Паломничество оптина пустынь

Оптина Пустынь — один из главных монастырей России. Как лучше построить паломническую поездку в эту обитель? Каждый выбирает по своим возможностям и ситуации. Кто-то приезжает на несколько часов с экскурсией — «познакомиться». Кто-то остается на ночь — и тогда появляется уникальная возможность в Оптине поисповедаться и может быть причаститься. А кто-то приезжает сюда на несколько дней и тогда, возможно, Дух Оптины откроется человеку полнее и он даже останется в ней навсегда — сначала, как простой трудник, затем как послушник, затем как инок, монах…

Мы приехали в Оптину Пустынь на несколько дней, как обычные паломники, без группы. И хотим рассказать об основных организационных и прочих моментах, с которыми вы можете столкнуться, если соберетесь в этот монастырь впервые — ничего не зная о его устроении.

Итак, самое главное, что нужно знать, отправляясь в Оптину.

Паломничество — чем оно отличается от туризма?

С одной стороны, внешне и в некоторых своих формах туризм и паломничество могут быть неотличимы. И там, и там люди едут за многие километры от дома — поездом, машиной, автобусом. Кто-то — в одиночку, кто-то с группой. Кто-то берет экскурсовода, многие фотографируют на память… Однако у паломничества иная суть, посыл и цели, с которыми человек едет в ту же Оптину Пустынь.

Туризм — это развлечение. Турист смотрит на мир «сверху вниз». Не он что-то ждет и на что-то уповает, а ему «должны» — дать насладиться, полюбоваться, взять от путешествия «всё».

Паломничество — это благоговение и жажда души соприкоснуться со святыней. Отсюда какие-то вещи в поездке становятся либо менее важными, либо вообще теряют свое значение. А иные вопросы, наоборот: выходят на первый план. Например, при паломничестве в монастырь не так значимо жилье и многие готовы мириться с поистине спартанскими условиями — лишь бы получить взамен возможность побыть на настоящих монастырских службах или иметь потрудиться в монастыре — хотя бы несколько дней, хотя бы чуть-чуть уйти от мирской суеты и оказаться ближе к святым и Богу.

Оптина Пустынь — одно из главных мест православного паломничества в России.

Оптина Пустынь — чем известна?

До революции, — в XIX и начале XX веков, — Оптинский монастырь был оазисом старчества. Преподобный Амвросий Оптинский — самый известный святой из этой обители: к нему стекались со всей страны — от млада до велика, от бедна до богата. Но не только к нему. На сегодняшний день кроме него канонизированы еще тринадцать Оптинских святых — к ним тоже собирались паломники, да и не к ним одним, а и ко многим другим иеромонахам на исповедь — чтобы получить хотя бы каплю иноческой радости и мудрости.

Потом был СССР, монастырь закрыли. Вернули его Церкви в конце 80-х годов прошлого века. В обители возобновилась монашеская жизнь, которая ведется здесь по самым строгим правилам.

Поэтому, в сущности, с XIX века ничего не изменилось. Люди также приезжают в Оптину к великому старцу Амвросию (его мощам), мощам других старцев и с целью поближе соприкоснуться с монашеской жизнью — хотя бы просто немного побыв на долгих монастырских службах.

Как добраться до Оптиной Пустыни

Еще одна из причин, почему Оптина так популярна у туристов — до монастыря относительно легко добираться. Это Калужская область, несколько часов на автобусе из Москвы.

Если точнее: Оптинский монастырь находится в нескольких километрах от города Козельск. До Козельска несколько раз в день ходят автобусы, как из самой Калуги, так и из Москвы и других городов.

Из самого Козельска до монастыря каждый час отправляются маршрутные такси. Если вы, допустим, москвич, то — в 8 утра вы вышли из дома, а на вечерней службе — уже в монастыре!

Из Москвы до Оптиной Пустыни на автобусе: Время в пути — 5–6 часов. Автобусы отправляются с автобусной станции Теплый Стан (3 минуты ходьбы от станции метро Теплый Стан). Нужны автобусы Москва-Козельск или Москва-Сосенский (автобусы этого маршрута заезжают прямо в Оптину). Точное расписание и стоимость билетов можно посмотреть .

Из Москвы до Оптиной на электричке: Доехать до Калуги от Киевского вокзала, а затем — на автобусе до Козельска.

Из Москвы до Оптиной на машине: Киевское шоссе. А дальше вам лучше нас подскажет «навигатор» 🙂

Мощи Амвросия Оптинского

Главная святыня монастыря — мощи преподобного Амвросия Оптинского. Они хранятся в Введенском соборе. Часть дня они открыты для поклонения.

Когда можно приложиться к мощам Амвросия Оптинского:

  1. сразу после Полунощницы, перед началом ранней Литургии — примерно в 6.15–6.30
  2. в промежуток после окончания поздней Литургией и начала вечернего богослужения (то есть до 17:00)

Вход в Введенский собор, где хранятся мощи преподобного Амвросия Оптинского

Оптинский скит: как туда попасть?

Еще, что все мечтают увидеть в Оптиной — скит.

Скит — это территория со своими кельями и храмами, которая находится рядом с монастырем (хотя, отделять сам скит от монастыря неправильно, потому что они являются единой обителью, просто территориально отделены друг от друга).

Именно на территории скита жили и подвизались Оптинские старцы. И сейчас — это место, которую Оптина старается оградить от мирской суеты: территория полного уединения монахов, где, по-видимому, установлен еще более жесткий устав.

В общем, Иоанно-Предтеченский скит для посещения закрыт. Попасть туда можно только по специальному благословению начальника Скита. Например, если вы перед этим хотя бы несколько дней потрудились на послушании для монастыря.

Но мы немного сфотографировали его для вас. Вот таким образом — через щелочку в досках 🙂

И еще немного:

При этом, можно попасть на экскурсию в келию старца Амвросия — она находится на территории скита, но вход в нее «снаружи». Монахи Оптины постарались по возможности наиболее точно или полно восстановить атмосферу, которая царила в домике, когда там жил и принимал посетителей старец.

Монах из скита проведет для вас интересную экскурсию — все расскажет и все объяснит.

Храмы Оптиной Пустыни

Не считая скита и еще одной небольшой монастырской территории, в остальном — Оптина Пустынь полностью доступна для паломников.
Как и большинство монастырей, Оптинская обитель имеет в себе не один, а несколько храмов. Вот они.

Введенский собор (1771 год). Здесь хранятся мощи преподобного Амвросия и преподобного Нестора Оптинского. Здесь служится самая ранняя монастырская служба, — полунощница и молебен преподобному Амвросию, — а также в зависимости от расписания ранняя или поздняя Литургии (каждый день в Оптиной служатся как минимум две Литургии).

Храм в честь Казанской иконы Божией Матери (1811 год, на фото: справа). Здесь хранятся мощи преподобных Моисея, Антония и Исаакия I Оптинских. В этом храме проводятся все вечерние богослужения и одна из Литургий.

Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери (в 1998 году восстановлен на месте полностью разрушенного). В нем хранятся мощи Оптинских старцев Варсонофия, Льва, Иосифа, Макария, Илариона, Анатолия (Зерцалова), Анатолия (Потапова). Здесь проходит ежедневная утренняя исповедь:

Храм Преображения Господня. Одна из новых построек — 2007 год. Литургии здесь служатся нерегулярно. В храме можно поклониться мощам преподобного Рафаила (Шейченко), исповедника.

Храм преподобной Марии Египетской. Находится на той небольшой территории монастыря, которая закрыта для посещения. Отсюда начинается крестный ход, который братия монастыря устраивает каждый вечер — вокруг стен монастыря.

Храм в честь Всех Святых.

Расположен сразу за стенами монастыря, на гостиничной территории/территории бывшего монастырского кладбища. Сейчас завершается его восстановление.

Храм Илариона Великого. Тоже находится за стенами монастыря на гостиничной территории — в одном здании с трапезной и одним из гостиничных корпусов. В этом храме служатся требы для мирян: например, венчание и крещение.

А эта часовня была построена в 2008 году на месте погребения убиенных оптинских братьев: иеромонаха Василия, иноков Трофима и Ферапонта.

Еще два храма расположены в скиту — мы их не сфотографировали.

Еще один храм, — в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов», — расположен на территории подсобного хозяйства, куда также доступа паломникам нет. В нем круглосуточно читается Псалтирь:

Оптина пустынь: когда исповедь и причастие?

Расписание богослужений в Оптиной Пустыни уточнять лучше всего на официальном сайте монастыря, но, как правило, оно неизменно и выглядит так:

5:30 — Молебен преподобному Амвросию, утреннее правило и полунощница
6:00 — Исповедь
7:00 — Ранняя Литургия
9:00 — Исповедь
10:00 — Поздняя Литургия
17:00 — Вечернее богослужение

В выходные и большие Церковные праздники Литургий бывает три: в 6:00, 7:30 и 9:30, а исповедь проходит не только перед службами (ранняя начинается в 5:15), но и накануне вечером — после Всенощного бдения.

Оптина Пустынь: гостиницы

Если вы приезжаете в Оптину на один или несколько дней, то у вас есть два варианта проживания:

  1. Паломническая гостиница при монастыре;
  2. Комната в частных домиках недалеко от монастыря (например, на улице Лермонтова или в поселке Мехзавод, который располагается в получасе ходьбы от обители).

Жить в частном секторе будет комфортнее, но там нет монастырского духа.

Паломническая гостиница — это прямое соприкосновение с монастырем, но в большинстве вариантов — абсолютно «паломнические» условия проживания.

Например, самый дешевый вариант — это койко-место в комнате на 10–12 человек (там двухъярусные кровати); 300 рублей в день. Душ за дополнительную плату.

Есть места в комнатах поменьше (4 человека) — это будет в пределах 800–1000 рублей.

Кажется, есть и двухместные номера, но они, как правило, либо забронированы, либо достаются в порядке «живой» очереди, а значит, скорее всего, уже заняты.

Самый комфортный вариант — это места вот в таких небольших домиках:

В этих домиках есть и одноместные комнаты, и двухместные. А главное — есть большие комнаты для семей с детьми. Стоимость одноместного номера — от 1000 рублей, стоимость двухместного — от 1600 рублей.

Места в домиках можно бронировать только на будние дни, а в выходные и крупные Церковные Праздники комнаты в них распределяются в порядке «живой очереди».

Когда лучше ехать в Оптину Пустынь?

Самый большой наплыв паломников в Оптину — по выходным. В эти дни монастырь и храмы в нем переполнены. Возможно, это будут не лучшие дни для сосредоточения.

Плюс на выходные гостиница не бронирует места для одиночных паломников. Без места вы не останетесь, но и выбрать подходящий именно вам вариант не сможете — приоритет в распределении мест будет отдаваться группам.

Были случаи, когда мест не хватало и паломников клали на ночь на матрасе в храме. Возможно, кстати, это был бы один из самых лучших вариантов ночлега в Оптине! 🙂

Иными словами, если Вы хотите лучше прочувствовать атмосферу и дух этого монастыря, то лучше ехать не на один день, а на несколько и по возможности — не в выходные.

Выходные дни — самые многолюдные в Оптине. Вся территория монастыря и его храмы заполняются паломниками и туристами.

Что делать в Оптиной Пустыни, если приехал на несколько дней?

В монастырях есть давняя и мудрая традиция. Если ты приезжаешь на несколько дней, то не только ходишь на службы и отдыхаешь (то есть, проводишь время «для себя»), но и трудишься по силам для монастыря.

Есть трудники, которые целенаправленно едут «надолго» и тогда монастырь предоставляет им бесплатное жилье, но со стороны трудника подразумевается полное послушание — он безоговорочно делает то, что ему поручают. Некоторые из таких позже становятся монахами.

С «простых паломников» спрос меньше. Вы можете узнать или в гостинице, или у священника, как и где вам потрудиться, потом вы получите благословение и скорее всего формат будет таким:

  • Вас определят на какую-то работу
  • Но гарантируют, что вы вольны приходить и уходить с послушания тогда, когда сочтете нужным.

Варианты работ могут быть самыми разнообразными: от уборки территории или храма, до помощи в изготовлении просфор. Кроме того, у монастыря есть свое приусадебное хозяйство — там тоже нужны руки.

Но и погулять по окрестностям тоже надо: вокруг Оптины очень красиво!

Живописная речка Жиздра:

Живописные русские просторы:

Коровы и маленькие телята:

Оптина пустынь: питание

Паломничество подразумевает, что гастрономические приоритеты в этой поездке отходят на второй план. И Оптина Пустынь в этом смысле не оставляет вам выбора.

Все, что нужно знать о питании в Оптиной Пустыни, можно уместить в следующие тезисы.

  1. Вы можете питаться за небольшую плату в паломнической столовой. Но это 2 раза в день (после поздней Литургии и после Вечерней службы) и только то, что вам дадут — а размер порций и их состав довольно скудны.
  2. Вы можете есть столько, сколько хотите, и так часто, как хотите в так называемой «чайной». Там есть чай, кофе, разнообразные (но день ото дня неизменные) рыбные блюда. Пирожки. В непостные дни — яйца.
  3. Ближайшее кафе — в Козельске в нескольких километрах.

Как себя вести в Оптиной Пустыни?

Мы писали большой текст про то, как нужно вести себя в храме. По большому счету, в нем сказано все то, что нужно учитывать и в Оптине.

В гостиничном домике на стене каждого номера висит табличка, которая напоминает основные правила по тому, как нужно одеваться женщинам и мужчинам и про то, например, что курить можно только в специально отведенных местах. Не нравится — снимайте комнату в частном секторе.

Оптина Пустынь: святые источники

В Оптинской обители есть три источника.

Колодец Амвросия Оптинского. По преданию, место, где вырыть его, указал сам старец. Из него можно пить воду:

Источник преподобного Пафнутия Боровского. Это купель примерно в километре от стен монастыря. При том, что это вода святая, она — ледяная, поэтому в жаркую погоду людям со слабым сердцем или сосудами окунаться в него нужно осторожно:

Святой источник (родник) преподобного Сергия Радонежского. У него почти не бывает паломников, хотя расположен он недалеко от Пафнутьевского источника (в том же лесу) и ближе к монастырю:

Монахи и старцы Оптиной Пустыни

Как попасть к старцу в Оптиной Пустыни? Есть ли вообще старцы в этом монастыре? Сами монахи стараются на такие вопросы не отвечать.

Святые и священники советуют специально старцев не искать, потому что так можно много чего себе «напридумывать».

Народ утверждает, что старцы в Оптиной есть — просто они живут в Скиту и перед народом появляются редко: в лучшем случае их можно увидеть на некоторых службах или идушими по территории.

Кто из монахов старец, а кто не старец — сказать нельзя. По внешнему виду их тоже не определишь. Не обязательно старцем является всякий пожилой седовласый монах. Более того, не всякий монах, которого вы встретите, именно из Оптины — может быть, он тоже приехал в гости 🙂

В Оптиной Пустыни у каждого паломника есть возможность попасть на исповедь — утром перед службой. Это время, когда можно наедине поговорить с монахом или договориться с ним об отдельной встрече — если для этого располагает случай или ситуация.

Прямой зависимости между продолжительностью вашей поездки в монастырь и тем, встретите или не встретите вы духоносного отца, не существует. Но конечно же — при продолжительной поездке (неделя или дольше) вероятность того, что вы поговорите с монахом, чьи слова тронут вашу душу или направят в серьезных вопросах, гораздо больше, чем при однодневной или двухдневной поездках…

Святые преподобные Оптинские старцы, молите Бога о нас!

Этот и другие посты читайте в нашей группе во ВКонтакте

И еще в Фейсбуке!

Послушание в Оптиной Пустыни

Изложить это по горячим следам у меня не получилось. Но вот теперь хочется рассказать о моем «трудничестве» на оптинские праздники 5-10 июля этого года.
Я ехала в Оптину, очень соскучившись, на праздники. Удивительное время: сначала Владимирская, потом Рождество Иоанна Предтечи, служба в Скиту, потом память преподобного Никона Оптинского, Тихвинская, память старца Амвросия… Все, кто бывал на оптинских службах, поймут, что значит предвкушать эту радость, что значит лететь туда, где ты ощущаешь себя в раю…
Только увидев издалека колокольню и купола оптинских храмов, я подумала, что время идет ужасно медленно, хотелось поскорее, минуя козельский автовокзал, оказаться у стен дорогой обители. Но пришлось изрядно подождать, поскольку водитель маршрутки, единственной пассажиркой которого была я, долго пересчитывал выручку и ожидал других пассажиров. Не дождавшись никого в итоге (что бывает редко), он нехотя захлопнул дверцу, и мы поехали.
Надо сказать, что я заранее договорилась с матушкой-распорядительницей гостевых домиков, где часто бывала, что приеду на шесть дней и помогу по хозяйству. Разнообразный ассортимент послушаний уже был в моем опыте, и я очень радовалась, что в этот раз не только побуду на службах, но и почти «по-настоящему» проведу время в святом месте.
Я приехала к матушке и по всему поняла, что меня ждали. Едва успев положить сумки, я услышала, что теперь они спокойны, приехал человек, которому можно доверить землянику… В радости, я не обратила на это особенного внимания, но заметила огромный двенадцатикилограммовый таз со слегка подвявшей земляникой, стоявший во главе стола на кухне. Таз был прозрачный, с рисками, где совершенно точно просматривалось, что там именно двенадцать килограммов, и обмануться невозможно!
Полная бодрого желания помочь, я тут же села на улице перед тремя тазами: в том самом – земляника, в другой надо было бросать «хвостики» с веточками от нее, в третий – очищенную ягоду. Конечно, все мои мысли были в обители! Скоро служба, удивительная, ни с чем несравнимая оптинская служба. Завтра Владимирская! Служба во Владимирском храме – я была на ней неоднократно – под величественный колокольный звон все собираются в маленьком необыкновенном храме, как в корабле спасения. И мы все вместе, как будто над временем: Старцы, Новомученики, братия и паломники – все собрались прославить Царицу Небесную! Через окошко видна часовня тех, кто своей любовью и мученической кровью привлек не одну душу к оптинской святыне, здесь их дом, и они собирают здесь чад своих! Что испытывает сердце, отсчитывая минуты до этой встречи!..
В этих размышлениях я чистила землянику, замечая попутно, что работа эта весьма ювелирная и ужасно медленная – за два часа я едва приблизилась к риске «800». Звонили ко всенощной… Услышав звон, я взглянула на матушку в надежде, что сейчас меня отпустят в храм. «А, сегодня Владимирская! Да, престольный праздник. Ну ладно, разберешься с земляникой, тогда, может, завтра пойдешь», – сказала мне матушка…
Сказать, что я расстроилась – это ничего не сказать! Этот огромный таз, который встал между мной и Оптиной вдалеке, первые полтора часа не давал мне покоя. Кстати сказать, от такой «мелкой» работы мгновенно устали пальцы, а через четыре часа земляника уже стала кружиться у меня в глазах. А драгоценный таз свидетельствовал, что у меня уже осталось не 12 кг, а 9.600!!! Этак я, подумалось, вообще не попаду на службу ни сегодня, ни завтра!
В несколько подавленном состоянии я слушала, как звонили перед шестопсалмием, потом перед Евангелием… Тут ко мне подсел человек, назвавшийся Петей. Он был не из трудников, а из наемных рабочих (живших здесь же и скорее из «сочувствующих», чем церковных людей) и с живым интересом наблюдал за моей работой. В одну минуту перейдя на «ты», он сказал, что помог бы мне с этой земляникой, да не умеет, а потом, глядя в глаза, спросил: «А ты чего сюда приехала?!» ))) Я, в испачканной земляникой юбке, с потухшим взглядом, стала говорить что-то общее о паломничестве, потом спросила Петю, водятся ли здесь в лесах кабаны или какая-нибудь другая живность? «Да ты что, какие кабаны?! Они сейчас там, где като-ошка!!», – сказал Петя. Стало повеселее. Я рассказала Пете, как хотела на службу, а меня усадили за землянику, и он пошел к матушке просить, чтобы НАС отпустили на службу. Было уже около девяти часов, когда вдруг матушка сказала, что можно пойти «помазаться». Эта перспектива придала мне сил, и мы с Петей побежали в храм. По дороге он настоятельно требовал, чтобы мы для быстроты прошли через Никольские врата по братской территории, и когда я отказывалась, сказал, что у него там «знакомство»…
И все-таки я попала в храм!!! Читали первый час, но какая радость была услышать хотя бы чтение тропаря «Днесь светло красуется славнейший град Москва…»! Мы, благодаря Пете, даже помазались (матушка же сказала – идти «помазаться», и тут я ясно поняла, что незначительных слов в жизни нет!). Уходя с территории монастыря, я подумала, что с земляникой при большом желании можно справиться за четыре часа; это придало мне сил и окрылило надеждой на завтрашнюю службу.
Вернувшись домой после первого часа, я обнаружила, что кто-то неаккуратно смешал часть очищенной земляники с оторванными хвостиками. Конечно, это детишки из Беларуси, тут же с удовольствием наблюдавшие мое замешательство… Мне явственно вспомнились радости собственного детства…
Около двенадцати часов ночи стахановским методом земляника была перебрана, и я пошла к матушке доложить, что работа выполнена. «Молодец!» – сказала матушка. – «Теперь иди помоги там наверху девочкам перестилать постели!» Я пошла… Оказалось, что постелей, нуждающихся в обновлении, там 25 единиц, а завтра утром приедут люди…
Словом, в тот день я свалилась с ног часа в два ночи, но перед этим познакомилась с такой же, как и я, бодрой трудницей, женщиной лет пятидесяти, которая тоже мечтала о храме и мыла чаны от рыбы во время всенощной. Мы подружились. Ночью, в завершение моих труднических переживаний, в комнатку влетел огромный жук-навозник и задумчиво бился об стекло, норовя сесть мне на голову…
Но утром светлая моя мечта исполнилась – нас пустили на раннюю! В тот день я готовилась к Причастию и уже хотела попросить час для вычитки правила, но матушка, окинув меня взором, сказала: «Собирайся! Сейчас поедем…». Куда, собственно, мы собирались ехать, я узнала только в машине. В другой гостевой домик!! Он только-только отстроился изнутри, а завтра – опять паломники, и надо убрать и приготовить все до их приезда… Когда мы с Еленой (так звали мою знакомую трудницу) и матушкой вступили в «домик» из двух этажей с десятью комнатами, то увидели, что внутри все покрыто бетонной крошкой и строительной пылью: окна, стены, лестницы, подоконники… Нужно было помыть все это до стерильности и застелить постели. Здесь фишка была в том, что веника не предполагалось, ввиду его временного отсутствия. Зато в наличии был совок и две тряпки, а из окна так близко видна Оптина… «А как же служба…» — взмолилась я, уже понимая, что приехала-то на послушание, и надо терпеть. «Ну, это как управитесь!» – сказала матушка и, пожелав нам «сто ангелов в помощь», удалилась. Мы оглядели домик и засмеялись. Часы показывали половину третьего, т.е. до службы оставалось два с половиной часа… И вновь – чудо. Ни одно слово не остается праздным! Сто ангелов нам помогли совершенно явно, потому как осилить эту работу до службы было совершенно немыслимо.
В половине шестого мы уже были на службе. Я чувствовала, что это и есть – послушание, вот такое, без прикрас, монастырское, и это уже радовало, но сил не было совершенно…
Утром была чудная служба в Скиту, исповедь и Причастие. Здесь так явно ощущались святые хозяева этого места – благословенные оптинские старцы и скитоначальники. И стоя на «балкончике» среди вьющегося винограда и цветущей петунии, я просила их помочь мне с послушанием.
После Причастия всю усталость как рукой сняло, было радостно (и вдобавок мне сказали, что отпустят на службу преп. Никона!). В тот вечер пошел свирепый дождь с дымом, и, весьма кстати забыв дома зонт, я еще какое-то время была в Казанском храме, рассматривая фрески. Слева от входа, у свечного ящика, заметила фреску «тьма кромешная», на которой предусмотрительно расположился выключатель. )))
Следующие дни прошли до обидного быстро. Послушание вместо службы уже так не тяготило. Когда в один из дней мне дали задание помыть подошвы на обуви трудников, я вдруг поняла, ЧТО такое послушание, мне вспомнилось, как Господь мыл ноги ученикам, и что это заповедано христианам. Но где, как исполнить это без перелома себя, без просьбы матушки?! Вот такое откровение… И не даром говорится – выполни за святое послушание…
Не могу описать радость от дня памяти преподобного Амвросия, который «увенчал» мое «трудничество»! Там надо просто быть и видеть своими глазами…
Пусть мой долгий рассказ не испугает тех, кто еще не пробовал свои силы на послушаниях – такой «загруз» бывает редко и обычно приурочен к большим праздникам. Это мне, как сказал батюшка в день моего приезда, ПОВЕЗЛО!!!
Ника

Тайны Оптиной Пустыни

Оптина пустынь

Оптина Пустынь…

Старица Сепфора, перешагнувшая столетний рубеж, ходила по развалинам Оптиной в конце 1980-х и приговаривала: «Благодать! Сколько здесь благодати!»

Войдите через Святые врата в древнюю обитель, начало которой положено в XV веке. Вдохните аромат цветов, которые цветут и радуют взор здесь, когда в окрестностях уже сохнет пожухлая трава.

Оптина Пустынь в конце 1980-х

Полюбуйтесь белоснежным храмом Казанской иконы Божией Матери. Чуть дальше храм-усыпальница в честь Владимирской иконы Божией Матери бережно хранит семь мощей преподобных Оптинских старцев. Зайдите с благоговением в главный храм обители – чудесный, самый старинный Введенский с его жемчужиной – ракой с мощами великого преподобного Амвросия Оптинского, чудотворца.

Замрите на короткий миг под перезвон оптинских колоколов. Пусть душа ваша отдохнет от мирской музыки, и пусть захватит дух от пения братского хора.

Казанский храм. здесь хранятся мощи старцев

Сотни людей приезжают в Оптину каждый день. Зачем они едут? Тратят на дорогу деньги, устают в пути… Они едут к Оптинским старцам! Помните пословицу: «К пустому колодцу за водой не ходят»?

Сень и под ней гранитные раки со св. мощами оптинских Старцев прп. Льва и прп. Макария (на переднем плане).

Приложитесь к мощам Оптинских старцев. Они всё о нас знают, знают лучше, чем мы сами о себе знаем и понимаем. Проникают своим духовным ведением в глубину души, видят прошлое и будущее, боль и скорбь.

Мощи под спудом, тяжелые каменные гробницы… Но вы чувствуете живой ответ! Старцы отвечают вам. Потому что у Бога все живы! Потому что они продолжают душу свою полагать за своих чад! И вы, обратившись к преподобным Оптинским старцам с верой, – теперь тоже под их молитвенным покровом.

Оглянитесь вокруг. Прекрасная обитель, не правда ли? А когда в 1988 году, после 65 лет разрухи, первая братия вошла в эти стены, они увидели только мерзость запустения на святом месте. Крапива в рост человека. Разбитые надгробия. Разрушенные храмы. Всё, что можно было осквернить, разрушить, – было осквернено, поругано, разрушено. Но Господь поругаем не бывает! Оптина восстала из пепла еще прекрасней!

А знаете – почему? Да потому что не может человек разрушить то, что создано по воле Божией!

Тайны Оптиной. Прикоснитесь к ним и попытайтесь понять законы духовной жизни. Мы часто живем в страхе перед завтрашним днем, надеемся на себя, на друзей и родных, на кредит в банке.

Мощи преподобных Антония и Моисея

А преподобный Моисей и брат его преподобный Антоний надеялись только на Господа. Монахи-пустынники, они приехали сюда по благословению Калужского архипастыря, преосвященного Филарета, в 1821 году и своими руками корчевали пни, очищали от многовековых сосновых деревьев участок, строили небольшие братские келлии и деревянную церковь во имя святого Иоанна, Предтечи Господня.

Преподобный Моисей, будучи в течение 37 лет настоятелем Оптиной, часто начинал многотысячное строительство, имея в монастырской казне всего 10–15 рублей. По нашим мирским меркам – затея несбыточная, невыполнимая.

Практическому человеку, надеющемуся на свой карман, отец Моисей отвечал: «А про Бога-то ты забыл. У меня нет, так у Него есть».

О чем ему и объявляли люди практические. Такому практическому человеку, возлагающему надежду на свой карман, отец Моисей отвечал: «А про Бога-то ты забыл. У меня нет, так у Него есть».

И таинственным образом появлялись благодетели, которые эти деньги жертвовали. И шло строительство. А также отец-настоятель кормил всех бедных, убогих, помогал всем, кто обращался за помощью.

Когда отец Моисей почил, в ящике стола его, где хранилась монастырская казна, обнаружили один гривенник, и тот закатился куда-то сбоку, так что брат его, преподобный Антоний, только улыбнулся: «Эх, не разглядел батюшка гривенник, а то и его бы истратил на бедных!»

И вот: остался после смерти человека один гривенник – и Оптина, в полном расцвете! Фруктовые сады, расширенные соборы, огромная монастырская библиотека, построенные храмы, трапеза, гостиницы, конный и скотный дворы, семь корпусов келлий, два завода, мельница и знаменитая белая оптинская ограда.

Тайны Оптиной… Преподобный Амвросий исцелял больных и страждущих. Исцелениям не было числа. И эти исцеления старец всячески прикрывал. Однажды чтец, читавший молитвы, страдал сильной зубной болью. Вдруг старец ударил его. Присутствующие усмехнулись, думая, что чтец, верно, сделал ошибку в чтении. На деле же у него прекратилась зубная боль. Зная старца, некоторые женщины обращались к нему: «Батюшка Абросим! Побей меня, у меня голова болит».

Внутренний вид Предтеченского скита (Гольдберг, 1887 г.)

Мы очень ценим свое здоровье, заботимся о нем, желаем его родным и близким. А преподобный Амвросий, исцелявший неизлечимые болезни, поднимавший со смертного одра умирающих, сам был болен настолько, что врачи говорили: «Если бы он не был старцем, умер бы в течение получаса!» На нем сбывались слова: «Сила Божия в немощи совершается». Сие есть тайна духовная.

Оптинские преподобные имели все дары Святого Духа: дар духовного рассуждения, дар исцеления душ и телес человеческих, дар прозорливости, дар чудесной молитвы, что как молния возносится к небу. Они могли назвать незнакомого человека по имени, читали письма, не распечатывая, прозревали духом прошлое и будущее человека, открывали на исповеди людям забытые грехи, возвращали слух и речь глухонемым, но главным чудом считали чудо Евхаристии, а главным даром – покаяние – метанойю.

Преподобный Варсонофий Оптинский Нам хочется сделать карьеру, быть успешными в жизни, а блестящий полковник Павел Иванович Плиханков генеральскому чину предпочел скромную монашескую келью и стал преподобным Варсонофием.

Мы тщимся выглядеть умнее и успешнее, а преподобный Нектарий свое духовное величие скрывал юродством – шутками, чудачеством, неожиданными резкостями или непривычной простотой в обращении со знатными и заносчивыми посетителями. Играл игрушками. Была у него птичка-свисток, и он заставлял в нее дуть взрослых людей, которые приходили к нему с пустыми горестями. Был волчок, который он давал запускать своим посетителям. Были детские книги, которые он раздавал читать взрослым людям.

Мы всё стараемся выбрать себе жилье поудобнее, работу полегче, отдых покомфортнее, а преподобный Никон за святое послушание настоятелю стал последним Оптинским старцем, понимая, что это послушание – смертельная угроза. Будучи тяжело больным в ссылке, не стал проситься о переводе в местность с более здоровым климатом, сказав врачу: «Воля Божия да совершается…»

И это всё – тайны Оптиной Пустыни.

Во многих монастырях подвизались старцы, те, кто достиг высот духовной жизни. Но только в Оптиной эстафета старчества, это благодатное чудо, не пресекалась более 100 лет: с 1829 года – приезда в Оптину старца Льва – до закрытия монастыря в 1923 году и мученического окончания земного пути в 1930-х годах последних Оптинских старцев того времени: преподобного Никона и преподобного Исаакия Второго. И это тоже чудо и тайна.

Господь устраивал так премудро, что Оптинские преподобные были воспитанниками старцев, а затем сами наставниками.

Как передавалась эстафета старчества?

Мощи старцев обретенные в 1998 году перед ракой преподобного Амвросия

Умирает великий старец Амвросий, и для той любви и преданности, которую питали все к нему, было очень тяжело перейти к другому наставнику. Но все давно уже почувствовали, что один дух с почившим старцем живет в его преемнике – преподобном Иосифе. Даже наружность отца Иосифа стала походить на облик отца Амвросия, и это таинственное сближение душ двух старцев ощущалось всеми.

И сознание того, что преподобный Иосиф скажет именно то, что сказал бы отец Амвросий, это духовное единение, видимая осязательная преемственность великого дара старчества, – всё это позволило отцу Иосифу принять эстафету старчества Оптиной Пустыни.

Были Оптинские старцы разными и похожими одновременно. Каждый старец имел свои особенности: благодать не отменяет индивидуальные черты характера, особенности темперамента, но придает им возвышенность и духовность, как огранка бриллианту.

Волевой, сильный, решительный отец Лев, преодолевший все нарекания, гонения, клевету, как ледокол, очистивший фарватер для своих чад. Живой, ласковый, веселый старец Амвросий, дары которого напоминают великих старцев прошлого, воскрешавших умирающих и исцелявших безнадежных. И преподобный Макарий между ними – «с чистой, любвеобильной и смиренной душой, редкое соединение простоты, тихости и смирения, делавшее его доступным всем и каждому».

Путь старцев в Оптину Пустынь тоже был различным: кто-то пришел в Оптину юношей, как преподобный Иосиф, которому было 24 года, а кто-то, как преподобный Варсонофий, на 47-м году жизни, когда седина уже обильно пробивалась в волосах.

Оптинские старцы могли быть архимандритами, как преподобные Варсонофий, Моисей, Исаакий Первый, а могли не иметь чинов и званий и быть иеромонахами, как преподобные Нектарий, Иосиф, Иларион…

Оптинские старцы заботились не только об иноках монастыря, но обо всех, кого приводил к ним Господь.

Иногда говорят, что мирянам достаточно просто жить по заповедям. Да, заповедь дана нам, но в жизни она может исполняться в разных обстоятельствах по-разному. И не всегда легко понять, что происходит: искушение ли это или то, чего хочет от тебя Господь.

Роспись святых врат Оптиной Пустыни

Духовная жизнь не означает только пребывание в облаках… Она заключается в раскрытии законов духовной жизни, насколько они применимы к данному человеку в его ситуации, в его условиях. И Оптинские старцы раскрывали эти духовные законы мирским людям, помогали им понять и осмыслить духовно жизненные обстоятельства, наставляли их на пути к спасению.

Все Оптинские старцы были духовными руководителями мирян. Духовное руководство, окормление происходило лично и через переписку, через духовные наставления.

Старец Иосиф: «Верую в то, что каждый приходящий в Оптину в крайней своей потребности найдет удовлетворение Милостью Божией…»

Оптинский старец Иосиф писал: «Верую в то, что каждый приходящий в Оптину Пустынь в крайней своей потребности найдет удовлетворение Милостью Божией… за молитвы великих наших отец».

Преподобные отцы наши, старцы Оптинские, молите Бога о нас!

Паломничество в Оптину Пустынь или навигатор, монахиня Мария и тетя Валя с ВДНХ…

А ты Нилуса читал?

Алексей: Откуда я узнал об Оптиной пустыни?… Из книги “Пасха красная”, которая попалась мне в руки лет семь назад. В первое прочтение особого восторга, если честно, я не испытал…. Дневники, воспоминания, ритуальные ножи, убийства… Все перемешано… Как для человека не очень воцерковленного, это было для меня сложно. Но что интересно, мне захотелось почувствовать тот “особый, неповторимый дух Оптиной”, о котором там говорилось…

В то время я жил и работал в Нижнем Новгороде и, так сложилось, что, по мере сил, помогал в восстановлении одного из местных монастырей. Там я познакомился с монахиней Марией. “Матушка, в это воскресенье еду в Оптину”, — радостно заявил я ей. И ожидал такого же радостного благословения на дорожку. Но она вдруг спросила: “А ты “На берегу Божией реки” Нилуса читал? Нет? Вот пока не прочитаешь, даже не думай никуда ехать”.

…С первых страниц для меня начал открываться новый мир… Как если бы человек видел только три цвета, а потом увидел все. В маленьких штрихах — тот самый оптинский дух, тихая мудрость старцев, монастырская жизнь…

Главное, что меня удивило, когда я попал в Оптину в первый раз — “вневременье”. Там как будто переплелись вместе прошлое, настоящее и будущее… Паломники с айфонами и обычными житейскими проблемами, и насельник “из прошлого” — на скрипучей телеге с дровами или сеном, которую волочет какой-то старый конь… Стадо коров и пастух с тростинкой и тщетно пытающийся объехать их джип… Суета “приезжих” и размеренные службы… Современная монастырская гостиница и какой-то удивительный дух древнего монашества, когда и самой Оптиной и в помине еще не было…

Очень запомнилась епитимья в виде главы из книги, которую в ту поездку наложил на меня исповедовавший монах. Первая епитимья в моей жизни… Я, конечно, переживал — это ж каким надо быть… Но, с другой стороны, несколько даже гордился — жизнь духовная, она такая…

С тех пор я был в Оптиной два или три раза. Останавливался в Иоанно-Предтеченском скиту. Там — домик преподобного Амвросия… Представляете, сколько слез было пролито здесь, сделано признаний, сколько душ и жизней спасено и сколько надежд даровано…. Мурашки по коже… И сам старец Амвросий ходил этими тропинками к своему духовнику отцу Макарию… А Варсонофий Оптинский — к Анатолию…

Скит еще больше “вне времени”, чем Оптина. Все мирское остается за его оградой….Здесь только Господь и молитва, неспешная жизнь, посвященная Богу… Когда везде еще ночь, в скиту — утро. В четыре часа — полунощница, всегда босиком, потому что там прекрасный чистый ковер… Вечером — обязательный чин прощения с насельниками. И сладкая тишина в душе…

Навигатор — это от лукавого….

Алексей: А недавно мне позвонил друг и сказал, что “завтра мы вместе едем в Оптину пустынь”. Знакомый иеромонах Ф. как раз был там в командировке и пригласил нас погостить, пообщаться с насельниками, помолиться. Я тут же стал собирать в дорогу все семейство. Но в итоге поехать решили только я и старший сын второклассник Егор. Друг тоже временно “забуксовал”…

“Да-да, ура, едем!” — подпрыгивал он, радуясь не только увлекательной поездке, но и возможности пропустить школу, ведь выезд был намечен на вечер четверга. Но я, как серьезный отец, взял с собой сумку с учебниками, клятвенно пообещав жене, что мы вызубрим все вдоль и поперек, намного опередим программу, выиграем математическую олимпиаду, шахматный турнир и еще что-нибудь очень почетное…

Наш путь туда-обратно заслуживает отдельного описания… До сих пор меня мучает вопрос: “Навигатор — это Божие дело или бесовское наваждение?”

Зачем-то я его включил, хотя дорогу примерно знал. И он повел нас куда-то на Брянщину. В такие колдобины завел, как будто тут еще вчера танки проходили. “А теперь поворачивайте налево”. А налево — сугробы метра полтора. Я начал было унывать, но потом устыдился, взбодрился и начал молиться. И неистово так молился, что раздвинулись сугробы…

Егор: Папа…
Алексей: Ну, ладно, ладно… Почти раздвинулись… Неожиданно показалась какая-то дыра и сквозь нее была видна проселочная дорога, которую недавно почистили от снега.

Егор: Обратно было хуже…
Алексей: Да! В первый раз такое было. Но говорят же, всякое хорошее дело сопровождается искушениями.

Возвращался по дороге, которую знал, но опять включил навигатор — бес попутал. И опять “раздвинулись сугробы”. Но в этот раз я конкретно увяз в снегу — ни назад, ни вперед. Пошел в деревню за помощью..

Егор: Пришли какие-то люди, прицепили трос и все время ругались матом. И трос порвался. А потом мы увидели полицейскую машину. Так папа бежал за ними, свистел и махал руками, чтобы они сюда не ехали, а то застрянут. Алексей: В итоге, машину вытащили, но домой ехали часов восемь. Одно радовало, Егор конкретно взял себя в руки и вел себя как мужчина…

“Я — мама инока Трофима…”

Алексей: И вот Оптина… Там есть традиция. “На сон грядущий” насельники обходят свой монастырь крестным ходом. Мы же добрались туда в аккурат к “отбою”. Видим, навстречу нам монахи с иконами и песнопениями. Я, после перенесенных испытаний, и как человек с гордецой, поначалу даже воспринял это на свой счет…

По дружбе с пригласившим иеромонахом Ф., поселили нас в гостевом домике для благотворителей, совершенно бесплатно. Все цивилизованно, обед и ужин — в дом… На мгновение я даже заколебался: “А как же аскеза, удобства на улице, трапеза трудников и заслуженные венцы?”. Но в итоге с комфортом смирился, благо деваться нам все равно было некуда.

Кроме нас в этом доме, на другой половине, жили две монашки. Встречались мы в гостиной. Решил познакомиться: “Меня зовут Алексей, а это мой сын Егор”. “А я — монахиня Мария”, — ответила одна.

А через какое-то время подходит и протягивает “Пасху красную”. “Почитайте вместе, — говорит. — Все не читайте, ребенку многое еще рано…А вот посмотрите про инока Трофима… Как он маму свою любил, как бабушкам помогал… Полезно очень”.

Видимо, у нас в глазах мелькнуло сомнение и даже нежелание, потому что она добавила: “Я — мама инока Трофима”…

…Монахиня Мария… В миру — Нина Андреевна Татарникова, мать одного из трех убиенных в пасхальное утро 1993 года монахов…

Егор: Трофима ударили ножом, когда он на Пасху на колокольне звонил, представляете!?! Мы с папой ходили смотреть на эту колокольню. И в часовню ходили, где инок Трофим, инок Ферапонт и иеромонах Василий похоронены.

Алексей: У меня с этими новомучениками отношения всегда были сложными. Я читал, что они многим людям помогали после своей смерти. Но как молиться? Они же не прославлены. А когда с мамой его познакомился — понял. А скорее сердцем почувствовал, что они свои, близкие. Монахиня Мария Трофима на этих руках, к которым я могу прикоснуться, держала… Говори, как с живыми…

Потом мы еще общались. И она поразила нас какой-то глубокой добротой… Это сложно объяснить. Не «скажите, пожалуйста и передайте пожалуйста», а доброта, с которой хочется просто посидеть рядом, напитаться ею.

“Сынок мне во сне часто снился, — говорит она. — И поняла, нужно ехать к своему Ленечке. Тут постриглась, тут и живу”.

По носу, по носу влупи!

Алексей. После одной из Литургий дружественный иеромонах Ф. служил молебен преподобному Амвросию Оптинскому. Он напомнил тот, первый, когда я рыдал тут крокодильими слезами. И опять внутренне “запричитал”.

Егор: Мы приложились к открытым мощам батюшки Амвросия! А еще в то утро один монах, который выглядел очень грозно, когда я подошел к нему за просфорой, спросил: “Как тебя зовут?” Я ответил: “Егор”. “Ааа. Георгий Победоносец!”, — засмеялся он.

Алексей: Потом Ф. устроила нам экскурсию. Побывали на хозяйственном дворе, где находится храм иконы Божией Матери “Спорительница хлебов”, там монахи читают неусыпаемую псалтырь…

На конюшне встретили отца наместника, священноархимандрита Венедикта. Мы до неприличия удивленно выпучили на него глаза, а он улыбнулся и сказал: “Здесь мое место, а для детей лучше и не надо”.

Егор: Там был один конь. Отец Венедикт смеялся и говорил мне: “Ты по носу ему дай! По носу, по носу влупи! Да сильнее, ему не больно. Кааааааааак влупи! А потом обними… Обними…” И вдруг взял коня за губы, развернул их почти наизнанку и начал трясти…

Потом мы пошли на коровник. Правда, коров там не было, но были отец Корнилий и бык Камышок.

Алексей: Радости Егора не было предела. Камышок был до потолка. А монах Корнилий с огромными синими глазами предлагал нам устроить с ним фотосессию. И очень заразительно смеялся и говорил: “»Мне полунощница сегодня все мозги посносила, не обращайте внимания»…

Многие считают, что монахи — какие-то мрачные унылые люди. Но это не так, поверьте. Кого мы ни встречали — радость, огонь в глазах. А как наш монах Ф. играл с Егором в снежки, как они в сугробах валялись, вы бы видели…

Егор: Тетя Лена, а вы случайно не знаете, что произошло с тетей Валей с ВДНХ?

Алексей: Аааа… Егор взял быка за рога, а Корнилий говорит: “Ты с ним осторожней, не знаешь разве, что случилось с тетей Валей с ВДНХ?”.

“С какой тетей Валей?” — начали выяснять мы. “Ну с той, что в “Гостях у сказки” вела”. Егор стал уговаривать его рассказать, а отец Корнилий ни в какую. “Вот придешь сюда жить лет через десять, тогда и расскажу”… Теперь вот сын всех спрашивает…

Провели нас и на курятник. Мы около часа искали яйца, но так и не нашли, пока нам не показали какие-то “почтовые ящики” под потолком. Когда курица хочет снести яйцо, она туда залетает, а ты потом дверцу заднюю открываешь и яичко достаешь…

В общем, вот так прошла наша поездка… Как вы понимаете, сумку с учебниками мы ни разу не открывали, но мама, пожурив положенное время, нас простила…

В заключение….

Алексей: Об Оптиной пустыни можно говорить бесконечно — о проникновенных службах, насельниках, обо всем… Но мне хочется сказать еще вот что… Когда вы в первый раз туда попадете, она вряд ли потрясет вас своими размерами, грандиозностью, величием храмов…Но здесь есть запах… Да-да… Именно запах — тихий, едва уловимый запах сосредоточенной монашеской жизни. И еще любви, которая течет еще оттуда, из прошлого, от старцев — к нам.

Я где-то читал, что философ позапрошлого века Иван Киреевский говорил: «Если вы хотите основательно ознакомиться с христианством, то необходимо познакомиться с монашеством, со старчеством, а в этом отношении лучше Оптиной Пустыни трудно найти». Для меня этот дух живет там и сейчас.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *