Конь Жукова на параде победы

Конь Жукова был терской породы светло-серой масти, и звали его Кумир. Существует версия, что конь маршала Жукова был ахалтекинской породы, светло-серой масти, по кличке Араб. Именно эта кличка и сбивает многих с толку. Именно с него и началась линия Араба. Однако эта версия не получила подтверждения. Конь Рокоссовского был чистокровным верховым караковой масти. Его кличка — Полюс.
Решение о проведении Парада Победы было принято Сталиным в середине мая 1945-го (24 мая 1945 года), практически сразу после разгрома последней не сдавшейся группировки немецких войск 13-го мая.
Во время Парада Победы лил сплошной дождь, вплоть до ливня, это хорошо видно на кинохронике. Многие участники Парада Победы вспоминают о том дожде.
В связи с проливным дождём были отменены воздушная часть парада и прохождение колонн трудящихся столицы.
Парад Победы принимал не Верховный Главнокомандующий (Сталин), а его заместитель (Жуков).
Отвечавший за подготовку парада С. М. Штеменко утверждал, что принимать парад изначально и должен был Жуков. Ряд источников утверждают, что Сталин не принимал парад в связи с тем, что у него не было достаточных навыков верховой езды. В мемуарах Георгия Константиновича Жукова «Воспоминания и размышления», со слов сына Сталина — Василия, утверждается, что перед самым парадом Верховный Главнокомандующий пытался научиться управляться с лошадью, но она его понесла и Сталин упал. В первых изданиях книги данный эпизод отсутствует
Принимавшего парад маршала Жукова сопровождал генерал-майор Пётр Павлович Зеленский на белом коне по кличке Целебес. Командовавшего парадом маршала Рокоссовского сопровождал адъютант — подполковник Клыков на коне по кличке Орлёнок.
Заказ на пошив парадной униформы для участников Парада Победы на Красной площади был размещен на московской фабрике Большевичка.
Низложение немецких знамен намеренно проводилось в перчатках, чтобы подчеркнуть отвращение к разбитому врагу. После парада перчатки и деревянный помост были торжественно сожжены.
Вражеские знамёна и штандарты, брошенные на помост у Мавзолея, были собраны трофейными командами СМЕРШ в мае 1945 г. Все они устаревшего образца 1935 г., взяты в местах полкового хранения и цейхгаузах (новые не были изготовлены до конца войны; немцы вообще никогда не ходили в бой под знамёнами).
Разукомплектованный лейбштандарт LSSAH тоже старого образца — 1935 г. (полотнище от него хранится отдельно — в архиве ФСБ). Кроме того, среди знамён — почти два десятка кайзеровских, в основном кавалерийских, также флаги партии, Гитлерюгенда, Трудового фронта и т. д. Все они ныне сберегаются в ЦМВС. Слухи о том, что будто бы среди низвергнутых трофеев был «власовский триколор» не соответствуют действительности. Впрочем, в цветной версии фильма чётко видно как падает какое-то белогвардейское знамя (время 00:10:24) с иконой Спаса.
Сводный оркестр завершил парад мелодией «Патриотической песни» — музыкального произведения, до этого длительное время бывшего под фактическим запретом.
Г. Жуков нарушил сразу две древнейшие традиции, которые запрещают проезд верхом и с непокрытой головой через ворота Спасской башни Кремля.

Просто какая-то спецоперация прошла практически у стен Кремля — неизвестные подменили на Манежной площади памятник маршалу Георгию Жукову. Приехал кран, грузовик, появились рабочие, которые соорудили занавес из баннеров вокруг постамента, завизжала «болгарка» и уже через несколько часов на месте прежней скульптуры появилась новая. Тоже в образе Жукова. Старый ещё некоторое время валялся на земле на коне со спиленными ногами, потом его увезли. Вроде как ничего и не произошло — памятник на прежнем месте, такого же размера, конь присутствует, маршал восседает на нём, есть лишь небольшие различия в композиции. Народ в изумлении ахнул: «А царь-то (маршал) не настоящий!».

И новая памятная табличка ещё появилась. Вот к табличке, фактически мемориальной доске, вылитой в бронзе, стоит присмотреться внимательно. «Памятник маршалу Советского Союза Г. К. Жукову. Является символом преклонения перед величием священного жертвенного подвига советского народа во имя мира, веры и Отечества в годы Великой Отечественной войны 1941−1945 гг., разгромившего фашизм — одного из главных зол на планете Земля. Памятник создали и передали в дар городу Москве патриоты России: Владимир Путин, Геннадий и Анатолий Кузнецовы, Александр Максимов, Дмитрий Язов, Владимир Михалкин, Владимир Мединский, Виктор Золотов, Сергей Собянин, Константин Голощапов, Алексей Павликов, родственники Г. К. Жукова. Москва 2018 г.».

Понятно, что ключевое слово, вернее фамилия здесь — Путин. На прежнем постаменте памятника Жукову она не присутствовала. Не всё понятно с датой 2018 года, если учесть, что новый памятник явился Москве 20 марта 2020 года, а не двумя годами ранее. Список «патриотов России» тоже кажется немного хаотичным. С Собяниным (всё-таки мэр Москвы), Мединским (главный по культурному наследию), Золотовым (главный по Росгвардии), Павликовым (председатель Комитета памяти маршала Г. К. Жукова) всё объяснимо, как и с Дмитрием Тимофеевичем Язовым (фронтовик, последний министр обороны СССР, увы, ныне покойный). А вот маршал Советского Союза Владимир Михалкин умер ещё в 2017 году, так что можно предположить, что идея нового памятника зародилась ещё при его жизни. Из прочих «патриотов» в списке Путина значатся Голощапов, известный как «массажист Путина», Максимов, экс-сотрудник КГБ-ФСБ, депутат Госдумы и братья Кузнецовы, меценаты, которые зачетно вложились ещё в строительство Храма Христа Спасителя. Не хватает почему-то нынешнего министра обороны Сергея Шойгу, который, как полагают, тоже имел отношение к появлению нового памятника Жукову.

Упомянутые родственники Г. К Жукова поименно в табличке не раскрыты, но скорее всего их особо и не спрашивали о переустановке памятника. Старшая дочь Георгия Константиновича Эра Георгиевна как-то рассказывала, что когда в 1995 году устанавливали памятник отцу в центре Москвы, ни у кого из членов семьи мнение не узнавали. Даже на само открытие они попали с трудом — в список приглашенных не были занесены. Всякий раз 1 декабря, когда у знаменитого предка день рождения, им приходится получать специальное разрешение, чтобы пройти к Кремлевской стене, где замурован его кремированный прах (сам Жуков при жизни просил похоронить его в земле).

Первый памятник Георгию Жукову на Манежной площади, напротив Исторического музея, который торжественно открыли 8 мая 1995 года, в год 50-летия окончания Великой Отечественной войны, вызвал немало споров. В первую очередь из-за несоблюдения пропорций композиции. И конь-де, не тот (во время парада Победы маршал был на жеребце по кличке Кумир), и копыта у него «воткнуты в землю», да и сам Жуков стоит на стременах вытянув вперед правую руку. Напрашивалась аналогия с памятником князю Юрию Долгорукому, который с 1954 года стоит на Тверской (прежде Советской) площади Москвы, там он тоже простирает руку, как бы утверждая: «Здесь быть Москве». Скульптор Вячеслав Клыков, создавший композицию, не отрицал, что образ полководца создал собирательным, без детализации, взяв за основу лишь портретное сходство маршала.

Несмотря на критику скульптуры Жукова, претензии ЮНЕСКО по изменению исторического облика Москвы, этот памятник за 25 лет своего существования как-то прижился в столице. На «изъяны» уже никто внимания не обращал (по поводу памятника Долгорукому тоже было немало кривотолков, но стоит же на своем месте), тем более, что это был именно памятник Жукову — легендарному маршалу Победы, который и принимал парад Победы 24 июня 1945 года в Москве. Для всех последующих поколений победа в Великой Отечественной войне связана именно с именем Жукова — легендарным полководцем, отбросившем фашистов от Москвы, прорвавшим блокаду Ленинграда, организовавшим основные наступательные действия Красной армии, подписавшем в Берлине капитуляцию Германии. И памятник Жукову вполне логично смотрелся на своем месте — в аккурат на въезде на Красную площадь.

Зачем было менять одного Жукова на другого? Из личного наблюдения могу сказать, что «новый Жуков» мне тоже нравится, наверное даже больше, чем «старый Жуков». Сейчас он получился более реалистичным (соответствие пропорций соблюдено), отдает воинскую честь, приветствие, всем идущим от Манежной на Красную площадь через Воскресенские ворота. Конь его теперь в «движухе», с поднятой ногой, сам маршал выглядит более уверенным и цельным. Смущает только сам факт неожиданной подмены. Вот кто-то захотел и по своему разумению поменял. Если памятник Пушкину на Тверском бульваре, установленный ещё в 1880 году, возьмут и заменят на другой, похожий, но совершенно новый, это как? Памятник Пушкину «таскали» с места на место — в 1950 его переместили на противоположную сторону Страстной площади, потом вернули на место, сохранив сам памятник в первозданном виде. Стоит вот уже 140 лет как новенький, разве что зеленоватый налет на бронзе и следы от облюбовавших статую голубей удаляют. Медный всадник, символ Санкт-Петербурга, памятник Петру I, 238 лет стоит незыблемо. А тут кому-то «неправильный Жуков» помешал.

На счет замены памятника Георгию Жукову разговоры шли достаточно давно. Как рассказал «Свободной прессе» бывший сотрудник Управления Минобороны по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества (УППЗО) Василий Руденко, разговоры про новый памятник в военном ведомстве велись довольно давно:

— Безусловно, что новая скульптура была согласована с высшим военным руководством, надо полагать, что её утверждали на самом верху, — говорит Василий Степанович. — Предполагалось, что памятник могли поменять ещё несколько лет назад, его заранее изготовили, только не могли определиться с местом установления. Второй, практически схожий с оригиналом, на одном месте не поставишь. Были разные варианты, начиная с Поклонной горы в Москве, заканчивая его отправкой в другие города, памятные по боевым подвигам Георгия Жукова. Рассматривался даже вариант передачи скульптуры в Монголию, где Георгий Константинович признан национальным героем. Почему остановились на замене памятника в Москве сказать не могу, но новый проект лично мне нравится больше чем прежний.

Возник вопрос и к тому, кто же является автором новой скульпторской композиции маршала Жукова. Это ведь не фанерная бутафория, поставленная на время реконструкции, чем оправдывает замену памятника Минкультуры. Можно было предположить, что подобный заказ мог быть поручен скульпторам Студии военных художников им. Грекова. Впрочем, они оказались не в курсе подобного проекта.

— О замене памятника Жукову услышал только по факту, — рассказал «СП» скульптор этой Студии Алексей Игнатов, который является автором композиции по фильму «Офицеры», установленной на Фрунзенской набережной в Москве, памятника героям Первой мировой войны на Витебском вокзале в Санкт-Петербурге и многим другим, связанным с военной тематикой. — Нам подобный заказ точно не поступал. Скорее всего, подобной работой мог заняться сын скульптора Вячеслава Клыкова — Андрей, который также является профессиональным скульптором и возглавляет студию своего отца. Работа, насколько известно, была коллективной, при этом не предполагался вариант замены одного памятника на другой. Андрей не просто чтит память отца, а считает творения Вячеслава Михайловича знаковыми в искусстве и истории. Вероятно, что новая работа по памятнику Жукову предназначалась изначально для установления в другом месте.

Официальные заявления поспешили уверить москвичей, да и всех россиян, что ничего страшного с заменой памятника не случилось — «копия» установлена лишь на время реставрационных работ. Связано это, мол, и с необходимостью укрепления самого постамента. При этом демонтированной скульптуре зачем то спилили ноги, сама она потерпела ряд повреждений, которые потребуют значительного времени для восстановления. «Новый Жуков» весит ровно столько же, чем и прежний. Пообещали, что до 9 мая «старый Жуков», после реставрации (как же он пострадал-то за 25 лет?) вернется на своё законное место. И вот нюанс — куда подевается новая скульптура Жукову, на котором есть упоминание о «патриоте России» Владимире Путине, который «создал и передал» Москве этот памятник? Тоже отпилят коню «болгаркой» ноги?

Военное обозрение: Путин рассказал, для чего России нужна мощная армия

Маршал Жуков — сплошные звезды,
нога на ногу в кресле сидел.
Только глянет — станет морозно,
хоть давненько он не у дел.
Я спросил его о Ленинграде,
понимаю, мол, почему
победил Ленинград в блокаде,
но не взяли как — не пойму.
Головы крутым поворотом
мне ответили голос и взгляд:
— Там ведь я командовал фронтом,
как могли они город взять?
И замолк. И такая штука,
как подумаешь, нечем крыть:
это ведь не кто-нибудь — Жуков.
Подбородок его не забыть.

*****

Наш легендарный полководец Жуков
Был на войне — как воздух и вода!
Дружил на ты с военною наукой,
Не проиграл баталий никогда!
Война всегда — серьезнейшая штука,
Не каждый полководец в ней — колосс!
«А что же скажет нам товарищ Жуков?» —
Был неизменным Сталина вопрос!
Георгий Константинович сам лично
Был в курсе непростых военных дел,
Стратегией и тактикой отлично,
Как, впрочем, ситуацией владел!
Где маршал Жуков, там — успех, победа,
Коварный враг разбит и сокрушен —
Участники войны — отцы и деды,
Об этом знали очень хорошо!
Наш легендарный полководец Жуков
Был на войне — как воздух и вода!
Дружил на ты с военною наукой,
Не проиграл баталий никогда!

Тюрин Георгий

*****

Великий русский полководец,
Сильнейший духом человек:
Таким он в памяти народной
Навек останется, навек!
Не очернят святое имя
Его различной клеветой
И разной писаниной лживый!
Георгий Жуков — наш герой!
Отстаньте от него, подонки,
И прекратите клевету!
Ведь своего вы не добьётесь!
Твореньям вашим быть в аду!
Великий полководец русский,
Крепчайший духом человек
Георгий Константиныч Жуков
Живым останется навек!

Андрюшкин Игорь

*****

Знавала Русь богатырей немало,
Жестоких битв, раздоров, пепелищ,
В защиту Родины святая рать вставала.
За счастье мирных дней и за тепло жилищ.
Жуков призван был самой судьбою
Продолжить ратный подвиг дедов и отцов.
Сражался смело он, идя путём героя
Победоносной воинской стезёй.
От храброго солдата до седого маршала
Шлейф мифов окружал его, и доблестная слава овевала.
Побед героя нам не счесть,
На веки память сохранит
Стратега воинскую честь!

Клепикова Людмила

*****

На нашем фронте самым старшим
Был сын калужского села,
Неулыбающийся маршал,
Чья слава грозною была.

Всех полководцев был он строже,
Пред ним дрожал заклятый враг.
И мы его боялись тоже,
Теперь признаюсь — было так.

Всегда на главном направленье
Он появлялся в трудный час.
От обороны в наступленье
Он вел войска и верил в нас.

Известно всем, какие бури
Мы одолели в те года.
Над картой маршал брови хмурил,
Не улыбаясь никогда.

Но этот самый маршал грозный
Был наш товарищ, друг большой,
Не из гранита, не из бронзы,
С широкой русскою душой.

В Берлине дымном после боя,
С победой поздравляя нас,
Явился маршал перед строем
И улыбнулся в первый раз.

Долматовский Евгений

*****

Мы сотнями раз испытали,
Наш друг боевой и отец,
Что там, где окажешься с нами,
Противнику будет конец.

Где Жуков — там верят и знают,
Что сгинуть им зря не дадут:
Победа их путь увенчает,
Геройскую честь обретут!

И сам ты, с натурой героя,
Умелый и зоркий орёл,
Отмечен самою Судьбою,
Нетленную славу обрел.

Как деды когда-то желали,
Мы просим тебя и сейчас:
Чтоб верно успех обретали,
Почаще проведывай нас!

Мусин Владимир

*****

Он был суров и твёрд,как кремень,
О нём ходила грозная молва,
Он, как отрезал, говорил со всеми,
Бросал, как гири, веские слова.
Когда железом враг звенел упрямо
И оборону нашу прорывал,
Он необученных бойцов швырял горстями,
Он их телами дыры затыкал.
Со Сталиным он намертво боролся,
Нелепые приказы отвергал,
Ни разу в правоте своей не прокололся,
Куда был послан, там он побеждал.
Он воевал числом, но всё ж с уменьем,
Ради победы жизни не щадя,
Его, как к горлу штык, веленье
Было острей, чем рысий взгляд вождя.
Его назвали маршалом Победы,
К его Берлин свалился сапогам,
Потом, как черви, подточили беды
На радость зубы скалящим врагам.
Не мог простить генералиссимус усатый
Такого превосходства над собой,
И, местью кровожадною объятый,
С глаз долой его отправил на покой
В Рай попал победный маршал Жуков,
Хуже смерти для него покой,
Хуже ржавчины дырявит душу скука,
Тогда живёшь, когда идёшь на бой.
Он отыскал кремлёвского сатрапа
И выплюнул всё то, что думает о нём,
В ответ несутся звуки яростного храпа
Расплющенного в нить земным ядром:
— Я к вам приду Антихристом библейским,
Я шкуру с вас живых сдеру,
Я уничтожу всех врагов злодейских,
Жить буду вечно, не умру.
О своём о прошлом Жуков тужит,
Вспоминает часто о войне,
С братством ветеранов крепко дружит
И тоскует о своей стране.

Малигон Валерий

*****

Откуда он, Победы нашей,
Советской Родины — Герой,
Взращенный на солдатской каше,
С нелегкой бурною судьбой?

Он встал из глубины народной,
Вобрав в себя его черты —
И крепость тела, дух свободный,
И сгусток русской красоты.

Восток, Москва и Ленинград,
Начало мастерства и воли,
Кавказ, Воронеж, Сталинград,
Еще пуды армейской соли.

А дальше следует Дуга.
Что Огненной зовут в народе,
За Вислой — Одер, стан врага,
Салют Победе и Свободе!

Оставил он навечно нам
Безмерную любовь к Отчизне,
Большую ненависть к врагам,
Великое стремленье к жизни.

Кто был всегда его судьей,
Кто дал уверенность и силу,
Тяжелой, страшною порой,
Что многих в землю уносила?

Народ страны непокоренной,
Познавший голод, смерть и ад,
Большою кровью обагренный,
Прошедший сквозь войну — солдат.

Они всегда и всюду вместе,
Их разлучить никак нельзя,
Прожили сто и встретят двести,
Георгий Жуков и друзья.

Они всегда и всюду рядом,
Большой повенчаны войной,
Облитые свинцовым градом,
Солдат и Маршал боевой.

Ильин Г.

*****

Так бывало не раз:
к сожаленью, под поздними звездами,
Государев указ,
Как людские признания — поздние.
Но всему свой черед.
Не чета ни наградам, ни званиям —
благодарный народ
присягает в народном признании.
Наречет не спеша,
Навсегда, в преклонении внуковом.
И воскреснет душа:
Богу — богово.
Жукову — жуково.
Где б ни тлела беда,
Где бы слабость сомненья ни сеяла —
Он везде и всегда

Маршал долга и маршал спасения.
Был он крут и жесток.
Чем платил он за это — неведомо.
Но сраженья итог
завершался обычно победою.
И, почуяв предел,
наделенный суровою волею,
он солдат не жалел.
И себя не жалел он тем более.
Нет расплаты иной.
Нет военных полей утешения.
Только высшей ценой
Платят войнам за выигрыш сражения.
Жуков жив среди всех
в нашей горькой и гордой обители.
Отпускается грех —
Побежденным и победителям.

*****

Листая памяти страницы
Я вижу всё как наяву:
Фашисты перешли границу
И ввергли наш народ в войну.

Мы жили все тогда в печали
Делили горе пополам.
И похоронки получали,
Что с фронта приходили к нам.

Войска с боями отступали,
Враг продвигался вглубь страны.
А мы тогда ещё не знали
Какой финал будет войны.

Страна жила в сплошной разрухе,
Накал борьбы всё нарастал.
А фриц в смертельной заварухе
Победный марш уже играл.

И в этом трудном положеньи
Верховный шлёт фронтам приказ:
Шлю Жукова вам в подкрепенье,
Он передаст вам мой наказ.

Он будет управлять войсками,
Его приказы выполнять!
И не робеть перед врагами,
Не отступать, — а наступать!

Он Жукову желал удачи
В нелёгких боевых делах,
Чтоб жил победой, не иначе,
Оставив фрица на бобах.

Сам Жуков был железной воли
Взращен семьёю трудовой.
Скорняжничал, трудился в поле,
Сражался в Первой мировой.

Начал он унтер — офицером
Великий путь свой боевой.
Солдатам был во всём примером,
Учил их смело вступать в бой.

Водил в атаку эскадроны, —
Он в кавалерии служил.
Брал штурмом все врага препоны,
На фронте жизни не щадил.

Контужен, много раз был ранен,
Но подлечившись — снова в строй.
Отвагою всегда был славен,
Решительный и волевой.

За мужество в борьбе с врагами,
За службу честную свою,
Был награждён царём Крестами,
И опыт приобрёл в бою.

Как тактик отличился Жуков
В борьбе с японскою ордой.
Не перечислить вражьих трупов,
Что принесла война с собой.

Был подготовлен план сраженья,
Продумал все детали он.
Повёл войска без промедленья
На штурм за речку Халхин — Гол.

И враг монголов был повержен.
Стал безопасней жить народ,
А Жуков оправдав надежды
Был снова устремлён вперёд.

Его вновь ждали испытанья,
Опять в беде была страна.
Народ переживал страданья,
Велась священная война.

И в трудный час войны священной
Он,полководец легендарный,
Всё делал так, чтоб непременно,
Был уничтожен враг коварный.

Готовил планы он сражений
Давал задачи для фронтов,
Удары главных направлений
Определял, чтоб бить врагов.

Так было в битве под Москвою,
Где враг разбить пытался нас.
Но Жуков был готовым к бою,
Россию — матушку он спас.

Познав в деталях обстановку,
И силы все собрав в кулак,
Ударил по врагу он ловко
Огнём стремительных атак.

Не дал опомниться он фрицам
И в шею гнал с русской земли.
Бежали фрицы от столицы,
Туда,откуда к ней пришли.

Немало огненных сражений
Он подготовил и провёл.
Он,настоящий русский гений,
Умом в Суворова пошёл.

Он среди славных полководцев,
Своих соратников, друзей,
Надменных вражьих барбаросцев,
В военном деле был мудрей.

Дошёл с боями до Берлина
И над Рейхстагом флаг поднял.
Такого встретить исполина
В Берлине, враг не ожидал.

Берлин в то время был весь белым,
А от снарядов воздух чист.
И Жуков всё, что мог, он сделал, —
— Капитулировал фашист.

С войной покончила Отчизна,
Ушли солдаты на покой,
А Жуков за разгром фашизма
Овеян славой мировой.

Вся грудь его была в наградах
Блестели звёзды, ордена…
И мы гордились, были рады,
Героя славила страна.

И маршал был увековечен
В названьях улиц, городов…,
Планетой в космосе отмечен,
За вклад большой в разгром врагов.

И этот подвиг благородный
Река забвенья не сотрёт,
Он будет в памяти народной
Покуда род людской живёт.

Бамбуркин Алексей

*****

На даче Жукова — цветы.
Замки — на ведомстве военном.
Сомкнулись мокрые кусты,
Стальная сетка: непременно,
Царапать, жалить и колоть,
Настороже, во всеоружье! —
Испытывая дух и плоть,
Привязанность солдата к службе.
На карауле — тишина.
Скользит по проволоке солнце.
Привиты роза и война
К почётной ссылке полководца.
Герой. На службу не роптал.
Отец уральской обороне!
А он — без памяти — устал,
Как будто тут — и похоронен…
Сорвать агатовый цветок,
Развеять стойкий запах смерти,
Остановить, прервать отток
Времён, людей, событий, тверди!
Раскаты ротного «Ура!»,
Живые волны не стихают:
Айда, ребята, за Урал,
Где к майской площади стекают
Полки. Потешные полки.
Не будет нас — границ не станет…
Иные тронет лепестки
Шипами раненная память.

Мошников Олег

*****

Еще христианства не знала земля,
Но войны гремели за мир очага,
Его защищали мужчины-бойцы,
Общины — надежда, сыны и отцы.

То — лучшие духом, отвагой, умом,
И, бывшие честью, в кругу родовом.
Их гибель печалью народа была,
А память, как гордость, в былинах жила.

Война, как гиена, над жертвой рычит,
И речкой кровавой по людям бежит.
А, поднявший войны, маньяк и злодей
Всех дальше окажется в смерти своей.

Россию спасали Отчизны сердца,
Как Жуков, рожденный под знаком Стрельца,
Он новый Суворов в плеяде вождей,
Стратег и учитель врагов, и друзей.

Не Жуков войну для себя выбирал.
Он враг её сути, и жизнь обожал.
В нем ненависть грозна для пришлых врагов,
Он — честь и защита заветов отцов.

Россия, Европа — этапы пути,
Такие он должен с войсками пройти,
Чтоб войны и битвы стереть без следа,
А страх бы народа исчез навсегда.

Почета и Славы достоин любой,
За подвиг украшен звездой золотой,
А Жуков, как воин, как маршал-герой,
Четырежды выбран такою звездой.

Георгий-защитник просторов земли,
С ним знамя Победы и символ борьбы,
Он Богом дарован для блага людей,
В нем сила живая, сильнее смертей.

Василенко М.

*****

Своим служением народу,
Он заслужил любовь страны.
Ему я посвящаю оду,
Стратегу, гению войны!

Он рос в семье крестьянской,
Трудиться с детства привыкал.
Был интерес к судьбе солдатской,
И много книг всегда читал.

О полководцах той России,
Он с восхищеньем говорил
Суворова победы восхищали,
Героизм солдата покорил.

Пришел на службу по призыву,
Он унтер-офицером стал.
Служил Отечеству ретиво,
Как бить врага он изучал.

В первой мировой сражался,
Он честь свою не уронил.
За что крестами награждался,
И там талант свой проявил.

После войны служил Советам,
Он командиром красным стал.
И не стремился к эполетам,
А мирный труд оберегал.

Бил самураев у Хасана,
Восток в те дни тревожно жил.
Страна свои границы защищала,
Звезду Героя Жуков заслужил.

Война в Европе полыхала,
Несла угрозу для страны.
Тяжелым испытаньем стала,
Для генералов той поры.

Нам навязали битву века,
Враг рвался яростно к Москве.
Характер закалялся человека,
За пядь земли сражались все.

Под Ельней их остановили,
И навязали жесткий бой.
В контрнаступлении побили,
Солдат сражался, как герой.

Они Гвардейцами все стали,
Верховный подписал приказ.
Заслуженно тогда их награждали,
Врага остановили в этот раз.

Разбили немцев под Москвою,
Не сдали город на Неве.
Гордились Волгою-рекою,
А Сталинградом уж — вдвойне!

Под Курском планы их сломали,
В Орле победу закрепив.
К Днепру врага они погнали,
«Восточный вал» путь преградил.

Брать Киев сходу — это жертвы,
Широкий Днепр преградой был.
Откинул маршал все прожекты,
И план обхода предложил.

Провел он скрытно переправу,
Атаку начал с трёх сторон.
Пошли солдаты по сигналу,
И Киев был освобождён!

Звезда вторая засияла,
На полководческой груди.
Страна героев награждала,
Их ждали битвы впереди.

Сражения он вёл по карте,
План наступлений составлял.
И штурм Берлина, «на закате»,
Во всех деталях представлял.

Бои велись уже в Берлине,
За каждый дом дрались тогда.
Победы знамя на Рейхстаге,
Солдаты водрузили навсегда!

Победы Акт им был подписан,
Восьмого мая — Рейха нет!
Рейхстаг солдатами расписан,
Урок врагу на много лет!

Парад Победы принял Жуков,
На белом выехал коне.
«Ура!» — гремело среди салютов,
Его встречали дружно все!

Года прошли, а споры остаются,
Об истинных героях для страны.
Поколения, надеюсь, разберутся,
И будут чтить Героев той войны.

Мохонько Борис

*****

На смерть Жукова

Вижу колонны замерших внуков,
гроб на лафете, лошади круп.
Ветер сюда не доносит мне звуков
русских военных плачущих труб.
Вижу в регалии убранный труп:
в смерть уезжает пламенный Жуков.
Воин, пред коим многие пали
стены, хоть меч был вражьих тупей,
блеском маневра о Ганнибале
напоминавший средь волжских степей.
Кончивший дни свои глухо, в опале
как Велизарий или Помпей.
Сколько он пролил крови солдатской
в землю чужую! Что ж, горевал?
Вспомнил ли их, умирающий в штатской
белой кровати? Полный провал.
Что он ответит, встретившись в адской
области с ними? «Я воевал».
К правому делу Жуков десницы
больше уже не приложит в бою.
Спи! У истории русской страницы
хватит для тех, кто в пехотном строю
смело входили в чужие столицы,
но возвращались в страхе в свою.
Маршал! поглотит алчная Лета
эти слова и твои прахоря.
Все же, прими их — жалкая лепта
родину спасшему, вслух говоря.
Бей, барабан, и, военная флейта,
громко свисти на манер снегиря.

Иосиф Бродский

*****

Он много сделал для страны,
Он был ее отцом и братом,
Порой жесток, порою мягок,
Но как отец, всегда был рядом!

Бойцы в тяжелый бой рвались,
Приказ Его не обсуждался!
И только четко выполнялся,
А Он — почти не ошибался.

За Ним страна огнем объята —
Деревни, села, города…
Земля горела и страдала,
В сердцах вздыхала и мечтала,

Когда же кончится война,
Когда израненную душу,
Оставит ненавистный враг,
И навсегда покинет нас!

Он был всегда, где всех сложнее,
Где в нашей армии провал…
Но принял важное решенье —
Войска рванулись в бой тот час!

Прорвав «скупую» оборону,
Солдаты с криками «Ура»,
Вперед рвались на амбразуру,
Им ненавистного врага!

А между строк кровавый ангел,
Висел над каждым из бойцов
С трудом их души охраняя,
Просил еще идти вперед!

Одним помог, другие пали
В жестокой беспощадной мгле,
Живые стойко продолжали
Вести борьбу в родной стране!

И снова где-то враг поднялся,
Пытаясь проскочить вперед,
И снова Генерал собрался
Идти туда, где страшный бой.

Вокруг земля гудела жутко, —
Но вдруг в испуге замерла…
И грянула тут канонада наша —
«Катюши» страху навели тогда!

Был сильный бой, назад ни шагу,
Таков приказ, и Родина звала —
Еще родные, потерпите —
Должна же кончиться война!

Ее шаги слышны у госграницы,
Но надо до конца разбить врага,
И перейти с триумфом всю границу,
Освободив Европу от врага!

А между строк кровавый ангел
Висел над каждым из бойцов,
С трудом их души охраняя,
Просил еще идти вперед!

Одним помог, другие пали
В жестокой беспощадной мгле,
Живые стойко продолжали
Вести борьбу в чужой стране!

Огонь войны вновь продолжался,
Нет передышки у бойцов,
А Генерал со сном сражался,
Склонясь над картою своей.

И вновь решенье принял верно —
Идут фронта на смертный бой,
Который будет из последних,
Но самый важный и большой!

Войска на подступах к Берлину,
Идут уже на улицах бои,
За каждый дом, за каждый метр,
Совсем измученной земли!

Бойцы штурмуют здание Рейхстага,
В тяжелой схватке победив врага,
И водружают флаг Советский,
Над всей Германией врага!

Он много сделал для Победы!
Помог бойцам в тяжелый час
Поверить в то, что неповержен
Советский с мужеством солдат!

Так будем помнить, то, что было,
И не тревожить души тех,
Кто с необъятной страшной силой
Отчизну отстоял для всех!

А между строк кровавый ангел
Стал растворяться в сизой мгле,
Ему на смену светлый ангел
Спустился, охраняя всех…

Обрезкова Светлана

День Победы это «праздник со слезами на глазах». В этот день чествуют героев-победителей, сумевших, превозмогая все трудности, отстоять Родину, и отдают дань памяти солдатам, оставшимся на полях сражений. Объединяя нацию, праздник Победы символизирует гордость за доблестный подвиг предков. Война оставила глубокий след в истории и на протяжении десятилетий стала одной из главных тем в советском искусстве. Солдаты-художники, вернувшись к мирной жизни, запечатлели на полотнах войну и Победу, такой, какой она была для каждого из них.

Евсей Моисеенко. «Победа»

Картина Евсея Моисеенко «Победа» написана в 1970-72 годах. Это произведение стало одним из самых проникновенных полотен на тему Великой Отечественной войны и Победы. Художник запечатлел последние часы войны, действие разворачивается в здании Рейхстага. Мощными, экспрессивными мазками написаны фигуры двух солдат среди руин. Победа уже свершилась, но шальная пуля успела отнять жизнь одного из бойцов, и он только что умер на руках своего товарища. Лицо стоящего искажает крик, который становится апофеозом всех страшных военных событий. Это крик человека, который прошел до конца и смог выжить, и оплакивание товарища, чья смерть, освещенная залпами Победы, становится противоестественной и особенно трагической, он должен был жить, но погиб в последний час войны. Полотно Моисеенко посвящено отдельному человеку, простому солдату, но в нем выражена гамма чувств всего народа – боль потерь и радость окончания войны.

Петр Кривоногов. «Победа»

Художник Петр Кривоногов был одним из солдат, штурмовавших Рейхстаг. В 1948 на выставке было представлено монументальное полотно «Победа», принесшее создателю Государственную премию. На лестнице обращенного в руины Рейхстага ликуют опьяненные радостью Победы солдаты. Только что закончился бой. Многое напоминает о недавно грозившей этим людям смерти – мертвые тела все еще лежат на ступенях, клубится дым орудий, всюду осколки.

Лица солдат покрыты пороховой копотью, но самое страшное осталось позади. Разносится многократное «Ура!», взлетают вверх подкинутые пилотки, вскинуты вверх руки, сжимающие оружие. Решая композиционные задачи, художник противопоставляет ритм колонн мрачного здания разрушенного Рейхстага и радостный триумф человека, словно взлетающий к небесам.

Много произведений было создано в 1985 году, к 40-й годовщине Победы. Одно из них – «Парад Победы» художника Сергея Присекина. Это произведение, посвященное параду 24 июня 1945 года, становится конным портретом принимавшего парад Маршала Георгия Константиновича Жукова и командовавшего парадом Маршала Константина Константиновича Рокоссовского. Пасмурный день создает особую возвышенную атмосферу на Красной площади. В центре композиции величественный герой, спокойно восседающий на встающем на дыбы белоснежном коне Маршал Жуков в мундире, увешанном медалями и орденами. На брусчатке перед ним лежат знамена со свастикой – символ поверженного фашизма. На втором плане в профиль к зрителю написан сидящий на вороном коне Маршал Рокоссовский, сжимающий в руке саблю.

Сергей Присекин. «Парад Победы»

Реет красной диагональю советское знамя с помещенными в круг портретами вождей – Ленина и Сталина. За спинами маршалов художник поместил исторические символы России – храм Василия Блаженного и памятник Минину и Пожарскому, чьими преемниками становятся новые защитники Родины. Полотно пронизано героическим пафосом отваги и несокрушимости героев, победивших фашизм.

Ахмед Китаев. «Возвращение с победой»

Радостью наполнено произведение «Возвращение с победой» Ахмеда Китаева, написанное в 1985 году. Солдат с орденами на груди вернулся домой. Он поднимает высоко над головой восторженного младшего ребенка, которого, скорее всего, оставлял совсем малышом, уходя на войну. Старший сын бросается к отцу, протягивая к нему руки. За фигурой солдата стоит женщина, в нарядном розовом платье. Она легким жестом руки машет кому-то за пределами холста, и в этом жесте словно стремится взлететь вверх, в синий простор чистого неба. Возвышенное ликование полотну придает композиция с низкой линией горизонта, который создает ощущение бескрайнего неба и полей за спинами героев. Война окончена, мирная жизнь возвращается в своё привычное русло!

Алина Свердлова-Александрова

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *