Кто такой Власов?

Нашли под одеялом на заднем сиденье «Шкоды»

Сразу после последних залпов войны в мае 1945 года на военную контрразведку Смерш была возложена задача по отлову главных нацистских преступников. Особо важным, по мнению Сталина, было задержать и доставить в Москву для следствия и суда главарей армии генерала Власова. Эту задачу Сталин лично ставил перед руководителем Смерша генерал-полковником Абакумовым.

После майских боев в Праге разведка Советской армии отслеживала перемещения первой власовской дивизии под командованием генерал-майора Сергея Буняченко в сторону территории, занятой армией США. О местонахождении Власова на тот момент ничего не было известно.

12 мая автоматчики 23-летнего командира батальона капитана Михаила Якушова из 162-й танковой бригады встретили на дороге деморализованные, частично разоруженные части власовской дивизии. Один из власовцев, капитан Петр Кучинский, понял, что у него есть шанс заслужить прощение перед Родиной. Он подробно рассказал Якушову, а также начальнику отдела Смерша 162-й бригады майору Пахому Виноградову о местоположении штаба власовского комдива Буняченко. И предупредил, что в этой колонне может находиться и сам Власов.

Несмотря на нежелание американцев допустить советских офицеров на территорию, которую они контролировали, Кучинский (за рулем) и Якушов (рядом с ним) догнали и блокировали штабную колонну дивизии Буняченко. Здесь довольно быстро Власов и был обнаружен в большой черной «Шкоде» на заднем сиденье, укрытый одеялом и плащ-палаткой. Несмотря на сопротивление, которое он пытался оказать, автоматчики Якушова вытащили его из машины. Желание избавиться от Власова у самих власовцев оказалось так велико, что в его задержании советским офицерам помощь оказали личный водитель Кучинского Александр Довгас и водитель Власова Илья Комзолов. В Москве высоко оценили заслуги всех участников этой операции. Помимо советских офицеров, орденами были награждены и бывшие власовцы Кучинский, Довгас и Комзолов. Прямо скажем, случай уникальный — награда вражеским военным, попавшим в плен.

На Лубянке через несколько дней Власов был допрошен руководителем Смерша Абакумовым. Неизвестно, что Абакумов обещал в обмен на покаяние пленному генералу. Да и не мог ничего обещать, оба они были людьми военными, знали характер Сталина (именно он принимал решение о судьбе Власова) и понимали, что тяжесть содеянного вела генерала-предателя только одной дорогой — на эшафот. Но одну просьбу Власова Абакумов выполнил: заключенный, ссылаясь на потребности организма, просил удвоить его паек, что и было сделано.

Очаровал жену китайского правителя

История власовского предательства достаточно банальна, как бы ни пытались после войны приписать ему заслуги в «борьбе с диктатурой Сталина», какие-то «идейные» противоречия с Советской властью. Даже самый старательный исследователь не отыщет в судьбе генерала мучительных переживаний, ужасных пыток, человеческой драмы.

Андрей Власов родился в 1901 году в зажиточной крестьянской семье, учился на агронома в Нижегородском университете. В 1920 году был призван в Красную армию и решил сделать карьеру профессионального военного.

Незадолго до войны Власова направили военным советником в Китай, к Чан Кайши (китайский правитель и генералиссимус). Сохранились свидетельства о том, что брутальный русский военный очаровал жену Чан Кайши, вступил с ней в связь. Из Китая он вез орден, который ему вручил Чан Кайши, и золотые часы — подарок его жены, кучу чемоданов с барахлом.

Отказался спастись на самолете

Великую Отечественную войну Власов встретил в генеральском чине на должности командира одного из самых боеспособных механизированных корпусов. Ранее дивизия, которой он командовал, по итогам масштабных учений была признана лучшей в Красной армии.

Уже через месяц после начала войны он стал командующим армией, отличился в ходе обороны Москвы и в марте 1942 года был назначен по личному указанию Сталина заместителем командующего Волховским фронтом. Судя по всему, Власова готовили на замену командующему фронтом Кириллу Мерецкову, будущему Маршалу Советского Союза. Сталин не очень доверял Мерецкову. 23 июня 1941 года он был арестован по обвинению в «военной заговорщицкой деятельности», но освобожден через два месяца.

Вскоре последовал приказ о назначении Власова командующим 2-й ударной армией. Позднейшие исследователи гибели 2-й ударной армии пытаются ее разгром объяснить исключительно ошибками Власова. Это не соответствует действительности. Трагическое положение 2-й ударной армии сложилось до его назначения, и повлиять на ход событий он был не в силах.

По воспоминаниям тех, кто находился рядом с ним в окружении, по указанию Власова была сформирована штабная колонна из 250 человек для прорыва из окружения. Попав под ожесточенный обстрел противника, колонна распалась. Не желая сдаваться врагу, предпочли застрелиться начальник особого отдела фронта, майор госбезопасности Александр Шашков, дивизионный комиссар Иван Зуев…

После того как связь с Власовым была потеряна, Сталин лично отдавал указания по его поиску Абакумову и первому секретарю Ленинградского обкома Жданову. Вот выдержки шифротелеграмм Сталина: «Велика честь помочь Власову, радируйте через каждые три часа. Ставка приказывает принять меры, чтобы не позднее 19 июля Власов и его люди были доставлены самолетами на территорию фронта». «Ставка считает делом Вашей чести выполнить эту задачу».

И Ставка направила на одну из последних площадок обреченной армии самолет для эвакуации Власова. Но, надо отдать ему должное, он оставить армию отказался.

В плен к немцам Власов попал вместе с личной поварихой, 33-летней Марией Вороновой.Фото: YouTube

Сдали за корову и 10 пачек табака

К тому времени потерявший волю к руководству Власов разделился со своими спутниками и остался в компании с личной поварихой, 33-летней Марией Вороновой. В поисках еды они набрели на деревеньку староверов Туховежи Ленинградской области. Власов и его спутница наткнулись на жительницу Васильеву, которая и привела их к своему отцу, назначенному оккупантами старостой Василию Васильеву.

Здесь Власов, представившись сельским учителем, пытался обменять на продукты свои золотые наркомовские часы. Пока незваные гости обедали, староста привел подмогу, и окруженцев заперли в сарае. На следующий день их сдали немецкому патрулю, который и доставил Власова с поварихой в штаб немецкой армии.

Стоит напомнить, что первый раз Власов попал в окружение в ноябре 1941-го под Киевом. Тогда ему удалось выйти из кольца вместе с военврачом Анной Подмазенко, своей гражданской женой. Вероятно, он единственный генерал Второй мировой войны, дважды выходивший из окружения с бабой, с ней же в плен и попавший.

Еще одна любимая женщина генерала — его гражданская жена Анна Подмазенко.Фото: ru.wikipedia.org

Мастер-класс от фашиста

Уже на первых же допросах Власов охотно и долго рассказывал все, что от него требовали, и даже услужливо провел с командующим 18-й немецкой армией Георгом Линдеманом разбор боев на Волховском направлении. Получил, так сказать, мастер-класс от фашистского генерала. Сохранились фото, где перед отправкой в лагерь Власов трогательно прощается с поварихой, обнимает и целует ее. На этом закончилась карьера советского офицера и началась жизнь предателя.

Несмотря на большое желание Власова служить нацистам, только в конце 1944 года ему разрешили «повоевать». Из планируемых трех дивизий к весне 1945 года удалось полноценно сформировать одну под командованием генерал-майора Сергея Буняченко. В ее составе было около 20 тысяч человек, легкая и тяжелая артиллерия, 9 танков Т-34. 2-я и 3-я дивизии находились в стадии формирования и никаких боевых действий не вели.

Всего во власовских формированиях к концу войны числилось около 120 — 130 тысяч человек.

У него служили мародеры и насильники

После войны усилиями уцелевших власовцев был рожден миф о той роли, которую сыграла дивизия Буняченко в освобождении Праги в мае 1945 года. Поддерживал эту версию и Александр Солженицын, после чего она и получила хождение.

Исторические факты свидетельствуют, что по приказу немецкого командования дивизия Буняченко, дислоцированная в районе Праги, должна была поступить в распоряжение группы армий «Центр».

Однако воевать с Красной армией власовцы не желали. Они так торопились в плен к американцам, что огнем и металлом проложили себе коридор из расположения немецких армий, не пожалев вчерашних хозяев.

Хотел бы обратить внимание и на одну важную особенность формирования первой власовской дивизии. За исключением части командного состава она практически полностью состояла из так называемой «бригады Каминского». Бронислав Каминский, коллаборационист, возглавивший в чине генерала СС эту бригаду из бывших советских военнопленных, прославился жестокостями при подавлении Варшавского восстания. По существу, в его бригаде воевал человеческий сброд — садисты и мародеры, вызвавшие отвращение даже у гитлеровцев. Дело дошло до того, что руководство СС решило казнить перестаравшегося Каминского, что и было исполнено.

Как свидетельствовал военный комендант Варшавы генерал-лейтенант Райнер Штаэль, солдаты Каминского насиловали женщин, беспричинно расстреливали и грабили население. На Нюрнбергском процессе обергруппенфюрер СС Бах-Зелевски подтвердил факт расстрела Каминского по его указанию, указав, что он был казнен «за мародерство».

Вот эти «бойцы» и составили основу первой дивизии Власова. Надо признать, сам Власов, хорошо знавший о «подвигах» Каминского, возражал против такого принципа формирования дивизии. Но кто его слушал!

Пишу об этом для того, чтобы обратиться к разуму тех чехов, которые затеяли в наши дни в Праге свержение памятника настоящему освободителю их столицы маршалу Коневу и возведению на этом месте памятника власовцам.

Приговор вынес вождь

Следствие по делу руководителей власовской армии длилось 1 год и 3 месяца. Как и было принято в те годы, все основные показания, которые давали заключенные на Лубянке, Сталину регулярно докладывались. Вероятно, он и принял в итоге решение — не делать процесс публичным. Высказывались мнения, что власти опасались громких антисоветских заявлений подсудимых на открытом процессе. Но из материалов допросов власовских генералов становится ясным, что они охотно сотрудничали со следствием, боролись за свою жизнь.

В разоренной стране, только закончившей войну, предатели, нацистские приспешники по определению ни у кого не могли вызвать симпатии. А вот сам факт огромного количества людей, попавших в плен, немалое число которых служило немцам, конечно, нуждался в осмыслении. И вот это обнародовать власти не желали.

Власов был повешен на рассвете 1 августа 1946 года во внутреннем дворе Бутырской тюрьмы. Один из бывших начальников тюрьмы показал мне место, где были сооружены виселицы. Он утверждал, что в закрытых архивах есть кинозапись казни, которую несколько раз отсматривал Сталин.

Сам Власов уверял, что воевал не со своей страной, а с большевиками и Сталиным.Фото: ru.wikipedia.org

КСТАТИ

Памятник перебежчику рядом с Сахаровым

В нашей стране всегда очень болезненно относились к попыткам пересмотра итогов Второй мировой войны. Войны памяти приобрели особенно злостный, циничный характер в этом году, когда мы отмечаем 75 лет Победы над нацистской Германией.

Когда такие попытки предпринимаются на Западе, это уже не удивляет. Но крайне странную попытку пересмотреть дело нацистского приспешника делал даже бывший московский мэр Гавриил Попов. Его книга «Вызываю дух генерала Власова», вышедшая в Москве несколько лет назад, выстроена как воображаемый диалог между автором и повешенным в 1946 году предателем.

Сам по себе вызов на беседу духа казненного — занятие скорее для впечатлительных дамочек, чем для серьезного ученого. Но это, как говорится, дело вкуса. Попов представляет Власова как предтечу демократического движения в СССР, как человека, чье политическое видение будущего устройства России воплощается в наши дни. В этой связи он предлагает поставить в столице памятник Власову, причем не где-нибудь, а рядом с памятником Сахарову.

Генерал Власов. Путь к предательству

В предыдущем материале были показаны страницы успешной военной карьеры генерала Власова не с целью обелить этого предателя, а показать, что он уверенно продвигался по карьерой лестнице и что не было ни малейшего повода, способного подвигнуть генерала на путь измены. Что же все-таки толкнуло его на этот путь?

Командующий 2-й ударной армией

Генерал-лейтенант Власов проявил себя в начале войны как способный военачальник, успешно командовавший армиями. За достигнутые успехи 8 марта 1942 он был назначен заместителем командующего войсками Волховского фронта, где с января начали разворачиваться трагические события с неудачным наступлением 2-й ударной армии.
На Волховском фронте 7 января началась Любанская наступательная операция, 2-я ударная армия под командованием генерала Клыкова, успешно прорвав оборону противника в районе Мясного Бора, глубоко вклинилась в его расположение, но имея ограниченные силы и средства не смогла закрепить успех, противник неоднократно перерезал ее коммуникации и создавал угрозу окружения армии.
Для выяснения ситуации командующий фронтом Мерецков 20 марта отправил Власова во главе комиссии во 2-ю ударную армию. Комиссии выяснила, что самостоятельно армия не в состоянии вырваться из окружения и испытывает трудности с боеприпасами и продовольствием. К тому же тяжело заболел командарм Клыков, его освободили от командования армией и 16 апреля эвакуировали в тыл. Власов предложил Мерецкову назначить командармом гибнущей армии начальника штаба армии Виноградова, однако Мерецков 20 апреля назначил Власова командующим 2-й ударной армией, оставив по совместительству заместителем командующего фронта.
Так Власов стал командармом обреченной армии и совместно с командованием фронта в течение мая-июня при содействии 52-й и 59-й армий Волховского фронта предпринимал отчаянные попытки по деблокированию 2-й армии, но успеха не имел. Ситуация усугубилась и тем, что командующий Волховской оперативной группой генерал-лейтенант Хозин не выполнил директиву Ставки от 21 мая об отводе войск армии, и ее положение стало катастрофическим.
В «котле» оказались более 40 тысяч советских воинов. Измученные голодом люди под непрерывными ударами немецкой авиации и артиллерии продолжали вести бои, прорываясь из окружения. Однако все было безрезультатно. Боевой состав с каждым днем таял, как, впрочем, и запасы продовольствия и боеприпасов, но армия не сдавалась и продолжала сражаться.
Власов 22 июня направил в штаб фронта донесение: «Войска армии три недели получают по пятьдесят граммов сухарей. Последние дни продовольствия совершенно не было. Доедаем последних лошадей. Люди до крайности истощены. Наблюдается групповая смертность от голода. Боеприпасов нет». Контролируемая армией территория под ударами противника с каждым днем сокращалась, и вскоре наступала агония 2-й ударной армии. Командование фронта направило для эвакуации штаба армии специальный самолет, но сотрудники штаба отказались бросать своих солдат, к ним присоединился и Власов.
Командованию Волховского фронта удалось пробить небольшой коридор, через который выходили разрозненные группы изнурённых бойцов и командиров. Вечером 23 июня бойцы 2-й ударной армии пошли на новый прорыв через коридор шириной около 800 метров, получивший название «Долины смерти», прорваться удавалось немногим. 24 июня была предпринята последняя попытка прорыва, закончившаяся неудачей. В создавшейся ситуации было принято решение выходить небольшими группами, и Власов отдал приказ разбиваться на группы по 3-5 человек и скрытно выходить из окружения.

Вопреки бытовавшему в советское время мнению, что 2-я ударная армия сдалась вместе с Власовым, это не так. Она сражалась до последнего и героически погибла. Даже немецкие источники фиксировали, что фактов массовой сдачи в плен не было, русские в Мясном Бору предпочитали умирать с оружием в руках и не сдавались.

Пленение

Те немногие свидетели, которым удалось вырваться из котла, утверждали, что после неудачных попыток вывести армию из окружения Власов пал духом, на его лице не было никаких эмоций, он даже не пытался прятаться при обстрелах в укрытиях.
В группе с Власовым остался начальник штаба Виноградов, офицер штаба и очередная любовница Власова — повар Воронова. В поисках продовольствия они разделились, Власов остался с Вороновой, а остальные пошли в другую деревню. Виноградов был ранен и его знобило, Власов отдал ему свою шинель, потом в перестрелке Виноградов был убит, немцы приняли его за Власова.
Вместе со своей спутницей Власов зашел в деревню староверов и попал в дом старосты. Тот вызвал местную полицию, которая арестовала их и заперла в сарае. На следующий день, 12 июля, прибыл немецкий патруль. Власов на немецком сказал им: «Не стреляйте, я генерал Власов», солдаты опознали знаменитого генерала по часто публикуемым в газетах портретам и арестовали.
На допросах Власов сообщил, что Ленинградский и Волховский фронты неспособны к каким-либо наступательным операциям в направлении Ленинграда и предупредил немцев о возможности наступления Жукова на центральном направлении. После допросов Власова отправили в особый офицерский лагерь военнопленных в Виннице, который подчинялся верховному командованию сухопутных сил вермахта.
В лагере с Власовым работал бывший русский офицер из прибалтийских немцев Штрик-Штрикфельд. По итогам бесед с ним Власов согласился, что надо бороться с коммунизмом и Сталиным и дал согласие на сотрудничество.
Что же толкнуло Власова на путь предательства? До сдачи в плен не было и намека, что Власов чем-то недоволен. Он был активным сторонником сложившегося в стране режима, в годы репрессий, будучи членом трибунала, боролся с «врагами народа» и сделал себе успешную карьеру, был обласкан лично Сталиным (и не всегда по заслугам) и никаких проблем и поводов для предательства у него не было. В начале войны у него были возможности для измены, но он на это не пошел. До последнего момента он и не думал о сдаче в плен.
По всей видимости, у него просто не было никаких убеждений, им двигало честолюбие и амбиции, более всего в жизни он любил славу и карьерный рост и любым путем пробивался наверх. Жизнелюб и женолюб, он хотел при всех обстоятельствах жить на широкую ногу.
Он считал, что так будет всегда и ошибся, под его командованием 2-я ударная армия попала в окружение. Альтернативой плену была смерть, а умирать он не хотел. Потеряв армию и попав в плен, он понимал, что его военная карьера закончена и при возвращении домой его ждут позор и унижения. При переходе на сторону немцев и победе Германии, которая на тот момент казалась ему бесспорной, он мог рассчитывать на высокий военный пост в новой России под немецким покровительством. И Власов решил стать на сторону немцев.
О личности Власова оставил свои воспоминания писатель Эренбург, общавшийся с ним после победы под Москвой. Он отмечал, что Власов выделялся своим позерством и актерством, манерой разговаривать образно и сердечно, при этом чувствовалась наигранность в его поведении, оборотах речи, интонациях и жестах. Также и соратники Власова по РОА отмечали его стремление завладеть вниманием всех присутствующих, показать свою значимость и подчеркивать при этом свои качества и заслуги.
Власова не пытали и не морили голодом, он сам сознательно выбрал путь предательства, в отличие от других генералов, оказавшихся в такой же ситуации. Известно, что командующий 12-й армией генерал Понеделин, попавший в плен и заочно приговоренный к расстрелу (в 1950 году его всё-таки расстреляли) и знавший об этом, плюнул Власову в лицо в ответ на предложение сотрудничать, а командующий 19-й армией Лукин, попавший в плен раненым и без ноги, с презрением отверг предложение Власова. Подчиненный Власова командир дивизии во 2-й ударной армии генерал Антюфеев, также попавший в плен раненым, на предъявленное ему сфабрикованное интервью о готовности работать на немцев послал их и остался верен присяге.

Работа на гитлеровцев

В плену с Власовым работали представители верховного командовании сухопутных войск вермахта, они предложили ему изложить меморандум со своими предложениями. Власов написал записку о необходимости создания русской армии, которая будет сражаться с коммунистическим режимом на стороне немцев. Власов рассчитывал, что немцы могут рассматривать его кандидатуру как одного из руководителей будущей несоветской России. Однако немецкое командование отвергло этот меморандум, на то время они не рассматривали никаких вариантов государственных образований на оккупированной территории.
Власов продолжал предлагать свои услуги немцам, и в сентябре 1942 его перевели в Берлин в отдел пропаганды вермахта. Власову отвели сугубо пропагандистскую роль, немцы решили создать во главе с Власовым полувиртуальный Русский комитет, который публиковал бы воззвания с призывами прекратить сопротивление и переходить на сторону немцев.

В декабре 1942 года было опубликовано «Смоленское воззвание», в котором Власов призывал переходить на его сторону, чтобы строить новую Россию. О воззвании написали в газетах, были напечатаны листовки на русском языке для разбрасывания на советские территории. Главными лоббистами Власова стали немецкие военные, по их инициативе Власов зимой и весной 1943 года совершил несколько поездок в расположение группы армий «Север» и «Центр», где он встречался с видными немецкими военачальниками, выступал перед местными жителями на оккупированных территориях и дал несколько интервью коллаборационистским газетам.
Немецкому партийному руководству не понравилась активность военных, нацисты видели во Власове только пропагандистскую роль, Русский комитет был распущен, Власову временно запретили публично выступать.
Сталин был в ярости от преподнесенного Власовым «подарка», в советской прессе его начали клеймить троцкистом, японским и немецким шпионом. Дорога назад для Власова была закрыта, а партийное руководство и Гитлер ничего не хотели слышать о создании какой-то русской армии.

Власов оказался не у дел, покровители организовывали ему встречи с видными деятелями Германии, за полтора года он завёл знакомства в разных сферах, ему даже организовали брак с вдовой эсэсовца. Но роль Власова оставалась чисто пропагандистской, под него была создана только «школа пропагандистов».
По мере ухудшения обстановки на фронтах к Власову стало присматриваться и руководство СС. Гиммлер в сентябре 1944 вызвал к себе Власова, тот заверил его, что он обладает большим авторитетом среди советских генералов, и Гиммлер дал разрешение на создание Комитета освобождения народов России (КНОР), некоего правительства в изгнании.

Власов и Гиммлер
В ноябре 1944 состоялось первое заседание КОНР, на котором был оглашён Манифест освободительного движения и началось формирование Русской освободительной армии, существовавшей до этого в виртуальном пространстве.
Существует распространенная версия, что части РОА действовала на оккупированной территории. Это не так, поскольку к моменту ее формирования советские войска уже воевали в Европе. Это связано с тем, что на оккупированной территории на стороне немцев воевали и другие коллаборационистские формирования, не имеющие отношения к РОА.
С марта по декабрь 1942 существовала Русская национально-освободительная армия (РННА) с дислокацией в поселке Осинторфе в Белоруссии, созданная по инициативе русского эмигранта Сергея Иванова. С сентября 1942 РННА возглавили бывший командир 41-й стрелковой дивизии РККА полковник Боярский и бывший бригадный комиссар Жиленков. Численность формирования достигала 8 тысяч человек, некоторые батальоны были сведены в полки, и РННА преобразована в бригаду. В декабре 1942 РННА была расформирована, Боярский, Жиленков и часть личного состава впоследствии влились в РОА.
Также с октября 1941 по сентябрь 1943 на территории оккупированных Брянской и Орловской областей в Локотском округе действовала Русская освободительная народная армии (РОНА) численностью примерно 12 тысяч человек и состояла из 15 батальонов, в том числе имела танковый батальон и артдивизион.
Эти вооруженные формирования к РОА никого отношения не имели и использовались немцами в карательных операциях против партизан. Некоторые подразделения воевали под российским триколором и использовали трехцветные кокарды. Позже некоторые подразделения РННА и РОНА влились в РОА при ее формировании.
Немцами также создавались в составе войск СС восточные батальоны и роты, редко полки, значительная часть из них привлекалась для антипартизанских операций. Командовали этими подразделениями, как привило, немецкие офицеры.
Также на стороне немцев воевало до 40 тысяч казаков. Под руководством донского атамана Краснова в войсках СС были сформированы части из казаков эмигрантов и казаков Дона и Кубани, перешедших на сторону немцев. В 1942 они разрослись до казачьего кавалерийского корпуса СС. К армии Власова они также не имели отношения, в апреле 1945 казачьи формирования, сосредоточенные в Италии и Австрии в районе города Лиенца, формально были подчинены Власову.

Формирование РОА

РОА формировалась в сентябре 1944 и комплектовалась личным составом частей расформированных РННА и РОНА и членами восточных батальонов, успевших проявить себя ранее на оккупированной территории. Советских военнопленных было меньшинство, белоэмигрантов также было мало, поскольку они считали власовцев «теми же большевиками».
Всего было сформировано три дивизии РОА. Одна из них вообще не имела оружия, другая не имела тяжёлого вооружения, располагая только стрелковым. И лишь 1-я дивизия РОА численностью около 20 тысяч человек была боеспособной и полностью укомплектованной. Также был сформирован ряд самостоятельных соединений и частей, находящихся в подчинении главного штаба РОА. Формально РОА не входила в состав вермахта, финансировалась из немецкой казны в виде кредитов, которые должны были быть возвращены в будущем.

В качестве символики использовался андреевский флаг, попытки использовать российский триколор немцы запретили, на фуражке была сине-красная кокарда, на рукаве шеврон с андреевским флагом и надписью «РОА». Солдаты и офицеры были одеты в немецкую форму.
Власов форму РОА и немецкую форму никогда не носил, ходил в специально сшитом френче без знаков различия и погон.
Сформированная РОА в боях с советскими войсками так и не участвовала, в феврале 1945 три взвода РОА приняли участие в боях против 230 советской стрелковой дивизии и 1-я дивизия в начале апреля 1945 участвовала в боях вместе с немцами в районе Фюрстенберга против 33-й советской армии, после этого все части РОА были отведены в тыл. Нацистское руководство не доверяло власовской армии и боялось держать ее на фронте. РОА так и осталась чисто пропагандистской организацией, а не реальным боевым соединением.
В конце апреля руководство РОА приняло решение выйти из подчинения немецкого командования и пробиваться на запад с целью сдачи в плен англо-американским войскам. 1-я дивизия РОА под командованием Буняченко оказалась в районе Праги, где 5 мая вспыхнуло чешское восстание.
Для доказательства американцам, что власовцы воевали и против немцев, Буняченко решил поддержать восставших чехов и выступил против немцев, тем более что немцы не пропускали их через Прагу. С утра 7 мая власовцы заняли несколько районов Праги и разоружили часть немецкого гарнизона. Начались упорные бои с немцами, которые к концу дня закончились перемирием, и вместе с немцами 1-я дивизия РОА покинула Прагу и направилась на запад сдаваться американцам.
Власов со своим штабом рассчитывал сдаться американцам и перейти на службу к ним, поскольку рассчитывал на новую войну между СССР и США. Штаб РОА установил связь с американцами и пытался договориться об условиях сдачи. Почти все соединения и части РОА добрались до американской зоны оккупации. Но здесь их ожидал холодный прием. В соответствии с договоренностью с советским командованием их всех должны были вернуть в советскую зону оккупации.
Штаб 1-й дивизии РОА, в котором находился и Власов, и отдельные части дивизии оказались на стыке американской и советской зон оккупации и продвигались в американскую зону. Командование 25-го танкового корпуса дало команду разведчикам найти штаб и взять в плен Власова. Разведчиками была перехвачена колонна власовцев, в которой находился Власов и Буняченко, они были взяты в плен.

Власову было предложено написать приказ о капитуляции его войск. Он написал такой приказ и за два дня части 1-й дивизия сдались в количестве 9 тысяч человек. Власов сразу же был отправлен в Москву.

В мае практически все командование РОА было арестовано в советской зоне оккупации или передано американцами. Они были направлены в Москву, где подвергнуты допросам, преданы суду и казнены. Личный состав РОА также был передан американцами советскому командованию. На конец войны в РОА и переподчиненным ей казачьим соединениям и частям насчитывалось 120-130 тысяч личного состава, включающих командование армией и соединениями, три дивизии, два неукомплектованных отдельных корпуса, учебно-запасная бригада, командование казачьими войсками, два казачьих кавалерийских корпуса, вспомогательные войска и две разведывательных школы. В основном это было сборище предателей и изменников, по тем или иным причинам перешедшим на сторону гитлеровцев.
Так плачевно закончилась военная карьера генерала и неудавшегося правителя некоммунистической России под протекторатом гитлеровцев. Выражения «Власов» и «власовцы» навсегда останется в памяти нашего народа символом предательства и измены, какими бы заслугами прототип этих символов ни обладал.

Двадцать девятый комплекс (организованная преступная группировка)

ОПГ «29-й комплекс»

Место базирования

СССР СССР
Россия Россия
Украина Украина

Основана

Мансур Сафин

Годы активности

1980-е гг. — 2004 год

Территория

город Набережные Челны, часть Москвы и Одессы.

Членство Криминальная деятельность

Рэкет, отмывание денег, заказные убийства, вымогательство. »

Противники

ОПГ «Боксеры»

«29-й комплекс» — организованная преступная группировка, действовавшая в течение 90-х годов ХХ века и начала 2000-х годов на территории республики Татарстан, Москвы, Украины. Одна из крупнейших и наиболее могущественных ОПГ России 2000-х годов.

История создания группировки

Группировка «29 комплекс» уходит своими корнями в историю строительства города Набережные Челны в республике Татарстан. В те годы на постоянное место жительства там оставались добровольцы из стройотрядов. В город не пускали заключенных и других неблагонадежных элементов.

Микрорайоны в Набережных Челнах называются комплексами. Многие из группировок города получили своё название именно по этим комплексам, в том числе и «29-й комплекс».

Группировка «29-й комплекс» объединялась за идею здорового образа жизни при совершении преступлений, правила в ней были строгими — полный запрет на наркотики, сведение до минимума употребления табачных изделий и алкоголя, занятие спортом.

Лидером «29-го комплекса» стал Мансур Сафин.

Как и остальные группировки Набережных Челнов, члены «29-го комплекса» участвовали в массовых драках, но после того, как в драках с ними несколько десятков человек оказались на больничных койках, многие члены группировки были осуждены, в том числе и Сафин. Отсидка стоила ему лидерства — новым главой «29-го комплекса» стал некто Адыган Саляхов по кличке Алик Большой.

«29-й комплекс» в 90-е годы

Потеряв корону, Мансур Сафин оказался на вторых ролях и вскоре был убит в собственном строящемся коттедже единственным выстрелом из автомата. Таким образом Саляхов добился своего — он стал единоличным правителем «29-го комплекса». Главарем Саляхов был беспощадным по отношению ко всем, кто вызывал его недовольство. Одного косого взгляда в сторону Алика хватило бы, чтобы оказаться на больничной койке.

«Двадцатьдевятники», как их называли, быстро подмяли под себя большую часть предприятий Набережных Челнов и вышли далеко за его пределы.

Быстро меняющиеся условия жизни не оставили в стороне и «29-й комплекс». Саляховым было принято управленческое решение — была создана так называемая «тройка», в которую помимо Алика вошли также Юрий Еременко по кличке Ерема и Александр Власов по кличке Шурин. Ежемесячный доход их фирм составлял сотни тысяч долларов.

Одной из таких фирм было ТОО «Акбарс», учрежденное в Москве в марте 1994 года Саляховым (23,36 %), Власовым (18,69 %), Еременко (1,87 %), а также Наилем Нуриахметовым, Росилем Рахматуллиным и Василием Якеменко, (руководитель Федерального агентства России по делам молодёжи, ранее возглавлял Государственный комитет Российской Федерации по делам молодёжи, руководил движениями «Идущие вместе» и «Наши»). В 2008 году эта фирма была исключена из ЕГРЮЛ, успев войти в более чем 200-томное уголовное дело № 192 529.

Лидеры ОПГ «Двадцать девятый комплекс»

Александр Власов (Шурин) Рузаль Асадуллин (Рузалик) Рамиль Валеев (Рамушкин) Юрий Ерёменко (Ерёма) Александр Беленко (Фига)

Ближе к концу 90-х годов Саляхов с подельниками и большим отрядом бандитов перебрался в Москву, где все ОПГ, вышедшие из Татарстана, называли «казанскими». Смотрящим в Набережных Челнах остался Рузаль Асадуллин по кличке Рузалик. Он каждый месяц собирал деньги с подконтрольных фирм и отправлял их в Москву, примерно по миллиарду рублей в год. Деньги перевозились прямо в мешках. В Москве трое лидеров приобрели жилье и легальный бизнес.

Вскоре Рузалик стал позволять себе слишком большие вольности. В той части группировки, которая осталась в Набережных Челнах, начался алкоголизм и наркомания. Рузалик стал наркозависимым, стал воровать часть тех денег, что уходили Саляхову. Итог разгульной жизни был закономерен — в 1998 году Рузалик был осуждён за избиение человека на 3 года. Алик отстранил Рузалика от руководства группировкой и поставил на его место Рамиля Валеева по кличке Рамушкин. У него дела пошли неплохо. По оперативной информации, ежемесячно отвозили в Москву Саляхову более 2 миллионов долларов.

Но вскоре в верхушке группировки произошёл раскол. Еременко и Власов объединились против Саляхова.

29-й комплекс в 2000-х годах

В мае 2001 года из мест лишения свободы вернулся Рузаль Асадуллин. Поняв, что лидерство в группировке он окончательно потерял, Рузалик решил отомстить. Это решили использовать Шурин и Ерёма. В доме Гриценко спланировали и реализовали план, к которому долго готовились. Спустя три месяца автоматным выстрелом телохранителем Рузаля из подвала дома был убит Рамиль Валеев.

А 25 сентября 2001 года, своими же подельниками из ОПГ «29-й комплекс» города Набережные Челны, был убит 20-летний Ян Гордеев, сторонник главы преступной банды Рамиля Валеева, по кличке «Рамушкин», командовавший молодняком. Убил Гордеева Сухомлин, из бригады «Парасоля», сторонник Рузаля.

Как показало следствие, Саляхова также убрали бы, но он предпочел скрыться. Его арестовали в Брянске. После чего Саляхов назначил » смотрящим» по Челнам — Андрейченко Сергея, кто до убийства Валеева был приближенным Рамушкина. Андрейченко выполнял поручения Саляхова, который находился в тюрьме. Но Андрейченко испугался, что его тоже убьют и начал сотрудничать с УБОП Челнов. Тем самым получил постоянный статус свидетеля и не привлекается к уголовной ответственности. Как и тогда в начале 2000-х, так и сейчас Андрейченко вешает свои преступления на других и проходит по всем судебным процессам свидетелем, обвиняя людей в преступлениях, о которых Андрейченко знает лично, имея к ним отношение.

Еременко и Власова, а также сопровождавшего их киллера группировки Александра Беленко вычислили в Одессе. Власов в последний момент перед задержанием успел скрыться, а Еременко был арестован. В 2009 году Власов был арестован, в настоящий момент ведется следствие.

В 2011 году в Ирпене Киевской области поймали и экстрадировали в Россию «правую руку» Рузалика — Валерия Слободина по кличке «Ванан».

В 2012 году экс-глава Росмолодежи, бизнесмен Василий Якеменко прокомментировал газете «БИЗНЕС Online» в своем Twitter интервью предпринимателя Олега Сватока, вышедшее в июльском номере русскоязычной версии журнала «Rolling Stone». Сваток, бывший муж сестры Якеменко, рассказал, что тот «вместе с бандитами из группировки „29-й комплекс“ отбирал у него бизнес и чуть не лишил жизни». Якеменко ответил на публикацию: «Больной человек». Информация о причастности бывшего федерального чиновника к деятельности группировки «29-комплекс» впервые появились в 2010 году, когда стало известно, что он являлся соучредителем компании «Акбарс». Сам Якеменко на это говорил, что при регистрации предприятия был незаконно использован его паспорт. Затем рассуждал о почти мистических причинах: с детства его тянуло к большегрузным автомобилям, будучи ребенком, он играл только в грузовые машинки и вот стал торговать КАМАЗами, а партнеры в смутные 1990-е могли быть разные: «Вот этот КАМАЗ, он ко мне как-то прицепился. Я много чем торговал. Ну, такое время было — 91-й год. Сначала я торговал обычными машинами, запчастями. У меня был даже небольшой колбасный завод. И вдруг КАМАЗы. Я даже не знаю, вот серьёзно, как они пришли в мою жизнь. И была партия небольшая, я её продал. Эти КАМАЗы вот так прошли через мою жизнь, я ими торговал».

В ночь на 2 апреля 2012 года в Киеве был задержан лидер ОПС Рузаль Асадуллин по прозвищу «Рузалик», уже 11 лет находящийся в международном розыске. Установлено, что он скрывался по поддельным документам, его вымышленное имя — Янис (уроженец Греции). Асадуллина обвиняют в организации как минимум 20 убийств, бандитизме и похищении людей.

Ректор Казанского (Приволжского) федерального университета Ильшат Гафуров, бывший мэр Елабуги, был знаком с лидерами ОПГ «29-й комплекс.

Гафуров в ответ на обвинения в связях с ОПГ «29-й комплекс» заявил, что перед тем, как он был утвержден на пост ректора федерального вуза, его кандидатура прошла мощную проверку. Кроме того, в следственном комитете есть соответствующие документы, которые отводят от него все подозрения. Там утверждают, что «правовых оснований для проведения проверки следователями СК РФ и принятия решения в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством, не имеется».

29 августа 1999 года в Москве был убит депутат Елабужского городского совета предприниматель Айдар Исрафилов по кличке «Айдарон», лидер елабужского ОПГ «Айдароновские». В уголовном деле, возбужденном в отношении ОПГ «29-й комплекс», в третьем томе имеются показания киллера, что заказчиком данного преступления является Гафуров Ильшат Рафкатович, но ему до сих пор не предъявлено обвинение. Гафуров Ильшат Рафкатович занимает должность ректора Казанского Университета. Его кандидатуру лично представлял в 2010 году Владимир Путин в Новосибирске на ученом совете.

Следствие и суд

В 2004 году «Двадцать девятому комплексу» пришёл конец. 33 его наиболее активных члена, за исключением Власова, предстали перед судом. Следствием было установлено, что члены ОПГ совершили как минимум 21 убийство, но даже эти убийства доказаны были не все. В результате высшую меру наказания — пожизненное заключение получил лишь Юрий Еременко. Саляхова и киллера Александра Беленко приговорили к 25 годам лишения свободы. Сергей Миронов, главный экономист банды, получил 18 лет. Остальные получили от 6 до 20 лет лишения свободы.

Суд проходил в физзале УВД Советского района Казани, потому что обычный зал суда просто не мог вместить всех.

Выдержки из приговора по делу ОПГ «Двадцать девятый комплекс»

Приговор в отношении Сергея Миронова Приговор в отношении Юрия Ерёменко Приговор в отношении Адыгана Саляхова Приговор в отношении Александра Беленко

Напишите отзыв о статье «Двадцать девятый комплекс (организованная преступная группировка)»

Ссылки

Хади Такташ • Двадцать девятый комплекс • Жилка • Квартала • Тяп-Ляп

Волгодонск: Волгодонская • Екатеринбург: Синие, Уралмашевская, Центровые • Курган: Курганская, Локомотив • Набережные Челны: Двадцать девятый комплекс, Боксёры • Пятигорск: Поповская • Саратов: Чикуновские • Тверская область: Тверская

Москва Санкт-Петербург Рязань Приморский край Татарстан (Казань) Тольятти Московская область Этнические Прочие

Отрывок, характеризующий Двадцать девятый комплекс (организованная преступная группировка)

«Душенька», – повторила она.
«Что он думал, когда сказал это слово? Что он думает теперь? – вдруг пришел ей вопрос, и в ответ на это она увидала его перед собой с тем выражением лица, которое у него было в гробу на обвязанном белым платком лице. И тот ужас, который охватил ее тогда, когда она прикоснулась к нему и убедилась, что это не только не был он, но что то таинственное и отталкивающее, охватил ее и теперь. Она хотела думать о другом, хотела молиться и ничего не могла сделать. Она большими открытыми глазами смотрела на лунный свет и тени, всякую секунду ждала увидеть его мертвое лицо и чувствовала, что тишина, стоявшая над домом и в доме, заковывала ее.
– Дуняша! – прошептала она. – Дуняша! – вскрикнула она диким голосом и, вырвавшись из тишины, побежала к девичьей, навстречу бегущим к ней няне и девушкам.
17 го августа Ростов и Ильин, сопутствуемые только что вернувшимся из плена Лаврушкой и вестовым гусаром, из своей стоянки Янково, в пятнадцати верстах от Богучарова, поехали кататься верхами – попробовать новую, купленную Ильиным лошадь и разузнать, нет ли в деревнях сена.
Богучарово находилось последние три дня между двумя неприятельскими армиями, так что так же легко мог зайти туда русский арьергард, как и французский авангард, и потому Ростов, как заботливый эскадронный командир, желал прежде французов воспользоваться тем провиантом, который оставался в Богучарове.
Ростов и Ильин были в самом веселом расположении духа. Дорогой в Богучарово, в княжеское именье с усадьбой, где они надеялись найти большую дворню и хорошеньких девушек, они то расспрашивали Лаврушку о Наполеоне и смеялись его рассказам, то перегонялись, пробуя лошадь Ильина.
Ростов и не знал и не думал, что эта деревня, в которую он ехал, была именье того самого Болконского, который был женихом его сестры.
Ростов с Ильиным в последний раз выпустили на перегонку лошадей в изволок перед Богучаровым, и Ростов, перегнавший Ильина, первый вскакал в улицу деревни Богучарова.
– Ты вперед взял, – говорил раскрасневшийся Ильин.
– Да, всё вперед, и на лугу вперед, и тут, – отвечал Ростов, поглаживая рукой своего взмылившегося донца.
– А я на французской, ваше сиятельство, – сзади говорил Лаврушка, называя французской свою упряжную клячу, – перегнал бы, да только срамить не хотел.
Они шагом подъехали к амбару, у которого стояла большая толпа мужиков.
Некоторые мужики сняли шапки, некоторые, не снимая шапок, смотрели на подъехавших. Два старые длинные мужика, с сморщенными лицами и редкими бородами, вышли из кабака и с улыбками, качаясь и распевая какую то нескладную песню, подошли к офицерам.
– Молодцы! – сказал, смеясь, Ростов. – Что, сено есть?
– И одинакие какие… – сказал Ильин.
– Развесе…oo…ооо…лая бесе… бесе… – распевали мужики с счастливыми улыбками.
Один мужик вышел из толпы и подошел к Ростову.
– Вы из каких будете? – спросил он.
– Французы, – отвечал, смеючись, Ильин. – Вот и Наполеон сам, – сказал он, указывая на Лаврушку.
– Стало быть, русские будете? – переспросил мужик.
– А много вашей силы тут? – спросил другой небольшой мужик, подходя к ним.
– Много, много, – отвечал Ростов. – Да вы что ж собрались тут? – прибавил он. – Праздник, что ль?
– Старички собрались, по мирскому делу, – отвечал мужик, отходя от него.
В это время по дороге от барского дома показались две женщины и человек в белой шляпе, шедшие к офицерам.
– В розовом моя, чур не отбивать! – сказал Ильин, заметив решительно подвигавшуюся к нему Дуняшу.
– Наша будет! – подмигнув, сказал Ильину Лаврушка.
– Что, моя красавица, нужно? – сказал Ильин, улыбаясь.
– Княжна приказали узнать, какого вы полка и ваши фамилии?
– Это граф Ростов, эскадронный командир, а я ваш покорный слуга.
– Бе…се…е…ду…шка! – распевал пьяный мужик, счастливо улыбаясь и глядя на Ильина, разговаривающего с девушкой. Вслед за Дуняшей подошел к Ростову Алпатыч, еще издали сняв свою шляпу.
– Осмелюсь обеспокоить, ваше благородие, – сказал он с почтительностью, но с относительным пренебрежением к юности этого офицера и заложив руку за пазуху. – Моя госпожа, дочь скончавшегося сего пятнадцатого числа генерал аншефа князя Николая Андреевича Болконского, находясь в затруднении по случаю невежества этих лиц, – он указал на мужиков, – просит вас пожаловать… не угодно ли будет, – с грустной улыбкой сказал Алпатыч, – отъехать несколько, а то не так удобно при… – Алпатыч указал на двух мужиков, которые сзади так и носились около него, как слепни около лошади.
– А!.. Алпатыч… А? Яков Алпатыч!.. Важно! прости ради Христа. Важно! А?.. – говорили мужики, радостно улыбаясь ему. Ростов посмотрел на пьяных стариков и улыбнулся.
– Или, может, это утешает ваше сиятельство? – сказал Яков Алпатыч с степенным видом, не заложенной за пазуху рукой указывая на стариков.

– Нет, тут утешенья мало, – сказал Ростов и отъехал. – В чем дело? – спросил он.
– Осмелюсь доложить вашему сиятельству, что грубый народ здешний не желает выпустить госпожу из имения и угрожает отпречь лошадей, так что с утра все уложено и ее сиятельство не могут выехать.
– Не может быть! – вскрикнул Ростов.
– Имею честь докладывать вам сущую правду, – повторил Алпатыч.
Ростов слез с лошади и, передав ее вестовому, пошел с Алпатычем к дому, расспрашивая его о подробностях дела. Действительно, вчерашнее предложение княжны мужикам хлеба, ее объяснение с Дроном и с сходкою так испортили дело, что Дрон окончательно сдал ключи, присоединился к мужикам и не являлся по требованию Алпатыча и что поутру, когда княжна велела закладывать, чтобы ехать, мужики вышли большой толпой к амбару и выслали сказать, что они не выпустят княжны из деревни, что есть приказ, чтобы не вывозиться, и они выпрягут лошадей. Алпатыч выходил к ним, усовещивая их, но ему отвечали (больше всех говорил Карп; Дрон не показывался из толпы), что княжну нельзя выпустить, что на то приказ есть; а что пускай княжна остается, и они по старому будут служить ей и во всем повиноваться.
В ту минуту, когда Ростов и Ильин проскакали по дороге, княжна Марья, несмотря на отговариванье Алпатыча, няни и девушек, велела закладывать и хотела ехать; но, увидав проскакавших кавалеристов, их приняли за французов, кучера разбежались, и в доме поднялся плач женщин.
– Батюшка! отец родной! бог тебя послал, – говорили умиленные голоса, в то время как Ростов проходил через переднюю.
Княжна Марья, потерянная и бессильная, сидела в зале, в то время как к ней ввели Ростова. Она не понимала, кто он, и зачем он, и что с нею будет. Увидав его русское лицо и по входу его и первым сказанным словам признав его за человека своего круга, она взглянула на него своим глубоким и лучистым взглядом и начала говорить обрывавшимся и дрожавшим от волнения голосом. Ростову тотчас же представилось что то романическое в этой встрече. «Беззащитная, убитая горем девушка, одна, оставленная на произвол грубых, бунтующих мужиков! И какая то странная судьба натолкнула меня сюда! – думал Ростов, слушяя ее и глядя на нее. – И какая кротость, благородство в ее чертах и в выражении! – думал он, слушая ее робкий рассказ.
Когда она заговорила о том, что все это случилось на другой день после похорон отца, ее голос задрожал. Она отвернулась и потом, как бы боясь, чтобы Ростов не принял ее слова за желание разжалобить его, вопросительно испуганно взглянула на него. У Ростова слезы стояли в глазах. Княжна Марья заметила это и благодарно посмотрела на Ростова тем своим лучистым взглядом, который заставлял забывать некрасивость ее лица.
– Не могу выразить, княжна, как я счастлив тем, что я случайно заехал сюда и буду в состоянии показать вам свою готовность, – сказал Ростов, вставая. – Извольте ехать, и я отвечаю вам своей честью, что ни один человек не посмеет сделать вам неприятность, ежели вы мне только позволите конвоировать вас, – и, почтительно поклонившись, как кланяются дамам царской крови, он направился к двери.
Почтительностью своего тона Ростов как будто показывал, что, несмотря на то, что он за счастье бы счел свое знакомство с нею, он не хотел пользоваться случаем ее несчастия для сближения с нею.
Княжна Марья поняла и оценила этот тон.
– Я очень, очень благодарна вам, – сказала ему княжна по французски, – но надеюсь, что все это было только недоразуменье и что никто не виноват в том. – Княжна вдруг заплакала. – Извините меня, – сказала она.
Ростов, нахмурившись, еще раз низко поклонился и вышел из комнаты.
– Ну что, мила? Нет, брат, розовая моя прелесть, и Дуняшей зовут… – Но, взглянув на лицо Ростова, Ильин замолк. Он видел, что его герой и командир находился совсем в другом строе мыслей.
Ростов злобно оглянулся на Ильина и, не отвечая ему, быстрыми шагами направился к деревне.
– Я им покажу, я им задам, разбойникам! – говорил он про себя.
Алпатыч плывущим шагом, чтобы только не бежать, рысью едва догнал Ростова.
– Какое решение изволили принять? – сказал он, догнав его.
Ростов остановился и, сжав кулаки, вдруг грозно подвинулся на Алпатыча.
– Решенье? Какое решенье? Старый хрыч! – крикнул он на него. – Ты чего смотрел? А? Мужики бунтуют, а ты не умеешь справиться? Ты сам изменник. Знаю я вас, шкуру спущу со всех… – И, как будто боясь растратить понапрасну запас своей горячности, он оставил Алпатыча и быстро пошел вперед. Алпатыч, подавив чувство оскорбления, плывущим шагом поспевал за Ростовым и продолжал сообщать ему свои соображения. Он говорил, что мужики находились в закоснелости, что в настоящую минуту было неблагоразумно противуборствовать им, не имея военной команды, что не лучше ли бы было послать прежде за командой.
– Я им дам воинскую команду… Я их попротивоборствую, – бессмысленно приговаривал Николай, задыхаясь от неразумной животной злобы и потребности излить эту злобу. Не соображая того, что будет делать, бессознательно, быстрым, решительным шагом он подвигался к толпе. И чем ближе он подвигался к ней, тем больше чувствовал Алпатыч, что неблагоразумный поступок его может произвести хорошие результаты. То же чувствовали и мужики толпы, глядя на его быструю и твердую походку и решительное, нахмуренное лицо.
После того как гусары въехали в деревню и Ростов прошел к княжне, в толпе произошло замешательство и раздор. Некоторые мужики стали говорить, что эти приехавшие были русские и как бы они не обиделись тем, что не выпускают барышню. Дрон был того же мнения; но как только он выразил его, так Карп и другие мужики напали на бывшего старосту.
– Ты мир то поедом ел сколько годов? – кричал на него Карп. – Тебе все одно! Ты кубышку выроешь, увезешь, тебе что, разори наши дома али нет?
– Сказано, порядок чтоб был, не езди никто из домов, чтобы ни синь пороха не вывозить, – вот она и вся! – кричал другой.
– Очередь на твоего сына была, а ты небось гладуха своего пожалел, – вдруг быстро заговорил маленький старичок, нападая на Дрона, – а моего Ваньку забрил. Эх, умирать будем!
– То то умирать будем!
– Я от миру не отказчик, – говорил Дрон.
– То то не отказчик, брюхо отрастил!..
Два длинные мужика говорили свое. Как только Ростов, сопутствуемый Ильиным, Лаврушкой и Алпатычем, подошел к толпе, Карп, заложив пальцы за кушак, слегка улыбаясь, вышел вперед. Дрон, напротив, зашел в задние ряды, и толпа сдвинулась плотнее.
– Эй! кто у вас староста тут? – крикнул Ростов, быстрым шагом подойдя к толпе.
– Староста то? На что вам?.. – спросил Карп. Но не успел он договорить, как шапка слетела с него и голова мотнулась набок от сильного удара.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *