Православие в Африке

Все об Африке

Христианские миссионеры в Африке

Идет христианский миссионер по африканской Саванне, а навстречу ему лев! Миссионер падает на колени и начинает горячо молиться Богу: «Господи, сделай так, чтобы этот лев стал христианином». Лев неспешно подходит к миссионеру, обнюхивает его и человеческим голосом говорит: «Благослови эту пищу Господи во имя Отца, Сына и Духа Святого, Аминь».

На сегодняшний день более 380 000 000 африканцев считают себя христианами, а христианство является господствующей религией в большинстве стран центральной и южной Африки, в то время как северная часть «Черного континента» практически полностью принадлежит исламу (за исключением отдельных христианских общин в Египте, Судане и Эфиопии). Разумеется, христианизация Африки была бы невозможной без этих храбрых и отважных людей — миссионеров.

Первая волна христианского миссионерства началась еще в самом начале христианства, ведь по преданию первая африканская церковь на территории современных Эфиопии и Египта была основана самим апостолом Марком в 42 году. Интересно, что потомки этих первых христиан до сих пор сохраняют свою веру, в Египте это копты, которые, несмотря на вторжение арабов-мусульман, не приняли ислам. Тем более, что первые мусульмане достаточно толерантно относились к христианам, на их территории продолжало существовать даже немалое количество христианских монастырей и церквей, единственное — всё не мусульмане (сюда также принадлежали евреи) были вынуждены платить специальный налог за свою иноверность. А вот Эфиопия — единственная страна в северной Африке, которая сохранила христианство в качестве государственной религии и сегодня эфиопская христианская церковь является одной из древнейших.

Церковь святого Георгия в городу Лалибэле, Эфиопия.

Это северная Африка, а вот остальная территория этого континента впервые о христианстве узнала только в XV веке, ведь именно в это время на жаркие африканские земли ниже экватора впервые ступила нога белого европейского завоевателя — португальского конкистадора. И конечно непременным спутником вооруженного конкистадора был одетый в рясу католический священник, цель которого была обязательно обратить побольше африканских туземцев в христианскую веру. Вот правда, если говорить откровенно, африканские туземцы не всегда хотели обращаться, ведь у них была своя, древняя языческая вера, которую веками исповедовали их предки. Да и белые европейцы с их загадочными стреляющими палками, различными странными вещами все больше вызвали у африканцев опасения. Опасения были далеко не беспочвенны, ведь очень скоро предприимчивые европейцы поняли, что очень выгодное дело — вывозить черных африканцев на плантации недавно открытой Америки, используя их в качестве рабской силы.

Тема работорговли одна из печальных страниц в истории Африки, мы ее еще непременно коснемся, но вернемся к миссионерам. Неудивительно, что поведение европейцев, (сначала это были португальцы, затем подтянулись и другие: англичане, французы, голландцы) на африканской земле было полно противоречий. С одной стороны христианские миссионеры говорили, что Бог есть любовь, что они несут религию любви, добра, справедливости, а с другой стороны их коллеги, вроде такие же христиане совершали откровенно жестокие и подлые вещи. Поэтому нередко и христианских миссионеров встречали не с хлебом и солью, а угощали ядовитыми стрелами.

В общем, христианизация Африки шла со скрипом и медленными темпами, первые успехи начались только где-то с середины XIX века. И первыми христианами в это время становились представители племенной африканской аристократии, новая религия помогала им приобщиться к европейской культуре, такой причудливой и загадочной (по мнению африканцев конечно), почувствовать себя еще большей элитой. В то время как простые туземцы и в дальнейшем оставались верными своей языческой религии предков.

В некоторых местах и до сих пор остаются причудливые сочетания христианства с язычеством, например, африканская деревня имеет и церковь и особую священную полянку, где с давних времен происходили языческие ритуалы. Сначала местные жители идут в церковь на службу, а потом идут на свою священную полянку, где танцуют ритуальные танцы, прося у богов (или духов), дождя, хорошего урожая, чтобы картошка бананы родились. Где-то церковь и просто стоит только для приличия, чтобы было, христианство здесь существует только на первый взгляд и только для вида, а сущность настоящей местной религии глубоко языческая. И когда у сельских жителей проблемы, они не идут к местному священнику, а идут к местному шаману.

В некоторых же африканских племенах хорошо прижилось христианство не в католическом, а именно протестантском, даже баптистко-харизматичном варианте, с веселыми религиозными гимнами, танцами, экспрессией, эмоциональностью, впадением в экстаз. Ведь именно такой христианский харизматизм очень близок африканскому духу и ментальности.

Также во многих африканских странах существует такое интересное религиозное течение как «черное христианство», родившееся в результате сплава проповедуемого католическими и протестантскими миссионерами оригинального христианства и собственными откровениями некоторых местных шаманов. Адепты «черного христианства» верят в то, что белые люди исказили Священное писание, настоящим богоизбранным народом являются никакие не евреи или еще кто, а таки да, черные африканцы, святой город же Иерусалим на самом деле находится в Эфиопии, Иисус Христос на самом деле был черным африканцем и так далее. Конечно, можно было бы посмеяться с этого африканского учения, но мы бы не советовали этого делать, находясь где-то в Кении или Танзании.

Posted in История Африки by with .

masterok

Мы как то с вами рассматривали, Как выглядит японское православие. Удивительно, но оно там есть.

В Африке тоже есть православные храмы, в которых служат местные батюшки. Православие на этом континенте – очень интересное, самобытное и колоритное. А вера у африканцев – не менее искренняя, чем у европейских православных.

Просто немного другая…

Это удивительно, но в Африке насчитывается примерно 5–7 млн. темнокожих православных христиан, а пять лет назад в Уганде даже появилась община старообрядцев. Храмы в африканских странах имеют очень простой вид – это может быть даже старый сарайчик. Да и внутри – не так шикарно, как в европейских приделах. Полунищие государства Африки не могут себе позволить возводить богатые церкви. Власти не запрещают православие – уже хорошо.

Африканские церковные службы не совсем похожи на наши: они часто сопровождаются мерным постукиванием барабанов и специфическим народным пением, а после литургии прихожане обычно устраивают национальные танцы. Тем не менее, это тоже православие, просто не совсем привычное европейцу – с африканским колоритом. И, если поближе пообщаться с темнокожими батюшками и православными мирянами, оказывается, что они не менее преданы христианской вере, чем их европейские собратья.

Первыми из африканских стран, расположенных южнее Сахары, православие приняли Танзания, Уганда и Кения. Это произошло только в прошлом веке, однако православие здесь развивается стремительными темпами. «Подтягиваются» и другие страны – например, Замбия, Зимбабве, Конго.

Учитывая специфику африканских государств, а именно, бедность населения и проблемы с образованием, православное миссионерство здесь неотрывно связано с социальной благотворительностью. При храмах, как правило работают средние и воскресные школы. Например, православная школа в Ишамаре (Кения) настолько востребована, что многие дети ходят в нее из соседних деревень, каждый день преодолевая по несколько километров. А окрестные жители приносят в храм свои мобильные телефоны: подзарядить.

Православные кенийцы

Несмотря на то, что Кения – небогатая страна, в которой не все в порядке с безопасностью (побороть уличную преступность пока не удается), многие ее граждане – очень открытые, бесхитростные и отзывчивые люди. Тяжелая жизнь учит их делиться с ближним последним куском хлеба, никому не завидовать, довольствоваться тем, что есть, и радоваться малому. Возможно, именно поэтому православие оказалось кенийцам так близко.

В 1952 году, когда в стране началось освободительное движение против колонизаторов, православные священники и прихожане приняли сторону повстанцев. Считая их дикарями-язычниками, власти арестовывали кенийских батюшек: так, отец Георгий, первый кенийский епископ-африканец, отсидел за решеткой около 10 лет, равно как и будущий президент страны Джомо Кениата, который очень симпатизировал православию.

В большинстве православных приходов Кении службы ведут на английском, который в стране довольно распространен, но кое-где используют и местный язык. В стране издают книги с текстами служб и молитвами на местных языках, но далеко не каждый храм может себе позволить такую роскошь. Поэтому чаще всего кенийские священники используют тексты, переписанные от руки.

Во время литургии женщины и мужчины молятся в разных частях храма (в России эта традиция соблюдается не так строго). Очень важное значение придается проповеди, поскольку решение о принятии той или иной веры африканцы принимают именно исходя из того, что слышат от священников. Хотя в некоторых кенийских храмах можно увидеть ряды лавочек, как в костелах, сидеть принято только во время проповедей и апостольских чтений.

На сегодняшний день в Кении около 700 000 православных граждан, более 200 священнослужителей и один епископ.

Православные эфиопы

Христианство пришло в эту страну даже раньше, чем в Россию. Эфиопская церковь относит себя к православной ветви, и на сегодняшний день православными считают себя более половины местных жителей.

Здесь, как и у нас, верующие соблюдают православные посты и отмечают традиционные церковные праздники, но вместе с тем практикуется обрезание (традиция, пришедшая много веков назад из иудаизма). Быть христианином в этой стране не зазорно. Многие молодые эфиопы носят на груди деревянные крестики, и заглянуть в храм, чтобы помолиться и поставить свечку, для них в порядке вещей.

Сами храмы в стране встречаются повсюду – даже в деревнях. Как и в других странах Африки, в Эфиопии церкви весьма аскетичны, если не сказать «бедны». Настоящие рукописные иконы встречаются не так часто – в основном это копии, распечатанные на принтере.

Как и у нас в стране, эфиопская литургия обычно служится два раза в день, а также бывают ночные службы. У православных эфиопов принято приходить в храм в длинных белых одеждах, а облачение батюшек обычно имеет голубой или красный цвет. Если прихожанин пожилой, то часто он приходит в храм с посохом. С одной стороны, это дань древней эфиопской традиции, а с другой – практика, помогающая отстоять долгую службу.

Местные верующие говорят, что православие – это то, что помогло эфиопам сохранить свою независимость (во всех смыслах) и выстоять перед напором европейских колонизаторов и иноверцев.

Православные хуту

Расположенная на востоке Африки Республика Бурунди (большая часть ее граждан – представители народа хуту) – одна из самых бедных и отсталых стран континента. Однако даже тут можно встретить православных священников.

< Православие в Бурунди, как и во многие африканские государства, пришло от греков, которые очень активно проводили и проводят на континенте миссионерскую деятельность. Первые богослужения и церковные таинства в Бурунди стали совершаться около 60 лет назад. Правда, с 1970 по 2005 годы службы в стране не проводили, что было связано с отъездом из Бурунди общины православных греков. Зато теперь религия возродилась и появились свои, африканские батюшки. Два храма, работающих в стране, относятся к Александрийской православной церкви.

Четыре года назад темнокожий епископ Бурунди и Руанды Иннокентий совершил массовое крещение местного населения – тогда православие приняли одновременно несколько сотен африканцев.

Кабельная компания НК-Кабель реализует кабель силовой более 30000 сечений (и типов). В наличии кабель КГВЭВнг-FRLS. Условия эксплуатации кабеля КГВЭВнг(A)-FRLS: Предназначен для передачи и распределения электроэнергии в силовых цепях (0,6 и 1 кВ) и цепях контроля и управления на станках и механизмах при напряжении до 660В переменного тока частотой до 60Гц или постоянном напряжении до 1000В, применяемые при нестационарной прокладке. Также всегда в наличии кабель nym, и кабель аабл 3х120 с доставкой по России.
———————————————— Это копия статьи, находящейся по адресу http://masterokblog.ru/?p=22928.Tags: Религия

Мы пока вне этого делания

Священник Георгий Максимов, религиовед, кандидат богословия, глава сектора Миссионерской апологетики Синодального миссионерского отдела МП

Африка условно делится на две очень разные части — ​Африка мусульманская, арабская, и вся остальная «черная» Африка. Она тоже частично мусульманская, частично языческая и в значительной степени — ​христианизированная. В основном, христиане — ​протестанты или католики. Православных меньше. На севере континента православные в основном не местные, приезжие. А в «черной» Африке уже много обращенных коренных жителей, по разным оценкам от пяти до семи миллионов африканских православных. Они обращаются к вере и воцерковляются благодаря труду греческих миссионеров. Поэтому во всем африканском православии присутствует довольно большой отпечаток именно греческой православной традиции, причем современной. Потому я бы не сказал, что там много какой-то прямо местной экзотики. Да, африканские православные танцуют: танец в африканской культуре — ​неотъемлемая часть жизни. Но танцуют они после окончания литургии. Они и песни тогда православные поют, которые сами придумывают.

В Африке пока нет монастырей, они только-только начинают зарождаться, получится ли из этого что-то в дальнейшем — ​трудно сказать.

В «черной» Африке в целом нет никаких препятствий со стороны государства для ведения миссионерской деятельности. Мне ни разу не довелось слышать об этом. В северной Африке, в мусульманской, в арабской, конечно, запрещено вести миссионерскую деятельность среди мусульман. Более того, существует проблема столкновений экстремистской части ислама с христианством. Экстремисты не относятся к православным лучше, чем к другим христианам, для них это все одно и то же, поэтому православные живут там в такой же угрозе, как и католики и протестанты. Но это беда не только Африки. Более того, экстремисты убивают не только христиан, но — ​всех не мусульман. В Таиланде, в мусульманских регионах режут головы монахам-буддистам. И индуистов убивают, теракты устраивают. Всем известно, какие проблемы у иудеев.

Коренные жители Африки обращаются в православие, находят для себя нашу веру. Господь им помогает, Он совершает там множество чудес. Это очень важно и дорого для нас. Но мы, самая большая Православная Церковь, не принимаем никакого участия в миссии православия в Африке. Мне кажется, за это нам должно быть стыдно. Даже православные финны помогают больше, чем мы. А сколько их всего?! Греки, которых в десять раз меньше, чем нас, несут на себе миссионерский груз. Хотя у них финансовый кризис, различные проблемы и сложности. Александрийские Патриархи, когда бывали в России, приглашали Русскую Православную Церковь поучаствовать в африканской миссии. Но мы оказываемся, вне этого великого делания.

Один африканский архиерей мне даже говорил: «У нас были миссионеры из самых разных народов, только из русского не было».

У нас некоторые любят умиляться африканскому православию как некой экзотике: «Ах, православные негры, ах, они танцуют, ах, у них свои костюмы!» Но в этом, на мой взгляд, мало смысла. Нужно говорить об африканском православии с точки зрения того, как мы можем в этом поучаствовать, что мы можем сделать. А сделать что-то мы можем. Например, мы — ​Православное миссионерское общество прп. Серапиона Кожеозерского — ​начали такой проект: собираем иконы и отправляем в разные африканские страны, пытаемся переводить православные книги. Потому, что у них тотальный дефицит всего. Нехватка денег и миссионеров — ​общая миссионерская проблема. Но в случае с Африкой она особенно чувствуется.

Миссия? Постройте школу или больницу

Екатерина Загуляева, религиовед, корреспондент сайта Miloserdie.ru

Миссионерская деятельность в Африке тесно связана с социальной и без нее невозможна даже на законодательном, юридическом уровне. В Африке все миссионерские проекты начинаются с того, что любая церковь или христианская община строит школу, больницу или другой социальный объект, в котором люди могут получать помощь. Это способ познакомиться, так как, получив помощь, местные жители заходят и в храм. Церковь, в которой помогают сейчас, пользуется большим доверием, чем та, которая только обещает «золотые горы» в будущем. Поэтому и у католиков, и у православных, и у других конфессий в Африке — ​свои социальные проекты.

Активность миссионерской деятельности в Африке очень сильно зависит от страны. Скажем, бывшие европейские колонии исповедуют христианство в том виде, в котором его привезли колонизаторы: французы, англичане, португальцы. Есть страны традиционно исламские и там, конечно, говорить об активной миссии христианства трудно. Африка — ​очень большая и разнообразная. Например, в Кении или Уганде Православная Церковь развивается стремительно. Не в последнюю очередь потому, что в этих странах есть православные семинарии, в которых обучаются священники из местных жителей.

С одним из таких священников мне удалось познакомиться и даже съездить в его храм. Отец Марк Мванга недавно достроил каменный храм Свв.Константина и Елены в городе Илласит на границе с Танзанией. Он единственный православный священник на 100 километров вокруг. И у него на приходе тоже активно развита социальная деятельность.

Там живет очень много бедных людей. Как правило, никто из них нигде не работает за зарплату (просто нет работы), все они занимаются сельским хозяйством: выращивают маис, бананы. Два раза в год продают урожай. Все остальное время денег у них нет, они живут запасами. Потому, скажем, получать медицинскую помощь за деньги они не могут. Даже если медицинская помощь оказывается где-то бесплатно, то они, как правило, не в силах туда доехать. Ведь для этого тоже нужны деньги. А пешком, если человек болен, далеко не пойдешь.

В Африке распространенная проблема — ​много людей ВИЧ-положительны. Совсем необязательно, что все они ведут какой-то аморальный образ жизни. Дело в том, что во многих странах Африки принято ритуальное обрезание.

С этим борется и Католическая Церковь, и Православная Церковь, и светские медики — ​все проводят просветительскую работу. Но тем не менее, в деревнях продолжают обрезать и мальчиков, и девочек. Причем, одним ножом обрезают всех — ​это может быть сто человек. И если из них болеет кто-то один — ​заражаются все. Людям с ВИЧ необходима дорогостоящая регулярная терапия, консультации врачей. Так вот, отец Марк со своей женой привозит врачей к своему храму. Народ заранее оповещают, что будут, допустим, два терапевта, педиатр, врач, который делает тесты на ВИЧ и СПИД, фармацевт, который привезет лекарства. Люди раз, второй, третий придут за медицинской помощью, потом — ​зайдут в храм. А дальше он начинает среди них проповедовать…

Кроме того, отец Марк с матушкой помогают детям, у которых родители умерли от СПИДа — ​это одновременно 60–80 человек детей. Я однажды ездила с отцом Марком к этим детям. То, что увидела — ​потрясает. Хижины, сделанные из мешков и картонных коробок. Бывает, что по пять-семь детей спят на голой земле. Он смотрит — ​кому одеяло купить, у кого еды нет, кому-то нужна школьная форма. Хотя школа — ​бесплатная, не все могут туда ходить: нужна школьная форма и учебники. Отец Марк проповедуют и среди язычников — ​среди племени масаи, ходит к ним в деревню, они тепло его встречают. Есть среди них и православные — ​их можно увидеть в храме на службе.

Когда я собиралась ехать в Кению, я написала об этом в фейсбуке. Мне удалось собрать деньги, на которые я закупила нательные крестики и иконы, чтобы раздать людям на месте. Народ живет очень бедно и ничего этого у них просто нет. Через социальные сети мы собрали деньги и на облачения священнику — ​там его купить очень трудно. Во-первых, и средств нет, а во‑вторых — ​никто не шьет, нужно заказывать в Греции или в других странах.

Есть в Африке свои великие святые. Не будем забывать, что монашество в IV веке зародилось именно в Африке: преподобные Антоний Великий, Павел Фивейский, александрийские святители — ​все они жили и проповедовали именно в Африке.

Или, например, преподобный Моисей Мурин. Этот праведник до того, как пришел к вере, был разбойником, для которого ничего не стоило убить человека. К сожалению, сейчас африканское монашество не развито, местные священники говорили об этом с грустью. Но все впереди. Не так давно епископом в Кении стал африканец (а раньше епископами всегда были греки), в Уганде на кафедре уже давно стоит африканец. Свой человек, конечно, внушает больше доверия местным жителям. Так что и миссия, я думаю, наберет обороты.

«Рашен доктор» и чудо в Бенине

Илья Молев, преподаватель Школы Православного Миссионера при Синодальном Миссионерском отделе МП

Африка — ​это зона канонической ответственности Александрийского Патриархата. Ведь именно в Александрии, на севере Африки началась православная жизнь в Римской империи на этом континенте. Но только недавно, в конце XIX века Александрийский Патриархат начал заниматься коренным чернокожим населением. И успех миссии очень большой. Сейчас, по разным оценкам, в Африке до семи миллионов православных христиан из местного населения. Понятно, что распределяются они неравномерно.

Север Африки — ​это мусульманские страны. Там проповедь крайне затруднена и православные, условно говоря, живут в подполье. Они не могут открыто проповедовать свою веру. На юге Африки в основном проповедуют сербы.

Эфиопская православная церковь — ​одна из Древневосточных (дохалкидонских) церквей. На самом деле, она, конечно, не православная и у нас нет с ними ни евхаристического общения, ни диалога.

Активно развивается миссия на востоке Африки: Кения, Танзания. Митрополит Кенийский и Иринопольский Макарий, киприот — ​духовное чадо отца Софрония (Сахарова). Он в свое время поехал в Англию, учиться музыке, там исповедался отцу Софронию и услышал от него: «У Бога на тебя другие планы. Ты пойдешь учиться на теологию». Потом, по его же благословению, будущий архиерей защитил диссертацию в Оксфорде. Затем, в качестве простого монаха, поехал в Африку миссионерствовать. Как-то связался с отцом Софронием, тот говорит: «Тебе скоро предложат епископство. Ты не отказывайся». Будущий владыка Макарий удивился: «Я даже не дьякон, как могу стать епископом?». Но буквально спустя десять дней и ему позвонил Патриарх Александрийский и сказал: «Я буду предлагать вашу кандидатуру на епископство».

В Кении о христианстве узнали с первыми путешественниками-европейцами. И когда началась колонизация, приехали католические миссионеры. Но они были на стороне колониальных властей, угнетавших местное население и потому воспринимались негативно. И так совпало, что во время бунта против колониальных властей в прошлом веке местные жители познакомились с Православной Церковью и православные архиереи, священники, стали как раз на сторону местного населения. Православные в том числе старались проповедовать на местных языках и ратовали за то, чтобы коренные люди получали обучение именно на родном языке. Многие православные пострадали тогда, оказывались в тюрьмах. Интересно, что в тюрьме оказался Джомо Кениата — ​христианин, будущий первый президент Кении. И там он познакомился отцом Артуром Гауната, будущим первым «чёрным» епископом Кении. Позднее Джомо Кениата подарил православной общине большой участок земли. Сейчас там располагается православная семинария в Найроби. Кроме того, там есть православная школа.

Сегодня местные власти дают полный карт-бланш всем религиозным организациям: «Мы даем землю, стройте на ней храмы, мечети, проповедуйте, только при условии, что вы построите или школу (по государственной программе), или больницу. Дальше — ​если есть возможность поддерживать школу, она субсидируется, если нет, то нет. На школы, в основном, жертвуют греки и американцы. Мечетей (со школой или больницей) строят меньше — ​видимо, мусульманам это не очень интересно. В Кении, кстати, почитаем, святитель Луки (Войно-Ясенецкий) (его называют «рашэн доктор», есть ему посвященный храм.

В Кении очень жарко, много насекомых, в том числе паразитов, много болезней. Особенно много паразитов в воде: стоит только ступить в нее, они проникают через кожу и начинают путешествовать в лимфе человека. В результате человек может серьезно заболеть. Есть водоемы, куда не заходят — ​это опасно. Но когда владыка Макарий крестит людей, они безо всякой боязни входят в воду после освящения — ​такая у них сильная вера.

Африка приходит к православию сейчас очень и очень активно. Иногда — ​благодаря настоящим чудесам. Как, например, в Бенине. В этой стране ничего не знали о православии. В основном там жили язычники и совсем немного христиан-католиков и протестантов. У одного из протестантов, Оптата Беханзина, серьезно заболел сын, молитвы в молельном доме не помогли. Тогда Оптат собрал всех родственников и близких людей у себя, и они все вместе начали молиться. Случилось чудо, — ​ребенок поправился. Так организовалась маленькая община, которая официально зарегистрировалась. Спустя какое-то время Эрик во сне услышал: «Моя Церковь называется Православной». Позднее они вошли в Православную Церковь, узнав про нее. Сейчас Бенин — ​центр активности православной миссии, оттуда отсылают священников в соседние страны.

Африка — ​очень быстро христианизируется. Те теракты, которые проходят в центре Африке, в Нигерии, например, — ​это жест отчаяния мусульман. Там, где появляется христианство (не только православие), они проигрывают Африку.

Несмотря на крайне бедственное и тяжелое положение (многие местные жители не знают, что будут сегодня есть и даже пить, ведь вода — ​это дефицит), африканцы не то что не унывают, но, напротив, всегда веселы и радуются. Танцы, песни, выраженные эмоции и улыбки — ​проявление той внутренней радости, которая, оказывается, не зависит от внешнего благосостояния. Стоит немного прочитать про опасности Африки и посмотреть на африканцев, чтобы понять, как мы далеки от выполнения заповеди «всегда радуйтесь» (1Фес. 5: 16–18).

Мы привыкли свысока относиться к африканцам, которые плохо образованы, часто не умеют читать и писать. Но удивительно, что они научены православной вере лучше многих наших соотечественников, и легко могут отвечать на сложные богословские вопросы, например: «Если Бог Всемогущ и Всеблаг, то откуда в мире зло?»

Желающие поучаствовать в деле православной миссии могут сделать это здесь: orthomission.ru.

Подпишитесь на самые интересные статьи «Лодки»

Православная Африка: христиане из племени масаи

В настоящую африканскую экспедицию отправился корреспондент «НС», чтобы встретиться с христианами из племени масаи и помолиться в православном храме на границе Кении и Танзании, у подножия горы Килиманджаро:

Православные Масаи

(FLV файл. Продолжительность 2 мин. Размер 10.2 Mb)

Масаи — африканское племя проживающее в саванах на юге Кении. Несмотря на развитие современной цивилизации, они практически полностью сохранили свой традиционный уклад жизни, за последнее столетие, под воздействием греческих миссионеров, многие масаи приняли православие, в то время как католицизм и протестантизм так и остались религией «белых» жителей страны. Человек в черном — кенийский священник окормляющий один из масайских приходов.

Богослужение в православном масайском храме

(FLV файл. Продолжительность 4 мин. Размер 20.7 Mb)

Масайское богослужение выглядит очень непривычно, в том числе и благодаря языку суахили, звучащему равно как и масайский весьма экзотично. Вместо привычного запричастного стиха масаи поют под барабаны собственный гимн религиозного содержания.

На территории Кении расположены 59 национальных парков. Какие-то гениальные люди придумали и внедрили систему природоохранных зон еще в колониальные времена и это позволило сохранить уникальную флору и фауну страны в ее первозданном виде

Зебры, слоны, жирафы, антилопы, носороги, львы — спокойно разгуливают по паркам, ничего не опасаясь, так как люди приезжают сюда только для фотоохоты, на сафари

Сафари — это туристическая поездка на джипе по саванне в поиске диких животных. Выходить из джипа строго запрещено — за это даже полагается серьезный штраф. Каждую машину сопровождают рейнджеры с ружьями, чтобы защитить туристов от диких зверей

Как правило, выезды в саванну происходят рано утром и поздно вечером, в то время, когда животные выходят из своих укрытий и в поисках еды переходят с места на место

Большой удачей считается встретить за время сафари всю большую африканскую пятерку: слона, носорога, буйвола, льва и леопарда. Раньше про охотника добывшего хотя бы по одному представителю всей пятерки говорили, что он собрал «большой шлем» африканских трофеев. Но сегодня охота практически полностью запрещена и белые туристы довольствуются шампанским в окружении дикой природы, наслаждаясь колониальным бытом и африканским гостеприимством

На территории национальных парков есть комфортабельные лоджи для европейцев, они окружены забором с электрическим напряжением — то ли от диких зверей, то ли от местных жителей — масаев

Масаи — это полукочевой африканский народ, живущий в саванне. Несмотря на развитие современной цивилизации, они практически полностью сохранили свой традиционный уклад жизни, хотя это и становится все труднее с каждым годом. Они живут общинами-деревнями на территории национальных парков. Когда в Кении развернулся туризм, масаи не смогли воспользоваться выгодой своего контроля над саваннами. Находящиеся у власти племена охотно признали за масаями традиционное «владение» всеми животными и передали им также функцию охраны заповедников, в то время как ограниченная группа менеджеров из «цивилизованного» мира взяла в свои руки индустрию туристских сафари. В итоге, туризм практически не улучшил благосостояние масаев — они не участвуют в разделе высоких доходов от «белого сафари» и живут в большой нищете практически в резервациях

Вместе с православным священником отцом Марком Мванги (настоятелем храма свв.Константина и Елены в городе Илласит) мне удалось съездить в такую деревню

И к моему большому удивлению оказалось, что большинство масаев — христиане. Среди них есть даже и православные. Как рассказал мне отец Марк, он знает как минимум четырех православных священников из племени масаев. На фото: масайская женщина дарит отцу Марку нагрудный крест, который они сплели из бисера к его приезду

.

Внешне масаи очень отличаются от других африканцев — они худые, высокие, с тонкими чертами лица. Одеваются в традиционные одежды — накидки красного и синего цвета, украшают себя плетеными из бисера браслетами и ожерельями. На ногах масаи носят сандалии из автомобильных покрышек

Группа женщин, которые собрались на беседу с отцом Марком расселась под деревом и батюшка сказал им проповедь. «Масаи — по большей части уже христиане, — рассказал мне позже отец Марк, — и их очень легко привести в православие. Дело в том, что мы с масаями очень похожи. И они и мы — православные — крепко держимся традиции. Они понимают почему это важно. Они видят, что я пришел к ним в подряснике, что для меня важна даже эта, казалось бы, мелочь и очень ценят это. Масаи очень простые, добрые, искренние люди, не испорченные цивилизацией»

Старейшина провел нас по деревне, показал как они живут. Несмотря на репутацию масаев как свирепых воинов, в центре их культуры находится скот. Одна из их легенд говорит, что весь скот принадлежит народу масаи, и поэтому все, кто также владеет скотом, должны были когда-то украсть его у масаи. Это не раз приводило к серьёзным конфликтам с другими племенами, когда масаи пытались вернуть «свою собственность»

Хижины масаи построены из высушенного навоза

Обстановка крайне скудна. Пол в хижинах земляной. Окон нет. Еду готовят на открытом огне непосредственно на полу. Электричества никакого нет, конечно. Но обратите внимание, что старейшина подсвечивает себе путь мобильным телефоном — его заряжают в специальных киосках в городе

В отличие от многих других племён, у масаи женщины занимают важное место в культуре и жизни племени. Их легко отличить по выбритой голове, ярким одеждам и бусам. На фото: девушки дезинфицируют дымом сосуды из тыквы для молока. После такой обработки молоко в них хранится два-три дня при температуре на улице 27-30 градусов

Масаи пьют не только молоко, но и кровь коров и коз

Кроме того, для обоих полов практикуется удаление одного из нижних зубов и обрезание. Обрезание выполняется старшими того же пола, при этом мальчики обязаны перенести процедуру без единого звука, а для девочек таких требований нет. Попытки кенийского правительства уничтожить эту практику не увенчались успехом. «Мы с матушкой, — рассказывает отец Марк, — ездим в племя, проводим с масаями разговоры о здорвье, уговариваем отказаться от обрезания или хотя бы дезинфицировать нож, иначе массовые обрезания приводят к распостранению ВИЧ/СПИДа среди молодежи»

Традиции масаев чётко регламентируют их жизнь. Дети воспитываются по возрастным категориям, между которыми установлены традиционные отношения. Юноши и девушки проходят церемонии инициации. Жениться в юном возрасте категорически запрещается, прежде мужчины должны проявить себя в войне и охоте. До недавних пор, чтобы получить право стать воином (мораном) молодой масай должен был убить льва. Официально эта практика больше не применяется, хотя, по некоторым сведениям, она продолжает существовать

Красивые одежды и бусы — это не маскарад ради нашего с отцом Марком приезда. Масаи действительно постоянно ходят, ездят на велосипеде в магазин и пасут стадо именно в такой одежде. Кроме того, мужчины обычно носят при себе нож и палку

Храм свв.Константина и Елены на границе Кении и Танзании, где отец Марк настоятель — местный церковный социальный отдел. При храме отец Марк организует массовый бесплатный медицинский прием (медицина в Кении платная, поэтому далеко не у всех есть возможность встретится с доктором), окормляет 60 сирот, устраивает встречи групп взаимопомощи для больных СПИДом, миссионерствует среди масаев, которые с радостью по его приглашению приходят на воскресную службу

.

Храм отца Марка построен из гофрированного железа, пол земляной, электричества нет

Русское золотое облачение мы привезли батюшке из Москвы — оно было куплено в том числе на пожертвования читателей журнала «Нескучный сад». Отец Марк очень благодарил, сказал, что будет молиться за всех жертвователей! И даже признался, что никогда в жизни такой красоты не видел: «Как у Патриарха!» В Кении очень трудно купить православное облачение — нет подходящих материалов, мало кто умеет шить фелони. Обычно священник десятилетиями служит в одном и том же облачении, пока оно не износится до дыр

Отец Марк читает Евангелие на местных языках — на суахили, масаи и кикуйю

Прихожане сами поют службу. Хора нет. Все знают слова наизусть

На доске написаны отрывки из Евангелия, которые будут прочитаны на литургии

Масаи в храме

Одна из наиболее важных частей православного богослужения в Африке — проповедь

Литургия и Священное Писание пока что переведены только на суахили, поэтому отцу Марку приходится переводить и растолковывать смысл прочитанных отрывков для масаев — на их язык, для кикуйю — на их

Масаи выглядят несколько экстравагантно в православном храме, но слушают проповедь с большим интересом, кивают священнику, соглашаются с ним

В православных храмах в Африке есть стулья и скамейки на которых можно сидеть во время проповеди и чтения Апостола

Отца Марка поразило известие о том, что в России в храмах нет скамеек. Он просил нас рассказывать об этом на всех встречах, дополняя эту мысль тем, что вот, дескать, в России верующие люди, стоят в храме, перед Богом! Вот это вера, вот это православие! Не то, что мы здесь расслабленные совершенно… На фото: земляной пол в алтаре храма

Жертвенник

Великий вход по греческой традиции совершается по периметру всего храма

Подростки и дети в храме ведут себя очень спокойно, не бегают, не шумят, даже не плачут. А молодежь следит за службой по книгам

.

.

После окончания службы мы раздали всем прихожанам иконочки и крестики, которые были куплены на собранные в Москве пожертвования

Оказалось, что практически ни у кого из православных прихожан нет нательных крестиков — их просто негде взять и не на что купить. Мы все-таки очень недооцениваем имеющееся у нас Софрино…

Тем временем, приходские активистки приготовили для всех угощение

После трапезы старейшина масаев поблагодарил батюшку за приглашение в храм

.

Гора Килиманджаро — самая высокая гора в Африке. Ее прекрасно видно в Кении, хотя гора расположена в соседней стране — в Танзании. Ученые не верили путешественникам, что ее вершина покрыта снегом до тех пор, пока не были сделаны первые фотографии. Невиданное дело — снег на экваторе!

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *