Невский Олег

Содержание

Воинский храм в Пскове

Воинский храм благоверного великого князя Александра Невского Земля Русская стяжала имя Святой Руси. И молитва русских подвижников никогда здесь не угасала. На севере сберегали Русь от захватчиков Новгород Великий и Псков. Речь пойдет о псковской земле. Это земля воинской славы и христианского подвижничества, земля знаменитой северной обители – Псково-Печерской. Сам Псков – город-памятник мирового исторического значения, вобравший в себя героические страницы отечественной истории, знаменующие мощь русского народа и его творческую силу. Воинский храм святого Александра Невского во Пскове в этом году отмечает свое 100-летие со дня основания. Такая дата достойна того, чтобы на храм было обращено самое пристальное внимание.

История создания храма

Воинский храм благоверного великого князя Александра Невского был выстроен для расквартированного в Пскове 96-го Омского полка. История полка берет свое начало с 1797 года, когда генерал-поручик М.И. Кутузов, будущий победитель Наполеона, сформировал егерский полк из наиболее образованных и боевых офицеров. Полк со славою участвовал в Отечественной войне 1812 года, а название Омского получил в 1863 года после слияния его с Копорским мушкетерским полком, созданном в 1803 году и также покрывший славой свои знамена в войне с французами.

Сводный Омский полк был отборной частью русской армии. Его солдаты и офицеры приглашались на ежегодные парады у Зимнего дворца и несли караульную службу в Санкт-Петербурге. 96-й пехотный Омский полк сражался за освобождение Болгарии от османского ига в 1877–1878 годах, в первую мировую войну участвовал в боевых операциях на Западном фронте до ноября 1917 года, затем был расформирован.

О том, чтобы 96-й пехотный Омский полк был расквартирован в Пскове, ходатайствовала перед штабом Петербургского военного округа местная городская дума. Ходатайство было удовлетворено, и строительство военного городка началось в 1894 году на псковском Завеличье с возведения казарм для солдат и флигелей со служебными помещениями – для офицеров. Сразу встал вопрос о храме. Расположенная недалеко от казарм церковь святого Климента XVI века могла вместить едва сотню человек, тогда как в полку было порядка двух тысяч служилых. К февралю 1898 года под домовую церковь была переоборудована полковая столовая.

Военный министр Алексей Николаевич Куропаткин главным в государственной политике считал поддержку в обществе православной веры. В то время, когда он возглавлял военное ведомство, при Военном совете министерства была учреждена особая Комиссия по вопросам удовлетворения религиозных нужд войск. Решение об этом было принято в начале 1900 года. На докладной записке военного министра Николай II собственноручно начертал: «Дай Бог в скором времени удовлетворить религиозные нужды войск, что я считаю делом в высокой степени важным». С созданием подобного органа дело церковного строительства получило мощный заряд. Комиссия рекомендовала, а Николай II одобрил, чтобы все гарнизоны имели отдельные, желательно каменные, храмы.

Сооружение отдельного храма для Омского полка стало возможным благодаря хлопотам главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа великого князя Владимира Александровича. Сохранились его письма к председателю Комиссии по вопросам удовлетворения религиозных нужд войск, представителю известного дворянского рода, генералу от инфантерии графу И.Д. Татищеву и к военному министру А.Н. Куропаткину. В документах комиссии уцелела докладная записка графа Татищева, поданная Николаю II, о церковном строительстве для войск. Записка вернулась от царя в журнал «Высочайших повелений» при Главном штабе, и в ней вписано карандашом в графе о 96-м пехотном Омском полку: «Строить церковь в 1905 г.» – и наложена резолюция военного министра: «Высочайше повелено привести в исполнение как испрашивается».

В 1905 году казна выделила на постройку храма 44 тысячи рублей, однако псковский хозяйственно-строительный комитет по постройке церкви в Омском полку начал практическую работу лишь спустя год. Храм строился по образцовому проекту полковой церкви, который был составлен в 1901 году гражданским инженером, надворным советником Ф.М. Вержбицким. Созданный им типовой храм продолжал направление в церковном строительстве, начатое в первой половине ХIХ века архитектором К.А. Тоном, автором проекта храма Христа Спасителя в Москве. При строительстве церквей по проекту Ф.М. Вержбицкого исполнителям давалась большая свобода действий. Отклонения с целью улучшения внешнего облика храма ввел, по-видимому, полковник, военный инженер Д.К. Костомаров при участии самих исполнителей – псковских каменных дел мастеров, издавна славившихся своим умением.

Закладка полковой церкви состоялась 11 июня 1907 года, а 1 октября 1908 года газета «Псковский голос» известила о следующем событии: «96-й пехотный Омский полк объявляет, что сего года октября 4-го дня, в субботу, его высокопреосвященством Арсением, епископом Псковским и Порховским, будет совершено освящение вновь выстроенной полковой церкви 96-го пехотного Омского полка во имя святого благоверного князя Александра Невского. Всех желающих присутствовать на торжестве уведомляют, что накануне всенощное бдение начнется в 6 часов вечера, а в день освящения церковная служба – в 8 часов утра».

Воинский храм во имя благоверного великого князя Александра Hевского 96-го Омского полка был выстроен за 14 месяцев и освящен 4 октября 1908 года епископом Псковским и Порховским Арсением (Стадницким; впоследствии митрополит; † 1936).

Знаменательно данное храму имя защитника рубежей России и покровителя воинов полководца Святой Руси Александра Невского, славные победы которого вписаны важными вехами в историю Отечества. Псковичи, как известно, имели особые основания для почитания и прославления Александра Невского. Когда немецкие рыцари взяли Изборск и подступили к Пскову, над Новгородом нависла очередная угроза с запада, и новгородцы обратились за помощью к князю Ярославу (Феодору) Всеволодовичу, который направил вооруженный отряд во главе со своим сыном Андреем Ярославичем, младшим братом будущего святого князя Александра. Однако новгородцы не слишком верили в силу молодого князя. Они вновь послали к Ярославу архиепископа Спиридона с боярами, умоляя его отпустить на княжество Александра. Ярослав согласился. Зимой 1241 года Александр, уже прославившейся победой над шведами на Неве, после года отсутствия снова въехал в Новгород.

Решающее сражение с немецкими рыцарями, известное как Ледовое побоище, произошло 5 апреля 1242 года на льду Чудского озера. После этой победы Ливонский орден прекратил свое существование, а Католическая Церковь вынуждена была на долгое время отказаться от притязаний на Русские земли. Не только русские города, но сама вера православная и самобытность Святой Руси были спасены.

Заметка газеты «Псковский набат» за 22 апреля 1924 года ярко рисует судьбу храма после революции. Все сразу говорит подзаголовок: «Была церковь – теперь клуб». Тогда разрушили колокольню и главу храма. Окрестные жители долго не могли привыкнуть, что в бывшей церкви находится «революционный красноармейский театр». Подходя к зданию, они по привычке снимали шапки, крестились и шептали: «Спаси, Господи, и помилуй!».

С 1947 года в храме размещался Дом офицеров, затем – склад.

Ныне храм возвращен Церкви. Он был восстановлен в кратчайшие сроки. Проект его восстановления разработали Московские архитекторы (А.И. Хамцов, Н.С. Василенко и др.), а воплотили в жизнь псковские реставраторы, вернув храму прежний облик. С марта 1992 года в нем возобновились ежедневные богослужения, которые до этого более двух лет велись под открытым небом. Знаком возрождения храма стал дар Святейшего Патриарха Алексия II († 5 декабря 2008) – монументальная работа палехских художников «Житие Александра Невского», удостоенная Государственной премии России.

Этому храму повезло. Восстановлен не только он, но и его история. Уже выдержала четыре издания небольшая книжка «Не в силе Бог, а в правде» с подзаголовком «История храма святого благоверного князя Александра Невского», изданная по благословению архиепископа (ныне митрополит) Псковского и Великолукского Евсевия.

Сегодня храм Александра Невского включен в заповедную зону Пскова. Он стал воинским храмом 76-й десантно-штурмовой дивизии, а его настоятель протоиерей Олег Тэор является ответственным в Псковской епархии за окормление воинов на территории области. Храм награжден грамотой Министерства обороны и занесен в книгу «Золотая летопись славных дел к 1100-летию г. Пскова». Все знаменательные события в жизни храма проходят при непосредственном участии митрополита Псковского и Великолукского Евсевия. Русское воинство – краеугольный камень безопасности страны, и архипастырь не оставляет его своим попечением.

Служение пастыря

Деятельность храма настолько обширна, многогранна и плодотворна, что трудно поверить, что настоятель воинского храма протоиерей Олег Тэор живет в том же времени, что и все мы. Кажется, что для него как бы раздвигаются временные рамки. Только с помощью Божией можно нести то служение, которое несет псковский храм. В одной статье невозможно описать всю эту работу, можно лишь только довольно схематично отметить основные вехи его деятельности.

Настоятель Храма Александра Невского в Пскове протоиерей Олег Тэор с десантниками. Храм святого Александра Невского издает бюллетень. Он называется «Взаимоотношения армии и Церкви на примере псковского воинского храма святого Александра Невского». Лейтмотивом всех его номеров звучат евангельские слова: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15: 13). Кипельно белая бумага, строгая обложка, размер А-4. По-воински четкие черно-белые фотографии, такой же четкий шрифт (не в пример некоторым книжным изданиям), живой, содержательный текст. Характерно, что какое-либо событие здесь не просто комментируется или описывается: оно сопровождается толковым историческим экскурсом. Записи расположены в хронологическом порядке. Каждый бюллетень охватывает события одного полугодия. Причем рамки события как бы раздвигаются – за повседневной деятельностью одного храма обретает очертания напряженная и деятельная жизнь многих православных приходов, встроенная в канву непростого бытия современной России. Журнал оформлен строго, со вкусом и любовью. Его хочется держать в руках, листать, потому что здесь сердце отдыхает и узнаешь, что есть еще корневая, глубинная Россия с ее воинством, подвигом, славой и вечной памятью. И эта Россия – под сенью Церкви. И это то самое настоящее, простое и незабвенное, чем мы еще можем жить, что сохраняет традицию и связь поколений. И телевизионная картинка нашего ничтожного сегодня растворяется в этом мощном созидании русского мира. Это летопись служения Богу и Родине на псковской земле храма-воина (если можно так выразиться), его настоятеля – протоиерея Олега Тэора, его служителей и прихожан.

На протоиерея Олега возложена роль духовного пастыря в деле окормления воинов Псковской епархии и большой атомной подводной лодки «Псков» на Северном флоте. При этом основным направлением работы храма является его миссионерская деятельность по возрождению православных традиций в армии, воспитание патриотизма и воинской доблести. И не только это. Приведу полностью текст очень проникновенного объявления: «Дорогие воины! Каждый понедельник с 18-00 до 19-00 часов в клубе артполка будут находиться священники воинского храма св. Александра Невского: настоятель протоиерей Олег Тэор или же, при его отсутствии, отец Василий Андреев, отец Александр Ермолаев, отец Александр Мельников. Если у вас есть какие-то тревоги, мучают обиды и непонимание, вы можете подойти и побеседовать со священником наедине. В храме есть и библиотека, и музей, и православные школы для детей и взрослых. Издательская деятельность – важнейшее направление работы храма. Многое делается для сохранения памяти тех, кто не вернулся. И здесь, в храме, хранят живую память. У Бога все живы.

Протоиерей Олег Тэор много делает для увековечивания памяти воинов псковского гарнизона. Издательский отдел храма с помощью компьютерной графики воссоздал портреты героев Псковской воздушно-десантной дивизии, легендарной 6-й роты, а также десантников со всей России с 1994 года, погибших в Чечне. В память о них изданы сборник стихов и книги. В храме формируется архив – документы, фотографии солдат и офицеров. Их приносят не только родственники и друзья погибших, но осуществляется и целенаправленный поиск. Издан Синодик. Ежедневно поминаются имена убиенных воинов и всех псковских десантников, ныне несущих службу в Чеченской республике. Каждый четверг в храме служится молебен о мире в Сербии и Чечне. С 2007 года сотрудники храма каждый год с середины февраля до середины марта проводят «Дни памяти и скорби», тогда организуются выставка книг и фотографий, личных вещей погибших, проводятся экскурсий для детей, школьников, студентов, курсантов и всех тех, кто чтит память павших.

Ежегодно 11 сентября, в день усекновения главы Иоанна Предтечи, Русской Церковью совершается поминовение православных воинов, за веру и Отечество на поле брани убиенных. В этот день отец Олег посещает воинские захоронения, служит литии, встречается с ветеранами и воинами.

На псковской земле молитвенно сохраняется память о трагических событиях отречения царя Николая II от престола и явления иконы Божией Матери «Державная» в селе Коломенское. Ежегодно в этот день от воинского храма Александра Невского идет крестный ход к часовне в честь иконы Божией Матери «Державная». Часовня построена в 1996 году и посвящена памяти воинов, погибших во второй половины ХХ века. В самом храме Александра Невского 1 марта 2001 года, в годовщину гибели 6-й роты псковского гарнизона, установлены памятные доски с именами павших. Там же в память всех погибших за Отечество воинов всех времен горит неугасимая лампада на панихидном столе.

К Пасхе издательский отдел храма обязательно печатает поздравления родственникам погибших воинов, на которых стоят две подписи: командира Псковской десантной дивизии и настоятеля храма святого Александра Невского. Это слова любви и соучастия: «Помните, что Русская Православная Церковь – с вами, с вашими семьями, родными и близкими. Она молится и будет молиться о дорогом для вас человеке, погибшем за Отечество, о вас, надеясь на помощь Божию…».

Храм не только организовывает паломнические поездки, но в таких поездках предусмотрено посещение мест воинской славы и прошедших боев. На территории Псковской области в каждом районе есть немало захоронений воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны. Отец Олег регулярно посещает эти братские могилы. Вместе с певчими храма, паломниками и местными жителями вознося молитвы об упокоении защитников Родины. Ежегодно 7 декабря в храме служат панихиду по погибшим во время землетрясения в Армении. Каждый год в этот день в храм приходит не только представители армянской общины, но и другие псковичи. В 1988 году помогать разбирать завалы в Армению летали и псковские военные десантники.

Старейшее соединение Воздушно-десантных войск – 76-я гвардейская воздушно-десантная Черниговская Краснознаменная дивизия была сформирована в 1939 году в районе Новороссийска. Она прошла с боями Отечественную войну, под Сталинградом получила звание «гвардейской», а за освобождение Чернигова была удостоена почетного звания Черниговская. В 1946 году дивизия преобразована из стрелковой в воздушно-десантную. Ее воины принимали участие в боевых действиях в Афганистане, Абхазии, Приднестровье, Косово, Чечне. С 1 декабря 2006 года 76-я Псковская воздушно-десантная дивизия стала называться, согласно приказу министра обороны, десантной военно-штурмовой. Нередко провожает воинов на боевые задания протоиерей Олег Тэор. Знает батюшка и те трагические дни, когда молодые ребята, многие из которых не успели даже создать семью, возвращаются в цинковых гробах. Он отпевает погибших, успокаивает, как может, родных и молится, молится, молится…

По благословлению митрополита Псковского и Великолукского Евсевия отец Олег окормляет также и морские части (пограничников и авиацию), дислоцирующиеся в Псковской области. При этом храмом ведется большая благотворительная работа по оказанию материальной помощи военным.

И еще: уже в течение ряда лет протоиерей Олег и его помощники по камешку собирают «Святой холм». Место ему пока определено возле храма, на холме – крест. Здесь лежат камни, которые были подняты водолазами со дна реки Ижоры, с того места, где Александр Невский одержал свою первую победу. Здесь также земля и камни из Алапаевска, из Ганиной ямы, привезенные одним монахом из Екатеринбурга, из Левашевской пустыни под Питером, с Бутовского полигона под Москвой. Здесь же камни от разрушенных храмов. Сюда привозят камни и землю из родных мест и с мест гибели воинов Псковского гарнизона. Складывают под опалубку и камни с тех мест, где было явлено какое-либо чудо. Холм возле храма стал хранителем памяти.

Протоиерей Олег сторонник широких связей между православными епархиями. Экскурсоводы храма регулярно проводят экскурсии для гостей, в том числе и иностранных, по святым местам псковской земли, Псково-Печерскому монастырю, Пушкинскому музею-заповеднику. В течение ряда лет приезжают на псковскую землю и в воинский храм паломнические группы из Сербии. Они посещают родину святой Ольги, псковский кремль и другие святыни. Если в группе есть сербские священники, то совместно с настоятелем храма, они совершают Божественную литургию. В трагический для славянского мира 1999 год самолеты НАТО с 24 марта по 9 июня бомбили территорию суверенной Союзной Республики Югославия. Уже в июле батюшка вместе с псковскими десантниками был в Приштине и воочию видел страдания православных сербов. С того времени молебен о мире в Сербии, составленный протоиереем Олегом Тэором, служится в храме каждую неделю: «О страждущем православном народе сербском, спасении и сохранении святынь его и жизней братии нашей во области Косовской и во всех концах Отечества их…».

По благословлению Псковского архиерея и по совету старца Николая Гурьянова с острова Залит, настоятель воинского храма вместе с прихожанами и воинами псковского гарнизона ежегодно в сентябре совершают крестный ход вокруг Пскова для охранения города.

Лист из Синодика. Десантники 6-й роты. Есть и еще важное направление в миссионерской деятельности храма. Речь идет об Александро-Невских беседах, которые проводятся уже более десяти лет для всех желающих, а это преимущественно псковская интеллигенция. Кроме того, Александро-Невские чтения периодически проходят в библиотеке для детей и юношества. По просьбе офицеров-воспитателей, сотрудники храма стали проводить циклы бесед в рамках чтений о великих полководцах России в подразделениях дивизии.

Протоиерей Олег Тэор регулярно принимает участие в сборах военного духовенства. Это своего рода площадка для обмена опытом и обсуждения путей претворения в жизнь постановления Священного Синода Русской Православной Церкви от 11 апреля 2006 года о необходимости восстановления института военного духовенства в Российской армии.

Отец Олег часто бывает в воинских частях, расположенных на территории псковской области. Во многих войсковых соединениях батюшка освящал оружие, военную технику, самолеты и казармы. Периодически он выезжает на полигоны, где проводятся беседы с военнослужащими об основах Православия, раздается духовная литература. Стало традицией перед началом крупномасштабных учений служить молебен о благополучном проведении этих мероприятий. Так, например, отец Олег, иногда совместно с другими священниками, молится на месте приземления об успешном десантировании всех участников военных учений.

Настоятеля воинского храма всегда приглашают на торжественные мероприятия в воинские подразделения, на проводы псковских призывников, ходит батюшка и в общеобразовательные школы, к курсантам Псковского юридического института, к ветеранам Великой Отечественной войны – и всюду несет слово о Христе. И к нему в храм, в свою очередь, приезжают паломники из интернатов, училищ, военных подразделений из разных уголков России.

В канун Светлого Христова Воскресения отец Олег с подарками, пасхальными яйцами и книгами посещает гарнизонный госпиталь и госпиталь ветеранов Великой Отечественной войны. А в день Преображения Господня объезжает военные госпитали и медсанчасти с освященными яблоками. Приходилось ему посещать раненых в госпиталях и в так называемых «горячих точках».

На Пасху учащиеся воскресной школы при храме ставят пасхальный спектакль для воинов-десантников в зале гарнизонного Дома офицеров военного городка Псковской десантно-штурмовой дивизии. На праздник идут дети, ветераны, военные и просто жители.

Несколько раз в году в воинском храме торжественно празднуются дни, связанные с жизнью и деятельностью защитника Отечества и православной веры благоверного князя Александра Невского: 12 июня – день рождения великого князя, 18 апреля – победа над на Чудском озере, 12 сентября – перенесение святых мощей князя из Владимира в Петербург, 6 декабря – день памяти святого. Два подвига его – подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке – имели одну цель: сохранения Православия как созидающей и нравственной силы русского народа.

Уже стало традицией, что в эти праздники совершение Божественной литургии возглавляет митрополит Евсевий. Архиерейские службы удивительны по своей торжественности и красоте: литургия совершается в едином молитвенном предстоянии архипастыря, духовенства, певчих, воинов гвардейской воздушно-десантной дивизии и других прихожан.

Перед почитаемой храмовой иконой благоверного князя Александра (конец ХIХ в.) горит неугасимая лампада. Огонь для нее привезли с родины великого князя – из Переславля-Залесского.

Протоиерей Олег Тэор: Священник нужен в армии как отец

На литургию через лес

Протоиерей Олег Тэор в Георгиевском облачении

– Отец Олег, у вас такая редкая фамилия…

– Она эстонского происхождения. Я родился на Волге в 1944 году, куда была эвакуирована из Пскова моя мама, пережившая первые бомбежки города. Позже мы вернулись обратно в Псков.

Город во время войны был очень сильно разрушен. Настолько, что от вокзала можно было увидеть Троицкий собор, который находится в самом центре города и который обычно скрыт зданиями.

Те, кто жил в те годы в городе, говорят, что это было удивительно: Псков в руинах, а все храмы целы. Они возвышались над городом.

Прихожане собора вспоминали, как они сидели однажды у соборных стен, и к ним подошел военный. Он рассказал, что при наступлении им был отдан приказ бомбить этот храм. Но один из старших офицеров, который знал и любил историю нашего города, сказал: «Я собор бомбить не буду, возьму город и без этого».

– Ваша семья была верующая?

– Да. Еще школьником я прислуживал в алтаре. Когда мы еще жили не в Пскове, а в небольшой псковской деревне, то до ближайшего храма было километров четырнадцать. И я пешком проходил этот путь.

Чтобы поспеть к литургии, приходилось выходить затемно и идти через густой лес. А мне было лет десять. Со мной еще соседская девочка шла. И вот, чтобы отогнать страх, я пел духовные песни, которые слышал на службе.

Ни пионером, ни комсомольцем я не был. В семье были против, чтобы я вступал в эти организации. В старших классах я подрабатывал киномехаником в школьной кинобудке. Однажды показывал какому-то классу фильм о происхождении человека, о Дарвине. Когда просмотр закончился, учительница обратилась к детям со словами: «Ну, теперь вы знаете, ребята, как произошел человек». Я не смог промолчать и сказал, что это всё неправда. Учительница, помню, очень сильно была мной недовольна. Вообще моих учителей часто склоняли на всяких собраниях за то, что я хожу в церковь.

Это было хрущевское время, тяжелое для верующих людей. У нас в храме в те годы был батюшка, он ездил на табуреточке, и его поднимали по амвону.

Дело в том, что он заболел чем-то, и в больнице его положили на очень короткую койку. Священников тогда презирали, как-то невнимательно к ним относились. Он долго лежал, согнув ноги в коленях, и в результате так и не смог их потом вытянуть, поэтому приходилось ездить на табуреточке с колесиками.

«Сослуживцы нас за веру уважали»

– Вы военный батюшка, а самому вам пришлось послужить в армии?

– Я проходил службу на военно-морской базе в Кронштадте. Меня отправили служить в этот город, чтобы я не смог уйти в церковь. Кронштадт находится на острове.

И мне так и сказали в военкомате: «Ты оттуда в церковь не пойдешь». Они очень боялись, что я поступлю учиться в духовную семинарию.

Поэтому как только я днем сдал последний экзамен в школе рабочей молодежи, вечером этого дня я уже садился в автобус и уезжал в Ленинград, чтобы оттуда направиться на место своей воинской службы.

С собой мне дали два прошитых пакета с документами, один сказали отдать в Ленинграде в сборном пункте, а другой – командиру нашей части. Видимо, в одном из пакетов были документы на меня. Тогда я еще не знал, где буду служить.

Около пяти часов утра автобус прибыл в Ленинград, в сборном пункте мне сказали прийти попозже. Я сразу пешком пошел в Никольский морской собор. Он был уже открыт, и одна бабушка, узнав, что я иду в армию, с панихидного столика дала мне маленькую иконку Святой Троицы. Я ее сумел сохранить во время службы, и она еще долго хранилась в нашей семье.

Помню, мы шли по берегу Финского залива, потом отдыхали в траве, подошло судно, мы на нем все отплыли, и плыли как будто мимо Кронштадта. А потом оказалось, что именно в нем нас и высадили. Я знал, что здесь служил святой праведный Иоанн Кронштадтский. Я ходил на место, где когда-то стоял Андреевский собор, куда сотнями тысяч наши предки приходили за советами. Собор был снесен с лица земли, и на его месте поставили памятник Ленину.

Помню, когда отпускали в увольнение, я приходил на это место и встречал там верующих, которые знали отца Иоанна, ходили в этот собор, указывали место, где похоронена его матушка. Могилу сровняли с землей. Интересно, что в том уголке никогда не цвела сирень. Они многое рассказывали, иногда приглашали к себе домой.

– А как к верующим солдатам тогда относились командиры, сослуживцы?

– Сослуживцы нас за веру уважали. Среди нас были и католики (ребята из Литвы, поляки), и лютеране, и мусульмане. Много служило грузин, а они ведь тоже православные. Один парень, правда, доносил начальству, что я молитвы читаю.

Конечно, тогда ни о каких полковых священниках не могло быть и речи. В то время считалось, что больше у нас никакой веры не будет, что это отжившее прошлое. Дурманом называли или опиумом. Хотя это неправильное понятие о русской вере. Это на Западе экстазы и прочее существует. А православие – не «опиум», а трезвая вера.

– Отслужив в армии, вы стали готовиться в священники?

– Нет, не готовился, поскольку у меня не было музыкального слуха и данных для пения. В то время требовалось, чтобы священники умели красиво петь и имели слух. Но я видел, как при Хрущеве стали закрываться один за другим храмы, и решил: чтобы лишний замок не был на храме, пойду в священники. Тогда многие люди уже умерли, которые стояли за строгое церковное пение. И мне сказали, что я могу быть священником.

У стен Троицкого собора, 1982 г.

Посвящен в диаконы я был на Вознесение Господне, и десять дней прослужил в этом сане в Свято-Успенском Печерском монастыре. А потом, на Троицу, меня рукоположили в псковском Троицком соборе в священника. И вокруг престола меня водил отец Иоанн Крестьянкин, будущий архимандрит, известный старец, но в те времена его еще мало знали.

Шерстяная ряса с деревянными застежками

– Вас, начинающего священника, наставлял и другой известный старец – отец Николай Гурьянов с острова Залит.

– Мы познакомились, когда я еще не был священником, просто трудился в приходе, в Самолве, где около храма похоронен его отец. Несколько раз он передавал через знакомых, чтобы я к нему приехал.

В то время расписание катеров было такое, что на острове можно было пробыть не более полутора часов.

В мой первый приезд батюшка примерно за пятнадцать минут дал мне очень ценные рекомендации для диаконского служения, к которому меня готовили. Эти рекомендации никто до отца Николая не догадался мне дать. Он не только заботливо объяснял и показывал всё нужное для практики, но и меня заставлял за ним повторять. Такое внимание очень тронуло меня и осталось в памяти навсегда. Я стал часто приезжать к отцу Николаю. Подолгу оставался у него, ночевал, старался всё фотографировать. Он показывал мне свои фотографии, грамоты, стихи.

Присутствовал я и на литургиях, когда служил отец Николай. Служил он красиво, хорошо, благодатно. Храм у него освещался только свечами и лампадами. Он сам срезал электрическую проводку.

Со старцем Николаем Гурьяновым

Запомнилось, как во время проскомидии, на которой была гора записок, я спросил, сколько частичек вынимать из просфор. Он сказал, что в одной мучинке – миллион частичек. Но поминал он всех, обо всех молился. Много к нему ездило народу, оставляли записки, и всех он помнил. Ходили к нему и мама моя, и тетя.

Однажды отец Николай показал моей тете записочку, которую она написала несколько лет назад. Значит, он продолжал молиться об этих душах.

Раньше клирос у него пел тихо, скромно, потому что было оскудение в верующем народе, и мало кто шел работать в церковь. В советское время было даже запрещено звонить в колокола по церковному обычаю. Звонили либо в туман, либо во время бедствий. Однажды был случай, когда во время чтения Евангелия зазвонил колокол. Мы с отцом Николаем поразились, но оказалось, что где-то пожар.

Когда я трудился на одном заброшенном приходе, который из-за нехватки средств на ремонт должен был закрыться, отец Николай старался оказать мне посильную помощь, даже если сам не имел средств. Например, он смастерил и подарил в храм лампады, очень красивые, на цепях, искусно сплетенных из медной проволоки. Их было около десяти. К сожалению, они не сохранились, так как я оставил их в том храме. Храм не отапливался. Зимой мне было там очень холодно, особенно когда в родительский день приходил в четыре часа утра совершать проскомидию. Зная это, отец Николай подарил мне свою особую зимнюю шерстяную рясу с деревянными застежками.

Помогал отец Николай и молитвами, и советами. Он не только мне лично говорил всё, что нужно, но, бывало, и через кого-нибудь неожиданно передавал совет, как поступить. Причем другие об этом не знали. Батюшка чувствовал и прозревал все мои трудности. Сейчас я также чувствую его молитвенную поддержку. Бывает, что, когда его поминаю, мне идет помощь.

Шестая рота

Храм святого Александра Невского, настоятелем которого отец Олег Тэор служит больше двадцати лет, он буквально вымолил вместе со своими прихожанами. Возведенный в начале XX века для расквартированного в Пскове Омского полка, этот эффектный из красного кирпича храм, выстроенный в древнерусском стиле, в советское время был превращен в армейский медицинский склад, и военные не спешили его возвращать Церкви.

Обезглавленный в советское время храм Александра Невского

Около двух лет отец Олег с уже появившейся общиной служил молебны возле стен храма и обходил его с крестным ходом. Когда храм всё-таки вернули, президент Борис Ельцин прислал в дар новые колокола. И это было беспрецедентным случаем: впервые после 1917 года глава государства подарил церкви колокола.

Многие бойцы легендарной 6-й роты Псковской Воздушно-десантной дивизии, погибшие в марте 2000 года в Чечне, были прихожанами этого храма.

Храм Александра Невского

– Я узнал о гибели 6-й роты от военных. В наш храм привезли отпевать разведчиков из спецназа. И сопровождающие сказали: «Скоро ваших привезут, из Псковской дивизии». Стало понятно, что с ребятами случилось что-то. Позже мы узнали: они вступили в схватку с крупным отрядом чеченских боевиков. Сражались до последнего, почти все погибли.

Когда прибыл самолет с телами, мы поехали в аэропорт. В самолете служили панихиду. Повезли их в Троицкий кафедральный собор. Там во время отпевания возле алтаря стоял чудотворный мироточивый образ царя-мученика Николая II. Государь тогда еще не был прославлен, но как-то всё соединилось. Мы провожали лучших воинов России, наших ребят, а Царь их встречал.

Число погибших в том страшном бою и их имена впервые узнали в храме Александра Невского, где на стене были вывешены списки погибших. Родные десантников подходили и искали, нет ли там их близких. Прихожане храма во главе с отцом Олегом собирали по всей России имена десантников и фотографии, открыли музей их памяти. Усилиями прихода создан синодик с фотографиями павших солдат, датами их рождения и гибели. Ежедневно их имена, как и других погибших воинов, поминают за службой. По инициативе отца Олега в храме Александра Невского, на его стенах установлены памятные доски (по типу досок храма Христа Спасителя в Москве), где на золоте вписаны имена погибших воинов. Неподалеку от храма открыт памятник-часовня в их честь.

Все эти годы прихожане храма Александра Невского поддерживают связь с родными героев-десантников. Каждый год в день трагической гибели 6-й роты – 1 марта в Псков съезжаются их близкие и друзья, проходит панихида в храме и на кладбище, потом все родственники собираются на поминальный обед в гарнизоне в Черехе, где служили ребята.

Золотые памятные доски погибшим псковским воинам в храме Александра Невского

Все военные – атеисты?

– Отец Олег, в 1990-е годы вы были одним из первых священников, кто решил окормлять военных. Поначалу наверняка трудно было находить с ними общий язык, налаживать общение?

– В то время я знал немало священников, которые говорили о необходимости пастырского окормления нашей армии. В начале 1990-х в Пскове даже прошла конференция, на которую из различных уголков России приехали священники, желавшие служить в армии. Помню, приезжал отец Димитрий Смирнов и другие. И мы тогда очень хорошо пообщались с военными. Уже потом, несколько лет спустя, в Москве был создан Синодальный отдел по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями.

Вообще в те годы военные никому особенно не были нужны. Воздушно-десантную дивизию, как она тогда называлась, никто не окормлял – вот я и взялся за это дело. На работу с военными меня благословил наш правящий архиерей митрополит Евсевий.

Когда говорят, что военные сплошь атеисты, это неправда, и я этому не верю. В середине 1990-х, когда наших десантников начали посылать в Чечню, к нам приходили многие воины. Тогда, я помню, к нам стали ходить и их жены – писали записочки о здравии. Многие из них бывали в храме каждый день. И их мужья и близкие оставались живы. А потом стали приходить и командиры просить помолиться, чтобы их подчиненные возвращались с Кавказа живыми и здоровыми.

Мне приходилось возить гуманитарную помощь в Чеченскую республику. Тогда военных мало кто защищал, и их проблемами большинство вообще не интересовалось. Я с прихожанами сам начал собирать и отсылать в Чечню всё, что мог: носки, одежду, писчую бумагу (около тонны для писем родным), письменные принадлежности, продукты питания. К нашему начинанию присоединялись верующие и из других регионов.

В Чечне

– Иногда приходится слышать, что священник в армии нужен только тогда, когда идут боевые действия и необходимо поднять моральный дух солдат?

– Священник должен присутствовать в армии всегда. Надо напоминать людям о трезвении и говорить, что воины, как никто другой, должны внимательно относиться к своему делу, быть начеку. Еще Александр Суворов говорил: хочешь мира – готовься к войне. Поэтому у государства должна быть сильная, надежная армия. Бойцам всегда нужно это иметь в виду.

И потом, священник нужен в армии как отец, который иногда может решить духовный вопрос, который нередко не под силу решить и командиру.

Любой солдат, видя полкового священника, может поговорить с ним, обратиться с просьбой, и часто священник эти просьбы выполняет. Да и в делах житейских старается помочь.

Вот, например, одному нашему семейному солдату надо было решить квартирный вопрос. Но младший командир не отпускал его в увольнение. Пришлось вмешаться полковому священнику, и этот вопрос благополучно разрешился. Солдат смог оформить все документы и вернулся в часть.

Спасибо за сына

На адрес псковского храма святого Александра Невского часто приходят благодарные письма от солдат, от их матерей. Вот одно из них:

«Быть матерью солдата-срочника непросто. Твое сердце делится на две половинки: одна остается в груди, а вторая путешествует вместе с сыном: из военкомата в призывной пункт, с вокзала до места службы и дальше. Оно болит и тревожится чаще обычного: когда долго нет весточки, когда приходят тревожные вести из горячих точек, когда ждешь, что сегодня-завтра твой возмужавший ребенок будет лететь с парашютом на высоте птичьего полета.

Мой сын Денис никогда не мечтал о карьере военного, занимался музыкой, пел в городской капелле и церковном хоре и хотел поступить в духовную семинарию. Но после окончания промышленного колледжа попал в армию. Мы провожали его с Воронежского железнодорожного вокзала среди таких же родителей, девушек и друзей новобранцев. Этот солнечный июньский день остался в памяти на всю жизнь… То ли вздох, то ли стон охватил единым порывом людей, провожающих своих близких – все пришедшие на перрон плакали, не стесняясь, и махали руками вслед уезжающему составу, а в окошках вагонов мелькали лица призывников – лысых, в одинаковой одежде, с испуганными глазами.

«Что же такое армия, если детей провожают как на войну?» – думала я. Мне было страшно, потому что мой сын сделал свой первый серьезный шаг во взрослую жизнь.

Денис попал в 76-ю гвардейскую десантно-штурмовую Черниговскую Краснознаменную ордена Суворова дивизию. В тот самый легендарный 104-й полк, откуда ушла в бессмертие шестая рота, погибшая в ночь на 1 марта 2000 года в Аргунском ущелье. С большой радостью я узнала, что у сына есть возможность служить в псковском храме святого благоверного князя Александра Невского, что он познакомился с исключительным человеком – настоятелем храма протоиереем Олегом Тэором. Он окормляет, поддерживает псковское воинство, рассказывая в проповедях и беседах о подвижнической жизни лучших воинов – сынов древней Руси.

Так на земле псковской нарабатывается совершенно уникальный опыт тесного сотрудничества армии и Православной Церкви. В храме Александра Невского многие военнослужащие принимают Таинство Святого Крещения, венчаются со своими избранницами, крестят новорожденных и отпевают усопших. А перед парашютными прыжками служащие псковской десантной дивизии приходят в воинский храм, чтобы получить пастырское благословение.

У стен храма Александра Невского принимают присягу псковские военнослужащие. И во всех крестных ходах от храма хоругви и иконы торжественно несут солдаты, матросы и пограничники из частей, дислоцированных в Пскове.

Мне хочется глубоко, от всего сердца поблагодарить отца Олега за поддержку, которую он оказывает «птенцам», вылетевшим из домашнего гнезда. Он помогает новобранцам войти в колею, укрепить дух и обрести себя. Простите за патетику, но он стал духовным отцом моего сына. Денис его искренне любит. Благодаря ему он принимает участие в религиозных службах и праздниках, посещает святые места Псковской губернии, поет в церковном клире. А главное то, что он исполняет свой гражданский и христианский долг с радостью и светлой верой в сердце. Благодаря молитвам отца Олега он бросил курить и готовится поступать в Воронежскую духовную семинарию после службы в армии. На его счету уже семь прыжков с парашютом, он окреп физически и духовно».

Где хранится Ветхий Завет Николая II

Много духовных чад у священника и среди «штатских». «Меня не станет – будете ходить к отцу Олегу. Мы с ним одной крови» – так напутствовал своих духовных дочерей и сыновей в последние годы жизни старец Николай Гурьянов с острова Залит.

За молитвой и советом к отцу Олегу сегодня съезжаются не только со всей страны, но и из-за ее пределов. Иногда случается такой наплыв паломников, что они ночуют в храме. У отца Олега для этого случая припасены подушки и матрасы, которые расстилаются прямо на полу (благо, что размеры храма это позволяют). Многие потом возвращаются сюда снова и снова, чтобы потрудиться во славу Божию и пообщаться с таким удивительным священником.

Отец Олег исходил пешком весь Псковский край, он один из лучших знатоков его истории и святынь. И необыкновенный рассказчик. Ежегодно он проводит духовно-исторические Александро-Невские чтения. Издает материалы по истории Церкви и краеведению. Собрал уникальную библиотеку – более 40 тысяч книг на духовные и исторические темы. Она открыта для доступа всем желающим. Организовал при храме музей с уникальными реликвиями и документами. В самом храме хранится более 70 частиц святых мощей, личный Ветхий Завет императора Николая II, ряса святого Иоанна Кронштадтского, Евангелие, положенное в гроб святителя Иоанна Шанхайского при его похоронах и находившееся в гробе 28 лет.

Вместе со своими прихожанами и паломниками отец Олег собирает по камешку «Святой холм», место ему определено возле храма Александра Невского, на холме – крест. Здесь лежат камни, которые были подняты водолазами со дна реки Ижоры, с того места, где Александр Невский одержал свою первую победу. Здесь также земля и камни из Алапаевска, из Ганиной ямы, привезенные одним монахом из Екатеринбурга, из Левашевской пустыни под Питером, с Бутовского полигона под Москвой. Здесь же камни от разрушенных храмов. Сюда привозят камни и землю из родных мест и с мест гибели воинов Псковского гарнизона. Складывают под опалубку и камни с тех мест, где было явлено какое-либо чудо.

Протоиерей Олег Тэор вместе со своей общиной восстанавливает сразу несколько псковских храмов – это военно-морской храм святителя Климента Римского, а также колокольня со святыми воротами, храм Пантелеимона целителя и ряд других строений в бывшем древнем Пантелеимоновском монастыре. И храм Илии Пророка XV века в Выбутах, недалеко от Пскова, на родине святой княгини Ольги.

Сегодня этот православный приход остро нуждается в финансовой помощи благотворителей в деле восстановления уникального историко-архитектурного комплекса, относящегося к этому храму. Это – казармы Омского полка постройки начала XX века, которые признаны объектом культурного наследия регионального значения. Полк был сформирован когда-то самим Кутузовым и имел много славных побед. Для его расквартировки в Пскове были построены несколько добротных красивых домов. С началом революционных событий Омский полк был вынужден распасться. Сегодня о его славной истории напоминают лишь сохранившиеся в Пскове краснокирпичные здания казарм и штаба, и, конечно же, храм святого князя Александра Невского.

После реконструкции казарм Омского полка здесь откроется культурно-просветительский центр с воскресной школой, хоровыми классами, актовым залом, трапезной для паломников и детей из малоимущих семей. Сюда же планируется перевести библиотеку с общедоступным читальным залом. Также здесь расположится музей боевой славы, где будут находиться личные вещи, оружие, награды и портреты погибших псковских воинов.

Желающие помочь могут найти банковские реквизиты храма на сайте.

Елена Алексеева

Русский батюшка по фамилии Тэор

Протоиерея Олега Тэора, настоятеля храма святого благоверного князя Александра Невского знают в Пскове все, даже те, кто в храм не ходит и веры православной не знает. Еще лет двадцать пять назад взгляд горожан останавливался на его черной рясе, развевающейся бороде и отмечал глубокий пронзительный взгляд. Теперь батюшка сед, а возят его на машине, потому что иначе не успеть сделать все множество дел. Родился батюшка в 1944 году в православной семье, на Волге, куда была эвакуирована из Пскова его мать, пережившая первые бомбежки города. Потом вернулись обратно, в Псков. Рукоположен Олег Тэор во диаконы был в 1970 году, на Вознесение Господне, и десять дней прослужил в этом сане в Свято – Успенском Печерском монастыре. А потом, как он рассказывает, через десять дней, на Троицу, «меня рукоположили в Троицком Соборе во священники. И вокруг престола меня водил о. Иоанн Крестьянкин. Мы вместе с ним из монастыря приехали». Так что сейчас исполняется 35лет службы отца Олега в Псковской епархии. Еще много лет назад батюшка был в городе «справочным бюро», и всем вопрошающим рассказывал, где и какие есть псковские святыни, как их найти, как доехать, каким автобусом. Недавно протоиерей Олег Тэор был награжден орденом Сергия Радонежского II степени. Батюшка он простодушный, но совсем не простой.

Батюшка, из какой Вы семьи? Верующие люди были родители?

В Бога веровали, Бога признавали. Даже, когда был вопрос о моем вступлении в октябрята и далее — у нас в семье были против этого. И я не был ни октябренком, ни пионером.

А фамилия Ваша откуда?

Тэор – фамилия эстонского происхождения.

Какими дорогами, отец Олег, пришли к Богу?

Уже со школьной скамьи прислуживал в деревенском храме св. Николая на Псковщине, а потом церковь закрыли. У меня не было данных для пения, слуха не было. В то время петь в церкви требовалось по нотам, священник должен был уметь красиво петь и иметь слух. Поэтому я не готовился быть священником. Но при Хрущеве увидел, что храмы закрываются, и лишь бы какой священник служил, даже бесслухий. Тогда многие люди уже вымерли, которые стояли за строгое пение. И чтоб лишний замок не был бы на храме, я решил посвятить себя служению в Церкви и быть священником. И мне сказали, что я могу быть священником. Был бы открытый приход, хоть для нескольких человек, чтобы удовлетворить их духовные нужды.

И где Вы начинали служить?

Я начинал в Троицком Соборе и в Дновском районе, село Белая. Там пятипрестольный храм Рождества Богородицы. Его должны были закрыть, но с Божией помощью, и я старался, храм стал действующим, каждый престол — на своем месте. Храм был холодный, мы восемь печей сделали.

Батюшка, многие наблюдали в телевизионных репортажах, в начале 90-х годов историю с храмом Александра Невского (1907-1908гг.). Это была трудная история, с этапами Вашего стояния и прихожан за храм. Вы служили возле него, а там тогда был аптечный военный склад. А еще раньше там был военный клуб, молодежь танцевала, знакомились, веселились. В церкви.

Я видел, что такой храм Пскову очень нужен, большой храм, удобный для современного Богослужения. Когда народу много, служителям трудно выполнять в храме необходимые обрядовые действия, особенно, когда служит Владыка. Когда стали отвоевывать его, я увидел, что такого храма в Пскове удобного нет, как этот. Храм св. благоверного князя Александра Невского после Троицкого Собора – самый большой в Пскове. Это был храм Омского полка.

А как складывались Ваши отношения с армией? Вы же и в Чечню летали с нашими десантниками.

И не один раз, да и в Сербию летал. Я поначалу не думал о связи с армией, но у меня было много знакомых военных, ко мне обращались с горем или с чем-то еще, я им отвечал. По армейским вопросам обращались, и когда мы открывали храм – военные нам его не отдавали. А мы им говорили, что это здание наши предки строили не для аптечного склада, а для того, чтобы молиться.

Теперь Вы дружите с военными?

Да, дружим. И тогда приехали с Верховного Совета люди и стали предлагать сделать воинский храм, чтобы ходили в храм военнослужащие, чтобы была помощь какая – то духовная. Даже некоторые батюшки в Москве, которые окормляли военных, говорили: Надо же, во Пскове воинский храм есть! Тогда в России не было таких действующих храмов. Официально мы начали служить в 1992 году, а зарегистрировали нас в 1991- м, но уже на улице служили намного раньше.

Чем же вы помогаете нашим солдатам?

А всем, чем можем. И гуманитарной помощью, духовной литературой.

А зачем в Чечню летаете, отец Олег?

А чтобы их поддержать и служить. Солдаты рады, они нуждаются в этом. Нуждаются в моем посещении, что мы ради них приезжаем. Посылали бумагу, чуть ли не тонну, конверты. Собирали ручки, мыло, зубную пасту, сладости.

Помогает вам армия сейчас?

Больше мы им помогаем. Вот нам передали дома в военном городке, памятники архитектуры, разваливающиеся казармы Омского полка, а мы хотим, чтобы они жили. И я пригласил военнослужащих помочь нам мусор убрать, мы будем потом ремонтировать, начнем первый этап восстановления.

У вас при церкви еще есть музей, церковный архив, библиотека.

У нас и сайт свой, есть электронная почта.

Есть компьютерщики, батюшка?

Постоянных нет. У храма нет столько денег, но помогают нам те, кто хочет этим заниматься, и опыта сами набираются, работая с компьютером. Для храма.

Что Вы думаете, отец Олег, о современной жизни, что характерно для нее сейчас?

В разное время бывают по – разному. После революции тоже голые ходили, физкультурницы. И были люди, которые на это внимания не обращали, в церковь ходили, людей много в церкви было. И в концлагеря верующие шли с пением.

А с каким грехом ныне Вы особенно часто сталкиваетесь в исповедях?

Пьянство и разрушение семьи, измена, непостоянство.

Есть ли надежда выкарабкаться?

Надо, чтобы глаза открылись, очи духовные, надо жить по – православному. И сейчас такие люди есть, только нужна на это решительность. Случилось – упал. Встал. Поисповедовался, пошел дальше. Не падать духом. Просить у Бога помощи. Человек сам ничего не может, и он должен это понять. С Божией же помощью все сделает.

Чтобы Вы хотели пожелать, сказать людям, батюшка?

Я желаю, чтобы у людей открылись духовные очи.

А как?

Когда грехи бросят, будут жить по Божиим заповедям. И это сделать очень просто и доступно в лоне Православной Церкви.

Как грехи — то бросить? Мы и не замечаем, что грешим, с чего начать?

А надо посмотреть на себя.

Как посмотреть на себя?

Сличить с заповедями Божиими свою жизнь: в чем она сходна, в чем не сходна. И в чем не сходна – покаяться. И когда этот процесс начнется по – православному, так и дальше пойдет, а если не по – православному, то человек уйдет в сторону, в крайности, уйдет в прелести или в самообольщение, потому что он будет ослеплен. Надо открыть глаза. Здесь в Церкви — здесь иерархия, у нас есть система. Как у ангелов, есть своя иерархия, порядок, так и в Православной Церкви есть порядок. Есть порядок в муравейнике, у пчел есть порядок, и в Православной Церкви единый порядок, который сложился за два тысячелетия.

Колокола в храме св. благоверного князя Александра Невского – подарок Президента РФ Б.Ельцина. И дар Святейшего Патриарха Алексия II. (1996 г) – малый иконостас с иконами житийного цикла св. Александра Невского мастеров Палеха.

Информационная служба Псковской епархии.

Храм святителя Василия Великого

На главную ‹ Проза ‹ Беседы с духовенством и размышления ‹ Русский батюшка по фамилии Тэор

6-го декабря празднуется память святого благоверного князя Александра Невского. У псковского воинского храма его имени — престольный праздник. Мое знание о святом князе Александре долгое время ограничивалось известными малозначительными фактами школьной программы. Но по воцерковлении идет коренная переоценка ценностей и все встает на свои места: встал на свое место в моей жизни и великий Князь.
К тому же мне довелось три года общаться по службе с настоятелем первого воинского храма в России, открытого после революции для богослужения, митрофорным протоиереем отцом Олегом Тэором, который заново открыл мне святого.
Отец протоиерей отвечает в Епархии за связь с армией, собственно, храм св. А.Невского находится на территории военного городка. Знаю только одного батюшку в нашей Епархии, который по своим общественным послушаниям, своему служению занят, возможно, более других священников Псковской епархии, но у отца Олега все равно есть время покрестить умирающего, причастить больного в раннее ли утро, поздней ли ночью, без устали и отговорок.

Отец Олег легок на ногу, быстр, за ним не угнаться: только ряса развевается, как парус, да сапоги командирские чуть касаются земли. В общем, летит, а иначе ему не успеть. Сапоги помогают и с горки ледяной скатится вместе с детками в паломничестве, и по занесенному снегом деревенскому кладбищу пройти, разыскивая могилы погибших в Чечне воинов, чтобы отслужить литию.
Он скрупулезно знает православную историю Псковщины, им открыты ее многие неведомые страницы. За много лет отец протоиерей собрал уникальную библиотеку в 30 тысяч томов, есть ли такая в столичных Духовных учебных заведениях, сомневаюсь. В музее храма хранится личное Евангелие с пометами Царя-мученика Николая II; записи дореволюционного клиросного пения одного из разрушенных московских монастырей, которые как мне рассказали служительницы храма, как-то прослушивали на старом патефоне, а вместо иголки был шип от розы: батюшка благословил, иглы патефонной не нашли.
Я помню его рассказ о паломничестве по православным приходам Франции, где его ждали и знают. Этого батюшку знают и в России, и за рубежом. Хорошо знают отца Олега и в Пскове даже люди, далекие от храма. Еще в советское время его можно было часто увидеть в автобусе, или пешим, непременно в рясе. Городской пейзаж без отца Олега был непредставим. Это сейчас его возят на авто, а раньше и на рейсовом, и на попутке, и пешком вся наша Псковская земля была им исхожена и изучена.
К тому же, отец Олег служил на многих приходах до того, как стать настоятелем храма А.Невского.
Как -то в разговоре отец протоиерей обратил мое внимание вроде бы на незначительный факт: оказывается, в некоторых столицах западного мира стоят храмы во имя А.Невского: в Париже, Хельсинки, Вене, Таллине, Софии, есть храмы во имя нашего святого князя в Германии, Швеции, Грузии, Азербайджане, Литве. А тут услышала: недавно разобрали храм А. Невского в Ташкенте.

За три года мне довольно часто приходилось вместе с отцом Олегом бывать на освящении зимнего и летнего лагерей под Стругами наших артиллеристов из десантной дивизии. Иногда батюшка прямо в лагере крестил желающих принять Православную веру. Как-то приехали, а командир полковник А.М.Сгибнев сказал батюшке: «Вы в прошлый раз забыли освятить нашу палатку, так она чуть не сгорела, теперь начните с нашей командирской».
Храм принимает паломников, которые ночуют прямо в храме, отец Олег исповедует уже далеко за полночь, а утром опять к престолу. Храм А. Невского единственный в Пскове, где можно заказать чтение Псалтири у гроба усопшего, работает до позднего, до 23 часов, а открывается в шесть утра. Литургию служат ежедневно.
К Рождеству Христову и Пасхе отец протоиерей рассылает всей дивизии поздравления: от солдата до командующего, а также родственникам погибших из нашей дивизии в военных действиях в современных войнах. Батюшка молится об убиенных воинах всех войн, служит панихиды на кладбищах и воинских захоронениях. Молится о спасении многострадального народа Сербии и о здравии воинства России; служит панихиды по жертвам геноцида армянского народа.
Отец Олег Тэор окормляет Ильинский храм в Выбутах, что на родине великой княгини равноапостольной Ольги, храм Климента папы Римского на берегу Великой в Пскове. Не однажды я участвовала в Крестных ходах вокруг Пскова, которые ведутся по благословению нашего Владыки Евсевия каждый месяц для благоденствия горожан и укрепления в вере живущих. Отец Олег со своими прихожанами в Крестном ходу навещает воинские захоронения, служит литию, не оставляет без молитвы погибших воинов.
Один Крестный ход храма св.А. Невского, помню, был во имя уменьшения аварий на дорогах.
В Ольгинский день, когда наши прихожане из своих храмов идут Крестными ходами в Кремль на молебен, самый красивый Крестный ход храма отца Олега: идут десантники с хоругвями и иконами. И так красиво, что сразу веришь, что все у нас будет хорошо, что Господь нас не оставит, спасет от падения нашу страну.

Говорит отец Олег мало и коротко, но слово его золотое. Глаза у протоиерея голубые и все время смеются, он кроток и смирен, но если повысит голос, то значит надо вразумить. Говорят из его паствы, что батюшка прозорлив, в чем сама неоднократно убеждалась, а духовные чада, которых немало по всей России и за ее пределами, тихо обожают батюшку. Что-нибудь выпытать у отца Олега из собственной его биографии — мука мученическая, поэтому мое интервью с отцом протоиереем, признаюсь честно, не очень удачное, но отец Олег сказал в нем главное и важное, и за это Слава Богу. Похвала священнику нашей Церковью не одобряется, но это и не похвала, а виденое и слышаное. Правда.
р.Б. Наталья

Родился батюшка в 1944 году в православной семье, на Волге, куда была эвакуирована из Пскова его мать, пережившая первые бомбежки города. Потом вернулись обратно, в Псков. Рукоположен Олег Тэор во диакона был в 1970 году, на Вознесение Господне, и десять дней прослужил в этом сане в Свято-Успенском Печерском монастыре. А потом, как он рассказывает, через десять дней, на Троицу, «меня рукоположили в Троицком Соборе во священника. И вокруг престола меня водил отец Иоанн (Крестьянкин). Мы вместе с ним из монастыря приехали». Еще много лет назад батюшка был в городе «справочным бюро», и всем вопрошающим рассказывал, где и какие есть псковские святыни, как их найти, как доехать, каким автобусом.
-Батюшка, из какой Вы семьи?
-Родители в Бога веровали, Бога признавали. Даже, когда был вопрос о моем вступлении в октябрята и далее — у нас в семье были против этого. И я не был ни октябренком, ни пионером.
-А фамилия Ваша откуда?
-Тэор — фамилия эстонского происхождения.
-Какими дорогами, отец Олег, пришли к Богу?
-Уже со школьной скамьи прислуживал в деревенском храме св. Николая на Псковщине, а потом церковь закрыли. У меня не было данных для пения, слуха не было. В то время петь в церкви требовалось по нотам, священник должен был уметь красиво петь и иметь слух. Поэтому я не готовился быть священником. Но при Хрущеве увидел, что храмы закрываются, и лишь бы какой священник служил, даже бесслухий. Тогда многие люди уже вымерли, которые стояли за строгое пение. И чтоб лишний замок не был бы на храме, я решил посвятить себя служению в Церкви и быть священником. И мне сказали, что я могу быть священником. Был бы открытый приход, хоть для нескольких человек, чтобы удовлетворить их духовные нужды.

-И где Вы начинали служить?
-Я начинал в Троицком Соборе и в Дновском районе, село Белая. Там пятипрестольный храм Рождества Богородицы. Его должны были закрыть, но с Божией помощью, и я старался, храм стал действующим, каждый престол — на своем месте. Храм был холодный, мы восемь печей сделали.
-Батюшка, многие наблюдали в телевизионных репортажах, в начале 90-х годов историю с храмом Александра Невского (1907-1908гг.). Это была трудная история, с этапами Вашего стояния и прихожан за храм. Вы служили возле него, а там тогда был аптечный военный склад. А еще раньше там был военный клуб, молодежь танцевала, знакомились, веселились в церкви.
-Я видел, что такой храм Пскову очень нужен, большой храм, удобный для современного Богослужения. Когда народу много, служителям трудно выполнять в храме необходимые обрядовые действия, особенно, когда служит Владыка. Когда стали отвоевывать его, я увидел, что такого храма в Пскове удобного нет, как этот. Храм св. благоверного князя Александра Невского после Троицкого Собора — самый большой в Пскове. Это был храм Омского полка.
-А как складываются Ваши отношения с армией? Вы же и в Чечню летали с нашими десантниками.
-И не один раз, да и в Сербию летал. Я поначалу не думал о связи с армией, но у меня было много знакомых военных, ко мне обращались с горем или с чем-то еще, я им отвечал. По армейским вопросам обращались, и когда мы открывали храм — военные нам его не отдавали. А мы им говорили, что это здание наши предки строили не для аптечного склада, а для того, чтобы молиться.
-Теперь Вы дружите с военными?
-Да, дружим. И тогда приехали с Верховного Совета люди и стали предлагать сделать воинский храм, чтобы ходили в храм военнослужащие, чтобы была помощь какая-то духовная. Даже некоторые батюшки в Москве, которые окормляли военных, говорили: «Надо же, во Пскове воинский храм есть!» Тогда в России не было таких действующих храмов. Официально мы начали служить в 1992 году, а зарегистрировали нас в 1991- м, но уже на улице служили намного раньше.
-Чем же Вы помогаете нашим солдатам?
-А всем, чем можем. И гуманитарной помощью, духовной литературой.
-Зачем в Чечню летаете, отец Олег?
-А чтобы их поддержать и служить. Солдаты рады, они нуждаются в этом. Нуждаются в моем посещении, что мы ради них приезжаем. Посылали бумагу, чуть ли не тонну, конверты. Собирали ручки, мыло, зубную пасту, сладости.
-Помогает Вам армия сейчас?
-Больше мы им помогаем, нам сейчас передали старые дома памятники архитектуры, разваливающиеся казармы Омского полка, а мы хотим, чтобы они жили. И я пригласил военнослужащих помочь нам мусор убрать, мы будем потом ремонтировать, начнем первый этап восстановления.
-У Вас при церкви еще есть музей, церковный архив, библиотека.
-У нас и сайт свой, есть электронная почта.
-Есть компьютерщики, батюшка?
-Постоянных нет. У храма нет столько денег, но помогают нам те, кто хочет этим заниматься, и опыта сами набираются, работая с компьютером. Для храма.
-Что Вы думаете, отец Олег, о современной жизни, что характерно для нее сейчас?
-В разное время бывают по-разному. После революции тоже голые ходили физкультурницы. И были люди, которые на это внимания не обращали, в церковь ходили, людей много в церкви было. И в концлагеря верующие шли с пением.
-А с каким грехом ныне Вы особенно часто сталкиваетесь в исповедях?
-Пьянство и разрушение семьи, измена, непостоянство.
-Есть ли надежда выкарабкаться, батюшка?
-Надо, чтобы глаза открылись, очи духовные, надо жить по-православному. И сейчас такие люди есть, только нужна на это решительность. Случилось — упал. Встал. Поисповедовался, пошел дальше. Не падать духом. Просить у Бога помощи. Человек сам ничего не может, и он должен это понять. С Божией же помощью все сделает.

-Чтобы Вы хотели пожелать, сказать людям, батюшка?
-Я желаю, чтобы у людей открылись духовные очи.
-А как?
-Когда грехи бросят, будут жить по Божиим заповедям. И это сделать очень просто и доступно в лоне Православной Церкви.
-Как грехи-то бросить? Мы и не замечаем, что грешим, с чего начать?
-А надо посмотреть на себя.
-Как посмотреть на себя?
-Сличить с заповедями Божиими свою жизнь: в чем она сходна, в чем не сходна. И в чем не сходна — покаяться. И когда этот процесс начнется по-православному, так и дальше пойдет, а если не по-православному, то человек уйдет в сторону, в крайности, уйдет в прелести или в самообольщение, потому что он будет ослеплен. Надо открыть глаза.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *