Мене мати

Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе…

О богослужениях Страстной седмицы мы беседуем с Алексеем Кашкиным — кандидатом богословия, заведующим библейской кафедрой Саратовской православной духовной семинарии, автором учебника для семинарий «Устав православного богослужения».

— Алексей Сергеевич, прошлая наша беседа была посвящена Евхаристии, и Вы говорили об «обратном ходе времени»: исторически Божественная литургия вырастает из Евхаристии, а Великий пост — из Пасхи. Как и когда из Пасхи выросла главная седмица года?

— Воспоминания последних трех дней Страстной седмицы — Четвертка, Пятка и Субботы — сформировались еще в древности, во втором и третьем веках, практически одновременно с установлением традиции празднования Пасхи, с которой они неразрывно связаны, к которой они нас готовят. А вот богослужение первых трех дней сложилось гораздо позже. Однако в VIII веке эти дни уже праздновались, и гимнописцы VIII века преподобные Косма Маюмский и Иоанн Дамаскин уже сложили свои песни для этих дней богослужебного года.

— О Великих Понедельнике, Вторнике и Среде мы думаем гораздо меньше, чем о завершающих Страстную седмицу днях, и в храме в эти первые три дня бываем реже… В чем особенность богослужения этих дней, о чем оно призвано нам напомнить?

— Первые три дня богослужение совершается еще по великопостному чину: мы читаем и поем о покаянии, творим земные поклоны. Однако в богослужении этих дней есть особенности, характерные для всей Страстной седмицы. Появляется особая торжественность, хотя еще сдержанная. Все эти три дня на утрене читается Евангелие, совершается Литургия Преждеосвященных Даров. В Великую Среду на изобразительных (изобразительны — это краткое богослужение, которым завершаются часы и за которым следует Литургия Преждеосвященных Даров) совершается Чин прощения — за грехи, «соделанные во всей Святей Четыредесятнице». Это последнее великопостное богослужение.

— О каких событиях Священной истории напоминают нам первые три дня Страстной седмицы?

— Великий Понедельник — это воспоминание о проклятии смоковницы (см.: Мф. 21, 19–20; Мк. 11, 12–14) и о ветхозаветном патриархе Иосифе, судьба которого — прообраз последних дней земной жизни Сына Божиего (см.: Быт. 37–50). Во Вторник мы слушаем евангельское чтение и песнопения о десяти девах (см.: Мф. 25, 1–13). Темы Понедельника и Вторника вводят нас в атмосферу тех дней, когда Господь вошел уже в Иерусалим и учил, проповедовал в Иерусалиме. Наконец, Великая Среда — это две противопоставленные темы, два человека, поступки которых полярны: грешница, омывшая и помазавшая ноги Христа (см.: Мф. 26, 6–13, Лк. 7, 37–50) и предатель Иуда.

— Значит, в эти дни мы призваны задуматься о том, что нельзя нам не приносить доброго плода; что нужно всегда быть готовыми встретить Жениха и иметь для этого довольно масла в своих духовных светильниках. Наконец, мы должны задуматься о любви ко Господу, о любви, за которую прощаются грехи. И вот, с этим багажом мы вступаем в Великий, или, как говорят в народе, Чистый Четверг…

— Четверг — это день Вечери Господней, день установления Евхаристии. С первых веков христианства этот день празднуется особо. Наше стремление причаститься Святых Таин в этот день — это стремление причаститься вместе с апостолами. Однако тема Тайной Вечери — хотя и господствующая, но не единственная тема богослужения Великого Четвертка (Четверга). Три другие темы, отраженные в его песнопениях (тропарях, хвалитных стихирах, стихирах на стиховне) и евангельском чтении — это умовение Господом ног учеников (см.: Ин. 13, 3–10), Гефсиманское борение Христа (Мф. 26, 36–46; Лк. 22, 39–46; Мк. 14, 32–41) и, наконец, предательство Иуды. Уже не помысл, о котором мы вспоминали в Среду, а действия, завершившиеся лицемерным лобзанием (см.: Лк. 22, 48). Кондак этого дня — «Хлеб прием в руце предатель, сокровенно тыя простирает и приемлет цену Создавшаго Своима рукама человека и неисправен пребысть Иуда раб и льстец». Чин умовения ног совершается в этот день, как правило, епархиальным архиереем, и в нем участвует двенадцать священников епархии. А в Литургии Великого Четверга, которая служится по чину Василия Великого, тема Евхаристии, безусловно, занимает главное место. Песнопение «Вечери Твоея тайная днесь, Сыне Божий, причастника мя приими, не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда…» поется многократно: вместо Херувимской песни, во время причащения духовенства, причащения мирян и затем — вместо «Да исполнятся уста наша хваления Твоего, Господи».

— Но все это — события первой половины дня. Вечером же нас ждет служба Двенадцати Евангелий — незабываемое богослужение, не раз переворачивавшее грешных людей, обращавшее их к покаянию…

— Да, выйдя из Сионской горницы, мы пришли к подножию Голгофы. Эта утреня (которая даже и по Типикону служится вечером, точнее, ночью) действительно уникальна: никогда больше не читается столько Евангелий. Перед нами разворачивается вся цепь событий, начиная от последней беседы Учителя с учениками и кончая запечатыванием Гроба. Это трагическое богослужение погружает нас в ужас и мрак тех дней: дней, когда никто не знал еще, что Христос воскреснет, никто этого не ждал и никто не ведал подлинного смысла Его страданий. Апостолы, которым Он говорил об этом, разбежались и попрятались. Многие насмехаются над Распятым (см.: Лк. 23, 35). Но есть и те, кто видит, что казнимый — праведник: происходит покаяние благоразумного разбойника (см.: Лк. 23, 40–43), обращение римского сотника (см.: Лк. 23, 47). А после Крестной Смерти, когда померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине (Лк. 23, 45), настроение толпы меняется — весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь (Лк. 23, 48). По традиции, прихожане на этой утрене стоят с зажженными свечами и стараются принести этот огонь к себе домой, чтобы зажечь им свои домашние лампады.

— Итак, Великая Пятница — Христос во Гробе. Литургию не служат. Плащаницу выносят из алтаря и устанавливают посреди храма…

— Все-таки надо помнить, что утреня, которая служится в Четверг вечером, — это начало Пятницы. В Пятницу утром совершаются часы, а после полудня — вечерня с выносом Плащаницы, то есть, по сути, это погребение Христа. На этой вечерне читается продолжительное Евангелие, в основу которого полагается текст евангелиста Матфея, но добавляются два фрагмента из Евангелий от Луки (о покаянии благоразумного разбойника) и от Иоанна (о прободении ребра Спасителя (19, 34)). Стоит отметить, что это — последнее Евангелие, в котором еще раз повествуется о завершении земной жизни Христа, Его страданиях и смерти; в последующих богослужениях евангельских чтений о Страстях Христовых мы уже не услышим.

В конце этой великой вечерни совершается вынос Плащаницы, поется молебный канон «На Плач Богородицы» и впервые мы совершаем поклоны и целование Святой Плащаницы.

В современной практике есть благочестивый обычай ничего не вкушать и не пить до выноса Плащаницы (по уставу этот день полагается проводить в полном воздержании, но этот подвиг мало кому по силам, а вот воздержание до выноса Плащаницы, то есть примерно до 16.00, — вполне приемлемая нагрузка).

— Что, наконец, происходит в Великую Субботу?

— Великая Суббота — это главный день богослужебного года. Почему? Потому что в этот день празднуется победа над адом, над смертью: Христос сходит в ад и изводит души праведников: «Днесь ад, стеня, вопиет…» — поется в стихире. Преодолено грехопадение Адама. Кроме того, Великая Суббота — это день покоя. В песнопениях вспоминается покой седьмого дня, когда Творец почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал (Быт. 2, 2), и проводится аналогия с пребыванием Спасителя во Гробе — Бог-Слово почил от Своего земного служения. Великая Суббота словно находится между великой скорбью и величайшей радостью. Мы приобщаемся к состоянию Божественного покоя и ожидаем Воскресения. Не только праздник, но и ожидание делает нас счастливыми.

Литургия Великой Субботы — богослужение в своем роде уникальное: у нее есть особенности, которые имеют место только один раз в церковном году. Например, после чтения Апостола не поется «Аллилуйя», а поются стихи псалма: Воскресни, Боже, суди земли; яко Ты наследиши во всех языцех (81, 8). Именно в это время происходит переоблачение духовенства и храма из черного в белое. В этом можно увидеть богословский смысл: победа над адом уже одержана, хотя по земле весть о Воскресении еще не разнеслась, жены-мироносицы, в соответствии с ветхозаветной заповедью, пребывают в покое, ко Гробу они пойдут позже. Но есть также мнение, что белое облачение священнослужителей в этот день связано с крещением оглашенных: в древности Крещальная литургия совершалась именно в этот день. Именно поэтому вместо Трисвятого хор в этот день поет Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся.

Вместо Херувимской песни поется «Да молчит всякая плоть человеча и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет: Царь бо царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верным…». Наконец, вместо «Достойно есть…» в храме звучит ирмос 9-й песни канона Великой Субботы: «Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе, Егоже во чреве без семене зачала еси Сына: востану бо и прославлюся…». И это, может быть, концентрация содержания всей Великой седмицы: скорбь и ожидание радости.

Икона «Не рыдай мене, Мати» — значение святого образа для христианского мира

Эта иконографическая композиция демонстрирует Спасителя, наполовину погруженного в гроб. Верхняя часть тела Христа обнажена, глаза его закрыты, а голова опущена, десницы сложены одна на другой. За спиной изображен крест вместе с орудиями Страстей, чаще всего слева от Мессии находится оплакивающая Богоматерь. Название «Не Рыдай…» взято из первой строфы 9-й песни канона на Великую субботу, сочиненного христианским поэтом Космой Маюмским. Верующие просят у этой иконы благополучного жития, доброго здравия и спасения души от греховности.

История иконы

Иконографическая композиция, посвящённая оплакиванию Христа Богородицей. Иногда называют «Оплакивание Христа», по-гречески – «Пиета». Название взято из ирмоса девятой песни канона Космы Маюмского на Великую Субботу, послужившего также одним из источников иконографии: «Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе, Его же во чреве без семене зачала еси Сына: востану бо и прославлюся, и вознесу со славою непристанно, яко Бог, верою и любовию Тя величающия.»

Эта икона участвовала в Богослужении только один раз в год, на Страстную седмицу, ее выкладывали на аналой чаще всего в Cтрастную пятницу. Это образ стойкости Христа перед уготованными Ему муками.

Впервые композиция «Не Рыдай Мене, Мати» в России появилась в известной иконе Благовещенского собора Московского Кремля, вызвавшей в 1554 году Дело дьяка Висковатого, восставшего против введения в русскую иконопись «латинских ересей», то есть западных новшеств. В XVI веке русские иконописцы стали использовать для композиций икон гравюры западных мастеров.

Это образ святой, церковный: Пречистой, плачущей над Сыном Своим, снятым со Креста и обвитым чистой плащанице — этот образ подписан «Не Рыдай Мене, Мати». «Почему же не рыдай?» — «Восстану бо и прославлюся. И не только Сам восстану, но и вознесу со славою, яко Бог, верою и любовию Тебя величающих».

Вот где разрешение самой глубокой скорби человеческой — из гроба Сына к сердцу Пречистой несутся звуки не прекратившейся, но побеждающей Жизни… Все стихло. Таинственные звуки, слышимые только ухом сердца, предначинают песнь о неизреченном чуде, о неизреченном счастье… Перед глазами Ее еще Мертвец, но это не может поколебать победной песни победившей вечной жизни.

«Радуйся!» — сказал Архангел Деве однажды, — «и паки реку: радуйся!» — сказал Он ей другой раз, — «Твой Сын воскресе. «

Отныне надгробная песнь над всяким умирающим о Господе растворяет слезы победной песнью «Алилуйа!» — Нет у человека более сильного врага, чем ад и смерть — но они побеждены! — Аминь!» Пред иконой Пресвятой Богородицы «Не Рыдай Мене, Мати» молятся за страждущих близких и о спасении близких, за детей.

Описание и значение иконы

В образе иконы изображены Иисус Христос и его мать – Мария — Богородица оплакивает своего сына. Икону нередко называют «Оплакивание Христа», что в переводе с итальянского – «Пьета» — так ее величают в западном искусстве. Самое известное западное творение «Пьета» создано Микеланджело.

Композиция представляет собой вертикальную структуру: Божий Сын — оплот вселенской Церкви и центральная фигура иконографии. Христос — Истина, на которую указывают все дополнительные элементы образа. Мессия не подвержен смерти, но намерен вскоре совершить пасхальное преображение.

Существует несколько вариантов этой иконы, в некоторых не изображена Дева Мария:

  • Тело Христа в гробу только наполовину потому, что смерть не способна полностью объять Святой Дух и складывает своё оружие перед всемогуществом Господа. Гроб и физическая оболочка Спасителя рассматривается как Чаша Причастия.
  • Опущенная голова Христа говорит о том, что Он сошел в ад, разрушил врата подземного царства и освободил праведников, вечно преданных Небесному Отцу. Сложенные руки Спасителя символизируют полнейшее смирение перед собственной Жертвой. Орудия убийства Распятого Мессии говорят о цене, какой было приобретено прощение за все человеческие грехи.
  • Богородица, оплакивающая кончину Сына, подчеркивает для верующих реальность человечности Христа. Она является настоящим свидетелем действительных страданий, горько обнимая Спасителя.

«Оплакивание Христа» — икона, демонстрирующая Сына Божьего наполовину в гробу. Христос являет смирение и необыкновенную силу, которая расцветет после Воскресения.

Также, на некоторых иконах мы можем увидеть не только Богородицу, но и Иоанна Богослова и других Святых, которые оплакивают его вместе с матерью. Богородица же в иконе всегда появляется тогда, когда необходимо изобразить вочеловечивание Иисуса Христа.

Поэтому, Святую Богородицу мы видим и в Рождестве, и в Сретении, и в Благовещении. Таким образом, в иконе «Не рыдай мене, Мати», Богородица представлена в виде живого свидетеля мученических страданий Богочеловека. И, с глубокой скорбью и состраданием Она обнимает Своего Сына.

Важно! Образ вдохновляет на религиозные свершения и напоминает о том, что физическую смерть можно победить истинным знанием. Православные верующие молятся перед иконой, ради спасения душ, благополучия и здоровья.

Само значение иконы «Не рыдай мене, Мати» заключается в искупительной крестной жертве, которая стала наивысшим проявлением любви Божества к человеку: «Ибо возлюбил Бог мир, что отдыл Сына Своего Единородного» (Ин. 3,16).

Молитвы ко Пресвятой Богородице пред Ее иконою «Не Рыдай Мене, Мати»

Молитва первая

К Тебе, Пречистей Божией Матери, аз окаянный припадая молюся: веси, Царице, яко непрестанно согрешаю и прогневляю Сына Твоего и Бога моего. И аще многажды каюся, ложь пред Богом обретаюся: каюся трепеща, да не како поразит мя Господь, и по часе мале паки таяжде творю. Ведущи сия, Владычице моя, Госпоже Богородице, молю, да помилуеши, да укрепиши мя, и благая творити да подаси ми. Ты веси, о Владычице моя Богородице, яко имам в совершенней ненависти злая моя дела и всею мыслию люблю закон Бога моего.

Но не вем, Госпоже Пречистая, откуду яже ненавижду, тая творю, а благая преступаю. Не попущай убо, Пречистая, воли моей совершатися, неугодна бо есть, но да будет во мне воля Сына Твоего и Бога моего, да мя спасет, и вразумит, и подаст ми благодать Святаго Духа, да бых аз отселе престал сквернодействуя и прочее пожил бых в повелениих Сына Твоего, Господа нашего Иисуса Христа, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, и Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва вторая

О Преблагословенная и Многомилостивая Владычице мира! Се мы грешнии на святый образ Твой взирающе и на нем Тя в скорби и сострадании распятому за нас Христу Спасителю предстоящу видяще, усердно молим Тя известную о нас к Сыну Твоему молитвенницу: не остави нас в день испытания и скорби, но во искушениих и напастех нам бываемых огради нас всечестным покровом Твоим от враг видимых и невидимых и даждь нам силу, во еже всесовершенную и благую волю Творца и мира Владыки творити. Зриши бо, милостивая Заступнице наша, колико грехам всяческим подвержени есмы: не токмо бо волею согрешаем, но и неволею в многоразличныя прегрешения впадаем.

Сего ради к Тебе державней устроительнице спасения христианскаго прибегаем и умиленно вопием: ум наш познанием Божественныя истины просвети, сердце наше теплотою христианския любви и спасительных желаний согревай, волю же нашу в нелицемерном заповедей Господних исполнении утверди. Ей, Госпоже Премилостивая, приникни с высоты небесныя к воздыханием и молитве нас грешных: исцели болезни недужных, умири сердца озлобленных, даждь терпение страждущим, внуши страх Божий обидящим, укрепи гонимыя за правду, сироты и вдовы защити, подаждь утешение плачущим, испроси прощение кающимся, демонскую же бурю страстей во грешных душах утиши и в сердцах чтущих Тя Христову кротость и любовь вкорени и духом милосердия и сострадания сия утверди: отпадшыя же от веры еретики и отступники к познанию истины направи и уста нечестивых, хулящих Святую Церковь и веру православную поносящих загради.

Отшедшим от жития сего отцем и братиям и сестрам нашим, о Мати Божия, прощение грехов и предначатие блаженства вечнаго испроси. Егда же и нашея кончины час приближится, тогда убо, о Владычице, приими душу нашу и в сонме праведных сию упокой, идеже лици Ангел и святых угодник немолчно славословят державу и милость Отца и Сына и Святаго Духа и Твое матернее о нас предстательство и заступление, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Тропарь

Преблагословенная Дево, Богородительнице Чистая, у Креста Сына Твоего и Бога нашего предстоящи, скорбь велию претерпела еси и благодать от Него прияла еси сущия в скорбех утешати. Темже на пречистый образ Твой благоговейно взирающе и изображенную Тя на нем пред Крестом Спаса нашего видяще, умиленно к Тебе вопием: Заступнице усердная, благая и милостивая! Ускори избавити ны от всякия скорби, нужды и болезни и спаси души наша, да Тя со благодарением славим во веки.

Кондак

Избранней от всех родов Божией Матери и Царице, предивно цельбоносную икону Свою явившей, на нейже у Креста Христова стоящую Заступницу нашу видяще, похвальное Той возглашаем пение: Ты же, Госпоже Всемилостивая, яко имущая милосердие неизреченное, теплым Твоим предстательством и заступлением от всяких нас бед и недугов свобождай, во умилении Тебе зовущих: Радуйся, Благодатная, непрестанно за нас Христу молящаяся.

Величание

Величаем Тя, Пресвятая Дево, Богоизбранная Отроковице, и чтим образ Твой святый, имже точиши исцеления всем, с верою притекающим.

Роль иконы в христианстве

Действительно образ оплакивания присутствует как в западной, так и в восточной христианской традиции, поскольку для всех христиан тема страданий и крестной смерти Спасителя свята.

Однако есть существенные отличия православного образа от западных аналогов. Если на Западе этот образ дает нам возможность почувствовать глубину трагедии Матери, оплакивающей своего Сына, то в православном образе не чувствуется тотальности смерти. Напротив, сквозь скорбь слышится весть о Воскресении.

Эта иконографическая структура, сочетающая темы Распятия Христа и Оплакивания Божьей Матерью Сына, сложилась в XIV столетии на Балканских островах.

Образ написан по мотивам канона Косьмы Маюмского, а главная идея здесь — искупление посредством крестной жертвы, что демонстрирует высшую любовь к Господу и веру в Его Всемогущество. Бог возлюбил мир настолько, что отдал ради него Своего Сына.

  • В России подобная тематика распространилась в период с XIV по XVII вв. Верующие могли наблюдать её в росписях храмов и на священных иконах. В эпоху Иоанна Грозного большую популярность среди православного населения приобрели «молельные» образы, к которым и относят композицию «Не Рыдай Мене Мати», преисполненную сюжетом, но не богатую красками. Российские паломники впервые увидели её в своем отечестве в стенах Благовещенского собора, располагающегося в Московском Кремле.
  • Название образа призывает не плакать о Распятом Мессии, так как по Божьей Воле Его Сын воскреснет и прославит Господа и всех его служителей. Изображение способно разрешить проблемы человеческой скорби, когда божественная милость и идея вечной жизни донесется из Гроба в сердца всех истинно слушающих. После горечи и печали останутся только таинственные звуки неизреченного чуда и счастья единства с Богом. «Оплакивание Христа» побеждает самого сильного человеческого врага — смерть и адские муки.

На заметку! В богослужениях икона участвовала чаще всего в Страстную пятницу. В церкви она олицетворяла стойкость Божьего Сына перед будущими страстями. Мессия на полотне утешает Пречистую Деву словами о скором воскресении и прославлении.

  • «Се, Жених грядет в полунощи…»
  • «Чертог Твой вижду, Спасе мой…»
  • «Егда славнии ученицы…»
  • «Вечери Твоея тайныя…»
  • «Днесь висит на древе…»
  • «Разбойника благоразумнаго…»
  • «Благообразный Иосиф…»
  • «Да молчит всякая плоть человеча…»
  • «Не рыдай Мене, Мати…»
  • «Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго…»

«Се, Жених грядет в полунощи…»

Тропарь, глас 8

Аудио:

Перевод: Вот, Жених приходит в полночь, и блажен тот раб, кого найдет Он бодрствующим, но, напротив, недостоин тот, кого Он найдет беспечным. Смотри же, душа моя, не будь побеждена сном, да не будешь смерти предана, и заключена вне Царствия, но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят Ты, Боже, по молитвам Богородицы помилуй нас!

Тропарь поется на утрене в первые три дня Страстной седмицы. В этом тропаре Церковь внушает нам спасительный страх внезапного пришествия Судии мира и побуждает нас к духовному бодрствованию. В его основе лежит притча о десяти девах (Мф.25:1-13).

«Чертог Твой вижду, Спасе мой…»

Эксапостиларий

Аудио:

Черто́г Твой ви́жду, Спа́се мой, украше́нный, и оде́жды не и́мам, да вни́ду в онь: просвети́ одея́ние души́ моея́, Светода́вче, и спаси́ мя.

Перевод: Чертог Твой вижу я, Спаситель мой, украшенным, но одежды не имею, чтобы войти в него. Сделай светлым одеяние души моей, Податель света, и спаси меня.

Эксапостиларий поется в первые четыре дня Страстной седмицы. В этом песнопении мы исповедуем перед Господом свое недостоинство, сокрушаемся и плачем, подобно невесте, оставленной вне брачного чертога.

«Егда славнии ученицы…»

Тропарь, глас 8

Аудио:

Егда́ сла́внии ученицы́/ на умове́нии ве́чери просвеща́хуся,/ тогда́ Иу́да злочести́вый/ сребролю́бием неду́говав омрача́шеся,/ и беззако́нным судия́м Тебе́, Пра́веднаго Судию́, предае́т./ Виждь, име́ний рачи́телю,/ сих ра́ди удавле́ние употреби́вша!/ Бежи́, несы́тыя души́,/ Учи́телю такова́я дерзну́вшия;// И́же о всех Благи́й, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Перевод: Когда славные ученики при умовении на вечере просвещались, тогда Иуда нечестивый, заболевший сребролюбием, омрачался и беззаконным судьям Тебя, Праведного Судию, предает. Смотри, любитель стяжаний, на удавление из-за них стяжавшего! Беги от ненасытной души, на такое против Учителя дерзнувшей! Господи, ко всем благой, слава Тебе!

Песнопение «Егда славнии ученицы…» поется в Великий Четверг и на утрене Великой Пятницы. В течение Великого поста оно также читается в последовании ко Святому Причащению.

«Вечери Твоея тайныя…»

Тропарь, глас 6

Аудио:

Ве́чери Твоея́ та́йныя днесь, Сы́не Бо́жий, прича́стника мя приими́; не бо враго́м Твои́м та́йну пове́м, ни лобза́ния Ти дам, я́ко Иу́да, но я́ко разбо́йник испове́даю Тя: помяни́ мя, Го́споди, во Ца́рствии Твое́м.

Перевод: Вечери Твоей таинственной участником в сей день, Сын Божий, меня прими. Ибо не поведаю я тайны врагам Твоим, не дам Тебе поцелуя, такого, как Иуда. Но как разбойник исповедаю Тебя: «Помяни меня, Господи, в Царстве Твоём!»

Песнопение «Вечери Твоея тайныя…» поется во Святой и Великий Четверг вместо Херувимской песни.

«Днесь висит на древе…»

Антифон 15, глас 6

Аудио:

Днесь ви́сит на дре́ве, И́же на вода́х зе́млю пове́сивый: венце́м от те́рния облага́ется, И́же А́нгелов Царь: в ло́жную багряни́цу облача́ется, одева́яй не́бо о́блаки: зауше́ние прия́т, и́же во Иорда́не свободи́вый Адама: гвоздьми́ пригвозди́ся Жени́х Церко́вный: копие́м прободе́ся Сын Де́вы. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́: покажи́ нам и сла́вное Твое́ Воскресе́ние.

Перевод: Ныне висит на древе Тот, Кто повесил землю на водах; терновым венцом покрывается Ангелов Царь; в порфиру шутовскую одевается Одевающий небо облаками; пощечины принимает Освободивший (от греха) Адама в Иордане; гвоздями прибивается Жених Церкви; копьем пронзается Сын Девы. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, покажи нам и всеславное Твое Воскресение.

«Днесь висит на древе…» — песнопение утрени Великой Пятницы, имеющей особое название: Последование Святых и спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа.

«Разбойника благоразумнаго…»

Эксапостиларий

Аудио:

Разбо́йника благоразу́мнаго, во еди́ном часе́ ра́еви сподо́бил еси́, Го́споди, и мене́ дре́вом кре́стным просвети́, и спаси́ мя.

Перевод: Разбойника благоразумного в тот же день Ты рая удостоил, Господи. И меня древом Крестным просвети и спаси меня.

Благоразумный разбойник — один из двух разбойников, распятых на Голгофе рядом с Иисусом Христом, раскаявшийся, уверовавший во Христа, смиренно выразивший перед Ним свою веру и получивший от Него обетование, что «ныне же» будет пребывать с Ним в раю. Покаяние благоразумного разбойника воспоминается в песнопении на утрене Великой Пятницы при чтении Двенадцати Евангелий.

«Благообразный Иосиф…»

Тропарь, глас 2

Аудио:

Благообра́зный Ио́сиф,/ с дре́ва снем пречи́стое Те́ло Твое́,/ плащани́цею чи́стою обви́в,// и воня́ми во гро́бе но́ве покры́в положи́.

Перевод: Благородный Иосиф, с древа (с Креста) сняв пречистое тело Твое, чистым полотном обвив и помазав благовониями, в гробнице новой положил.

Иосиф Аримафейский, о котором говорится в тропаре, был богатым иудеем, членом синедриона и тайным учеником Христа. После смерти Спасителя Иосиф испросил Его тело у Пилата для погребения. Когда позволение было получено, вместе с Никодимом он снял тело Спасителя с креста, обвил его плащаницей, с благовониями, как обыкновенно погребали иудеи, и положил в новом гробе, недавно высеченном в скале в его саду, привалив большой камень к двери гроба.
Тропарь «Благообразный Иосиф» поется во время выноса Плащаницы на вечерне Великой Пятницы и на утрене Великой Субботы (совершается вечером в Великую Пятницу).

«Да молчит всякая плоть человеча…»

Тропарь, глас 8

Аудио:

Да молчи́т вся́кая плоть челове́ча, и да стои́т со стра́хом и тре́петом, и ничто́же земно́е в себе́ да помышля́ет: Царь бо Ца́рствующих и Госпо́дь госпо́дствующих прихо́дит закла́тися и да́тися в снедь ве́рным. Предхо́дят же сему ли́цы А́нгельстии со вся́ким Нача́лом и Вла́стию, многоочи́тии Херуви́ми и шестокрила́тии Серафи́ми, ли́ца закрыва́юще и вопию́ще песнь: Аллилу́иа, Аллилу́иа, Аллилу́иа.

Перевод: Да умолкнет всякая плоть человеческая, и да стоит со страхом и трепетом, и ни о чем земном в себе да не помышляет, ибо Царь царствующих и Господь господствующих приходит заклаться и дать Себя в пищу верным. Пред Ним шествуют сонмы Ангелов со всяким их начальством и властью, многоокие Херувимы и шестикрылые Серафимы, закрывая лица и возглашая песнь: Аллилуия, Аллилуия, Аллилуия.

Во Святую и Великую Субботу на Литургии, вместо Херувимской песни, поют «Да молчит всякая плоть человеча».

«Не рыдай Мене, Мати…»

Ирмос, глас 6

Аудио:

Не рыда́й Мене́, Ма́ти, зря́щи во гро́бе, Его́же во чре́ве без се́мене зачала́ еси́ Сы́на: воста́ну бо и просла́влюся, и вознесу́ со сла́вою непреста́нно я́ко Бог, ве́рою и любо́вию Тя велича́ющыя.

Перевод: Не рыдай надо Мною, Матерь, видя, что Тот Самый Сын, Котораго Ты без семени зачала во чреве, во гробе: вот Я восстану и прославлюсь и, как Бог, превознесу навсегда и во славе тех, которые с верою и любовно прославляют Тебя

Ирмос 9-й песни канона утрени «Не рыдай Мене, Мати» поется как задостойник на Литургии в Великую Субботу.

«Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго…»

Стихира на целование Плащаницы

Аудио:

Прииди́те, ублажи́м Ио́сифа приснопа́мятнаго, в нощи́ к Пила́ту прише́дшаго и Живота́ всех испроси́вшаго: даждь ми Сего стра́ннаго, Иже не имеет где главы́ подклони́ти; даждь ми Сего стра́ннаго, Его́же ученик лука́вый на смерть предаде́; даждь ми Сего стра́ннаго, Его́же Ма́ти зря́щи на кресте́ ви́сяща, рыда́ющи вопия́ше и ма́терски восклица́ше: увы Мне, Ча́до Мое! Увы Мне, Све́те Мой и утро́ба Моя возлю́бленная! Симео́ном бо предрече́нное в церкви днесь собы́стся: Мое сердце оружие про́йде, но в радость Воскресения Твоего плач преложи́. Покланя́емся страсте́м Твоим, Христе, покланя́емся страсте́м Твоим, Христе, покланяемся страсте́м Твоим, Христе, и Святому Воскресению.

Перевод: Придите, прославим Иосифа, навеки памятного, ночью к Пилату пришедшего и Жизнь всех испросившего: «Отдай мне Сего Странника, Который не имеет, где главу приклонить; отдай мне Сего Странника, Которого ученик коварный предал на смерть; отдай мне Сего Странника, Которого Матерь, видя висящим на Кресте, с рыданиями взывала и по-матерински восклицала: «Увы Мне, Дитя Мое! Увы Мне, Свет Мой и Жизнь Моя возлюбленная! Ибо предсказанное в храме Симеоном в сей день сбылось: Мое сердце меч пронзил, но в радость о воскресении Твоем плач претвори!» Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе, и святому воскресению!

При пении этой стихиры люди подходят приложиться к Плащанице в Великую Пятницу. В песнопении вспоминается тайный ученик Христа Иосиф Аримофейский, который после смерти Спасителя пошел к Пилату и попросил у него Тело Господа, которое затем предал погребению вместе с праведным Никодимом, тоже тайным Его учеником. Они сняли с Креста Тело Спасителя, обернули плащаницей и положили в новом гробе, в котором никто ранее не был погребен (этот гроб святой Иосиф приготовил заранее для себя) в Гефсиманском саду, в присутствии Богоматери и святых жен-мироносиц.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *