интернат:

1. Заявление, написанное лично поступающим в психоневрологический интернат, заверенное работником в Управлении социальной защиты населения соответствующего района (УСЗН), а для лиц находящихся в больнице, лечащим врачом. Если лицо признано недееспособным, то заявление законного представителя (опекуна).

2. Акт обследования жилищно-бытовых и социальных условий поступающего в интернат, заверенный в УСЗН с указанием состава членов семьи, совместно проживающих. Акт обследования жилищно-бытовых условий одиноких пенсионеров составляется с обязательным выходом на дом и выяснением личного желания на помещение в дом-интернат.

3. Справка о наличии I и II группы инвалидности и индивидуальная программа реабилитации инвалида, выданные Государственным бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) .

4. Медицинская карта для оформления в дом-интернат, заверенная печатью лечебно-профилактического учреждения по месту жительства (больницы), в которой имеются заключения врачей-специалистов:

— терапевта,

-невролога,

-хирурга,

-гинеколога или уролога,

— фтизиатра (с указанием даты и номера флюорографии или исследования мокроты на ВК),

— онколога (запись в карте «на учете не состоит» не принимается, необходимо заключение о наличии или отсутствии заболевания),

— дерматовенеролога,

-стоматолога,

-психиатра;

Медицинские анализы:

а) данные флюорографии действительны в течение года;

б) анализ на ВИЧ-инфекцию и RW (РМП) – 6 месяцев;

в) анализы на маркеры гепатитов В и С – 6 месяцев;

г) мазок из зева на дифтерию и анализы на кишечную группу действительны в течении 10 дней;

д) на гельминтозы – в течении 10 дней;

е) результаты бак. анализа на кишечную группу и анализа на дифтерию сроком давности не более 7 дней.

5. Заключение ВКК психоневрологического учреждения (диспансера или больницы) с развернутым диагнозом и указанием рекомендуемого типа дома-интерната (обращаем Ваше внимание, что заключение должно быть полным с развернутым диагнозом прилагается на отдельном бланке, подписанное 3-мя членами комиссии и заверено печатью диспансера (больницы) и личными печатями врачей.

6. Выписка из амбулаторной карты пациента, имеющего психическое заболевание и состоящего на диспансерном учете у психиатра.(Выдается в запечатанном виде, заверяется лечащим врачом-психиатром и заведующим отделением психоневрологического учреждения).

7. Решение судебного органа о состоянии дееспособности.

8.Постановление органа опеки и попечительства (для лиц, признанных недееспособными).

9. Справка жилищно-эксплуатационного предприятия (выписка из домовой книги) о составе семьи с указанием даты рождения каждого члена семьи и родственных отношений.

10. Справка о размере пенсии, в том числе с учетом надбавок, выданная органом, осуществляющим пенсионное обеспечение.

11. Адресный листок убытия, выданный паспортно-визовой службой.

12. Ходатайство, выданное гражданину органом социальной защиты населения по месту жительства.

13. Индивидуальная программа предоставления социальных услуг и путевка в дом-интернат, выданная в Управлении социальной защиты населения по месту жительства. (Выдается заявителю или законному представителю после принятия соответствующего решения).

14. Копии паспорта, пенсионного удостоверения.

Поступающий в психоневрологический интернат дополнительно предоставляет оригиналы:

— паспорт;

— полис обязательного медицинского страхования;

— пенсионное страховое свидетельство;

— трудовая книжка;

— пенсионное удостоверение;

— удостоверения УОВ или ИОВ.

Интернат

Профессиональный психолог, гражданская активистка, коммунистка Алла Мамонтова работала в психоневрологическом интернате №30 в московском районе Чертаново с 2008 года вплоть до увольнения в 2014-м — и почти половину этого времени ее начальником был депутат Московской городской думы от «Единой России», врач-психиатр Алексей Мишин. Мишин пришел на этот пост в 2011 году и начал строить политическую карьеру: в 2012 году он стал депутатом муниципального округа Чертаново Центральное, а еще через два года, в 2014-м, избрался в Мосгордуму.

Мамонтова называет ПНИ №30 «пыточными застенками» и говорит, что на учреждение «жаловались все»: и пациенты, и их родственники, и сами сотрудники. По ее словам, в 2017 году она узнала о возможной мошеннической схеме в ПНИ: сотрудники интерната заключали договора пожизненной ренты на квартиры одиноких пациентов, которые постоянно живут в учреждении.

» пыталась очень долго найти журналистов, которые бы согласились об этом написать. И «Новая газета» брала эти материалы, и «Коммерсант», но в итоге никто, кроме заблокированного на территории РФ «Каспаров.ру» про это написать не рискнул. До тех пор, пока через знакомых не попали эти материалы к Вере Шенгелии, у которой, в свою очередь, были ходы в «Медузу», собственно, ничего и не происходило», — вспоминает Мамонтова.

Еще в 2016 году Общественная палата проводила проверку ПНИ №30 и нашла значительные нарушения. Члены комиссии в отчетах писали, что в действиях руководства интерната «могут быть установлены» признаки составов преступлений, предусмотренных статьями 286 (превышение должностных полномочий), 110 (доведение до самоубийства), 125 (оставление в опасности), 127 (незаконное лишение свободы) и 238 (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности) УК.

Статья «Медузы» о проблемах в российской системе ПНИ вышла 25 июля 2017 года; в ней говорилось о мошенничестве с квартирами пациентов, принуждении одной пациентки к аборту и самоубийстве другой. В 2015 году руководство интерната пыталось вынудить женщину по имени Ольга сделать аборт, а в январе 2016 года в учреждении совершила самоубийство Елена Ш. — 25 декабря 2015 году девушку «поместили в карантин», маленькую комнату с кроватью и унитазом. 12 января Елена на казенном халате.

В июне 2017 года Мишин перешел на должность директора ПНИ №16, а бывший директор ПНИ №16 Ольга Лебединская заняла его место в чертановском интернате. На новой должности депутат проработал около месяца; через два дня после публикации «Медузы» он уволился и из интерната №16. После этого он уже нигде не работал, предполагает Мамонтова.

«Сколько лет это все длилось, сколько его вообще тянули, вытягивали, переназначали директором… Разгром его был санкционирован, насколько я это понимаю, первым лицом государства. <…> Путину изловчились подсунуть эту статью на встрече в Петрозаводске, и он дал под камеру команду разобраться», — говорит Мамонтова.

«Медуза» со ссылкой на документы писала, что Мишин, будучи директором ПНИ №30 и опекуном недееспособных пациентов этого учреждения, согласился на передачу сотруднице интерната Елене Караваевой права распоряжаться имуществом жителей ПНИ Романа Богомолова и Елены Ильинской. Караваева в свою очередь заключила два договора о пожизненной ренте: принадлежащая Богомолову квартира в Москве должна была после его смерти перейти во владение некой Светланы Дасаевой, а квартира Ильинской — в собственность Кристины Волковой. Дасаева и Волкова завладели этими квартирами еще при жизни Богомолова и Ильинской. Источники «России 24» рассказывали, что по таким же договорам руководство интерната планировало оформить передачу еще 15 квартир.

«Медуза» отмечала, что Дасаева и Волкова связаны с Мишиным. Первая, по сведениям издания, работала помощницей Мишина, а вторая — дочь бывшей сотрудницы ПНИ Натальи Волковой. После публикации статьи новый директор ПНИ №30 пообещала через суд оспорить договоры пожизненной ренты.

«Если таково мнение новых юристов, то это их обязанность — защищать права подопечных всеми не запрещенными законом способами. Но как можно предоставлять журналистам документы — имена и фамилии людей с психическими расстройствами, их личные дела, где указаны диагнозы, описано все их имущество?» — говорил Мишин РБК. Комментировать сами сделки депутат отказался.

Летом 2018 года суд вернул Ильинской ее квартиру. О том, что стало с недвижимостью Богомолова, не сообщалось. «Медиазона» направила в департамент соцзащиты Москвы запрос о решении суда в отношении Богомолова, но пока не получила ответа.

Иски

После ухода Мишина из ПНИ №30 скандал улегся. Через полгода — в декабре 2017-го — Мишин и его бывшие подчиненные Елена Караваева, Елена Котова и Наталья Жданова одновременно подали в Чертановский районный суд Москвы иски к Мамонтовой о защите чести и достоинства.

В иске Мишина говорилось, что Мамонтова на своей странице в фейсбуке в период с 2015 по 2017 год «неоднократно размещала оскорбительные высказывания» в адрес истца. В частности, по мнению депутата, Мамонтова разметила ложную информацию о том, что во время работы в ПНИ №30 Мишин создал организованную-преступную группу, «является полу уголовником, садистом, аферистом-лже психологом, воспитателем поклонницы Гитлера, псевдо политиком, бездарным и т.п» (орфография документа). Кроме того, Мамонтова якобы постоянно обращалась «с беспочвенными и бездоказательными» заявлениями в департамент труда и соцзащиты Москвы и правоохранительные органы. Депутат просил суд взыскать с Мамонтовой компенсацию морального вреда в размере 150 тысяч рублей, его подчиненные потребовали по 50 тысяч рублей каждая. Как отмечает Мамонтова, все исковые заявления были написаны «под копирку».

При этом Мамонтова отмечает, что во время рассмотрения иска Мишин так и не предоставил диплом о психологическом образовании. Что касается «воспитателя поклонницы Гитлера», то он об этом сам Мишин говорил во время выступления на «Радио Россия», добавляет Мамонтова. «Она мне заявила, что Гитлер — классный чувак, потому что он четкий, у него все структурно и понятно», — рассказывал Мишин о своей 15-летней дочери в апреле 2014 года.

«В начале, в декабре 2017 года, они подали иски одновременно. Потом они, видимо, переспали с этой мыслью в пьяную новогоднюю неделю, и в начале 2018 года он побежал и свой иск забрал. У остальных эти иски оставили без движения. А он потом еще раз подал свой иск. Как я понимаю, он просто не хотел, чтобы по правилам искового производства их объединили в одно дело», — предполагает Мамонтова.

Активистка замечает, что об исках узнала только весной, поскольку суд несколько раз возвращал истцам их заявления. «У него настолько талантливые помощники, в частности, мадам Половникова (представительница Мишина — МЗ)… Она настолько талантливый юрист, что не может ни одного заявления в суд подать так, чтобы ей его не вернули», — смеется Мамонтова.

В итоге иски к Мамонтовой все же были объединены в одно производство. Дело рассматривала судья Лариса Булаева, которая «спуску не давала ни нашей стороне, ни их стороне». К третьему заседанию процесс превратился «в набрасывание говна на вентилятор» со стороны истца, вспоминает Мамонтова; судью раздражало, что Мишин не приходит на заседания.

«Уже в сентябре выяснилось, что есть и уголовное дело. Они рассчитывали на такой блицкриг — они придут в суд и все, суд сразу просто поднимет конечность и проштампует решение, нужное ему. Но этого не произошло. Я думаю с этим связано то, что он в начале августа скомандовал Половниковой: «Давай, готовь маляву по клевете». В сентябре это все всплыло, потому что она опять подала заявление с нарушениями, мировой судья возвращал это… Это что-то запредельное. По идее, он сам должен уметь иски писать, он же законодатель. Как говорится, в этой стране те, кто должен принимать таблетки, принимают законы», — говорит активистка.

В итоге решение по искам Мишина и его помощниц судья Булаева вынесла в пользу Мамонтовой — в ноябре 2018 года она полностью отказала бывшему директору ПНИ №30 в удовлетворении его требований.

Клевета

В заявлении о клевете (часть 1 статьи 128.1 УК), которое Мишин подал
мировому судье судебного участка №234, повторяются все те доводы, которые депутат уже приводил в своем иске к Мамонтовой. Он отмечал, что из-за постов активистки ложная информация стала доступна бывшим подчиненным депутата из ПНИ №30, сотрудникам департамента труда и социальной защиты Москвы, в том числе главе ведомства Владимиру Петросяну, и руководителю аппарата Мосгордумы Юрию Дмитриеву.

«Я — законопослушный гражданин РФ. Всю свою сознательную жизнь посвятил общественно-полезному труду. Во время своей трудовой деятельности в ГБУ ПНИ №30 города Москвы я много времени и сил тратил на организацию достойного проживания получателей социальных услуг», — писал Мишин в заявлении. Он настаивал, что Мамонтова, работая ПНИ, «не обладала достаточными навыками» и не могла знать о его работе.

Мамонтова считает обвинения бывшего начальника необоснованными и объясняет их «местью за обнародование информации» о нарушениях в интернате. Мировой суд заявление депутата сначала принял, но затем по ходатайству представляющего интересы активистки адвоката группы «Агора» Дмитрия Джулая переправил материалы в Следственный комитет: Мамонтова — член избирательной комиссии с правом решающего голоса. Согласно статье 448 Уголовно-процессуального кодекса, возбуждение уголовного дела против члена избирательной комиссии с правом решающего голоса может санкционировать только руководитель следственного органа по региону.

«Тут еще очень важно, что мировых судей назначает Мосгордума. Почему он еще побежал в мировой суд так радостно? Он решил, что если у него не получилось в районном суде, где раньше все получалось, то уж в мировом-то, где он работодателем судьи является, уж получится точно. Это еще большой вопрос», — заключает Мамонтова.

«Медиазона» направила депутату Мишину вопросы, но к моменту публикации текста ответ получен не был.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Государственное бюджетное учреждение города Москвы Психоневрологический интернат №18 Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы (ГБУ ПНИ №18)

Учредителем Учреждения является город Москва. Функции и полномочия учредителя Учреждения в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами города Москвы осуществляет Департамент труда и социальной защиты населения города Москвы. Полномочия собственника имущества Учреждения выполняет Департамент городского имущества города Москвы.
Общая характеристика:
— Ввод в эксплуатацию: 1965 год;
— плановая мощность: 503 койко-мест;
Профиль учреждения:
Оказание услуг стационарного социального обслуживания на условиях постоянного, временного (сроком до 6 месяцев) или пятидневного проживания гражданам пожилого возраста, страдающим психическими расстройствами, и инвалидам I и II групп вследствие психических расстройств в возрасте старше 18 лет, частично или полностью утратившим способность к самообслуживанию и нуждающимся в постоянном постороннем уходе, а так же оказания им комплексной социально-медицинской помощи.
Дата государственной регистрации юридического лица (в соответствии с актами налоговых органов):
ОГРН 1037700180869 ИНН 7727051628 КПП 772701001
Дата регистрации — 25.07.1994 г.
Документы:
— Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ 77 011959291 от 02.08.2011 года, выданное Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы №46 по г. Москве.;
— Свидетельство о постановке на учет в налоговом органе 77 № 011959290 от 25.08.1994 года, выданное Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы №46 по г. Москве.
Информация о лицензиях, имеющихся у поставщика социальных услуг
Свидетельство о внесении в реестр поставщиков социальных услуг реестровый номер №00015 от 01 января 2015 года.
Лицензия на осуществление медицинской деятельности №ФС-77-01-007062 от 11 декабря 2012 года (срок действия — бессрочно).
Лицензия на осуществление фармацевтической деятельности № 110-77-02-003906 от 05 апреля 2012 года (срок действия — бессрочно).
Порядок предоставления социальных услуг
Гражданин, признанный в установленном порядке, нуждающимся в социальном обслуживании в стационарно форме, для получения социальных услуг, определенных индивидуальной программой, выбирает поставщика социальных услуг, включенного в Реестр поставщиков социальных услуг города Москвы, и обращается к нему с копией решения о признании гражданина нуждающимся в социальном обслуживании и индивидуальной программой для заключения договора о предоставлении социальных услуг.
Признание гражданина нуждающимся в социальном обслуживании осуществляется на основании заявления гражданина, предоставляемого в управление социальной защиты населения города Москвы (далее — уполномоченный орган) по месту жительства гражданина в городе Москве.
Перечень предоставляемых социальных услуг по формам социального обслуживания и видам социальных услуг
I.Стационарное социальное обслуживание:
Социально-бытовые услуги:
1.обеспечение площадью жилых помещений;
2.обеспечение питанием в соответствии с утвержденными нормативами;
3.обеспечение мягким инвентарем (одеждой, обувью, нательным бельем и постельными принадлежностями) в соответствии с утвержденными нормативами;
4.обеспечение за счет средств получателя социальных услуг книгами, журналами, газетами, настольными играми;
5.предоставление гигиенических услуг лицам, не способным по состоянию здоровья самостоятельно осуществлять за собой уход;
Социально-медицинские услуги:
1.выполнение процедур, связанных с организацией ухода, наблюдением за состоянием здоровья получателей социальных услуг (измерение температуры тела, артериального давления, контроль за приемом лекарственных препаратов и др.);
2.оказание содействия в проведении оздоровительных мероприятий;
3.систематическое наблюдение за получателями социальных услуг в целях выявления отклонений в состоянии их здоровья;
4.проведение мероприятий, направленных на формирование здорового образа жизни;
5.проведение занятий по адаптивной физической культуре;
6.консультирование по социально-медицинским вопросам (поддержание и сохранение здоровья получателей социальных услуг, проведение оздоровительных мероприятий, выявление отклонений в состоянии их здоровья).
Социально-психологические услуги:
1.социально-психологическое консультирование;
Социально-педагогические услуги:
1.социально-педагогическая коррекция, включая диагностику и консультирование;
2.формирование позитивных интересов (в том числе в сфере досуга);
3.организация досуга (праздники, экскурсии и другие культурные мероприятия).
Социально-трудовые услуги:
1. Осуществление трудоустройства в пансионате клиентов-инвалидов в соответствии с квотой.
Социально-правовые услуги:
1.оказание помощи в оформлении и восстановлении утраченных документов получателей социальных услуг;
2.оказание помощи в получении юридических услуг (в том числе бесплатно);
3.оказание помощи в защите прав и законных интересов получателей социальных услуг.
Услуги в целях повышения коммуникативного потенциала получателей социальных услуг, имеющих ограничения жизнедеятельности
1.проведение социально-реабилитационных мероприятий в сфере социального обслуживания;
2.обучение навыкам поведения в быту и общественных местах;
3.оказание помощи в обучении навыкам компьютерной грамотности.
Тарифы на предоставляемые социальные услуги по формам социального обслуживания и видам социальных услуг
Стационарное социальное обслуживание. Размер частичной оплаты стационарного социального обслуживания граждан — жителей города Москвы не может превышать 75% установленной гражданину пенсии, за исключением инвалидов и участников Великой Отечественной войны, для которых размер оплаты стационарного социального обслуживания не может превышать 50% установленной им пенсии. Гражданами, передавшими городу Москве жилые помещения, принадлежащие им на праве собственности, в том числе передавшими права по сдаче жилых помещений в наем городу Москве, не производится.
Предоставление социальных услуг на платной основе
Учреждение предоставляет стационарное социальное обслуживание на платной основе гражданам, частично или полностью утратившим способность к самообслуживанию и нуждающимся в постоянном постороннем уходе, и обеспечивает создание соответствующих их возрасту и состоянию здоровья условий жизнедеятельности, проведение мероприятий медицинского, психологического, социального характера, питание и уход.
Платное стационарное социальное обслуживание включают в себя размещение в трех или четырехместных комнатах, ежедневную уборку, шестиразовое питание, наблюдение опытных врачей.
Оказание платных услуг проводиться в рабочее время за счет оптимизации выполнения должностных обязанностей персоналом интерната.
Тарифы проживания одного клиента в месяц в платной основе:
от 1870 руб./сутки, 56100 руб. месяц
Информация об общем количестве мест, предназначенных для предоставления социальных услуг, о наличии свободных мест, в том числе по формам социального обслуживания
Стационарное социальное обслуживание
Общее количество мест -503
Количество свободных мест – 0
Стационарное обслуживание на платной основе
Свободных: 4 места — Мужчины, 4 места — Женщины
Структура:
— 2 общесоматических отделения мужское и женское 303 мест;
— 4 отделения милосердия (для граждан, находящихся на постельном режиме и требующих постороннего ухода) 200 мест;
Условия проживания:
— общее кол-во палат (комнат) — 80
в том числе:
— одноместные – 1;
— двухместных — 2;
— трехместных — 7;
— четырехместных — 31;
— пятиместных – 21;
— шестиместные – 17;
— семиместных — 1;
— оснащение комнат: кровать, стол, стул, тумбочка, шкаф для одежды;
— места общего пользования и территория интерната оборудованы специальными приспособлениями (поручнями, пандусами и подъемниками для колясочников).
Питание:
— 6 разовое, наличие диетических столов.
— Столовая на 300 посадочных мест
— Буфетных комнат в отделениях – 9
Наличие лечебных и реабилитационных кабинетов:
— стоматологический кабинет;
— кабинет физиотерапии;
— кабинет гинеколога;
— кабинет для массажа;
— кабинет психолога (сенсорная комната);
— кабинет ЛФК, оснащенный тренажёрами;
— кабинет социальной реабилитации;
— лечебно-производственные мастерские;
— клиническая лаборатория;
— обеспечение по программе ИПР средствами реабилитации;
— индивидуальное обслуживание социальными работниками.
Культурно- досуговая программа:
— кружки по интересам
— кинозал на 60 мест
— прогулочные площадки с беседками
— культурно-досуговые и спортивные мероприятия

Антиджоб в регионах

Всё сказанное ниже является моим личным мнением.
Проработал там почти 5 лет. Уволен по сокращению штатов. Прежний директор Мишин А.В. провернул аферу по отмене дополнительных отпусков медицинского персонала, причём, младший медперсонал был переведён на аутсорсинг.
Насколько я знаю, ПНИ №30 — единственный интернат, где у сотрудников отпуск 28 дней вместо 63. Единственный!
Новый директор Лебединская долгое время занималась только тем, что вычищала мишинскую команду. Отпуск сотрудникам она не вернула и не собирается. Якобы говорила, что врачи ей не нужны, отсюда и заинтересованности в возвращении им каких-либо профессиональных льгот нулевая.
Кроме того, по интернату шныряют разные общественники, волонтёры и правозащитники. Они ведут подрывную и разлагающую работу среди проживающих, науськивают их на врачей и медсестёр. В общем, работа построен так, что фактически руководят процессом проходимцы из каких-то фондиков, а отвечают за последствия заведующие, врачи и медсёстры.
Лебединская ни с кем не церемонится, никого не держит, может уволить сотрудника по доносу проживающего или «правозащитника».
Случайно наткнулся на их объявление в Суперджобе, где ПНИ №30 разместил аж 8 вакансий.
Не советую связываться с данной организацией. Берегите себя.

Собрали вещи и куда-то повезли: как попадают в ПНИ

Психоневрологический интернат – концлагерь? или способ социальной поддержки людей с инвалидностью? Почему людям там плохо? Что движет людьми, сдающими в интернат своих близких?

Мы разговариваем со Светланой Витальевной Бейлезон, которая не понаслышке знает о нуждах инвалидов. Светлана – мама взрослого сына с ментальной инвалидностью.

Потоков несколько, финал один

ОФИЦИАЛЬНО
Психоневрологический интернат (сокращённо ПНИ) — стационарное учреждение для социального обслуживания лиц, страдающих психическими расстройствами, утративших частично или полностью способность к самообслуживанию и нуждающихся по состоянию психического, а нередко и физического здоровья в постоянном уходе и наблюдении. Психоневрологические интернаты входят в общую систему психиатрической помощи в Российской Федерации и одновременно являются учреждениями социальной защиты населения.

— В последнее время в прессе много публикаций о психоневрологических интернатах. Что это за структура?

— По идее, в задачи ПНИ входит защита человека, который имеет серьезные проблемы психического здоровья и потому не в состоянии жить самостоятельно, а ухаживать за ним некому. И тогда заботу о человеке принимает на себя государство и гарантирует ему скромную, но достойную по человеческим меркам жизнь. И якобы врач рядом, когда нужна помощь…

— Как я понимаю, часть проблем ПНИ кроется в том, что рядом в условиях, далеких от благоприятных, вынуждены жить годами совершенно разные люди. Какие «категории граждан» попадают туда?

— Есть, если можно так сказать, несколько потоков.

Так, в интернатах много пожилых людей с деменцией — одиноких или тех, с кем не справляются родные. Ведь не все могут нанять сиделку. А бывает, что нарушения у человека так тяжелы, что родные просто не выдерживают.

Еще в интернате содержатся люди с тяжелыми интеллектуальными нарушениями и психическими расстройствами. Ведь далеко не всегда психически больной человек – это единственная проблема семьи. Бывает, родственники сами немощны либо еще кто-то из членов семьи нуждается в уходе. В этом случае ресурсы «ближних помощников», как их называют за рубежом, быстро истощаются. Или у человека с нарушениями нет в квартире отдельной комнаты, а вместе с ним тяжело, или ему с другими трудно. И такая жизнь может длиться долгие годы.

Еще в ПНИ попадают люди, родственники которых сами не вполне адекватны и не могут оценить тяжести состояния больного человека, он просто действует им на нервы, от него стараются избавиться.

Далеко не все, сдающие своих родных в ПНИ, корыстны или злонамеренны; думаю, не все даже понимают, какая жизнь человека в интернате ожидает. Однако случается порой, что родственники людей с психическими нарушениями сдают их в интернат и лишают дееспособности, стремясь завладеть их жилплощадью. Они выбирают себя и собственное благополучие и вытесняют человека из своей жизни. Тем более, что если он болен и не может постоять за себя, сделать это не так сложно.

В ПНИ попадают, как на пожизненное заключение, достигшие совершеннолетия дети-инвалиды после детских домов. Это сироты или «отказники» — дети тех родителей, кто не справился, кому не на что жить, кто испугался и поверил заключению врачей, что их дети будут «растениями» или «бессмысленными животными»… Некоторым удается «сдать и забыть». Однако многие из тех, кто не видит другого выхода и потому отдал своего ребенка на попечение государства, испытывают тяжелые страдания. Может быть, некому было подсказать, поддержать их, когда решалась судьба ребенка или взрослого.

Ещё одна часть жителей ПНИ — это инвалиды с нарушениями развития, которые в детстве жили в семьях. Родители старались вылечить и выучить ребенка, искали специалистов, водили в коррекционную школу. Однако время пробежало, и ребенку исполнилось восемнадцать. А для «особых» (как их теперь называют) взрослых в нашей стране нет ни настоящего, ни будущего.

Если мама родила такого ребёнка не поздно, то к его совершеннолетию ей самой сорок-сорок пять лет. К этому времени прекращается даже минимальная государственная помощь, которая была положена матери ребенка-инвалида. Если мама воспитывает ребенка одна (а семьи с детьми-инвалидами распадаются довольно часто), на жизнь остаётся только пособие «ребенка». До пенсии ей ещё десять-пятнадцать лет, и надо элементарно прокормить семью. В то же время «особый» человек не может внезапно повзрослеть, ему по-прежнему требуется уход, необходимо общение, развитие и занятость. Но теперь ему некуда пойти, нечем заняться, не с кем остаться. И интернат кажется выходом.

Такой безрадостный выход ждет и тех, у кого родственники занемогли или ушли из жизни.

— Родственники как-то могут повлиять на жизнь в ПНИ?

— Бывает, персонал видит, что родственники человека не бросили, навещают, поддерживают контакт со специалистами — тогда к нему относятся более внимательно. А что остается сиротам, одиноким? Беззащитны эти брошенные люди.

Событие: в коридоре играла музыка

— Что чувствуют люди с нарушениями, когда оказываются в ПНИ?

— Я не знаю, я пока не была на их месте.

Думаю, многие понимают, что с ними происходит. Испытывают страх, бессилие.

Во всех ПНИ есть люди, которые попали туда в результате трагического стечения обстоятельств, хотя могли бы жить самостоятельно в открытом мире. Для них это лишение свободы. Что можно чувствовать? Ярость. Одиночество. Отчаяние. Желание бороться. Депрессия? Апатия? Что угодно, кроме радости, оптимизма, надежды на будущее…

А что может чувствовать молодой, юный еще человек, когда в восемнадцать лет его переводят в ПНИ из детского дома? «Перемещают» без его ведома, и за спиной захлопываются двери густонаселенного дома, в котором он – особенно если не слишком самостоятелен или сам не передвигается – против воли, не совершив ничего дурного, оказывается запертым до конца своей жизни. Трудно и страшно представить себя на этом месте.

Не легче и тому, кто попал в ПНИ из семьи. Ты был дома, с родными, целый день что-то вокруг тебя или с твоим участием происходило; с тобой говорили, тебя обнимали; потом вдруг собрали вещи и куда-то повезли — и ты оказываешься в незнакомом месте, где какие-то люди вокруг сидят на одинаковых кроватях или ходят без цели по коридорам.

Ты плачешь, отворачиваешься к стенке (вдруг это окажется сном — и ты проснешься дома?), потом пытаешься приспособиться к этому непонятному миру — но тебе не хватает стержня существования – родных людей: дома ты был нужен, а здесь близких нет, персонал меняется, а время застыло и отмеряется лишь приемами пищи да заполняется телевизором.

А ведь есть еще и те, кто не видит, не слышит, не передвигается или слишком глубоко погружен в свой мир – жильцы так называемых «отделений милосердия». Вероятно, не все они в состоянии осознать то, что с ними произошло при переходе из знакомой им среды в пространство интерната для взрослых инвалидов. Многие из них не могут поделиться своими мыслями и чувствами.

Мы не знаем, сразу ли такие люди обнаруживают, что жизнь изменилась. Мне кажется, они спохватываются, что прикосновений стало меньше, что запахи стали другими. Запертые в своих немощных телах, они (если чудом санитарочка не пожалеет) становятся объектом «заботы и ухода», «соответствующих медицинскому диагнозу»: накормлен (еда протерта, чтобы не подавился), получил лекарства, помыт (в постели) и переодет в чужую одежду, доставшуюся после стирки; пострижен наголо или «под мальчика»…

А в телевизоре на стенке мелькают кадры.

Так было и будет. Лежи.

— Какой интересный разворот. Говоря о ПНИ, часто перечисляют формальные права проживающих – на выход за территорию, на разнообразие пищевого рациона, на индивидуальный режим дня. А, оказывается, главное – это право на общение?

— Я бы сказала, что это – право человека на собственные чувства и нужность другим людям. Чтобы ты мог выбрать тех, кто тебе нужен, и не разлучаться с ними. Чтобы ты был избранным, а не одним из массы, не песчинкой. Чтобы рядом были не чужие и безразличные, а близкие и любящие люди.

— И всё-таки. Как должно быть устроено пребывание таких разных людей в одном учреждении – по закону? И как оно устроено в реальности?

— В ПНИ речь не идет об отдельном человеке, говорится всегда об инвалиде, проживающем в учреждении (он так и называется – «проживающий»), который должен быть вписан и обязан вписываться в формат учреждения.

В то же время обычно жизнь каждого взрослого человека «на воле» условно размерена тремя форматами: дом, трудовая занятость, досуг. Попробуем проследить, как это «реализуется», говоря казенным языком, для проживающих ПНИ.

Самостоятельные дееспособные люди, попавшие в ПНИ по воле обстоятельств, порой трудоустроены за стенами интерната или на низкооплачиваемых должностях в ПНИ. Семьи и детей у них, как правило, нет, потому что браки в ПНИ не заключаются и условий для совместного проживания, за редким исключением, нет. Дееспособные люди могут отлучаться за пределы интерната.

Для тех, кто хочет какого-то полезного занятия, но не трудоустроен, в некоторых интернатах есть мастерские. Я видела одну такую мастерскую, где люди, способные к монотонному труду, годами выполняют работу, заказы на которую может им предоставить учреждение. В той мастерской они делали бумажные кладбищенские цветы и сворачивали в плотные шарики бахилы. Один из успешных трудолюбивых работников с гордостью рассказал, что зарабатывает в месяц целых семьсот рублей. На фоне пустоты и бессмысленности жизни в ПНИ и это благо.

Остальным, которые не работают, приходится тяжелее, потому что в целом на пятьсот проживающих ПНИ зачастую приходится не более пяти сотрудников немедицинского профиля – социальных работников, педагогов, психологов… Думаю, это повод также и для серьёзного выгорания персонала.

Люди, лишенные дееспособности, могут попасть за территорию только в сопровождении родственника (в заранее оговоренное время), сотрудника интерната или при выезде на групповые мероприятия (что, насколько я понимаю, случается не слишком часто).

Люди, которые сами не передвигаются и не могут одеться, целиком зависят от возможностей и воли персонала.

В одном интернате я спросила соцработника, чем наполнена жизнь людей в так называемом «отделении милосердия», где содержатся наиболее тяжелые, во многих случаях неходячие, люди (я заметила, что почти все они лежат в кроватях, колясок рядом нет — значит, не гуляют и из палаты не выходят). Соцработник ответила, что инвалиды не скучают, так как в холле отделения часто проводятся праздники. Я спросила, как люди попадают на праздники, если у них нет колясок. Мне ответили, что музыку включают очень громко, в палатах всё слышно…

— Наполнение в пятьсот-шестьсот человек распространено среди подобных учреждений?

— Да, и это не предел, есть довольно много интернатов, где число проживающих доходит до тысячи. При этом мест все равно не хватает, еще тысячи ожидают своей очереди.

В некоторых интернатах еще недавно были комнаты на шестнадцать человек. Не уверена, что в таких условиях возможно учитывать совместимость людей по возрасту, темпераменту.

Если не ПНИ, то как быть?

— Какая может быть альтернатива подобным закрытым учреждениям?

— Если исходить из человеческих потребностей, то человеку комфортнее жить одному, в семье или в небольшом сообществе. В доме или квартире, пространство которой можно охватить взглядом, обжить; по которому можно свободно передвигаться; где можно уединиться. Человек может также жить в небольшом общежитии, в сельском поселении, в общине.

Некоторые дееспособные люди, которые сейчас заперты в ПНИ, могут после небольшой подготовки или при условии сопровождения в решении важных вопросов жить самостоятельно.

Часть людей, менее адаптированных, могут существовать автономно при обеспечении поддержки и сопровождения. Сопровождения должно быть не слишком много и не слишком мало, а ровно столько, чтобы человек мог вести максимально самостоятельный образ жизни, на который он способен.

Например, человек на коляске нуждается в помощи в той или иной мере при передвижении, одевании, приготовлении и приеме пищи, совершении гигиенических процедур. Если же человек сам передвигается по городу, но при этом он тревожный, плохо считает, не может одеться по погоде, то ему необходим сопровождающий, которому он доверяет и рекомендации которого будет выполнять.

Кого-то надо водить за руку, кому-то – помогать есть, кому-то третьему – постоянно что-то объяснять. Кто-то не может устроиться на работу, потому что не различает, что он умеет делать, а чего не сумеет никогда.

С кем-то поначалу надо сидеть рядом на рабочем месте: помочь преодолеть страх и стресс, выстроить отношения с коллективом, объяснить производственное задание и дождаться того дня, когда человек начнет справляться сам. Другой же человек никогда не сможет заработать, но будет счастлив находиться в дружественном коллективе в условиях сопровождаемой социальной занятости.

Мы видим, что потребности у людей очень разные — и помощь нужна разная. Но это всё касается вопросов проживания вне интерната. В интернате потребности человека никто не определяет, они игнорируются и нивелируются.

— Если минусы ПНИ столь очевидны, намерено ли государство изменить ситуацию?

— Несколько недель назад в интернете появились сообщения о том, что государство до 2020 года собирается построить 100 новых ПНИ. Если это правда, то стратегия не только негуманна, но и крайне непрактична. Безусловно, все бы выиграли, если бы эти деньги ушли на альтернативные формы проживания и занятости людей с инвалидностью.

— Какие формы жизнеустройства людей с тяжелой инвалидностью считаются наиболее удачными и рациональными?

— В общем виде мы можем говорить о стационарозамещающих формах и технологиях, когда людям, нуждающимся в стационарной форме обслуживания, будет оказана помощь в объеме, необходимом и достаточном для нормализации их жизни, вне стационарных учреждений, желательно – неподалеку от места их жительства.

— Где может быть такая жизнь, в какой форме?

— Разные формы сопровождаемой занятости и сопровождаемого проживания есть уже не только за рубежом, но и в нескольких регионах России. По большей части они внедряются и существуют в негосударственном секторе в результате и за счет героических усилий общественных организаций родителей людей с инвалидностью, которые не отказались от своих детей, и групп волонтеров и профессионалов, для которых слова о человеческом достоинстве инвалидов наполнены глубоким смыслом.

Они же выносят проблему на государственный уровень и добиваются перемен.

В Забайкалье и в Свердловской области, в Санкт-Петербурге, Владимире и Псковском регионе, в Красноярском крае и в Иркутске, в Нижнем Новгороде и Бурятии, в Пензе, городе Курчатове Курской области, в Дагестане и в Москве и Московской области появляются «ростки будущего», за которыми тянутся и другие регионы.

Но это уже тема для другой большой истории.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *