Пожар в сибири

Высокая пожароопасность: какие пожары невозможно потушить и что делать, если заметил огонь в лесу или поле

08.05.2019 10:00

С 1 мая в Алтайском крае установлен особый противопожарный режим. До его отмены запрещено посещать леса, разводить костры и проводить любые пожароопасные работы (жечь траву, мусор и т. п.).

Более 100 га леса горело в первые майские выходные

По оперативным данным регионального министерства природных ресурсов, всего в крае с начала пожароопасного сезона, который был объявлен 5 апреля, произошло 76 лесных пожаров общей площадью 203,74 га. Из них почти половина приходится на прошедшие празднично-выходные дни: с 1 по 5 мая зафиксировано 32 лесных пожара общей площадью 110,85 га. Причины – нарушение правил пожарной безопасности, неосторожное обращение с огнем, сельхозпалы, а также гроза. Предстоящие выходные, по прогнозам синоптиков, также будут жаркие, ожидается высокая пожароопасность.

Какие пожары бывают

Самые редкие (один из 100 пожаров) и крайне опасные природные пожары – подземные (почвенные). Чаще всего это торфяные пожары. Они могут гореть круглый год, несколько лет, даже под снегом и ливневым дождем. Потушить торфяной пожар практически невозможно, можно только окопать и затопить канаву, чтобы огонь не распространялся, и ждать, пока торф прогорит полностью. Но возникают почвенные пожары и там, где нет торфа, но есть толстый слой лесной подстилки. Такие пожары могут стать причиной беглого низового пожара.

Низовые пожары – это 90–95 % природных пожаров, когда горит напочвенный покров, опавшие листья и хвоя, валежник, пни, подлесок. Сухая, жаркая погода и сильные порывы ветра способствуют переходу низового пожара в верховой, а подлесок является ступенькой для скачка огня на кроны деревьев. Скорость верхового пожара может достигать 70 км/ч, температура – 1000 ˚C и больше, головешки и угли могут разбрасываться на 300–400 метров впереди фронта огня. Потушить такой пожар невозможно.

Михаил Чечушков, директор ООО «Содружество», компании-арендатора лесных участков в Павловском, Ребрихинском, Калманском и Топчихинском районах:

В каких бы фильмах ни показывали, что взлетели самолеты или вертолеты и все потушили, в реальности такого нет. Там такая турбулентность, что ни один летчик туда не полетит. Да и вода не долетит – просто испарится. Так можно тушить низовой пожар либо дотушивать. Верховой пожар человек остановить не может практически ничем. Только природные факторы: либо лиственные насаждения, либо какие-то природные барьеры, либо огромные разрывы. Хотя разрыв и 300 метров верховой пожар перескакивает и даже не замечает, что этот разрыв был.

Рядом с лесом – в потенциально опасной зоне в крае расположено 189 населенных пунктов. Особенно уязвимы для огня ленточные боры. У них в целом высокая горимость, так как основной массив составляют хвойные деревья, и подстилка из сухой хвои может достигать 20 см. При этом леса легкодоступны для людей и являются популярным местом отдыха. А причина большинства природных пожаров – неосторожное обращение человека с огнем.

Максим Усов, замдиректора ООО «Содружество»:

Одной из мер профилактики лесных пожаров является обустройство зон отдых. Места скопления отдыхающих, как правило, общеизвестны. Эти участки являются местами повышенной пожарной опасности. Специально к весенне-летнему сезону готовятся места отдыха: контейнеры для мусора, навесы, столы, скамейки, аншлаги с правилами поведения в лесу. Костровище располагается таким образом, что даже если не потушить костер, ни искры, ни пламя от него не уйдут.

Поэтому в целях пожарной безопасности в то время, когда запрет на посещения лесов снят, рекомендуется пользоваться именно такими «стоянками».

Другая причина природных пожаров – поджоги сухой травы, так называемые сельхозпалы. Травяные пожары распространяются очень быстро, особенно в ветреную погоду, и огонь с легкостью может перекинуться и на расположенные рядом дачные поселки, населенные пункты, и на лесной массив. Чаще всего трава на полях горит из-за якобы случайно брошенной спички или непотушенной сигареты. Но, например, в районе Алейска сотрудники госпожнадзора, благодаря сообщениям проезжавших по трассе людей, выявили более изобретательного фермера. Он поджигал сухие пожнивные остатки с помощью трактора и бороны, на которую были прикреплены горящие материалы, сообщается на сайте ГУ МЧС по краю. За это и подобные нарушения грозит денежный штраф, который в условиях особого противопожарного режима имеет повышенный размер: для граждан – от 2000 до 4000 рублей, для должностных лиц — от 15000 до 30000 рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от 30000 до 40000 рублей, для юридических лиц — от 200000 до 400000 рублей.

Что делать, если вы обнаружили пожар в лесу или в поле

«Небольшой низовой пожар можно затушить своими силами, даже не имея специальных средств», – объясняет Максим Усов.

Если рядом есть лиственные деревья, например, береза или осина, нужно взять ветки длиной около 1,5 м, сделать веник и захлестывать им огонь внутрь пожара. Если есть лопата, можно забросать огонь песком. Только используемый грунт должен быть очищенным, травяной покров нужно убрать полностью. Если вы приехали на автомобиле, и у вас с собой есть запасы воды в канистрах или бутылках и автомобильный огнетушитель, их также можно использовать. Но – таких объемов хватит всего на несколько секунд тушения.

Если распространение огня удалось остановить (локализовать), температура на месте возгорания снижается, и можно безбоязненно дотушить пожар. Оставшийся непотушенным хотя бы один маленький очаг позволит пожару разгореться с новой силой.

Если площадь пожара большая и дует ветер, потушить его своими силами невозможно. Важно не впадать в панику и выбрать маршрут выхода из леса в безопасное место. Огонь всегда распространяется по ветру, и если ветер сильный, убежать от пожара или обогнать его невозможно. Двигаться необходимо под прямым углом к направлению распространения огня.

Об обнаруженных пожарах нужно сообщить по номерам телефонов, которые указаны на информационных плакатах на въездах в лес и в местах отдыха, на телефоны горячей линии 8–800–100–94–00 и 8(3852) 63–66–40 или в МЧС (101, 112).

Фото: ГУ МЧС России по Алтайскому краю, ЛХК «Алтайлес».

С середины июля в Сибири на огромной площади горят леса. Руководитель противопожарного отдела Greenpeace России Григорий Куксин говорит, что это самые масштабные лесные пожары в России за всю историю наблюдений. Я пообщался с ним, чтобы узнать, как это произошло, почему чиновники не хотят ничего тушить, надо ли спасаться от смога и чем можно помочь:
Что происходит?
Массовые лесные пожары. Огонь уже прошёл 12 миллионов гектаров, прямо сейчас горит примерно 3,7 миллиона гектаров леса. Это 37 000 квадратных километров, что соответствует территории Ульяновской или Ярославской области. Москвичи, представьте, что горит вся Москва вместе с новыми территориями… и умножьте эту площадь на 15.
По словам Григория Куксина, «сейчас мы бьём все рекорды и выходим на самые плохие отметки за всю историю наблюдений».
Из-за чего возникла такая аномальная ситуация с пожарами?
Прежде всего это человеческий фактор: сжигание остатков вырубленного леса, оставленные костры, брошенные на землю окурки. Эти причины накладываются на два необычных фактора. Во-первых, это сухая и жаркая погода. Greenpeace прогнозирует, что она будет наблюдаться всё чаще и чаще, потому что климат действительно меняется. Во-вторых, это решение властей не тушить пожары, несмотря на экстремальные условия.
Почему чиновники не хотят тушить пожары?
Вы же слышали: потому что это «экономически нецелесообразно». Так считает, например, губернатор Красноярского края Александр Усс.
Так и есть?
Нет. В 2015 году региональные комиссии по ЧС получили право закрывать на пожары глаза, если «прогнозируемые затраты на тушение превышают прогнозируемый вред» и если огонь не угрожает населённым пунктам и инфраструктурным объектам.
Всю страну поделили на зоны, где надо и где не надо тушить пожары. Но в так называемые «зоны контроля» (то есть где пожары тушить якобы не надо) попали сотни маленьких населённых пунктов, из которых очень трудно кого-то эвакуировать. И теперь к ним подбирается огонь.
В эти зоны не должны были попасть поселения, но они туда попали; не должны были попасть вырубки, но они туда тоже попали. Если мы можем на лесовозе тащить оттуда брёвна, очень странно, что мы не можем привезти туда пожарных. Это не укладывается в логику «экономической нецелесообразности».
Что делать?
Эти зоны надо пересмотреть, убрать оттуда населённые пункты. Сегодня министр природных ресурсов Кобылкин наконец дал такое поручение. Если это действительно произойдёт, если эти границы нормально провести, то в этой логике появится смысл: мы будем тушить те пожары, которые возникают близко к городам и сёлам и непосредственно нам угрожают.
Сколько денег не хватает регионам на борьбу с пожарами?
В целом на борьбу с пожарами и вообще на охрану лесов в России выделяется около 5 миллиардов рублей в год. По подсчётам Greenpeace, охрана лесов недофинансирована примерно в 10 раз с учётом изменения климата, накопившихся долгов и износа техники. То есть нужно где-то 50 миллиардов рублей в год. Сумма большая, регионы её сами не потянут – это в любом случае федеральные деньги. Но и лес считается федеральной собственностью, которую регион охраняет на федеральные деньги.
50 миллиардов – это много или мало? В 2017 году Москва потратила на благоустройство почти 250 миллиардов рублей. Россия тратит в год на финансирование СМИ порядка 75-80 миллиардов рублей. Почти все эти деньги идут на пропаганду. Например, в 2019 году ВГТРК и Russia Today совместно получат 41,5 млрд рублей, а агентство «Россия сегодня» – ещё 7,4 млрд руб. Вместе набегает сумма, достаточная для успешного тушения лесных пожаров, но власти тратят её на работу пропагандистов.
Если сравнивать с потерями, которые мы несём, 50 миллиардов – совсем небольшие деньги. Но они сегодня просто не выделяются. В том числе потому, что регионы отчитываются, что всё в порядке.
Есть ли смысл тушить пожары сейчас?
Большие пожары тушить уже бессмысленно, как и бороться со смогом. Но есть смысл тушить маленькие пожары, которые возникают каждый день. Однако власти регионов по-прежнему их игнорируют, что приводит к дальнейшему распространению огня.
Есть ли смысл бросить всё и прямо сейчас лететь в Сибирь тушить пожары?
Если речь о дальних северных территориях, ответ отрицательный. Во-первых, туда трудно попасть. Во-вторых, небольшая группа людей, тем более без достаточного опыта и снаряжения, ничего не сможет там сделать. Это просто самоубийство.
Где добровольцы нужны? Там, где лес горит вблизи населённых пунктов, там, где надо оперативно находить маленькие новые пожары и быстро их тушить. Но даже это должны делать квалифицированные добровольцы, то есть надо проходить хотя бы минимальное обучение. И надо ехать не с голыми руками, а в нормальной экипировке и с нормальным снаряжением.
Как помочь, если нет возможности самому поехать тушить Сибирь?
Первое – подписать те петиции к органам власти, которые и заставляют власть действовать. В частности, петицию на сайте Greenpeace о пересмотре «зон контроля», чтобы можно было тушить те пожары, которые напрямую угрожают населённым пунктам и жизням людей.
Второе – поддержать группы добровольцев, которые есть по всей стране. Поддерживать их надо не только в Сибири, но и на Юге: например, сейчас начинает гореть Краснодарский край, и добровольцы там нуждаются в деньгах, в оборудовании и в средствах защиты.
Третье – включаться в работу по профилактике. Возможно, это вообще самое важное. Например, распространять мультики от «Смешариков», которые сейчас сделали офигенную серию про пожары.
Можно продвигать материалы кампании «Останови огонь!» – это социальная реклама против поджогов. Если устранить человеческий фактор, у нас не будет всех этих историй с многомиллиардными затратами, с огромным ущербом, с задымлением. Здесь есть во что вкладываться.
Насколько опасен смог, окутавший сибирские города?
Есть статистика ВОЗ, которая показывает сотни тысяч преждевременных смертей в год, связанных с задымлением в целом по миру. В Москве после пожаров 2010 года (примерно 2 недели сильного задымления) фиксировали рост смертности примерно на 50 тысяч человек.
Сейчас в зоне задымления оказалось несколько городов-миллионников, и если это задымление будет долгим, потери могут быть сопоставимые.
Что делать людям, которые выглядывают в окно и видят, что их город в дыму?
Во-первых, требовать точных данных по загрязнению. Если мы видим существенное превышение ПДК вредных веществ, то требовать введения режима «чёрного неба», то есть ограничить выбросы предприятий на время задымления.
Если в семье есть больные родственники, маленькие дети, беременные женщины, то есть смысл уехать из города на время пожаров.
Итого:
1. Лесные пожары 2019 года – крупнейшие за всю историю наблюдений.
2. Основная причина пожаров – это деятельность человека. Сухая и жаркая погода здесь вторичный фактор, зато решение чиновников не тушить пожары сыграло большую роль в их распространении.
3. Требуйте пересмотра «зон контроля», чтобы можно было тушить пожары рядом с городами и сёлами, чтобы сотни и тысячи людей не погибли в огне и от смога, а чиновники не смогли отговариваться «экономической нецелесообразностью».
4. Если ваш город в зоне задымления, требуйте от властей ежедневных точных данных о загрязнении воздуха и уезжайте при неблагоприятных условиях или прогнозах.

Скандал с сибирскими пожарами, по идее, должен возникать ежегодно, поскольку тайга горит каждое лето.

Год от года меняются детали. Иногда главной темой становятся сгоревшие деревни, но ежегодно в новостях о таежных пожарах фигурируют злые китайцы, которые поджигают русскую тайгу, чтобы потом бесплатно спилить списанные деревья.

Однако масштаб истерии, который охватил социальные сети на этой неделе, прецедентов не имеет. Написано более миллиона постов. Многочисленные петиции #спастисибирь подписали почти 700 тыс. человек. На теме отметились почти все топовые блогеры ВКонтакте, Инстаграма и Фейсбука.

Правда о лесных пожарах: Имеет ли смысл тушить Сибирь

00:00 00:00

Правда в том, что цифры статистики практически не отличаются от прошлогодних. Согласно данным ФБУ «Авиалесоохрана», по состоянию на 31 июля в России горели 107 тысяч гектаров леса. С этими пожарами борется МЧС. Еще 2,8 млн гектаров горят, но поскольку огонь не угрожает населенным пунктам, за пожарами просто ведется наблюдение.

Ситуация с лесными пожарами в Сибири и на Дальнем Востоке.Фото: Наиль ВАЛИУЛИН

Ситуация с лесными пожарами в Сибири и на Дальнем Востоке.Фото: Наиль ВАЛИУЛИН

В прошлом году цифры были сопоставимые. 64 тыс. га – тушили. За 2,4 млн. гектарами лесных пожаров просто наблюдали.

Трудно сказать, что вызвало такое психическое обострение в этом году. То ли на массовое сознание наложилась информация о паводках в Иркутской области, то ли сказалось общее социальное напряжение, но пришлось оправдываться даже красноярскому губернатору.

Он прямо и по-военному четко сообщил журналистам, что тушить тайгу нет никакого экономического смысла. От этой нетактичности сердобольная московская общественность окончательно впала в истерику и заголосила на весь мир про экологическую катастрофу глобального масштаба.

Но собственно, что ужасного сказал губернатор Усс?

Если коротко, то жизнь восточнее Урала устроена так.

Сквозь тайгу, холод и мрак продолжена железная дорога — Транссибирская магистраль и БАМ. Вдоль дороги на глубину 50-100 километров есть города и даже несколько аэропортов. Дальше на многие тысячи километров нет ни единой живой души. Даже ГУЛАГ там не смогли построить. На этих зеленых просторах растет первобытный лес. Так же как он рос 100, 1000 и 100 тысяч лет назад.

Лесной пожар в Республике Саха.Фото: REUTERS

Каждый год этот лес горит. А потом на его месте через какие-то жалкие в масштабах вечности 30-40 лет вырастает новый.

Лететь от аэропорта Красноярска или Иркутска, или Братска вглубь тайги на 1000 километров конечно можно, только экономического смысла никакого нет. Лес – ведь у нас ничейный и к тому же ресурс возобновляемый, а вот авиационный керосин стоит 60 рублей за литр.

Чтобы отправить пожарный самолет за 1000 километров нужно сжечь 25 тонн керосина, а таких рейсов нужно сделать не один, не десять и даже не сто.

Поэтому, когда красноярский губернатор говорит, что экономической целесообразности тушить лесные пожары нет, он просто говорит тяжелую крестьянскую правду, которая не укладывается в голове людей, видевших лес только вдоль Калужского шоссе.

Но главная правда в том, что потушить пожар в тайге, действительно, технически невозможно. Много лет МЧС шло на поводу у общественного мнения и добросовестно имитировало тушение нетронутых человеком лесов. В 2016-м году во время такой бессмысленной имитации в Иркутской области разбился самолет Ил-76, 10 человек погибли. Причиной катастрофы стало сильное задымление и почти полное отсутствие видимости в зоне полета. Лететь там было нельзя. Но полетели — ради того, чтобы поставить галочку. «Тушение производилось». Сейчас мы опять готовы наступить на эти грабли.

Из года в год, веками, таежные пожары заканчиваются единственно в результате прошедших дождей. А в сухие сезоны леса в Сибири могут гореть до выпадения снега.

МЧС и авиаохрана тушат лишь то, что представляет угрозу для населенных пунктов и инфраструктурных объектов. Угрозы эти касаются, кстати, не только открытого огня, но и опасного для людей задымления. И справедливы те упреки, что дым сейчас дошел до городов. Этого допускать было нельзя, и обычно не допускают. Прокол властей только в этом. Но никак не в том, что не затушили вовремя пожар. Повторюсь, это невозможно.

И еще одно соображение. Люди пугают друг друга цифрами, которые им ничего не говорят. Что такое 1 млн. гектаров леса. Это – квадрат со стороной 100 километров.

Вот занятие для любознательных. Возьмите карту страны. Вырежьте из картона квадрат, соответствующий 1 млн га (100х100 км) в соответствующем масштабе. Приложите к карте.

При изучении имейте в виду, что это условная совокупная площадь пожаров. В реальности горит куча небольших участков по нескольку на несколько километров стороной. И, конечно, никакие медведи с волками, лисами и белками там не жарятся. Тому же волку пройти за день сотню км вообще не проблема, не говоря о птицах. Они уходят чтобы вернуться, как делали не одно тысячелетие.

И последняя цифра. Общая площадь лесов в России – 1,14 млрд гектаров. Горит – 2.5 млн. Это — 0,2%.

Георгий Бовт: Лесные пожары начали тушить после поста Ди Каприо. Есть проблемы — пишите ему в инстаграм

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *