Монастырь бенедиктинцев

бенедиктинцы — Benedictines

Эта статья о монашеском ордене католической церкви. Для подобных монашеских орденов Восточной Православной Церкви, см Бенедиктинцев (православных) . Для подобных монастырских порядков Англиканской см Орден Святого Бенедикта (англиканской) . Для использования в других целях, см бенедиктин (значения) . «ОСБ» перенаправляется сюда. Для использования в других целях, см ОСБ .

Бенедиктинцы

Ordo Sancti Benedicti

Дизайн на лицевой стороне святого Бенедикта медали

Сокращение

ОСБ

девиз

Ora и др Labora
( «Молись и работай»)

формирование

529 ; 1490 лет назад

основатель

Бенедикт Нурсийский

Основанная на

Сабиако Abbey

Тип

Католический монашеский орден

Главное управление

Церковь Сант-Ансельмо all’Aventino, Рим

Abbot Предстоятель

Григорий Polan

Главный орган

бенедиктинский конфедерация

Головная организация

католическая церковь

Веб-сайт

ОСБ .org

Бенедиктинцы , официально Бенедиктинцы ( латынь : Ordo Sancti Benedicti , сокращенно ОСБ ), являются монашеская католическая религиозный орден монахов и монахинь , которые следуют правилу святого Бенедикта . Они также иногда называют Black Монахи , ссылаясь на цвет членов религиозных привычек .

Несмотря на то , называется порядок, бенедиктинцы не работают в одной иерархии , но вместо этого организованы как совокупность независимых монашеских общин , с каждой общиной ( монастырем , априорной или монастырской ) в целях поддержания своей автономии. В отличии от других религиозных орденов, бенедиктинцы не имеют превосходящую генерала или курию с универсальной юрисдикцией. Вместо этого, порядок представлен на международном уровне в бенедиктинской конфедерации , организация , которая была создана в 1893 году для представления общих интересов заказа.

Монастырь бенедиктинок в Несвиже, Беларусь: история, описание, фото

Студенты педагогического колледжа Я. Колоса передают истории друг другу о призраке. А ведь не зря. Именно в этом здании несколько веков назад находился монастырь бенедиктинок. В нем, то и дело, появляется время от времени призрак Черной Дамы …

Монастырь бенедиктинок в городе Несвиже был основан в 1593-1596 годах. Проектировал это здание известный итальянский архитектор Ян Мария Бернардони. За строительством следила жена князя Радзивила Сиротки – Эльжбета Евфимия, которая была глубоко верующим человеком.

Построение находится на окраине города, соединяясь с фортификационными сооружениями мостом. Монастырь, как и все тогдашние здания, нес в себе не только декоративную функцию, но и был оборонительным сооружением. Установили его на возвышенности, чтобы просматривались все подходы к городу Несвижу. До нашего времени почти ничего не сохранилось в первоначальном варианте, так как ,с начала его постройки, здание много раз перестраивалось.

Как и все постройки того времени, монастырь бенедиктинок был возведен в стиле барокко. Двор был в виде буквы «П», в центре которого стоял костел, который достаточно известен. В монастыре было семь алтарей, главный из которых был деревянным. Также там находился алтарь Святой Анны.

Монастырь стал местом захоронения жены Радзивила и его дочерей, которые умерли в очень раннем возрасте. Нормальным для того времени была прижизненная установка памятников дочерям. Странным фактом был необычный вход в монастырь – не спереди, как обычно, а сбоку, со стороны двора. Вход в него украшает надвратная башня, два яруса которой сокращаются по высоте, от этого она кажется легкой. В монастыре этом обучались только дети граждан, которые были в состоянии хорошо заплатить. При нем также работала библиотека и музыкальная школа.

Как и многие здания на территории Несвижа, с приходом русских войск монастырь закрыли и переоборудовали в православную церковь. А под казармы заняли помещения монастырей. Только в начале ХХ века все здания вернули католикам, однако, лишь до Великой Отечественной Войны. В 1945 году, когда фашистов изгнали из города, здание закрыли, а монашек выгнали. В 1988 году в подвале костела, что находился рядом с монастырем, нашли большой медный чан. В нем был обнаружен 141 предмет столовой посуды из фарфора, посеребрения, стекла, которые сейчас находятся в краеведческом музее.

На сегодняшний день здание имеет первоначальный вид. В бывшем монастыре бенедиктинок сейчас находится педагогический колледж им. Я. Колоса. При нем есть общежитие, в котором живут , в основном , девушки.

Не все сейчас думают, что призрак, который видят в монастыре бенедиктинок, это Черная Дама. Есть мнения, что это Черная монашка, которую замучили когда-то в монастыре гестапо или НКВД. Вот и ходит-бродит теперь она, в полном одиночестве, по коридорам нынешнего колледжа. Гремит ключами, толкает, щиплет кого-нибудь.

Бенедиктинский монастырь Монсеррат.

И его Черная Мадонна.


Монастырь Монсеррат — бенедиктинский монастырь, духовный символ и религиозный центр Каталонии и центр паломничества католиков со всего мира.

Монастырь, расположившийся на высоте 725 м над уровнем моря, получил своё название по горной местности Монсеррат («Разрезанные горы») в 50 км к северо-западу от Барселоны, где на небольшом пространстве в 10 х 5 км высятся тысячи известняковых скал причудливой формы.

Человеческая фантазия дала отдельным скалам столь же занимательные имена: Мумия, Брюхо епископа, Хобот слона, Лошадь Бернарда. В 1987 году природный комплекс, прилегающий к монастырю, объявлен национальным парком Каталонии. Богатая флора этого уголка природы охватывает более полутора тысяч видов.

Украшенные скульптурными произведениями и майоликой и ухоженные горные тропы этого музея под открытым небом, опутавшие окрестности монастыря, оборудованы указателями продолжительности и уровня сложности маршрута и пользуются успехом для прогулок как у туристов, так и у местных жителей.

Монастырь обладает развитой туристической инфраструктурой. К монастырю Монсеррат проложена подвесная канатная дорога. С 2003 года функционирует зубчатая железная дорога «Cremallera de Montserrat»

Первое упоминание о монастыре Монсеррат датируется 880 годом. В IX веке здесь находилось четыре скита, один из которых был посвящён Деве Марии. В 1025 году здесь был заложен бенедиктинский монастырь в романском стиле. К XII веку сложился современный архитектурный ансамбль монастыря.

Во время своего второго путешествия Христофор Колумб назвал в честь монастыря Монсеррат остров в составе архипелага Малых Антильских островов, ныне британская колония. В 1522 году паломничество в Монсеррат совершил основатель ордена иезуитов Игнатий Лойола.

Monument a Mossèn Cinto Verdaguer a Montserrat (Catalunya)

В 1592 году прошло освящение нового собора, построенного в стиле Возрождения с элементами готики. Собор отличался большими размерами, в особенности с учётом того, что находился он на скалистом обрыве.

В 1811 году монастырь был подожжён и разрушен войсками Наполеона. От первоначальных построек монастыря сохранились лишь романский портал собора и остатки готического клуатра.

Некоторое время бенедиктинский монастырь находился в руинах и запустении. В 1844 году при поддержке бенедиктинской общины и каталонского населения началось восстановление монастыря, которое заняло около ста лет. В XX веке Монсеррат стал самым осязаемым символом Каталонии и опорой в тяжёлое время в её истории. Только в стенах собора Монсеррат во времена диктатуры Франко проводились службы и бракосочетания на запрещённом тогда каталанском языке.

Базилика Девы Марии Монсерратской

Фасад собора

Первый собор в монастыре Монсеррат был построен в XVI веке, но во время Пиренейских войн в 1811 году был разграблен и сожжен французскими войсками. В том же году началось строительство современного собора.

8 марта 1881 года папа Лев XIII присвоил базилике Девы Марии Монсерратской звание Малой папской базилики (лат. Basilica minor)[

Полностью закончены строительные работы были в 1901 году открытием парадного барочного, западного фасада по проекту каталонского архитектора Франсиско де Паула дель Виллар-и-Кармона.Статуи на фасаде были выполнены скульпторами Венанси Вальмиджана-и-Барбань и Агапитом Вальмиджана-и-Барбань

После Гражданской войны по проекту архитектора Франсиско Фольгуэра была построена аркада в стиле модернизма, ведущая в атриум. Фасад аркады был украшен скульптурами работы Хуана Ребулла
В 1991—1995 годах в соборе были проведены масштабные ремонтно-реставрационные работы под руководством профессора Барселонского университета Аркади Пла-и-Масмикуэля

Собор представляет собой однонефную базилику без трансепта длиной 68,32 м, шириной — 21,50 м и высотой — 33,33 м. Боковые пределы отделены от основного зала арками, опирающимися на колонны, украшенные фигурами пророков Исаии, Иеремии, Иезекииля, Даниила.

Часовня Иосифа де Каласанса

Часовня Святого Игнатия Лойолы

Часовня Святого Мартина

Над алтарём находится восьмиугольный купол. Сам алтарь украшен картинами Александра де Рикера, Хуана Льимона , Иоахима Вансельса , Дионисио Байхераса и Льюиса Гранера

Прямо над алтарём находится окно, через которое видна главная святыня монастыря — скульптура Чёрной Девы, хранящаяся в заалтарной часовне..

Интерьер восстановленного монастырского собора, над которым трудились художники и скульпторы XIX и XX веков, представляет собой сплав нескольких стилей с преобладанием модернизма. В 1881 году папа Лев XIII присвоил собору Монсеррата титул малой базилики. Алтарь высечен из скалы и богато украшен эмалью и серебром.

В Тронном зале, отличающемся особым великолепием, с 1947 года хранится статуя Святой Непорочной Девы Марии Монсерратской. Трон Мадонны из литого серебра был воздвигнут на народные деньги в знак примирения после Гражданской войны. Светильники для Тронного зала были подарены монастырю различными общинами страны. В оформлении алтарной часовни собора принимал участие Антонио Гауди.

Ежедневно в час дня в исполнении хора мальчиков, обучающихся в музыкальной школе при монастыре «Escolania de Montserrat», в храме звучит гимн деве Марии — известное в Каталонии песнопение «Виролай»

Известная во всём мире музыкальная школа была основана в XIII веке и является одним из самых древних музыкальных учебных заведений Европы. Хор мальчиков принимает участие во всех торжественных литургиях.

Чёрная Дева Монсерратская

Монастырь Монсеррат хранит национальную святыню Каталонии — статую Богоматери с младенцем на коленях XII века(по легенде-IX века), привлекающую в монастырь паломников со всего света. За свой тёмный цвет 95-сантиметровая статуя из чёрного тополя в золотых одеждах получила название «Чёрная мадонна», а каталонцы ласково величают её «La Moreneta» (с каталан. — »Смугляночка»).

Благодаря заботе спрятавших её верующих статуя уцелела во время разграбления монастыря в 1811 году. К алтарю в Тронном зале поднимается очередь, чтобы поклониться святой покровительнице Каталонии, коснуться её рукой. В здании собора имеется специальная комната, куда возвращающиеся паломники привозят символы исполнившихся желаний — свадебные платья, уже не нужные ортопедические принадлежности, и т. п.

Согласно легенде чудотворная статуя Девы Марии была обретена поселенцами в одной из пещер во времена Реконкисты.

В честь Монсерратской мадонны именем Монсеррат (сокращённо Montse Монсе) в Каталонии называют девочек. Это имя носила, например, известная сопрано Монсеррат Кабалье.

На территории монастыря работает музей, где проходят выставки работ монахов. В музее открыто шесть основных экспозиций:

археологическая, посвящённая культурному наследию Ближнего Востока;

иконографии Девы Марии;

драгоценностей;

живописи XV—XVIII вв. и
живописи и скульптуры XIX и XX вв., среди которых работы Эль Греко, Караваджо, Луки Джордано и Джованни Баттиста Тьеполо, а также Клода Моне, Эдгара Дега, Пабло Пикассо, Франсиско Араса, Рамона Касас-и-Карбо и Сальвадора Дали;
уникальная коллекция православных икон.

Монастырская библиотека

Попасть в библиотеку крайне непросто. В ней хранятся рукописные средневековые книги, а также издания монастырской типографии, появившейся в XV веке. Типография относится к числу старейших на Иберийском полуострове. Собрание библиотеки насчитывает более 300 тысяч томов, 400 из которых — рукописные. Самый ценный манускрипт библиотеки — сборник XIV века Llibre Vermell, содержащий десять средневековых песен. Доступ разрешён только ученым с мировым именем, и только мужского пола. Исключений по сей день сделано не было.

Бенедиктинцы

Бенедиктинский орден служит в Монсеррате уже более тысячи лет. В настоящее время в монастыре обитает 79 монахов. На монахов возложена работа по непосредственному приёму и обслуживанию прибывающих в Монсеррат паломников. Для паломников на территории монастыря работают монашеская гостиница, здание с кельями. В свободное время монахи занимаются творчеством, а также производят собственные натуральные продукты: вино, ликёры, торты, мёд, творог, орехи.

Эсколания де Монсеррат

Эсколания де Монсеррат при монастыре Монсеррат – один из самых древних детских хоров в мире. Есть документы, подтверждающие его существование в XIV веке. Тогда же сделаны первые изображения группы певчих в туниках, которые и сегодня придают неповторимость внешнему виду хора.

Хор состоит из 50 детей, от 9 до 14 лет. Набор производится среди детей, проживающих в Каталонии, на Балеарских островах или в Валенсийском сообществе. Проживая в монастыре, певчие получают школьное образование параллельно с музыкальным. Они осваивают игру на двух музыкальных инструментах, вокал и хоровое пение.

Хор участвует в литургии, но исполняет не только духовную музыку, но и классику для хоров. С 1968 года Эсколания начинает свою концертную деятельность за пределами Монтсеррат и выступает с концертами в Каталонии, а также в Европе и на других континентах.

Гора Монсеррат внешне напоминает нагромождение скал причудливой формы. Не зря её название Montserrat переводится с каталонского, как разрезанная или зубчатая гора.

По одной из легенд, именно на этой горе в древности обитали весьма могущественные маги. Чтобы оградить себя от присутствия посторонних, посадили они у подножия горы заколдованную яблоню. Она привлекала путников своими блестящими сочными плодами, но каждый, кто отведал сочное яблоко, тут же превращался в камень. И теперь многочисленные заколдованные путники вечно охраняют подступы на вершину.

Вторая легенда прямо противоположна первой и гласит о том, что Montserrat – это результат проделок ангелов. Именно они, спустившись с небес, признали слишком скучным окружающий горный пейзаж и решили слегка его украсить. Они с помощью золотой пилы попросту распилили гору пополам, а затем украсили её причудливыми серыми фигурами. Некоторые из них со временем обрели свои собственные имена: Лошадь Бернарда, Брюхо Епископа, Хобот Слона, Лик Святой Девы, Божий Перст.

очередь из желающих прикоснуться к мадонне

Ещё одно предание связано с появлением в этих местах Чёрной Мадонны. Якобы изготовлена она была самим Святым Лукой, а привез её в Каталонию и спрятал от сарацинов в горах Святой Пётр. Так и лежала она в горах несколько веков, но в 880 году была обнаружена юными пастухами. Возвращаясь домой после трудового дня, подростки увидели свет в расщелине скалы и услышали волшебную музыку.
Несколько дней подряд пастухи приводили к этому месту взрослых, но никто не решался подойти поближе, даже местный священник. И лишь епископ из Манрезы, услышав о необычном явлении, отважился войти в пещеру. Он сам и вошедшие с ним вместе местные жители увидели небольшую статую Богоматери с младенцем на руках.

Святую Деву Марию хотели спустить с горы, однако маленькая фигурка становилась тем тяжелее, чем дальше относили её от места обнаружения. Тогда было решено построить храм в её честь прямо в горах.
Имеется и научное объяснение происхождения этой необычной горы. Миллионы лет назад здесь было море, а его вздыбившееся дно образовало горный хребет, от которого после схождения ледника и откололась гора Montserra

Монахи-бенедиктинцы о главной заповеди и том, как стать счастливыми

– Отец Бертран, как сложилось, что вы так хорошо говорите по-русски?

– Из любви к России. Но, признаться, говорить мне всё-таки нелегко. По-французски я мог бы беседовать целый день, по-русски гораздо труднее. Но попробуем.

Я родился в Париже. Мы жили неподалеку от собора святого Александра Невского. Очень часто я заходил в этот храм, и мне казалось, что это мой дом. Мне была близка и атмосфера церкви, и православный обряд.

– Там служили на церковнославянском?

– Но для меня это было не так важно. Конечно, сначала я ничего не понимал, но я христианин, поэтому мне был доступен общий смысл литургии и других служб.

– Вы росли в верующей семье?

– Да, мои родители были верующими, с детства мы молились вместе с мамой и папой. Но в нашей семье был мир свободы – я не был вынужден молиться, нас никто не заставлял.

– А кем были ваши родители? Сколько детей было в семье?

Отец Бертран Жеффрен

– Мой отец был инженером, а моя мать не работала, была дома с детьми. Нас было четверо. У меня есть старшая сестра, она – врач. Был у меня брат, но он умер от рака десять лет назад. Мы с ним были очень близки, как близнецы. И у меня есть еще один младший брат, но я недолго жил с ним в семье, потому что я стал монахом в 18 лет, а ему тогда было 12 – была большая разница в возрасте, мы не так много общались.

– Вы дружно жили?

– Да, очень. Наша семья была счастливой, а мы были свободны. Когда мне было пять лет, я сказал маме, что хочу стать монахом, и она ответила: «Ну хорошо. Но, быть может, завтра ты еще захочешь стать поваром или еще кем-то?»

Я очень расстроился, потому что был уверен, что уже сделал выбор на всю жизнь. И ее сомнение в моем решении для меня было почти оскорблением.

В детстве вообще очень глубоко ощущение мира. У детей рождаются чувства, которые могут остаться на всю жизнь. Каждому ребенку вся жизнь дается целиком, как в зерне, и вся жизнь потом – это ее прорастание, раскрытие.

– А вы помните, как, почему вы решили стать монахом? Ведь перед вами был образ прекрасной семьи. Не хотелось создать свою семью?

– Помню, конечно. Я не думал о семье. Моя бабушка жила недалеко от монастыря. Когда я был совсем маленьким, то ходил с ней на службы в монастырь, я видел прекрасных людей, которые вместе собираются в церкви, видел, как они молятся. Они ничего не делали кроме молитвы, и для меня это был рай. Да, я считал, что службы очень длинные, но, даже несмотря на это, их жизнь казалась мне раем.

Стоять перед Богом, открыто и бескорыстно – это небо на земле. Поэтому я и захотел стать монахом.

Была и другая причина. Мой дедушка, он был, как я сейчас, – лысым. Мне казалось, что это очень красиво! А на Западе монахи бреют головы, и это мне тоже казалось красивым, и я хотел быть таким же.

А еще в детстве я очень любил цирк. В цирке есть акробаты, которые ходят по трапециям – трапецисты. А во Франции есть такие монахи – «трапписты» (trappiste). Я видел здесь прямую связь: для меня быть монахом – это как идти по трапеции. А еще быть бритым и молиться (смеется). Это просто чудо! Я, конечно, шучу!

Но, мне кажется, Бог всегда обращается к нам с понятными словами, образами, поэтому, когда я был маленьким, Он со мной говорил именно так. А вы знаете, что такое монах? Какая от него польза? Никакой. А от музыкантов какая польза? Музыка ведь тоже не очень нужна. А любовь – какой от нее прок? Совершенно непрактичное дело, нечто совершенно бескорыстное.

Но без любви человек – не человек. А без музыки мир будет совсем бедным, как и без любви, и без молитвы, и без цирка тоже. Бескорыстная деятельность – это очень важно. Так я понял, что акробаты, музыканты и монахи очень нужны миру.

– А вы потом не пожалели, что стали монахом?

– Мама мне сказала еще: «Ну хорошо. Мы очень рады, что тебе хочется быть монахом. Но, думаю, пока не надо говорить об этом друзьям и знакомым, потому что, мне кажется, важно оставаться свободным. Наверное, это твое призвание. Но вдруг после 16 лет тебе захочется стать педагогом или инженером, или ты влюбишься, то ты будешь свободен, ты не будешь вынужден следовать своему обещанию». И я очень благодарен маме, потому что она всегда уважала меня и не проявляла насилия.

Когда же я в 18 лет окончательно решил стать монахом, я сказал: «Я долго ждал. 14 лет. У меня есть опыт. Поэтому я уверен в своем выборе». Я свободно уходил в монастырь. Потом иногда бывали очень тяжелые годы, но когда ты знаешь, что ты принял решение сам, свободно, то проживать эти кризисные времена гораздо легче.

Монастырь Богоматери святого упования в деревеньке Мениль Сен-Лу

– Но ведь монах не свободен, он всего себя отдает в послушание?

– Но он сам отдает, добровольно.

– Но потом всю жизнь он лишен свободы…

– Вот сейчас я настоятель монастыря…

– Ага, и теперь вас все слушаются (смеется)…

– Я настоятель, но не генерал, не полковник, не сержант. Это совсем другое дело. Все братья равны. Быть настоятелем, как и отцом, для меня – это надеяться, что и сын станет отцом. Я должен дать ему такую возможность. И в монашестве – то же самое. Монашество – это путь, по которому шаг за шагом ты идешь к свободе. Это свобода, подобная отношениям Иисуса и Отца Небесного.

В монастырском храме

– А где вы принимали постриг? Ведь это так важно – в какую семью ты вступаешь…

– Да, конечно. Здесь так же, как и в браке, где мужчина и женщина встречаются как бы случайно… И я почти случайно попал в общину. Мне было 15 лет, когда я впервые приехал в монастырь Бек Эллуэн (Bec-Hellouin) в Нормандии. Я остался там на несколько дней, но мне казалось, что я жил тут всегда, мне хотелось бывать здесь снова и снова. Так эта община стала моей семьей.

Во Франции монахи обычно всю жизнь живут в одной общине, не переходят в другие монастыри. Я жил в монастыре Нормандии, и именно там родилась община этого монастыря: мы решили возродить Мениль Сен-Лу, вместе перебрались сюда. Еще до войны этот монастырь был закрыт, всё было разрушено.

– И с этой общиной вы приехали сюда, стали возрождать обитель и с той поры – в Мениле?

– Да, отслужив в армии, я с отцом Мишелем Мартэном приехал сюда. Тогда мне был 21 год. Это было в 1977 году, почти сорок лет назад. Но время летит так быстро…

– А бывает, что что-то остывает, что-то заканчивается? Бывали минуты, когда всё казалось тяжелым и бессмысленным?

– Да, как, наверное, у всех. Но я не могу сказать, что в ту минуту Бог не был со мной. Когда очень тяжело, Он со мной. Когда легко, Он со мной.

Вера – это не решение всех проблем, не ответ. Это путь с Иисусом. Это намного красивее, глубже и легче. Мы страдаем, мы надеемся, но всегда мы знаем, что Христос совсем рядом. Он не осуждает, а сострадает, поддерживает, помогает. Путь – это очень красиво.

– Но одни идут долго, другие малое время… Помните притчу о работниках виноградника: одни работали целый день, всю жизнь, а другие – всего один час, но все получают одинаковую плату. Это ведь несправедливо?

– А любовь – справедливо? Если бы была любовь по справедливости, это было бы ужасно. Когда ты любишь, ты любишь не потому что… Ты любишь без причины.

– А когда ее нет? Ты хочешь любить, а не получается? Ты хочешь любить человека, который обижает, унижает, а не можешь…

– Нам это невозможно, но с Иисусом всё возможно. Это дар Божий. Как объяснить? Даже по-французски сложно. Да, порой жить вместе без любви к человеку невозможно. Лучше попрощаться по-человечески. Когда есть насилие против тебя, иногда лучше не видеть человека, который сильно обидел тебя.

– То есть лучше уходить, признав свою слабость.

– Да, можно сказать: «С Божией помощью я прощаю. Но прощение – это чудо Божие в сердце. А по-человечески я очень слабый. Боюсь, я не смогу».

– А как быть с тиранами? Гитлер, Сталин – они же тоже люди, и за них тоже распялся Христос. Как можно относиться к ним по-человечески?

– Знаете, на иконах вокруг ада часто пишут некий красный занавес. Это означает, что мы ничего не можем говорить об аде. Это тайна, мы не знаем, кто находится в аду. Занавес – это тайна любви Бога.

А Церковь никогда не осуждает кого-то до конца. Мы не можем говорить, что Сталин в аду, или Гитлер, или Иуда. Мы не знаем. Потому что это тайна между Богом и душой.

Наоборот, мы можем канонизировать святых, можем признать: да, этот человек – он святой, и он будет примером для всех нас, потому что в его лице мы видим чудо любви. Но последнее слово принадлежит только Богу. Любовь – это последнее слово, и только Бог может решать судьбы.

– Владыка Антоний…

– Я его очень уважаю!

– Он рассказывал историю про одного кюре. В его храм приходила вдова, муж которой покончил с собой, выбросился из окна. Вдова очень горевала о муже, о его посмертной участи самоубийцы. Кюре пожалел ее и стал молиться за ее мужа, а потом сказал ей: «Не печалься, когда твой муж падал, за метр до земли он раскаялся»…

– И Бог принял его покаяние и простил его.

– Но вот, мы знаем заповеди, но всё время их нарушаем, а потом каемся, а потом опять нарушаем, а потом снова приходим и просим прощения. Это честно?

– Да.

– И даже если ты ушел очень далеко? Почему мы можем приходить снова и снова?

– Я знаю, что это за прогулка. Как тяжело идти. Ты делаешь шаг. А чтобы сделать новый шаг, приходится падать. Жизнь – la marche – есть движение. Лучше падать и двигаться, чем оставаться на месте и самодовольно утверждать: «Я ничего не сделал, я ни в чем не виноват», как в притче о талантах.

– Но, кажется, так можно жить, только если Бог, Христос для тебя – живые Личности, когда ты испытал с Небом личное общение. Но есть люди, которые не обладают этим опытом. Например, дети в верующих семьях: их приносят в церковь в младенчестве, они с родителями приходят каждое воскресенье в храм, а потом они вырастают, но, оказывается, многие так и не знают Бога, они не пережили своей личной встречи с Ним. Что тогда делать? Когда ты можешь обратиться ко Христу, как к Другу, как к Брату старшему, к Богу – как к Отцу, когда ты этого не знаешь?

К нашей беседе присоединился брат Жером, который взялся помочь отцу Бертрану с переводом.

Брат Жером: Отец Бертран хочет уточнить свой ответ. Христианство – это не ответ на все вопросы. Это не система, которая всё ставит на свои места. Мы видим в Евангелии, что перед лицом страдания Иисус не говорит ничего. И когда к Нему приходит начальник синагоги и сообщает, что его дочь больна, Иисус не говорит ничего, а просто идет за ним и действует.

Брат Жером подключился к беседе

Христианская вера – это путь, пройденный вместе с Христом, в присутствии Христа. Могу признаться: я Его разочаровывал, но Он меня – никогда. И вот этот путь понемногу нас учит, и в первую очередь учит доверять Богу в любых ситуациях. В вере рождается надежда, что и ты сможешь поступать так же, как и Иисус. Как часто можно заметить в жизни: люди, которые провели много времени вместе, начинают друг на друга походить даже внешне. Так и в общении с Христом: когда с Ним действительно живешь долго, начинает проявляться какое-то сходство, в человеке рождается способность действовать так же, как и Он.

Отец Бертран: Вуаля!

– У вас такие прекрасные белые одежды! Много веков монахи Бенедиктинского ордена носили именно такие одежды. Но ведь вы живете в современном мире – водите машину, пользуетесь интернетом. Для чего современному христианству нужны эти древние формы?

Отец Бертран: Это лишь внешние формы. Конечно, главное – не в них. И монашеская жизнь тоже от них совершенно не зависит. Эти формы нам помогают, напоминают цель нашего существования. Они выражают что-то из нашей любви ко Христу. Но это только внешняя подпора, ее нельзя сакрализировать. И когда вера перестает быть живой встречей со Христом, и слишком много внимания уделяется внешним формам, то всё теряет смысл, иссякает…

Брат Жером

Брат Жером: Трудно ответить в нескольких словах. Мне вспоминается аналогия у Цветаевой. В одном письме она сравнивает любовь и внешнее ее проявление – поцелуй. Если ты не любишь, а целуешь, то поцелуй значит настолько больше, он приобретает гораздо большую значимость, чем то, что ты чувствуешь. А когда ты любишь, поцелуй намного меньше по отношению к тому, что ты испытываешь.

Когда любишь человека, естественно его поцеловать, приласкать, но на самом деле чувство, которое ты испытываешь, намного глубже.

Как поцелуй – в любви, так и внешние формы благочестия – в вере. Когда ты не проживаешь веру, внешние вещи становятся невероятно важными, гораздо более важными, чем то, что ты испытываешь. А когда ты действительно ее проживаешь, то это просто формы. Тут не может быть равенства.

– Следующий вопрос: что такое проживание веры…

Брат Жером: В Талмуде есть такое выражение «Рассказать всю Тору, стоя на одной ноге». Ответить на этот вопрос – это как пересказать всю Тору, стоя на одной ноге. В Новом Завете это было одной из любимых игр испытывавших Христа: «Скажи! Скажи! Какая самая главная заповедь?» Но Иисус всегда дает ответ намеренно банальный: «Ты сам прекрасно знаешь. Ответь: какая заповедь главная? – Любить Бога и ближнего. – Ну вот!» Так же отвечал и законоучитель Гиллель: «Золотое правило: не делай другому того, чего не хочешь себе», а потом добавлял: «А теперь иди и учись».

Думаю, эти укороченные формулы, которые дает Иисус, нужно воспринимать, как открывающуюся дверь. Ты начни, и это начало задаст какую-то тональность. Думаю, это и есть проживание веры.

– Но «любить Бога» – говорилось людям с религиозным сознанием, для которых бытие Бога было так же очевидно, как восход и закат солнца…

Брат Жером: Я думаю, нам повезло с современным миром. И вера, которая дается как бы сама собой, которая наследуется как мироощущение, почти естественность, как и любая наивность, несовершенна.

Наш пес Тяпа никогда в жизни не терялся. Он не знает, что можно потеряться, и поэтому он не боится потеряться, а напрасно. Сейчас мы знаем, что потеряться можно. И, я думаю, это даже хорошо.

– А вы чего-то боитесь?

Брат Жером: Наверное, многого боюсь. Причем, чем меньше себе это проговариваю, тем больше каких-то страхов… В каждый период жизни есть свои страхи. Сейчас, когда идет вторая часть жизни, наверное, мой самый большой страх – не успеть, не сделать. В другие периоды у меня были страхи, может быть, более экзистенциальные. Но глобально я больше всего боюсь, что повторится шоа, холокост. Все предыдущие века были хуже и хуже, нет никаких оснований предполагать, что наш век будет легче, чем все остальные.

Был такой кардинал Жан-Мари Люстиже, он был архиепископом Парижским, вся его семья погибла в Освенциме. Ему было 14 лет, когда он прятался от фашистов в Орлеане, и в этот момент в него вошла вера. Однажды во время Страстной недели он зашел в церковь. Церковь была пуста, и вдруг его настигла уверенность в том, что всё имеет смысл, всё сходится. Потом его спрашивали семинаристы, молодые люди 20-22 лет: «Скажите, а как быть счастливым?» Он ответил: «В вашем возрасте я задавался другими вопросами»…

Большинство воспринимает счастье как исполнение желаний, и существует небольшой горизонт каких-то наших желаний – исполненных, неисполненных. Но есть горизонт более широкий. А есть еще и другой – Священная история, которая продолжается и сегодня. И одно из условий проживания веры – это постараться жить, глядя на этот широкий горизонт смысла, а не на горизонт своих желаний, которые чаще не исполняются, чем исполняются. В истории идет какая-то большая драма…

– Именно драма? Не «божественная комедия»?

Брат Жером: Трагикомедия, наверное.

Отец Бертран: А я очень боюсь слов, которые убивают. Я боюсь, что могу что-то сказать, и это кого-то поранит, принесет боль. Странная загадочная сила слова, которое может убить и ранить… С другой стороны, так удивительно встречать людей, которые могут своим словом сообщить жизнь, влить в другого жизнь и надежду. Словом человек может получить освобождение, словом могут раскрываться темницы.

– Брат Жером, вы сказали, что самое страшное для вас – это повторение холокоста, повторение безумного человеческого страдания, гибели миллионов людей. Но апостол Павел говорит, что для него «жизнь – Христос, и смерть – приобретение». И Иисус говорит: «Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода». Что же такое смерть, страдание на горизонте Евангелия? Помните у Блока, в поэме «Роза и крест»: «Как может страданье радостью быть?»

Брат Жером: У Гете тоже есть образы розы и креста: крест в окружении роз – кто связал их? Да, здесь есть эстетизация страданий. Но существует пропасть между тем, что мы можем говорить себе, и тем, что мы можем сказать другому. Себе я могу сказать, что смерть, страдание – это приобретение, другому человеку я не могу утверждать…

Отец Бертран: Никогда!

Брат Жером: Как можно говорить другому, что страдание – это путь?

Отец Бертран: Сказать такое – это было бы ужасно, безжалостно.

– Например, что ты страдаешь, мучаешься сейчас, но это очень душеполезно, это очень способствует росту твоей души…

Брат Жером: Много лет настоятелем Аббатства Святой Марии Воскресения в пригороде Иерусалима Абу-Гош был епископ Жан Батист Гурион. Десять лет назад он скончался от рака. Последние дни его жизни мы много общались. Приехал как-то его навестить латинский патриарх Иерусалима, а Жан Батист тогда уже доживал свои последние дни, еле сидел с дыхательным аппаратом. И патриарх говорит ему: «Ну, отец Жан Батист, мы ведь люди верующие. Умереть немножко раньше, немножко позже – не всё ли равно…»

Отец Бертран: Как ужасно!

Брат Жером: Я его придушить был готов, этого патриарха. «У тебя-то это будет немножко позже, а у Жана Батиста – немножко раньше». Себе такое можно сказать, другому – никогда. Это строки лишь для внутреннего употребления.

Есть слова, которые можно сказать только себе и никому больше.

Мы чаще всего думаем о смерти исходя из «моей» смерти. У Хайдеггера – его «бытие-к-смерти», у Толстого – Иван Ильич: «Я умру». Есть в этом какое-то жлобство. Если начать думать о смерти исходя из смерти другого человека, например, как родители боятся, чтобы ребенок не выбежал на дорогу и не попал под машину, – это только и будет настоящая мысль о смерти. И тогда мы не сможем сказать, как, помните, у Цветаевой: «Жизнь и смерть давно беру в кавычки»…

– Не так давно на одном собрании, посвященном молодежной работе, один епископ сказал, что в наших силах сделать всё, чтобы отодвинуть конец света… А ведь Новый Завет заканчивается словами апостола Иоанна «Ей гряди, Господи, Иисусе!» Ведь жизнь христианина – это чаяние, ожидание, что Он придет завтра, ну или послезавтра… Если жить в таком ожидании, что настоящая жизнь, Царство Небесное будет завтра, то как сегодня строить дома, выходить замуж, рожать детей?

Отец Бертран: Царство – это не устранение от этой жизни, это ее приведение к полноте. Речь не идет о том, чтобы отказываться от того, что у нас есть здесь и сейчас. Надо постараться открыть всё это грядущему Царству. Постараться полностью прожить ту жизнь, ту любовь, которая дается нам здесь, для того, чтобы она открылась в полноте жизни в жизни будущего века.

Фото: София Бурмистрова, Алиса Струкова

  • Список католических орденов и конгрегаций
  • Сакраментки — бенедиктинки беспрерывного поклонения Святым Тайнам.
  • Бенедиктинцы (православие)

Орден бенедиктинцев

Орден бенедиктинцев

Бенедиктинцы
Полное название Орден св. Бенедикта
Латинское название Ordo Sancti Benedicti
Сокращение O.S.B.
Церковь Католическая Церковь
Девиз Молись и работай (Ora et labora)
Основатель Бенедикт Нурсийский
Дата основания 529
Количество монашествующих 7 798 (2005)
Количество Русских
Сайт ордена

Бенедикти́нцы, Орден св. Бенеди́кта (лат. Ordo Sancti Benedicti, OSB ) — старейший католический монашеский орден, основанный св. Бенедиктом Нурсийским в VI веке. Термин «бенедиктинцы» иногда употребляют по отношению к другим монашеским орденам, использующим «Устав св. Бенедикта», например, камальдулам или цистерцианцам, что не вполне корректно.

Аббатство Монте-Кассино — родина ордена бенедиктинцев — в наши дни

После смерти св. Бенедикта в 547 г. основанный им монастырь Монте-Кассино просуществовал недолго и был разрушен лангобардами около 577 г (позднее он был восстановлен). Монахи при поддержке Папы Григория I Великого разошлись по разным странам, способствуя распространению устава и идей св. Бенедикта. Вскоре бенедиктинские монастыри возникли в Англии, Франкском королевстве, других странах Западной и Центральной Европы, а к XI веку и в Восточной Европе. Среди великих бенедиктинцев этого периода выделяются св. Августин Кентерберийский, св. Виллиброрд, св. Адальберт Пражский и др.

Поскольку «Устав св. Бенедикта» не предусматривал централизованных структур, объединяющих монастыри, до XI века монастыри, использующие бенедиктинский устав, были независимыми. В X- XI веке орден претерпел несколько существенных реформ: начали появляться конгрегации монастырей, от бенедиктинцев отпочковались ордена камальдулов и цистерцианцев, была проведена реформа монашеской жизни, т. н. Клюнийская реформа (по названию аббатства Клюни).

В XIII веке возникли новые, бурно развивающиеся ордена доминиканцев и францисканцев, изменилась структура европейского общества, что предопределило начало упадка ордена бенедиктинцев. Еще более усилился этот упадок в ходе Реформации и секуляризации XVIII века. В XIX веке началось возрождение ордена, которое продолжилось и в XX веке. Импульсом для развития ордена в Новое время стала деятельность братьев в области изучения средневековой литературы, музыки и живописи, а также миссионерской деятельности в Африке и Азии. В 1893 г. папа Лев XIII объединил все бенедиктинские монастыри и конгрегации в Бенедиктинскую конфедерацию.

  • Список католических орденов и конгрегаций
  • Сайт ордена
  • Католическая энциклопедия. Изд. Францисканцев, М, 2002.
  • Статистика ордена

Католические религиозные ордены

Монашеские ордена: Бенедиктинцы | Визитантки | Камальдулы | Картезианцы | Трапписты | Цистерцианцы | Паулины
Нищенствующие ордена: Августинцы | Доминиканцы | Клариссинки | Кармелиты | Минимы | Тринитарии |Францисканцы
Военные ордена: Мальтийский орден | Орден госпиталитов Святого Духа | Тевтонский орден | Тамплиеры | Орден меченосцев
Госпиталиты: Бонифратры | Камиллианцы
Регулярные каноники: Варнавиты| Иезуиты | Пиаристы| Премонстранты| Театинцы
Церковные конгрегации: Ассумпционисты | Вербисты | Кларетинцы | Мариане | Редемптористы | Салезианцы Дона Боско
Общества апостольского служения: Дочери милосердия | Лазаристы | Ораторианцы | Урсулинки
Миссионерские ордена: Белые отцы | Общество миссионеров Африки
Список католических орденов и конгрегаций

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *