Пасха ветхозаветная

Пасха новозаветная

Пасха новозаветная – высочайший, радостнейший и вместе с тем древнейший христианский праздник – Воскресение Христово. В событии крестной смерти и воскресения Господа из мертвых заключается основание и средоточие всего христианства. Этим событием апостолы начали свою проповедь; на нем все основывали и в нем все соединяли (Деян. II:22–24, III:12–26, IV:10–12). Около событий смерти и воскресения Спасителя группируются у апостола Павла все высочайшие догматы нашей веры и все высшие наши надежды (I Кор. XV). Праздновать Пасху заповедали апостолы. Очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы безквасны, ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас. Посему станем праздновать не с старою закваскою, но с опресноками чистоты и истины (I Кор. V, 8).

С первых же времен христианства, как видно из Постановлений и Правил апостольских, праздновались неделя страданий и неделя воскресения Господа, причем определено и самое время празднования, именно после весеннего равноденствия, но не с иудеями. Возникшие было споры о времени празднования Пасхи прекратил I Вселенский собор, постановивший всем христианам праздновать Пасху в 1-й воскресный день после весеннего равноденствия и 1-го мартовского полнолуния. Этим и объясняется, почему Пасха празднуется не всегда в одно число. Раннее полнолуние бывает 22 марта, а самое позднее 19 апреля, причем последнее число бывает иногда в понедельник. Поэтому праздник Пасха бывает между 22 марта и 24 апреля.

Особенности, соединяемые с этим праздником, весьма древнего происхождения. Обычай целовать друг друга (христосоваться) есть подражание древнему лобзанию мира и святой любви (Рим. XVI, 16), причем верующие уподобляются ученикам Христовым и ученицам, когда последние собеседовали между собою о воскресшем Господе. Обычай дарить красные яйца ведет начало от Марии Магдалины, которая по вознесении Господнем пришла в Рим для проповедования Евангелия и, представши пред императором Тиверием, подала ему красное яйцо со словами «Христос воскресе» и таким образом начала свою проповедь. Яйцо – символ жизни, красный цвет – кровь Христа, который даровал Своим воскресением жизнь вечную.

Празднование Пасхи в Православной Церкви отличается особенной торжественностью. В св. храмах при отверстых царских вратах в продолжение всей пасхальной недели Божественные службы совершаются в лучших светлых облачениях, причем чтение Псалтиря прекращается и слышится только одно пение; во всех песнопениях св. Пасхи повторяется одна радостная преславная песнь о воскресшем Христе и о победе Его над адом и смертью и нашем избавлении чрез Него от греха, проклятия и смерти. В течение всех семи дней праздника целодневный красный колокольный звон завершает церковное торжество Пасхи.

Праздники ветхозаветные

Праздники народные — так называются П. тогда, когда они, совпадая или не совпадая с церковными П. и неприсутственными днями, основаны на поверьях и обычаях, свойственных преимущественно простому народу. В современной русской деревне стоит на первом плане П. в честь того святого, которому посвящена деревенская часовня или приходская церковь. Этот П., продолжающийся дня три, начинается обыкновенно с молебна. Из числа церковных П. народ чествует такие, которые церковь считает скорее второстепенными. Таковы, напр., Юрьев день, или вешний Егорий (23 апреля), вешний Николин день (9-го мая), Иванов день или Ивана-Купала (24 июня), Петров день (29 июня), Ильин день (20 июля). Исследователи народного быта давно обратили внимание на существование своеобразного народного календаря. Многие до сих пор, вслед за Гриммом, Афанасьевым и Потебней, считают народные П. переживанием полузабытых языческих представлений, предполагая, что, напр., П. перечисленных святых заменили собой языческие праздники, причем на святых перенесены атрибуты старых богов. Это мнение можно считать теперь сильно пошатнувшимся. Если славянский и германский Олимпы когда-нибудь и. существовали, то они во всяком случае не имели полноты и стройности государственных религий Греции и Рима, с их многочисленными заимствованиями из восточных культов. Современные мифологи показали, притом, что и в античном мире, а может быть и в древней Индии, существовало различие между народной и государственной религиями, а отсюда — между народными и государственными П.: последние не заглушили первых. Не заглушило их и христианство, туго прививавшееся среди сельского населения. Таким образом, современные народные П. под множеством наносных наслоений сохранили кое-какие черты, восходящие в своей основе к глубокой древности. Таковы, прежде всего, П. зимнего и летнего солнцеворота. Они соответствуют древнеиндийским П. Магаврата и Вишувант, о которых поздние Веды говорят как о простонародных и уже устаревших П. У современных европейских народов они приурочились зимой к Рождественским святкам и Васильеву дню (Новый год), летом — к Иванову дню. П. зимнего солнцеворота сопряжен у новогреков, славянских, герм. и романских народов с обычаем хождения по домам толпы молодежи с песнями, в которых высказываются разные пожелания хозяевам и испрашиваются угощенья и подарки. Обряд сохранил особое название, перенесенное и на соответственные песни: это — славянская, новогреческая и румынская коляда (см.). Обычай хождения по домам существовал и у древних греков, как это показывает песенка, сохранившаяся в предисловии к Идиллиям Теокрита (изд. Fritsche, I, стр. 4). Теперь этот обряд, где он сохранился, исполняют дети, но даже во Франции до XVII в. в нем принимали участие взрослые. От детей обряд спустился до нищих. П. зимнего солнцеворота в основе своей носил сельскохозяйственный характер (см. Овсень). Христианское наслоение сказалось внесением в песни духовных стихов о Василии Великом, Рождестве Христове. Этот последний сюжет подвергся еще влиянию рождественского действа — драмы о трех магах или трех королях (Les trois rois). Отсюда звезда, с которой ходят по домам на рождественские святки мальчики в Малороссии, Польше и у румын. П. летнего солнцеворота на Иванов день сопряжен с зажиганием огней и прыганьем через костры (см. Купала). Особенно разнообразны и распространены П. в честь весеннего обновления природы. В основе своей это П. общечеловеческие. Они известны у древних евреев, у арабов, у китайского простонародья, у австралийских дикарей, у наших инородцев. Весенние П. тянутся от марта до мая. У древних греков и римлян они подверглись сильному влиянию вост. культов матери богов, Кибелы, Артемиды Ефесской, приуроченных в Риме к апрелю, по аналогии с Венерой, которой был посвящен этот месяп, и к П. Флоралий, в начале мая. Отсюда гетерический, распущенный характер весеннего П. В простонародье держались, однако, старые сельскохозяйственные представления о весне. Народные весенние П. у древних были связаны с забытым в классическую пору представлением о Марсе (см. Март), как боге земледелия; древние Флоралии до II в. до Р. Хр. были исключительно сельскохоз. П.; в это время бросали семена (Horalli Sat. II, 182); 16 апреля был П. скотоводства (Ovidit Fasti, IV, 631). В Греции позднейший П. Руссалий (dies rosae) также восходит, вероятно, к древним народным П. На такой же П. указывает и песнь о прилете ласточки (Bergk, P. l. gr., III, стр. 671, 3 изд.), сохранившаяся до сих пор и только приуроченная к Пасхе. В христианскую пору народные весенние П. совпадают с Пасхой, Троицыным днем, Духовым днем и весенними Егорьем и Николой; светские названия, однако, долго продолжали держаться (Русальная неделя — у нас, у южных славян, новогреков и румын, Семик и Радоница — у нас). У романских и германских народов главным весенним праздником стал день 1 мая, который с XVIII века принял у католиков отчасти религиозный характер, под влиянием посвящения мая месяца Божией Матери. Во всех этих П. на первый план выступает празднование весны; греческие песни поют о прилете птиц, в современной Европе повсеместно убирают дома зеленью, иногда цветами (у нас и у славян — на Троицын и Духов день, на Западе — 1 мая). 1 мая на Западе приносят зелень в торжественной процессии и ставят посреди площади разукрашенное лентами дерево (le mai, der Mai). В Англии, Швеции и Дании дерево заменено раскрашенным столбом (maypole). Вокруг майского дерева или, как у нас — просто на чистом воздухе, устраиваются пляски и игры (Maigraf в Германии, may game в Англии, наши семицкие хороводы) и поются песни, соответственного содержания (напр., наши «веснянки»). В весенние П. принят также обряд, соотв. зимним колядкам; на него указывает и древнегреческая песня о прилете ласточки; в России такие песни называют волочебными в Белоруссии и щедривками в Малороссии; таковы же и почти все майские песни во Франции, Германии и Англии. Волочебные песни являются, между прочим, выражением народных представлений о Егорье, Николе и св. Борисе, как покровителях земледелия и скотоводства. Следы этого сельскохозяйственного значения П. почти совсем исчезли на Западе; у романских народов оно вытеснено особым мотивом, воспринятым из спустившихся в народ песен средневековых трубадуров — мотивом по преимуществу любовным: во Франции, Италии и Испании «маи» ставятся уже не на площади для всех, а у двери или окна возлюбленной каждого парня. В Англии в майские П. проникают маскарадные фигуры Робина Гуда, его возлюбленной Мариан, маленького Джона, Гобби-горса и др. В Германии еще в IX в. была извества игра спора зимы и лета, соответствующая нашей игре с соломенной куклой, которую вырывают друг у друга две партии играющих. Поминание умерших приурочивается также преимущественно к весенним П. У славян поминки приурочились к Руссалиям и отсюда произошло общераспространенное название русалка = душа умершего, позднее утопленника. Осенние П. не приурочены к определенным дням. Наши «дожинки», обычаи, связанные с последним снопом у нас и на Западе, обычаи и увеселения, относящиеся к сбору винограда в Италии и Франции, — все это показывает, что осень, как время изобилия, отразилась в обрядовом сознании народа. У древних греков, несомненно, существовал осенний сельскохозяйственный праздник — Дионисии, сопряженные со сбором винограда процессиями, несеньем фаллоса. Этот древний вид Дионисий никогда не был окончательно вытеснен мистериями в честь этого бога, распространившимися no всей Греции из Фракии. Отдельно от приведенных нар. П. стоит масленица (см.) или карнавал (см.); этот П. не входит в сельскохозяйственный праздничный год и поэтому не связан, в общем, с определенной обрядностью, хотя в Германии, напр., на масленицу перенесен обряд с плугом, в других странах приуроченный к Рождеству.

Пасха ветхозаветная

Пасха ветхозаветная (от еврейск. глагола passah – переходить) (Втор. XVI, 2–6, Исх. XII, 3–20, Лев. XXIII, 5–8, Чис. XXVIII, 16–25) – самый важный у евреев праздник, соединявшийся с праздником опресноков и положенный в средине первого месяца (авив, или низан, соответствующий второй половине нашего марта и первой половине апреля).

Праздник этот установлен Господом пред исходом израильтян из Египта в то именно время, когда фараон, несмотря на предыдущие ниспосланные Богом казни на народ египетский, не отпускал израильтян в пустыню, и Господь объявил последнюю и самую тяжелую казнь – смерть первенцев от первенца фараона до первенца рабыни и всего первородного из скота. И сказал Господь Моисею и Аарону: месяц сей да будет у вас началом месяцев; первым да будет он у вас между месяцами года. В десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство. Агнец у вас должен быть без порока, мужеского пола, однолетний; возьмите его от овец или коз. И пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его. Пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом и с горькими травами пусть съедят его. Не оставляйте от него до утра (и. кости его не сокрушайте); но оставшееся от него до утра сожгите на огне. Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью; это Пасха Господня. Семь дней ешьте пресный хлеб; с самого первого дня уничтожьте квасное в домах ваших. Храните сие как закон для себя и для сынов своих на веки. Когда войдете в землю, которую Господь дает вам, как Он говорит, соблюдайте сие служение. И когда скажут вам дети ваши: что это за служение? скажете: это пасхальная жертва Господу, который прошел мимо домов сынов Израилевых в Египте, когда поражал Египтян, и домы наши избавил (Исх. XII, 2–27). Уважение к празднику Пасхи еврейской от язычников было так велико, что вошло в обычай на праздник Пасхи отпускать одного узника по указанию народа (Мф. XXVII, 15).

Господь Иисус Христос в последний раз совершил ветхозаветную Пасху пред Своими страданиями. Ученики вопросили Господа: где хочешь, чтобы мы приготовили Тебе Пасху? Он сказал им: подите в город; там встретится вам человек с кувшином воды, и вы последуйте за ним, и куда он войдет, скажите хозяину того дома: Учитель спрашивает, где горница, в которой бы Ему есть пасху с Его учениками? И он покажет вам горницу большую и убранную; в ней и приготовьте нам Пасху. По наступлении вечера Иисус и сам отправился в Иерусалим, и в приготовленной по указанию Его горнице возлег с апостолами за трапезою. И сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания. Ибо сказываю вам, что не буду есть ее, пока она не совершится в царствии Божием (Лк. XXII, 8–16). Во время вечери Иисус встал из-за стола, снял с Себя верхнюю одежду, взял полотенце и препоясался; потом влил воду в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан. Этим показал Он им пример глубочайшего смирения и вместе с тем, что среди учеников Его один нечист, ибо Он знал предателя своего (Ин. XIII, 11).

Во время продолжавшейся вечери Господь открыл ученикам, кто именно из них предаст Его, – это тот, кому Он, обмакнув, подал кусок хлеба, – Иуда Симонов Искариот, после чего Иуда тотчас же удалился. Впрочем Сын человеческий идет, сказал Господь, как писано о Нем: но горе тому человеку, которым Сын человеческий предается; лучше бы было этому человеку не родиться (Мф. XXVI, 24). Со Христом остались одни преданные Ему ученики. И Господь учреждает высочайшее новозаветное таинство св. Евхаристии. Когда ученики еще ели, Он взял хлеб и, благословив, преломил его и раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть тело Мое. И, взяв чашу, и благодарив, подал им:, и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Сие творите в Мое воспоминание» (Мф. XXVI, 26–28, Лк. XXII, 19).

Так установил Господь святейшее таинство Евхаристии, или Причащения. Засим Господь открыл ученикам, что Ему уже недолго быть с ними, и дал им новую заповедь о любви – любить друг друга, как Он Сам возлюбил учеников, новое дал им наставление о смирении; предсказал Петру троекратое отречение от Него; укреплял их в вере и успокаивал в разлуке с Собой высшими надеждами и обетованиями. Вечеря закончилась пением псалмов (Мф. XXVI, 30–35, Мк. XIV, 26–31, Лк. XXII, 31–38, Ин. XIII, 33–38 и XIV-XVII).

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *