Наталия Малышева

Майор Наталья Владимировна Малышева. Студенткой 3 курса ушла на фронт, через 2 недели убили ее жениха Михаила. Она прошла всю Великую Отечественную войну разведчицей, служила в штабе К. Рокоссовского, дошла до Берлина. После войны закончила МАИ, работала в конструкторском бюро С.П. Королева. Чтобы принять самое активное участие в восстановлении Пюхтицкого подворья в Москве ушла на пенсию, в 2000 году приняла монашеский постриг с именем Адриана. Скончалась 4 февраля 2012 года в возрасте 90 лет.

Матушка очень хотела дожить еще до одного дня Победы и очень радовалась, когда ей говорили, что ее рассказы помогают помнить о войне и народном подвиге в военные годы.

Предлагаем вниманию читателей удивительные рассказы матушки о Великой Отечественной войне.

Чудесное спасение

Весной 1943 года Донской фронт был расформирован, и вместо него появился Брянский. Верховному командованию стали известны планы немецкого наступления по линии Орел-Курск. В этот район стали скрытно стягиваться крупные силы противника. Немцы хотели взять реванш за Сталинградский разгром. Готовилось грандиозное танковое сражение. От разведчиков поступали свежие сведения о противнике. Моя непосредственная работа в эти дни заключалась в прослушивании противника по проводной связи.

Жили мы в палатках. Иногда попадались освобожденные квартиры, но чаще жили в лесу. Немецкими землянками брезговали — там было огромное количество клопов!

Вставали около восьми часов. Питание у меня было уже офицерское, всегда был хлеб, иногда сыр и сливочное масло. Утром была обязательная беседа с руководителем об обстановке и планах.

За линию фронта меня переводил сопровождающий. У него была и схема проводной связи. Подключившись, я слушала и запоминала все важное, что передавало немецкое командование своим войскам. Затем возвращалась к своим и сообщала об услышанном в штаб.

Дважды такие операции прошли удачно. Но до конца жизни не забуду того, что случилось в третий мой рейд. Когда я уже отключилась и выбралась из укрытия, чтобы, дождавшись темноты, вернуться к своим, спиной почувствовала, что не одна. Быстро обернулась, выхватив пистолет — по инструкции надо было кончать жизнь самоубийством, чтобы не попасть в плен, — но тут же получила удар по руке. Мой пистолет мгновенно оказался у стоявшего передо мной немца. Я окаменела от ужаса: сейчас меня отведут в немецкий штаб. Господи, только не это!

Я даже не разглядела, что это был за немец — ни звания, ни возраста не видела от страха. Сердце выскакивало из груди, я почти не дышала. И вдруг, схватив меня за плечи, немец рывком повернул меня спиной к себе. «Ну вот, сейчас он выстрелит», — даже с облегчением подумала я. И тут же получила сильный толчок в спину. Далеко впереди меня упал и пистолет.

— С девчонками не воюю! А пистолет возьми, иначе тебя свои же расстреляют…

Я обомлела, повернулась и увидела длинную фигуру, уходящую в глубь леса.

Ноги не повиновались мне, и я, спотыкаясь, побрела к месту, откуда с темнотой можно было выйти к своим. По дороге привела себя в более или менее нормальное состояние и вернулась как обычно. У меня хватило ума никому не рассказать о случившемся. Потом уже, значительно позже, поделилась с близкими друзьями. Сын одного из них, принявший впоследствии монашество, произнес, ставшие для меня не так давно откровением слова:

— Неужели вы до сих пор не поняли, что вас все время хранил Господь, и кто-то сильно молился за вас и ваше спасение?..

Разведка. Чудо на Адриана и Наталью

В сентябре у меня день Ангела: на день Адриана и Натальи. Я и Адриана, и Наталья. Наталья по крещению, а Адриана, как монахиня. Так что меня кто хочет – называет Наталья Владимировна, а кому больше нравится «матушка» – пожалуйста, матушка.

В 1942 году после окончания офицерских курсов Наташа Малышева получает направление на Западный фронт, под Смоленск, в разведку при штабе Константина Рокоссовского.

Приехав, Малышева доложилась лично Рокоссовскому, тот тепло ее встретил и выразил надежду, что все будет хорошо. По утрам Рокоссовский вставал рано, надевал бурку и ходил по лесу, думал. Однажды утром они повстречались, и Наташа получила от него новое задание.

Он протянул свою руку (а у него ручища, как две мои) и говорит: «Знаете, я вам должен сказать, что скоро вам придется идти на выполнение серьезного задания».

Я говорю: «Очень хорошо, буду очень рада. Надеюсь, что все будет хорошо».

А задание было вот какое. Нужно было пойти в деревню и получить собранные сведения. Наш разведчик туда пошел и пропал. Нужно было узнать, что с ним случилось, и забрать все бумаги. А если они были не у него, то найти и принести.

Это было восьмого сентября. Меня довели до определённого места в лесу, оставили, дальше я шла одна, ночевала в лесу – на траве.

– Страшно было?

– Когда я это рассказываю, все дергаются, страшно слушать, но я много страшного и до этого видела, уже конец 1942-го как-никак.

Перед тем, как войти в деревню, я должна была прочитать знак. К дереву на окраине деревни были приставлены грабли – это был условный знак. В зависимости от того,куда грабли повернуты – было можно или нельзя идти. Смотрю, вроде можно идти. А потом знак меняют. Потом ещё раз меняют.

Что делать?

Тогда вспомнила, как мне говорил Рокоссовский: «Хладнокровие, еще раз хладнокровие и никакой поспешности». И ещё его слова вспомнила: «Мне жертвы не нужны. Нужно все обдумать. Живой человек дороже любых сведений. Мне не нужно, чтобы люди бросались просто так под танки. Мне нужно, чтобы все было продумано». Как я потом уже узнала, знаки менялись, потому что хозяин дома работал на немцев, а жена его сына помогала мне. Она и поворачивала грабли обратно. У меня был с собой чёткий-чёткий, но небольшой бинокль. И я видела ее лицо. Она так выразительно смотрела в лес, что я будто прочитала приказ уйти.

И Наташа Малышева решает идти обратно. За это в военное время могли и расстрелять…

Только когда вернулась, узнала, что в деревне было предательство, и что то место, куда я должна была прийти, было подготовлено, было известно, что придет разведчик.

Я шла угнетенная, в очень плохом настроении: Надо же, сказала, что выполню, и не выполнила. А потом вспоминаю лицо этой женщины, которое видела в бинокль, думаю: «Нет, нет, правильно».

Прихожу, и узнаю, что, когда я ушла, из деревни пришла девчонка – партизаны послали предупредить, чтобы разведчика не отправляли. Там место провалилось. Но та девочка опоздала: я раньше ушла.

Наши решили, что я тоже, как и первый разведчик, погибла. И вдруг я появляюсь. Радость была! Потом говорят – командующий тебя зовет.

Я вхожу, Рокоссовский вышел из-за стола: «А ты еще, оказывается, и умница! Чем тебя наградить?». И тут я уже обрадовалась и говорю: «Ничем меня не надо награждать. Я только хочу до конца войны с вами служить – никуда меня больше не отправляйте». А он смеётся: «А что это только до конца войны? В армии служить можно до конца жизни».

А потом оказалось, что 8 сентября был день моего Ангела…

Линия фронта – это миф

Линия фронта совсем не такая, как ее обычно представляют. В действительности ее просто нет. Это нечто визуальное. Мы сами определяли: вот здесь еще наша сторона, а там уже немцы; сами находили наиболее благоприятные места для выхода на свои позиции. Никогда точно мы не знали, перешли ли мы линию фронта или еще нет – только по отдельным признакам догадывались.

О главном военном испытании

Война дала мне очень много понять. Я поняла, что во время войны – как будто фотография проявляется. У кого хорошие черты заложены, они усиливаются, часто проявляются героически. А у кого поганенькое что-то было – черты со временем становятся страшными.

Через несколько месяцев после кончины матушки Адрианы была издана книга ее воспоминаний «Монахиня из разведки».

Привет!меня зовут Наташа- и я свадебный стилист. Я делаю макияж и прически для самого замечательного дня Вашей жизни. Вместе с невестой мы создаем идеальный образ, который будет не только соответствовать каждому желанию девушки и подчеркивать ее индивидуальность, но и отвечать современным тенденциям.

Свадьба- это очень Важный и очень волнительный день для каждой девушки. Поэтому я всегда стараюсь окружить невесту заботой, поддержкой, вниманием- и сделать так, чтобы тревога тсчезла сама собой.

Моя главная цель- воплотить образ Вашей мечты в реальность, чтобы в день Свадьбы вам оставалось лишь сиять и принимать комплименты и поздравления.

Почему невесты выбирают меня?

  1. Качественно

Я постоянно оттачиваю мастерство , беру уроки у лучших преподавателей в индустрии красоты. Использую только качественные материалы.

Со мной вы можете быть уверены, что образ получится современным и актуальным!

  1. Без стресса

Я на связи 24/7. Всегда готова выслушать и доработать идею, ответить на вопросы, и просто поддержать ☺️

  1. Для Вас

Каждый образ уникален! Я учитываю все пожелания невесты и стараюсь создать образ, наиболее полно отражающий её стиль и подчеркивающий главные достоинства!

С любовью к Родине и Богу: после войны разведчица прошла путь от ракетостроителя до монахини


Наталья Малышева — ветеран ВОВ, майор разведки, конструктор ракетных двигателей и монахиня.

Самоотверженная любовь к Родине, героические подвиги, «мужская» профессия и беззаветное служение Богу — все это было в жизни Натальи Малышевой, ветерана ВОВ, разведчицы, конструктора ракетных двигателей и… монахини. Судьба этой женщины — невероятна. Она много раз чудом избегала смерти, и только в конце жизни перед постригом поняла, почему все складывалось именно так…


Наталья Малышева в молодости. Фото: pravmir.ru


Наталья Малышева разведчицей прошла всю войну. Фото: pravmir.ru

Наталья Малышева — крымчанка по происхождению. Она родилась в 1921 году, выросла на идеалах любви к Родине и еще до войны прошла серьезную физическую подготовку — занималась плаванием, гимнастикой, освоила верховую езду и стрельбу. Помимо занятий в секциях, успевала хорошо учиться — посещала курсы иностранных языков, поступила в Московский авиационный институт.

Майор Наталья Малышева. Фото: newphoenix.ru

Как только была объявлена война, не раздумывая, стала проситься на фронт. Девчонку-третьекурсницу мобилизировать отказывались, поэтому она ушла в ополчение. Надеялась, что получит распределение, как медсестра, но ее записали в дивизионную разведку. Это и определило всю дальнейшую жизнь Натальи, ведь уйти из этой профессии не так-то просто. За годы войны она выполнила множество боевых заданий, неоднократно пробиралась в тыл к нацистам, прослушивала немецкие телефонные переговоры, участвовала в поимке «языков».

Наталья Малышева в молодости. Фото: pravmir.ru

Много раз ей чудом удавалось избежать смерти: однажды во время прослушки ее застал немецкий офицер, но отпустил, сказав, что не может воевать против женщины, в другой раз она зимой смогла вытащить умирающего товарища из-под обстрела и оба остались целы, поскольку в тот момент, когда они пробирались к своим начался сильный снегопад, и враги не смогли различить их среди падающих хлопьев снега. С 1942 года Наталья Малышева служила в разведке под командованием Рокоссовского.

Наталья Малышева на море. Фото: newphoenix.ru

Служба в армии не закончилась для Натальи Днем Победы, до 1949 года она служила в Польше, позже ее перевели в Германию (Потсдам). По возвращении в Москву продолжила обучение в институте, после окончания — работала над проектировкой ракетных двигателей. В частности, она была членом группы конструкторов, которые разрабатывали двигатель для космического корабля «Восток-1», на котором совершил свой легендарный полет Юрий Гагарин. Малышева была единственной женщиной, которая присутствовала на испытаниях ракетных комплексов. У Натальи был абсолютно мужской характер: напористость, поразительная трудоспособность, усидчивость и высочайший профессионализм.

Наталья Малышева в молодости. Фото: pravmir.ru

Ракетостроению Наталья Малышева посвятила 35 лет своей жизни. Ей прочили блестящую карьеру не только в инженерии, но и в политике, у нее были все шансы стать депутатом Верховного Совета. Однако все планы перечеркнула тяжелая болезнь. Прогнозы врачей были безрадостными, для Натальи стало очевидно: от политических амбиций следует отказаться, пора подумать о душе. Из-за болезни она долго не могла ходить, много думала и наконец решила, что нужно обратиться к Богу. Она приняла решение принять постриг в Свято-Успенском Пюхтицком женском монастыре.

Наталья Малышева перед постригом. Фото: newphoenix.ru


За Веру и Отечество. Картина художника А.М.Шилова. Фото: newphoenix.ru

Монастырь нуждался в восстановлении, в годы войны его здание использовалось для нужд архитектурного института. Надежда, как и полагается, должна была выполнить послушание перед постригом. Для нее таковым стала торговля книгами. Бывшая разведчица вспоминала, что вначале сильно стеснялась этого занятия, а потом поняла, что заработанные ею деньги идут во благо монастыря, значит, она совершает богоугодное дело.

Монахиня Адриана. Фото: newphoenix.ru

Уйдя в монастырь, Наталья получила имя Адриана. Она проводила дни в молитве, всегда была добра и приветлива. Здесь монахиня прожила несколько лет, в 2009 году получила Орден «За веру и верность», относилась к нему с таким же почтением, как и к другим своим наградам — Орденам Отечественной войны и Красной Звезды и медалям «За боевые заслуги» и за оборону Москвы и Сталинграда. Ушла Адриана в 2012 году вскоре после того, как отпраздновала 90-летие.

Монахиня Адриана хранила в своем сердце любовь к Богу и любовь к Отечеству. Фото: newphoenix.ru

Подвиги многих советских женщин, совершенные в годы войны, сегодня незаслуженно забыты. Так, ученый-микробиолог Зинаида Ермолова в годы ВОВ спасла тысячи жизней, создав качественный антибиотик, победивший эпидемию холеры. За это за рубежом ее называли не иначе, как «Мадам Пенициллин».

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *