Протестантский священник

Из протестантов в православные священники — история отца Игоря Зырянова

В марте 2011 года бывший протестантский пастор, перешедший в православие вместе со своей общиной, был рукоположен во священники.

Читайте: Рассказ бывшего протестанта

Почему отец Игорь ушел из протестантизма, как он пришел к Богу и как вести диалог с протестантами? Об этом — рассказ в интервью порталу «Православие и мир».

Священник Игорь Зырянов

— Отец Игорь, расскажите о своем пути к православию. Что стало определяющим в Вашем решении?

— Мой путь к Православию начался, как мне думается, с вопроса, что вообще такое Церковь.

В 1997 году мы с семьей приехали в Усть-Ордынский Бурятский округ как протестантские миссионеры для проповеди Евангелия среди бурят. В 2001 году основали миссию с целью проповеди Евангелия коренным народам Сибири.

Поэтому наша работа была межденоменационной, то есть мы работали с баптистами, пятидесятниками, лютеранами. Я много путешествовал и начал задаваться вопросом: где же — Церковь?

Все эти деноминации заявляют о себе как о «настоящей церкви». У меня возникли вопросы: какие вообще существуют критерии определения церкви? Что можно и что нельзя называть Церковью? Если люди собрались (5 или 500) и изучают Библию и молятся Богу — это Церковь?

Так называемая «Теория ветвей» меня не удовлетворяла. Мнение, что любой верующий во Христа является частью Церкви, вызывало у меня сомнения, потому что я знал, что буквально 50 лет назад эту теорию никто не знал.

Когда же я прочитал и исследовал православный взгляд на Церковь, то все вопросы у меня исчезли. Апостольская преемственность Православной Церкви — это тот довод, который был определяющим в моем решении перейти в Православие. Преемственность показывает, где есть Корабль спасения, а где нет.

В тот момент у меня еще были вопросы к практике и богословию Православной Церкви, но я понял, что, посвятив почти 20 лет проповеди о Христе, я сам оказался не на Корабле спасения… Не важно при этом, какие проблемы сейчас есть в Православии, — самое главное — это Церковь. Я осознал, чего был лишен: Причастия Святых Христовых Тела и Крови, других таинств Церкви.

— Вы рассказывали, что Ваша бабушка колдовала, Вы потом увлекались экстрасенсорикой. Расскажите об этом опыте. Насколько он опасен? Приведите какие-нибудь примеры. Что Вас оттолкнуло от оккультизма?

— Так как моя бабушка, по-видимому, общалась с нечистыми духами, то она передала это и мне как внуку (распространенная практика у экстрасенсов, связь бабушка-внук). В последних классах школы я активно практиковал различные методы экстрасенсорики. После я выучился на курсах экстрасенсов и получил диплом, который мне дал возможность начать практику.

В нашем городе у меня был свой кабинет, где я принимал людей. Все закончилось после того, как я встретился с протестантским пастором, и он объяснил мне: чтобы быть христианином, нужно принять Иисуса Христа как своего Господина и отречься от всего оккультного. Он показал мне в Библии несколько цитат, которые ясно мне показали, что оккультизм не может быть от Бога. Что любая экстрасенсорика — это проявление бесовских сил. Вслед за тем пастором я произнес молитву принятия Христа и отречения от сатаны.

После этого все мои экстрасенсорные способности исчезли, я даже потом, признаться, пробовал что-то делать, но никакого эффекта не было.

Совершенно ясно, что любой оккультизм — это шаг в сторону сатаны. Те исцеления и чудеса, которые делают экстрасенсы, являются, по сути, заменой болезни на проклятие.

Уже будучи протестантским проповедником, я изучал опыт и практику лечения своих знакомых и незнакомых экстрасенсов. Было очень ясно видно, что человек, прийдя с проблемой сердца, уходил исцеленным, но начинал страшно ревновать свою жену, да так, что через год-два брак разваливался. Или начинал страшно пить, или ударялся в блуд. Те женщины, которые обращались с проблемами здоровья, будучи беременными, почти всегда пожинали плоды магии: болезни детей с самых первых дней.

К сожалению, оккультизм в нашей стране старается нацепить религиозную маску. Все действия делаются в присутствии икон, человека просят креститься, используются молитву «Отче наш» и другие. Но это только маска и ложь. Даже само слово «заговор» означает «договор», нам же известно, что ни Христос, ни Святые Апостолы некогда не договаривались с бесами, а изгоняли их.

— С Вами вместе в Православную Церковь вступила Ваша протестантская община. Вы как-то пытались их убедить?

— Еще задолго до перехода в православие, мы в нашей общине начали изучать тему «греховные страсти», так как в протестантизме нет таких понятий. Мы решили близко познакомиться с этим православным учением, и, конечно, были удивлены и восхищены его глубиной.

Мы каялись в грехах, плакали. После того, как у меня самого созрело решение перейти в православие, я предоставил всем свободу выбора. В православие перешли и наша община, и многие наши друзья и сотрудники в разных городах, но это всегда было их решение. Не мое.

Конечно, мой пример был важен — и люди задумывались: если наш пастор решил быть православным, то, наверное, это не просто так. Было много вопросов, но на них отвечал не я. Каждую неделю к нам приезжали священники: руководитель миссионерского отдела Иркутской Епархии протоиерей Вячеслав Пушкарев и настоятель храм Святой Троице в п. Усть-Ордынский иерей Сергий Кокорин. Большое им спасибо за то, что они провели с нашей общиной много и много часов, общаясь и отвечая на вопросы. Личность священника очень важна для протестанта, который впервые знакомится с православием. Эти священники показали нам весьма хороший пример пасторства.

— Планировали ли Вы стать православным священником, принимая православие? Как созрело это решение?

— Бог сделал так, что и я, и еще два брата из нашей общины стали священниками. Так как всю свою сознательную жизнь я был миссионером и жизнь нашей семьи была всегда связана со служением коренным народам Сибири, то, конечно, у меня сразу родился вопрос: что я буду делать в Православии? Могу ли я со временем стать священником? Я решил для себя сразу, что при любом ответе я все равно буду православным. Ведь без Корабля спасения как спастись? Как только наша община перешла в православие, нас благословили служить мирским чином обедницу, так как ближайший православный храм от нас находится в 60 км. Полтора года мы интенсивно изучали литургику и догматику Православной Церкви.

Отец Игорь с супругой

— Протестантский пастор и православный священник — есть ли что-то общее? В чем существенные различия?

— Действительно, есть и сходство, и различие. Сходство настоятеля и пастора — в их руководящей деятельности. Они решают финансовые и административные вопросы, причем схожими методами. Общие и ответственность за людей, за местность, в которой расположен Храм.

Но есть и существенные различия.

Во первых, у священника есть сила решения проблем, — это Святые таинства. Исповедь есть и у протестантов, в той или иной мере, но у него нет силы в разрешительной молитве. У меня возникло ощущение, что протестантский пастор пытается решить те же проблемы, что и священник на приходе, но он это делает «голыми руками», не имея реальных инструментов для решения людских проблем. Священник же облечен благодатью священнодействия.

Если священник — это ходатай за народ, то пастор — это голос Божий для своих прихожан, их духовный руководитель. Пастор гораздо больше властвует и управляет людьми, чем священник, отсюда и постоянные проблемы в протестантизме, связанные с тоталитаризмом и авторитаризмом духовного руководства.

Священник же всем своим служением, словами Богослужения, даже облачением словно говорит — главный здесь Христос, я лишь грешный человек, незаслуженно удостоенный благодати предстоять пред Богом. Пастор же, наоборот, утверждает: если я помазан Богом как пастор, значит и мои слова и действия уже имеют, как минимум, духовный смысл, а как максимум, продиктованы Богом. Кстати. недаром один умный человек сказал, что протестанты, отвергнув Папу Римского, сотворили в каждом приходе своего Папу.

— Планируете ли Вы в дальнейшем вести диалог с протестантами? Есть ли в этом какой-то смысл?

— Наш Владыка благословил меня продолжать диалог, что я и делаю. Иначе как свидетельство о Церкви может проникнуть к протестантам? К тому же, зная изнутри проблемы и чаяния протестантов, я гораздо легче, чем другие, могу объяснять им какие-то вопросы. Для этого я открыл в интернете свой блог, даже два. Я не люблю виртуальное общение, но без него не пробиться к людям. Также мой e-mail открыт для всех, каждый может написать и задать вопрос: sibiria@bk.ru.

Вопросы приходят, и я стараюсь ответить на все. Я знаю протестантов как искренних и посвятивших себя Богу людей и хочу, чтобы каждый из них вернулся домой, в Корабль спасения. Однако стараюсь воздерживаться от давления.

— Чему нам стоит поучиться у протестантов?

— Вопрос для меня сложный, думаю, что могу на него ответить более осознанно лет через 10. Пока я вижу, что многие чаяния протестантов как раз находят ответ в тех или иных Православных практиках. Что я ценю в протестантах? Их искреннюю веру, жертвенность в служении Богу, глубокое желание угодить Богу.

Чему можно поучиться у них? Никогда не стесняться того, что ты христианин. Например, почти любой протестант, где бы он ни был, в кафе или на банкете, не постесняется помолиться перед едой. К сожалению, я вижу очень мало православных христиан, которые хотя бы крестятся перед едой в общественных местах. Скорее всего, это — временное явление в нашей Церкви, но все же… Второе, чему можно поучиться, — это подход к готовящимся ко крещению. Система оглашения у протестантов весьма развита. Крещеные люди в протестантизме хорошо понимают, что делают, и это дает не только количественный, но и качественный рост общин.

— Что такое в Вашем понимании быть христианином? Когда Вы впервые почувствовали себя христианином? Расскажите об опыте первой встречи с Богом.

— Христианин — тот, кто следует за Христом. Кто уверовал в Господа Иисуса Христа и, осознав свою греховность, стал на путь покаяния. Разница между обычным человеком и верующим — в степени осознания своей греховности.

Для меня христианство было осознанным выбором, который я сделал в 1992 году, в протестантской общине. Хорошо помню, как переживал осознание того, что Бог есть и что Христос умер за мои грехи, какое это вызывало во мне восхищение, покаяние, любовь.

Я старался быть христианином, и это была моя жизнь. Я каялся, читал Библию, служил, молился. Но, знаете, только теперь — в Православной Церкви — я понял, что значит полнота жизни. Можно сказать, что Бога Отца я обрел в 1992 году, а Церковь Мать — только перейдя в Православие. К Библии присоединилось Предание, объяснив мне трудные и малопонятные места; в молитву пришло правило, которое, как строительный отвес, вымеряет сердце, располагая его к покаянию. К покаянию добавилась исповедь, к служению людям присоединились Святые Таинства с силой благодатью Святого Духа. Моя жизнь наполнилась Божией благодатью.

Из пасторов в пастыри

В 2009-м году известный российский протестантский пастор Игорь Зырянов перешёл в Православие вместе со своей общиной неопятидесятников. Сегодня отец Игорь — настоятель храма Святой Троицы посёлка Усть-Ордынский Иркутской области, благочинный Усть-Ордынского округа, директор епархиального центра «Путь к дому» во имя святителя Иоанна Златоуста. С отцом Игорем мы побеседовали о его открытиях в Православии, а также о том, как лучше говорить протестантам об истинной вере.

Священник Игорь Зырянов — Отче, на днях исполнилось четыре года с тех пор, как вы были рукоположены во иерея. Шесть лет назад вы стали православным. В нескольких словах скажите, что изменилось с тех пор, как вы были протестантом?

— Главное в том, что высокие мечты и чаяния, которые были у меня в прошлом, когда я был протестантом, сейчас реализовались. Я мечтал быть миссионером, хотел проповедовать Евангелие множеству людей. Теперь у меня появились огромные возможности для этого. Я могу трудиться для Бога в полную силу, с утра до вечера, насколько хватает сил.

У протестантов есть доброе намерение, но нет силы для реального действия, которую нам даёт Господь через Таинства

— А какие препятствия к этому были в протестантском прошлом?

— В первую очередь — отсутствие полноты и благодати Божьей. У протестантов есть доброе намерение, но нет силы для реального действия, которую нам даёт Господь через Таинства. Например, у протестантов есть акт покаяния, но нет Таинства исповеди, благодаря которому грех человека врачуется, верующий освобождается от его власти. Но самое главное — у протестантов нет Таинства причастия, без которого внутреннее преображение почти невозможно.

Вторая причина, которая мешала нам охватить проповедью массы — это культурный барьер. Наша страна исторически православная и протестантская проповедь здесь воспринимается народом как нечто чуждое, как попытка вербовки. Говоря об Иисусе Христе, будучи протестантами, мы буквально бегали за людьми. Тратили на одного человека огромное количество времени, сил, какие-то проекты придумывали, программы. И нас всё равно воспринимали неадекватно.

Сейчас совсем наоборот. Люди жаждут общения с православным священником. Где бы ни был батюшка, куда бы он не шёл, всегда найдутся желающие поговорить с ним, обратится с вопросом, просьбой. Поэтому нам легко рассказывать о вере в Бога, привлекать людей в храм, реально помогать им. Что и делаем, с Его помощью.

— Отец Игорь, а что в Православии оказалось не таким, как ожидалось?

— Никаких разочарований я не испытал. Всё оказалось именно таким, как я представлял себе в начале пути. И более того — многие аспекты видятся мне теперь более глубокими и серьёзными, чем когда-то я думал. Особенно моменты, которые касаются молитвы, поста, личного благочестия человека. Мне очень запомнилось то время, когда я только начал читать утреннее и вечернее правило. Молился с особым удовольствием, удивляла содержательность и духовная полнота молитв. В этот процесс до сих пор погружаюсь, как в океан. Сейчас читаю, что писали Святые отцы об Иисусовой молитве. Крайне интересно.

Священник Игорь Зырянов — Когда вы приняли Православие, не были уверены, что вам уготовано служение священника?

— Признаюсь, что я думал об этом. Но это было не критично. Поняв, что истина именно в Православии, я был внутренне готов стать обычным прихожанином. Мне важно было быть в Церкви Христовой, не важно, кем. Казалось, всё идёт к тому, что буду просто верующим. А потом мне и ещё двоим нашим братьям — бывшим протестантам, предложили принять священнический сан.

Полагаю, это важный момент, о котором стоит знать протестантам, думающим о переходе в Православие. Активным служителям, которые привыкли проповедовать, заботится о людях, обязательно найдётся служение в Православной Церкви, такая возможность есть. Жатвы много… Но в тоже время, бывший протестант должен быть внутренне готов стать обычным воцерковлённым мирянином. На всё Божья воля.

Чем дольше я православный, тем больше вижу испорченность своей натуры. Но это знание даёт мне повод ещё больше смиряться пред Богом

— Отец Игорь, что неожиданного вы открыли в себе, когда стали православным?

— Когда я был протестантом, я был уверен, что свят. Я просто исповедовал те грехи, которые совершал, и шёл дальше – вёл так называемую жизнь в победе. Когда стал православным, увидел своё настоящее лицо. Понял, что я лицемерный, гордый, лукавый, тщеславный и прочее… Это, конечно, разочаровало и в себе, и в протестантизме, как учении. В Православии же я обрёл серьёзное подспорье, помощь от Бога в избавлении от моих грехов — через Таинства исповеди и причастия. Чем дольше я православный, тем больше вижу испорченность своей натуры. Но это знание даёт мне повод ещё больше смиряться пред Богом, искать Его лица и стараться меняться.

— Батюшка, статья в православных СМИ о переходе вашей общины в Русскую Православную Церковь вызвала широкое обсуждение. Даже светские СМИ выдали новость о вас. В чём была цель этой публикации?

— Я обнародовал историю нашего перехода вовсе не из жажды славы. Дело в том, что до того, как стать православным, я возглавлял межденоминационную миссию «Каждый народ», которая занималась проповедью Евангелия коренным народам Сибири и Дальнего Востока. В этой миссии было множество помощников из протестантских общин в России, Белоруссии, Украине, Казахстане. Нужно было объяснить всем, кто меня знал лично и заочно, причины моего шага и причины того, почему я не могу продолжать служение.

Так появилась история о нашем переходе. К слову, рассказ до сих пор актуален, его читают многие протестанты, которые потом пишут и звонят. Большинство из тех, кто задаёт вопросы о Православии — граждане России и Украины, но есть среди них протестанты, желающие принять Православие, из Европы, Израиля и США. Писем много, не на все даже удаётся отвечать.

— По благословению митрополита Иркутского и Ангарского Вадима в вашей епархии организован консультационно-информационный центр «Путь домой» во имя святителя Иоанна Златоуста. Благодаря центру уже около двухсот протестантов приняли Православие…

— Не могу сказать, что эти 200 человек — целиком и полностью плод служения нашего центра. Для того, чтобы человек обрёл истинную веру, нужно множество условий, которые, в первую очередь создаёт сам Господь. Малая часть этой работы, по Божьей благодати — наша.

Священник Игорь Зырянов

К нам в центр обращаются многие протестанты, в основном служители. Есть те, кто хочет встретиться и поговорить тайно. Мы идём на общение, отвечаем на вопросы, рассказываем о своём опыте.

Всего в Иркутской области сегодня трудятся шестеро священников — выходцев из протестантизма

Кстати, сейчас у нас два бывших пастора харизматических движений помогают в алтаре нашего храма. А всего в Иркутской области сегодня трудятся шестеро священников (вместе со мной) — выходцев из протестантизма.

Надо сказать, что поток людей, переходящих в Православие, может быть и больше. Мы видим, как за рубежом люди переходят целыми общинами в Православие, у нас же этого массового исхода пока не наблюдается.

— В чём же причина?

— Причин несколько. Часто священники, которые переводят протестантов в Православие, торопятся. Они относятся к протестантизму, как к вражескому движению, стараются резко выдернуть оттуда человека. Это не всегда полезно. К примеру, если о Православии задумывается пастор, вся община может стать православной. Но священник, к которому обратился лидер, убеждает последнего быстро принять Православие. Пастор следует совету, становится православным и… утрачивает авторитет среди прихожан, которые ничего не успели понять. Лидера изгоняют из собрания, а община получает прививку от Православия.

В нашем случае, слава Богу, такого не случилось. Отец Вячеслав Пушкарёв, руководитель миссионерского отдела Иркутской епархии, начав общаться с нами, никуда не спешил. Он приезжал к нам в собрание с лекциями, позволил всей общине понять Православие, буквально пропитаться им. Поэтому мы смогли приложиться к Русской Православной Церкви все, никого не потеряли.

Священники Игорь Зырянов и Вячеслав Пушкарев

Служителям, которые занимаются миссионерской деятельностью в протестантской среде, нужно контактировать с открытыми к общению пасторами. Стоит рассказывать им о вере, советовать святоотеческую литературу. В этом случае у всей общины будет возможность понять красоту Православия, узнать о том, что есть Церковь. Думаю, после этого большинство членов собрания примет Православие. Иного выхода у протестанта, который искренне ищет Бога, просто не будет. Узнав факты о Православной Церкви, о Таинствах, об апостольской преемственности, человек не сможет оставаться протестантом.

— А как насчёт диспутов с протестантами, которые одно время были распространены?

— Я думаю, такой формат работы несостоятелен. Допустим, на публичном диспуте мы выигрываем, а протестантский лидер проигрывает. Он унижен и обижен, и вряд ли он станет православным. Если у меня не хватило знаний и аргументов, и я проиграл диспут, значит, я опозорил Православие. В обоих случаях мы потерпели фиаско.

Мы стремимся руководствоваться словами святителя Григория Богослова: «Мы домогаемся не победы, а возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас»

Мы в своей работе стремимся руководствоваться словами святителя Григория Богослова: «Мы домогаемся не победы, а возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас».

Пока сердца православных людей на самом деле не будет терзать разлука с протестантами, служение им не будет успешно.

Если речь идёт о личных отношениях с протестантами, православным нужно отказаться от агрессивной полемики. Стоит мягко говорить о своём духовном опыте, делиться переживаниями. Просто, искренне показывая, что в Православии есть нечто, что может помочь собрату — благодать Божия, которой почти совсем нет в протестантских сообществах.

— Какие вопросы задают протестанты, которые обращаются к вам?

— В первую очередь те, что лежат на поверхности. Этот набор известен — вопросы об иконах, о почитании мощей и святых. Но на самом деле неважно, с какими вопросами они к нам идут. Отвечать на вопросы надо, но главное, нужно доносить до протестантов понимание того, что такое истинная Церковь — единая, святая, соборная и апостольская. Это самое важное. Мы с сожалением наблюдаем, что есть люди, которые перешли в Православие, но стали номинальными христианами. Так случилось потому, что они не решили для себя, что есть Церковь.

Не секрет, что в храме можно встретить проблемы, искушения и трудности, негативное поведение прихожан. Но если у человека есть фундамент, — осознание того, что Церковь — корабль спасения, капитаном которого является сам Иисус Христос, — столкнувшись с проблемами в храме, он не уйдёт. Слава Богу за то, что я попал на этот корабль, что Господь наш Иисус Христос буквально втащил меня туда. И мне больше не нужно переплывать море на утлой лодочке протестантизма. И мне всё равно, прогнила ли небольшая доска на корабле, надорван ли краешек паруса, самое главное – Кто капитан. Если это понимаешь, ты защищён от искушений и проблем. А вот если нет этого понимания, всё остальное — красота Православия, аскетика, освобождение от страстей, молитва, благолепие богослужения и сила Причастия не могут удержать человека в храме.

Есть и обратные примеры, когда человек понимает, в чём ценность православной веры и не обращает внимание на проблемы.

Женщина-баптистка в третьем поколении задумалась о Православии, пришла в храм и обратилась к бабушке в свечной лавке. Говорит, мол, хочу поговорить со священником. Бабушка говорит: «А ты вообще крещёная?» Та отвечает, что нет. Бабушка женщину отругала, сообщила, что батюшка с ней в таком случае вообще разговаривать не будет. Женщина не остановилась на одной попытке, написала нам в центр. В итоге встретилась со священником, уже в другом храме. И это не единичный случай, к сожалению. Были случаи, когда протестанты были уже готовы принять Православие, подходили к батюшкам, просили помощи. В одном случае священник нагрубил человеку, в другом — отсылал его…к епископу. Радует, что эти протестанты всё же не оставили попыток и всё равно стали православными. Возможно, такое отношение было испытанием твёрдости их намерения. Но совсем не значит, что те действия представителей Православия, о которых я говорил выше — правильные.

— Вы немного предварили вопрос о том, что нужно делать Православной Церкви, чтобы туда пошли протестанты.

— Пожалуй, ничего не нужно менять, всё, по сути, у нас есть. На те вопросы, что есть у протестантов, у Православной Церкви есть полноценные, ясные и глубокие ответы. Вопрос лишь в добром отношении к протестантам и в осведомлённости тех людей, кто принимает протестантов, увидеть проблемы, с которой пришёл протестант.

Может быть, стоит сделать самую малость — организовать больше центров, подобных нашему. Мы уже делились опытом в Томской епархии, готовы приехать и в другие регионы, если пригласят.

пастор

священник протестантской церкви

Альтернативные описания

• Шлаг из народного телесериала «Семнадцать мгновений весны»

• протестантский священник

• служитель церкви

• кем был отец Винсента Ван Гога?

• герой Игоря Кваши из фильма «Человек с бульвара Капуцинов» по профессии

• духовный сан Шлага

• сан Шлага

• роль Плятта — … Шлаг

• священник-протестант

• друг Штирлица … Шлаг

• «продавец опиума» для протестантов

• протестантский коллега русского батюшки

• служитель протестантской церкви

• «лыжник» Шлаг по призванию (к/ф)

• духовный наставник протестанта

• Шлаг, агент Штирлица

• пастух (лат.)

• «лыжник» Шлаг по призванию (фильм)

• Священник протестантской церкви

• Протестантский священник

• Священник в протестантской церкви

• «Лыжник» Шлаг по призванию (к/ф)

• «Лыжник» Шлаг по призванию (фильм)

• «Продавец опиума» для протестантов

• герой Игоря Кваши из фильма «Человек с бульвара Капуцинов» по профессии

• духовный сан Шлага («Семнадцать мгновений весны»)

• пастух, пастырь и пр. см. пасти

• Шлаг из народного телесериала «Семнадцать мгновений весны»

• кем был отец Винсента Ван Гога

• протестантский «службист»

• баптистский батюшка

• лютеранский священик

Из протестантов в Православие

Отличие православного священника от протестантского пастора

28 — 29 марта 2013 года бывшие пятидесятнические пасторы, а ныне православные священники Иркутской и Братской епархий Русской Православной Церкви Олег Зырянов, Игорь Зырянов и Максим Гаськов посетили Томскую епархию. Все они являются сотрудниками Информационно-консультационного центра «Путь к Дому» во имя святителя Иоанна Златоуста, который занимается присоединением протестантов и неопротестантов к Православию.

Они провели в Томске апологетические семинары «Православие и протестантизм» в Томской духовной семинарии, дали несколько интервью журналистам, выступили на Томском православном радио «Благовест».

Отвечает священник Игорь Зырянов (приводится в редакции и с дополнениями)

Между священником и пастором стоит огромная пропасть, поэтому недопустимо отождествлять пастора со священником (хотя неопротестанты упорно это делают) — это разные формы служения. Я был пастором в течение двенадцати лет, и став сейчас православным священником, вижу, что разница просто громадная, потому что у пастора нет тех инструментов, которые есть у православного священника. У неопротестантского пастора нет Таинств, через которые подается благодать Божия для исправления верующих — исповеди, нет, конечно же, Таинства Причастия, Елеосвящения. И главное — само Крещение у неопротестантов является безблагодатным, им также не преподается помазание Духа Святого и Его дары, ибо это только подается в Таинстве Миропомазания в истинной Церкви Христовой, которой является Православная Церковь.

У пастора есть только намерения. Он говорит о грехах, он трактует Писание, призывает к чему-либо и все… в руках пастора только одна проповедь.

Разница между пастором и священником еще в следующем: пастор имеет большее влияние на свою общину, чем священник на приходе. И не потому ли непротестантские «церкви» зачастую называют тоталитарными сектами? Действительно, в любой общине есть доля тоталитаризма в той или иной степени, иногда даже очень большая. Под словом тоталитаризм я понимаю значительный контроль над членами общины.

Пастор в глазах прихожан, особенно, если мы говорим о неопятидесятнических сектах, это человек, который в их понимании помазан Богом, и ему дано видение некоего плана, цели, куда двигаться всей общине. И это вектор движения он передает людям, а если большая община, то передает и своим младшим пасторам. Для обоснования своего положения они берут образ пророка Моисея, который шел впереди и вел народ, видев огненный столб и облачный столб. Поэтому когда мы говорим с человеком из какой-либо неопротестантской общины, мы должны понимать что пастор, о котором они говорят, имеет на него большое влиянии.

Но пастор повторюсь, не равен священнику никаким образом, потому что священник для православных верующих является иконой Христа. Неопротестанты о таком пастЫрском образе даже не говорят. Именно поэтому в Православие священником не может быть женщина, которая в принципе не может быть на богослужении иконой Христа, Его образом. Быть же неким руководителем и проповедником женщина может, хотя стоит вспомнить: «Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим. 2:11-15).

Как видим, апостол Павел поставил запрет на руководство церковными общинами женщинами, склонными в силу своей природы к определенного рода прельщениям. И не случайно именно с приходом института женского пасторства и «священства» в протестантизм пришло одобрение гомосексуализма.

Также мы видим, что пасторов неопротестанты могут называть епископами. И, например глава ЦХВЕ «Церковь Прославления» Олег Тихонов, называет себя епископом. Мы понимаем, что это не соответствует служению православного епископа по своей сути…

Игорь Зырянов, иерей

***

Смотрите другие выступления священников по самым актуальным темам из раздела «Из протестантов в Православие»

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *