Монах иеромонах

Про монаха Фотия

С иеромонахом Фотием (Мочаловым) мы друзья, и было время, виделись каждый день. Ходили вместе на службы, молились, делали книжку про монастырь, для которой отец Фотий снимал замечательные фотографии, записывали клип против абортов для всероссийского фестиваля в защиту нравственности, жарили картошку и разговаривали о важных и интересных, как нам казалось, вещах.

Хотя я бывал в его келье, где у него стоит звукозаписывающая студия, и он подарил мне все диски со своими песнями, я люблю отца Фотия не за прекрасный голос. Мало ли у кого какие таланты, и кто чем занимается? Для меня он – монах, тот, кто любит Христа больше всего на свете.

А когда человек со Христом, это видно невооруженным глазом, поет он или ямы копает.

Любовь и благодушие сочится из него, как нектар из перезревшего арбуза. Вроде бы общаешься – ничего особенного, а на душе легко и птицы поют.

Когда я стал работать в издательстве Пафнутьева Боровского монастыря, где отец Фотий занимался дизайном и версткой, фото- и телесъемкой, мы виделись почти каждый день, но первый раз поговорили месяца через три после знакомства. Поначалу отец Фотий со мной все время молчал. Присматривался, чтобы я чего-нибудь эдакого не выкинул. Светский человек в монастыре бывает опаснее курсанта за рулем на машине без тормозов.

Бывало, придет, вежливо поздоровается, и за компьютер. Проверит почту, поработает, и также тихо уходит. Первый раз заговорил со мной из-за лампадки, которую я любил зажигать перед работой. «Дионисий, простите! Но так лампадку нельзя зажигать! Вы фитилек сильно выставили, он у вас коптит и быстро потухнет!» И показал, как надо. Я смотрел на маленькое ровное пламя лампадки и думал: «Вот зануда!»

Или вот: «Отец Фотий, в монастырском саду яблоки поспели, пойдемте собирать!» Он удивленно смотрит и качает головой: «Дионисий! У нас традиция – до Яблочного Спаса яблоки не есть! Простите, но я не могу с вами пойти». И будьте уверены, хоть режьте его – до Преображения он яблоко в рот не возьмет.

Как-то случилось мне прибираться в редакционных шкафах. Смотрю, красивый фирменный пакет Hugo Boss, в котором новенький пуловер. Спрашиваю чей? — никто не признается. Приходит отец Фотий. С сомнением смотрит на пакет, потом смеется: «Это же мой пуловер! Как подарили, я положил в шкаф и забыл». Смотрит на меня радостными глазами и говорит: «Дионисий, а давайте, я вам его подарю! И не вздумайте отказываться! Вы на разных пресс-конференциях бываете, с людьми общаетесь, вам надо красиво выглядеть!»

Но по-настоящему я узнал отца Фотия, когда у меня случился конфликт с одним важным и влиятельным в монастыре человеком, из-за чего я сильно переживал.

Мягкий и кроткий отец Фотий неожиданно для всех как лев бросился на мою защиту, чем растрогал меня до слез.

Дело дошло до настоятеля, но своего мнения отец Фотий не поменял, а написал этому человеку письмо, где подробно и прямо высказал свои аргументы по этому делу. Я говорил: «Отец, отступись, зачем тебе лишние проблемы?» Он мотал головой и твердил: «Нельзя с людьми не по-божески, нельзя!»

А еще он до невозможности патологически вежлив. В его лексиконе обращения «ты» просто не существует. После «Черкизона» привычного хамства за стенами монастыря, такое отношение настораживает и смущает, а потом привыкаешь. Сначала я думал, что так только со мной, а потом увидел, как он общается с друзьями-монахами, и успокоился.

Как-то один старый опытный монах сказал мне, что человек с оголенной совестью физически не переносит неправду и несправедливость и для окружающих, как камешек в ботинке: Бог его любит, а люди гонят. Еще больше мир ненавидит кротких. Самим фактом своего существования они служат немым укором звериным нравам, царящим в мире. В волчьей стае, если волк не хочет грызться за место под солнцем, его изгоняют из стаи, а в школе просто бьют.

Среди одноклассников будущий иеромонах, а тогда мальчик Виталик, был изгоем, над которым постоянно издевались и били. А как такого не бить, если он сдачи не сдает? Разве можно спокойно пройти мимо мальчика, которого не интересует футбол или игры в «войнушку», а природа и музыка, да еще классическая? Ах, ты у нас такой правильный!? А вот поставлю тебе синяк под глазом, и будешь не таким правильным!

Детство

Не принятый сверстниками, он находил покой на природе, и до сих пор с трепетом вспоминает маленький поселок Васильсурск, что на Волге в Нижегородской области, где с родителями проводил каждое лето. Глядя на волжские просторы, мальчик забывал обо всех невзгодах и оставался один на один с пронзительным ощущением свободы и бесконечного счастья…

О Боге он стал задавать вопросы очень рано, а в семь лет потащил маму в Церковь, чтобы окреститься.

Он был уверен, что только так можно стать ангелом и подружиться со Христом и когда окрестился, неделю ходил как именинник. Но на этом его воцерковление остановилось: родные, хоть и были людьми крещенными, но как большинство вокруг в Церковь не ходили. Это сейчас его мама – регент православного храма в Германии, а тогда религиозным исканиям сына родители удивлялись и только качали головой.

Спустя пять лет его педагог по вокалу из музыкальной школы взял его в детский православный лагерь. Лагерь был при воскресной школе одного храма, там впервые он стал ходить на литургию и петь на клиросе. Церковное пение и служба в храме так ему понравились, что по возвращении домой он стал учить молитвы и купил первые маленькие иконы. Мама сразу заметила в сыне сильные перемены: он стал каким-то праздничным, окрыленным. Каждое утро и вечер старательно читает молитвенное правило, а еще жжет ладан на ложке….

Детская чистая вера нежна как цветок и беззащитна перед ветрами жизни: спустя какое-то время молитвенный пыл мальчика угас. К тому же Виталий поступил в музыкальное училище, свободного времени почти не осталось, и дорога к храму начала потихоньку забываться. Но его мудрая мама, которая всерьез восприняла духовные увлечения сына, стала воцерковляться, читать духовную литературу и ходить в храм. И раз в месяц причащалась и убедила его поступать также. Иначе, какие же мы христиане, если будем жить без Христа?

В период рыночных потрясений семья решила уехать на постоянное жительство в Германию. Вместе с родителями и братом Виталий оказался в маленьком Кайзерслаутерне, рядом с которым был приход (действует и сейчас) святого великомученика и целителя Пантелеймона. Они ездили с мамой на службы, а когда православный приход открылся у них в городке, стали ходить туда. У прихода не было постоянного места, молебны и службы совершались в помещениях, за которые не брали деньги, например, в зале католического общинного дома, где ставили импровизированный престол и служили по православному чину. В импровизированном храме Виталий читал «Апостола», пел на клиросе и пономарил.

Когда он стал помогать на православном приходе в соседнем городе Саарбрюкене забытые детские переживания от первой молитвы и общения с Богом, вдруг ожили в его сердце. Это было такое радостное и сильное чувство, что с группой паломников он поехал в Россию в Свято-Успенскую Почаевскую Лавру. А там преподобные Иов и наш современник, преподобный Амфилохий и настоящие монастырские послушания!

Находиться рядом с великими святыми ему очень понравилось, а послушания — нет. Подумал тогда: монастырь — это не мое, слишком тяжело.

Но по возвращении домой, внимательно с размышлением перечитал все Евангелие, а еще жития Амвросия Оптинского и Иосифа Оптинского. Оптинские старцы открыли ему новую, скрытую от мира жизнь православного подвижничества и аскезы. Эта жизнь была такой реальной и притягательной, что он решил вернуться на Родину и стать монахом.

Кроме трудов на православном приходе, Виталий учился играть на органе в одном католическом храме, где подавал большие надежды. Учитель-католик, был человеком душевным и все понял. Только сказал на прощанье: Смотри, чтобы не получилось так, что орган ты забросил, но никуда не поехал и ничего другого не начал…. Как часто прекрасные порывы души становятся причиной жестоких разочарований и жизненных катастроф.

Он слушал учителя и думал, что пришло время выбирать: благодать Святого Духа или мирские богатства: слава, деньги, цветы и всеобщий почет. Не полагаясь на себя, юноша решил поговорить о выборе жизненного пути с человеком высокой духовной жизни и ему посоветовали поехать в Пафнутьев Боровский монастырь, к известному на всю Россию духовнику, схиархимандриту Власию (Перегонцеву). Когда Виталий приехал, батюшка был в отъезде, и несколько месяцев он ходил на службы, трудился, молился и размышлял о своем будущем. Пока ждал батюшку, решил для себя: как он скажет – так и поступлю. Когда настала долгожданная встреча со старцем, тот его внимательно выслушал, а потом сказал: «Оставайся!» Он принял его слова за волю Божью и остался.

С духовным отцом, схиархимандритом Власием Перегонцевым

Узнав о его решении стать монахом, отец расстроился, а мама благословила. Видя непреклонность сына, скрепя сердце, глава семьи все же его отпустил, но напутствовал словами: «Не поминай лихом!» В общем, прощался навсегда. Теперь отец Фотий молится за своих родителей перед Престолом Божьим и в тишине монашеской кельи.

Дивны дела, Твои, Господи! Как скроюсь от лица Твоего, всюду Ты! Он жил среди храмов и монастырей, а потом уехал навсегда, чтобы вернуться на Родину и стать монахом.

Многие идут в монастырь от неустроенности жизни или личных проблем и очень редкие от любви к Богу и желания посвятить свою жизнь Христу. Он уехал из сытой Германии и вполне благополучной жизни, в которой он планировал поступать в Высшую школу музыки по классу органа, чтобы отдать себя Богу и быть с Ним. Родные, любимая музыка – все это он похоронил в своем сердце, оставив его для одной единственной радости, переполнявшей его – общению с Богом.

Молодой послушник приготовился в монастыре к самым суровым испытаниям и тяжким неподъемным трудам, и был потрясен, что монастырская жизнь ничуть не препятствовала любимому занятию музыкой, с которой он думал, что распрощался навсегда! Но промыслом Божьим настоятель благословил его петь на клиросе, а потом направил на занятия к известному педагогу в Москву. Так талант, данный ему от рождения, Господь обратил ему на служение и благо для Церкви.

Преподаватель научил его правильно петь и поставил голос. Спустя годы, он уже сам приезжает в Боровский монастырь и занимается со своим учеником. Сегодня в репертуаре отца Фотия не только церковные произведения, но и сложные оперные арии, русские народные песни и романсы. С братией он выступает в ДК и школах, филармонии, больницах и перед ветеранами. А еще снимает замечательные документальные фильмы, которые получают первые места на разных конкурсах и милые невероятно смешные ролики для друзей.

Только ему в голову может прийти идея из кадров монастырской хроники сделать клип на юбилей известного иеромонаха, где именинник пасет телят, работает на огороде и тащит по улице холодильник под песню группы «Любэ» «Такая работа», в исполнении отцов-молитвенников, преподавателей воскресных школ, шоферов, трудников, детей и много кого еще (всего около сорока человек). На премьере отцы рыдали от смеха…

Или снять ролик про «Доширак» и с самым серьезным видом опрашивать старожилов монастыря и именитых батюшек, как они его едят.

С ним вообще не соскучишься. Когда Святейший приезжал в Калугу на празднование 650-ти летия священномученика Кукши, просветителя вятичей, отец Фотий должен был выступать перед Патриархом с сольной программой, для чего ездил в Калугу на репетиции. Как-то раз он опоздал на электричку и решил ехать на машине. Все водители были заняты, и он решил ехать сам – благо сдал на права неделю назад. Я понимаю, что его одного на федеральную трассу отпускать опасно, и говорю: «Отец Фотий! Я поеду с вами, но у меня нет сейчас прав, поэтому не вздумайте разбиться!» Не моргнув глазом, он отвечает: «Что вы! Вам ведь еще нужно газету выпустить, а мне перед Святейшим выступать. Нам нельзя разбиваться!»

Пошли, благословились у раки преподобного Пафнутия и поехали. Всю дорогу я расспрашивал своего друга про жизнь в Германии и его пути в монастырь, он рассказывал, и время от времени сокрушался, зачем я его отвлекаю? «А пока вы заняты приятными воспоминаниями, отец Фотий, вы забываете о волнении и ведете машину, как заправский шофер». Он говорит: «А ведь, правда!» И смеется, как ребенок. На репетицию мы приехали вовремя и на удивление монастырских водителей никуда не врезались…

Когда я узнал про его участие в шоу «Голос», зная отца Фотия, ничуть не удивился. Мы не раз обсуждали с ним разные миссионерские проекты, которые могли быть интересны современным людям. Тем более что все его концерты для широкой публики, на которых он исполнял церковные произведения, классическую оперу или народные песни, всегда проходили на «ура». Я включил телевизор и внимательно посмотрел его выступление в полуфинале.

Это была лучшая проповедь для 140 миллионов Великой Прекрасной страны, которую услышали и поняли все, кто это видел.

Даже те, кто о Церкви слышать ничего не хотел, были потрясены. И не только в России. Запись с его выступлением уже выпущена во Франции (с комментариями на французском), Германии и других странах.

Мы веселились, плясали и бездумно прожигали свою жизнь, вдруг пришел какой-то монах и рассказал о другом, Высшем мире, о любви и смерти, о быстротечности жизни, Боге и вере. Среди сотен комментариев, что я прочитал, особенно запомнился один: «После того, как посмотрела выступление отца Фотия, первый раз за много лет я плакала и не могла остановиться. Давно не была в Церкви, а завтра пойду! Как звон колокола разбудил…»

Но были и другие комментарии… Всем тем, кто считает недопустимым появлением православного монаха на Первом канале, да еще в шоу «Голос», который, наверное, транслируется на Луну, где ни их бабушки, ни их жены и дети его не смотрят, мне хотелось бы напомнить, что отец Фотий ничего не делает без благословения настоятеля монастыря, епископа Тарусского Серафима (Савостьянова), своего духовного отца, известного на всю Россию и далеко за ее пределами, духовника Пафнутьева Боровского монастыря и Калужской митрополии схиархимандрита Власия (Перегонцева) и главы Калужской митрополии, одного из самых консервативных и авторитетных людей нашей Церкви, митрополита Климента (Капалина), на имя которого руководство Первого канала отправило официальное письмо, которое он одобрил и дал благословение отцу Фотию участвовать в проекте. Если кто-то считает, что духовно выше этих людей – Бог ему судья…

Выступление на Первом

Оценивая его выступление, Александр Градский говорил о том, что увидел, зачем нужно выходить на сцену. Баста и его наставник Григорий Лепс были мужественны и скупы на слова. Говоря о втором участнике, он отметил, что тот с величайшим профессионализмом исполнил свою песню, которая самому Лепсу ни разу не давалась, но проголосовал за отца Фотия. Полина Гагарина не могла говорить, потому что готова была расплакаться. И даже Дмитрий Нагиев забыл про заготовленные шутки, потому что шутки кончились.

Любите меня, человека, потому что я умру. Какие после этого могут быть шутки? Марина Цветаева. Реквием. Я обращаюсь с требованьем веры и просьбой о любви…

…Вспоминаю один вечер Великого поста. После вечерней мы сидим с отцом Фотием вдвоем в редакции, пьем чай с черным хлебом и молчим. Он задумчиво смотрит на сгущающиеся вечерние сумерки за окном и тихо говорит: «Как же здорово служить в пост! В это время даже те, кого в храме редко встретишь, молятся вместе. Никогда такого единодушия не увидишь! Все друг за друга, все вместе, и с нами Христос. Как же это прекрасно!»

Вокруг Пушкина

В 1924 году Пушкин пишет эпиграмму «На Фотия». Желчную, гневную. Но это еще что! За этой эпиграммой следуют еще две почти непристойные, намекающие интимную связь этого человека с хорошо известной при дворе дамой.

Не одно поколение пушкинистов задает себе вопрос: почему так непримирим был великий поэт к личности Александра I. Логичнее было бы ждать от него ненависти к Николаю I, отправившему в ссылку его друзей.

Помните, каким видит Александра I юный Николай Ростов в романе Толстого? Изящный, тихий, нежный, с обаятельной улыбкой — такой душечка-царь.

А молодой Пушкин видит этого царя другим — с двумя образами-тенями за спиной: Аракчеев и Фотий.

Петр Спасский, будущий архимандрит Фотий, родился 4 июня 1792 года в Спасском погосте под Новгородом. Судьба его, как сына дьячка, была определена. Закончил семинарию и поступил в духовную академию в Петербурге. Но учиться там не смог, заболел. Над неудачливым студентом сжалились и взяли учителем в духовное училище при Академии.

Заботу о его судьбе взял на себя замечательный человек, ректор семинарии архимандрит Иннокентий Смирнов. Это был человек высокой духовности и истинно подвижнической жизни, борец за чистоту православной веры, свободной от западного мистицизма.

По-видимому, образ жизни, поведения, стиль речи и даже массу мелких бытовых деталей, будущий Фотий перенял у своего наставника.

В 1817 году Петр Спасский был пострижен в монахи и принял имя Фотия. Сразу получил более выгодное место — учителя закона Божьего во втором кадетском корпусе.

И сразу начал скандалить! Сейчас бы это назвали созданием собственного имиджа.

Это было время настоящего расцвета масонского движения в России. Членами масонских лож были самые высокопоставленные люди государства, начиная от князя А.Голицына, обер-прокурора Синода.

И Фотий, как истинный Дон Кихот, бросается на масонов с копьем наперевес. В своих проповедях он обличает сатанинское учение, предает проклятию всех, кто ищет ответов в масонстве.

Ему делаю предупреждения, намекают, советуют — он не слышит советов. Наконец, просто удаляют из столицы — в монастырь под Новгородом на пост игумена.

Скажете, неразумно? Что делать, работа над имиджем — вещь непростая.

И эта почетная ссылка принесла Фотию удачу. В числе прихожан Казанского собора, где читал Фотий свои обличительные проповеди, была очень знатная дама — графиня Анна Орлова-Чесменская. Она становится фанатичной поклонницей Фотия. А его ссылка в глухой захудалый монастырь сразу сделала из его героя, святого борца за святое дело!

Графиня поднимает все свои связи в Петербурге и в результате через два года Фотия сначала переводят в другой монастырь, побойчее и поближе, уже в сане архимандрита. А еще через несколько месяцев возвращают в Петербург в Лавру.

Так что, как видим, верное следование выбранному имиджу принесло быстрое продвижение в карьере.

Возвращается Фотий в Петербург уже с торжеством! О нем знают, о нем говорят в светских гостиных, как о герое.

С этого времени он старательно копирует стиль речи и поведения своего наставника Иннокентия, к тому времени уже скончавшегося. Даже вериги носит подобно своему духовному учителю.

В качестве такой новинки сезона Фотий был представлен князю Голицыну и так понравился, что стал личным духовником князя.

Следующим шагом было представление государю, которое организовал Голицын. Князь даже не подозревал, что способствует продвижению своего идейного и политического врага.

Аудиенция с Александром I была обставлена, как настоящее шоу. Проводил Фотия на эту встречу сам митрополит, благословив образом Нерукотворного Спаса. Войдя во дворец, Фотий осенил крестом все двери и окна на своем пути в кабинет.

Беседа оказалась очень удачной. Кроме награды из рук государя, Фотий получил новое повышение — настоятелем в богатейший монастырь Новгородской губернии — Юрьев монастырь.

Три последующих года были для Фотия настоящей ареной борьбы на два фронта. Он ведет обильную переписку с князем Голицыным и дает отеческие наставления своему духовному чаду. И в это же время пишет письмо за письмом императору и императрице, обличая Голицына как исчадие сатанизма. Он уже не стесняясь описывает свои видения и откровения, в которых сатана Голицын — главное действующее лицо.

И наконец Фотий добивается победы. Он приглашен к государю на тайную трехчасовую беседу. Результат блестящий и по-театральному эффектный. Фотий вовсеуслышание предает анафеме князя Голицына, а государь отстраняет князя-масона от руководства духовными делами и образованием страны.

Но и князь оказался крепким орешком. Окончательно победить масонское движение Фотию, даже в коалиции с Аракчеевым, не удалось. Хотя целый год шла бурная деятельность по перестройке духовных училищ, изъятию всех подозрительных книг и истреблению всяческого инакомыслия.

Пришедший на престол Николай I быстро навел порядок. Фотия со всяческими изъявлениями монаршей милости и благодарности отстранили от власти, оставив за ним сан архимандрита.

Умер Фотий довольно молодым, в 46 лет, до последних дней ухаживала за ним во время его долгой болезни преданная ему княгиня Орлова-Чесменская. Через десять лет и она была похоронена в одной с Фотием усыпальнице.

Продолжение цикла: Мятежный стрелец Пушкин

Иеромонах Фотий, биография, новости, фото

Биография иеромонаха Фотия

Иеромонах Фотий – единственный священнослужитель России, которому удалось прославиться благодаря телевизионному проекту. Несмотря на всю преданность своему монастырю в его душе с самого детства занимала огромное место музыка и любовь к пению. Хорист Свято-Пафнутьева монастыря иеромонах Фотий (Мочалов) Именно поэтому, заручившись поддержкой своих собратьев, он рискнул попробовать свои силы на вокальном телепроекте «Голос». Искренность и душевность певца настолько запала в душу судьям и телезрителям, что по итогу финального голосования ему удалось набрать рекордное количество голосов и стать победителем четвертого сезона.

Детство иеромонаха Фотия

Виталий Мочалов (в будущем Иеромонах Фотий) появился на свет 11 ноября 1985 года в городе под названием Горький, который со временем переименовали в Нижний Новгород. С раннего возраста мальчик увлекался музыкой и глубоко в душе знал, что его жизнь будет связана с творчеством.
В 7 лет молодой человек мог похвастаться неплохой игрой на фортепиано и хорошим голосом. Базовые навыки он получил в местной музыкальной школе, которая длительное время не хотела обучать талантливого юношу, мотивируя это тем что у него неподходящие пальцы. Справившись со всеми трудностями, ему все же удалось окончить школу по классу фортепиано. Виталий Мочалов (Фотий) в детстве Чтобы улучшить свои навыки парень записался в школьный хор, а также при каждом удобном случае подпевал своей маме. Она, кстати, в свое время закончила ту же самую музыкальную школу. Занимаясь любимым делом Виталий даже и не подозревал, что уже совсем скоро его голос начнет «ломаться».
Как только это произошло он решил посещать церковную школу и продолжать петь в хоре. Дни пролетали, мальчик взрослел и все дальше отдалялся от своих одноклассников. Закончив 9 классов, Виталий подал документы в музыкальное училище, где надеялся получить новые знания. Иеромонах Фотий в юности Проучившись всего 1 год, был вынужден оставить обучение и переехать с родителями в немецкий город Кайзерслаутерн. Чтобы не растерять то, чему он выучился, парень продолжал заниматься музыкой и пением, но на этот раз вместо фортепиано он выбрал орган.
В это время Фотий начал активно выступать на концертах, а также часто принимал участие в церковных службах, зарабатывая таким образом свои первые деньги. Годы шли, но юноша так и не смог привыкнуть к чужой стране, поэтому в 2005 году он решил вернуться на родину.

Иеромонах Фотий и церковь

В 2005 году, когда юноше исполнилось 20 лет, он вернулся в Россию и поступил на службу в Свято-Пафнутьевский монастырь в Калужской области. Именно в этот период своей жизни обыкновенный парень, которого родители назвали Виталием, превратился в иеромонаха Фотия. Решение он принял самостоятельно, поэтому родные даже и не пытались переубедить своего сына. Отец Фотий Оказавшись в церкви, парень продолжил заниматься музыкой и даже более, прикладывал очень много усилий, чтобы усовершенствовать свой голос. В этом ему помог заслуженный педагог Виктор Твардовский, который отзывался о парне очень лестно. Он считал его добрым, светлым и умным молодым человеком, обладающим твердым характером.

Кроме музыки Фотий также увлекается фотографиями и изучением различных иностранных языков. За сравнительно небольшое время ему удалось в совершенстве овладеть английский и немецким языком. Вдобавок к этому он способен исполнить практически любую песню на японском, итальянском и грузинском. Иеромонах Фотий исполняет роль в постановке «Наше Отечество — Святая Русь» Завершив обучение у Твардовского, Фотий длительное время занимался вокалом, используя специальные упражнения, которые разработал уважаемый учитель. И только в 2010 году парень принял иноческий постриг, а спустя 3 года официально стал иеромонахом.

Иеромонах Фотий и шоу «Голос»

Иеромонах Фотий должен был участвовать в проекте «Голос» еще в 2013 году, его даже пригласили на кастинг, но на тот момент он был не готов идти за благословением. На самом деле, он не сразу отважился отправить заявку, так как считал, что богослужителю не место на таком шоу. Иеромонах Фотий пришел на шоу «Голос» Спустя некоторое время парень все переосмыслил и понял, что «Голос», в первую очередь, конкурс талантов, а уж потом телешоу. Собравшись с мыслями, он отправился на серьезный разговор с духовниками и митрополитами, чтобы убедить их отпустить его на конкурс. В целом, ему понадобилось 2 года, ведь вновь подать заявку он осмелился лишь в 2015 году.
Попав на шоу Фотий всячески пытался не запятнать честь монастыря и достоинство всей церкви. Возможно справиться со всеми трудностями ему помогла вера, а быть может многочисленные молитвы настоятелей и духовных отцов. На самом деле придя на шоу парень хотел не славы и всеобщего признания, а наоборот подтолкнуть и призвать всех людей к самосовершенствованию через музыку.
Оказавшись впервые на большой сцене, иеромонах не растерялся и шикарно исполнил арию из Евгения Онегина. К сожалению, его творчество впечатлило лишь Григория Лепса, ведь именно он повернулся к участнику. Иеромонах Фотий «Спокойной ночи, господа»» (Финал — Голос) Как позже признался сам Фотий, он мечтал попасть в команду к Александру Градскому, но судьба распорядилась иначе. Несмотря на это, его кумир все же уделил ему внимание и даже согласился исполнить с ним арию Ленского из оперы «Евгений Онегин».
Поначалу члены жюри даже и не догадывались что священнослужителю удастся дойти до финала, но глубоко в сердце они были рады этому. В финале проекта Григорий Лепс очень гордился своим подопечным, так как ему удалось оправдать все его ожидания. Сразиться за главный приз шоу «Голос» посчастливилось четверым конкурсантам: Эре Канн (команда Басты), Михаилу Озерову (команда Александра Градского), Ольге Задонской (команда Полины Гагариной) и Иеромонаху Фотию (команда Григория Лепса).
В декабре 2015 года священнослужитель исполнил песню Per te («Для тебя») и покорил ею всех телезрителей. Во время прямого эфира за него проголосовало более 900 000 телезрителей. В итоге он одержал феноменальную победу заполучив 75% всех голосов. Официально став победителем, ему вручили ключи от новенького автомобиля. Фотий в финале шоу «Голос» — Per te В своей последней речи он отметил, что, возможно, не достоин называться победителем, так как рядом с ним на проекте было очень много талантливых и действительно профессиональных певцов. Несмотря на это, впервые победителем 4 сезона проекта «Голос» стал священнослужитель. В честь такого знаменательного события иеромонаха поздравил сам патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Личная жизнь иеромонаха Фотия

Как не сложного догадаться личная жизнь Фотия – это служение церкви. Несмотря на общительность он очень стеснительный и добрый человек. Монах Фотий служит в Свято-Пафнутьевском монастыре В свое время, будучи уже священнослужителем парень мечтал отдать долг Родине и стать военнослужащим. К сожалению, врачи обнаружили проблемы со зрением и отказали ему. С тех пор все свободное время он посвящал музыке и церкви.
Возможно именно благодаря своему упорству и целеустремленности ему удалось не просто выиграть шоу, но и преподнести урок всем людям, которые сомневаются в своих силах.

Иеромонах Фотий сегодня

В феврале 2016 года в гости к иеромонаху Фотию заглянул ведущий телепрограммы «Пока все дома» Тимур Кизяков. Встреча прошла в чайной комнате Свято-Пафнутьева монастыря. Во время чаепития за столом сидели Иеромонах Иосиф, Фотий и вся его группа поддержки, которая помогала справляться со всеми трудностями на шоу «Голос».

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *