Пчела муха

Притча о пчеле и мухе

Здесь были и белые благоухающие лилии, и гиацинты, и высокие синие ирисы. И маленьким цветочкам тоже нашлось место в траве. Ветер наклонял их, весело колыхал траву и листья, и аромат разносился далеко-далеко!

Над поляной, над цветами, трудились пчёлки. Они собирали сладкий нектар, чтобы подкормить молодняк в улье и запастись едой на долгую холодную зиму.

Сюда-то и прилетела муха. Она недовольно жужжала и оглядывалась.

Одна маленькая пчёлка, оказавшаяся здесь в первый раз, вежливо спросила муху:

– Не знаете ли Вы, где здесь белые лилии? Муха насупилась:

– Не видела я здесь никаких лилий!

– Как! – воскликнула пчёлка.- Но мне говорили, что на этом лугу должны быть лилии!

Цветов я тут не видела, – пробурчала муха. – А вот недалеко, за лугом, есть одна канава. Вода там восхитительно грязная, а рядом столько пустых консервных банок!

Тут к ним подлетела пчёлка постарше, державшая в лапках собранный нектар. Узнав, в чём дело, она сказала:

– Правда, я никогда не замечала, что за лугом есть канава, но я столько могу рассказать о здешних цветах!

Вот видишь,- сказал отец Паисий.- Бедняжка муха только и думает о грязных канавах, а пчёлка знает, где растёт лилия, где – ирис, а где – гиацинт.

И люди так же. Одни похожи на пчёлку и во всём любят находить что-то хорошее, другие – на муху, и во всём стремятся увидеть только дурное.

А ты на кого хочешь быть похожим?

Притча старца Паисия Святогорца

Facebook Вконтакте Одноклассники LiveJournal Google+ Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)24

Люди-мухи, и люди-пчёлы…

Среди общей человеческой массы, довольно заметно выделяются две группы, которых условно, образно, можно причислить к мухам, и к пчёлам.
Люди из породы мух — всегда тянутся к дерьму. Совершенно независимо от возраста, пола, образования и социального положения — они тяготеют ко всякой грязи, к негативу, ко всему плохому. Как правило — бессознательно.
Бессмысленно читать нотации выходцу из приличной семьи, которого патологически тянет к миру криминала, к грязным проституткам, к наркоте, к прочим нечистотам. Он чаще всего не отдаёт себе отчёт в глубинных причинах своих действий и в качестве оправданий несёт какую-нибудь околесицу — иногда даже заумную, но всё равно надуманную.
Бессмысленно взывать к разуму девушки (женщины), в том числе и вполне вроде бы приличной, пытаясь втолковать ей, что какой-нибудь дебильный алкаш просто не может быть хорошей парой и опорой в жизни. В ответ вы услышите жалкую хрень про любовь — и прочую лабуду в том же духе.
Даже если она вас послушает и бросит именно этого урода — значит найдёт вместо него другого, может быть ещё худшего.
Потом она будет плакаться на жизнь и многократно громогласно заявлять, что все вокруг — дерьмо, и сама жизнь — дерьмо, одна она — вся из себя хорошая, а потому — несчастная.
Если вы слышите как какие-нибудь сучки начинают хныкать на тему: «все мужики козлы, спились-скурились, ни одного нормального не осталось, одни алкаши и дураки…» — значит можете быть уверены: перед вами, классическая стайка мух.
Если вы по наивности своей проявите жалость к этим человеко-мухам и попытаетесь познакомить их с приличными мужчинами — ваш порыв не будет оценен. Вас и слушать не захотят.
Почему?
А потому что мёд — мух не интересует. Они его в упор не замечают. Их интересуют именно какашки. И если они отлетают от одной какашки, то только для того, чтобы пересесть на другую. Это их мир. И ничего другого им не нужно — независимо от того, что они там говорят на публику…
Разумеется, это касается не только межличностных отношений. Как правило, мухи — они во всём мухи. Не только в отношениях с противоположным полом.

Например, они (в зависимости от воспитания и образования) вполне могут интересоваться искусством.
Но искусство ведь тоже, знаете ли, разное. Там тоже хватает дерьма. И вот это-то дерьмо особенно притягивает к себе мухообразных. Более того — они и сами могут пытаться творить. Даже активно творят. Как вы думаете — откуда столько дерьма в самых разных отраслях современного искусства?.. А это произведения тех двуногих, которые кроме дерьма — ничего не могут производить по-определению.
И если люди из породы мух, начинают заниматься общественной деятельностью — результатами этой самой деятельности являются дополнительные кучи дерьма, в добавок к уже существующим.
Даже когда такие мухи «просто» устраиваются на работу — нередко как бы само собой получается так, что работа эта специфически-говённая. Например — вертухаи в тюрьмах, вольнонаёмные в лагерях, санитары моргов, врачи-патологоанатомы, и т.д., и т.п…
При этом я вовсе не оспариваю, что человечеству нужны — и санитары в моргах, и врачи-патологоанатомы, и представители многих иных профессий. Я лишь констатирую тот факт, что есть люди, которых к этому тянет, которые испытывают потребность к такого рода деятельности. И если им предоставить работу совершенно иного характера — скорее всего они не будут особо довольны…
И существуют люди-пчёлы, которых тянет к мёду. То есть — к прекрасному. К хорошим людям, к настоящему искусству, к красивой природе, к доставляющей эстетическое удовольствие работе.
Недаром про некоторых женщин говорят: «Как мёдом намазанная». За таких пчёлок мужики готовы на кулаках биться друг с другом, такие одинокими долго не бывают — и им не приходится жаловаться на отсутствие мужского внимания.
Они не считают мир вокруг себя кучей дерьма — в результате и на них самих никто не смотрит как на дерьмо.
Правда, мухам такие кусочки мёда обычно не нужны, мухи проявляют мало интереса к мёду — но мёд от этого не страдает, ему достаточно пчёл.
Именно люди-пчёлы, создают всё то прекрасное, что есть в мире. Если вы видите красивую картину — значит она написана художником из породы пчёл. И если вы видите хороший фильм — значит он снят режиссёром-пчелой.
Даже самая примитивная, простенькая работа, исполненная человеком-пчелой, отличается качеством, которое трудно не заметить…
Я не хочу сказать, что ВСЁ человечество, без остатка, делится на мух и пчёл. Нет. Большая часть человечества — это масса.
Пчёлы и мухи — составляют лишь две особые группы, которые выделяются на фоне вышеупомянутой массы.
Причём, чаще всего, таких людей можно заметить ещё со школьной скамьи, или даже с детсадовского возраста.
И сами они — тоже вполне друг друга замечают.
Пчёлы, пока они наивны и неопытны — испытывают по отношению к мухам жалость и порой даже желание как-то помочь и защитить. Обратите внимание на то, что когда при нормальных женщинах-пчёлках, у которых всё в порядке с личной жизнью, начинаешь с презрением говорить о женщинах-мухах, которые сами летят на дерьмо, а потом жалуются что мир состоит из дерьма — пчёлки как правило кидаются защищать мух, не осознавая того, что мухи не нуждаются в их заступничестве и не просят о таковом.

А когда к людям-пчёлам приходит жизненный опыт — они начинают испытывать к мухам презрение, порой переходящее в желание как-то нейтрализовать особо активных мух и вообще ограничить их поле деятельности, дабы не дать особо разгуляться.
Мухи, завидуют пчёлам и испытывают к ним неприязнь, нередко переходящую в желание затоптать ту или иную пчелу.
Иногда они делают попытки подделаться под пчёл, или подняться до их уровня. Естественно, такие попытки заканчиваются ничем. И это дополнительно озлобляет мух по отношению к пчёлам, которых мухи любят обвинять во всех своих бедах и неудачах.
Может ли пчела превратиться в муху?
Нет. Пчела всегда остаётся пчелой. Другое дело что, в результате каких-то жизненных испытаний, пчела эта может стать предельно осторожной, недоверчивой, злой.
Может ли муха превратиться в пчелу?
Нет. Муха всегда остаётся мухой. Другое дело что в некоторых отдельных случаях (например — через религию) муха может научиться трезво оценивать свои поступки со стороны и, глядя в зеркало, видеть там реальность, а не то что хотелось бы видеть. Она подавляет в себе ненависть и зависть к пчёлам, и старается по мере сил не умножать количество дерьма, которого и так дофига в нашем несовершенном мире.
Для мухи — подобная метаморфоза является серьёзным достижением. Впрочем, случаи такого преображения, довольно редки…

Басня Муха и Пчела

В саду, весной, при лёгком ветерке,
На тонком стебельке
Качалась Муха, сидя,
И, на цветке Пчелу увидя,
Спесиво говорит: «Уж как тебе не лень
С утра до вечера трудиться целый день!
На месте бы твоём я в сутки захирела.
Вот, например, моё
Так, право, райское житьё!
За мною только лишь и дела:
Лететь по балам, по гостям;
И молвить, не хвалясь, мне в городе знакомы
Вельмож и богачей все домы.
Когда б ты видела, как я пирую там!
Где только свадьба, именины, –
Из первых я уж верно тут.
И ем с фарфоровых богатых блюд,
И пью из хрусталём блестящих сладки вины,
И прежде всех гостей
Беру, что вздумаю, из лакомых сластей;
Притом же, жалуя пол нежной,
Вкруг молодых красавиц вьюсь
И отдыхать у них сажусь
На щёчке розовой иль шейке белоснежной».
«Всё это знаю я, – ответствует Пчела. –
Но и о том дошли мне слухи,
Что никому ты не мила,
Что на пирах лишь морщатся от Мухи,
Что даже часто, где покажешься ты в дом,
Тебя гоняют со стыдом».
«Вот, – Муха говорит, – гоняют! Что ж такое?
Коль выгонят в окно, так я влечу в другое». *

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *