Подростковые истории

История о подростковой любви

У каждого в жизни есть моменты, которые вспоминаешь или с улыбкой или с грустью, или просто с душевной теплотой. Одну такую историю мне хочется сегодня поведать, пусть она будет своего рода тоже небольшой исповедью.

Началась эта история в последнее лето моего детства, мне исполнилось тогда 15 лет, и эта была моя последняя поездка в лагерь. Школьные каникулы только начались, и мне не хотелось всё лето просиживать в четырех стенах дома, поэтому я попросил своего дядю, достать мне путевку в лагерь. «Будет сделано», — ответил он мне в телефон, когда услышал мою просьбу. Я подпрыгнул от радости, потому что уже не рассчитывал, на поездку.

С самого первого класса, я беспрерывно, каждое лето ездил в лагеря. Пионерский костер, поднятие флага, барабанная дробь, походы в горы, дискотека, вечеринки, прогулки под звёздным небом, всё это вместе, оставляли такое впечатление, что у всех было только одно желание, чтобы это волшебное время никого не заканчивалось. Я понимал, что эта моя последняя поездка, и хотелось, чтобы она была самой запоминающей.

Отдохну от всей души, думал я по дороге, в автобусе и строил планы, в каких мероприятиях буду принимать участие. Но так случилось, что в первый раз за все мои поездки, всё повернулось именно, не как было запланировано, а совсем по другому сценарию, о котором, я даже и не смел тогда думать. Я влюбился в первый раз в своей жизни, и это произошло именно там, на третий день моего приезда. Я тогда ещё не знал это чувство, мне нравились девчонки в классе, но то, что почувствовал я в тот момент, к этой девочке, я не мог даже сообразить, что это такое. Я горел весь при ее виде и сердце моё, готова была выскочить из груди от волнения при каждом ее виде.

Ее звали Мила, я узнал об этом, совсем случайно. Один мальчик спросил у нее, как ее зовут, она ответила: «Мила». Он засмеялся в ответ и сказал: «Мою корову тоже так зовут». Но девочка не растерялась, и ответила: «а моего бычка тоже зовут Борька». Мальчик сразу приутих, соображая, откуда она могла узнать его имя. С того самого дня я стал думать о ней почти каждую минуту, мои мысли рисовали ее образ, когда ходил в столовую, когда ложился спать, когда вставал, когда бежал на зарядку.

И вот первая дискотека, я ее приглашаю на танец, и к моему удивлению, она соглашается, мы танцуем на расстоянии вытянутой руки, и каждый смотрит в другую сторону. Наконец-то я решился, и сказал: «Меня зовут Ваня». После этого танца я стал самым счастливым мальчиком на свете, и твердо решил, что добьюсь Милу, во чтобы это не стало. Мы часто стали ловить взгляды друг друга, но я боялся ещё подойти к ней. И вот после просмотра фильма в клубе, где наши сиденья оказались рядом, я ей предложил прогуляться перед отбоем. Она согласилась, и мы шли по освещённой аллее вместе, держась за руку. Я ей рассказывал о своем увлечение астрономией, о звёздах на небе, о своем небольшой и красивом городе. Она тоже рассказывала немного о себе, о своих будничных днях. Так мы с ней подружились. Эта была чистая, невинная дружба и мы заботились друг о друге все это время.

Помню когда, девчонки объявили голодовку, так как одна из них в супе нашла червяка. Я сразу предложил мальчишкам сложиться деньгами, пойти в деревню и купить девчонкам продуктов. Когда мы принесли и положили на кровать к девчонкам несколько пакетов продуктов, то я увидел в ее глазах, выражение гордости за меня. Мне захотелось для нее сделать что-то ещё большее, но, к сожалению, так у меня больше ничего и не получилось, наоборот сделал, не очень красивый поступок о котором, до сих пор сожалею.

Пришло время мне убираться палате, и кто-то пошутил: «да пусть Мила за Ваньку уберет». Все рассмеялись, и кто-то добавил: «да, сейчас она прибежит, схватит швабру и будет мыть. Не знаю, какая муха меня укусила в тот момент, но я вдруг сказал им: «а давайте спорить, что Мила придет и уберется здесь». Все опять засмеялись, не веря, что такое может произойти. И вот мы сошлись на том, что если кто проиграет, то будет кукарекать стоя на подоконнике. Я вышел потом из своей палаты и направился к палате Милы, она как раз там с девчонками заканчивала уборку тоже. Мила сразу всё оставила и подошла ко мне. Я не знал, как начать, но потом все-таки заговорил: «Мила, здесь моя очередь убраться в палате пришла, ты не могла бы мне помочь. Она согласилась. Я вернулся в палату, все смотрели на меня, я ничего не сказал и сел на кровать. Полная тишина, а через несколько минут заходит Мила, с ведром, со шваброй, все поднялись автоматически на спинки кроватей, чтобы ей не мешать.

В палате пока Мила мыла полы, стояла гробовая тишина. Когда она закончила, и ушла, пацаны, не веря своим глазам, сказали мне: «Ты выиграл, но ты лось Иван». Мне тогда стало очень стыдно. Сезон подошел к концу, мы стояли друг перед другом, я уезжал в свой город, а она в свой. Я протягивал ей свой адрес, и спрашивал: «ты напишешь мне?». Она кивала и отвечала, что обязательно напишет. Через месяц мне пришло письмо, я хотел ответить на него, но так и не ответил.

Прошло три года, я ушел в армию, и одной ночью в роте забили тревогу, по полной боевой готовности. Мы собрали все вещи, нас быстро погрузили в грузовики и увезли в аэропорт. Мы летели несколько часов, не зная, куда и зачем, пока самолет не приземлился и нашему взору представился город призрак в развалинах — Ленинакан. Ни одного целого квартала, на каждом шагу, возгласы и крики о помощи, мы не покладая рук, с окровавленными и замерзшими руками раскапывали руины и вытаскивали оттуда людей, детей, некоторых полуживых, некоторых уже мёртвыми. Когда мы через неделю вернулись в часть, у всех ребят был большой стресс, и у меня тоже. Все писали письма своим близким, любимым. А я в тот момент написал именно Миле.

Через неделю получил ответ, и даже с фотографией. Это было лучшее лекарство для меня. Она писала, что понимает меня, как мне трудно, что и у нее был такой же период в жизни, и что будет рада, если мы будем поддерживать связь. Мы переписывались несколько раз, пока я не уволился с армии. По приезду домой, я решил съездить к ней, но ко мне вышла одна женщина, видимо была ее мать, я ей сказал, что ищу Милу, на что ответила мне, что Мила уехала учиться в Бишкек. Адрес она мне так и не дала, и никаких контактов тоже, я удрученный вернулся домой. Вот и вся моя история, больше я ее никогда не видел, и не знаю, как бы сложилось моя жизнь, встретив я ее. Но в памяти, она у меня останется всегда как самое чистое, самое дорогое, что у меня было в жизни.

Незнакомец

Трудный возраст: почему подростки так странно себя ведут

Слово «юность» в нашей культуре воспринимается почти так же, как «риск», «эмоциональная драма» и ассоциируется со всеми формами странного поведения. До недавнего времени было принято объяснять подростковые метания с точки зрения психологии. По мере развития молодые люди должны решать ряд социальных и эмоциональных проблем, таких как отделение от родителей, завоевание своего места в группе сверстников, и осознание того, кто же они на самом деле. Не надо быть специалистом, чтобы понять, насколько это тревожные вопросы.

Но до сих пор остаются темные пятна в анализе подросткового возраста: например, тот внезапный всплеск тревоги и страха, который испытывают все тинейджеры и который не наблюдается ни у детей, ни у взрослых. Его причина кроется в особенностях развития мозга, а следствием является уйма времени, потраченного на то, чтобы научиться не бояться.

«Поведенческий парадокс помогает объяснить, почему тинейджеры так склонны причинять вред себе и другим. В их мире три врага — несчастные случаи, убийство и суицид»

Разные отделы мозга развиваются с разной скоростью. Оказывается, область, ответственная за обработку страха, миндалевидное тело, намного обгоняет в этом префронтальную кору, ответственную за рассуждения и функцию контроля. Это означает, что подростки имеют мозг, который наделен повышенной способностью испытывать тревогу и, вместе с тем, не так хорош, когда дело касается самоуспокоения и сознательной остановки неприятных мыслей.

У вас, возможно, возникнет вопрос: раз уж подростки такие пугливые, почему же они все время ищут новых ощущений и больше всего любят риск? Эти два утверждения входят в противоречие друг с другом. Ответ кроется в том, что центр удовольствия, так же, как и область, ответственная за обработку страха, развивается раньше, чем префронтальная кора. Этот поведенческий парадокс помогает объяснить, почему тинейджеры так склонны причинять вред себе и другим. В их мире три врага — несчастные случаи, убийство и суицид.

Конечно, у большинства подростков неврозы не развиваются, а напротив, формируется умение работать со своими страхами — к 25 годам префронтальная кора вполне развита для этого. Но все же до 20% тинейджеров в США имеют диагностированный невроз страха и страдают паническими атаками, что, возможно, является следствием влияния сразу и генетических, и средовых факторов.

Миндалевидное тело, или миндалина, находится глубоко под корой и посылает сигналы об опасности в префронтальную зону еще до того, как мы смогли бы ее осознать. Вспомните тот мгновенный выплеск адреналина, когда, гуляя по лесу, вам вдруг показалось, что в траве ползет змея. Это то, что делает миндалина. Вы еще раз оглядываетесь на место опасности, и префронтальная кора успокаивает вас: это всего лишь палка.

Схематично происходящее напоминает улицу с двусторонним движением: миндалина повышает уровень страха, а спустя время префронтальная кора дает нам информацию о том, как все обстоит на самом деле. Но у подростков эти процессы не идут так слаженно, потому у них гораздо хуже получается управлять своими эмоциями.

Б. Дж. Кейси, профессор психологии в Корнелльском университете, исследовал страх в группе детей, подростков и взрослых. Участникам показывали цветной квадрат и при этом включали вызывающие страх звуки. Квадрат, до этого нейтральный стимул, начинал ассоциироваться с неприятными звуками, а затем вызывал те же эмоции, что и музыка. Во всех группах показатели в этом эксперименте были одинаковы.

Интересное открылось в другом. Когда профессор Кейси тренировал в участниках отсутствие страха перед стимулом, то есть показывал просто цветной квадрат, то оказалось, что подростки дольше не могли «разучиться» испытывать те же чувства, что и в эксперименте с пугающей музыкой. Подросткам гораздо труднее, однажды запомнив что-то как небезопасное, отказаться от своих убеждений.

Юность — это время исследований, когда молодые люди отвоевывают все большую автономию, а растущая способность чувствовать страх и цепкая память в отношении небезопасных ситуаций помогают им пройти этот период адаптации и развивают чувство самосохранения. Разница в развитии миндалины и префронтальной коры была обнаружена не только у человека, но и у всех млекопитающих и классифицируется как эволюционное достижение. Такое новое, нейробиологическое, понимание подростковых проблем может изменить наш взгляд на терапию невроза.

Одно из наиболее распространенных направлений сегодня — когнитивно-поведенческая психотерапия, во время которой стимул, воспринимавшийся до этого как опасный, предъявляется многократно в новых, безопасных, условиях, что тренирует у пациента способность не испытывать страх. Если вы, к примеру, боитесь пауков, вам их шаг за шагом покажут в разных спокойных ситуациях, так чтобы вы наконец избавились от своей акарофобии. Но парадокс заключается в том, что подростки, хотя и нуждаются в терапии по причине плохого контроля негативных эмоций, могут быть к ней мало восприимчивы — по той же причине.

Недавнее исследование подростков с тревожными расстройствами показало, что только 55-60% из них вылечиваются в ходе когнитивно-поведенческой терапии или при приеме антидепрессантов, тогда как если эти методы совместить, то есть кроме психологического оказывать и фармакологическое воздействие, цифра увеличивается до 81%.

Похожие статьи


Нина Зверева

Встречаются счастливые мамы и папы, которым везет — их дети проскакивают подростковый период относительно спокойно. Но чаще всего ребенок пробует наш мир на вкус, обжигается, злится, примеряет на себя новые роли, смотрит за нашей реакцией и испытывает нас на прочность.

Хорошее здесь только одно: подростковый возраст — такой же болезненный этап, как роды, но и такой же необходимый. Без родов человек не появится на свет. Без подросткового кризиса не станет взрослым. Поэтому первый и главный совет, касающийся подростков, — присматривайтесь к своему ребенку. То, что подойдет одному, будет вредно другому.

Многие родители были очень жесткими со своим детьми. Никита Сергеевич Михалков рассказывал: однажды он, будучи подростком, посмеялся над детскими стихами своего отца. И отец высадил его из машины. Дело было позднее, денег на проезд не хватало, отец уехал — Никита Сергеевич запомнил этот случай на всю жизнь: прежде чем сказать дерзость, нужно думать о последствиях.

Однако для другого подростка эта история могла бы стать крутым поворотом в сторону от светлой стороны жизни к темной ее стороне. Хуже всего, когда родители мечутся, выбирая то одну, то другую тактику. Воспитание хорошо, когда вы держитесь выбранного пути. В идеале — когда позиции мамы и папы совпадают друг с другом.

Разберем три возникших проблемы, о которых мне написали мои читатели.

Проблема 1. На все предложения и попытки поговорить подросток кричит: «Вы ничего не понимаете!»

И он прав. Мы действительно ничего не понимаем. Мы отличаемся от поколения этих детей намного больше, чем отличались от поколения наших родителей. Кто мешает нам это признать? Сказать: «Да, я правда не понимаю. Пожалуйста, объясни».

Почему-то родители жутко боятся уронить свой авторитет. В такие моменты они становятся испуганными зайцами. Они действительно не понимают, как подойти к человеку, который еще вчера был милый и родной, а сейчас хлопает дверью перед родительским носом.


Источник

«Я не знаю, что делать. Твое поведение вызывает у меня раздражение, но я не хочу ругаться. Я хочу понять. Почему так получилось? И что мне делать, чтобы ты больше так не поступал?» — фразы, которые мало кто из подростков слышал от своих родителей. И эти предложения, построенные на теории «Я-сообщение», вызывают гораздо больше доверия, чем любые, которые начинаются со слова «ты» и дальше содержат наши любимые «всегда» или «никогда».

Как можно четыре часа сидеть с друзьями в комнате и бесконечно гоготать, зная, что у тебя завтра экзамен, а ты к нему не готов? А как понять ребенка, который с честными глазами врет: «Я только что сел за компьютер», хотя вы знаете, что это не так. И он знает, что вы знаете: врет. Но он сам уже верит в собственную ложь.

А когда говоришь «Позвони бабушке!» — он кивает и не звонит. Хотя бабушку любит, и она его любит. Как это понять? Ведь хороший ребенок, и мы это знаем. Но ведет себя омерзительно!

Он и сам не всегда может себя понять. Но дайте ему возможность анализировать собственные поступки вслух и объяснять их вам. Представьте, что это не ваш ребенок. Знакомый. И вы просто спрашиваете его: «А почему? А вот это — почему? А это?» Не хватаясь за сердце, не упрекая и не перебивая: «Да как ты смел!»

Ваша задача : услышать ребенка, и действительно попытаться понять его резоны. Вы можете спокойно задавать вопросы и даже выражать несогласие. Но главное — чтобы подросток видел, что вы пытаетесь понять и готовы доверять.

Если все же он получил ожидаемую вами двойку — ну что же, надо воздержаться от ликования: «Мы тебе говорили!» Просто выразите надежду, что полученный опыт пойдет на пользу. Сам получил — сам должен исправить. Готовьтесь к тому, что вы сможете понять и принять все, что будет делать ваш выросший ребенок. Вспомните себя в этом возрасте, это всегда полезно. Отрезвляет.

Проблема 2. На все, что родитель предлагает подростку, тот отвечает: «Нет!»

Это прекрасно! У вас в руках — отличный способ воздействия на ребенка. Попробуйте принцип «От противного». Подростки — это люди, которые живут «вопреки». Им нравится не то, что нравится, а то, что не нравится родителям. Антагонизм — естественное их состояние.

В начале 2000-х годов мы с коллегами получили премию ТЭФИ за программу «Детский адвокат». Я была руководителем программы, а съемочная группа — моими учениками. Им самим тогда едва исполнилось 20 лет. Съемочная группа приходила в школы и задавала детям и учителям вопросы. Неудобные вопросы, те, которые в обычной жизни мы стараемся не обсуждать. «Есть ли у вас любимчики?» — спрашивали учителей. «Где вы прячете шпоры?» — спрашивали учеников.

Программа была очень популярной, ее смотрели все — и подростки, и родители, и учителя. И отвечали на вопросы откровенно. Учителя признавались, что не всегда готовятся к урокам, что боятся детей порой даже больше, чем дети боятся их.

Двое ведущих (дети их узнавали в лицо, и смотрели восторженно) приходили в школу и приносили с собой значки. Подростки расхватывали эти значки влет, сколько ни принеси — все будет мало. Смешные блямбы на простой булавке. На значке — текст: «Я …. «Детский адвокат». На месте пробела — глагол.

Вспомните своего ребенка-подростка (или себя-подростка) и угадайте: какой это был глагол? Что там было написано такого, что дети буквально бились за значки? «Я люблю»? Ну что вы, какое «люблю»! «Я ненавижу «Детский адвокат». Именно эти четыре слова были написаны на суперпопулярном значке.

Антагонисты. Они выступают не за что-то. Они — против. Поэтому не бойтесь применять тактику «от противного». Очень может быть, что именно она даст результат.


Источник

В нашей семье была совсем анекдотичная история: мы уговаривали старшую дочь бросить музыкальную школу за год до диплома. Она очень много занималась с инструментом, уставала, времени на отдых не хватало.

— Бросай, — говорили мы ей.

— Нет, я хочу получить диплом! — упиралась дочь.

— Зачем тебе этот диплом? На стенку повесить? — я искала аргументы, которые ее убедят. — Играть «для себя» ты уже можешь, музыкантом ты становиться не собираешься…

В результате дочь, конечно, сдалась и из «музыкалки» ушла, но боролась она за свое право учиться музыке до последнего. И ее подзадоривала ситуация, в которой родители выступают в странной роли. Все требуют усидчивости и получения дипломов, а в нашем случае родители уговаривают ребенка просто погулять и отдохнуть. Может, именно поэтому во взрослом возрасте она вернулась к музыке, закончила курсы по игре на гитаре, и теперь музыка — это и есть ее релакс, ее отдых.

Вообще, подростковый возраст — это время, когда мы пересматриваем собственные ценности. Их эмоции, обиды, их злость — повод для того, чтобы увидеть себя со стороны. А туда ли мы движемся? А не поменять ли что-то в собственной жизни? А могу ли я еще совершить какой-то нестандартный ход?

Шутки, парадоксы, нестандартные решения — то, что всегда будет играть вам на руку. И что поднимет ваш авторитет в глазах подростков.

Проблема 3. Подросток хочет врезать в дверь своей комнаты замок и не пускает в нее родителей

Если подросток хочет поставить замок на дверь — значит, родители считали возможным входить в его комнату без спроса. Мы стучались даже в комнату к совсем маленьким детям. Комната — это их личное пространство, и нужно просить разрешение, чтобы в него проникнуть.

Даже оказавшись в комнате детей, я не открывала ящики их столов, не смотрела без спроса страницы дневника или тетрадей — это их территория, где каждый шаг нужно согласовывать с ребенком. Поэтому дети не ставили замки на двери комнат. А зачем запирать, если гарантированно никто никогда не войдет без спроса?

Подростки до боли чувствительны к своему личному пространству. Более того — им физиологически нужно пространство, где они гарантированно будут в одиночестве. И зеркало.

В 12-15 лет человек страшно не любит свое тело. И при этом разглядывает его часами. Это жуткое, несуразное, «у всех нормально, а у меня — все наперекосяк». Это тело они рассматривают бесконечно — и мальчики, и девочки. Я сама в таком возрасте долго-долго рассматривала свои ноги: понимала, что с остальными частями тела все обстоит лучше, поэтому я на них просто не смотрела. То, что хорошо, было мне не интересно. А вот ноги, не отвечающие моему представлению об идеальных, притягивали внимание.

Или прыщи. Трагедия, некоторые из дома отказываются выходить! У подростков все преувеличено, разум почти полностью подчинен гормонам. И это тоже нужно понимать и учитывать.


Источник

Известного телеведущего Александра Пушного однажды пригласили выступить в престижной московской школе. Он пришел, ему сообщили:

— Мы запланировали два ваших выступления: перед 5-м классом и перед 10-м классом.

— Ну ладно, десятиклассники — это понятно, — кивнул он, — взрослые люди, поговорим с ними про физику, про опыты, про телевидение. А что мне делать с пятиклассниками?

Но когда он вошел к малышам, те его буквально окружили.

— Это же Пушной! — кричали они. — «Галилео»!

Оказалось, все смотрели его программу, все были его фанатами, Александр показал детям несколько физических опытов — дети на нем буквально висели. Окрыленный таким фурором, он буквально влетел в аудиторию десятиклассников. И замер.

За партами сидели парни и девушки с совершенно индифферентными лицами. Некоторые жевали жвачку, некоторые смотрели в пол, демонстрируя, как говорят подростки, «полный игнор».

— Здравствуйте, ребята, меня зовут Александр Пушной, — начал он. — я ведущий программы «Галилео» — может быть, кто-то из вас ее смотрит? — полная тишина в ответ.

Потом он рассказывал: в тот момент почувствовал, как пот тёк по спине. Александр понимал: его фурор закончился там, у пятиклашек. Однако не тот это был человек, чтобы сдаться без боя.

— Ну, вряд ли вас интересует «Галилео», — усмехнулся он. — Наверное, я и сам вас не особо интересую. Но, возможно, вам хочется узнать что-нибудь о телевидении? Задавайте вопросы.

С задней парты кто-то бросил ленивый вопрос:

— А сколько Вам башляют?

«И тогда я вспомнил себя в десятом классе, — рассказывал Александр. — Вспомнил, что больше всего меня волновала девочка Катя за первой партой. И больше, в общем-то, ничего меня с такой силой не волновало. Когда по крови гуляет тестостерон — как с человеком разговаривать? Ты можешь говорить только с тестостероном».

Тогда Пушной спокойно рассказал про «башляют» и про деньги, поменял тон. Сначала задавал вопросы сам себе, потом десятиклассники разговорились. «Но по энергетическим затратам эта встреча стоила как двадцать уроков у пятиклассников», — признавался он потом.

Да, с тестостероном тяжело. Но вы же не можете этот тестостерон взять — и выключить. Поэтому приспосабливайтесь! И не заходите в комнату ребенка без его разрешения. Это его территория, его «место силы». Оно ему нужно не меньше, чем вам ваша комната, а наверное, и больше.

Друзья, статья создана на основе моей рукописи. В МИФе выйдет моя книга «Семья что надо», и темы, которые я поднимаю в этом блоге, будут раскрываться шире и глубже. Если вы захотите что-то обсудить, пишите комментарии под статьей или письма мне на почту ninazvereva01@gmail.com. Интересно узнать ваше мнение.

Кстати, одну из моих книг можно приобрести на сайте МИФа.

Обложка поста: pexels.

Отзывы о фильме «История странного подростка»

Подростковая любовь — бессмысленная и беспощадная во всей красе предстает перед этим фильмом. Если вы в своей жизни миновали тот самый период когда неопределённость мотивировала к любому, даже деструктивному, действию,то вам чертовски повезло. Хотя в возрасте шестнадцати лет мало кто не «творил фигни». Этот фильм не показался мне каким-то сильным откровением, но его проблематика достаточно актуальна, поскольку подростки и их странности будут всегда. Далее поделюсь впечатлениями от просмотра и мыслями по этому поводу.

Первое о чем поговорим — о сюжете. Этот фильм утончённо рассказывает о сложностях взаимоотношений, которые происходят у подростков. История заключается в том, что популярную школьницу из команды чирлидеров вечно преследует и достаёт её странный одноклассник, однако это происходит только до того момента, пока оба подростка не оказываются на уроках творческого письма. Слова, написанные ими на бумаге, образуют крепкую невидимую связь между чирлидершей и назойливым одноклассником, они начинают доверять друг другу, дружить, а в итоге между ними зарождается настоящая любовь. Но способна ли она выдержать давление со стороны её высокого статуса и его ужасных отношений в семье? Откровений в фильме немного, но есть в этой истории здоровая нота трагедии, которая украшает подобные драмы. В этом плане мне все понравилось.

Говорить о какой-либо зрелищности не имеет смысла, поскольку жанр несколько иной. Поговорим о темпе повествования и развертываемости событий. В целом кино неторопливые. Повествование редко уходит от двух главных героев, и потому камера смакует в основном те сцены, где они находятся в одном кадре. Мне запомнились уроки творческого письма — хороший способ приобщить подростков к высокой культуре, да и поставлены они как-то особенно. Что меня как ценителя красивого кадра не могло не порадовать.

Актёрская игра. Скотт Майкл Фостер и Ноа Хигеш в паре хорошо сработались. Между ними была необходимая доля «химии», что делает играемых персонажей убедительными с человеческой точки зрения. То что в них нет ничего сверхъестественного и является главным признаком близости к действительным характерам. Но порой с жестокостью традиционно немного перебарщивают, смотрится все это очень естественно. Остальные актёры на вторых ролях подогревают конфликты первых. В единстве каст работает хорошо.

Вердиктируя. Кино не из простых, но о вечном. Послевкусие после просмотра достаточно гнетущее, а потому мало кто захочет пересматривать эту историю, но в качестве пособия как люто ненавидеть человека, но где-то глубоко в подсознании продолжать его любить и как социальный статус формирует отношение к человеку, задолго до его узнавания. Фильму ставлю восьмёрку. Это ничего не значит, поскольку равнодушным такое кино не оставит никого. ИМХО. Смотрите только хорошее кино!

Грустные истории и рассказы о любви подростков

Эта дивная история происходила практически на моих глазах. И мне очень хочется, чтобы, прочитав ее до конца, читатель сделал правильные выводы и не повторил тех ошибок, которые допустили герои. Ведь юность неопытна и прекрасна в своей эмоциональности и чистоте чувств, но как часто она бывает обманута!

Тая училась в школе на «отлично» и шла на золотую медаль. Вся правильная, из строгой семьи, она была всегда под контролем: в определенное время возвращалась домой, никаких прогулок в сомнительных местах и с сомнительными людьми. И, конечно же, никаких мальчиков! Но разве сильны запреты, когда наступает столь нежный и впечатлительный возраст? Так в 10 классе девочка неожиданно влюбилась в него… Он был невысок ростом, натуральный блондин, молодой практикант — учитель истории. Да и жил совсем неподалеку, что было на руку влюбленным: они могли видеться часто.

И вот как-то раздался звонок в мои двери. Я очень удивилась, увидев эту парочку в проходе. Как-то грустно потупив глаза, Тая тихонечко попросила у меня денег. В сердце как-то похолодело и сразу стало понятно, что произошло нечто страшное и неправильное. Так и было. Оказалось, что она беременна. Зря я тогда не высказала Саше все то, что думала о нем, возможно, это бы предотвратило дальнейшие ошибки. Но понимая, что они все равно сделают аборт, дам я денег или нет, я решила дать.

Все прошло хорошо, Таисия перенесла все нормально, но продолжала отношения. Как она на него смотрела — это не передать никакими словами. В этом взгляде было столько нежности, любви, доверия и надежды, что каждый начинал светиться в ауре ее чувств. В том числе и Александр.

Спустя определенное время я снова встретила ее, поинтересовавшись про самочувствие и отношения. По ее словам, все было хорошо. Тая заканчивала 11 класс. Через пару месяцев стало понятно — они ждут малыша. Беременность протекала просто немыслимо: чтобы мама не отправила ее делать аборт, пришлось скрывать, как только возможно. Она одевала только свободную одежду, а во время предполагаемых критических дней тщательно подкрашивала краской прокладки. Мама узнала все лишь на седьмом месяце, когда застала дочку во время переодевания.

Роспись была запланирована на январь. На тонком пальчике красовалось красивое золотое колечко. Она так ждала этого дня — с трепетом и любовью, как и малыш под сердцем. В ЗАГС пришла заранее, ожидая своего будущего мужа и отца ее ребенка. Время близилось, но его не было. И через 5, 10, 30 минут… его не было вообще.

Малыш очень похож на маму. Только вот папы у него пока нет. Зато сводных братьев или сестричек, по слухам, трое.

Тудан Алена

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *