Падший монах

uchenitsa_iya

«В этом храме очень, очень трудно молиться.» Джузеппе Пиовано: «Хочу спросить у игумена (Ростислава) этой обители, ЧЕМ ЖЕ ВЫ РУКОВОДСТВОВАЛИСЬ, когда решили вот так вот РАЗРИСОВАТЬ храм?».
О.Ростислав был лаконичен: «НРАВИТСЯ ПРОСТО. НУ ВЕСЕЛО ЖЕ. «

Архиандрит Иоанн Крестьянкин: «Скажу Вам сразу — помысл о рукоположении изгоните от себя раз и навсегда… Опыт показывает, что пришедшие к Престолу от рок-музыки служить во спасение не могут. Я получаю столько писем от таких несчастных людей, но помощь им приходит только после того, как они снимают с себя сан. Некоторые вообще не могут стоять у престола, а некоторые опускаются на дно ада беззакониями…»

БАЙКИ, РОК-н-ролл и ИГУМЕН (уже, правда, бывший) Ростислав.
О музыкальных вкусах иг.Ростислава братия в буквальном смысле наслышана — благо в «ушах» у него не только религиозные песнопения, но и качественный рок: King Crimson, Yes, Дэвид Сильвиан… Подобно вкусу к авангардной живописи, любовь к гитарному звучанию досталась батюшке в наследство от бурной юности, которая совпала с расцветом советского рок-андеграунда …
Есть у настоятеля и спортивный байк: «У меня Kawasaki 1 400 GTR, …, мотоцикл — он ведь помогает поддерживать хорошую форму: без него я, наверное, уже превратился бы в дряхлую медузу, потому что жизнь у нас хоть и насыщенная, но довольно плавная…»

На днях стало известно о том, что радикальный модернист о.Ростислав Якубовский нарушил монашеские обеты, сложил с себя священный сан ради внебрачного сожительства.
Бывший настоятель Оптинского подворья в Петербурге давно высказывал такие соображения о Православии и Церкви, которые показывали, что он не является православным христианином.
Якубовский предлагал обновленческие перемены в Богослужении, участвовал в разного рода лжемиссионерских акциях. Таким образом, его последнее по времени преступление против Церкви — звено в давно им выкованной для себя цепи.

ЗАПОМНИТЕ К ЧЕМУ ЭТО ПРИВЕЛИ ТАКИЕ РАССУЖДЕНИЯ БЫВШЕГО МОНАХА!
Игумен (а теперь по-русски говоря, РАССТРИГА) Ростислав Якубовский
О ЦЕРКВИ:
При всех достоинствах церковь из-за охранительной, консервативной рефлексии во многом осталась далеко в Средних, даже византийских веках. В то время как современный мир стремительно, динамично меняется, церковь часто — в лице своих адептов — представляет устаревшие мировоззрения.
О ЦЕРКОВНО-СЛАВЯНСКОМ ЯЗЫКЕ:
Церковь пользуется архаичным языком, красивым, великим, поэтичным, через который просветились многие народы. Но в то же время язык этот ужасен тем, что он стал идолом для многих внутри церкви. И он отвратителен в том смысле, что отвращает людей от церкви, потому они не могут понять, о чем же идет речь в богослужении. Это не значит, что надо уничтожать церковнославянский язык. Он может существовать, к примеру, для любителей старины. И мелодичное мурлыканье оказывается важнее, чем смысл богослужебных текстов, апостольского, евангельского чтения.
У нас боятся сделать какие-либо шаги, потому что считают, что они приведут к нестроениям и расколу. Творческая воля в отношении текстов парализована. На низком уровне богословие, многие аспекты жизни не осмыслены…
«Молодежь не может прийти в структуру, которая стала „динозавром“»
У нас появилось поколение священников, которые носят длинные седые бороды, облачены в схимы, стали архимандритами и вследствие прекрасных человеческих качеств и благообразной внешности пользуются авторитетом. Но порой они не имеют серьезного богословского образования, а то и здравого смысла. Эти лица деструктивно влияют на церковные процессы. Их некогда правильный концепт стояния за веру — когда тебя лупят со всех сторон атеисты и коммунисты, а ты знай стой — сейчас устарел. Этого уже недостаточно. Нужно быть и образованным, и понимающим, что происходит вокруг. Молодежь не может прийти в структуру, которая стала «динозавром»…
В городе отца Ростислава, в прошлом авангардного художника, называют отцом-байкером.»
Игумен (а теперь, по-русски говоря, РАССТРИГА) Ростислав Якубовский

ИЗ КОММЕНТАРИЕВ:
Настоятель подворья Оптиной Пустыни в Питере — игумен Ростислав (Якубовский), недавно превратился в «байкера Ярослава», ходит бритый, в кожаных штанах и называет себя «бизнесменом». Из монахов и попов ушел, правда, с огромной собственностью…живет с байкершей, а ведь еще 26 октября принимал Патриарха на подворье в кач-ве игумена Ростислава…
Чудны дела Твои, Господи…
doktorhaider
Не знаю, насколько реален этот случай, но в Оптиной уже бывало такое, что люди, приходившие туда босяками, через несколько лет, уже будучи монахами, выходили из монастыря со счётами в банке, недвигой в ближнем Подмосковье и молодыми жёнами.

Игумен Афанасий (Селичев): Пасть и жениться – это малодушие

Новость об уходе из монашества и вступлении в брак игумена Ростислава (Якубовского), бывшего настоятеля подворья Оптиной пустыни в Санкт-Петербурге, стала достоянием общественности и подняла на повестку дня вопросы о сути монашеской жизни.

Таинство ли монашеский постриг? Обратимы ли монашеские обеты? Зачем вообще человек принимает монашество? Почему церковное общественное мнение так строго к падшим монахам? На эту тему с корреспондентом Правмира беседует игумен Афанасий (Селичев), настоятель Михаило-Архангельского монастыря в городе Юрьев-Польский (Владимирская епархия).

Игумен Афанасий (Селичев)

Священнодействие? Таинство!

— Как Вы считаете, можно ли назвать монашеский постриг таинством? В чем его смысл?

— Со времен возникновения этого института в Церкви, монашество самими монахами считалось таинством. Преподобный Феодор Студит (вторая половина VIII — начало IX вв.) в своих Катехизических беседах перечислял его среди официально признаваемых на тот момент церковных таинств.

Я считаю таинством любое священнодействие, и само это выделение не совсем корректно. Благодать либо подается, либо нет. В священнодействиях она подается.

Это богословский взгляд. Что же касается личного переживания, то я считаю, что в постриге между Богом и человеком, монахом, устанавливается некая таинственная связь, оборвать которую страшно.

Монашеские фобии

Мне порой снятся кошмарные сны — регулярное такое искушение. Первый — как будто я повторно служу по призыву в советской армии. Служу-служу — и, наконец, понимаю, что я лет двадцать назад отслужил, а то и больше.

Второй тип снов относятся именно к моему монашеству, вернее, к возможной его потере. Первый сон более или менее мягкий — я умываюсь, и вдруг оказывается, что я наголо обрит, лицо без бороды. От этого кошмара я просыпаюсь.

Второй, более жесткий вариант сна о монашестве — мне снится, что я женат, у меня дети, прекрасная семья, я тружусь на светской работе — и вдруг неожиданно ощущаю на себе параман. И опять-таки от ужаса я просыпаюсь.

Это, может быть, мои личные фобии. Но я думаю, что многие из монашествующих испытывают нечто подобное.

Оскорбил Христа? Начинай сначала

— Есть ли у человека право отказаться от монашеских обетов — или это грех непрощаемый?

— Диавол всячески хочет погубить любого человека — и мирянина, и простого монаха. Отцы пишут, что главной «заслугой» беса в деле погубления монаха считается заставить его отказаться от монашества. Вспомните случай из Древнего патерика: два монаха вышли в город, впали в блудный грех, но вернулись и покаялись. Один плакал, а другой с радостью и весельем продолжал свое монашеское делание, как будто ничего не случилось. И тот, и другой были Богом помилованы, потому что Он Бог принимает покаяние в любом виде.

Когда ученик аввы Дорофея Досифей впадал в прегрешение, он садился и начинал плакать. Когда авве Дорофею об этом говорили братья, старец приходил к ученику и говорил: «Ну что, Досифей, ты опять оскорбил Христа? Вставай, пойдем и начнем все сначала». Вот отношение монаха к любому собственному падению, даже к самому тяжкому! Надо понять, что ты оскорбил Христа, пойти и начать все сначала — ни больше, ни меньше.

Фото: Александр Кузьмин. Серия «Карпатские затворники». http://photopolygon.com/posts/6487

Падение: Судья только Бог

Я думаю, что пасть и жениться — это малодушие. При всем уважении к глубоким знаниям отца Владислава Цыпина, я не считаю серьезным аргументом, что уже сто пятьдесят лет в Русской Церкви разрешен выход из монашества. Все прекрасно знают, что такое Синодальный период — было время, монашество предлагалось вовсе упразднить.

Еще важно понять: грех греху рознь. Есть грех тайный, а есть грех явный. Когда о грехе знает человек, духовник да Господь Бог — это одно. А когда грехом начинают размахивать как знаменем — совсем другое. Все-таки, с моей личной точки зрения, оставление монашества ради семейной жизни есть тягчайшее падение из возможных. Может, я ригорист. Как я бы поступил в такой ситуации, я не знаю. Но пока ощущаю так.

Судить о дальнейшей судьбе падшего монаха я не берусь. Судья ему только Господь. Я могу его только пожалеть. Но я помню слова: «Аще падеши, восстани и спасешися».

Падение: кража у Бога

Я не знаю, погибают ли такие люди, могут ли они спастись. Но я знаю, что спасение происходит только через покаяние. А какова форма этого покаяния — это уже Богу и духовнику известно. Если человек остается церковным, у него должен быть духовник, который поможет решить даже такой вопрос.

— Почему к отречению от монашеских обетов относятся более строго, чем к тем же самым грехам против брака? Человека, развалившего семью, часто допускают к таинствам после чисто формального покаяния, никакого изменения в жизни не производящего, а падший монах — это чуть ли не вероотступник…

— Кому многое дано, с того много спрашивается. А к монахам у нас всегда относились как к людям несколько иного уровня духовной жизни, чем у мирян. Никто никого под ножницы насильно не тащит.

Если ты что-то добровольно решил отдать Богу — как ты можешь забрать это назад? Можно только украсть. Это мое личное мнение, и возможно оно тоже ригористично.

Соблюдение буквы — путь к катастрофе?

— Как вам кажется, падение — это уже следствие духовных проблем, возможно, выгорания, — или их причина?

— Мне кажется совершенно надуманным вопрос о знаменитом пастырском выгорании. Может быть, я счастливый человек, но у меня такого нет, хотя и искушения бывают ужасные. Просто нельзя себе давать воли. Впасть в грех легко. Мы слабые. Но надо же понимать, что это грех, и что он, повторюсь, очищается покаянием!

— Если человек пал, но кается, возможно ли ради того, чтобы он остался в монашестве, не отрекался от обетов, по икономии не накладывать на него чересчур суровых канонических прещений — вечного запрета в служении, например?

— В наше время суровые епитимии просто невозможны. Строгое применение воспитательных мер приведет нас к полнейшей катастрофе.

Я отношусь с большим пониманием и с уважением к практике отца Кирилла (Павлова) (он меня благословил в свое время на монашество). Он никогда не давал епитимию тому, кто приходил на исповедь, видимо, считая, что если человек пришел, то он уже осознал свой грех и свою неправду перед Богом.

Если говорить о грехах, совершенных публично — как в данном случае о грехе знает вся Русская Православная Церковь, по крайней мере, та ее часть, которая сидит в Facebook-е — да и светские люди уже-то здесь вопрос другой. Конечно, если человек раскается, лишать его сана невозможно да и не нужно. Но по крайней мере, несколько лет запрета человек должен понести, ну хотя бы год.

Это все о том же — мне очень жалко отца Ростислава, честное слово.

Кого не надо постригать?

— Не связаны ли такие трагедии с проблемой ранних и поспешных постригов?

— Разумеется, связаны. Опять-таки, силком в монашество никто не тянет — конечно, если постригающий — человек вменяемый.

Наш владыка, митрополит Владимирский Евлогий, обычно говорит, что хорошо бы послушнику пройти три года искуса до пострига. Но часто полагается на мнение игумена и постригает гораздо раньше. Это ведь другая проблема — чем дальше от Москвы и от Питера, тем меньше, меньше, меньше желающих принять иночество. Вот и постригают порой тех, кого и не надо бы постригать.

Еще более важная проблема — молодые карьеристы, которые постригаются вовсе не для того, чтобы вести монашескую жизнь, где угодно — в монастыре ли, в миру ли (я считаю, в наших условиях и в миру вполне возможно монашеское бытие). Не ради Иисуса, а ради хлеба куса, как святитель Димитрий Ростовский говорил. Это очень опасно и страшно! Дай Бог, чтобы разочарование игумена Ростислава не было связано с тем, что у него не удался карьерный рост!

— Как у вас в обители осуществляется постриг? Сколько времени человек должен быть послушником?

— У нас совсем маленький монастырь, всего четыре человека братии. Универсальных рецептов нет — всегда все по-разному, надо смотреть на конкретного человека.

Монашество — попытка совершенства

Сам я принял постриг в двадцать семь лет, уже вполне созревшим человеком. Всерьез воцерковился в двадцать два года и сначала не торопился ни с постригом, ни с браком. Сам не знаю, как стал монахом, до сих пор не понимаю, как это произошло. Просто пришло время, и появилось осознание, что другого пути для меня лично нет.

— И что же такое есть в монашестве, что недоступно для человека, живущего в христианском браке или вообще в миру?

— О, это вопрос вопросов… Обратимся к Писанию. Апостол Павел говорит: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене» (1 Кор. 7:32–33). Монашество — это попытка реализации этой максимы апостола Павла. Если, конечно, ты по-настоящему хочешь быть монахом. Вот и все.

«Мы начали литургию прямо в облаке» — монах о своем самом необычном богослужении

Иеромонах Афанасий (Дерюгин), исполняющий обязанности благочинного Сретенского монастыря

Я насельник столичного монастыря и привык отождествлять службу с пышностью большого храма, звучными голосами дьяконов, несколькими священниками и пономарями. Но в тот раз не было ничего, что напоминало бы привычное мне богослужение…

Пару лет назад я, недавно рукоположенный священник, отправился в миссионерскую поездку в далекую, сибирскую, часть России — республику Тыву. В регионе есть целые селения, в которых проповедь Евангелия, может, мельком и проносилась когда-то в воздухе, но отзвуки ее давно затерялись в густом таежном лесу.

Шесть часов — по совершенно разбитой дороге под своеобразные напевы тувинских попсовых хитов — мы ехали к пункту нашего назначения.

Тоора-Хем — деревня, где примерно из двух тысяч населения только 10-15 человек православные христиане. Ни храма, ни даже маленькой часовни здесь нет — только огромный деревянный крест, сколоченный из четырех досок и прибитый к забору, который отделяет селение от берега Енисея. Возле этого креста и решено было совершать литургию.

Рано утром, когда я только начал приготовления к службе, туман окутал все вокруг: на расстоянии трех метров уже ничего нельзя было различить. Высокогорье. Ощущение, что находишься в огромном облаке. В сердце этого облака я и разместил престол — обычный старенький деревянный столик. Воздух разрежен, а потому ужасно хочется спать. Но если тело предательски указывало на человеческую физическую слабость, то душа бодрствовала: она замирала в предвкушении богослужения на берегу реки Енисей.

К началу Божественной литургии подошли местные жители. Те, у кого дома были иконы, принесли их в наш «храм» и расставили вдоль забора. Началась служба.

Стола для жертвенника, конечно же, негде было взять, поэтому проскомидию я совершаю на нескольких досках, которые лежат рядом, постелив кусочек чистой материи, чтобы ничего не запачкать. «Прихожане» поют, как могут. Так как я забыл взять Евангелие на церковнославянском, кладу на престол обычную Библию и читаю положенный отрывок из Евангелия на русском языке. И вдруг… Туман рассеивается, облако, внутри которого начиналась служба, испаряется, и воды Енисея открываются нашему взору. Все присутствующие причащаются…

Потом мне нужно было причастить двух бабушек, которые жили в поселке, но сами не могли дойти до места богослужения. Так как специальной дароносицы у меня не было, пришлось взять Чашу со Святыми Дарами и в полном облачении идти к ним через весь поселок, чтобы и они смогли приобщиться Святых Таин. Слава Богу, все прошло хорошо, но я могу представить, как необычно мой поход выглядел в глазах местных жителей.

Служба в тувинской глубинке навсегда осталась в моей памяти как удивительный опыт. В ней чувствовалось нечто, если можно так сказать, первохристианское. Обстановка, созданная человеческими руками, сведена к минимуму. Ты просто стоишь, молишься и чувствуешь неописуемую радость от живого общения с Господом на лоне природы — Его прекрасного творения.

Подготовила Анастасия Спирина

Фото инокини Иоанны (Голик)

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *