Корова Александр Петров

Мультфильмы А. Петрова (Корова, Сон смешного человека, Русалка, Старик и море, Моя любовь) (Александр Петров) [2006, Анимационный фильм, DVDRip-AVC]

Мультфильмы А. Петрова (Корова, Сон смешного человека, Русалка, Старик и море, Моя любовь)
Год выпуска: 2006
Жанр: Анимационный фильм
Продолжительность: 87 мин 11 сек
Режиссер: Александр Петров
В ролях: Александр Петров
Описание: Это не повтор! Это коллекция в хорошем качестве. Мультфильм Старик и Море — перевод закадровый многоголосный (лучший из того что есть)!
Корова (1989)
«Пилот”, Свердловская к/с .
По рассказу Андрея Платонова. В русской глубинке, на железнодорожном полустанке живёт семья. Мальчик вспоминает, как у них была корова, как она кормила всех молоком и как корова мучалась, когда телёнка продали на мясо..
— Номинация на “Оскар” за лучший короткометражный анимационный фильм (США, 1990).
— Почётная награда на 40 МКФ в Западном Берлине (Германия, 1990).
— Гран-При “Золотая раковина” на МКФ в Бомбее (Индия, 1992).
— Гран-При и приз газеты “Асахи” на III МКФ в Хиросиме (Япония, 1990).
— Приз за лучший дебют на МКФ в Оттаве (Канада, 1991).
Сон смешного человека (1992)
«Рысь-студия”, ТПО художественной мультипликации Свердловской к/с. По мотивам одноименной повести Федора Достоевского. Герой фильма решает уйти из жизни, но в последний момент засыпает. Ему снится, что он умер и попал на другую планету, очень похожую на Землю, но люди, живущие там, не знают греха..
— Специальный приз на Краковском кинофестивале (Польша, 1993).
— Гран-При “Золотой голубь” на МКФ в Лейпциге (Германия, 1993).
— Гран-При на МКФ в Штутгарте (Германия, 1994).
— Государственная премия России (1995).
Русалка (1996)
«Шар”, “Рысь-Студия”, “ДАГО Компания-ООО”, “Панорама”.
По старинному поверью девушка, утопившаяся от несчастной любви, превращается в русалку. Она является в пленительном образе доверчивым и неосторожным юношам и заманивает их в глубины озёр…
Дополнительно:
— Номинация на “Оскар” за лучший короткометражный анимационный фильм (США, 1992).
— Номинация на премию “Золотой медведь” за лучший короткометражный анимационный фильм (Берлин, 1997).
— Приз за лучший сюжет на МКФ в Оттаве (Канада, 1998).
— Приз на МКФ в Хиросиме (Япония, 1998).
Старик и море (по произведению Эрнеста Хемингуэя) (2000)
Премия «Оскар» за лучший анимационный фильм 2000 года.
Описание: История дружбы между маленьким деревенским мальчишкой и старым рыбаком. Сантьяго, сильный и гордый человек, он не может смириться с неумолимым течением времени, отнимающем физические силы.
Уже много недель он возвращается с моря без улова. Наконец он принимает решение — уйти за добычей далеко-далеко в море и без улова не возвращаться. Только так старый рыбак может вернуть себе уверенность и самоуважение.
Рано утром он прощается со своим маленьким другом, с родным берегом, который видит, возможно, в последний раз, и растворяется в темноте морских вод.
И все же удача приходит к рыбаку. В его снасти попадается гигантская рыба.
Двое суток в море продолжается их поединок, но рыба не сдается и тянет Сантьяго все дальше и дальше в море. Но старый рыбак убедил себя в том, что упорство и сила духа — это то, что принесет ему победу…
Моя любовь (2006)
Производство: Первый канал, Первая видеокомпания, Продюсерский центр “Даго-фильм студия»
Это фильм о любви и о взрослении. Это взгляд мудрого человека на порывы юности. В картине есть все, что может тронуть сердце чуткого зрителя: нежность к своим мальчишеским стремлениям, и понимание, какие открытия ожидают юношу на пути зрелости. Герой фильма- шестнадцатилетний гимназист Антон, он влюблен сразу в двух девушек, и ему предстоит понять, где в этом новом мире, сверкающем всеми красками чувственности — ангелы, а где — демоны, Антон, как и все мы — сам творит свой ад и рай. Он, как и положено чистосердечному герою — проходит через испытания к очищению и пониманию настоящей, большой любви, любви искренней, жертвенной, исцеляющей..
— Фильм Александра Петрова «Моя любовь» — лучший христианский фильм 2007 года
— Приз жюри. Зрительский приз. Международный анимационный фестиваль Хиросима (Япония, 2006).
— Приз кинопрессы. Международный фестиваль документального и анимационного кино в Лейпциге (Германия, 2006).
— Гран-При. Международный фестиваль анимационного и короткометражного кино в Дрездене (Германия, 2007).
— Гран-При. Приз за лучшую режиссуру. Приз за лучшее художественное решение. Фестиваль российской анимации в Суздале (Россия, 2007).
— Гран-При. Международный анимационный фестиваль в Тегеране (Иран, 2007).
— Премия “Ника” за лучший анимационный фильм (Россия, 2006).
— Приз за лучший анимационный фильм на 16-м международном кинофоруме “Золотой Витязь” в Кисловодске (Россия, 2007).
— Гран-При. Международный фестиваль анимационных фильмов в Мельбурне (Австралия, 2007).
— Гран-При за лучший анимационный фильм. “Золотой Кентавр” в Санкт-Петербурге (Россия, 2007).
— Приз за лучшую анимацию. Анимационный фестиваль “Anima Mundi” (Бразилия, 2007).
— Номинация на “Оскар” за лучший короткометражный анимационный фильм (США, 2008)
Качество: DVDRip
Формат: MPEG
Видео кодек: H.264
Аудио кодек: AAC
Видео: 720х408 или 720х520 1536 kbs, 25 fps
Аудио: AAC-LC 128Kbps Stereo Скриншоты

Звезды

Российский актер театра и кино

Биография

Александр Петров родился в замечательном старинном русском городе Переславле-Залесском. Рос в родительской любви. Его мама рассказывала: «Я сыну всегда внушала, что надо быть отзывчивым, не проходить мимо чужой беды и обязательно помогать. Он вырос добрым, вежливым».

В школе Саша проявлял себя в разных областях: увлекался точными науками, искусством, а особенно спортом. Серьезно занимался футболом, играл за сборную города и мечтал, разумеется, о спортивной карьере. Но травма ноги нарушила его планы.

Об актерской профессии юноша даже не думал. Получив среднее образование, поступил в переславльский Университет им. А.К.Айламазяна при ИПС РАН на экономический факультет, но проучился там недолго. Позже Александр вспоминал: «Я точно не мечтал о сцене с детства, я был нормальным дворовым парнем. В университете специальность моя называлась «программные системы в экономике», что это такое, я не знаю — даже не спрашивайте, я там нечасто бывал, только мучился». Зато Саша находил отдушину в творчестве. Активно участвовал в культурных мероприятиях города: был квнщиком, состоял в Студенческом совете, играл в театре-студии «Антреприза» под руководством В.А.Иваненко. С труппой студии побывал на театральном фестивале в Самарской области, где на мастер-классах познакомился с преподавателями ГИТИСа.

После фестиваля у молодого человека созрело решение уйти из Университета и попробовать поступить в ГИТИС. Первая же попытка оказалась удачной. В 2008 году Александр Петров был зачислен в РАТИ в мастерскую Леонида Хейфеца. Об учебе и своем наставнике актер с теплотой позже говорил: «Я думаю об этом человеке, конечно, каждый день. Они, эти четыре года, где-то в голове засели настолько, что их вообще никогда ничем не вырубишь».

Театр

На дипломе в ГИТИСе Александр принял участие в четырех спектаклях: «Лес» А.Н.Островского в постановке А.Маликова, «Платонов. Рассказы» в постановке Ю.Беляевой, «Желтые тюльпаны» — танцевальный спектакль в постановке О.Глушкова, «Божьи коровки возвращаются на Землю» В.Сигарева в постановке В.Саркисова.

В 2012 году Петров получил свидетельство об актерском образовании. «Перед выпускным спектаклем он (Леонид Хейфец) присел ко мне на лавочку и сказал несколько слов, которые в меня запали. Тогда сразу все встало на свои места, и выпускался я легко, свободно, понимая, зачем, для чего и куда я иду», — подытожил артист.

Окончив ГИТИС, был принят в труппу театра Александра Калягина «Et cetera», где дебютировал в роли Грациано в спектакле «Шейлок» по пьесе У.Шекспира «Венецианский купец». Однако уже через полгода руководитель театра им. Ермоловой Олег Меньшиков пригласил актера к себе. О том, как это произошло, Александр рассказал: «Мы показывали ему наш дипломный спектакль «Божьи коровки возвращаются на Землю». В итоге спектакль не подошел, но Олег Евгеньевич поговорил со мной после представления и позвал к себе. Я почему-то сразу был в этом уверен, какая-то чуйка подсказывала».

«Гамлет»

Первым спектаклем на сцене Ермоловского театра стал «Гамлет», премьера которого состоялась в 2013 году. Актер признается: «Да, это уникальная пьеса. Да, одна из труднейших в мировой драматургии. Почему именно мне досталась роль? В этом есть даже своего рода ирония. Я, если честно, никогда не обращал особого внимания именно на эту пьесу».

Однако режиссер Валерий Саркисов и художественный руководитель театра Олег Меньшиков в свою очередь заинтересовались молодым талантливым актером и не ошиблись с выбором кандидата на главного шекспировского героя. «Толчком к постановке послужило знакомство с этим актером. Его нерв и ум, – говорил Валерий Саркисов. — Гамлета увидел в Александре Петрове, когда тот был еще студентом». А также добавил: «Что касается актерского ансамбля, то кроме исполнителя заглавной роли — Петрова, играют два состава. Практически — все артисты театра имени Ермоловой, но есть и приглашенные артисты — Агриппина Стеклова и Андрей Ильин (исполнители ролей Гертруды и Клавдия). А Кристина Асмус сыграет Офелию».

Гамлет стал центральной фигурой спектакля. Сложно было с чистого листа начинать работу над известным, игранным-переигранным образом. Но Александр нашел необычный путь к своему Гамлету: «Я дал себе задание – не смотреть и даже не читать ничего про пьесу. Увижу я полсотни «Гамлетов», буду волей-неволей сравнивать с тем, что мы сейчас делаем. А зачем? Пусть наш будет другим. Есть живой процесс, режиссер – актер, конкретная пьеса, конкретная ситуация и задача. Вопрос в другом – кто Гамлет сегодня? Вот на этот вопрос мы и пытаемся ответить», — рассказывает актер.

В 2015 году на сцене театра им. Пушкина состоялась премьера спектакля Владимира Мирзоева «Вишневый сад» по пьесе А.П. Чехова. На роль Лопахина руководитель театра пригласил Александра Петрова. В постановке классический подход сочетается с современным видением мира и сценическими особенностями театра XXI века.

Кинематограф

В кино актер дебютировал в студенческие годы в эпизодической роли паркурщика Лехи в сериале Наны Джорджадзе «Голоса». Два года спустя сыграл командира танка Яшку в военной драме Джаника Файзиева «Август. Восьмого».

«Пока цветет папоротник»

А первая главная роль Александру досталась в приключенческой комедии Евгения Бедарева «Пока цветет папоротник». Петров сыграл журналиста, спасающего мир от разбушевавшихся сил зла и попутно пережившего предательство любимой. Артист безвыездно провел в экспедиции на Алтае полтора месяца. Все трюки на площадке выполнял сам: падал в колодец, висел в кандалах, прыгал с моста, нырял в Катунь. Стал своеобразным рекордсменом среди актеров по количеству погружений в холодную воду.

О картине и своем персонаже Александр говорит: «По поводу проекта хочу сказать только одно — с детства мечтал попробовать спасти мир. А если серьезно, мой герой Кирилл — личность очень интересная, с одной стороны, в вечной рефлексии, с другой, это заботливый старший брат, а с третьей, настоящий герой! И все это постоянно у меня в голове…»

Вместе с актером в главных ролях играли: Светлана Суханова, Татьяна Орлова, Роман Курцын, Павел Крайнов, Дмитрий Бедарев. Эмоциональный саундтрек к сериалу сочинил бывший солист группы «Челси» Роман Архипов, а талантливые музыканты группы «Город 312» специально написали песни — «Помоги мне» и «Странник».

По завершении проекта Александр вспоминал: «На Алтае действительно складывалось ощущение, что нас поддерживало все: и погода, и природа … Мне, честно, совсем не хотелось уезжать — я готов был провести там весь съемочный период и даже больше. А какая получается картинка — я видел отрывки — эта красота просто с ног сшибает».

Позже актер исполнил несколько эпизодических ролей в фильмах и сериалах, самые известные из которых: «Любовь в большом городе-3» и «Елки-3». В 2014 году снялся у Юрия Мороза в приключенческой картине о русском покорении Америки «Форт Росс» с Максимом Матвеевым, Анной Старшенбаум, Максимом Виноградовым, Кириллом Плетневым и другими.

Всего на счету актера более тридцати киноработ, добрая половина которых – главные роли в сериалах и полнометражках. Последними значимыми проектами стали: криминальная драма Егора Баранова «Фарца» о дружбе четырех парней в эпоху заката советского режима в нашей стране, психологическая драма этого же режиссера «Спарта» о трагедии современного мира, триллер Юрия Быкова «Метод» с Константином Хабенским, Паулиной Андреевой, Алексеем Серебряковым.

Личная жизнь

Александр Петров не женат. Актер еще очень молод и, возможно, пока не встретил свою мечту. Он полностью посвящает себя работе, любимым увлечениям и друзьям. В личной жизни Александра большое место занимает семья — родители и старшая сестра Катя. По словам мамы актера, он всегда был и остается очень заботливым сыном и братом. Работая вдалеке от родного города, артист активно участвует в жизни семьи — помогает своим близким, чем может, и остается в курсе всех событий.

Как только в рабочем графике появляется окно, Александр едет в Переславль. «В родной город приезжаю часто: там родители, сестра, друзья. Переславль — город с интересной историей, большим количеством монастырей. Очень много иностранцев приезжает на него посмотреть. А еще там есть потрясающее озеро Плещеево: даже если я бываю дома совсем недолго, обязательно еду, чтобы просто там побыть», — рассказывает актер.

Интервью

О сериалах

«В институте, помню, у кого ни спроси, все говорили, что будут сниматься у режиссеров уровня Феллини и Тарковского, никаких сериалов, только кино для узкого круга ценителей. Я тоже таким был, но это, конечно, юношеский максимализм. Во-первых, сериалы сейчас снимают как фильмы, а во-вторых, актеру никак нельзя быть в безвестности, он тогда чахнет. Не поверю, что счастлив тот, кто за сорок лет в театре не получил ни одной стоящей роли, а уж комедия это или драма — не важно. Надо играть разное».

О свободе

«Я хочу быть свободным в работе, в жизни, в отношениях с людьми. Быть независимым. Все равно зависеть от кого-то приходится, но даже в этом можно найти некую свою свободу».

Об актере продюсер Сергей Майоров

«Саша Петров — очень талантливый парень, уникальный неврастенический тип артиста. Такими были Смоктуновский, Борисов, Кайдановский. Такими являются Борис Плотников, Евгений Миронов. В этом году он закончил ГИТИС, и его уже буквально расхватали в полные метры».

Об актере сценарист Илья Куликов

«Он молодой, его не так знают, как остальных, но по мне — он самый крутой актер сейчас. Крут тем, что он автор своей роли — он тебя всегда слушает, но всегда добавляет что-то свое. Когда он приезжает на площадку, он готов работать и, когда включается камера, перестает быть собой и превращается в того человека, который написан в сценарии. Это странное волшебство, но оно есть».

Награды:

  • Премия «Золотой орел» в номинации «Лучшая мужская роль» за фильм «Текст» (2020)

По материалам сайтов: sashapetrov.ru, vokrug.tv, concretejungle.ru, tbeauty.ru, afisha.mail.ru, Википедии

Фильмография: Актер

24-летняя актриса Стася Милославская поделилась с подписчиками памятным снимком из поездки в Швейцарию с Александром Петровым. Находясь на карантине, знаменитость решила перебрать старые архивы, а самые удачные кадры обнародовала на личной странице в Instagram. В кадре звезда «Льда» и «Полицейского с Рублевки» Петров с сигаретой в руках мечтательно смотрит куда-то вверх, наслаждаясь природной красотой. Все происходит на фоне густого леса.

«Швейцария. Люцерн. Январь», — подписала Стася снимок в стиле Александра Блока.

Позже Милославская призналась – два дня в Швейцарии пролетели для нее слишком быстро, поэтому и она, и ее молодой человек намерены вернуться сюда еще раз. Позже Стася и Александр сменили местонахождение на более экстремальное: в горах актеры остановились в спа-отеле, чтобы поплавать в бассейне и по-настоящему расслабиться.

Фолловеры, впрочем, в первую очередь обратили внимание на вредную привычку Петрова. «Что ж Саша курить не бросит», «Курить вредно, Александр!» — писали они. Нашлись и те, кто просто похвалил союз молодых. «Вы оба прекрасны», — написали люди.

Родился 17 июля 1957 года в деревне Гуреево недалеко от села Пречистое Первомайского района Ярославской области. Мать Лия Александровна по профессии — торговый работник, отец Константин Дмитриевич — шофёр. Вскоре после рождения Александра семья переехала в Ярославль, и он стал учиться в школе № 15.

По рассказам домашних, свой первый приз — фотоаппарат «Смена» — будущий обладатель «Оскара» выиграл в десятилетнем возрасте, победив в городском конкурсе рисунков на асфальте «Пусть всегда будет солнце!».

Как-то учитель физкультуры Л. Фадеева предложила своему ученику украсить спортивный зал школы рисунками с изображением спортсменов. В то время открытки были большой редкостью, поэтому Александр Константинович стал срисовывать их с марок. Трудился долго, потом с нетерпением ждал окончания лета, чтобы все друзья смогли увидеть его работу. Волновался, даже снились сны, что школу перекрасили в зелёный цвет. И очень гордился успехом. Под руководством В. Н. Черненко, учителя французского языка, рисовал эмблемы, флаги для клуба интернациональной дружбы. Все учителя вспоминают, что Александр Константинович был тихим, спокойным, очень любил рисовать, посещал школу при Ярославском художественном училище, в которое поступил после 9-го класса.

Однажды Александр отмечал Новый год в компании одноклассников и влюбился в Наташу Малачеву из параллельного класса. Они поженились. Наташа стала не только женой, но и другом, соратником, ради мужа и сына отказалась от собственной карьеры, диссертации.

В 1976 году Петров закончил Ярославское художественное училище. В 1982 году — художественный факультет ВГИКа (мастерская Ивана Иванова-Вано). Дипломной работой Петрова во ВГИКе были карандашные рисунки к фильму по мотивам «Божественной комедии» Данте, который так и не был снят.

В анимации с 1981 года. Сын Дима серьёзно заболел и семья переехала на юг. Работал художником-постановщиком анимационных фильмов на киностудиях «Арменфильм» в Ереване (1981-1982) и на Свердловской киностудии в Екатеринбурге (1982-1992).
До того, как стал снимать самостоятельные картины, Петров работал художником-постановщиком у Владимира Петкевича.

В 1987-1988 годах Александр Петров занимался на Высших курсах сценаристов и режиссёров, где его наставником был известный мультипликатор Фёдор Хитрук.
Является постоянным участником международных кинофестивалей, призёром многих из них.

С 19 апреля 2008 года является академиком Академии художеств. Он единственный академик-мультипликатор.

Творчество
Характерной особенностью творчества мультипликатора является техника «ожившей живописи». Техника, в которой рисует свои фильмы Александр Петров, невероятно сложна и называется «пальцевая живопись» — то есть работает не с прозрачным пластиком, а на стекле. Выдавив краску, Александр рисует пальцами, лишь в исключительных случаях использует кисточки. Один рисунок — один кадр фильма, который при просмотре промелькнет за 1/24 долю секунды (то есть для 1 минуты фильма необходимо нарисовать больше тысячи картин, за день можно нарисовать порядка 15). Следующее мгновение кинокартины рождается путём внесения поправок в предыдущий эпизод. При такой манере к окончанию съемок у художника не остается практически ничего, кроме стекла с последним фрагментом фильма, все плоды трудов — только на пленке. В своих фильмах Петров часто использует ротоскопирование и трёхмерное моделирование сцен («движущаяся камера», приём перенесённый из кинематографа).

Пейзажи
«Старое кладбище в Армении» — лунный, потусторонний пейзаж, преобразившийся потом в почти рериховское «масло». Вот «рыбаки на уральском озере» — на полотне, кажется, только вода и небо — нет, видна крохотная фигурка в лодочке справа. Или пейзаж со стогом сена — опять небо, огромное, грозовое, там-то, в вышних сферах, наверное, и происходит главное, настоящее. О присутствии человека в мире говорит лишь маленький стожок. Но он есть, он вписан в картину мира.
Или полыхающее оранжевое дерево, на котором видны хрупкие качели. Единое бытие и человек, погружённый в него, но не растворённый. Редкая сегодня гармония восприятия мироздания и попытка прочувствовать место человека в нём. Вселенная, в которой все ценно — и небесные битвы, и приметы человеческого быта. Человек на полотнах Петрова выглядит погружённым в пейзаж, но не растворенным в нём.

Анимация
Его выпускной работой на Высших режиссёрских курсах была картина по мотивам рассказа Андрея Платонова «Корова».
Следующий фильм, «Сон смешного человека» по Достоевскому. Человек, задумавший самоубийство, отторгнут от всех и всего, он — один, он — сам по себе. Такое отдельное существование невозможно (отсюда и решение совершить самоубийство), но невозможна и цельность, гармония, золотой век. Очень точно Петров изображает развращение прекрасного мира: кокетство, первое убийство, разобщенность, строительство крепостей, развитие науки. Нет больше мира радости, счастья. Нам кажется, что А. К. Петров смог не только передать сюжет рассказа, но и философию Ф. М. Достоевского.
Следующей его работой стала «Русалка», где один человек, молодой послушник, отвечает за грех другого, невинный — несёт вину. Ответственность одного за другого (вот в чем выражается связь одного с другим) неизбежна и неотвратима.
Олицетворение этой неотвратимости — река, а воплощение её — русалка. Номинант на Оскара — «Русалка» — завораживает зрителя удивительной красотой истории о грехе и воздаянии, соблазне и прощении. «Русалка» — красивая и печальная сказка о старом монахе и юном послушнике, которого соблазнила красавица, чтобы отомстить старику за грехи молодости, за предательство. «Русалку» Александр Константинович сделал на созданной им самим анимационной студии «Панорама» в Ярославле. Он признался, что это один из любимейших его фильмов и что ему постоянно снится один и тот же сон: он доделывает «Русалку», дописывает конец мультфильма, последние две минуты.
С 1996 по 1999 жил и работал в Монреале (Канада), где снимал картину «Старик и море», благодаря которой художник получил всемирную известность. Чтобы создать «Старика и море», Александру Петрову потребовалось 30 месяцев напряженнейшего труда. Все это время он жил в Канаде и рисовал. Главного героя мультфильма А. Петров рисовал со своего тестя. В 2000 году «Старик и море» был удостоен премии Американской кино-академии «Оскар».
В 2006 году А. Петров закончил работу над фильмом по произведению Ивана Шмелёва «Моя любовь» (гран-при XII открытого фестиваля российской анимации и фестиваля «Послание к Человеку», лауреат премии Ника-2007 в номинации «Лучший анимационный фильм»). Этот фильм также был номинирован на «Оскар» 2008 года.
В свободное от съемок время Петров иллюстрирует книги, например, «Старика Хоттабыча» Л. Лагина.
В 2007 году набрал учеников в «Мастерскую Александра Петрова», с 2010 года ведёт официальный курс. Уже первая работа его учениц «Ещё раз!» не осталась незамеченной. Этот фильм получил премию «Ника» в номинации Лучший анимационный фильм 2011 года (режиссёры Елена Петрова, Татьяна Окружнова, Мария Архипова, Алина Яхьева, Екатерина Овчинникова и Наталья Павлычева, продюсер Александр Петров).
«Я рисую свои фильмы на белом матовом стекле. Краску наношу прозрачным слоем (или несколькими слоями), причём не кистью, а пальцами. Рабочее поле примерно формата А3 подсвечено специальными лампами. Мы снимаем одну фазу движения персонажа, а затем стираем его и рисуем следующую. Фон остаётся неподвижным, как декорации в театре. Но если нужно, скажем, как в «Старике и море», передать движение океана, фон тоже приходится рисовать каждый раз заново.»
«Компьютеры… Легко можно потерять контроль над материалом. В компьютерной анимации иногда совсем не видно художника, зато хорошо видна программа, с помощью которой её снимали.»

Рисую, как дышу. Мультипликатор Александр Петров — о фильмах, картинах и жизни

О нем спорят – кто он в большей степени, художник или режиссер? Он получает «Оскара» – но в России его кино найти нелегко. Он христианин, но не считает, что снимает «православные фильмы». Он – мультипликатор Александр Петров.

Александр Петров за работой. Фото ИТАР-ТАСС

Александр Константинович ПЕТРОВ родился в 1957 году в селе Пречистое Ярославской области. Окончил художественный факультет ВГИКа (мастерская И. П. Иванова-Вано), Высшие курсы сценаристов и режиссеров (мастерская Ф.С.Хитрука). Работал художником-постановщиком на киностудиях в Ереване и Свердловске. Как режиссёр и сценарист дебютировал в 1988 году фильмом «Марафон», который был вручен Р. Диснею в 1988 году во время его первого визита в СССР в качестве подарка Микки Маусу в честь 60-летия. В 1996 году, после появления фильмов «Корова» и «Русалка», выдвигавшихся на «Оскара», был приглашен канадскими продюсерами для работы над фильмом «Старик и Море» по повести Э. Хемингуэя. В 2000 году фильм «Старик и море» был удостоен премии Американской киноакадемии «Оскар».Все свои фильмы Петров снимает в технике «ожившей живописи», масляными красками по стеклу. Лауреат Государственной премии России за 1990 и 1995 годы. Заслуженный деятель искусств РФ. Член Союза кинематографистов России, член Международной ассоциации аниматоров (АСИФА), член Американской киноакадемии. Женат. Имеет сына.

Кадр из фильма «Старик и море» (1999). Снят по одноименной повести Э.Хемингуэя. В 2000 году фильм, ставший первым в истории кино анимационным фильмом для кинотеатров большого формата, был удостоен премии Американской киноакадемии «Оскар»

Мы встретились с Александром Петровым, когда он активно работал над переозвучиванием «Старика и моря» для выпуска в российский прокат. Этот фильм, снятый в Канаде в 1999 году, получил высшую премию Американской киноакадемии. Если не считать пиратских версий с непрофессиональным закадровым переводом, распространенных в интернете, то в России оскароносный фильм практически не видели. И вот — свершилось. Прокатчики и продюсеры фильма планируют, что в новом озвучивании (дублированный на киностудии имени Горького уже русскими, а не американскими актерами) он объедет крупнейшие российские города и пройдет в самых отдаленных кинотеатрах нашей страны.

У Петрова есть все основания рассчитывать на теплый прием широкой российской публики. Быть может, вслед за оскароносным «Стариком и морем» вся страна познакомится и с другими произведениями замечательного мультипликатора. Эти фильмы — «Корова», «Сон смешного человека», «Русалка» — смело можно отнести к категории христианского искусства. Это картины о милосердии и покаянии, христианской жертвенной любви и взволнованной горячей вере. Как и последняя на сегодняшний день работа Петрова — «Моя любовь», сделанная по мотивам рассказа Ивана Шмелева «История любовная». Фильм, снятый в традиционной для мультипликатора технике «ожившей живописи» (письмо масляными красками по стеклу), получил несколько международных наград и среди прочего на международном фестивале православного кино «Радонеж» был назван «Лучшим христианским фильмом 2007 года».

Поэтому беседа наша с Александром Петровым вышла за рамки разговора о его творчестве. Религиозные искания, поиск веры — то, без чего его искусство было бы совсем другим.

Не бойся русалки

— В одном интервью Вы рассказывали, что был момент, когда собирались бросить анимацию, и Вас удержал от этого шага кто-то из насельников Троице-Сергиевой Лавры. Правда ли это?

— Это была необычная встреча. Отца Моисея (на тот момент он еще не принял схиму) я знал плохо…

Кадр из фильма «Русалка» (1996). Фильм был номинирован на «Оскар» за лучший короткометражный анимационный фильм (1996). Получил приз за лучший сюжет на МКФ в Оттаве (Канада, 1998), приз на МКФ в Хиросиме (Япония, 1998)

В моей жизни тогда наступил некий рубеж. Не могу сказать, что я хотел уйти из анимации, это не совсем так, но у меня была внутренняя, почти неразрешимая проблема с фильмом «Русалка». Я понял, что запутался в драматургии, не понимал, как мне довести линию до конца, как сложить рассказ, чтобы в нем были и правда, и точность, и логика. Иногда такое случается в нашей профессии — не связывается что-то, и в результате не понимаешь, ждет ли тебя полный провал или успех. Тем более, тему я взял более чем опасную — взаимоотношение нашей реальности и мира бесовского. Нужно было очень аккуратно всё это подать, чтобы не ввести зрителя в искушение, чтобы не нанести ему духовного вреда.

Я уже собрался было закрыть фильм, но в последний момент мы с женой все-таки решили отправиться за помощью в Лавру. Дело в том, что к кому бы из верующих я ни обращался, всех мой замысел пугал. Мне так и говорили: что вы, никаких русалок, идите и снимайте доброе кино. Но вот один дорогой мне человек в Ярославле, отец Николай, повез нас в Лавру. По дороге мы от него отстали, в итоге приехали туда сами. Приехали — а никого не знаем. Куда идти? И вдруг неожиданно нам встретился старый мой друг, писатель, который сам тогда был в сложной ситуации, стоял на распутье, искал другой, не мирской жизни… в итоге стал священником. Именно он и отвел меня к отцу Моисею.

У батюшки я провел почти два часа. Посидели, говорили, он меня исповедовал, еще говорили, теперь уже о моем деле. Сначала он пожурил меня за то, что я работаю в киноиндустрии, вспомнил богоборческие фильмы 30-х годов, а потом, поняв, чем же именно я занимаюсь, благословил и сказал: делай, продолжай делать…

Он меня укрепил. После нашей встречи я неожиданно нашел финал фильма. Возможно, он был подсказан в беседе с отцом Моисеем, а может быть, повлияло общение со всеми, с кем я тогда советовался — среди них, кстати, много было и лиц духовного звания. Как бы там ни было, у меня выстроилась логичная система отношений героев, история дошла до финала — в том виде, каков он в итоговой версии фильма.

Для меня совершенно очевидно, что всё закончилось хорошо благодаря тем, кто тогда молился за меня. Я уверен, что сам бы с этой ситуацией не справился. Скорее всего, бросил бы фильм, впал бы в депрессию и вряд ли смог бы вскоре заняться другими фильмами. А продюсеры меня бы, мягко скажем, не поняли. Одним словом, я чудом остался в анимации.

— Фильм «Моя любовь», получивший призы и премии на двадцати разных фестивалях в России и за рубежом, в том числе был назван самым христианским фильмом 2007 года. Вы согласны с такой оценкой? И если этот фильм получился христианским, то благодаря чему — исходному смыслу литературного первоисточника или Вашей попытке вдохнуть в шмелевский рассказ христианское содержание?

— Как вам сказать… Я называю себя православным, стараюсь воцерковиться, хотя не могу похвастаться глубоким и искренним религиозным чувством. Скорее, в этом отношении я еще ученик. И честно признаюсь, за последние тридцать лет моей учебы я не сильно продвинулся. Однако то, что сказано в Евангелии, и православная традиция понимания Евангелия — это мне близко, дорого, я стараюсь этим жить и этому соответствовать.

Но я не делаю специально православных фильмов. У меня нет и права на то, чтобы делать фильмы, так или иначе освещающие внутрицерковную жизнь или связанные с жизнью монашества. Хотя я пробовал сделать подобные фильмы: например, та же «Русалка» — это история о монахе, который замаливает свои грехи, который сталкивается со своим преступлением и отвечает за него через много-много лет после случившегося. Конечно, этот фильм рассчитан на светскую аудиторию, он не претендует на догматическую правильность. Более того, это очень свободная трактовка истории, даже чересчур свободная. Отсюда и мои сомнения, и колебания, и негативная оценка моего замысла многими верующими людьми.

Кадр из фильма «Моя любовь» (2006). Снятый по мотивам романа И. Шмелева «История любовная», фильм отмечен более двадцатью премиями российских и международных кинофестивалей

Теперь отвечу насчет Шмелева. Некоторым людям кажется, что он весь такой из себя уютный, благостный, что он воспевает налаженный мещанский быт, что эти бытовые детали подменяют собой духовные глубины. С такой оценкой я решительно не согласен. Шмелев — это человек, который хлебнул столько горя, и так это горе сумел описать, что может дать фору многим прозаикам, писавшим о репрессиях и ГУЛАГе. Напомню, что его рассказ «История любовная», на основе которого я и делал свой фильм, написан после «Солнца мертвых» — книги об одичании людей в братоубийственной войне, после гибели сына, после крушения общественных идеалов. После всего этого ужаса он находит в себе силы написать «Историю любовную» и «Богомолье». Подумайте, какую для этого нужно иметь силу духа, какую удивительную веру в красоту мира, в правду и справедливость. Меня это больше всего в нем поразило.

Взять то же «Богомолье» — с виду это хорошая, милая история, но когда я перечитал другие его романы, прочел переписку с Ильиным — я вдруг понял, что за этой внешней благостностью и мещанским счастьем стоит чудовищная человеческая трагедия и вера, которая его не покидала. Что касается «Истории любовной» — я, пожалуй, не знаю другого писателя, который сумел бы так сказать о счастье, о чистоте, о желанной любви, как получилось у Шмелева.

Делая фильм «Моя любовь», я старался быть искренним и откровенным, хотел сохранить восторг перед идеалом подростковой любви, старался говорить о тонкой душе, глубоком иммунитете к грязи, к греху. При этом я не уходил далеко от литературной основы. И более того, уже сняв фильм, пытаясь найти другие темы, другие подходы, я вновь и вновь понимал, что по-прежнему нахожусь внутри Шмелева, что никуда не могу уйти от него. Для меня как для художника это сейчас серьезная проблема.

— Вот Вы говорите: Шмелев Вас изменил. А Достоевский? Как он на Вас повлиял? Вы же сняли «Сон смешного человека»… Почему взяли именно этот рассказ?

— Когда я обращаюсь к Достоевскому, то пытаюсь разобраться в вещах, которые не понимаю… Достоевский своим опытом духовным, своим прозрением и отчаянным сомнением гораздо глубже меня проник в суть этих вещей, и я с его помощью пытаюсь разобраться в своих сомнениях и вопросах. Это, конечно, не значит, что все такие вопросы немедленно решаются. Более того, я заметил, что и веры особенно не прибавляется, не прибавляется и знаний, но… что-то меняется. Я нахожу аргументы, пусть на чувственном и понятийном уровне, но это аргументы, которые меня в чем-то утверждают.

Кадр из фильма «Моя любовь» (2006)

Что же касается выбора темы — так это интуитивный путь. Не могу сказать, что вот шел-шел — и дошел до этого рассказа Достоевского, решил делать по нему кино. В какой-то мере так оно и есть, но все-таки это путанная, долгая тропа с большими петлями и возвратами. И все же я дошел, вернулся в третий или четвертый раз к этому рассказу — благодаря своим поискам.

Вы спрашиваете, а что во мне поменял Достоевский? Знаете, вы задали вопрос, который мне никто не задавал… Мне кажется, я перестал быть самонадеянным, во мне поутихли юношеские азарт и агрессия. Вообще, мне кажется, что самые рьяные православные — это люди новообращенные. Они столько усилий затрачивают, чтобы отстоять свое мнение, что делают много жестокого. И в этом смысле Достоевский как-то меня успокоил и согрел, помог вот этот мой рьяный пыл преодолеть. Ну уж очень мне в свое время хотелось быть этаким правильным и истовым христианином, наставлять и поучать, но я понял, что надо как-то иначе. Надо быть нетерпимым к самому себе, а не к другим.

Серьезный жанр

— Существует стереотип, что анимация — жанр несерьезный, детский, упрощающий и утрирующий предмет разговора, от него не ждешь чего-то особого и меньше всего воспринимаешь его как высокое искусство. Так почему Вы в мультипликации?

— У меня нет однозначного ответа: жизнь привела. Впрочем, путь этот, наверно, достаточно длительный. Все началось с любви к рисованию. А потом — несколько резких крутых поворотов судьбы, изменений в планах, которые я сам толком определить не могу. Сперва я учился на художника, собирался стать дизайнером интерьеров, но в последний момент разочаровался в этих мечтах — и круто все в жизни поменял, сдал документы во ВГИК. Учился там на художественном факультете, изучал мастерство художника-постановщика большого кино.

А во ВГИКе было отделение анимационного кино, и я примерно через год решил, что мне это ближе. Не потому что очень любил анимацию, просто компания там была хорошая. А кроме того, там в работе требовалось применять больше, чем где бы то ни было, выдумки, искать нетрадиционные подходы к решению пластических идей. Сам процесс «выдумывания» и рисования меня увлекал по-настоящему и глубоко. Я сделал два-три фильма, думая, что все это временно, что пройдет пара лет — и стану заниматься живописью, книжной графикой. Но кино завлекло меня основательно и бесповоротно, к тому же оказалось, что если ты серьезно погружен в фильм, то времени на что-то другое просто не остается. Вот и пришлось полюбить эту профессию.

— Так все-таки: Вас не пугает существующий стереотип о «несерьезности» анимации?

Кадр из фильма «Корова» (1989). Фильм, снятый по одноименному рассказу А. Платонова был номинирован на «Оскар» (1990), получил почетную награду на 40 МКФ в Западном Берлине (1990), Гран-при «Золотая раковина» на МКФ в Бомбее (1992), Гран-при и приз газеты «Асахи» на III МКФ в Хиросиме (1990), приз за лучший дебют на МКФ в Оттаве (1991)

— Когда я начинал делать фильмы, то пытался найти себя в развлекательном жанре. Тогда это меня особенно не коробило. Пробовал делать гэговые фильмы* лирические, гротескные. Я пощупал, попробовал, кажется, всё — и всё мне было интересно… до поры до времени. Но вскоре меня потянуло к вещам неторопливым и не развлекательным, имеющим основой большую литературу.

Жанр рассказа, эпическая история мне всегда казались более привлекательными, чем анекдот или даже философская притча. Хотя я прекрасно понимаю, что это искусство не для всех: не для каждого зрителя и не для каждого художника. Впрочем, мне интересны и работы моих коллег, сделанные в развлекательном формате, но сделанные талантливо и интересно по фантазии и идее.

— Тогда вопрос на засыпку. В прошлом году у нас в «Фоме» печаталось большое интервью Анатолия Прохорова о «Смешариках». Оно вызвало бурную дискуссию, свою позицию высказали Юрий Норштейн и Эдуард Назаров. А как думаете Вы? «Смешарики» — это хорошо или плохо?

— Не могу ответить однозначно. Но очевидно, что такая визуальная форма нужна некоторой части населения. Думаю, молодое поколение должно иметь это как альтернативу. Над «Смешариками» работают неплохие сценаристы и грамотные профессионалы. Меня лично раздражает сама картинка и дизайн, но даже в этой лимитированной форме художники находят интересные решения.

— Альтернатива — чему? Реалистическому искусству?

— Это альтернатива сериальному американскому и японскому искусству, искусству коммерческому. Это ведь очень острая проблема: пресс коммерческой анимации давит на сознание, особенно на детское. Дети — достаточно открытые и простодушные люди, они доверчиво, без рассуждений принимают всё, что приходит к ним с экрана. И, конечно, дельцы пользуются этим. Мне кажется, что в этом смысле «Смешарики» в некоторой степени вытесняют агрессивное коммерческое кино. Мы не можем отрицать, что основа «Смешариков» — светлая. Не берусь давать им оценку с позиции педагога, но мне кажется, что это кино не вредит душе ребенка. Хотя есть, конечно, и более строгие зрители, категорически не приемлющие «Смешариков».

Но меня тревожит, что это кино не культивирует в детском зрителе интереса к красоте. Красоты там, честно говоря, мало. Она доведена в этих фильмах до какой-то утилитарной простоты. Но слава Богу, что «Смешарики» хотя бы не страшные, что и персонажи, и сюжеты сами по себе не агрессивные.

— Каковы, на Ваш взгляд, возможности мультипликации как жанра искусства? Существует мнение, что анимация — это попытка привнести живопись в кинематограф. В Вашем случае это происходит само собой, или Вы вообще не ставите таких задач?

— Знаете, я не аналитик и сам иногда не знаю, почему делаю именно такие фильмы, а не другие. Я не конструктор, не теоретик. Знаю только, что рисую, как дышу. Безусловно, я задумываюсь над тем, как и что делаю. Но решать фундаментальные задачи, натягивать какое-то «искусствоведческое одеяло» на свое дело — это мне не близко.

Я, скорее, ищу какую-то естественную оболочку, форму для воплощения волнующих меня идей. Этой оболочкой стала живопись. Поскольку я аниматор, то мне интересно превратить живопись в некое действо и этим действом выразить соответствующие эмоции, свое отношение к литературе, жизни, самому себе. Отчасти этот путь интуитивный.

Достаточно и ста зрителей

— Каждый актер хочет быть услышанным, художник — видеть свои работы в Третьяковке. Но анимация у нас чаще всего оказывается на периферии зрительского внимания. О Вашем фильме «Старик и море» узнали лишь благодаря «Оскару», но очень мало кто его смог посмотреть. Вам не страшно, имея амбиции художника, не попасть в Третьяковку? Или то, чем Вы занимаетесь, работа для себя лично?

— Если я скажу, что работаю исключительно для себя, то слукавлю. Конечно, мне хочется какой-то востребованности, какого-то признания своего труда — чтобы зритель увидел мое кино, чтобы критик заметил и написал статью. Когда это случается, то — чего скрывать! — греет самолюбие и помогает двигаться дальше, задумывать новые вещи, доделывать старые и, как минимум, утверждаться на своем пути.

А если не замечают вообще, то бывает обидно. Но дело в том, что человек — существо хитрое. Свои неудачи, невнимание к своему творчеству он может расценивать так: примитивная толпа не понимает мои великие идеи… От такого самообмана я далек, но мне ведь и грех жаловаться: в отличие от многих, мое кино все-таки видят. Картинки то и дело появляются по телевизору, обо мне пишет пресса.

Но, хотя я и не вправе говорить за всех аниматоров, все-таки выскажу свою позицию. Я не думаю, что анимация претендует на какую-то исключительную роль в изобразительном искусстве. Надо честно признать, что мультипликация — это некая резервация внутри искусства, в ней всегда что-то происходит, но интересно это, как правило, лишь тому, кто сам в этом варится.

Кадр из фильма «Старик и море» (1999)

На мой взгляд, аниматоры и не претендуют на особую миссию и известность. Впрочем, американские и японские мультипликаторы у всех на слуху. В любой японской деревне спроси — окажется, что там знают фамилию Миядзаки. Не знаю уж, целенаправленно ли он этого добивался или всё само собой происходит. В любом случае, такая известность — это хорошо.

Но я убежден, зрители и поклонники анимации не могут исчисляться миллионами. Это сотни, тысячи, ну, может быть, десятки тысяч, но не миллионы. Да я и не уверен, нужны ли обязательно миллионы. Мне достаточно и ста зрителей. Хотя нет, сто тысяч — это было бы здорово.

— «Cherchez l`Oscar», — наверняка то и дело слышали Вы на канадской киностудии, где работали над «Стариком и морем»… Идем на «Оскар», поэтому выжимаем максимум…

— Нет, такого грубого давления не было. Но я профессионал и, несмотря на все внутренние сомнения и колебания, делаю свою работу профессионально. Впрочем, «Оскар» изменил мою жизнь к лучшему. Моя ярославская студия появилась благодаря этому золотому человечку…

— Ваши фильмы искусствоведы и кинокритики называют ожившей живописью, высоким искусством. Каковы истоки Вашей живописи?

— Все просто. Я воспитывался в классическом живописном пространстве и среди тех ценностей, которые известны в реалистическом искусстве. Впрочем, соцреализмом меня тоже зацепило. Мои учителя — художники-реалисты, которые делали вещи, воспринимаемые сейчас с изрядной долей иронии и цинизма. Тем не менее, они делали это искренне. Они искали в живописи гармонию. И прививали нам интерес и любовь к классической культуре. Во ВГИКе у меня был потрясающий педагог, оказавший на меня огромное воздействие — Борис Михайлович Неменский — человек очень глубокий, совестливый и бескомпромиссный. В искусстве — убежденный реалист. Я его люблю, и, благодаря его влиянию, все мои корни там, в классической реалистической живописи. Искусство двадцатого века я не слишком принимаю, хотя и в авангардной живописи кое-что мне близко. Но все равно я убежденный реалист. Не говорю, что это безусловное достоинство. Иногда мне хочется освободиться от бремени образования, знаний, умений. Хочется быть непосредственным …но я все время чувствую себя в смокинге. Это же очевидно, что одежда принуждает тебя к одним действиям, исключая другие. И действительно, реалистический смокинг порой мешает мне быть разнообразным и более непринужденным и свободным.

Впрочем, желание вырваться из реализма бывает у меня далеко не всегда. Неожиданно возникает, неожиданно угасает… Иногда я позволяю себе раскрепоститься в сценках, в которых не связан конструкцией сюжета и характерами.

Но это быстро проходит — и все равно остаешься в пространстве фильма, конструкция которого тебя держит, настраивает на определенную волну. Например, «Историю» Шмелева я сразу для себя определил так: это должен быть весенний вихрь фантазий, событий, такой восторг подросткового состояния влюбленности. Этому были подчинены все задачи. Надо понимать, что эта динамика передается режиссерской волей, а не техническими ухищрениями.

А уж что получается — судить зрителю. Мое дело — снимать кино, и если людям оно нравится, я этим утешаюсь.

* Гэгом называют комедийный прием, в основе которого лежит очевидная нелепость, которая не может не смешить. Например, когда во время пожара человек носит воду решетом. — Ред.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *