Никодим белгородский

Священномученик Никоди́м (Кононов), Белгородский, епископ

Служба священномученику Никодиму (Кононову), епископу Белгородскому

На малей вечерни

На Господи, воззвах: стихиры, глас 1.

Подобен: Небесных чинов:

Возсия Небесный свет Христов в души твоей, отче блаженне Никодиме, и возродися, яко крин сельный, отрасль благочестия в сердцы твоем, и процвете и даде плод красен спасительнаго сеяния.

Возлюбил еси доброту Небесную паче благ земных, в юношеских летех ко Христу сердцем прилепился еси и жаждущую Бога душу богомыслием питал еси, тако и по заповедем Божиим поживе, яко добрый сын, к Отцу Небесному с радостию возшел еси, святителю Никодиме.

Возжада душа твоя Бога Крепкаго Живаго, и притекл еси волею в благословенныя объятия Отча, яко блудный сын, со Адамом вкупе рыдая и стеня о потерянном блаженстве райстем, егоже сладости ныне непрестанно наслаждаешися.

Добрым подвигом подвизался еси, саном священства облеченный, благодарение Богу за вся приносил еси, очи сердечныя горе возводя, труды к трудам прилагал еси, Владыку умилостивляя, и чистым сердцем Духа Святаго прияти сподобился еси, священномучениче Никодиме.

Слава, глас 8

Многими подвиги и труды плоть свою измождил еси, ветхаго человека в себе умерщвляя, сердце сокршенное в себе явил еси, и за сие слезы благодатнаго умиления стяжал еси, богомудре Никодиме, и яко сеявый слезами, радость непрестанную пожал еси. Темже молим тя, испроси нам у Господа тоя радости выну причащатися.

И ныне, Богородичен, глас 8

Имамы Тя молитвеницу неотступную к Богу, Мати Божия, молим Тя, Благая, град наш и веси сохрани и всю землю Русскую покровом Твоим милостивно осени, сердца наша во благочестии утверди и спаси души наша.

На стиховне стихиры, глас 4

Дарова ти Господь таланты мнози, яже ты весьма преумножил еси, о подвижницех благочестия жития составляя, и сам духом тех утверждался еси, добронравное житие свое являя, с нимиже и спрославился еси. Темже молим тя, святителю Никодиме, моли Бога о нас грешных.

Стих: Насаждени в дому Господни, во дворех Бога нашего процветут.

Землю сердца твоего непрестанно возделывал еси, самоуничижением и укорением добре ю взрыхляя, плевелы высокоумия смиренномудрием исторгл еси, и чистыми источницы слез твоих обильно оросил еси и, яко добрый делатель Христов, плод вечнаго жития стяжал еси, смиренномудре Никодиме.

Стих: Праведник, яко финикс процветет, яко кедр, иже в Ливане, умножится.

Дарова ти Господь в терпении Евангельстем стяжати душу твою, егда богоборческая година лютая нападе на Землю Русскую, ты вся находящая на тя злая мужественне претерпел еси и кровьми своими ризы святительстии обагрив, яко пастырь и мученик добропобедный в Небеснем Царствии венчался еси. Темже молим Тя, священномучениче Никодиме, победи вся, воюющия на ны.

Слава, глас 2.

Подобен: Егда от древа:

Жертву безкровную на земли приносил еси, яко истинный служитель Христа Бога, Тому же со страхом и трепетом предстоял еси, ныне же Престолу Небесному предстояще, моли Бога о нас грешных, празднующих святую память твою.

И ныне, Богородичен

Велия тайна Божия содеяшеся на Тебе, Дево Богородице Пречистая, вси бо мы земнороднии пред сею тайною благоговеим, и молим из Тебе воплотившагося Бога и Господа нашего Иисуса Христа о спасении душ наших.

Тропарь, глас 4

Апостолом сопрестольне и святителем единонравне,/ образом благочестия просиял еси,/ неленостный сеятелю слова Божия,/ достойный приемниче святителя Иоасафа,/ Белгородскую паству верно упасл еси/ и кровию мученическою любовь к Церкви Христовой показал еси,/ темже молим тя, священномучениче Никодиме, моли Бога о спасении душ наших. (Дважды)

Тропарь Рождества Христова:

Слава, и ныне, Богородичен

Твоим Рождеством, Пречистая Дево, род человеческий спасеся от тления, сего ради молим Тя, испроси нам у Господа Иисуса Христа нетленныя ризы спасения и приснаго с Ним пребывания.

На велицей вечерни

Блажен муж: 1-й антифон.

На Господи, воззвах: стихиры, глас 8.

Подобен: О преславнаго чудесе:

Дивное Промышление Божие явися о тебе, святче Никодиме, яко устрои в житии твоем встречу с Иоанном Российским чудотворцем, им же ты в благочестии и вере утвежденный, благодатными беседы сердце насладил еси, любовию к Богу пламенея, Ему же ныне с Иоанном пастырем Кронштадтским предстояще, молися о нас, славящих пречестное имя твое.

Возлюби душа твоя святителя Белгородскаго Иоасафа, его же писании твоими дивно прославил еси, умоляя о спасении души твоея, и не оставит я молитвеник крепкий тщетна, испросише у Господа ти кончину чудну, мучеником сопричастну. Темже молим тя, священномучениче Никодиме, вкупе со святителем Иоасафом, моли Христа Бога даровати душам нашим велию милость.

Нощная тма безбожия объяла землю Русскую, и угасоша светильницы благочестия в сердцах хритианских. Ты же, отче святителю Никодиме, Свет Христов выну приявый, озарил еси всю вселенную. Темже молим тя просвети помраченныя страстьми души наша, да вселится в нас Свет Невещественный Божия благодати

Слава, глас 5.

Подобен: Радуйся, Живоносный Кресте:

Милостивому архипастырю Иоасафу подражая, и сам милостив сотворился еси, на страдания и нищету вдов и сирот призревая, братство любви и помощи во имя святителя Белгородскаго учредил еси, егоже молитвами на оную кафедру достойно возшел еси. Темже молим тя, досточудне святителю Никодиме, не остави нас сирых и безпомощгых молитвенным твоим предстательством.

И ныне, Богородичен догматик из 1 прилож.

Вход. Прокимен дне. И чтения три. Притчей чтение: Память праведнего: Премудрости Соломоновы чтение: Уста праведнего каплют премудрость: Премудрости соломоновы чтение: Праведник аще постигнет: или Похваляемому праведнику возвеселятся людие:

На литии стихиры, глас2.

Подобен: Егда от древа:

Возлюбил еси, яко мудрый муж, безсмертие и потщался еси душу и тело твое в благочестии соблюдати, благоуханием девственаго целомудрия Богу приятное сотворил еси и со ангельскими лики в Небеснем Царствии вселился еси, священномучениче Никодиме, моли Бога в чистоте сохранитися нам.

Возгореся на Земли Белгородстей новый светильник Божия блгодати и озари нас светом Небесныя радости. Темже молим тя, угодниче Христов святителю Никодиме, просвети нас Светом Христовым, да очистимся от всякия нечистоты.

Блажен ты еси, отче Никодиме, яко обрел еси спасительную премудрость Божию, та бо и приведе тя к Премудрому, научающему верных истине и исподняющему сердца Духа Святаго.

Слава, глас 6

Дивны дела сотворише Господь, егда явил есть милость Свою на граде сем, дарова нам два молитвеника чудна, святителя Иоасафа милостиваго и о нас попечителя священномученика Никодима, сирых и убогих питателя.

И ныне, Богородисен, глас 6

Тучи злых помышлений сердец наших разгони, Богородице, и возсияй в них лучи благодатных устремлений, Ты бо Солнце Умное Христа родила еси, Пренепорочная Дево.

На стиховне стихиры, глас 5.

Подобен: Радуйся:

Приидите, празднолюбцы боголюбивии, ублажим песненными похвалы мученика добропобеднаго, иерарха именитаго, достоблаженнаго Никодима, той бо апостолом Христовым соревнуя, проповедник слова Божия неутомимый явился еси, нечестие ереси обновленческия честне обличил еси, с нечестивыми богоборцы на совет не ходил еси. Темже блаженным мужем давидски нареклся еси.

Стих: Насаждении в дому Господни, во дворех Бога нашего процветут.

Приидите, мучениколюбцы честнии, соплетем похвальный венец священномученику Никодиму, достойному архиерею Божию, яко подвиг добре совершил еси, веру соблюл еси и себе, яко овча словесное, в благоуханную жертву Богу принесл еси.

Стих: Праведник яко финикс процветет, яко кедр, иже в Ливане, умножится.

Киими похвалы возвеличим имя твое, славный друже Христов святителю отче Никодиме, кто возможет выразить словом велию любовь твою к Богу, тая же приведе тя на твою Голгофу, ты же со креста страданий духом к Богу вознеслся еси, смиренно убийц своих благословил еси и в Царство Любви вечныя с кротцыми вселился еси.

Слава, глас 2.

Подоен: Егда от древа:

Кое слово достойно изрещи славу твою, юже улучил еси от руки Божия? Кое слово выразит радость сердца твоего, еюже исполнился еси в Царстве блаженных? Кой ум выразит награду твою, еюже наградил тя за верность Отец Небесный? С Нимже присно царствующе, святителю Никодиме, воздохни о нас ко Господу, да и мы блаженство райское наследуем.

И ныне, Богородичен

Дева днесь Пресущественнаго раждает, тако сладкогласно воспевает ныне Святая Церковь Христова, и мы, яко Вифлиемстии пастырие, чудеси сему дивящеся, величаем рождшагося Бога.

На утрени

На Бог Господь: тропарь святаго дважды, глас 4

Тропарь, глас 4

Апостолом сопрестольне и святителем единонравне,/ образом благочестия просиял еси,/ неленостный сеятелю слова Божия,/ достойный приемниче святителя Иоасафа,/ Белгородскую паству верно упасл еси/ и кровию мученическою любовь к Церкви Христовой показал еси,/ темже молим тя, священномучениче Никодиме, моли Бога о спасении душ наших.

Тропарь Рождества

Слава, и ныне, Богородичен

По 1-м стихословии седален, глас 4

Нищетою духовною премного обогатился еси, святителю Никодиме, и правды Божия ненасытно алкал еси, темже и насыти тя Господь пищи нетленныя и неизреченно обогати тя, дарова в наследие Царство Свое.

Слава, и ныне, Богородичен

Рождеству Твоему, Пречистая Дево, умиляемся и рожденному от Тебе Христу Богу верно поклоняемся, и в молитвеники за ны приводим вси святии и священномученика Никодима достославнаго.

По 2-м стихословии седален, глас 2

Венчался еси славою нетленною, возлюбивый Бога паче живота своего и от смерти к Животу Вечному в невечерии прешел еси. Темже на Свет незаходимый взирающе, моли о нас, святителю Никодиме, чтущих память твою.

Слава, и ныне, Богородичен

Источницы воднии изведе из очес наших, Мати Божия, да умягчатся и умилятся сердца наша, камени подобнии, и истают, яко воск, от любви к рожденному от Тебе Христу.

По полиелеи седален, глас 4

Егда лихие богоборцы истязаша тя, крепкодушне святителю Никодиме, ты в сердцы своем злобу коварных князей воздушных победил еси, и яко истинный друг Христов, о прощении убийц Бога молил еси. Сего ради молим тя, даруй и нам таковое незлобие.

Слава, и ныне, Богородичен

Просияла еси светом Рождества Твоего и прославилася еси в родех родов, Богоблаженная Отроковице, Жениха Церковнаго миру даровавшая.

Евангелие. По Евангелии стихира, глас 6.

Подобен: Все отложше:

Духа Святаго жилище преславное и благодати вместилище предивное ты еси, отче блаженне Никодиме, велегласный проповедник слова Божия и истинный наставник благочестия. Темже молим тя даруй нам спасительная разумети, от душетленных же сердцем отвращатися, да сопричтет нас Великий Работодатель с делателями единонадесятаго часа с верою потрудившихся.

Канон. Глас 2

Егоже краегранесие: Ищите прежде Царствия Небеснаго, и все спасетеся.

Песнь 1

Ирмос: Грядите, людие, поим песнь Христу Богу, раздельшему море, и наставльшему люди, яже изведе из работы египетския, яко прославися.

Священномучениче Никодиме, моли Бога о нас.

Иерусалима Вышняго взыска душа твоя, к немуже неуклонно в житии твоем шествуя, соделался еси гражданином Небеснаго Отечества, богомудре Никодиме.

Щедролюбивая душа твоя весьма любезна бе Богу. Тойже виде страннолюбие твое, святителю Никодиме, ущедри тя паче всякаго смысла. Темже молим тя: даруй нам сердце милостивое.

Имамы тя молитвеника крепкаго к Богу. Темже, отче прславне, воздежи чистии руце твоя и испроси нам у Господа выну в сердцах Бога имати и в заповедех Его неуклонно ходити

Тебе, святителю Христов, усердно молимся и в сокрушении сердец наших слезно вопием: умоли Щедродавца Бога грехов и беззаконий наших не помянути и на Страшнем Суде оправдание даровати.

Богородичен: Еже паче всякаго разумения единаго от Троицы нетленно рождшая Господа и Бога нашего Иисуса Христа, Он же спасение нам дарует, и яко кокош птенцев Своих, благодатию сердца верных питает.

Песнь 3

Ирмос: Утверди нас в Тебе, Господи, древом умерщвлей грех, и страх Твой всади в сердца нас поющих Тя.

Покоя не дал еси скраниама твоима и веждома твоима дремания дондеже возсия в сердцы твоем Христос. Егоже светом просвещаем, познал еси законы бытия вечнаго.

Разум божественный имея, устроял еси добре храмину души твоея. Егда же волны диавольских козней восхотеша поколебати ю, твердо стояше, основана бо бе на незыблемом камени веры Христовой.

Егда богоборцы лютыя восхотеша уничтожити Церковь Христову, ты яко дорый воин Царя Небеснаго на защиту ея устремился еси, нещадно словом святительским безбожных обличая, пред очи тех Суд Божий возвещая, и претя им вечными муками.

Богородичен: Живота вечнаго Благоутробная Мати, Пресвятая Дево Богородице, живот мой соблюди во страсе Божием и даруй души моей мир и велию милость.

Седален

Духом Божественным просвещаем, немощную дерзость мучителей посрамил еси, благословением пастырским сердца агарянских слуг умягчил еси и отказашася убивати тя, Божия служителя.

Слава, и ныне, Богородичен

Египетскаго рабства злобнаго мучителя избегнув, яко новыя Израильтяне, умиленно прославляем имя Твое, всехвальная Богородице, рождшая победителя фараона мысленаго.

Песнь 4

Ирмос: Услышах, Господи, славное Твое смотрение, и прославих, Человеколюбче, непостижимую Твою силу.

Царюющих безбожников злобу презрел еси, добрыми помышлении сердце свое питая, паству свою усердно в слове Божии поучая, добрым пастырем от Небеснаго Пастыреначальника нареклся еси.

Агарянское нашествие богоборцев во всеоружии сретил еси, духа любви не угашая, многия сердца любовию к Богу воспламенил еси и мученическим подвигом в стоянии за Истину утвердил еси, богомудре отче Никодиме.

Ревнуя о чистоте Православия, с нечестивыми обновленцы в сговор не вступил еси, ересь тех пред паствой обличая. Темже молим тя, святителю Никодиме, даруй нам крепость духовную в исповедании имени Христова.

Струями кровей обагришеся тело твое честное, многострадальне отче Никодиме, люте бо уязвлен был еси многими раны, дух же твой непреклонен явися в Горняя воспаривый и в Господе упокоивыйся.

Богородичен: Твои певцы, Богородице, ущедри, Ты бо еси независтная подательнице всякия благости. Темже вопием Ти: испроси нам у Господа вящшего разумения, како достойно славити Тя, превышшую всякия славы.

Песнь 5

Ирмос: Света Подателю и веков Творче, Господи, во свете Твоих повелений настави нас, разве бо Тебе инаго Бога не знаем.

Вся возмогл еси о укрепляющем тя Господе, святителю Божий Никодиме, жезлом веры ереси уязвляя и лукавство бесовское именем Иисусовым далече отгоняя. Темже молися о нас, да не впадем в злокозненыя сети вражия.

Источнику света непрестанно моливыйся, да осияет сердце твое светом Христовым, с Нимже в невечернем свете пакибытия водворивыйся вкупе с новомученики Российскими моли о нас, грешных сродницех твоих земных, достоблаженне Никодиме.

Ярче солнца видимаго свет твой возсия в Церкви Христовой, о подвизе твоем во имя Христа свидетельствуя. Темже мужество твое прославляюще, святителю Никодиме, светло празднуем святую память твою.

Богородичен: Непобедимая Победо и Стена нерушимая, Взбранная Воеводо, Богородице Дево, страшная бесовом язва. Темже во умилении взываем Ти: защити нас от коварства змия древняго, злобно воюющаго на ны.

Песнь 6

Ирмос: В бездне греховней валяяся, неизследную милосердия Твоего призываю бездну. От тли, Боже, мя возведи.

Емляся за ризу Христову в помышлениих сердца твоего верою спаслся еси, огненное искушение страданий мужествене претерпе, яко злато очистился еси. Темже моли, отче святителю Никодиме, о прощении грехов и прегрешений наших, да не впадем в ров нечувствия и нерадения.

Божиим глаголам сердцем внимая, в терпении твоем стяжал еси душу свою, не убоялся еси убивающих тело, души же не могущих убити, и яко вся заповеданная исполнивый и паству свою научивый, велий в Царствии Небеснем нареклся еси.

Елеем милости наполнил еси лампаду души твоея и Жениха Небеснаго со светильником горящим, богомудре Никодиме, сретил еси, с Ним же и вошел еси на брачную вечерю.

Богородичен: Сын Божий ублажи девственную утробу Твою, восхоте от чистых кровей Твоих человеческое естество восприяти. Темже вси ублажаем Тя, яко Богородительницу.

Кондак, глас 1

Наследниче Божественных дарований/ и собеседниче ангельских ликов Небесных,/ добрый делателю винограда Христова,/ священномучениче Никодиме,/ Белгородския земли неусыпный молитвениче/ и всея России велия похвало,/ ты яко жертва благоприятная,/ Богу выну предстоиши/ и молиши о спасении душ наших.

Икос

Аще и пожил еси на земли, яко человек, обаче нравом своим и чистотою души твоея ангелом Небесным уподобился еси, егда же возсия в тебе сила Христова, и властно Дух Святый позва тя на подвиг, ты ничтоже сумняся, на зов Божий скоро потекл еси и добре подвиг скончал еси и в Царстве Славы от Подвигоположника Христа нетленною славою увенчался еси. Темже вопием ти: святителю Никодиме: радуйся, архиерее достоблаженне; радуйся, мучениче непобедимый; радуйся, вечныя славы наследниче неизменный.

Песнь 7

Ирмос: Образу златому, на поле Деире служиму, трие Твои отроцы небрегоша безбожнаго веления, посреде же огня ввержени, пояху: благословен еси, Боже отец наших.

Горе умом непрестанно возносивыйся, страстныя помыслы и двизания души твоея огненно находящия на тя, именем Иисусовым прохладительно орошал еси, и яко отроцы вавилонския неврежденно пел еси: благословен еси, Боже отец наших.

Огненное страдание росою упования на милость Божию претерпел еси, сердцем поя: благословен еси, Боже отец наших.

Именем Божиим и делами благочестия сердца паствы пробуждал еси, к Богу истинному их взоры обращая, научал еси пети: благословен еси, Боже отец наших.

В Небесных селениих достойно веселяся, отче блаженне Никодиме, призри на ны немощныя и грешныя чада твоя духовныя, исцели нас от недугов душевных и телесных, да благодарно возопием Богу: благословен еси, Боже отец наших.

Богородичен: Света Небеснаго истинное жилище, Солнце Невещественное миру даровавшая, отверзи умныя очи сердечныя, Мати Божия, да узрим Свет Христов, с любовию поюще: благословен еси, Боже отец наших.

Песнь 8

Ирмос: В пещь огненную ко отроком еврейским снизшедшаго, и пламень в росу преложшаго Бога пойте, дела, яко Господа, и превозносите во вся веки.

Естество падшаго Адама безжалостно отвергнув, во Христа облеклся еси, с Ним и умер еси, с Ним и воскресл еси, с Ним и воцарился еси во вся веки.

Со Христом соцарствуеши ныне, боголюбиве отче, и песнь победную со святители воспеваеши, яко от великия скорби пришел еси и себя в жертву мученически принесл еси возлюбившему тя Господу.

Постом и молитвою Богу послужил еси, воздержанием тело умерщвляя, дух свой оживил еси и на земли духовно, яко ангел поживе, ангелом сопричтен, святе Никодиме.

Богородичен: Агнице Неискусомужняя, Агнца Незлобиваго, за грехи всего мира закланнаго, нестудно родила еси. Темже мы, избавлении от смерти вечныя, достодолжно тя величаем.

Песнь 9

Ирмос: От Бога Бога Слова, неизреченною мудростию пришедшаго обновити Адама, ядию в тление падшаго люте, от Святыя Девы неизреченно воплотившагося нас ради, вернии, единомудрено песньми величаем.

Светоносную память радостотворнаго жития твоего со святыми празднуем душами просвещаемся и причастницы Света Небеснаго являемся, посему песнеными похвалами тя достойно ублажаем.

Егоже поют Ангели Небесныя и славословят Херувими, Страшнаго во Святыни Своей Вседержителя Бога выну созерцаеши в Небесней Славе, священномучениче Никодиме. Егоже моли, да не попалит нас огнем гнева Своего за премногия грехи наша.

Твоим ходатайством грешники от греховныя жизни отвращаются, сластолюбцы к воздержанию прилепляются, ленивии трудолюбцами становятся и всякая язя скоро врачуется.

Богородичен: Егда совестная деяния обличатися будут, егда вси людие пред Грозным Судиею в страхе и трепете предстанут, тогда не премолчи, Богородице, воздежи богоноснии руце Твои и вкупе со священномучеником Никодимом и со всеми святыми моли Бога о спасении душ наших.

Светилен,

Светоносный отче, ангелом Небесным сотаинниче, светом Христовым озари наша темныя души и, яко в сени смертней грехов и страстей седящия, узрим Свет Неприступный, славяще Бога дивнаго во святых Своих.

Богородичен: Яко Светоносная Сене Небесная, духовную благодать в нас направи и вечнаго геенскаго огня исхити, да безконечно славим имя Твое, со избранными вопиюще: радуйся, Благодатная Богородице Дево, даровавшая нам спасение.

На хвалитех стихиры, глас 1.

Подобен: Небесных чинов:

Водворился еси в дому Господни и яко финикс благодатию процвел еси и яко кедр добродетельми умножился еси, и яко маслина плодовитая, в саду райстем рукою Божиею насадился еси, достоблаженне отче Никодиме.

Червлеными мученическими ризы, яко виссоном многоценным украсился еси и на брачную вечерю Господню со избранными вшел еси, идеже выну веселяся, не забуди нас, во юдоли плачевней пребывающих, добропобедне Никодиме.

Не довлеет похвала наша к славе твоей, священномучениче Никодиме, слава бо твоя паче солнца вещественнаго сияет и радость неизреченная боголюбивое сердце твое исполняет, торжествуеши бо в Церкви святых, преславне отче.

Слава, глас 8.

Подобен: О преславнаго чудесе:

Яко адамант твердейший верою просиял еси, учение Христово в сердце приемый, и яко мудрый купец, бисер безценный – Христа стяжал еси, Егоже лик пресветлый зряще, моли о всех, чтущих память твою, священномучениче Никодиме, Христу Богу возлюблене.

И ныне, Богородичен

Пресвятая Богородице Дево, не возгнушайся наших песненных похвал, обаче благоутробно приими и Сыну Твоему и Богу нашему милостиво вознеси, да поставит нас одесную Себе в Страшный День Судный.

Виртуальный музей
Новомучеников и исповедников
Земли Архангельской

Скачать

26.11.2005

СЕДЬМЫЕ ИОАННОВСКИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ

Секция № 5

Новомученики и исповедники земли Архангельской

ДОКЛАД

кандидата исторических наук, доцента

заведующего кафедрой теории и истории государства

и права ПГУ им. М. Ломоносова

Шаляпина Сергея Олеговича.

НИКОДИМ КОНОНОВ: ЕПИСКОП, УЧЕНЫЙ, МУЧЕНИК

Биографические очерки – один из самых сложных и субъективных жанров исторического сочинения. Вся формальная непредвзятость чистой исторической науки тускнеет и отступает на второй план как только ученый углубляется в перипетии биографий конкретных людей, живших в ту или иную эпоху и ставших, волею судьбы, частью сложных, трагических коллизий прошлого. Теряя сухую объективность «чистого знания» история в этом случае приносит исследователю и читателю нечто иное, но не менее ценное, — чувство сопереживания, чувство абсолютной реальности описываемых событий. Подобный реализм не может быть достигнут скупым перечислением энциклопедических данных о том или ином человеке. «Оживить» историческую ситуацию и образ давно ушедшего от нас человека на листе бумаги может только знание массы малозначительных, на первый взгляд, деталей, фактов и фактиков, из которых (будем честны) и складывается реальная жизнь реального человека во все времена.

Биография нашего земляка епископа Никодима Кононова, ныне прославленного Церковью как одного из новомучеников Российских, отнюдь не принадлежит к числу широко известных. Можно даже сказать, что всякая память о нем тщательно стиралась со скрижалей официальной истории на протяжении многих десятилетий. Сегодня мы уже располагаем достаточно полными научными данными о епископе Никодиме, чтобы вынести на читательский суд результаты этих разысканий, которые начались несколько лет назад совершенно случайно…

При изучении немногочисленных научных публикаций конца прошлого – начала нашего столетия, посвященных северным святым, наше внимание было привлечено серией наиболее полных по содержанию и глубоких по исследовательскому анализу работ двух авторов – А.Кононова и архимандрита Никодима. Книги и брошюры, подписанные этими именами, резко выделялись на общем весьма неярком фоне описательно-компилятивной агиологической литературы рубежа XIX-XX веков. Лучшие достижения светской и церковной науки того времени, значение которых было осознанно исследователями лишь в конце XX в., были профессионально использованы в этих, казалось бы малозаметных, краеведческих сочинениях. Именно на рубеже веков научные подходы к изучению житийной литературы претерпевали серьезные изменения. На смену простому некритическому компилированию разрозненных сведений о деятельности и чудесах тех или иных отечественных подвижников приходили объективные методы сравнительно-исторического, лингвистического, археографического анализа огромного агиографического материала. Корифеи российской исторической науки, такие как В.О.Ключевский, Н.П.Барсуков, Е.Е.Голубинский, посвящали проблемам исследования житийной литературы фундаментальные монографии. По их стопам шли исследователи «второй волны», такие как И.Яхонтов, создавшие обобщающие работы, в том числе и о северно-русских святых. На фоне этой масштабной научной работы публикации А.Кононова и архимандрита Никодима выглядели отнюдь не вторично, а вставали вровень с книгами корифеев, дополняя и существенно уточняя последние. Этот факт был признан уже в то время, например, академиком Е.Е.Голубинским, назвавшим работы Никодима об архангельских и соловецких святых в ряду использованных им ценных агиологических исследований. Помимо высочайшего уровня научной компетентности А.Кононова и Никодима, в глаза бросалось то обстоятельство, что изданы их труды (за небольшим исключением) были не в Архангельске, а в столичном С.-Петербурге, традиционно критично относившемся к разного рода узко-тематической краеведческой литературе. Даже самый беглый анализ изучаемых публикаций подталкивал к выводу о том, что оба интересующих нас автора – одно лицо, принявшее монашеский постриг, чем и объяснялось изменение авторского имени. Однако сразу никаких иных биографических данных о Никодиме (А.Кононове) в Архангельске обнаружить не удалось, и поиск на некоторое время приостановился. В 1992 г. нам довелось провести некоторое время в библиотеке С.-Петербургской духовной Академии, в справочных каталогах которой сведения о Никодиме и его трудах оказались значительно полнее. Первоначальное предположение о том, что Никодим и А.Кононов — одно лицо, подтвердилось, и, кроме того, картотека подсказала, что интересующий нас человек является выпускником Академии и автором великого множества агиографических исследований по разным регионам России. Стало очевидно, что перед нами раскрывается биография большого, но незаслуженно забытого церковного ученого. Отныне поиски стали более систематическими, что вскоре принесло свои плоды – появились «анкетные» данные на Никодима Кононова, позволившие автору этих строк подготовить первую энциклопедическую статью о нашем герое, а дальше факты стали накапливаться сами… Не скажу, что сегодня для нас все ясно в биографии этого замечательного человека, но яркая судьба пастыря, ученого, патриота, принявшего мученическую смерть в годы красного террора, достойна памяти потомков и самой широкой общественной известности.

По законам биографического жанра истоки незаурядной личности принято искать в воспитании, в семье, давшей миру такого человека. Не нарушая устоявшихся правил начнем повествование именно с этого…

24 февраля 1908 г. Прилуцкий приход Онежского уезда прощался со своим бессменным в течение тридцати лет священником Михаилом Семеновичем Кононовым. Всеми уважаемый батюшка был авторитетом не только для своих прихожан, но и для епархиальных властей. За тридцатилетнюю службу в Онежском крае он более 23-х лет исполнял обязанности законоучителя местного сельского училища, в 1883-86 гг. был благочинным 3 Онежского округа, депутатом Епархиальных Съездов духовенства, а в 1895 г. ему, как наиболее опытному, просвещенному и авторитетному иерею, епископ поручил обозрение всех церковно-приходских школ Онежского уезда. Некролог в память о М.С.Кононове опубликовали Архангельские епархиальные ведомости, а на похороны приехали шесть окрестных священников, дочери и старший сын покойного – архимандрит Никодим (младший сын – Алексей, священник Уфимской епархии не смог приехать из-за чрезвычайной удаленности прихода). На панихиде и после нее много хорошего говорили о просветительской деятельности отца Михаила на Онеге, но вспоминали и о трудном начале его священнической карьеры в качестве миссионера на Печоре.

Дьяческий сын Михаил Кононов (1844 года рождения) после окончания в 1867 г. Архангельской духовной семинарии был определен епископом Нафанаилом I (Савченко) священником в Тельвисочный приход Мезенского уезда. Архангельский архиерей проявлял исключительную заботу о духовном просвещении окраин своей епархии. Положение же православия на Печоре в этот период было сложным: мало того, что огромное влияние среди русского населения печорских сел имели старообрядцы, так еще и работа нескольких духовных миссий среди ненцев оказалась на поверку малорезультативной. Формальное крещение самоедов в православие не означало на практике ни их вхождения в число постоянных прихожан, ни их обучения в церковных школах. На молодого священника легла непростая миссионерская задача, за решение которой он решительно взялся. Михаил Кононов изучал ненецкий язык, совершал поездки по тундровым стойбищам самоедов, собирал ненецких детей для обучения при Тельвисочном приходе. Одновременно он собирал материал об образе жизни, традициях и обычаях коренных северных народов. Часть его интереснейших путевых дневников была опубликована Архангельскими губернскими ведомостями в 1869 г., но полный текст этого яркого исторического и этнографического исследования пока не найден.

Активность миссионера Михаила Кононова была оценена епархиальными властями, которые в 1875 г. командировали его на остров Колгуев с целью возведения там первого православного храма и создания общины верующих из колгуевских ненцев. Многие предложения о.Михаила, касающиеся дальнейшей миссионерской деятельности среди самоедов, были воплощены в жизнь уже после его перевода в Прилуцкий Онежский приход. Так, при епископе Нафанаиле II (Соборове) был создан Николаевский скит на Новой Земле, а в 1894 г. в Архангельске начала работу переводческая комиссия, готовившая издания азбуки и Св.Писания на ненецком и лопарском языках.

В селе Тельвиска у Михаила Кононова и его жены Клавдии родились дети, старшим из которых был Александр, родившийся 18 июня 1871 г. В 1877 году о.Михаил с семьей навсегда переехал в Онежский уезд к новому месту службы, а спустя девять лет его старший сын блестяще выдержал вступительный экзамен в Архангельскую духовную семинарию. Архангельские епархиальные ведомости, ежегодно публиковавшие списки семинаристов, переводимых в следующий класс, неизменно отмечают Александра Кононова в числе учеников 1-го разряда. Прилежный ученик Александр Кононов сразу после окончания семинарии в 1892 г. получил разрешение поступать в С.-Петербургскую Духовную Академию, учеба в которой превратилась в творческий научный поиск, ставший на многие годы любимым занятием нашего героя. Особенно привлекали студента церковная история и агиография, занимавшие заметное место среди изучаемых в Академии дисциплин. Уже на втором курсе он пишет серьезные научные очерки по истории Михайло-Архангельского и Кожеозерского монастырей, в которых сам неоднократно бывал в детстве. В поисках научного материала для своих работ А.Кононов приезжает в Архангельск, где изучает коллекции недавно созданного епархиального древлехранилища, начинает переписку с приходами и монастырями Севера. Так, именно при переписке со священником Ущельского прихода Мезенского уезда Ф.Смирновым в 1894 г. он получает копии единственного сохранившегося списка Жития Иова Ущельского и старинных грамот Ущельского монастыря, положенные в основу очередного исследования. В популярном журнале «Русский паломник» печатаются две его статьи о мезенских святынях. Однако, творческая научная активность студента Кононова не всеми воспринималась однозначно. Его первые работы критиковались за эклектичность собранного материала, а после публикации статьи о Мезенском крае он был даже обвинен в плагиате. Вздорные обвинен6ия в том, что большая часть материала статей в «Русском паломнике» заимствована им из труда некоего г.Токмакова, было опровергнуто в печати только в 1899 г., после чего юношеские работы А.Кононова были вновь переизданы отдельной книжкой. В студенческие годы А.Кононов публикует и еще два солидных агиологических очерка о северных святых Александре Ошевенском и Антонии Сийском. Годом позже его очерк об Александре Ошевенском, признанный полезным для духовного просвещения, переиздается в Петрозаводске. Интересно, что по запросу С.-Петербургской Духовной Академии в столицу были переданы несколько рукописных сборников с житиями Соловецких святых из библиотеки Соловецкого монастыря, находившейся в то время в Казани, специально для изучения их студентом Александром Кононовым. В 1896 г. Академию заканчивает уже вполне сложившийся и весьма известный церковный ученый (полученная при этом степень кандидата богословия лишь подтверждала широкое признание значимости научных работ нашего героя), проповедник, писатель. Стремление студента Александра Кононова посвятить себя церковному служению и церковной науке выразилось и в его желании принять монашество еще в стенах Академии. 10 февраля 1896 г. в домовой академической церкви А.Кононов был пострижен с наречением иноческим именем Никодим, в честь Никодима Кожеозерского, вблизи от пустыни которого он вырос. Обряд пострижения совершали ректор Академии епископ Иоанн, ректор семинарии архимандрит Павел, старший цензор архимандрит Василий в присутствии епископа Гдовского Назария, товарища обер-прокурора Св.Синода В.К.Саблера и нескольких иеромонахов Академии и Александро-Невской лавры. В том же году Никодим рукоположен в иеромонаха и был оставлен для продолжения службы в должности смотрителя Александро-Невского духовного училища в С.-Петербурге.

К сожалению дальнейшая судьба о.Никодима прослежена нами далеко не полностью. Многочисленные места его службы находились вне пределов его родины – Архангельского Севера, а потому не всегда возможно детально проследить перипетии его биографии. Однако творческий путь Никодима как ученого и просветителя прослеживается легко, ибо отмечен постоянно издаваемыми трудами. Хлопотная должность смотрителя духовного училища не отвлекла тем не менее о.Никодима от большой исследовательской работы. На первые годы ХХ века приходится пик издания его трудов о северных святых. Работы этого времени уже несут на себе отпечаток научной зрелости, чуждой компилятивности и некритических подходов. Нужно отметить, что о.Никодим удачно совмещал в своих работах бережно собранные житийные легенды с научными комментариями, базирующимися на широком круге исторических источников. Таким образом его книги приобретали двоякое назначение – и доступного широкой публике «душеполезного чтения», и солидного научного исследования, без ущерба обоим столь различным жанрам. И если работы студента А.Кононова были невелики по объему и не затрагивали широких церковно-исторических проблем, то труды о.Никодима поистине впечатляющи: им собран почти исчерпывающий материал о святых Архангельской, Вологодской, С.-Петербургской, Олонецкой епархий, подготовлен теоретический очерк о канонизации русских святых и начата работа над фундаментальным многотомным изданием об отечественных подвижниках благочестия XVIII и XIX вв.. Необходимо отметить, что изучая северную агиографию о.Никодим нашел огромное неисследованное поле – жития подвижников позднего периода (XVIII — XIX вв.), систематизированный материал о которых совершенно отсутствовал. Его титанический труд по восполнению данного научного пробела по достоинству оценен историками церкви. Так, авторитетный американский исследователь Н.Тальберг, назвав многотомный труд Никодима «замечательным», отмечает помимо него лишь известную книгу Е.Поселянина «Русская Церковь и русские подвижники XVIII в.» как главные работы по истории русского религиозного подвижничества послепетровской эпохи.

Административная карьера о.Никодима развивалась на ниве духовного просвещения. В 1901 г. он был возведен в сан архимандрита, а в 1904 – назначен ректором Калужской духовной семинарии. Именно в годы калужского ректорства о.Никодим начал длительную, растянувшуюся на шесть лет, работу по публикации материалов о русских подвижниках благочестия XVIII — XIX вв., о которой упоминалось выше. К сожалению, известные нам источники не содержат сведений о подробностях пребывания архимандрита Никодима в Калуге, и эта тема еще ждет своего исследователя. Однако в 1909 г. наш герой был переведен на должность ректора Олонецкой духовной семинарии и сведения о нем вновь появляются на страницах северной церковной печати. Приехав в Петрозаводск новый ректор семинарии, хорошо знакомый и местному духовенству и пастве по ранее изданным в Олонецкой епархии книгам, самым активным образом включился в просветительскую деятельность. Памятная книжка Олонецкой губернии на 1910 г. перечисляет его многочисленные общественные должности, ярко характеризующие о.Никодима как деятельного и востребованного обществом человека – действительный член губернского Статистического комитета, член Комитета Петрозаводской общественной библиотеки, член Олонецкого епархиального миссионерского совета, председатель Епархиального училищного совета, председатель Совета попечителей при Иоанно-Богословской церкви Олонецкой семинарии, член Совета Православного карельского братства, член Совета Православного братства при церкви Олонецкой гимназии. Во время своего довольно краткого жительства в Петрозаводске архимандрит Никодим продолжил исследования о местночтимых святых и подвижниках, а также уделил внимание вопросам духовно-нравственного просвещении и миссионерства в западном крае Русского Севера.

Мысль о возведении в епископский сан архимандрита Никодима постоянно витала в синодальных канцеляриях. Столь известный церковный ученый, проповедник, деятельный просветитель и администратор был очевидным претендентом в архиереи. Впервые этот вопрос обсуждался в Синоде, когда Никодиму Кононову не исполнилось еще и 38 лет. В декабре 1909 г. в связи с перемещением епископа Гдовского Кирилла, викария С.-Петербургской епархии, на Тамбовскую кафедру Синод рассматривал в качестве претендентов в Гдовские епископы кандидатуры ректора С.-Петербургской духовной семинарии архимандрита Вениамина (Казанского) и ректора Олонецкой духовной семинарии архимандрита Никодима. В тот момент выбор пал на архимандрита Вениамина, ставшего впоследствии митрополитом С.-Петербургским, принявшим мученическую смерть в 1922 г., и причисленным к лику святых в 1992 г. Но и второй кандидат не был забыт. Уже 8 января 1911 г. в Св.Синоде состоялось наречение архимандрита Никодима в епископа Рыльского, второго викария Курской епархии. Наречение совершили митрополит Московский Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский Флавиан (Городецкий), архиепископ Ярославский Тихон (Белавин), епископ Тульский Парфений (Левицкий), епископ Самарский Константин (Булычев). Примечательно, что двое из участников этого наречения, как и сам нарекаемый, причислены к лику святых как новомученики, пострадавшие за веру в годы послереволюционных гонений. На следующий день 9 января 1911 г. состоялась хиротония епископа Никодима в Соборе Александро-Невской лавры, во время которой Никодим произнес прочувственную речь, немедленно опубликованную одним из авторитетных церковных изданий. В хиротонии помимо перечисленных выше архиереев участвовали также архиепископ Варшавский Николай (Зиоров) и епископ Ямбургский, ректор С.-Петербургской духовной академии Георгий (Ярошевский). 15 ноября 1913 г. в связи с увольнением по высочайшему повелению на покой Белгородского епископа Иоанникия, Никодим переводится на кафедру епископа Белгородского со званием «первого викария» Курской епархии. Находясь на Белгородской кафедре еп.Никодим принял участие в открытии мощей и прославлении Св.Иоасафа Белгородского, составил Житие и акафист святому, признанный «образцом среди акафистов». Проживая в Белгороде владыка Никодим провёл большую исследовательскую работу и на обширном фактическом материале составил книгу о жизни, прославлении и чудесах святителя Иоасафа. В этот труд вошли ценные биографические сведения, иллюстрации, а также документально подтверждённые случаи чудесных исцелений, совершившихся по молитвам св.Иоасафа. За свои глубокие научные труды в 1917 г. епископ Никодим был удостоен степени магистра богословия.

Революционные события 1917 г. епископ Никодим встретил резким осуждением неоправданного насилия, волной захлестнувшего общество. В июне-сентябре 1918 г. епископ принимал участие во Всеукраинском Поместном Соборе в Киеве, провозгласившем автономию Украинской Православной Церкви, временно лишенной общения с недавно избранным патриархом Тихоном. Эти действия Собора понимались Никодимом не как попытка раскола единой церкви, а как попытка сохранить духовную жизнь повсеместно, не взирая на трудности гражданской войны и нестабильность светской власти. В октябре-декабре 1918 г. еп.Никодим возглавил в Харькове комиссию по подготовке канонизации св.Мелетия (Лентовича), что было вполне закономерно, учитывая известность и авторитет епископа Белгородского как специалиста по отечественной агиографии. По завершении работы канонизационной комиссии в декабре 1918 г. еп.Никодим вернулся через линию фронта в Белгород. Неожиданное возвращение с территории, занятой противником, белгородского архиерея вызвало неудовольствие и подозрения в большевистской администрации города, и было с воодушевлением встречено местным духовенством и прихожанами. Высокий авторитет епископа среди белгородцев, опасение возможных волнений, и подозрения в причастности архиерея к подготовке антибольшевистского восстания в городе стали причинами его ареста. Известные сегодня документы весьма противоречиво освещают историю ареста и гибели еп.Никодима. Можно уверенно сказать только, что арест архиерея был санкционирован председателем Белгородского ГубЧК Васильевым и военным комендантом Белгорода С.А.Саенко. После возникших в городе беспорядков, вызванных вестью об аресте любимого архипастыря, большевистские власти отдали приказ о тайном расстреле еп.Никодима. Предположительная дата гибели архиерея — 10 января 1919 г. Власти города тщательно скрывали место захоронения тела расстрелянного епископа, дабы предотвратить возможное почитание мученика. После взятия Белгорода Добровольческой армией А.И.Деникина (летом 1919 г.) братская могила, на которую чаще всего указывали как на возможное место захоронения тела еп.Никодима, была вскрыта. Архиерей был опознан по сохранившемуся на нем монашескому параману. Медицинский осмотр тела пастыря выявил кроме не смертельной огнестрельной раны в груди пролом черепа от удара тяжелым тупым предметом, огромный кровоподтек в верхней части головы и пролом гортанных хрящей от удушения. Останки епископа Никодима были перенесены в Троицкий монастырь при участии всего духовенства города и большом стечении народа, и погребены у северной стены собора вблизи раки святителя Иоасафа. В начале 1920-х гг., когда Троицкий собор был снесен, останки епископа Никодима остались погребенными под его развалинами и на сегодня точное место погребение епископа Никодима считается неизвестным.

Священномученик епископ Белгородский Никодим (Кононов) был канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13–16 августа 2000 г. Однако ранее его канонизация была проведена Русской Зарубежной церковью. Память священномученика Никодима совершается в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских, в день его мученической кончины и в празднование Собора Санкт-Петербургских святых.

Труды епископа Никодима (Кононова)

1. Михайло-Архангельский монастырь в городе Архангельске // Русский паломник. 1893. № 46-47.

2. Судьбы Кожеозерской Богоявленской пустыни Архангельской епархии с описанием жизни и чудес преподобного Никодима Кожеозерского чудотворца. СПб., 1894.

3. Мезенский край // Русский паломник. 1894. № 43.

4. Иов преподобный Ущельский // Русский паломник. 1894. № 50.

5. Преподобный Александр Ошевенский чудотворец и церковно-просветительское значение его обители. СПб., 1895.

6. Преподобный Антоний Сийский чудотворец и церковно-историческое значение основанной им обители. СПб., 1895.

7. Преподобный Александр и основанная им Ошевенская обитель. Петрозаводск, 1897.

8. Преподобный Иов, Ущельский чудотворец и судьбы основанной им обители. СПб., 1900.

9. Преподобный Никодим, пустынножитель Хозьюгский, чудотворец Кожеозерский. СПб., 1900.

10. Верное и краткое исчисление, сколь можно было собрать, преподобных отец Соловецких, в посте и добродетельных подвигах просиявших, которые известны по описаниям, и исторические сведения о церковном их почитании. Агиологические очерки. СПб., 1900.

11. Соловецкие подвижники благочестия XVIII и XIX веков. СПб., 1900.

12. Древнейшие Архангельские святые и исторические сведения о церковном их почитании. СПб., 1901.

13. Русские святые и подвижники благочестия, подвизавшиеся и чтимые в пределах С.-Петербургской епархии XIV-XVII веков. СПб., 1901.

14. Преподобный Трифон Печенгский чудотворец и его ученики. СПб., 1901.

15. Архангельский Патерик. СПб., 1901.

16. Преподобный Антоний Сийский чудотворец: исторические сведения о церковном его почитании. СПб., 1901.

17. Вологодские святые. Библиографические сведения о них. // Вологодские епархиальные ведомости. 1902. №№ 12, 15, 17, 19.

18. Русские святые и подвижники, подвизавшиеся и чтимые в пределах нынешней Ярославской епархии. // Ярославские епархиальные ведомости.1902. № 32.

19. Указатель к циркулярам по Духовному Учебному ведомству. СПб., 1902.

20. К вопросу о канонизации святых в Русской Церкви. М., 1903.

21. Святые Новгородского края и вопрос о церковно-народном их почитании в современной исторической литературе // Новгородские епархиальные ведомости. 1903. № 18, 19, 23; 1904. № 1.

22. Преподобный Александр Свирский и его ученики — подвижники. Исторические сведения о церковном их почитании. Петрозаводск, 1904.

23. Отношение к семье и детям преподобного Серафима и старца Амвросия // Русский паломник. 1905, № 51, С. 808-811; № 52, С. 832-834.

24. Старцы Паисий Величковский и о. Макарий Оптинский и их литературно-аскетическая деятельность. М., 1909.

25. Настоятель Александро-Свирского монастыря архимандрит Агафангел. Краткий биографический очерк. Петрозаводск, 1910.

26. Олонецкая пустынножительница инокиня Анастасия Паданская. Петрозаводск, 1910.

27. Олонецкий патерик. Петрозаводск, 1910.

28. Старец о. Наум Соловецкий — подвижник карел. Биографический очерк. Петрозаводск, 1910.

29. Соловецкий монах Зосима // Православный Финляндский сборник. 1910. С.15-18.

30. Православное Карельское Братство и северно-русское духовное иночество. Петрозаводск, 1910.

31. Что может иметь пастырь для внебогослужебных бесед с прихожанами за недорогую цену из существующих религиозно-нравственных изданий? // Архангельские епархиальные ведомости. 1911. № 1. С.13-16.

32. Жизнеописание отечественных подвижников благочестия XVIII и XIX веков с портретами. Т.1-13. М.: Изд. Афонского русского Пантелеимонова монастыря, 1906-1912.

33. Речь при наречении во епископа Рыльского // Прибавления к Церковному вестнику. 1911, № 3, С. 97.

34. Старческие советы некоторых отечественных подвижников благочестия XVIII — XIX веков. М.: Изд. Афонского русского Пантелеимонова монастыря, 1913. (еп. Никодим – составитель сборника); 2-е изд. М., 1994.

35. Иоасаф Святитель и чудотворец епископ Белгородский. Его жизнь, прославление и чудеса. Курск, 1914.

Агиология – научная дисциплина, изучающая жития святых, сосредотачивающая внимание на самом святом и его деятельности, часть более общей науки – агиографии (См. В.М.Живов. Святость. Краткий словарь агиографических терминов. М., 1994. С.11-12)

Яхонтов Ив. Жития св. северно-русских подвижников Поморского края, как исторический источник. Казань, 1882.

Голубинский Е.Е. Указ.соч. С.5-6, 9.

Никодим // Поморская энциклопедия. Т.1. История Архангельского Севера. Архангельск: Поморский гос. ун-т, 2001. С.264.

Священник Михаил Семенович Кононов (некролог) // Архангельские епархиальные ведомости, 1908, № 8, Ч.неофиц.- С.254-261.

Путевой журнал самоедского священника Михаила Кононова за 1868 г. // Архангельские губернские ведомости. 1869. № 30.

Архангельские епархиальные ведомости. 1888. № 9-10. С.94; 1889. № 16. С.176; 1891. № 14. С.171.

Михайло-Архангельский монастырь в городе Архангельске // Русский паломник. 1893. № 46-47; Судьбы Кожеозерской Богоявленской пустыни Архангельской епархии с описанием жизни и чудес преподобного Никодима Кожеозерского чудотворца. СПб., 1894;

Мезенский край // Русский паломник. 1894. № 43; Иов преподобный Ущельский // Русский паломник. 1894. № 50.

Архангельские епархиальные ведомости. 1899. № 12. С.343-344.

Преподобный Иов, Ущельский чудотворец и судьбы основанной им обители. СПб., 1900.

Преподобный Александр Ошевенский чудотворец и церковно-просветительское значение его обители. СПб., 1895; Преподобный Антоний Сийский чудотворец и церковно-историческое значение основанной им обители. СПб., 1895.

Преподобный Александр и основанная им Ошевенская обитель. Петрозаводск, 1897.

Архангельские епархиальные ведомости. 1896. № 4. С.124.

Верное и краткое исчисление, сколь можно было собрать, преподобных отец Соловецких, в посте и добродетельных подвигах просиявших, которые известны по описаниям, и исторические сведения о церковном их почитании. Агиологические очерки. СПб., 1900; Соловецкие подвижники благочестия XVIII и XIX веков. СПб., 1900; Древнейшие Архангельские святые и исторические сведения о церковном их почитании. СПб., 1901; Русские святые и подвижники благочестия, подвизавшиеся и чтимые в пределах С-Петербургской епархии XIV-XVII веков. СПб., 1901; Архангельский Патерик. СПб., 1901; Вологодские святые // Вологодские епархиальные ведомости. 1902. №№ 12, 15, 17, 19.

К вопросу о канонизации святых в Русской Церкви. М., 1903.

Жизнеописание отечественных подвижников благочестия XVIII и XIX веков с портретами. Т.1-13. М.: Изд. Афонского русского Пантелеимонова монастыря, 1906-1912.

Тальберг Н. История Русской Церкви. Джорданвилль, 1959. Т.2. С.919.

Жизнеописание отечественных подвижников благочестия XVIII и XIX веков с портретами. Т.1-13. М.: Изд. Афонского русского Пантелеимонова монастыря, 1906-1912.

Памятная книжка Олонецкой губернии на 1910 г. Петрозаводск, 1910. С.21, 79, 81, 82, 84, 100, 107, 109.

Настоятель Александро-Свирского монастыря архимандрит Агафангел. Краткий биографический очерк. Петрозаводск, 1910; Олонецкая пустынножительница инокиня Анастасия Паданская. Петрозаводск, 1910; Олонецкий патерик. Петрозаводск, 1910; Старец о. Наум Соловецкий — подвижник карел. Биографический очерк. Петрозаводск, 1910; Соловецкий монах Зосима // Православный Финляндский сборник. 1910. С.15-18.

Православное Карельское Братство и северно-русское духовное иночество. Петрозаводск, 1910; Что может иметь пастырь для внебогослужебных бесед с прихожанами за недорогую цену из существующих религиозно-нравственных изданий? // Архангельские епархиальные ведомости. 1911. № 1. С.13-16.

РГИА, ф.796, оп.190,1 отд., 2а ст., д.422, л.1.

Речь при наречении во епископа Рыльского // Прибавления к Церковному вестнику. 1911, № 3.

Олонецкая неделя. 1913. № 49.

Польский М. Новые мученики российские. Второй том собрания материалов. М., 1994. С.299.

Иоасаф Святитель и чудотворец епископ Белгородский. Его жизнь, прославление и чудеса. Курск, 1914.

Священномученик Никодим

Жизнеописание священномученика Никодима (Кононова), епископа Белгородского

Священномученик Никодим, епископ Белгородский (в миру Александр Михайлович Кононов) родился в 1871 году в Архангельской губернии в семье священника. Род Кононовых прослеживается до XVII века, и в нем было много замечательных священников – северных миссионеров.

Будущий святитель Александр Кононов получил духовное образование — окончил Архангельскую семинарию, а затем Санкт-Петербургскую Духовную академию. На IV курсе академии в возрасте 27 лет принял монашеский постриг с именем Никодим — в память святого Никодима Кожеезерского. Вскоре после этого был рукоположен в иеродиакона, а затем в иеромонаха.Тогда же он был назначен смотрителем Александро-Невского Духовного училища в Санкт-Петербурге, а также смотрителем Санкт-Петербургских Педагогических курсов. За свою деятельность отец Никодим был награжден многими наградами, в том числе в 1901 году он получил от Синода Библию «в поощрение любви его к детям, являемой делом и истиною». В том же году он был возведен в сан архимандрита.

Через 3 года отец Никодим был направлен в Калугу на должность ректора Калужской Духовной семинарии. А в 1909 году перемещен на должность ректора Олонецкой семинарии. В это время архимандрит Никодим получил благодарность от Калужского епископа за «неусыпные труды, понесенные в последнее особенно время по воздействию на взволнованные умы воспитанников, благодаря чему они прекратили брожение и покинули мысль, – если не навсегда, то на продолжительное время, – не подчиняться законным распоряжениям начальства», – говорилось в благодарственном слове архиерея.

Благодарил архимандрита Никодима и Синод за составление акафиста святому Иоанну Златоусту. Этот акафист был напечатан Синодом для церковного употребления. Акафист святителю Иоанну Златоусту был написан отцом Никодимом, когда он был еще студентом Санкт-Петербургской Духовной академии. Однако в то время цензор отклонил акафист примерно в таких выражениях: «Акафист гению должен писать гений, а не какой-то безвестный иеромонах».

В 1911 году в Санкт-Петербурге отец Никодим был рукоположен в сан епископа митрополитом Московским и Коломенским Владимиром (Богоявленским). В 1913 году владыка Никодим стал епископом Белгородским, викарием Курской епархии. Всё время своей архипастырской деятельности владыка был церковным песнотворцем, он составил акафисты преподобным Никодиму Кожеезерскому, Трифону Печенгскому и Иову Ущельскому, Соловецкому чудотворцу.

Духовный писатель, церковный историк, владыка Никодим был автором книг о подвижниках Архангельской и Олонецкой земли, а также являлся одним из главных составителей многотомного труда «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII-XIX столетий». В 1910 была опубликована его книга «Старец отец Наум Соловецкий, подвижник-карел». Кроме этого, им были написаны несколько сборников жизнеописаний святых угодников Божиих Санкт-Петербургской и Вологодской епархий, а также подвижников Соловецкого монастыря. Занимался он и историей старчества.
Еще до назначения в Белгород будущий владыка Никодим был духовно связан с этой землей посредством великого угодника Божьего — святителя Иоасафа Белгородского. В своей речи при наречении во епископа Рыльского архимандрит Никодим, в частности, сказал: «Господь сподобил меня побывать в Белгороде, и я стоял у раки святителя Иоасафа в бытность ректором семинарии в Петрозаводске, где так мирно и отрадно жилось в кругу сердечных сотрудников, добрых питомцев, приветливого духовенства и мирных обитателей городка. Всем я был утешен и, благодаря Господа за Его щедроты, у нового Чудотворца Земли Русской одного просил от всего сердца моего, — да будет он добрым руководителем во все дни жизни моей в служении Церкви Христовой. Прошло около полугода с той поры, и в самый день кончины Святителя Государю Императору угодно было утвердить избрание Вашим Святейшеством меня на служение в пределах епархии святителя Иоасафа. В этом усматриваю явное Божие смотрение и в надежде на помощь святителя Белгородского смиренно предаюсь изволению Святителя, как воле Самого Господа нашего Иисуса Христа».

Епископ Никодим прибыл в епархию незадолго до открытия мощей святителя Иоасафа Белгородского. Именно им был составлен великолепный акафист Святителю. Протопресвитер М. Польский в книге «Новые мученики российские» пишет: «Этот благодатный труд Преосвященного является образцом среди акафистов, составленных в России… Красотою образов духовных легко запоминаясь, он рождает святую любовь к Угоднику Божию».

Проживая в городе, где жил святитель Иоасаф, владыка Никодим провел большую исследовательскую работу и на фактическом материале составил книгу под названием «Житие, прославление и чудеса святителя Иоасафа». В этот труд вошли ценные биографические сведения, иллюстрации, а также документально подтвержденные случаи чудесных исцелений, совершенных по молитвам святителя Иоасафа. За свои научные труды в 1917 году епископ Никодим был удостоен степени магистра богословия.
Запомнили белгородцы преосвященного Никодима и как пламенного проповедника Слова Божия. Об этом есть такое свидетельство: «Проповеди епископа Никодима отличались необыкновенной силой богословской истины, красоты, выразительности и убедительности».

Под руководством епископа Никодима и при его непосредственном участии были изданы три тома консисторских дел, связанных с деятельностью святителя Иоасафа, в Свято-Троицком мужском монастыре воссозданы его покои, создан уникальный музей святителя Иоасафа, обладавший обширным фондом документов.

В 1919 году, во второй день праздника Рождества Христова, Белгородский владыка прямо в алтаре Троицкого собора был арестован красным комиссаром Саенко за проповеди против грабежа и насилия.

До настоящего времени существовало несколько версий гибели епископа Никодима, трудно соотносящихся друг с другом и не позволяющих восстановить полную картину произошедшего. Однако за прошедшее время в архивах были обнаружены свидетельства современников, очевидцев и даже участников ареста, расстрела и захоронения владыки. Сопоставление этих свидетельских показаний с позднейшими заявлениями бывших чекистов позволяет восстановить произошедшее в те дни чуть ли не по часам.

Нужно отметить, что в Белгороде в то время наблюдалось двоевластие. В городе действовал военно-революционный комитет во главе с Леонидом Меранвилем, ему частично подчинялась Белгородская ЧК во главе с бывшим телеграфистом Михаилом Васильевым и милиция во главе с Владимиром Саенко. Помимо этого, в городе располагалась комендатура 2-й Украинской Советской армии во главе со Стефаном Саенко. Последний подчинялся кому-либо от случая к случаю, производил аресты, расстрелы и рубку людей часто по собственному усмотрению, привлекая иногда к этому белгородскую революционную милицию во главе с В.А. Саенко и подчиненных непосредственно себе китайцев из интернационального батальона.

Осенью того же года в свободном от большевиков Киеве состоялся Съезд архиереев юга России, в котором участвовал и епископ Никодим. Решение об аресте епископа Никодима было принято еще до его возвращения из Киева. Об этом свидетельствует старший уполномоченный Белгородского уездного ЧК С. Набоков, выехавший по приказу председателя ЧК Васильева в Харьков, установивший там за владыкой наблюдение и вернувшийся вместе с ним в Белгород в одном вагоне. Сразу по возвращению, рано утром, владыка был арестован по пути с железнодорожного вокзала в монастырь и доставлен в «чрезвычайку», откуда потом отпущен.

25 декабря 1918 г. по старому стилю в час дня Стефан Саенко явился в мужской монастырь в сопровождении двух солдат и арестовал епископа Никодима. В четыре часа того же дня он привез епископа обратно, по его приглашению пообедал вместе с ним в епископских покоях и ушел. Вечером владыка отслужил всенощную и в конце богослужения, около 7 часов вечера, произнес проповедь, где в очередной раз допустил критику большевиков. Скрытно присутствовавший на богослужении Стефан Саенко послал в пономарню двух солдат, которые передали ризничему монастыря иеромонаху Неофиту требование к епископу выйти из алтаря и явиться для допроса в «чрезвычайку». Епископ подчинился, тут же вышел и был увезен теми же солдатами. К 9 часам утра следующего (26 января по ст.ст.) дня епископ Никодим вместе с 8-ю крестьянами был приведен пешком в арестный дом (располагался на месте современного старого дома быта по ул. Преображенской) и заключен там в небольшую камеру вместе с тремя крестьянами. Владыка был в монашеском одеянии, с крестом на груди.

Весть об аресте епископа облетела весь Белгород. У женского монастыря, где в то утро должен был служить владыка, начал собираться народ, в среде которого активно обсуждалось, что если попросить за епископа всем миром, то того отпустят. Преподавательницы женской гимназии стали просить свою начальницу Марию Дмитриевну Кияновскую выступить в качестве представителя от народа. Мария Дмитриевна и часть людской толпы направились к зданию ревкома, остальная, значительно большая часть собравшихся, двинулась к арестному дому.

Увидев перед зданием ревкома протестующих, большевики пришли в большое волнение – председатель исполкома Меранвиль и Стефан Саенко вызвали к зданию солдат и не выходили до их прибытия. Солдаты прибыли, здание было оцеплено, на толпу навели пулеметы. Появились Меранвиль и Саенко, сильно перепуганные. Кияновская стала просить освободить епископа, но ни Меранвиль, ни Саенко её не слушали. На все вопросы и просьбы Меранвиль лишь отрезал: «С нами здесь не разговаривают!». Саенко находился в состоянии крайнего возбуждения и, размахивая нагайкой, в исступлении кричал: «Явная преступница! За буржуя стоишь!». Постепенно толпу наводнили агенты «чрезвычайки», были схвачены Мария Дмитриевна, священник Преображенской церкви о. Владимир Лимарев и несколько других человек.
Тем временем на другом конце города толпа жителей в несколько сотен человек подошла к арестному дому, требуя отпустить епископа. Явился начальник тюрьмы Волик и, стреляя из револьвера, потребовал разойтись. Люди расходиться отказывались и настаивали на освобождении епископа. Тогда Волик вызвал несколько десятков вооруженных солдат и, стреляя в воздух, разогнал толпу.

Разогнав при помощи солдат и стрельбы обе толпы жителей, большевики продолжили аресты – по указанию Меранвиля в мужской монастырь явились оба Саенко – комендант города и начальник милиции. Обвинив монахов в провоцировании народного волнения, комендант приказал начальнику милиции арестовать настоятеля о. Митрофана, казначея о. Даниила, благочинного о. Серафима и ризничего о. Неофита, после чего тот препроводил их в комендатуру. Там их снова встретил С.А. Саенко со словами: «Через вас, попов да монахов, вся революция пропала, я вас всех перережу или постреляю». Позднее, в 5 часов вечера, в комендатуру был приведен и о. Порфирий Амфитеатров. На пожарный двор (сейчас – двор Белгородского строительного колледжа) была выведена Мария Дмитриевна и убита Стефаном Саенко из револьвера тремя выстрелами в упор (двумя в грудь и одним в голову). Труп Кияновской раздели, сняли украшения и вывезли за город, где выбросили в снег вместе с другими расстрелянными.

Тем временем начальник милиции В.А. Саенко в сопровождении двух человек явился в тюрьму, долго ходил по двору тюрьмы, присматривался ко всему, заглядывая в помещения кухни, бани… Подошел к восточному углу кухни, стал всматриваться в этот угол, долго о чем-то пошептался со своими двумя пришедшими неизвестными и ушел.

В 9 часов вечера, когда народное волнение улеглось, в арестный дом прибыли секретарь ЧК Шапиро с начальником тюрьмы Воликом и под конвоем увели епископа Никодима в «чрезвычайку». Чтобы скрыть личность владыки, его там наспех постригли, переодели в длиннополую серую солдатскую шинель и студенческую фуражку, отобрали монашеское одеяние и епископский крест. В этом виде его привезли уже ночью в тюрьму. Там, в углу тюремного двора около кухни, для владыки в промерзшей земле была вырыта неглубокая могила. Владыку заставили раздеться, после чего В. Саенко, М. Васильев и С. Набоков тремя залпами расстреляли архиерея и сами же его закопали. Приготовленная для епископа могила была вырыта не по его росту, труп в ней не помещался, и его фактически втиснули в эту могилу на коленях лицом вниз. Указываемые позднее другими современниками переломы шейных позвонков, якобы от удара железным прутом, свидетельствуют, что труп владыки практически утрамбовывали в яму. Надзиратель тюрьмы Василий Шварев, присутствовавший при откапывании владыки, потом говорил: «его, видимо, туда утаптывали ногами, чтобы он поместился в ней».

Таким образом, к утру 27-го декабря 1918 г. епископ Никодим и Мария Кияновская были расстреляны, а руководство монастыря и благочинный о. Порфирий Амфитеатров – арестованы. Отец Порфирий будет расстрелян в январе 1919 г. во дворе той же тюрьмы, остальные через некоторое время – отпущены.
Опасаясь народных волнений, белгородские большевики приняли все меры к сокрытию совершенных убийств епископа Никодима и о. Порфирия Амфитеатрова. Обращавшимся к жителям, они говорили, что епископ и священник увезены в Харьков. И только по прошествии двух месяцев в местных «Известиях» от 26 февраля была помещена заметка: «Местные попы во главе с архиереем Никодимом повели среди крестьян злостную агитацию против советской власти. Уличенные в черносотенной агитации, архиерей Никодим и один из попов были по приказу Военно-Революционного Комитета разстреляны». В том же феврале тело епископа Никодима по приказу белгородского комиссара внутренних дел Ф.Я. Славгородского было выкопано из ямы в тюремном дворе, перенесено и зарыто в общей могиле с северной стороны ограды городского кладбища (сейчас – кладбище по ул. Попова). Холмик над захоронением всю весну и лето был украшен жителями цветами, а по вступлении добровольческой армии в июле 1919 г. в г. Белгород – вскрыт, а трупы извлечены. Останки епископа Никодима были торжественно перезахоронены с северной стороны Свято-Троицкого собора мужского монастыря – там, где сейчас облагораживается территория у пещерки святителя Иоасафа.

Епископ Белгородский Никодим был канонизирован Русской Православной Церковью как священномученик в 2000 году. Протоиерей Порфирий Амфитеатров в 1981 г. был включен Русской Православной Церковью за рубежом в Собор новомучеников и исповедников российских в лике священномучеников.

Рака с мощами епископа Никодима Белгородского, ставшего жертвой красного террора, хранится в Спасо-Преображенском кафедральном соборе Белгорода.

24 марта 2013 года, в день Торжества Православия, в Белгородском Спасо-Преображенском соборе для всеобщего поклонения были впервые вынесены мощи священномученика Никодима (Кононова). Земля Святого Белогорья обрела еще одного небесного покровителя.

По материалам сайтов beleparh.ru, stal-nevsky.ru, а также книги протоиерея Олега Кобеца,
А.Н. Крупенкова, Н.Ф. Крупенкова «История Белгородской епархии».

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *