Пропадают дети в России

Их до сих пор ищут. Десять страшных историй пропавших детей со всей страны

Пропавших людей в России ищут не только полиция и МЧС, но и волонтеры. И во многом благодаря им детей и взрослых находят живыми. Например, в поисковый отряд «Лиза Алерт» только за 2018 год поступило 13 996 заявок на поиск людей. В итоге 11 027 человек нашли живыми, 1519 к моменту обнаружения были мертвы, 966 человек до сих пор не найдены.

В Международный день пропавших детей 25 мая волонтеры отряда «Лиза Алерт» проводят символические акции. — в Харитоновском парке. Гостям мероприятия, в частности, рассказали реальные истории детей, которые пропали уже давно, больше года назад, но их до сих пор надеются найти.

Золотина Саша, 1,5 года

Поселок Михайловск, Свердловская область

Дата пропажи: 29.09.2015

Малышка пропала днем прямо из двора частного дома, где живет семья. Родители сидели с гостями внутри, а ребенок был во дворе. Ее заметила пришедшая вечером старшая сестра.

Девочку искали больше недели сотни людей, в том числе волонтеры из разных городов. 7 октября штаб поиска «Лиза Алерт» прекратил работу. Информационный поиск ведется и сейчас, но нет никакой свежей информации.

Дудина Света, 8 лет

Поселок Звезда, Ленинградский район, Краснодарский край

Дата пропажи: 20.06.2016

С утра девочка пошла с папой покататься на комбайне. Примерно в 11 утра папа загнал машину, а Света пошла домой. Идти было недалеко — через сельские огороды в центр хутора. Но до дома Света так и не дошла.

Ее искали несколько суток и с земли, и с воздуха. Несколько раз на горячую линию «Лизы Алерт» поступали звонки от людей, видевших похожего ребенка в городах края. Вся эта информация была тут же передана в полицию. Ничего не подтвердилось. 

Целых Саша, 9 лет

Станица Заплавская, хутор Калинин, Ростовская область

Дата пропажи: 05.08.2012

В тот день вся их семья вместе с друзьями отдыхали на небольшом диком пляже на реке Дон, окруженной базами отдыха. Саша отпросилась в туалет и отошла в ближайшие кусты. Буквально через 10 минут родные спохватились, стали искать и ищут по сей день.

В первые два-три года было много звонков-свидетельств, но ничего не подтвердилось.

Белых Данила, 11 лет

Село Большая Кузьминка, Липецкая область

Дата пропажи: 05.05.2012

В полдень Данила пошел на остановку, где всех детей забирал школьный автобус. До остановки было совсем недалеко, село маленькое, все друг друга знают. Два человека видели, как ребенок шел, последний — буквально за три минуты до того, как подъехал автобус. Но водитель мальчика уже не увидел.

Через несколько месяцев после пропажи на горячую линию отряда пришли свидетельства — Даню видели в подмосковном городе Раменское, в супермаркете. Волонтеры «Лизы Алерт» высматривали по ориентировкам мальчика по всей Московской области, но тщетно. Поиски продолжаются.

Самойлов Салим, 11 лет

Село Шагалка, Новосибирская область

Дата пропажи: 13.07.2015

Утром Салим повез потроха баранов на расположенный неподалеку скотомогильник и не вернулся. Позже у леса на тропинке обнаружили тележку, с которой он ушел. Но самого его нигде не было. Лес прочесали несколько раз.

Волонтеры «Лиза Алерт» продолжают развешивать в разных уголках России ориентировки.

Кулаковы Вова и Сережа, 11 и 8 лет

Поселок Речной, Кировская область

Дата пропажи: 03.11.2012

Маме они сказали, что пошли ловить ежиков. Ранее далеко в лес никогда не уходили. Когда начало смеркаться, мама вышла звать ребят на ужин, но они не вернулись.

Вову и Сережу искали около месяца, но так и не нашли. Сейчас полицейские дважды в год возвращаются в Речное, в течение двух недель проходят все новые участки леса. У следствия также есть версия, что братьев Кулаковых могли похитить. 

Кривошеев Костя, 8 лет

Поселок Озерки Шестые, Новосибирская область

Дата пропажи: 21.06.2013

Отчим с дедушкой взяли мальчика с собой в лес за дровами на зиму. Костю попросили посидеть в машине. Взрослые ушли в лес, а когда вернулись, в салоне уже никого не было.

Приехавшие на место полицейские и спасатели подозревали, что мальчик мог пойти искать родных и заблудился, прочесали почти 250 квадратных километров. Следов не нашли. Поиски продолжаются.

Деркач Федя, 15 лет

Город Томск

Дата пропажи: 20.10.2014

Подросток сбежал из дома ночью. Накануне поссорился с мамой, которая отчитала сына за то, что он стал учиться на тройки. Родные прождали весь день — думали, что вернется. Вечером обратились в полицию.

Были подозрения, что мальчика мог укрыть на время кто-то из знакомых, но нет. Через несколько дней кто-то вышел в аккаунт Феди в соцсети. Мама сообщила об этом следователю. Но подростка так и не нашли.

Бокова Ксюша, 11 лет

Город Новоалтайск, Алтайский край

Дата пропажи: 28.03.2014

Девочка не дошла до дома из школы буквально 200 метров, ей оставалось перейти реку. Ксюша с подружкой вышли из школы около 11 утра, пошли немного непривычным маршрутом, в определенном месте разошлись каждая в свою сторону. Ксюша позвонила бабушке и сказала, что скоро будет. Потом ее телефон оказался выключен.

Ксюшу сутки искали около тысячи человек. Через три дня около моста нашлась сумка девочки. Вещи опознали, там был и мобильный телефон. Больше о Ксюше не было никаких вестей.

Анисимова Аня, 11 лет

Город Тюмень

Дата пропажи: 12.10.2010

Аня проснулась дома около девяти часов утра и проводила родителей на работу. На прощание девочка сказала маме и папе, что пойдет на занятия пораньше — хотела подготовиться к дежурству в школьной столовой. Больше родители ее не видели.

Соседи рассказали, что слышали, как девочка, собираясь в школу, напевала песенку. Одним из последних, кто видел Аню, стал ее одноклассник. Он с родителями ехал на машине и мельком увидел из окна Аню — девочка шла по направлению к школе. До школы Аня так и не дошла. Ее до сих пор ищут волонтеры и правоохранительные органы.

Отряд «Лиза Алерт» появился в 2010 году, свое название он получил от имени потерявшейся девочки. В тот год в сентябре в Орехово-Зуево пропала пятилетняя Лиза Фомкина. Информацию о случившемся распространили в интернете только через пять дней. Множество людей выразили готовность участвовать в поисках своими силами.

Запоздалая реакция органов внутренних дел и МЧС привела к тому, что Лиза умерла от переохлаждения на девятый день со дня пропажи. Ее нашли на десятый день.

Главная новость по теме

«Девочку искали почти 500 добровольцев, день за днем, метр за метром прочесывая лесные завалы и жилые кварталы. Они не знали лично ни ее саму, ни ее семью. Они просто не смогли остаться равнодушными. Лизу нашли, но было уже слишком поздно… Если бы поиски начались хотя бы на день раньше, финал этой истории мог бы быть совсем другим», — сообщается на сайте организации.

После случившегося добровольцы решили объединиться — 14 октября 2010 стал днем рождения ПСО «Лиза Алерт». Сегодня отделения отряда располагаются в 47 регионах России. Только за 2019 год отряд получил 5751 заявку на поиск, живыми уже нашли 4441 человека.

Волонтеры принципиально не принимают денежную помощь, отряд не имеет расчетных счетов и виртуальных кошельков. Но помочь «Лизе Алерт» можно и нужно. Подробности — .

Кто и для чего на самом деле крадет детей

С похищением детей связано очень много мифов, а вот о реальных опасностях родители знают пугающе мало. Это очень важно, обязательно дочитайте до конца

Дядьками, которые посадят в мешок за непослушание, пугают малышей. Но родители напуганы не меньше. Истерия, которая царит в школьных и садиковских чатах, когда там начинают гулять очередные сообщения о «банде педофилов», «страшной Ладе-Калине, которая похищает малышей» и прочих ужасах, за несколько дней прокатывается по России и странам СНГ.

Свежий фейк о женщине, которая якобы заманивала у одной из школ детей в кусты, был почти одновременно зарегистрирован в Казахстане, Москве, Новокузнецке, Липецке, Анапе и других городах. Опровержения не помогают.

В этой области гораздо больше мифов, чем правды, и страхов – больше, чем трезвого расчета и конкретных шагов по обеспечению безопасности детей. В том, кто на самом деле сегодня в России крадет детей, разбираемся с экспертами.

В Москве ежедневно исчезают пять детей

Разветвленной и подробной статистики по киднепингу – именно так называют случаи кражи несовершеннолетних – до сих пор нет. Есть сведения обо всех исчезнувших детях, среди которых выделяются данные о тех, кто пропал без вести.

За первую половину 2018 года таковых по всей России насчитывается 3000 – этой информацией поделился председатель общественного совета при МВД России, адвокат Анатолий Кучерена в ходе круглого стола в газете «Известия». Сколько из этих детей был похищены, сказать однозначно трудно – этот факт можно установить лишь при наличии свидетелей, либо если ребенок был найден живым или мертвым, и состоялось следствие.

Статистика по регионам неравномерная. В одной только Москве, например, ежедневно по сводкам МВД проходит не менее 5 пропавших детей.

Большинство из них с помощью волонтеров находятся в первые же сутки. В малонаселенных регионах количество пропавших, разумеется, значительно ниже. Но в среднем по России за 2017 год пропали около 49 000 детей. Большая часть этих эпизодов, впрочем, связана с теми, кто добровольно уходит из дома, а затем его находят или он возвращается самостоятельно.

По мнению руководителя поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» Григория Сергеева, похищение – это штучная ситуация, которая даже в практике отряда случается крайне редко. «Это, впрочем, не может служить утешением. Исчезновение ребенка – всегда ужасно», – говорит Сергеев.

Причин и целей у похищения несовершеннолетнего может быть несколько. Среди ведущих – сексуальное насилие, торговля людьми, кража с целью выкупа или оказания давления на родителей, похищение ребенка одним из родителей у другого – так называемый семейный киднепинг.

Зарегистрированы также случаи, когда детей похищали граждане с психиатрическими диагнозами либо с некими ментальными проблемами, объясняя свои действия тем, что «просто хотели иметь именно этого ребенка».

В любом случае, известно или нет, что ребенок был похищен, медлить с объявлением его в розыск нельзя. По закону, органы внутренних дел уже не должны выдерживать трехдневный срок, а обязаны принять заявление сразу.

Обращение за помощью в поисковые отряды и к волонтерам значительно повышает шансы найти ребенка быстро и живым.

«У нас родители, даже если понимают, что ребенок исчез, и они напуганы, не торопятся сразу обращаться в соответствующие службы. Есть давний еще советский комплекс: мол, неудобно, мы кого-то потревожим. Но без активного участия тех, кто должен обеспечить нашу безопасность, очень сложно будет найти ребенка.

Без полиции, МЧС и добровольцев самостоятельно это сделать почти невозможно. Скорость реагирования должна быть очень высокой, и если ресурсов хватит, это повлияет на то, какой будет у истории финал», – говорит Григорий Сергеев.

Главный враг – педофил

Самый свежий случай похищения ребенка с целью сексуального насилия, к счастью, закончился хорошо, – 12-летнюю девочку смогли спасти буквально в последний момент. Согласно сообщению, которое в конце сентября распространил следственный комитет Саратовской области, в городе Маркс 21-летний приезжий силой увел с автобусной остановки подростка.

Два мальчика, которые стали свидетелями этой сцены, успели позвать на помощь, и преступника с его жертвой местные жители поймали уже в лесополосе. Насильник был задержан.

К сожалению, количество преступлений, направленных против половой неприкосновенности несовершеннолетних, неуклонно растет. В 2016 году по статьям о половой неприкосновенности несовершеннолетних было возбуждено почти 6 тысяч уголовных дел, в 2017-м – уже свыше 7 тысяч.

Трудно сказать, какая часть из этой статистики сопряжена именно с кражей и исчезновением ребенка. Больший процент – это длительные отношения с педофилом, с которым жертва знакома. В случае если ребенок был похищен преступником-педофилом, на его поиски есть не более 3 часов: по статистике, 75% детей погибнут до истечения этого срока.

«Не всегда становится сразу ясно, что ребенок похищен, часто мы просто знаем, что он исчез. Случаев, когда были свидетели, и кто-то что-то видел, минимум.

Преступники боятся свидетелей, поэтому, как правило, дети исчезают не очень наглядно, – рассказывает Григорий Сергеев. – Но если есть версия, что ребенок похищен, мы вынуждены реагировать самым острым образом.

Единственный шанс на то, что такой ребенок останется в живых – если мы предполагаем похищение с целью сексуального насилия – это мощнейшее информационное давление на похитителя.

Когда преступник видит, что ребенка активно ищут, а ему просто некуда деваться, то, если ребенок еще жив, педофил предпочтет от него избавиться. Не в смысле убить, а в смысле скинуть его где-то».

В своей уверенности Сергеев опирается на иностранный опыт, прежде всего на принципы работы своих коллег из США. Система реагирования на случаи похищения Amber Alert построена на том, чтобы как можно быстрее развернуть массированную информационную кампанию, которая включает все способы оповещения: push-уведомления на телефоны, СМС-рассылки, сообщения в СМИ, табло над дорогами и так далее.

Преступник, таким образом, чувствует себя как загнанный зверь и уже не может осуществить задуманное. С помощью таких действий в США удается вернуть живыми 96-98% похищенных детей.

У нас, к сожалению, пока нет таких показателей. «Распространение информации силами органов внутренних дел в большинстве регионов очень хромает, – рассказывает руководитель “Лиза Алерт”. – Единственный регион, где процесс более или менее налажен, – это Краснодарский край, где работает оповещение на вокзалах, есть громкоговорители по городу».

Так что пока главным методом профилактики такого рода преступлений является постоянный родительский контроль и регулярные беседы о том, что никогда и ни с кем уходить, а тем более садиться в машину нельзя – это непреложный закон.

Цена ребенка на черном рынке начинается от 150 тысяч рублей

Вторая весомая причина для кражи ребенка – его перепродажа на черном рынке. Особенно ценятся младенцы, за которых, по некоторым данным, торговцы людьми выручают до 150000 до 200000 за одного малыша.

Покупают их в основном представители мафии нищих, и судьба таких младенцев неутешительна: с момента, как они «выходят на улицу» до момента смерти пройдет максимум полтора месяца.

Известно, что таких детей заранее накачивают наркотиками и психотропными веществами, чтобы они спали и не мешали своим плачем работать взрослым и просить милостыню.

По данным Олега Мельникова, руководителя общественного движения «Альтернатива», деятельность которого направлена против современного рабства, таким бизнесом в основном занимаются цыгане – астраханские и молдавские.

«Да, покупать или выкрадывать младенцев они предпочитают по наиболее легкой схеме – из неблагополучных семей, там, где ребенок просто не нужен или его не хватятся. Из всех вариантов выбирают тот, что попроще.

Но никто не может заранее гарантировать, что такие “дельцы” не прихватят заодно и то, что плохо лежит, например, ребенка, оставленного в коляске у поликлиники или женской консультации. Так что стоит быть острожными и бдительными», – говорит Мельников.

По данным движения «Альтернатива», подавляющую часть эксплуатируемых в нищенском бизнесе детей составляют новорожденные. Однако есть случи похищения и достаточно взрослых детей. Например, недавно волонтеры помогли освободиться 12-летней девочке, которую украли из детского дома в Луганской области, привезли в Москву и заставили попрошайничать. К счастью, жертва вовремя сориентировалась и сумела попросить о помощи прохожих.

«Нищенский бизнес с участием детей продолжает процветать, потому что люди жалеют и подают. Единственный вариант остановить это – перестать спонсировать деньгами попрошаек с младенцами. Если вы видите такого на улице – сразу обращайтесь в полицию или к нам», – говорит Мельников.

Украсть ребенка с целью выкупа могут бандиты, одноклассник и няня

Два самых громких случая похищения детей с целью выкупа произошли в семьях известных и достаточно состоятельных людей. В 2011 году бандой злоумышленников был захвачен сын бизнесмена Евгения Касперского, студент Иван, а в 2004 году жертвой похожего преступления стал сын писателя-фантаста Андрея Белянина Иван. Разница между этими преступлениями только одна: в первом случае молодой человек выжил и был освобожден, во втором – ребенок погиб.

Причем если киднепингом Касперского-младшего занимались взрослые, хотя и не очень опытные люди, то кражу и убийство Белянина режиссировал его одноклассник. Кирилл Костылев вместе со старшим братом сначала убили свою жертву, а затем уже стали требовать от его отца выкуп в размере 100 тысяч долларов, но были задержаны.

По мнению криминалистов, стоит различать так называемые «злые» и «добрые» похищения. В первом случае сделать фактически бывает ничего нельзя, поскольку финал заранее запрограммирован преступниками. Они требуют денег за жизнь человека, которого уже давно нет в живых. Во втором же случае у них нет цели навредить ребенку, а существует лишь намерение получить денежную или иную выгоду.

Чаще всего организацией подобных преступлений занимаются профессионалы, как это было, например, в случае с похищением в 2009 сына вице-президента «Роснефти» Михаила Ставского.

За парня, который провел в плену более 2 месяцев, так и не попросили выкупа – преступники долго раздумывали над суммой, а затем и вовсе испугались огласки в СМИ. Когда причастных к преступлению задержали, а похищенного освободили, стало известно, что банда была связана с исламистским подпольем на Северном Кавказе.

О том, что и в этом случае спугнуть преступников может массированная информационная кампания, говорит Григорий Сергеев. Он приводит в качестве примера историю 9-летней Даши Поповой из Ростова-на-Дону, которую в 2012 году похитили, чтобы требовать у отца девочки, бизнесмена, солидный выкуп.

Восемь дней преступник Александр Максимов держал Дашу связанной с кляпом во рту в багажнике своего «Запорожца».

«Благодаря стараниям всех примкнувших жителей Ростова и Ростовской области, участников поискового отряда “Лиза Алерт”, в некоторые дни на поиск Даши выходили более 1000 человек. Более 200 тысяч ориентировок было расклеено. Давление не умолкало – местные СМИ начинали выпуски новостей с информации про Дашу все 8 дней. В итоге сожительница похитителя не выдержала и слила о нем информацию, потому что, как она сказала, деваться было просто некуда».

Впрочем, быть уверенными, что с вашим ребенком такого точно не случится, потому что вы не богаты и не знамениты, увы, нельзя.

Бывает, что детей с похожей целью похищают няни или иные близкие к семье люди. Дети знают своих похитителей, охотно идут на контакт и не чувствуют подвоха. Таков, например, случай исчезновения в Москве в 2014 году 9-летнего Ивана Бурды.

Мальчика по дороге в школу украла его бывшая гувернантка Зарема Ширапова. Было известно, что с матерью Вани у нее случился конфликт, и похищение, очевидно, стало со изощренной местью. Школьника нашли на вторые сутки в Подмосковье благодаря тому, что его мама сама выдвинула версию о предполагаемой преступнице и смогла опознать ее со слов свидетелей преступления.

Я просто хочу вашего ребенка

Особняком стоят случаи похищения детей, в которых цель – сам ребенок, вернее, право обладания им. Порой с таким мотивом действуют не вполне здоровые люди. Либо – отчаявшиеся женщины, у которых нет иного шанса стать матерью.

Все помнят историю Матвея Иванова, которого в 2014 году из родильного дома в Дедовске похитила Елена Спахова. Женщина незадолго до этого потеряла ребенка вследствие выкидыша, а мальчик, которому на момент похищения было полтора месяца, был отказником.

Спахова самовольно вынесла его из больницы и скрылась, дала ребенку новое имя – Егор, и почти три года воспитывала его в своей семье вместе с мужем, Сергеем Спаховым, не оформляя никаких документов и не водя малыша к врачу. Обман вскрылся, когда Спахова попыталась предоставить на работе липовое свидетельство о рождении.

Мальчика изъяли из семьи и передали на усыновление, а женщина получила условный срок, хотя ее вполне могли осудить на реальные 6 лет.

В 2016 году похожий случай произошел в Перинатальном центре в Белгороде. Из отделения патологии новорожденных была похищена девочка. Малышка родилась недоношенной, весом всего 1,7 килограммов. Ее маму уже выписали домой, а девочка находилась на лечении. В один из дней ее вынесла из отделения в обычной сумке другая мама, которая также проходила лечение в этом центре. Ее сын родился раньше срока и лежал здесь же, но женщина зачем-то решила забрать чужую дочь.

Похитительницу нашли спустя несколько дней в Курске. Она так и не смогла объяснить своих мотивов, повторяя лишь: «Я не знаю, что мне пришло в голову».

Единственной страховкой от подобных инцидентов с новорожденными является совместное пребывание после родов матери и ребенка и тотальный контроль посещаемости отделений патологии и дохаживания в детских больницах.

Не стоит думать, что такого рода похищения случаются только с совсем маленькими детьми. Рискуют и те, кто постарше, просто потому, что очень понравились какой-то тете или дяде.

«Приходит девочка 19-летняя в детский сад под Пермью, и говорит: я за Ильей. И ей тот человек, который замещал воспитателя, просто отдает ребенка. Они вместе уходят, на камерах видно, что они разговаривают, все в порядке. Ильи нет почти неделю», – рассказывает случай из практики поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» его руководитель Григорий Сергеев.

По его словам, вызволить ребенка тогда помогло только информационное давление на похитительницу. Когда она, наконец, вернула мальчика, свой поступок объяснила просто: хотелось такого ребенка, вот и все.

Когда ребенка украл родной отец

Увы, последнее время не редки и случаи так называемого родственного киднепинга – когда ребенка намеренно похищает один из родителей, скрывает его, не выходит на контакт со второй стороной, препятствует общению. В отличие от уже описанных случаев, это не является преступлением, и в уголовном кодексе никак не отражено.

Фактически, отцы (но, случается, что и матери), похищающие собственных детей, не несут никакой ответственности. Таких случаев все больше, поэтому в настоящий момент в Общественной палате идет обсуждение проекта закона, который должен как-то урегулировать ситуацию.

«Семейный киднепинг часто имеет место тогда, когда родители даже не оформили развод, и нет решения суда о месте пребывания ребенка и порядке его воспитания, – объясняет первый заместитель председателя комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты РФ Юлия Зимова. – Как только происходит ссора и становится ясно, что люди расстаются, они начинают выяснять отношения при помощи ребенка.

Пока такие ситуации регулируются только статьей 5.35 часть 2 административного кодекса, которая звучит как “препятствие к общению со вторым родителем”. Она предусматривает несколько тысяч рублей штрафа.

Сейчас речь идет о том, чтобы за подобные действия ввести уголовную ответственность. Мы также обсуждаем уголовную ответственность за вторичное неисполнение решения суда о месте пребывания ребенка, если таковое имеется.

И третий необходимый шаг – это расширение полномочий приставов, которые могли бы разыскивать укравших детей родителей, потому что пока такие полномочия есть только у органов внутренних дел. Да и то не всегда, формально такое явление как похищение не трактуется и преступлением не является».

По данным юриста и частного детектива Екатерины Шумякиной, которая представляет общественное движение «STOP Киднепинг», только за последний год было зарегистрировано около 500 обращений от родителей, так или иначе пострадавших от семейного киднепинга. По 100 случаям начата активная работа, и 25 детей уже удалось вернуть.

География таких происшествий широкая: от Москвы до Красноярска, от Нижнего Новгорода до Сочи. Есть мамы, которые, как основательница «STOP Киднепинг», Алина Брагина, не видят детей уже более 7 лет, есть и те, чей «стаж» исчисляется месяцами.

К сожалению, обезопасить себя и своего ребенка от такого рода происшествия, даже если были соответствующие угрозы, почти невозможно.

«Когда второй родитель принял решение ребенка украсть, произойти это может абсолютно в любой момент, – поясняет Шумякина. – Если это не силовой метод, то ребенка свободно могут забрать из школы или детского сада. Просто приезжает папа – и ему не имеют права сына или дочь не отдать.

Случаются и силовые акции: мамам ребра ломают, бьют их, выбивают зубы, здоровые мужики, специально для этого нанятые, валяют их по земле на глазах у ребенка. Это огромная травма для малышей. И здесь, к сожалению, мама может защититься, только если наймет охрану, да и то так она может защитить только себя. Потому что у родителей сейчас, по закону, равные права на ребенка. Сейчас в нашей стране подобные действия именно матерей подвергаются уголовно-правовой оценке, но никак не отцов».

В случае, если похищение уже состоялось, адвокаты, консультирующие мам из движения «STOP Киднепинг», рекомендуют сразу же обращаться в Следственный комитет с заявлением, что живым ребенка мать (или отец – есть в практике движения и такие случаи) не видели, местонахождение второго родителя также не известно, а значит, с обоими могла случиться какая-то трагедия и их может не быть в живых.

Только тогда правоохранительные органы будут искать пропавших. Кроме того, специально для родителей, потерявших детей вследствие семейного киднепинга, была разработана памятка с рядом ценных рекомендаций.

Например, тут же изъять медицинскую карту ребенка из поликлиники или записывать для ребенка видеообращения и выкладывать их в сеть.

Рекомендаций очень много, но каждый случай уникален, говорит Екатерина Шумякина. «Да, чаще жертвами таких ситуаций становятся мамы, – говорит она. – Но и папы рискуют. Например, у меня есть клиент, у которого бывшая жена вывезла ребенка в Крым, и с тех пор отец ребенка живым не видел и не слышал, при том, что он имеет право общаться и знать, что с малышом».

Детей не крадут на органы – это миф

В мигнувшем сентябре соцсети всколыхнуло сообщение, что в одной из больниц Кубани детей якобы крадут на органы. Голосовые сообщения об этом распространялись в родительских чатах в Whatsapp. Звонок с соответствующим сообщением также поступил к местным правоохранителям, но в результате были задержаны не черные трансплантологи, а женщина, которая сеяла таким образом панику.

Ей было предъявлено обвинение в лжесвидетельстве, поскольку ни один из случаев исчезновения детей из больницы и тем более изъятия у них внутренних органов не подтвердился.

Истории о том, что ребенка украли из детской комнаты гипермаркета и через несколько дней вернули с одной почкой, уже давно стали одной из живучих городских легенд. Они существуют столько же, сколько в Москве и других крупных городах работают огромные магазины – то есть около 20 лет.

После очередной волны страшилок с громким заявлением выступал тогдашний замначальника по делам несовершеннолетних ГУВД Московской области Сергей Школа.

«Я даю стопроцентную гарантию того, что ни одного случая кражи ребенка из гипермаркетов не было. Более того, к нам не поступало ни ложных вызовов, ни заявлений по такому вопросу».

Трансплантологи уже устали опровергать устойчивые мифы о том, что детей в России крадут на органы. «Честно говоря, просто надоело оправдываться», – на условиях анонимности говорит врач одного из ведущих столичных медучреждений, специализирующихся на такого рода операциях.

О том, что изъять органы для последующей трансплантации невозможно «на коленке», говорит и врач-эндокринолог, одна из основателей Московского центра паллиативной медицины и Лиги защиты прав врачей Ольга Демичева.

«Люди просто не представляют, с какими трудностями сопряжен забор донорского органа. Во-первых, орган может быть непригоден для пересадки. И идея-фикс, что можно просто взять у кого-то орган, в надежде, что он подойдет миллионеру Ивану Ивановичу, – миф.

Орган должен подходить по ряду показателей. Даже орган от родственников не всегда подходит. Это ведь не поменять деталь на машине. К тому же орган еще и может потом отторгаться организмом – это же чужой белок. Так что подпольно такую операцию провести не получится».

Правила безопасности

У прочитавших этот материал родителей наверняка уже нервно дергается глаз и возникает непреодолимое желание запереть своих чад за семью замками. «Баланс между созданием тюрьмы для ребенка и его безопасностью для меня как для человека, который ищет детей, находится в точке совершеннолетия – до этого возраста ребенку надо добраться живым», – говорит Григорий Сергеев.

Он добавляет, что в основе спокойствия любого родителя лежат две вещи: доверие ребенка и возможность обсуждать с ним любые темы, а также безусловное знание где и с кем в любой момент времени находятся ваши сын или дочь.

Рекламируемые сейчас специальные гаджеты могут действительно помочь в случае пропажи, но возлагать на них особые надежды не стоит. Все дело в том, что родители просто забывают через какое-то время заряжать эти устройства, и примерно через полгода после покупки они, вместо того, чтобы работать, начинают пылиться на полке.

Что действительно важно, так это проговорить с ребенком все правила безопасности, причем время от времени стоит возвращаться к этой теме и проверять, все ли ребенок помнит.

С малышами от 5 до 10 лет хорошо действуют тренинги, на которых дети учатся не уходить с чужими людьми и звать на помощь в форме игры. С подростками сложнее – они уже не поведутся на квест, а обычную лекцию назовут нудной. Приходится заинтересовывать их с помощью вирусных видео или беседой с такими педагогами или тренерами, которые в силу молодости и стиля общения могут завоевать доверие.

И напоследок: очень важно понимать, что жертвой преступников может стать абсолютно любой ребенок.

Нет никакой корреляции с возрастом (старше – не значит безопаснее), социальной группой (считается, что неблагополучных похищают чаще, но это не так) и местом проживания (мол, в городе дети ходят за руку с родителями, и только в деревне бегают без присмотра).

«Взрослый всегда обманет ребенка, просто потому что у него интеллект выше. И единственное средство тут – воспитать безусловный рефлекс не вступать в диалог с незнакомыми людьми», – советует Григорий Сергеев.

«Исчезли бесследно». Как в России ищут пропавших детей

«Погуляет и придет!»

Артем Давдян, 2009 года рождения, пропал в ночь с 6 на 7 июля 2012 года (г. Крымск, Краснодарский край). Местонахождение неизвестно.

Катя Четина, 2005 года рождения, пропала 12 июня 2010 года (Пермский край). Местонахождение неизвестно.

Саша Целых, 2003 года рождения, пропала 5 августа 2012 года в районе пляжа (Ростовская область). Местонахождение неизвестно.

Максим Королев, 2006 года рождения, пропал 8 декабря 2010 года (Волгоградская область). Местонахождение неизвестно.

Эти дети пропали бесследно. Словно растворились в воздухе. Сегодня в таких дальних списках без вести пропавших 1315 несовершеннолетних, из них 469 малолетних.

Справка МК

В США и многих странах Европы создана система молниеносного оповещения о пропавших детях. При поступлении информации о пропаже ребенка в течение 30 минут приводятся в полную готовность соответствующие службы, поднимаются волонтеры и армия, береговая охрана и службы безопасности. Информация проходит по бегущим строкам в супермаркетах, высвечивается на информационных табло. Самая известная в мире программа поиска детей называется AMBER Alert. Смысл этой системы состоит в том, чтобы в кратчайшие сроки оповестить о пропаже как можно большее число людей. Аудитория AMBER Alert исчисляется десятками тысяч неравнодушных граждан. За 17 лет благодаря работе этой программы в США было найдено почти 600 детей.

— Шансы, что они живы, к сожалению, минимальные, — говорит полковник полиции Андрей Щуров, начальник отдела розыска лиц ГУУР МВД РФ. — Бывают, конечно, чудеса, как с одним тринадцатилетним мальчиком, который ушел из дома из-за конфликта с родителями. Семья, кстати, благополучная. После исчезновения возбудили уголовное дело, но поиски ни к чему не привели. А через три года вернулся. У нас с ним состоялся такой диалог: «Миша, где ты был?» — «По миру гулял!» — «Ну как без документов?» — «Почему без документов? Я с собой свидетельство о рождении взял!» — «Так вот же оно!» — «Нет, Андрей Викторович, это ксерокопия цветная, а оригинал у меня!»

На законопроект о том, что поиск пропавших детей надо начинать уже через три часа после их исчезновения, мой собеседник смотрит скептически.

Полковник считает, что в розыск следует включаться незамедлительно — и никакие регламенты здесь не нужны. До конца года в России заработает единая информационная база пропавших без вести, которая объединит информацию по всем бесследно исчезнувшим гражданам.

— Когда мы реально видим признаки криминального исчезновения, трубим во все трубы! Помните последний случай в Москве, когда бывшая няня увезла от школы девятилетнего мальчика Ваню? Сразу было возбуждено уголовное дело, подключился Следственный комитет. В поисках задействовали около 150 человек — и ребенка нашли в течение суток живым и здоровым. Или недавний случай в Саратовской области, когда шестилетний мальчик ушел со двора и пропал. На розыск ушли сутки. Сколько было затрачено сил и средств! Участвовали полиция, МЧС, внутренние войска, волонтеры, односельчане. Вертолет подняли! Огромное спасибо обходчикам путей, которые обнаружили дошкольника за 8 километров от дома.

Когда полиция приступает к поискам? Многие люди искренне считают, что с момента подачи заявления об исчезновении человека должно пройти трое суток. Сегодня закон не предписывает конкретные сроки. Где-то приступают к поискам через 24 часа после подачи заявления об исчезновении, а где-то вообще не торопятся, убеждая родителей подождать до утра, а то и три дня, повторяя как мантру: «нагуляется и придет!». «Палочки» за раскрытое и отправленное в суд уголовное дело не отменены. Лишнее заявление для нерадивых сотрудников полиции — это головная боль.

Хорошо, если за это время с ребенком ничего не случится. Но иногда счет жизни идет на часы.

Эти пресловутые три дня на самом деле миф. Такое требование не содержится ни в одном нормативном правовом акте. Сообщение о пропаже ребенка должно быть принято и зарегистрировано незамедлительно.

Каждый день в России объявляются в розыск до 150 несовершеннолетних. Большинство, по данным полиции, составляют подростки в возрасте от 12 до 18 лет, которые уходят из-за конфликта в семье или в детском доме-интернате. К счастью, 98 процентов «потеряшек» разыскиваются в течение 3–10 суток. Но остальные попадают в настоящую беду.

Если первоначальные розыскные мероприятия: проверки, опросы, поиски — ничего не дали и в течение 10 суток ребенок все еще не найден, заводится розыскное дело. Уголовное дело возбуждается в случае, если выявляются признаки насильственного исчезновения. Когда таких признаков нет, но в течение месяца ребенок все еще не разыскан, следствие все равно возбуждает уголовное дело.

— Я понимаю, что добровольцам из «Лиза Алерт» и «Поиска пропавших детей» нужно выкладывать горячую информацию в ленты социальных сетей, но иногда лучше, чтобы СМИ и волонтеры замолчали, — говорит полковник Щуров. — Давайте мы сначала разберемся с обстоятельствами. Вот сейчас раструбили по поводу пропавших пацанов в Башкирии. А там мальчики непростые, им по 16 лет. Один у мамы 200 евро забрал, другой документы на машину и ключи прихватил. И они по Уфе рассекают. Их видят то в одном, то в другом месте. Конечно, здесь есть вопросы к сотрудникам полиции, ведь автомобиль объявлен в розыск. Их, конечно, нашли.

Наше общество бурно реагирует на исчезновение детей, особенно когда речь идет о малышах. На эти случаи иммунитет равнодушия у нас пока не выработался. Сюжет о пропаже очередного ребенка показывают по всем телеканалам, колоссальная активность развивается в социальных сетях.

На поиски пропавшей из коляски девятимесячной Анечки Шкапцовой устремился весь город. Каждый житель Брянска знал наизусть приметы малышки в розовом комбинезоне. Надежда, что девочка жива, теплилась до последнего. Реальность оказалась шокирующей: родители сами убили Аню и инсценировали ее похищение.

Настоящие похищения детей происходят редко, и это всегда ЧП. В таких случаях сразу возбуждается уголовное дело по статье 126 УК РФ («Похищение человека») и весь личный состав поднимается по тревоге. Намного чаще фигурантами этих историй становятся родители, которые не могут поделить своего ребенка. Когда все очевидно и речь идет о неисполнении решения суда, розыском занимается служба судебных приставов. Но бывают и криминальные сюжеты. Был случай, когда отец тайно похитил своего ребенка и убил, а потом покончил с собой. Другая жертва семейных разборок получила сильнейшее эмоциональное потрясение и до сих пор лечится в психиатрической больнице.

Казалось бы, похищение юных невест — экзотика. Но в апреле этого года в УМВД по Ярославской области поступило заявление о розыске шестнадцатилетней девушки, которую трое мужчин увезли в неизвестном направлении. Беглянка оставила родным записку, что хочет связать свою судьбу с избранником и просит ей не мешать. История закончилась относительно благополучно: после первой брачной ночи девушка вернулась в отчий дом.

Покажите мне экстрасенса

Мы уже привыкли к тому, что к поискам без вести пропавших подключаются волонтеры. Они тесно взаимодействуют с полицией и берут на себя огромную часть работы. Пусковым момент для активизации добровольцев стала трагедия в подмосковном городе Орехово-Зуеве, когда в сентябре 2010 года в лесу потерялась вместе со своей тетей пятилетняя Лиза Фомкина. Останки девочки нашли на десятый день. Ребенок умер от переохлаждения. Волонтеры опоздали на сутки. Тогда сформировался отряд «Лиза Алерт» и расширились ряды ассоциации волонтерских организаций «Поиск пропавших детей», объединяющей порядка 8 тысяч человек и несколько сотен тысяч подписчиков.

— За четыре года активной деятельности мы приняли участие в розыске свыше 2 тысяч детей, которых удалось найти. Распространяли ориентировки, проводили опрос населения, прочесывали местности. 220 человек нашли непосредственно наши ребята, — рассказывает Дмитрий Второв, руководитель ассоциации.

Не так давно волонтеры проводили поиски в Ярославской области. Искали девушку 16 лет, которая после выпускного бала не вернулась домой. Ушла пораньше и пропала.

— В полиции к исчезновению отнеслись халатно, посчитав, что это, скорее всего, самовольный уход, — вспоминает Дмитрий. — Заявление приняли, но не спешили начинать разыскные мероприятия. Но мы знаем, что уже через 15 минут после исчезновения может быть криминал. Наши ребята включились в поиски, сумели локализовать район, где в последний раз видели девушку вместе с неустановленным лицом. И в лесополосе ее обнаружили, полуживую, изнасилованную, страшно избитую, без сознания. Неделю она провела в реанимации. Врачи не давали никаких прогнозов. Если бы мы немного опоздали, был бы труп. Девушка выжила, преступника удалось задержать. Он уже осужден.

Дмитрий рассказывает случаи, один страшнее другого. Про пару влюбленных подростков, которые ушли из дома, а спустя 2 недели их нашли в дачном поселке со множественными ножевыми ранениями. Дело не еще не раскрыто. Про девятилетнюю девочку из Вологодской области, найденную изнасилованной и мертвой. Пришлось сообщать страшную весть ее отцу, который тоже участвовал в поисках дочери.

На таких драмах часто происходит выгорание волонтеров. Когда несколько недель ищешь ребенка, а потом находишь труп. За это время ребята прирастают к «потеряшке». Они уже знают родителей пропавшего без вести, его учителей, друзей, помнят все маршруты, которыми он ходил. И продолжают искать даже тогда, когда активный розыск давно завершен.

Максима Королева из Волгоградской области и Катю Четину из Пермского края, пропавших 4 года назад, ищут до сих. Конечно, не с тем же пристрастием, как по горячим следам. Каждый день рождения детей — повод для активизации поисков. Кате сейчас 9, Максиму — 8.

— В прошлом году получили свидетельское показание: женщина видела девочку, очень похожую на Катю, — говорит Дмитрий Второв. — Провели расследование совместно с полицией, нашли: как две капли воды! Но не Катя…

Волонтеры периодически используют систему возрастной прогрессии. Лизе Тишкиной, которая бесследно пропала 7 марта 2009 года после праздничного концерта в школе закрытого города Сарова (Нижегородская область), было 11 лет. Как она выглядит сегодня, в шестнадцать?

Мама Лизы каждый новый день встречает с надеждой, что ее дочь жива.

Поиски красивой девочки со светлыми волосами и зелеными глазами никаких результатов не принесли, и тогда безутешная мать стала искать помощи у экстрасенсов. Ее можно понять, потому что отчаяние заставляет хвататься за любую соломинку. Каждый раз несчастная женщина платила деньги за откровения «ясновидящих». На фокусы экстрасенсов повелись даже сотрудники полиции, тщетно облазившие по указанию известных на всю страну экстрасенсов все труднодоступные места.

— Это хорошие психологи. Молодые сотрудники иногда покупаются на это и верят в эти сказки. В моей практике такого не было ни разу, — признается Андрей Щуров. — Если мне покажут такого экстрасенса, который, посмотрев на фотографию и пообщавшись с родственниками, скажет копать здесь или зайти в этот дом и я поеду с группой и найду там либо живых, либо мертвых, я согласен отдавать ползарплаты и держать этого волшебника при себе.

фото: Геннадий Черкасов

«Надо звонить в полицию!»

«Ушел из дома и не вернулся» — большинство историй начинается одинаково. Почему-то считается, что с хорошими мальчиками и девочками из благополучных семей это не случается.

— Важно понимать, что любой ребенок в зоне риска, — рассуждает Дмитрий Второв. — Дети, склонные к бродяжничеству, бывает, по 20 раз из дома уходят. И к этому все привыкают: и в полиции, и дома. Был трагический случай, когда пропал двенадцатилетний мальчик, четырнадцать раз убегавший из дома. Мы его искали, но опоздали: он зашел в котельную погреться и задохнулся угарным газом. Многие дети проваливаются в открытые люки и погибают. За это никто не несет ответственности. Мы подготовили петицию по этому поводу.

Бывают вообще парадоксальные истории. В Москве ушел из дома 9-летний мальчик. Ребенок захватил продукты, вещи, фонарик и компас. Родители заявили в полицию, оповестили волонтеров. Ребенок нашелся в Битцевском парке — сам вышел на свет огней. Оказалось, парень занимался спортивным ориентированием, но у него не очень получалось. Решив, что он не достоин своего успешного отца, устроил себе экзамен на выживание.

Случаев, когда пропадают дети, становится все больше. Находится один ребенок — исчезает другой. Полиция отмечает рост криминальных историй. Жертвами преступлений в прошлом году стали 32 ребенка, которых искали как пропавших без вести. За 6 месяцев этого года погибли 15 «потеряшек».

Волонтеры начали очередной поиск. Фото: POISKDETEI.RU

Время от времени курсируют страшные слухи, что каждый день в Москве пропадает по нескольку маленьких детей. Появляются страшилки о банде, которая крадет малышей и разбирает их на органы. Эти истории, к счастью, не нашли подтверждения.

— Но сегодня мы вынуждены констатировать очень много фактов развратных действий с детьми, — говорит полковник Щуров. — Самое страшное, это часто происходит в семьях, даже благополучных. Вроде бы нет никаких причин для ухода из дома, а потом выясняется, что дети бегут от насилия. Когда с ними начинают работать психологи, становится по-настоящему страшно.

Сколько есть времени, чтобы найти пропавшего ребенка живым?

— Времени нет вообще, — не раздумывая, отвечает Дмитрий Второв. — Бывает, и пяти минут достаточно, чтобы случилось самое страшное. Особенно важны первые сутки. Потому что за эти сутки мы еще можем найти свидетелей, которые видели ребенка последними, чтобы локализовать район поисков. В течение дня люди еще помнят, кого встречали на улице, что привлекло их внимание. А потом накладываются впечатления нового дня, и вспомнить мальчика в синей курточке или девочку в зеленом пальто становится практически невозможно.

Многие родители сами медлят с сообщением в полицию. Кто-то не хочет поднимать панику, кто-то боится, что против них будут предприняты репрессивные меры со стороны органов опеки. Кто-то просит помощи на форуме волонтеров, но добровольцы подключаются к поиску, когда есть заявление в полицию.

Если ваш ребенок должен был прийти домой полчаса назад, но его все еще нет и телефон не отвечает, надо звонить в полицию! Пусть он вернется через 2 часа — всегда можно дать отбой.

Начинайте обзванивать всех: школу, педагогов, одноклассников, соседей, друзей. Поднимайте тревогу! Потому что бывают ситуации, когда надо спасать не завтра, не через три часа, а сейчас!

Если в полиции отказываются принять заявление, звоните по телефону доверия, который висит на стене в каждом территориальном отделе. В конце концов пишите на электронный адрес Министерства внутренних дел РФ, и ваше сообщение через несколько часов попадет к полковнику Щурову.

Пока вы читали этот текст, в России пропал один ребенок. Вот прямо сейчас. Дай бог, чтобы он вернулся живым.

Куда пропадают дети?

Генпрокуратура забила тревогу: каждый пятый пропавший без вести в стране — несовершеннолетний. Только за прошлый год пропали без вести около 18 тысяч несовершеннолетних, из них более пяти тысяч — малолетние.

Хуже всего то, что результативность розыска за последние десять лет упала на 11%. Не в последнюю очередь это связано с волокитой, сопровождающей любое розыскное дело. Бумагооборот затруднен до такой степени, что существует расхожее мнение, будто заявление о пропаже ребенка принимается только на третий день после его исчезновения. В реальности это не совсем так: заявление сотрудники правоохранительных органов обязаны принять в любом случае, а вот уголовное дело, действительно, чаще всего возбуждается, если возбуждается вообще, только на третьи сутки.

По предложению депутатов от «Единой России» в ходе осенней сессии Государственная Дума пересмотрит действующую схему розыска детей. В частности, согласно предлагаемым поправкам, правоохранительные органы обяжут возбуждать уголовное дело о пропаже ребенка в день обращения родственников.

Сейчас поисками пропавших детей занимаются не только следственные органы — на растущей в последние годы волне гражданских инициатив начало активно действовать волонтерское движение, занимающееся помощью в розыскных мероприятиях. О новом законопроекте, работе волонтеров, причинах исчезновения детей и способов обезопасить их с корреспондентом ПРАВМИРа беседует Дмитрий Викторович Второв, секретарь Ассоциации волонтерских организаций «Поиск пропавших детей» poiskdetei.ru.

Исчезновение детей: факторы риска

-Какого возраста дети чаще всего пропадают?

-В основном в переходном. Дети взрослеют дважды. Гормональное взросление ребенка происходит где-то в 11-13 лет (тогда особенно меняются девочки, но и мальчики тоже). Следующий период – 15-16 лет. Это, наверное, самые опасные возраста, когда дети не находят понимания среди родителей, хотят больше самостоятельности.

-Что говорит статистика: в каких ситуациях чаще всего пропадают дети?

-Абсолютное большинство случаев – это побеги детей из дома.

У нас были совершенно разные случаи. Например, недавний случай в Москве. Пропал мальчик, его искали, а как оказалось, он ушел из дома лишь потому, что занимался спортивным ориентированием, и у него не получалось работать с компасом. Он взял компас, фонарики, сухой паек из глазированных сырков и ушел в лес в Кузьминках, почему-то решив заниматься спортивным ориентированием именно ночью и именно в лесу.

Мальчик был быстро обнаружен и возвращен домой.

Были совсем странные случаи, когда родители заставляли ребенка кушать манную кашу, а он категорически не хотел, воспринимал ситуацию очень остро, хотя ни рукоприкладства, ни особых скандалов не было. И вот он в расстроенных чувствах, что заставляют есть манную кашу, берет и сбегает. Искали его тоже в течение длительного времени.

Таких случаев достаточно много.

Как правило, когда говорят: «Сбежал ребенок из дома», представляется некий отпетый хулиган, который прогуливает школу, плохо учится, родители его обижают, асоциальная семья. Совсем нет. Как показывает практика, нередко дети пропадают в весьма благополучных семьях. Всё, казалось бы, нормально внешне, но что-то такое происходит…

Случаи, когда в пропаже детей виноваты непосредственно родители — как правило, асоциальные. Родители пошли в кафе, пили, гуляли, общались, ребенок был предоставлен сам себе — а потом пропал.

Был вопиющий случай, когда пьяный отец потерял пятилетнего ребенка на улице и обнаружил, что его нет дома, только проспавшись.

Через нашу Ассоциацию с сентября 2010 года по май этого года прошло порядка пятисот случаев пропаж детей. Из них около пятидесяти погибли в силу тех или иных причин. Из них достоверно установлено, что двадцать пять – убиты или изнасилованы и убиты. Всего криминальных случаев около тридцати. Итого: около семи процентов криминальных случаев.

Кроме того, некоторых детей не находят вообще — в течение одного-трех лет, и нет никакой информации, живы ли они или здоровы. Как правило, такие дети безвозвратно потеряны, мы не знаем, что с ними произошло. Были ли они украдены? Были ли они вывезены из страны? Или же они погибли, и следы преступления были скрыты? Неизвестно.

Редкий хэппи-энд

-А бывали случаи, когда через достаточно продолжительный промежуток времени детей всё-таки находили?

-Мы работаем в рамках Международного центра по поиску пропавших детей, в том числе, работаем по Украине. У нас был такой случай: нашли информацию десятилетней давности о пропавшем ребенке. И вдруг через некоторое время оказалось, что ребенок найден. Девочку, уже подростка, нашли спустя десять лет.

Оказалось, девочка была похищена неизвестными лицами с неизвестными целями. Каким-то образом она прибилась к цыганскому табору, ее там воспитали. Она все время чувствовала себя в некоем смысле изгоем, потому что не была цыганкой.

Однажды, сбежав, она попала в приют. Там заинтересовались этой историей, стали выяснять, опросили цыган. Те охотно пошли на контакт, рассказали о девочке: как и где они ее нашли, в каком возрасте.

Подняли картотеки, установить пропавших в то время детей и с помощью анализа ДНК определили родителей – маму этой девочки.

Вот такая удивительная история. Так что, как показывает практика, истории, которые имеют большой такой срок давности, тоже иногда заканчиваются хорошо, хоть и в единичных случаях.

Как защитить ребенка?

-Как уберечь ребенка от беды? Есть ли какие-то простейшие правила?

-Криминальная история всегда происходит по-разному. Есть сайт – наше информационное агентство poiskdetei.info, он освещает события в жизни волонтерских организаций и поисковых мероприятий. И в ходе этого мы сделали большую подборку рекомендаций для родителей – что необходимо делать.

Как показывает практика, самое главное – это внушить ребенку не разговаривать на улице ни с кем чужим и всегда сообщать родителям о том, что ты куда-то идешь. Это должно отскакивать от зубов. Если тебя пригласил даже хороший, известный, нормальный сосед, если он зовет: «Зайди ко мне, я тебе марки покажу», — обязательно необходимо, чтобы ребенок позвонил и сказал: «Мам, я иду к соседу дяде Вите». Нередки случаи, когда преступления совершаются близким окружением и даже родственниками.

Необходимо давать детям правильные установки: семья – это папа, мама, бабушка, дедушка – всё, на этом семья заканчивается. Дальше – люди, о которых надо всегда сообщать родителям, куда бы ты ни пошел. К сожалению, мы живем в такое тревожное время.

Далеко ходить не надо. В Вологодской области малолетнюю девочку изнасиловали и убили — мужчина, который до этого приглашал другую девочку посмотреть хомячка возле зоомагазина, позвал ее попугайчиков посмотреть… Вторая девочка отказалась. Благодаря тому, что ребенок рассказал родителям о том, что к ней подходил дядя, предлагал посмотреть хомячков, преступник был установлен и арестован.

Еще одна проблема — большое количество детей погибает в системе канализации. Мы искали семилетнего мальчика — он провалился в канализационный люк и захлебнулся нечистотами. Мы сейчас начали активно работать, приготовили петицию, обращение в государственные органы по поводу системы водостоков и канализационных люков, часто бывающих открытыми.

Поэтому детям надо как можно чаще говорить: если гуляете, будьте аккуратны! На люки нельзя наступать, на них нельзя прыгать, их вообще надо обходить.

Ведите с детьми доверительные беседы и всегда участвуйте в их жизни.

Новый законопроект: противостояние с волокитой

-Как часто отказываются принимать заявления в первый день после пропажи ребенка?

-С тех пор, как мы наладили рабочие отношения с Главным управлением уголовного розыска, лично мы таких случаев, чтобы предлагали обратиться через три дня, не фиксировали. Но, конечно, где-то на местах еще подобные инциденты могут быть.

После подачи заявления сейчас возбуждается розыскное дело, а уголовное могут вообще не возбудить — для этого существуют определенные процессуальные нормы, основание для возбуждения по 105-й статье (убийство).

Однако, если в следственных органах понимают, что это не тот ребенок, который уже несколько раз сбегал из дома, а это неожиданное исчезновение, есть основание полагать, что это может быть похищение или ребенок находится в ситуации, где его жизни может угрожать опасность, то нам идут навстречу и сразу же возбуждают дело по 105-й статье.

-Что, в таком случае, дает новый законопроект?

-Сейчас в Государственной Думе начаты обсуждения по нему, организована рабочая группа. Недавно прошло первое заседание под председательством депутата Васильева.

Во-первых, новые поправки дадут больше прав и возможностей непосредственно самим следственным органам. Сейчас для того, чтобы следственные органы провели и сделали тот же биллинг (сбор информации об использовании телефонных услуг) или же провели пеленгацию (нашли, в какой точке находится телефон) в месте нахождения мобильного телефона, необходимо соблюсти определенные процессуальные нормы: получить разрешение у начальника отдела, после этого — разрешение в суде.

Это очень большая волокита со множеством шагов. А если возбуждено дело по 105-й статье (убийство) — возможности расширяются, мероприятия можно будет проводить более оперативно.

105-я статья: избирательный подход

Плюс ко всему – само дело по 105-й статье попадает на особый контроль: просто розыскное дело и дело по статье «убийство» имеют разный порядок процессуального ведения, и внимания следственный органов к ним тоже различаются.

Мы не можем обязать следственные органы возбуждать в случае исчезновения ребенка дела всегда по 105-й. Представьте себе, мы ищем ребенка, который сбегает в двадцатый раз из детского дома (такие случаи бывают). Если по всем таким случаям будут возбуждать дело об убийстве, возникнет ряд проблем. Представьте себе отдел, где лежит десяток подобных дел. Все службы будут ориентированы исключительно на них.

По этой причине здесь необходим избирательный подход.

Мы придерживаемся мнения, что должен быть определенный алгоритм: если пропал ребенок в возрасте до четырнадцати лет — желательно возбуждать дело по 105-й. Дети в возрасте двенадцати, десяти лет редко бегут из тех же детских домов самостоятельно и тем более многократно.

Кроме того, для ребенка младше четырнадцати лет нахождение на улице представляет большую опасность, чем для шестнадцатилетнего подростка (хотя и он рискует жизнью и здоровьем).

Волонтеры: когда полиция бессильна

-В каких случаях обращаются за помощью к волонтерам?

-Родители пропавших детей часто обращаются к нам в случаях, в которых полиция оказалась в силу каких-то причин бессильна. В 2009 году в городе Сарове – это Нижегородская область – пропала Лиза Тишкина, мы ищем ее до сих пор. Полиция тоже ищет очень активно, периодически информация об этом деле попадает в СМИ — но, к сожалению, никаких результатов вот уже третий год у нас нет.

-Как вообще ведутся поисковые работы? В чем отличие, как ведут поисковые работы волонтёры и правоохранительные органы?

-Наша Ассоциация волонтёрских организаций объединяет 35 организаций. По нашим оценкам, всего их действует в России около сорока. Сейчас волонтёрские организации находятся фактически вне юридического поля. Мы не являемся участниками оперативно-розыскных действий.

Мы ничем не связаны — мы можем предпринимать любые действия в рамках законов, в отличие от следственных органов.

Что подразумевается под «любыми действиями»? Например, мы знаем, что ребенок пропал на краю соседней области. Тогда мы можем оперативно оповестить посты полиции непосредственно возле железных дорог, крупных городов, подключить работающие там волонтёрские организации и о результатах работы сообщать местной полиции.

Следственным органам, которые находятся на границах областей, сложнее. Если, например, во Владимирской области на границе с Московской пропал ребёнок, необходимо сделать запрос, сформировать специальную бумагу, получить на неё разрешение, переслать ее непосредственно в Московскую область. Там она должна прийти, её должны будут спустить в территориальные отделы.

Все это занимает время: день, два, три.

Мы работаем гораздо оперативнее.

Мы не можем провести допрос, но можем найти свидетеля и направить его в следственные органы.

Но, с другой стороны, если мы имеем дело с явно криминальными преступлениями, где ребёнку угрожает какой-то преступник, то, безусловно, мы работаем исключительно под началом следственных органов, руководствуясь только их рекомендациями.

Эксперты отмечают высокую эффективность действий волонтёров, а в связи с этим и необходимость совместной работы.

Здесь надо понимать: волонтёры ни в коем случае не заменяют и не подменяют собой следственные органы, они только оказывают помощь и содействие, в некоторых случаях весьма эффективно.

Беседовала Мария Сеньчукова

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *