Не прощай Матвей

История Матвея: как живет получивший страшные ожоги в роддоме ребенок

Приемная мама Матвея – ребенка, получившего сразу после рождения страшные ожоги в тульском ЦРД, – делится новостями о жизни мальчика. Она рассказала, что у нее не всегда есть время оперативно писать новости для сайта, но не стоит волноваться. Сейчас Матвей проходит плановые процедуры и готовится отдохнуть летом.

Всем привет от администрации сайта. К сожалению, у мамы Матвея не всегда удается оперативно писать что-то для сайта и это понятно. Люди, которые много работают, не всегда могут найти в себе силы и время, чтобы сесть и осмысленно написать несколько строк текста. Ведь их прочитают тысячи людей, а это заставляет серьезно отнестись к их написанию и выделить чуть больше, 5 минут как многим может показаться )) Но это не означает, что надо волноваться и что что-то не так. Все в порядке. Поэтому, пишем вам мы. Матвей проходит все плановые процедуры и готовится отдохнуть летом. Особых каких то новостей нет, просто все хорошо. Спасибо всем за то, что не забываете Матвейку!

История Матвея

Напомним, о чуть не сгоревшем заживо в роддоме ребенке вся страна узнала в 2014 году.Трагедия произошла спустя 3 дня после рождения малыша. Тогда во время фототерапии в палате для новорожденных произошел пожар. Сотрудника роддома оставила детей без присмотра, накинув на лампу сушиться пеленку. Лампа взорвалась, а горящая ткань упала на детей. Фактически они заживо горели около 10 минут. Мальчик Матвей пострадал больше всего – у него оказались обожжены 70 процентов тела, еще одна девочка получила ожоги 10 процентов тела.

Заведующая родильным отделением Галина Сундеева тогда попала на скамью подсудимых. После процесса, длившегося 3,5 месяца, ее приговорили к трем годам лишения свободы без права занимать организационно-распорядительные должности. Однако наказания Галина Сундеева не понесла. Ее амнистировали в связи с 70-летием Победы прямо в зале суда. Но даже после вынесенного приговора осужденная своей вины не признала.

После трагедии настоящая мама Матвея отказалась от ребенка. Тогда начались поиски приемных родителей. Свои кандидатуры предлагали многодетная мать из Тулы Наталья Сарганова и москвичка Наталья Тупякова и еще одна долго остававшаяся безымянной москвичка. Только потом журналисты узнали, что ее зовут Светланой. В генеральную прокуратуру и следственный комитет России обращался тогдашний уполномоченный по правам ребенка при президенте Павел Астахов.

Поддерживали разных «потенциальных мам» многие. Например, актриса и режиссер Ольга Будина встала на сторону матери троих детей, в том числе двух приемных детей-инвалидов, Наталью Тупякову. Режиссер и многодетная мать Ольга Синяева также принимала активное участие в судьбе ребенка.

Суды

Родителей Матвею искали через суд. Процесс длился 1,5 месяца. Причем за закрытыми для журналистов дверями потенциальные мамы проводили по 10 часов. На суд приезжала и биологическая мать Матвея – Екатерина Захаренко. Появилась информация, что она хочет оставить ребенка себе. Процессы несколько раз переносили. Потенциальных усыновителей и биологическую мать Матвея обязали пройти психолого-психиатрическую экспертизу. Параллельно пострадавший ребенок находился в больнице – ему делали операции на ручках.

На последнее заседание – 12 февраля 2016 года – биологическая мать не пришла. Не явилась и москвичка Светлана – она была с малышом на операции. Однако спустя 4,5 часа после начала в зале суда стало ясно, что именно Светлана станет приемной мамой Матвея. Вторая кандидатка просто забрала заявление.

Семья Матвея

Но и после усыновления за жизнью Матвея следила практически вся страна. У малыша появился сайт, который ведет его приемная мама. В июне 2016 она рассказала, как семья провела каникулы. Мальчик впервые полетал на самолете и искупался в море. После был опубликован пост, что Матвей любит играть в прятки и футбол. Также ребенок перенес множество операций. Теперь он может жить без трубок и катетеров, спать на животе.

Обсуждали все — но решения пока не видит никто. Суд состоится во вторник.

И он должен будет решить судьбу крошечного мальчика, которому от судьбы уже досталось не по-детски — в его очень короткой истории жизни страшно все.

Обычное предписание врача — синяя лампа — и медсестра, накрывшая лампу простынкой вопреки всем инструкциям. И пожар — в котором 75% площади тела Матвея превратились в сплошной ожог. И мать, отказавшаяся от ребенка. И бесконечные обезболивающие, и хирургические операции. И спор — трех семей, которые хотят забрать его себе.

Причем плакаты и пикеты в его защиту и поддержку стали результатом именно яростного спора — кто нужен Матвею. Семья, предложившая опеку и известная своей общественной позицией, — или семья, предложившая усыновление, — но неизвестная никому, имена возможных новых родителей защищены законом.

Страсти по Матвею. Пикеты и митинги — в десятках городов России и за рубежом. Тысячи перепостов в социальных сетях, сотни тысяч эмоциональных комментариев. Градус высок настолько, что, кажется, та самая «слеза одного ребенка» свела с ума целый мир, который уже не сможет успокоиться, пока Матвей из Тулы не обретет новую — счастливую — семью.

Горевшего двенадцать минут в пустом боксе фототерапии Матвея — удалось спасти. Но трагедия, которую мальчик пережил в четвертый день своей жизни, была только началом страшных испытаний и череды лишений.

«Они никаких прогнозов дальше не давали, что все хорошо будет. У него заражение крови произошло. Они сказали, что если ему не отрезать пальчики на ноге и на ручке, то может все это пойти в организм и может быстрее летальный исход», — рассказывает родная мать Матвея Екатерина Захаренко.

Екатерина не нашла в себе сил остаться рядом с сыном. После месяцев колебаний, молодая мама отказалась от ребенка. К появлению младенца в доме готовились. Но ждали здорового. А больного, Матвея не взяла и бабушка, поступившая точно так же, как дочь, которую теперь осуждает в интервью.

«Я не знаю, как это объяснить. Она хотела этого ребенка, она ждала его, она радовалась. Целыми днями только одни мысли: почему так, что плохого я сделала Господу Богу, что он так ребенком наказал. Ведь все для нее всю жизнь было, я всю жизнь с нее пылинки сдувала», — говорит бабушка Матвея Елена Захаренко.

Потенциальные усыновители приходили, смотрели на ребенка и уходили. За полгода лишь две женщины не испугались и решили: они готовы принять Матвея в свою семью.

Два месяца в больнице Матвея навещала Наталья Сарганова, знаменитая мать-героиня из Тулы. Он мог бы стать ее тридцать шестым приемным ребенком. Но появился второй кандидат — Наталья Тупякова. И за Матвея началась борьба.

В поддержу Тупяковой выступили звезды кино и эстрады, люди, уже следившие за судьбой ребенка, развернули настоящую кампанию за «своего» кандидата.

Аргументы тех, кто за Тупякову: она моложе, уже воспитывает двух приемных детей, но, главное, — она москвичка. Ведь плановые операции — а их будут еще десятки — должны проводить именно в столице. С другой стороны, Сарганову поддерживают тульские власти, она, кстати, депутат местной городской Думы. У обеих женщин возникли затруднения бюрократического характера.

Тянуть дольше нельзя. Матвей проходит лечение в московском ожоговом центре. И скоро его будут выписывать. Врачи говорят, сейчас крайне важно, чтобы из больницы мальчик попал именно в семью, а не в дом ребенка, например.

«Он любит слушать детские песенки, играть в мягкие игрушки. Ну, то есть он ведет себя, как обычный ребенок этого возраста», — отмечает руководитель ожогового центра Детской городской больницы №9 им.Сперанского Людмила Будкевич (Москва).

В последний момент в борьбу за Матвея включился третий кандидат. Женщина по имени Светлана — больше о ней ничего не известно. Закон охраняет тайну усыновления, а сама женщина внимания общественности избегает. Семья прошла необходимые для усыновления проверки. Но у тех, кто сделал историю Матвея одной из самых обсуждаемых в рунете, есть опасения за судьбу мальчика.

«Мы очень хотим, чтобы у этого мальчика, Матвея, была настоящая, хорошая семья, в первую очередь мама. Мы хотим прозрачности во всем», — говорит актриса Алена Хмельницкая.

На этой неделе журналисты попросили Владимира Путина лично проследить за тем, чтобы у истории с усыновлением Матвея был счастливый конец.

«Случай вопиющий, ужасный, что называется, без слез невозможно об этом говорить и вспоминать, трагедия страшная, просто даже не хочу говорить, просто это ужасно. И дело не в здравоохранении в целом, здесь сколько денег ни давай, все равно, наверное, будут люди, которые так, с такой преступной халатностью, относятся к исполнению своих обязанностей. Что касается дома инвалидов, либо усыновления, знаю, что действительно, вся страна за этим следит, — и в целом я и так это знаю, держу на контроле. В самое ближайшее время, надеюсь, эта проблема будет решена», — сказал Президент.

Решение о том, кто же все-таки станет мамой для Матвея, суд примет уже во вторник. И тайна усыновления вряд ли позволит нам узнать все детали развязки этой истории. Толпы сочувствующих, которые так не хотят прощаться с Матвеем, уже добились главного — за судьбой ребенка следит вся страна. Но чрезмерное внимание теперь может сыграть и против мальчика. Ведь в новой жизни у него должны быть просто — мама и папа. А не миллионы, пусть неравнодушных, но все-таки чужих людей.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *