Почему на рождество наряжают елку?

Когда и почему ель стала символом Рождества?

В утверждении ели символом Рождества постарались знаменитые реформаторы Мартин Лютер и Петр I

Йохансен Вигго, «Счастливое Рождество» (1891). Изображение с сайта wikipedia.org

Распространение по странам и континентам

Есть народное предание: когда Христос родился, понесли деревья ему подарки, яблоня — яблоки, вишня — вишни. Только елка не приближалась и плакала тихо, страшась уколоть Младенца. Но Он пожалел ее и украсил игрушками и сластями, оттого и сегодня ель украшают к Рождественскому празднику.

Кроме этой романтической, есть еще несколько версий появления ели как главного рождественского дерева.

Первая информация о ели как символе христианского Рождества встречается в рассказе об апостоле Германии — святом Бонифации. В VI веке апостол, рассказывая язычникам о Рождестве Христовом, срубил дуб, посвященный богу грома Тору.

Святой Бонифаций хотел лишь показать бессилие языческих идолов. Но дуб, падая, повалил все деревья вокруг — кроме ели.

С тех пор, по народной легенде, ель и стала главным рождественским деревом у германских племен Центральной Европы.

Вторая (тоже немецкая) версия относится к 1513 году: согласно ей, Мартин Лютер, глава Реформации в Западной Европе, показал себя реформатором не только в вопросах веры. По народному преданию, во время вечерней прогулки в канун Рождества Лютер, пораженный красотой зимнего леса, покрытого сверкающим снегом, срубил одно из деревьев, оказавшееся елкой, и принес к себе в дом. До нововведения Лютера немцы ставили в своих домах деревянное сооружение в виде пирамиды, под которую клались подарки.Постепенно ель завоевывала популярность как рождественский символ и в других странах Европы, но повсеместно ее начали устанавливать лишь к концу XVII века. В Америку ель завезли немецкие поселенцы; в Болгарии, Югославии, Греции и Албании она появилась только после Второй мировой войны.Это хвойное дерево проникло даже в мусульманские страны (Иран и Марокко), где Рождество праздновала лишь небольшая часть населения. В Турции же в 30-е годы XX века устанавливать ель на Рождество христианам запрещалось указом правительства: отказ мотивировался «опасением нанести вред природе».

Гравюра, 1858 г. Изображение с сайта wikipedia.org

В России традиция ставить елки на Рождество появляется при Петре I. До этого символом Рождества был вертеп, также пришедший из Европы. Среди указов, регламентирующих разные стороны жизни всех сословий,

Петр I издал и указ ставить «по знатным и проезжим улицам у ворот и домов украшения из древ сосновых и еловых, на манер иноземных обычаев».

Однако елка сначала никак не приживалась: еще в 30-е годы XIX века ее устанавливали только в домах петербуржских немцев и у самых знатных русских дворян, бедняки же и средний класс игнорировали нововведение. Лишь к концу XIX века рождественская елка вошла в дома всех слоев населения.

Долгое время ель не украшали, только к середине XVIII века на нее стали вешать орехи, сладости и куриные разукрашенные яйца, а потом и игрушки из стекла. Первый стеклянный шарик-елочная игрушка был выдут в Тюрингии.

Темные времена

Ж-л «Безбожник» (1931). Изображение с сайта wikipedia.org

После падения монархии в 1917 году на ель ополчилась советская власть, считавшая ее символом религиозной пропаганды. Елка (как символ и как мероприятие) оставалась запрещенной до 1935 года, когда было решено праздновать не Рождество, а Новый год. С возрождением церковной жизни в России ель вернула себе статус символа Рождества.

Коррективы климата

Но не везде елка — главный герой Рождества. Например, мексиканцы наряжают пальмы, в Новой Зеландии на праздник ставят похутукалу — растение, распускающееся красными цветами в канун католического Рождества. В Шанхае игрушки вешают на ветки ивы и бамбука, а китайцы привыкли видеть засахаренные фрукты и орехи на веточках карликовых мандариновых деревьев.

Понять, что наступило Рождество в Израиле, можно по нарядному кипарису.

И наконец, в жаркой Африке баобабы — символ Рождества. В деревне срубают небольшие ветки гигантов и украшают их разноцветными ленточками и пучками трав.

В городах же жители чаще вешают на двери венки из омелы, украшенные колокольчиками и цветными гирляндами.

Сегодня все повсеместно наряжают елку, кто на Новый год, кто к Рождеству. Откуда пошла традиция украшать ель, разбиралась Валентина Новикова.

Может кому-то это показаться странным, но, пожалуй, нет другого дерева, вызывающего столько споров, как… елка. Да, да эта праздничная радость всех маленьких и не очень ребятишек, вокруг которой они водят хороводы под известный детский шлягер «В лесу родилась елочка», частенько вызывает споры взрослых, особенно в новогодние и рождественские дни. Откуда такое внимание к этой представительнице хвойного мира?

«Подпорченная репутация»

В течение многих веков отношение к дереву менялось, порой достаточно радикально. Одни народы считали ель символом смерти, другие, наоборот, учитывая ее вечнозеленую крону, – символом жизни. То ее ветвями украшали дома и помещения, а то погребальные костры. Одно время елка, как один из символов религиозной пропаганды, находилась даже под запретом. А чуть позже передумали и решили сделать ее бессменным атрибутом детских советских новогодних праздников, чем существенно «подпортили» елке репутацию. В результате многие подзабыли о ее первоначальном предназначении и о том, что в дореволюционной России эта зеленая красавица наряжалась к Рождеству. Правда, в настоящее время все чаще и чаще ведутся разговоры о том, что такой обычай, пришедший к нам из лютеранской Германии, чужд исконным православным традициям и даже имеет языческие корни. Сегодня все повсеместно наряжают елку, кто на Новый год, кто к Рождеству. Ее можно увидеть как в детских учреждениях, так и в храмах.

Колючая елочка и маленький глупый ослик

Но имеется ли на самом деле хоть какая-то взаимосвязь между Рождеством Христовым и обычаем ставить елку? Сейчас трудно судить об этом наверняка. Существующие различные легенды и истории кажутся слишком фантастичными, чтобы в них можно было хоть немного поверить. Одно из таких сказаний повествует нам о том, что когда родился Христос, то не только волхвы и пастухи пришли воздать поклонение чудесному Богомладенцу, но и представители животного и растительного мира. Оказалось, что среди животных и растений все, как и среди людей. Кто-то, расталкивая других, торопился стать первым, чтобы увидеть Новорожденного, кто-то пытался чрезмерно проявить свою почтительность, считая себя лучше других. В результате лишь колючую елочку и маленького глупого ослика, которые больше всех желали увидеть Христа, зрелые деревья и твари к Нему не допустили. И те смиренно, считая себя недостойными, стояли позади всех. Но именно на них и обратил свое внимание маленький Иисус. Так елочка стала символом Рождества, а о дальнейшей судьбе ослика легенда умалчивает. Но, зная определенные евангельские повествования, связанные с Входом Господним в Иерусалим, нетрудно догадаться, почему именно на этом трудолюбивом простом животном Спаситель въехал в город, где Его ожидала крестная смерть.

Можно по-разному относиться к таким наивным и неправдоподобным историям, однако они содержат в себе определенный поучительный смысл, задуматься над которым стоит не только детям, но и взрослым. Можно улыбнуться по-доброму, а можно, как один знакомый молодой православный папа, сказать со всей серьезностью: «Нечего детям забивать головы такими несусветными выдумками и глупостями, тем более что в стране, где родился Христос, и елки-то не растут».

Но такой наш чересчур взрослый и строгий подход к подобным легендам свидетельствует скорее о чрезмерной рациональности нашей веры и отсутствии той детской непосредственности, чистоты и простодушия, о которых говорил Христос Своим ученикам (Мф. 18: 3). Может быть, именно поэтому мы разучились воспринимать Рождество как единственное и неповторимое чудо, а к празднованию относимся как к еще одному поводу собраться для застолья и отдохнуть от работы. Лично у меня эта история про елочку и ослика вызывает определенные евангельские ассоциации, и невольно вспоминаются слова из Послания апостола Павла к коринфянам о том, что «немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее…» (1 Кор. 1:27–28). Соединяя такие незамысловатые рассказы с евангельским повествованием, можно донести ребенку суть событий, произошедших много веков назад и изменивших ход всей человеческой истории, а также дать ему представление о таких христианских добродетелях, как скромность и смирение.

Германские племена и елка

Некоторые исследователи связывают обычай ставить в домах ель или сосну с именем святого Бонифация, просветителя германских племен, принесшего им в VIII веке весть о Христе. Проповедуя язычникам, которые, между прочим, поклонялись еще и деревьям, полагая, что в них живут духи, св. Бонифаций, чтобы доказать бессилие языческих богов, срубил самое главное из них – дуб, посвященный богу грома Тору. Падая, могучее дерево повалило на своем пути все остальные деревья, кроме маленькой, едва заметной елочки. Она и стала деревом Младенца Христа.

Трудно сказать, имеет ли под собой какие-то основания еще одна история с рождественской елкой, в которой фигурирует имя основателя Реформации Мартина Лютера. Но среди немцев ходит легенда, что в одну из рождественских ночей, проходя по лесу, Лютер увидел в небе звезду, которая внезапно опустилась на макушку одной из елей и затем погасла. Лютер срубил эту ель и принес домой. Так это было или нет, но именно с XVI века немцы начали повсеместно ставить в своих жилищах елки вместо пирамидок, под которые они раньше клали подарки. Первоначально елки ставили или же подвешивали к потолку без убранств. Потом, до появления игрушек, стали украшать яблоками, орехами и цветами.

Чудо из чудес

Как видим, действительно традиция наряжать елку на Рождество не совсем православная. Но это вовсе не означает, что она была насильно навязана православному народу лишь вследствие чрезмерного увлечения царя Петра I всем иностранным. Ведь именно при нем в России стали появляться первые елочки. Хотя вначале этот обычай не очень прижился, но к концу XIX – началу XX веков стал повсеместным. Кстати, тогда же, в 1903 году, появилась и всем известная детская новогодняя песенка «В лесу родилась елочка», которую многие по незнанию считают творческим продуктом советского периода. Автор этого шлягера не одного поколения – скромная детская поэтесса Раиса Кудашева (1878–1964). Признание и известность к ней пришли почти в самом конце ее жизни, потому что она долгие годы скрывала свое имя под различными псевдонимами. А веселую и незатейливую мелодию к песенке про елочку написал агроном и биолог по профессии, кандидат естественных наук, Л. К. Бекман в 1905 году. В настоящее время возрождается традиция наряжать елку именно к Рождеству. Это радостное занятие не только создает праздничное настроение детям и взрослым, но предоставляет еще одну возможность вспомнить удивительные события и прикоснуться к чуду из чудес, которое открывает нам глубокую онтологическую тайну воплощения Сына Божия.

Почему на Новый год наряжают елку?

Впервые елку стали наряжать в Германии. Считается, что традиция зародилась благодаря реформатору Мартину Лютеру. Согласно легендам, в 1513 году он возвращался домой и любовался небом, на котором светились звезды. У него возникло ощущение, что звездочки искрились даже на ветках деревьев.

Когда Мартин добрался до дома, то сразу же решил воспроизвести ту картину, которую увидел. Он взял небольшую елочку и поставил ее на стол, украсив свечами. На верхушку установил звезду, которая напоминала о Вифлеемской звезде.

История праздничного дерева

в 16 веке существовала традиция в странах Центральной Европы наряжать буковое дерево. В качестве украшений использовались груши, сливы и яблоки. Фрукты предварительно варили в меду. В качестве украшений также использовались орехи. Небольшое деревце ставили в центре стола.

Через несколько десятилетий стали использоваться и хвойные деревья. Главное, чтобы они были маленькими. Иногда праздничные деревья подвешивали к потолку. Потом стали ставить в гостиной большие деревья.

В период с 17 по 19 века елку стали наряжать не только в Германии, но и в Англии, Дании, Голландии, Чехии и Австрии. Впоследствии традицию переняли и американцы. Первоначально в качестве украшений использовались фрукты и сладости. Впоследствии люди стали вырезать украшения из картона. А еще позже были созданы стеклянные игрушки.

История елки в России

В Россию традиция пришла благодаря Петру 1. Он в молодости посетил Германию, где и увидел праздничное дерево, украшенное разными игрушками, фруктами и сладостями. Став царем, он сделал все возможное, чтобы елки стали наряжать и жители России. Наряженные деревья появились на улицах и в домах знати.

После смерти Петра 1 традиция наряжать деревья на несколько десятилетий была забыта. Снова обычай появился только в 1817 году благодаря жене князя Николая Павловича — принцессе Шарлотте. Сначала было принято украшать праздничные столы при помощи веток и букетов.

Спустя несколько лет елка появилась в Аничковом дворце. Установили ее под влиянием Шарлотты. В 1852 году первая праздничная елка появилась в публичном месте — в помещении Екатерининского вокзала. Именно после этого елки стали украшать практически все жители страны. Кроме того, стали проводить праздничные мероприятия для детей.

В военные годы от установки елок решили отказаться, т.к. традиция была вражеской. Запрет был введен Николаем II. Отменили указ после окончания октябрьской революции. Большую новогоднюю елку установили на территории артиллерийского училища. Произошло это событие в 1917 году.

Но через 9 лет обычай снова запретили. Традицию назвали антисоветской. Кроме того запретили празднование Рождества. Прошло 10 лет, и традиция вновь возродилась. Елку стали украшать, проводя праздничные мероприятия для детей. Традицию решили возродить при поддержке Сталина.

На территории Кремля елку стали устанавливать с 1976 года. Изначально дерево символизировало Рождество. Однако впоследствии стала атрибутом новогодних праздников.

По елочным игрушкам в России можно было отслеживать целые эпохи. На деревьях можно было увидеть пионеров с горнами, портреты работников Политбюро. Когда пришла война, на елки стали вешать игрушки с оружием, украшения в виде десантников и собак-санитаров. Впоследствии люди стали вырезать снежинки, на которых были изображены серп и молот. Во времена Хрущева на деревья вешали игрушки в форме кукурузы, тракторов и хоккеистов.

Почему елка? Версии

Есть такое народное предание: когда Христос родился, понесли деревья ему подарки, яблоня — яблоки, вишня — вишни. Только елка не приближалась и плакала тихо, страшась уколоть Младенца. Но Он пожалел ее, сироту, и воздал ей игрушками и сластями, оттого и сегодня ее украшают. Кроме этой романтической, есть еще несколько версий появления елки как главного рождественского дерева.

Первая информация о елке как символе христианского Рождества встречается в рассказе о миссионерстве апостола Германии святого Бонифация. В VI веке апостол, рассказывая язычникам о Рождестве Христовом, срубил дуб, посвященный богу грома Тору. Святой Бонифаций хотел лишь показать бессилие языческих идолов. Но дуб, падая, повалил все деревья вокруг, кроме ели. С тех пор, по народной легенде, ель и стала главным рождественским деревом у германских племен Центральной Европы.

Вторая (тоже немецкая) версия относится к 1513 году: согласно ей, Мартин Лютер, глава Реформации в Западной Европе, показал себя реформатором не только в вопросах веры. По народному преданию, во время вечерней прогулки в канун Рождества Лютер, пораженный красотой зимнего леса, покрытого сверкающим снегом, срубил одно из деревьев, оказавшееся елкой, и принес к себе в дом. До нововведения Лютера немцы ставили в своих домах деревянное сооружение в виде пирамиды, под которую клались подарки.

Появившись в XVI веке в Центральной Европе, елка постепенно стала входить и в другие европейские дома, но повсеместно ее начали устанавливать лишь к концу XVII века. В Америку елки завезли немецкие поселенцы, в Болгарии, Югославии, Греции и Албании они появились только после Второй мировой войны. Эти хвойные проникли даже в мусульманские страны (Иран и Марокко), где Рождество праздновала лишь небольшая часть населения. В Турции же в 30-е годы XX века устанавливать елку на Рождество христианам запрещалось указом правительства: отказ мотивировался «опасением нанести вред природе».

В России традиция ставить елки на Рождество появляется со времен Петра I. До этого символом Рождества был вертеп, также пришедший из Европы. Среди указов, регламентирующих разные стороны жизни всех сословий, Петр I издал и указ ставить «по знатным и проезжим улицам у ворот и домов украшения из древ сосновых и еловых, на манер иноземных обычаев». Однако елка сначала никак не приживалась: еще в 30-е годы XIX века ее устанавливали только в домах петербуржских немцев и у самых знатных русских дворян, бедняки же и средний класс игнорировали нововведение. Лишь к концу XIX века рождественская елка вошла в дома всех слоев населения.

После падения монархии в 1917 году на елку ополчилась советская власть, считавшая ее символом религиозной пропаганды. Елка оставалась запрещенной до 1935 года, когда было решено праздновать не Рождество, а Новый год. С возрождением церковной жизни в России ель вернула себе статус символа Рождества.

Долгое время ель не украшали, только к середине XVIII века на нее сначала стали вешать орехи, сладости и куриные разукрашенные яйца. Первый стеклянный шарик — елочная игрушка — был выдут в Тюрингии в начале XVII века.

Но не везде елка — главный герой Рождества. Например, мексиканцы наряжают пальмы, в Новой Зеландии на праздник ставят похутукалу — растение, распускающееся красными цветами в канун католического Рождества. В Шанхае игрушки вешают на ветки ивы и бамбука, а китайцы привыкли видеть засахаренные фрукты и орехи на веточках карликовых мандариновых деревьев. Понять, что наступило Рождество в Израиле, можно по нарядному кипарису. И наконец, в жаркой Африке баобабы благовествует о Рождении Христа. В деревне срубают небольшие ветки гигантов и украшают их разноцветными ленточками и пучками трав. В городах же жители чаще вешают на двери венки из омелы, украшенные колокольчиками и цветными гирляндами.

Добавь радости к заботам!

Евгений ТАРАСОВ.

Фото автора.

Хвойные породы с их обширным ассортиментом, разнообразием типов, окрасок и размеров стали незаменимой составляющей садовых и парковых ландшафтов.

Одна из самых выразительных декоративных особенностей хвойных — форма кроны, представленная геометрическими фигурами (конус, колонна, столб, шар и подушка) всевозможных пропорций. Особняком стоят сорта с длинными ветвями, свисающими, как плети, образующие так называемую «плакучую» крону.

Пожалуй, это самые живописные и изысканные растения хвойного царства, отмеченные печатью сказочного романтизма. Иногда это ботанические виды, как например великолепная, но капризная и редкая ель Бревера (Piceа breweriana), преимущественно же — введённые в культуру клоны различных елей, лиственниц, тсуг, псевдотсуг, кипарисовиков, реже пихт, сосен и туй. Блестящая когорта плакучих сортов образовалась за счёт генетически закреплённых ростовых аномалий. В данном случае висячие побеги возникли из-за отклонений в распределении гормонов роста в клетках древесины наружных и внутренних частей ветви. Как следствие, её рост ускоряется на внешней стороне и замедляется на внутренней.

Столь ценимые в садоводстве необычные, «неправильные» кроны довольно типичны для елей и наиболее ярко и разнообразно представлены у ели обыкновенной (P. abies) и ели сербской (P. omorica). Все ели «плачут» по-своему и их можно разделить по типу развития главного побега на три группы: терминал жёсткий и устремлённый вверх либо гибкий и свисающий, либо вообще отсутствующий. Эта классификация имеет значение не только для правильного выбора сорта под конкретное место в саду; названные особенности роста определяют и специфические моменты их культуры.

Первая группа

Её образуют сорта, у которых при правильном вертикальном направлении роста ствола все обрастающие ветви, за исключением самых мощных сучьев первого порядка, направлены вертикально вниз. Наглядным примером могут служить классические сорта ели обыкновенной (P. abies ‘Rothenhaus’), сербской (P. omorika ‘Pendula’) и канадской (P. glauca ‘Pendula’).

Эти деревья с быстрым ростом, до 30 см и более в год, особенно ценны для солитерной посадки, где неизбежно будут привлекательнейшим магнитом для глаз.

Сравнительно недавно группу пополнили сорта американских елей — колючей (Р. pungens) и Энгельмана (Р. engelmannii), с типовым названием ‘Pendula’. Оба сорта c эффектной хвоей — соответственно серебристой или голубовато-зелёной, в первом случае редкой и жёсткой, во втором — очень густой, длинной и мягкой.

Растения из этой группы не вызывают особых хлопот с поддержанием формы кроны, хотя у молодых экземпляров желательно фиксировать проводник на опоре.

Вторая группа

Растения, которые в неё входят, напротив, требуют внимания и не допускают небрежности. У них не только обрастающие ветви, но и ствол отличает особая безвольная гибкость. Хрестоматийный пример — известный и достойнейший сорт ели обыкновенной ‘Inversa’.

Даже при минимальной заботе её можно вырастить узкой колонной с направленными вертикально вниз ветвями и веточками, густо охватывающими весь ствол. Необременительный уход состоит только в том, чтобы своевременно подставить опору терминальному побегу-лидеру. Этого достаточно, чтобы вырастить замечательно красивое, своеобразное и неповторимое дерево, причём той высоты, которая желательна в конкретной точке сада. В противном случае, когда процесс роста пущен на самотёк, возникает неравномерная, ассиметричная крона, а дерево будет выглядеть как беспорядочная, хотя и живописная куча ветвей. Имеется ещё несколько аналогичных сортов, иногда трудно отличимых. У ели обыкновенной это самая мощная среди всех ‘Bohemica Pendula’, а также ‘Reflexa’ и ‘Loreley’, довольно близкие к ‘Inversa’.

Ценность названных сортов — в непритязательности и высоком декоративном потенциале, который можно реализовать несложными приёмами. Даже особенно не фантазируя с созданием каких-то фигур, только обеспечив опору на желаемой высоте, мы с годами получим дерево неповторимого облика. Сказанное в полной мере относится и к исключительно декоративному сорту ели сербской ‘Pendula Bruns’ с умеренным темпом роста и плотной кроной, густой серебристой хвоей и гибким терминальным проводником.

Третья группа

Объединяет растения с плакучей кроной, но без выраженного терминального проводника. Их многочисленные гибкие ветви образуют плотный свисающий каскад, а зрелые экземпляры выглядят, как копна. Такого типа сорта имеются у ели обыкновенной — сравнительно мелкий и компактный ‘Formanek’ и гораздо более сильный и рослый ‘Frohburg’.

Ежегодный прирост у первого, обычно прививаемого на низкий штамб, не превышает 10, а у второго 25 см. Этот сорт целесообразно держать выведенным на крепкую опору высотой в пару метров и даже выше. Удачным местом посадки может стать каменистый сад, склон или терраса, берег водного сооружения. Со временем, когда каскад достигнет уровня земли, новые отрастающие ветви эффектно окружат его плотным ковром. И эти сорта дают нам большие возможности для создания уникальных экземпляров. Можно, например, попробовать вывести несколько терминальных побегов.

«Змеевидные ели»

Эти своеобразные растения, среди которых широко известна ель обыкновенная ‘Virgata’, стоят особняком. Они по праву считаются одними из самых красивых елей и более пригодны для больших садов и парков. В зрелом возрасте они становятся крупными деревьями, а их длинные свободно свисающие ветви почти без обрастающих побегов вытягиваются шлангами более метра длиной.

С некоторой натяжкой к плакучим можно отнести и своеобразную ’Acrocona’, растущую низким широким кустовидным деревцем cо свисающими побегами, на концах которых в некоторые годы обильны шишки.

Правильное развитие молодых растений плакучих сортов в ряде случаев невозможно без нашего вмешательства. Создание оптимальной формы кроны, соответствующей декоративным достоинствам конкретного сорта и выбранному месту посадки, начатое в питомнике, следует продолжать и в саду. Вольно свисающий проводник, характерный для некоторых сортов хвойных выводится на опору из бамбука. Конечная высота дерева определяется не стихийным его ростом, а замыслом садовода. Оно вырастет таким, каким тот пожелает. Для этого надёжно, но не туго фиксируют на вертикальной опоре гибкий терминальный побег после отрастания, и ежегодно продолжают это вплоть до момента достижения им желаемой высоты. Такой простой принцип позволяет добиваться внушительного эффекта

Названные сорта елей, вырастающие стройными, либо причудливо изогнутыми с длинными свисающими ветвями, неизменно приковывают к себе внимание и заслуживают самого видного места в ландшафте.

Евгений ТАРАСОВ.

Фото автора.

Программа поездки Вена–Брно и мастер-класс по прививке хвойных 14–19 января 2018 года c «Зелёной стрелой»

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *