Надежда тэффи

Лесной ребёнок

«Какое счастье быть диким человеком! – думала Катюша, продираясь через кустарник монастырского лесочка. – Вот, брожу там, где, может быть, еще ни разу не ступала человеческая нога. Чувствую всем телом, всей душой, как я принадлежу этой земле. И она, наверное, чувствует меня своею. Жаль, что не могу ходить босиком – слишком больно. Проклятые предки! Испортили культурой мои подошвы».

Через жиденькие сосны зарозовело небо. До чего чудесно!

Она восторженно подняла вверх свой усеянный веснушками носик и продекламировала:

И смолой и земляникой

Пахнет старый бор.

Но старый бор тут же и кончился около казенного дома главного инженера.

Катюша остановилась. Там на лужайке что-то делалось. Что-то необычайное. Сам главный инженер, его помощник, молодой доктор и еще человек пять – со спины не разобрать кто – собрались в кружок, нагнулись, некоторые даже присели на корточки, и кто-то вдруг заревел обиженно, и все захохотали.

– Над кем они там смеются? Верно, какой-нибудь дурачок, глухонемой.

Стало страшно и немножко противно.

Но люди все знакомые. Можно подойти. Неловко только, что она такая растрепанная. И платье на плече разодрано колючками. Но «его», к счастью, здесь нет. Значит, обойдется без брюзжанья. («Он» – это муж.)

И опять что-то заревело, заворчало без слов.

Катюша подошла.

Главный инженер поднял голову, увидел Катюшу, кивнул ей:

– Катерина Владимировна! Идите сюда! Смотрите, какое чудовище Николай принес.

Николай, лесной сторож – Катюша его знала, – стоял в сторонке и улыбался, прикрывая из вежливости рот пальцами.

Молодой доктор отодвинулся, и в центре круга Катюша увидела маленького толстого медвежонка. На шее у него мотался обрывок веревки с привязанным к нему деревянным бруском. Медвежонок мотал брусок из стороны в сторону, ловил его лапой и вдруг пускался бежать вприпрыжку. И тогда брусок бил его по бокам, а медвежонок ревел и грозно подымал лапу. Это и смешило окружающих его людей.

– Подождите, – закричал помощник инженера, – я пущу ему дым в нос, подождите…

Но в это время кто-то потыкал медвежонка палкой. Тот сердито обернулся и, подняв лапу, смешной, страшно грозный, но совсем не страшный, пошел на обидчика.

Катюша растерялась. Сама не понимала, как ей быть, и как она к этой истории относится.

– Постойте, – закричал кто-то, – Фифи идет с медведем знакомиться. Пропустите Фифи.

Фифи, пудель с соседней усадьбы, небольшой, поджарый, франтовато выстриженный львом, с подусниками и браслетами на лапах вошел в круг.

Медведь, усталый и обиженный, сел и задумался. Пудель, щеголевато перебирая лапами, подошел, понюхал медведя сбоку, с хвоста, с морды, обошел еще раз, обнюхал с другого бока – медведь покосился, но не шевелился. Пудель, пританцовывая, только что нацелился обнюхать медведю уши, как тот вдруг размахнулся и бац пуделя по морде. Тот, не столько от силы удара, сколько от неожиданности перевернулся в воздухе, визгнул и пустился удирать.

Все загоготали. Даже сторож Николай, забыв вежливость, закинул голову и грохотал во всю глотку.

И тут Катюша «нашла себя».

– Подло! – закричала она срывающимся голосом. – Подло мучить, издеваться. Вы все тут толстые, старые, издеваетесь над маленьким лесным ребенком. Гадко и стыдно!

Голос совсем сорвался, и она, неожиданно для себя самой, громко, по-детски заплакала.

– Голубушка, – вскочил главный инженер. – Катерина Владимировна! Катюшенька! Да чего же вы плачете? Такая взрослая дама и вдруг из-за медвежонка… Да никто его не обижает. Господь с вами! Да не плачьте вы, а то я сам заплачу!

– Ардальон Ильич, – лепетала Катюша, вытирая щеку оборванным рукавом платья, – вы простите, но я не могу-у-у, когда-а-а…

– Вы напрасно ходите по жаре без шляпы, – наставительно сказал молодой доктор.

– Оставьте вы! – сердито прикрикнула на него Катюша. – Ардальон Ильич, голубчик, отдайте мне его, если он ничей. Умоляю вас.

– Да что вы, голубушка моя! Да есть о чем толковать! Николай, – обернулся он к лесному сторожу, – отнесешь медвежонка к Гордацким, знаешь, к мировому судье. Ну, вот. Идите спокойно домой.

Катюша вздохнула дрожащим вздохом. Оглянулась, хотела объяснить свое поведение – но некому было объяснять. Все разошлись.

Дома у Катюши был сердитый муж, сердитая кухарка и горничная Настя, свой человек. Кухарки Катюша боялась, заискивала, называла ее «Глафира, вы». Та звала ее «барыня, ты» и явно презирала.

Настя все понимала.

У Насти был мальчишка-брат Николай и серый кот. Мальчишку называли Кошка, а кота Пешка.

У людей Настя считалась дурехой и называлась Настюха толстопятая.

К медведю кухарка отнеслась отрицательно. Настюха, Кошка и Пешка – восторженно. Сердитый муж был в отъезде.

– Вы понимаете, Настя, это лесной ребенок. Понимаете?

И Настя, и мальчишка Кошка, и кот Пешка моргали понимающими глазами.

– Дайте ему поесть. Спать он будет со мной. Медвежонку сварили манную кашу. Он влез в нее всеми четырьмя лапами, ел, ворчал, потом забился под кресло и заснул. Его вытащили, вытерли и уложили к Катюше на кровать.

Катюша смотрела с умилением на лапу, прикрывшую медвежью морду, на мохнатое ухо. И никого в мире не было в эту минуту для нее роднее и ближе.

– Я люблю вас, – сказала она и тихонько поцеловала лапу.

Медведь проснулся утром в половине четвертого. Ухватил лапами Катюшину ногу и стал ее сосать. Щекотно, мучительно. Катюша с трудом высвободила ногу. Медведь обиженно заревел, пошел по постели, добрался до Катюшиного плеча, присосался. Катюша визжала, отбивалась. Медведь совсем обиделся и стал спускаться с кровати. Вытянул толстую лапу, стал осторожно нащупывать пол. Сорвался, шлепнулся, заревел, поднялся и побежал, подкидывая зад, в столовую. Через секунду задребезжала посуда.

Это он лез на стол, зацепился лапами и сдернул всю скатерть с посудой вместе.

На грохот прибежала Настя.

– Запереть его, что ли?

– Нельзя! – в отчаянии вскрикнула Катюша. – Лесного ребенка нельзя мучить.

Загрохотали книги в кабинете, зазвенела чернильница.

Лесной ребенок, толстый увалень, валил все, к чему ни прикоснется, и обижался, что вещи падают, ревел и удирал, подкидывая бесхвостый задок.

Катюша, бледная, с побелевшими глазами, с посиневшим ртом, в ужасе металась по дому.

– Я его только на часок запру, – решила Настя, – пока вы поспите. Потом выпустим.

Катюша согласилась.

Вечером вернулся сердитый муж. Застал Катюшу в постели, измученную, узнал про медвежьи проказы, запретил пускать медведя в комнаты, и перешел лесной ребенок в ведение Насти, Кошки и кота Пешки.

Потом оказалось, что медведь не медведь, а медведица, и Катюшу это страшно разочаровало.

– Медведь зверь сказочный, чудесный. А медведица – это прямо как-то даже глупо.

Жил медвежонок в Настиной комнатушке, спал с ней на одной кровати. Иногда ночью доносились из комнатушки Настины окрики:

– Машка, перестань! Вот я-те развалюсь поперек. Нет на тебя пропасти!

Иногда Катюша спрашивала:

– Ну, как медведь?

Настя делала жалобное лицо; боялась, не выгнали бы Машку.

– Медведь? Он меня за матку почитает. Он все понимает, не хуже коровы. Это такой медведь, что днем с огнем не найдешь.

Катюше приятно было, что все зверя хвалят, но интереса к нему уже не было. Во-первых, медведица. Во-вторых, очень вырос, перестал быть смешным и занятным. И хитрый стал. Раз слышат – бьются куры в курятнике и квохчут не своим голосом, а дверь почему-то закрыта – чего днем никогда не было. Побежали, открыли. Медведь! Залез, дверь за собой запер и ловит кур. И ведь отлично понимает, что дело незаконное, потому что когда его застали – морда у него стала очень сконфуженная и пристыженная.

После этого сердитый Катин муж сказал, что держать в доме такого зверя, у которого проснулись кровожадные инстинкты, довольно опасно. Кто-то посоветовал отдать его на мельницу, к помещику Ампову. Там давно хотели завести медведя, чтобы сидел на цепи.

Написали помещику.

В ответ на письмо приехала сама мадам Ампова – дама поэтическая, нежная, вся переливная и струящаяся. Вокруг нее всегда развевались какие-то шарфы, шелестели оборки, звенели цепочки. Не говорила, а декламировала.

– Милый зверь! Подарите мне его. Он будет сидеть на цепи свободный и гордый, цепь длинная, не будет ему мешать. Кормить его будем мукой. Я с вас дорого за муку не возьму, но, конечно, вы должны будете заплатить за полгода вперед.

Дама щебетала так нежно, что Катюша, хотя и очень была удивлена, что ей придется платить за корм медведя, которого она дарит, – так и не нашла, что ответить, и только испуганно спросила, сколько именно должна она заплатить.

Доставить медведя поручили мальчику Кошке. Кошка запряг зверя в салазки и покатил.

– Как он лес увидал, да как побежит, аж дух занялся, еле его поворотил, – рассказывал Кошка.

Настя плакала.

Через месяц сбегала взглянуть – усадьба Амповых была в шести верстах от города.

Ампова прислала счет за муку с письмом, в котором изливала свою нежность к медведю:

«Милый зверек. Любуюсь на него каждый день и угощаю его сахаром».

Потом Катюша уехала с мужем на два месяца за границу.

Вернулись и через несколько дней получили от Амповых раздушенную записочку.

«Рада, что вы, наконец, вернулись, – писала она на сиреневой бумаге. – Я честно храню для вас окорочек от нашего Мишки. Окорока из него вышли отличные. Мы коптили дома. Приезжайте прямо к обеду. У нас чудно. Ландыши цветут, и вся природа как бы поет песнь красоты. Дивные ночи…»

– Господи! – вся помертвела Катюша. – Они его съели.

Вспомнился «лесной ребенок», маленький, неуклюжий, смешной и свирепый, как он поставил все четыре лапы в манную кашу и как она ночью сказала ему: «я вас люблю». И вспомнила его мохнатое ушко, и как никого в мире не было для нее ближе и роднее.

– «Опасный зверь»! А ведь съел-то не он нас, а мы его!

Пошла к Насте, хотела ей рассказать, но не посмела.

Заглянула в Настину закутку, увидела постель, узенькую, маленькую, где жил лесной зверь, где спал рядом с Настей, и «почитал ее за матку», родной, теплый, совсем свой.

«Приезжайте прямо к обеду…»

Нет. Этого Насте рассказать она не посмела.

Киплинг первое письмо стих

Любимые рассказы Кощея Ёжковича.

Редьярд Киплинг (1865 — 1936 гг.)

КАК БЫЛО НАПИСАНО ПЕРВОЕ ПИСЬМО

Перевод с английского в стихах Сеула Звиллинга.

Вступление

Давным-давно в доисторическое время
Жил был на свете первобытный человек.
Он жил в пещере, и как все родное племя,
Полуодетым прожил весь свой век.

Он не умел читать, и письменности не учился.
Он думал, я живу в глухом лесу,
Мне эти знания здесь вовсе не к чему
И к грамоте он даже не стремился.

А звали его Тегумай де Бопсулай.
Что значило в те времена:
Я-человек-который-все-свои-дела-
Сам-делает-спокойно-не-спеша.

Его жену назвали просто и красиво
Любимая Мисс Тешумай де Тевиндрау.
Ей это имя очень подходило,
Ведь в переводе это имя означало:

Я-женщина-которая-любима-всеми-
Но-я-вопросы-часто-задаю-
За-это-терпит-меня-наше-племя
И-я-в-ответ-любовь-свою-дарю.

Их маленькую дочку звали Тэффимай Металлумай,
Что значило «веселая-шалунья-
Что-любит-во-дворе-играть»
Была она к тому же остроумна.

Конечно, Тегумай де Бопсулай
Души не чаял в Тэффимай Металлумай
И мать ее родная Тешумай
Была от девочки любимой без ума.

Чтоб мне чернила сэкономить,
Хочу уменьшить свой рассказ,
Для этого я имена героев,
Сокращаю, прям сейчас.

Отца семейства будем звать: О, Тегумай!
Малютку Тэффимай – мы просто, Тэффи,
А маму Тэффи – миссис Тешумай.
Не правда ль, так гораздо проще, детки?

Как только Тэффи бегать научилась
Она хвостом за папой всюду шла
И на рыбалку вместе с ним ходила
И помогала, чем могла.

Они гуляли часто допоздна
И только голод их в пещеру возвращал
А дома мама Тешумай
Вопросов задавала шквал:

«И где вы это только были?»
«И где так перепачкаться смогли?»
«В грязи Вы, что ли время проводили?»
«Что, чистыми вернуться не могли?»

Но мама очень их любила
И грязный облик им простила,
А после Тэффи с мылом мыла
И вкусным ужином их накормила.

А Тэффи после ужина
Посуду помогла помыть.
Чтоб утром быть разбуженной —
Постель пошла стелить.

А после все ложились спать,
Чтоб ночью сны приснились им.
И утром чтоб счастливыми
И бодрыми им встать.
Слово Сеула

А теперь Детишки
Вам сказку расскажу,
Я для Вас стишками
Её перевожу.

Дядя Киплинг эту сказку
Прозой написал,
Я ж ее стишками
Всю переписал.

Эту сказку, обязательно
После Вам спою.
А теперь внимательно
Сказку слушайте мою:
Глава первая и последняя

Однажды Тегумай пошел к реке Вагай,
Чтоб карпов наловить себе на ужин.
За ним бежала дочка Тэффимай —
Помощник на рыбалке очень нужен.

Их путь тяжелым был и долгим,
И чрез бобровое болото проходил,
Где только головы бобров подолгу
Торчали из болотистой воды.

Наш Тегумай с собою взял копьё-багор,
Из дерева с акульими зубами.
Но, не успев, поймать рыбешки, ни одной
О дно реки багор-копьё свое сломал он.

Он слишком сильно ткнул копье о дно
И посредине оно вдруг переломилось,
А запасной багор, не взял отец с собой,
Вот так рыбалка их и не сложилась.

«Вот и рыбалочке конец» — сказал О, Тегумай —
«Я на ремонт багра полдня потрачу».
Тут помощь предложила Тэффимай:
«Давай домой за запасным сгоняю»

«Нет, это слишком далеко» — ответил Тегумай
«И на пути болото, вдруг утонишь.
Ты лучше здесь, у речки, поиграй,
Глядишь, с ремонтом мне поможешь»

И Тегумай мешочек свой достал,
В котором были воск и смолы,
Оленьи жилы и полоски кожи
И свой багор чинить он сразу стал,
Ведь мастером он был хорошим.

И Тэффи тоже села рядом
И ножки в воду опустив,
Куда-то посмотрела грустным взглядом
И папе тихо говорит.

Досадно, папа, правда?
Что не умеем мы писать,
А то письмо послали б маме
И та смогла б копье прислать.

А в это время, прям к воде,
Из леса вышел человек,
На Тэффи молча посмотрел
И улыбнулся ей.

Он родом был из племени Тевара
И только на теварском говорил.
Не понимал язык он Тегумая
И лишь улыбку Тэффи подарил.

«Иди сюда» сказала ему Тэффи
«Ты знаешь, где семья моя живет?»
Но лишь улыбкой он ответил
И лишь руками он развел.

«Видать, моя твоя не понимает»
— Печально Тэффи выдает.
И Тэффи вдруг затопала ногами,
Увидев, как спокойно карп плывет.

«Ну, вот смотри, тут столько рыбы,
А папа ремонтирует копьё.
Ни кильки мы сегодня не добыли,
Вот как с рыбалкой не везёт…»

Тут Тегумай сказал серьёзно Тэффи:
«Зачем ты докучаешь взрослым?»
Но занятый починкой древка
Он в стороне сидел серьёзный.

Но Тэффи папе возразила:
«Я никому не докучаю!
Я лишь о просьбе попросила,
А он меня не понимает!»

А человек из племени Тевара
По нраву истинным Теварцем был.
Он рядом с Тэффи сел на травку
И на теварском с ней заговорил.

Но Тэффи ничего не понимала.
И тут решила незнакомцу показать,
Что папа огорчен, что их копьё сломалось
И жестами «беду» пыталась передать.

«Ну, очень удивительный ребенок»
— Подумал незнакомец про себя,
«То машет ручкой тонкой,
То ножкой топнет на меня.

А важный человек сидит в сторонке
И даже мельком не взглянул он на меня.
Наверно эта милая девчонка
Дочь этого великого вождя.

Мне надо быть повежлевее с нею,
А то я рассержу того вождя.
Что делать мне? Уже жалею.
Что не учил их языка?»

А Тэффи продолжала тему:
«Хочу, чтоб к маме ты моей пошел
Ведь ноги у тебя моих длинее –
Болото ты легко на них пройдешь»

Теварец подошел к березе
И отодрал немного бересты.
Надеюсь, так понять ей будет проще,
Что помыслы мои чисты.

Кусок коры свернул он трубкой
И Тэффи молча передал,
Пытаясь показать малютке,
Что ей не причинит вреда.
43. Он жестом этим показал,
Что ей не причинит вреда,
Что мысли у него чисты,
Как у березовой коры.

Но Тэффи поняла все по-другому.
«Ты спрашиваешь, где живет моя семья?
Писать я не умею по-любому,
Но я попробую нарисовать».

«Мне зуб акулы нужен,
Чтоб на коре смогла я рисовать.
А ну давай его скорее, Ну же!»
И с бус Теварца зуб решила взять.

«Да, очень удивительный ребенок!
Мне этот зуб акулы в детстве подарили.
Я знал всегда, еще с пеленок,
Что заклинание на зуб тот наложили»

«Мне говорили, если кто-то вдруг,
Дотронется без позволения до зуба,
То он распухнет и недуг,
Его тогда охватит вдруг,
И тотчас, сразу, врежет «дуба»

«Но девочка стоит живая предо мной
И ничего не происходит с нею.
А важный вождь, сидит спокойно, стороной
И не боится, что ребенок околеет».

«И Вождь, который занят делом,
Меня в упор не замечает,
Прошла аж дрожь по всему телу.
Да, вежливее быть не помешает».

Он дал ребенку зуб акулы
И Тэффи радостно смеясь
Теварцу показала свои зубы,
В улыбке милой и красивой.
На травке тотчас улеглась.

Она легла на свой животик,
Как будто маленькая кошка
И зуб взяла в свой милый ротик.
Задрала кверху свои ножки.

Тебе рисунок нарисую,
Чтоб маме ты его отнес.
Там нарисую про беду я –
Чтоб папе ты копье принес.

Ты можешь подсмотреть, как я рисую,
Но только не толкни меня.
Вот папа ловит рыбку золотую,
Хотя он не похож сам на себя.

Но мама папочку узнает,
Ведь рядом нарисую я копье,
Что на рыбалке поломалось,
Что горе папе принесло.

А вот другой багор – он с черной ручкой,
Который папе нужен очень –
У входа в дом, он у куста с колючкой,
Стоит давно, я знаю точно.

Хочу, чтоб ты копьё принес,
Об этом лишь тебя прошу я.
Вот это я, пока что без волос,
А вот и волосы торчком рисую.

Как будто волосы вдруг дыбом встали,
Но так мне проще рисовать.
Вот ты, ты получился здесь печальный.
Ну не умею я людей изображать.

Да, в жизни ты гораздо веселее,
Но ты не обижайся на меня.
Я ж говорю, что я, покамест, не умею
Людей красиво рисовать.

Теварец Тэффи улыбнулся,
Подумал он «Вот молодец.
Наверно, битва где-то развернулась
И нужен им сейчас гонец»

А это умная девчонка,
Что зуб волшебный мой взяла
И от заклятия не умерла.
Наверно хочет, чтоб на помощь
Позвал я племя этого вождя,
Который без сомнения великий,
Иначе он заметил бы меня.

Смотри, Теварцу Тэффи говорит
Усердно чужака рисуя на коре.
Вот ты, а вот копьё отца стоит.
Прошу доставить его мне.

Сейчас я покажу тебе дорогу,
Которая к пещере с мамой приведет.
Пройдешь по той тропе немного,
Потом меж двух деревьев ты пройдешь.

Вот я рисую на коре деревья эти.
Потом поднимешься на холм.
Вот холм, потом бобров в болоте встретишь,
Бобры те милые и добрые притом.

Бобров я целиком не нарисую,
Пусть только головы торчат.
Но только очень я волнуюсь,
Чтоб ты в болото не попал.

А вот пещера наша за болотом,
У входа мама милая моя сидит.
Она красивая, но на рисунке получилась плохо,
Но это рисовала я, и мама мне простит.

Она рисунку будет рада,
Ведь это я нарисовала
Для мамы лучшая награда,
Что дочь письмо прислала маме.

А вот багор, ещё раз нарисую,
Чтобы о нем ты не забыл,
Чтоб не пробегал вхолостую,
Чтоб без багра не приходил.

У мамы поднятые руки,
Ведь непременно, повстречав тебя,
За то, что оказал ты нам услугу,
Тебя обнимет, как вождя.

Не правда ли, красивая картинка?
Ты понял все, иль объяснить опять?
Давай ступай скорее по тропинке,
По ней в пещеру сможешь ты попасть.

Теварец на рисунок посмотрев, подумал:
«Да, если помощь я сюда не приведу,
То на вождя накликаю беду я,
И вскоре попадут они в беду.

Теперь я понимаю, что здесь происходит.
Вокруг вождя везде сидят враги,
А он, мудрец, их за нос водит.
Да, у него отличные мозги!

Он оттого спиною повернулся,
Чтоб все внимание к себе привлечь,
Чтоб передала дочка мне ту весть,
Чтоб я с подмогою вернулся.

А этот удивительный ребенок,
Тем временем нарисовал на бересте,
Как помощь привести к реке тихонько,
Чтобы помочь им в их беде.

И вот теварец, как стрела,
Помчался чрез кусты с корой.
В восторге Тэффи замерла,
Любуясь, как бежит герой.

А в это время папа Тегумай
Отремонтировал свое копье.
И в руку взяв копьё за край
Покачивал его взад и вперёд.

«Чем занималась ты» — спросил отец
У маленькой своей дочурки.
«Я не могу раскрыть секрет» —
Прильнула к папе хитрая малютка.

Ну, хорошо, ответил Тегумай
И в руки взяв багор,
Он подошел к реке Вагай,
В надежде на улов.

А человек из племени Тевара
(Вы не забыли про него)
Бежал вперед не унывая,
Пока пещеру не нашёл.

Теварец у пещеры встретил Тешумай
Она с подружками пила зеленый чай,
Которые на мозговые кости,
Пришли к хозяйке в гости.

А так как Тэффи была очень,
На мать свою похожа, впрочем,
Теварец сразу смог сообразить,
Кому кору-письмо вручить.

Он скромно улыбнулся Тешумай.
(от длительной дороги он устал)
С надеждой посмотрел на чай
И Тешумай письмо отдал.

Как только Тешумай взглянула на рисунок,
Она так громко закричала,
Что на Теварца бросились подруги
И окружили для начала.

Они все вместе вшестером
Уселись сверху на теварца.
И били лбом его об пол
— Пришлось Теварцу сдаться.

А Тешумай подняла шум:
Здесь ясно все как день!
Принес с собой беду бегун,
Возьмите его в плен.

Он мужа заколол копьём,
За это мы его убьем.
И так перепугалась дочка
Что волосы стоят торчком.

А он собака, хвалится к тому же,
Раз мне принес ужасное письмо.
Смотрите женщины, получше,
Какое сотворил он зло.

Вот Тегумай со сломанной рукой,
А вот копьё вонзили ему в спину.
А вот другой чужак прицелился багром.
Ужасная, ужасная картина!

А вот еще один копьё бросает из пещеры
А вот видна ватага дикарей.
(То были головы бобров, на самом деле,
Но очень уж похожих на людей)

«Ах ужас, ужас» — восклицала Тешумай.
«Ах ужас, ужас» — вторили подруги.
«Давай, подруги, налетай,
Переломаем ему руки».

И к удивлению Теварца —
Всю голову ему покрыли глиной,
Потом созвали племя, старцев
И вырыли ему могилу.

Всем племенем тогда решили,
Что наказать Теварца надо.
Чуть голову ему не отрубили —
Тевацу страшно сразу стало.

Но вождь решил, что для начала,
Пусть отведет чужак туда,
Где погубил он Тегумая,
Где Тэффи спрятал навсегда.

Теварец наш, ни жив, ни мёртв,
Повел народ к тому местечку,
Где Тегумай своим копьём
Ловил рыбёшку в чистой речке.

А Тэффи из цветков плела венки,
Когда вдали увидела Теварца.
«Ты быстро сбегал, но мне, все же, объясни,
Зачем привел народ и старцев?»

Ах, милый папочка, смотри,
Тебя хочу я удивить.
Вот это мой сюрприз,
Он сделан был от всей души.
Быстрей от дела отвлекись,
На мой сюрприз взгляни.

«Да, очень удивлен» — ответил Тегумай
«Ну всё, прощай моя рыбалка
Ведь наше племя все идет сюда
А ну в чем дело, объясняй-ка»

Он не ошибся, впереди
Всех шла любимая жена,
Потом мужчины и вожди,
Подруги, слуги, детвора.

А с ними, крепко связанный,
Весь грязью перемазанный,
Побитый и почти без сил
Теварец тихо семенил.

А мама, дочь и мужа увидав,
Забыла обо всем на свете,
Их побежала целовать —
Счастливейшая мама на планете.

А около реки Вагай
Повсюду шум и гам:
Толпились племя и вожди,
Вооруженные до головы.

Пришло все племя, стар и млад,
И тот, кто беден был, и кто богат,
И младшие, и старшие вожди,
И все кричали «О-б-ъ-я-с-н-и!»

«Объясни нам, объясни» —
Сказал верховный вождь.
И Тегумая стал трясти,
Тут поднялся галдеж.

«Пусти меня, оставь в покое»
В чём виноват я пред тобой?
Что человек копьё сломать не может
Чтоб племя не собрать с вождём?»

«Какие Вы несносные!
Всю рыбу распугали мне!»
И Тегумай спросил серьёзно:
«Зачем пришли сюда к воде?»

» Мне кажется, что Вы
Багор с собой не принесли!
Зачем же вы пришли сюда?» —
Им Тэффи говорит тогда.

«Ой-ой, что сделали Вы с чужаком?
За что его побили?
И грязью голову облили?
В чем провинился он?»

«Где злые люди, что на вас напали?» —
Спросила дочку Тешумай.
«Никто на нас не нападал
Мы здесь спокойно отдыхали»

«За целый день у этой речки
Почти никто не проходил,
Лишь этот милый человечек,
Который весь сейчас в грязи»

«Несчастный этот человек,
Которого вы чуть не задушили,
Любезно помощь предложил мне,
Зачем же вы его избили?»

Верховный вождь тогда ответил:
«Чужак принес с собой письмо,
Ужаснее не видел я на свете,
Оно всех в ужас привело»

«На том рисунке Тегумай,
Пронзенный копьями стоит,
А в зарослях видны враги,
А ну-ка это объясни!»

«Так это я дала ему рисунок»
«Ах, это ты???» — воскликнуло все племя
«Чем объяснишь ужасный свой проступок?
Зачем создала нам проблему?»

«Ах, Тэффи, Тэффи, Тэффи» — сказал папа
И крепко обнял девочку свою.
«Опять ты в чем-то виновата
Но я тебя нисколько не виню»

«Давай-ка, Тэффи, объясни-ка,
Что происходит здесь сейчас?»
«Хотела я, чтоб незнакомец мигом
Принес копье для нас»

«И я тогда нарисовала
Письмо на бересте,
Но я совсем не виновата,
Что места мало на коре»

«Никто там в папу не стреляет,
И нету диких дикарей.
Я много раз багор нарисовала,
Чтобы чужак принес его скорей».

«Там злые люди, говорите?
А это милые бобры.
И что вокруг одни багры,
Ну что ж поделать, извините».

«А у пещеры, за болотом,
У входа, мать моя стоит.
И чужака она с почетом,
За помощь нам, благодарит».

«А вы, ужасные людишки,
Зачем испачкали его?
Зачем набили ему шишки?
А ну-ка вымойте его!!!»

Все племя Тегумая замолчало.
Вдруг главный вождь расхохотался —
Давненько так он не смеялся.
И наконец,
Дошло до всех,
что то письмо обозначало.

И главный вождь тогда запел:
«О Тэффи, Тэффи, молодец
Письмо, что нам принес гонец,
Изобрела ты, наконец!»

«Я ничего плохого не хотела.
Я лишь хотела, чтоб чужак принес копьё.
И над рисунком долго я корпела,
Чтоб понял он желание моё».

А вождь довольный отвечает:
«Ты, наконец. придумала письмо!
И хоть рисунки были не понятны,
В дальнейшем пользу это принесет»

«Настанет время Тэффи,
Когда придумаем мы буквы,
Тогда все люди на планете
Писать друг-дружке письма будут»

«Потом придумаем мы алфавит,
Затем слова и предложения.
И жизнь за это наградит
Всех радостью общения».

«Тогда понятно будет всем,
Что ты сказать хотела,
Пусть даже будет нем гонец —
Всегда добьешься своей цели!»

Они отмыли чужака
И извинились перед ним.
Теперь он с ними навсегда,
Теперь он стал своим.

С тех пор все дети на земле,
Чтоб вдруг не подвести друзей,
Охотно учатся сейчас
Читать, писать и рисовать.
Вот и сказочки конец, а кто слушал – молодец.
И получит, наконец, долгожданный леденец.

Читать еще Киплинга!

Вернуться на главную страницу

Вернуться в БИБЛИОТЕКУ

На главную Читать еще

Рассказы Кощея

Тэффи. «Нигде»
——————————————————————-
Тэффи Н.А. Рассказы. Сост. Е.Трубилова. — М.: Молодая гвардия, 1990
Ocr Longsoft http://ocr.krossw.ru, сентябрь 2006
——————————————————————-
1
Дверь в залу закрыта. В зале украшали елку.
А в маленькой гостиной, у запертой двери, томились дети, — свои, домашние, дети, и чужие, приглашенные на елку.
Никакая игра не могла их занять. Они думали только о том, что их ждет, когда раскроются двери.
Толстый белый мальчик с надутым обиженным лицом говорит:
— Только подарили бы чего хорошего, чтоб не дрянь.
Черненький, задира с хохолком, отвечает:
— Мне-то подарят, а тебе-то нет. Мне подарят живую лошадь. Я умею на лошади ездить, а ты нет.
— Никогда ты на лошади не ездил, — говорит надутый.
— Не ездил, да умею. А ты все равно не умеешь.
— А моя мама умеет на пароходе ездить, — вступает в разговор маленькая девочка в короткой юбочке. Бант на ее голове больше этой юбочки.
Толстому мальчику неприятно, что такое ничтожество с бантом впуталось в их мужскую беседу. Он обрывает нахалку презрительной скороговоркой:
— Мама-то умеет, да ты не умеешь.
— Подарили бы мне рельсов! — мечтает чей-то тоненький голосок. — Хоть немножечко, да настоящих.
Худенькая девочка, с острым веснушчатым личиком, вздохнула и сказала шепотом:
— Эти двери не откроются. Там ничего нет. Вот здесь стена откроется, там все и будет.
Дети повернули к ней головы с любопытством и недоверием. Она всегда врет. Ее так и называют Катя-вратя. Однако все-таки любопытно.
— Что же будет?
— Будет…
Она не знала, что сказать. Потом, точно вспомнила, широко раскрыла светлые глаза.
— Там будет все сделано из музыки. Двенадцать хрустальных кораблей и жемчужные лебеди.
— Врешь, — буркнул обиженный мальчик. — Из музыки делать нельзя.
— Нет, можно, — упрямо ответила девочка. — Возьмут музыку и напиливают смычком. А потом кусочки склеивают в разные штучки. И все там не такое. А самый хорошенький лебедь подойдет и подарится мне. Самый хорошенький. У него на ножках бриллианты. Он танцует и поет. И солнце там черное. От него бывает ночь.
Мальчик с хохолком удивленно задумался и вдруг сообразил и заскакал на одной ноге.
— Катя-вратя! Катя-вратя! Врет, врет, врет!
Веснушчатая девочка прижала руки к груди.
— Это все правда, — повторяла она дрожащим голоском. — Это все правда. Я это даже видела во сне.
Двери открылись. Мамы, папы, тетки — большие, шумные, веселые — позвали детей. Свет, гул, звон, крик, музыка.
Когда детям роздали подарки, мальчик с хохолком увидел веснушчатую девочку. Она стояла одна в углу за дверью и задумчиво прижимала к груди большого носатого паяца в пестром платье с позументами.
— Ну, где же твой лебедь? — крикнул он. — Чего же ты врала, врунья?
— Вот лебедь, — отвечала девочка, еще крепче прижимая к себе паяца. — Вот он. Совсем жемчужный. Видишь? Из музыки.
Ее бледные глаза смотрели так честно и строго, что мальчик с хохолком растерялся и, чтобы выйти молодцом из неприятной истории, заскакал козлом вокруг елки и заорал во все горло:
— Катя-вратя! Катя-вратя!
* * *
Я знала эту девочку.
Она потом всю жизнь искала страну хрустальных кораблей и каждого шута горохового принимала за жемчужного лебедя.
2
У пристани старого порта русского северного города, на связке канатов, сидел мальчик. Худенький, с вытянутой шеей, мордочка острая, напряженная.
Он сначала сидел на тумбе, на которую накручивают причальные тросы, но его согнали грузчики.
Он пересел подальше, но и оттуда его согнали. Тогда он пересел снова на связку канатов. Если его опять прогонят, он пристроится где-нибудь на куче щебня, на груде мешков, на бочках, на досках или опять влезет на тумбу. Он привык, что его отовсюду гонят, и что он всем здесь мешает. Ничего не поделаешь. Он все равно не уйдет.
У него ноздри раздуваются, глаза блестят и бегают, как у мышонка, он облизывает губы, вертит острой мордочкой, впивает запахи.
Пахнет рыбой, смолой, морской гнилью и еще чем-то пряным, волнующим, незнакомым. Это запах того корабля, который сейчас разгружают. Бананы? Но они не так пахнут. Корица? Тоже нет. Это вообще небывалый запах, дыхание тех далеких земель, которых нет на свете.
Из маленького люка около кормы выплескивается вода. Ее откачивают из трюма. Где она попала в трюм, эта вода? Может быть, где-нибудь далеко-далеко, в стране «Нигде». Может быть, она и принесла с собой этот небывалый, чудесный запах.
Снизу гладкие стены корабля кажутся неприступными, беспощадно-высокими. И отражение волн дрожит сверкающей кружевной сеткой на его боках. Может быть, поймали его этой сеткой и держат. Как все чудесно!
Спросить у матроса — откуда пришел корабль?
Он ответит:
— Из Ямайки.
Или с Явы, или с Канарских островов.
Чудные, волнующие имена.
Но есть, наверное, еще какое-то, неизвестное, имя, которое можно услышать только в самом глубоком сне.
Один матрос рассказывал — мальчик слышал, — что самое замечательное — это залезть на верхушку огромной средней мачты. Она всегда немножко качается, даже в самую тихую погоду. И вот, если смотреть оттуда, сверху, на мир, то увидишь необычайные вещи. Во-первых, сам корабль покажется маленьким, как подставка. И все морское дно, будь оно хоть на два километра глубины, видно, как на ладони. Там, на дне, гуляют чудовища: одноглаз, восьминог, петух-рыба, пила-рыба, рыба-меч, морской кот, морской конь, морской еж. Все огромное, все страшное, не такое, как на земле. И есть такое место, где живут живые кораллы.
Мальчик видел в своей жизни кораллы. У тетки коралловая брошка, у матери коралловый браслет и серьги, у няньки — бусы. Но в море все эти брошки, серьги и бусы — живые. Ходят и разговаривают, а в хорошую погоду, может быть, и поют.
Матрос рассказывал много удивительного. Он был сильно пьян, его даже выгнали из кабака, поэтому он и рассказывал все откровенно, чего трезвые матросы ни за какие деньги не разболтают. Он рассказывал, как вся вода, со всех морей, течет к берегу Южной Америки. И всю добычу моря несет туда — и затонувшие корабли и утопленников — все. И там самая большая глубина, больше шести километров. И стоят там рядами все погибшие моряки, — за все время, что мир существует. И все в мундирах, с саблями в руках. Есть там и средневековые рыцари, и совсем древние греки с бородами в триста сажен, и наши всякие адмиралы с пушками. Матрос нарочно нырнул и все это высмотрел.
— Где такая страна, которой нет? — спрашивал мальчик у больших.
— Отстань! — отвечали ему. — Нигде.
Потом этот мальчик вырос и недавно рассказывал мне, как сидел в порту на свернутом канате и все думал, думал, пока не заболел. Но и теперь во сне часто качается на верхушке огромной мачты и чувствует, как ветер треплет ему волосы и несет его корабль в страну «Нигде», о которой он будто бы и наяву тоскует, но только наяву не понимает, что тоскует именно по ней, а всегда думает, что о чем-то другом.
3
Он очень худой и бледный. И глаза у него всегда грустные, даже когда он смеется. А смеется он, между прочим, много и охотно. Странно. Как-то не вяжется этот смех с его глазами.
Говорили, что в молодости пережил он сильное нервное потрясение. Да и было от чего. Гуляя по горам Швейцарии, сорвался в пропасть. Спутник успел вовремя его подхватить, но он потерял сознание и потом долго хворал.
Об этой истории он теперь рассказывал мне:
— Я тогда был каким-то фантазером. Душа была беспокойная, точно дрожала от нетерпения. И все я искал чего-то. И все было не то и не то. И для меня как-то подходило лезть на горы. Кто делал горные экскурсии, тот знает, что нигде на земле не найдется таких быстрых смен впечатлений. На каждом подъеме, на каждом повороте — новое. И это как бы ступени к высшему, высшему в общем и в исключительном смысле. Так, каждый шаг — не просто передвижение, а искание, и достижение, и путь к цели неведомой. Так, по крайней мере, чувствуется, пока идешь.
И вот в тот день, в день катастрофы, может быть, я действительно был в особенно нервном настроении.
Пошел я в горы с одним местным жителем. Звали его Пьер. Было это около деревушки Сен-Женгольф, над которой две горы — Бланшар и Граммон, рядом. Мы поднялись на Граммон.
Подъем был нетрудный и недолгий, мы шли разговаривая. Потом Пьер отстал. Я шел задумавшись, повернул налево, к краю пропасти, поднял голову и замер. То, что я увидел, пронзило меня до крика. Как расскажу я? Ну, вот как: передо мной две скалы — Бланшар и Граммон — соединялись, образуя огромную арку, ворота в небо. И там, через раскаленный янтарь заката, пылала невиданная, какая-то восторженная заря. И из нее, устремляя путь в триумфальную арку, летела, мчалась колесница, квадрига. Через золотые волны облаков. И перед ней, указывая ей путь, гремел пурпурный луч, как труба Архангела над разбушевавшимся морем оркестра.
Мне трудно рассказать. Здесь все, что было в моей жизни исканием, жаждой, томлением, все, что было красотой несовершенной, только манящей и обещающей, — все было завершено и поднято во всей страшной славе своей. И вынести это убогой человеческой душе было не-воз-мож-но.
Я помню свой крик и мысль спешную и как бы деловитую:
«Надо закрыть глаза, а то «покажется», что ты падаешь. Потом будет сильный удар — это земля оттолкнет от себя…»
И я поднял руки и чувствовал только, как дрожит в груди призывный трубный звон. И я закрыл глаза.
Так кончился мой полет в страну «Нигде».

Урок литературного чтения, 3 класс, ПНШ, Н. Тэффи «Преступник»

Тема урока: Н. Тэффи «Преступник»

Цель деятельности педагога: с помощью системы вопросов побудить детей неоднократно внимательно перечитывать и просматривать текст по разным основаниям: для подтверждения своего ответа, для обнаружения нужного фрагмента; учить, опираясь на высказывания и поступки героя, представлять черты характера героя. Учить обнаруживать в тексте контраст и объяснять смысл его использования.

Задачи:

-развивать устную речь, творческое воображение, мышление, внимание память;

-способствовать воспитанию интереса к предмету, духовно-нравственному воспитанию, принятию нравственно-этических норм и проявлению их в жизненных ситуациях;

Планируемые результаты: личностные УУД:

— проявление устойчивого познавательного интереса к чтению литературных произведений ;

-работать над адекватной самооценкой; учиться проявлять самостоятельность.

Метапредметные УУД:

Регулятивные:

-самостоятельно ставить перед собой цели,

-контролировать свою деятельность по ходу выполнения задания

Коммуникативные :

-развивать умение сотрудничать с учителем и со сверстниками при работе в паре, участвовать в диалоге на уроке;

-учет разных мнений и стремление к координации различных позиций в сотрудничестве при анализе прозаических текстов.

Оборудование: компьютер, мультимедийная презентация, листы самоконтроля, учебник.

Ход урока

  1. Оргмомент

-Придумано кем-то,

Просто и мудро,

Здороваться утром:

«Доброе утро!»

«Доброе утро солнцу и птицам»!

«Доброе утро улыбчивым лицам»!

-Посмотрите друг не друга, улыбнитесь , повернитесь к гостям поприветствуйте их улыбкой и с хорошим настроением начнем урок.

-Приступая к работе, спланируйте, какой огонек светофора зажжете в конце урока.

1). Насколько активно вы планируете разбирать текст?

Справитесь ли с заданиями , предложенными на уроке?

2). Все ли получится при работе в паре?

3). Все ли будет понято в конце урока на подведении итогов.

  1. Подготовка к восприятию. Постановка целей урока.

-Вспомните название темы, которую мы изучаем.

-Найдите название следующего произведения и фамилию автора.

-Какие цели поставим на урок?

-Знакомы ли мы этой писательницей? Хотите о ней узнать?

-По моей просьбе Настя Мартынова нашла материал об этом авторе.

Надежда Александровна Теффи — русская писательница и поэтесса. Её называли первой русской юмористкой начала XX века, «королевой русского юмора», однако она никогда не была сторонницей чистого юмора, всегда соединяла его с грустью и остроумными наблюдениями над окружающей жизнью.

Надежда Александровна Теффи, (настоящая фамилия Лохвицкая) родилась в Санкт-Петербурге в семье адвоката.

В 1892 году начала литературную карьеру. Была известна сатирическими стихами и фельетонами, входила в состав постоянных сотрудников журнала «Сатирикон»..

Надежда Александровна Тэффи работала в Киеве, Одессе,Турции, Париже. Некоторое время жила в Германии.

Умерла 6 октября 1952 года в Париже, похоронена на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

-Ребята, вы наверное, поняли, что Теффи –это не настоящая фамилия, а..

-Верно, это ПСЕВДОНИМ

Существует несколько вариантов происхождения псевдонима Тэффи.

Одна версия изложена самой писательницей в рассказе «Псевдоним». Она не хотела подписывать свои тексты мужским именем, как это часто делали современные ей писательницы. Она говорила, что лучше выбрать что-нибудь непонятное, ни то ни сё. Нужно такое имя, которое принесло бы счастье. Лучше всего имя какого-нибудь дурака — дураки всегда счастливые». Ей «вспомнился один дурак, действительно отменный и вдобавок такой, которому везло. Звали его Степан, а домашние называли его Стеффи. Отбросив из деликатности первую букву , писательница «решила подписать пьеску свою „Тэффи“».

III.Работа по теме урока

1.Словарная работа.

-Ребята, в тексте есть такие слова, значение которых требует объяснения.

-Где можно посмотреть значение слов?

Возьмите Толковый словарь, найдите объяснение значения следующих слов.

Преступник-человек, который совершил преступление, нарушил закон.

Преступление- опасное действие, нарушающее закон и подлежащее

наказанию.

Преступный — содержащий в себе преступление

Надобности — необходимость, потребность, дело

Порядочный (человек) -честный, заслуживающий уважения. Не способный совершить подлость

Легальный -не нарушающий закона

Пазуха-место между грудью и прилегающей одеждой

Выгореть- то же , что и удасться

Тактика-сочетание средств и приемов для достижения намеченной цели

Мораль – общепринятые правила поведения и внутренние духовные качества человека.

2.Чтение учителем первого абзаца.

–Почему автор так начала свое произведение?

Что значит «страсти»?

3.Чтение 1 части до стр.61.по цепочке по заданию учителя.

-О каких же страстях может идти речь?

-Прочитаем первую часть и узнаем , кто же преступник?

-Догадайтесь, сколько лет Вовке, если он ходит в школу, но младше своей старшей сестры Бубы? Найдите подтверждение в тексте.

-Как вы понимаете выражение «возбуждал страсть»?

-Какой же предмет возбуждал страсть Вовки?

4. Перечитайте первую часть про себя и найдите описание карандаша.

-Какие слова подтверждают, что карандаш вызывает восторг? ( Он трижды повторяет слово «красота»)

-Найдите подтверждение в тексте. Обратите внимание на знак, который показывает восторг. С какой интонацией нужно прочитать эти слова?

— -Найдите в тексте описание карандаша.

-Подтвердите, что карандаш вызывает восторг у мальчика.

-Какой литературный прием использовал автор, чтобы усилить впечатление от красоты карандаша? ( прием контраста, который противопоставляет классную комнату и карандаш)

-Сразу ли Вовка встал на путь преступления?

-Найдите и прочитайте отрывок, из которого видно, что он попробовал разные пути, чтобы заполучить карандаш.

-О чем говорит тот факт, что Вовка залезал под диван, чтобы поиграть с карандашом?

-Как вы думаете, мама догадывалась о том, что Вовка у одноклассников берет без спроса карандаши?

Перечитайте фрагмент, выделенный рамочкой. Какую пословицу использует автор? Что он хотел нам сказать?

-Предположите, как дальше будут развиваться события?

Ф И З М И Н У Т К А

Потрудились – отдохнем!

Встанем, глубоко вздохнем- (три раза)

Три наклона – раз, два, три.

Прямо встать –

Руки вниз и вверх поднять.

Руки плавно опустили – всем улыбки подарили!

IV.Продолжение работы по теме урока.

1.Чтение второй части рассказа

-Прочитаем следующую часть рассказа и узнаем, как дальше будут разворачиваться события.

-Что вы узнали о герое? В этой части есть подтверждение возраста героя?

-Подтвердите словами из текста. (пятилетнее сердце не выдержало)

2.Чтение диалога Миши и Анишит Йокоповны на стр.63 ( слайд)

3. Работа в парах

-Предлагаю вам обсудить это задание в парах. ( результаты работы пар выборочно озвучивают)

А) Во-первых, если мама сама вернет карандаш, то все поймут, кто их взял , и Вовка будет опозорен перед товарищами .

Б) Во-вторых, мама боится, что Вовка привыкнет брать чужое; если просто отобрать карандаши, то он может прийти к выводу, что карандаши брать нельзя, а другое можно.

-Как вы думаете, что же было важно для мамы? ( Чтобы Вовка сам осознал, что брать чужое нельзя)

-Ребята, мама Вовки никого вам не напоминает?

-Сработал ли план, придуманный маминой приятельницей Верой?

-Чем закончилась эта часть?

-Почему Вовка не отдал карандаши?

-Как он рассуждал? Подтвердите словами из текста.

-Как вы думаете, продолжил Вовка брать чужие вещи?

-Об этом мы узнаем на следующем уроке.

-А сейчас подведем итог нашей работы на сегодняшнем уроке.

V .Подведение итогов урока. Рефлексия.

-Возьмите сфетофорчики и закрасьте огоньки нужным цветом .

-Совпали ваши прогнозы с результатом?

-Вспомните, какие цели мы поставили вначале урока?

-Все цели достигнуты?

-А теперь, кто доволен своей работой на уроке, похвалите себя.

— -Расскажите, что вам дал сегодняшний урок.

-Как вы думаете, кто на уроке был самым активным, правильно отвечал на вопросы по тексту?

VI. Домашнее задание:

1.Перечитать обе части на стр .58-63;

2. По выбору:

а). Нарисовать , каким вы себе представляете Вовку.

б). Составить синквейн о Вовке.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *