Кофейница Крылов

Биография Крылова Ивана Андреевича

Крылов Иван Андреевич достиг известности с помощью своих басен, как оригинальных, так и созданных по сюжетам античных авторов (Эзопа, Федра). Усилиями писателя басня перестала считаться низким жанром, что повлекло за собой перестройку господствовавшей в тогдашней литературе теории «трех штилей». Во многом благодаря Крылову русский литературный язык постепенно освободился от архаизмов и приобрел легкость разговорной речи.

Известный русский поэт и баснописец Иван Андреевич Крылов.

Краткая справка

За свою долгую жизнь (1769-1844 гг.) Крылов написал более 200 басен. Однако знаменит он не только благодаря ним. Крылов начинал свою литературную деятельность с трагедии «Филомела».

Господствовавший в литературе стиль классицизма, требовавший соблюдения закона трех единств (места, времени и действия), а также необходимость использования церковнославянской лексики сильно ограничивали писателя. Сам Крылов впоследствии признавал, что трагедия ему не удалась.

После «Филомелы» Крылов выпустил несколько комедий («Бешеная семья», «Проказники»), в которых впервые проявился его талант сатирика. Но и комедии были сдержанно встречены публикой.

Крылов испытывал творческий кризис, но представить свою жизнь без литературной деятельности он уже не мог. Он начинает заниматься журналистикой, переживавшей подъем в конце XVIII в.

Первые свои басни Крылов опубликовал в журналах, принадлежавшим его друзьям.

Детство и юность

Переход от высокого жанра трагедии к низкому жанру басни объясняется не только литературными установками писателя, но и обстоятельствами его детства и юности. Крылов родился в семье армейского офицера, участвовавшего в подавлении восстания Емельяна Пугачева, но не получившего от властей ни земельных угодий, ни повышения в чине. Андрей Прохорович Крылов оставил в наследство сыну лишь сундук с книгами.

По косвенным источникам можно сделать вывод, что А.П.Крылов активно участвовал в отражении осады пугачевцами Оренбурга. А.С.Пушкин в своей «Истории Пугачева» свидетельствовал, что вся семья Крыловых, в том числе и пятилетний Иван, была приговорена бунтовщиком к повешению.

Им приходилось скрываться от Пугачева. Временами было нечего есть. Возможно, из-за этого впоследствии Крылов будет проявлять неуемный аппетит. Среди высшего общества ходили легенды о невероятном обжорстве баснописца.

Портрет Ивана Крылова в детстве.

Пытаясь поправить материальное положение семьи, отец Крылова выехал на гражданскую службу в Тверь. Там он получил должность председателя магистрата, но и она не приносила существенного дохода. В 1778 г. Андрей Прохорович умер. Мария Алексеевна Крылова отправилась с детьми в столицу: во-первых, она надеялась получить пенсию по потере кормильца, а во-вторых, позаботиться об устройстве старшего сына на работу.

В пенсии было отказано, что вынудило вдову зарабатывать на жизнь чтением заупокойных молитв над покойниками.

Но в отношении второй просьбы Крыловой правительство пошло навстречу. Иван был принят на работу в казенную палату приказным служителем. Хотя платили немного, угроза голода и нищеты отступила на второй план.

Образование писателя

В силу этих обстоятельств Крылов не получил надлежащего образования. Он с детства проявлял любопытство и жажду знаний, но отсутствие материального обеспечения не позволяло ему получить доступ к специализированным учебным заведениям. Крылов учился самостоятельно.

Тверские соседи позволили мальчику присутствовать на уроках французского языка, которые давались их детям. Другим источником информации стали книги из отцовского сундука. Крылов сам научился играть на различных музыкальных инструментах и уже в детстве проявлял интерес к сочинительству.

Еще одним каналом, посредством которого будущий баснописец познавал мир, стало общение с простыми людьми. Благодаря контактам с ремесленниками, торговцами и крестьянами Крылов в совершенстве освоил русский разговорный язык, а также близко познакомился с образом жизни низших слоев российского общества.

Впоследствии он воспользуется этими знаниями при написании басен: они насыщены афоризмами, пословицами и поговорками, бытовыми деталями.

Первые басни Крылова

Крылов не испытывал интереса к государственной службе. Скопив некоторую сумму, он вышел в отставку, желая заняться литературной деятельностью.

Но публика встретила его трагедию и комедии равнодушно. Начинающий писатель был разочарован и обратился к жанру басни.

В 1788 г. принадлежавший видным издателям и журналистам И.Г.Рахманинову и П.А.Озерову журнал «Утренние часы» опубликовал 3 басни Крылова («Стыдливый игрок», «Судьба игроков» и » Новопожалованный осел»). Баснописец не рискнул опубликовать басни под своим именем, надеясь со временем вернуться к драматургии. Но, как и прежде, массовый читатель и литературная критика не обратили внимания на произведения Крылова.

В печати появилось лишь несколько коротких заметок, в которых отмечались сарказм и ирония баснописца и отсутствие у него литературного мастерства.

Издательство журналов

Сатирический журнал, издаваемый И. А. Крыловым.

После такого холодного приема Крылов все еще не желал совсем отказываться от литературной деятельности.

Императрица Екатерина II сознательно стимулировала развитие журналистики, с помощью которой стремилась вызвать в обществе интерес к назревшим проблемам.

Поэтому издание журналов в конце ее правления процветало и приносило неплохой доход.

Всего Крылов издавал 3 журнала:

  • «Почта духов»;
  • «Зритель»;
  • «Меркурий».

Первый журнал Крылова выходил с января по август 1789 г. Хотя на первый взгляд «Почта духов» продолжал высмеивание пороков российского общества в сатирической форме, от других журналов такого типа он отличался стремлением издателя свести счеты с литературными врагами. Много место было посвящено критике театральных порядков: Крылов не мог простить отказа ставить спектакли по его пьесам.

Журнал «Зритель» стал выходить в печать с 1792 г. Крылов по-прежнему верен сатире, но круг его интересов расширяется. С преобразованием в следующем году «Зрителя» в «Меркурий» Крылов сокращает количество сатирических пьес.

Он стремится занять особое место в литературной жизни страны и с этой целью выступает с нападками на сентименталистов и на Н.М.Карамзина как их идейного лидера.

Темные пятна биографии

Издание басен Крылова 1816 года.

По настоятельной просьбе властей Крылов прекращает издательскую деятельность. Он принимает предложение императрицы отправиться в заграничное путешествие за казенный счет.

Биография баснописца в годы с момента закрытия «Меркурия» до начала публикации его басен изучена слабо. Установлено, что в 1797 г. он был домашним учителем в доме князя С.Ф.Голицына и преподавал словесность и русский язык, хотя был слаб в правописании.

У Голицина Крылов жил и работал до 1803 г. Помимо преподавания он исполнял обязанности секретаря князя в бытность его генерал-губернатором Риги. Сведений о жизни писателя после выхода в отставку мало. Были слухи, что он занимался тем, что разъезжал по ярмаркам и играл в карты. За карточную игру ему якобы было запрещено посещать Москву и Санкт-Петербург.

Расцвет творчества и признание

В 1805 г. писатель показывает самому знаменитому баснописцу страны И.И.Дмитриеву свой вариант перевода с французского басен Лафонтена. Дмитриев отнесся с восторгом к текстам Крылова и настойчиво убеждал его, что сочинение оригинальных текстов и перевод уже существующих и есть его призвание. Но Крылов все еще пытался продолжить занятия драматургией.

В 1806 г. на сцене ставят наиболее популярные его комедии: «Модная лавка» и «Урок дочкам».

При этом Крылов занимается и сочинением басен, хотя публикует их неохотно. Только в 1809 г. он издает отдельным сборником 23 басни, несколько из которых были написаны на оригинальные сюжеты. Эта дата знаменует начало всероссийской известности Крылова.

На волне патриотического подъема, вызванного наполеоновскими войнами, Иван Андреевич становится самым популярным писателем страны. В его произведениях высмеивается характерная для России галломания, в то время как все отечественное превозносится.

Успех первых басен позволяет Крылову занять видное место в числе русских писателей. Улучшается и его материальное положение: с 1810 г. Крылов работает в Императорской публичной библиотеке. Кроме того, ему назначена персональная пенсия, которая вскоре выросла сначала в 2, а потом в 4 раза. На момент выхода в отставку (1841 г.) Крылов получает 11700 руб. ассигнациями в год.

С годами писатель становится все более ленив. За первые 12 лет литературной деятельности он опубликовал 140 басен, а за следующие 25 — всего 68. Но количественный спад не приводил к качественному.

Все басни Крылова представляют собой результат кропотливого труда. Анализ черновиков показывает, что писатель тщательно сокращал исходные тексты, стремясь к наиболее возможной краткости, емкости и ясности языка, даже если иногда это происходило в ущерб орфографии.

Источником афоризмов Крылова, придающих остроту и образность его басням, стала живая разговорная речь, с которой он был отлично знаком. Заимствования из народного языка вместо церковнославянских архаизмов позволяли большому количеству читателей познакомиться с произведениями Крылова.

Сочетание ярких образов с хлесткой сатирой, направленной против лицемерия, глупости и ханжества сделало его басни столь популярными в народе.

Наиболее известные басни И. А. Крылова.

Личная жизнь поэта

И.А.Крылов никогда не был женат. В юности он был влюблен в девушку по имени Анна. Она была дочерью священника одного из приходов Брянского уезда. Семья Анны была состоятельной, поэтому, несмотря на взаимную влюбленность молодых людей, о браке не могло быть и речи.

От горя Анна заболела, и только это заставило родителей пересмотреть свои взгляды. Но к этому времени Крылов утратил интерес к женитьбе. В ответ на предложение родителей девушки приехать за их дочерью он заявил, что согласен на брак, только если они сами привезут ему невесту. На такое они согласиться уже никак не могли.

Современники баснописца считали, что у него есть связь с его кухаркой Федосьей.

Брак между ними был невозможен по причине сословных различий, но ходили слухи, что кухарка родила от Крылова дочь Александру. Доказывали это тем, что с самого рождения до замужества девушка жила в доме писателя, а ее муж унаследовал все состояние баснописца.

Могила Крылова на Тихвинском кладбище в Александро-Невской лавре.

Смерть Крылова

Хотя из-под пера Крылова не выходило новых произведений уже с 1836 г., в 1838 г. к юбилею его творческой деятельности готовилась вся страна. Спустя 6 лет великий писатель умер от двусторонней пневмонии и был с почестями похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. Многие злословили, что смерть произошла по причине неумеренного аппетита баснописца, вследствие которого произошел заворот кишок.

Интересные факты

Об особенностях характера и поведения Крылова еще при жизни ходили легенды. Многие говорили о его рассеянности и безразличии к тому, как он выглядит. Например, однажды он явился на прием к вдовствующей императрице Марии Федоровне в рваных сапогах. В другой раз писатель перепутал носовой платок и ночной чепчик и публично высморкался в него. Несмотря на это, к Крылову проявляли интерес некоторые придворные красавицы.

Ироничность отношения к жизни не изменила писателю даже перед смертью. Присутствующим на похоронах он заранее распорядился выдать траурно оформленные экземпляры его басен. Тогда же произошел еще один любопытный случай: желая выразить почтение покойному, граф Орлов лично нес гроб Крылова до катафалка.

«Кофейница»

Занятия в Казенной палате мало привлекали Крылова. Как и в Твери, там царили рутина, мздоимство, бесконечное крючкотворство. Ему поручали переписывать бумаги, иногда делать из них «экстракты», кратко излагающие содержание дела. Дома в их убогих комнатушках тоже было неприютно. Мария Алексеевна или ходила по милостивцам, все надеясь на несбыточную пенсию, которая никак не выходила, или возилась дома с хозяйством. Она чахла на глазах, зябко куталась в старый платок, плохо спала. Левушка тихонько играл в своем углу, терпеливо поджидая «тятеньку».

По вечерам Крылов продолжал работу над своей комедией. Переписывал, переделывал, правил. Наконец он решил, что комедия закончена. Еще раз переписал всю пьесу на плотные листы бумаги. Один из сослуживцев рассказал ему про типографщика Брейткопфа, знатока и любителя музыки и литературы, который имел свою типографию.

Волнуясь и робея, отправился сочинитель по указанному адресу. Войдя в небольшую, заставленную шкафами комнату, он увидел за конторкой толстого розовощекого человечка с голубыми глазами, белокурыми волосами, затянутого в темно-синий сюртук. Это был сам владелец типографии и нотопечатни Бернард Фридрихович Брейткопф. Выходец из Германии, Брейткопф хотя и прожил много лет в России, но говорил с заметным немецким акцентом. Он вопросительно смотрел на коренастого юношу, судорожно сжимавшего в руках какой-то пакет. Как выяснилось из дальнейшего разговора, пакет оказался рукописью комической оперы. Юноша признался, что этот свой первый литературный опыт он хочет напечатать. Улыбаясь, типографщик осторожно взял рукопись своими короткими ручками. Они разговорились. Немец уверил автора, что прочтет его рукопись и, если она окажется интересной, он даст ей ход.

Когда через несколько дней Крылов вновь пришел к типографщику, Бернард Фридрихович встретил его, излучая сияние. «В ней так много шутки, так хорошо виден жизнь», — твердил он обрадованному автору. Брейткопф собрался даже уплатить ему шестьдесят рублей ассигнациями — по тем временам немалые деньги! У четырнадцатилетнего автора от радости забилось сердце. Это было первое признание его таланта, начало успеха. Да и деньги весьма пригодились бы в их скудном бюджете. Но он тут же передумал и попросил Брейткопфа вместо денег дать ему сочинения Расина, Мольера и Буало. Теперь, вступив на стезю сочинительства, он должен воспитать свой вкус чтением образцовых авторов.

Типографщик пригласил Крылова бывать в его доме, обещая, что познакомит начинающего комедиографа с опытными сочинителями. Прижимая к груди объемистую пачку книг, гордый своим успехом, юноша с торжеством направился домой.

Однако надежды на издание или скорое появление «Кофейницы» на театре постепенно гасли. Дела просвещенного меломана оказались далеко не блестящими. Типография и нотопечатня приносили одни убытки, а увлечение музыкой и игра на скрипке не оставляли Брейткопфу времени для практических дел.

Крылов часто приходил к добродушному типографщику на квартиру.

Они беседовали о театре, о музыке, восхищались операми Моцарта. О «Кофейнице» он больше не говорил. Вскоре ему пришлось распрощаться с типографией, так как не хватало денег на бумагу, на оплату рабочих, не было и заказов.

В один из визитов к Брейткопфу Крылов встретил человека лет шестидесяти. Незнакомец зачесывал седые волосы назад, имел необычайно правильные и привлекательные черты лица. Его умные, выразительные глаза смотрели приветливо. В коричневом кафтане французского покроя, со стальными пуговицами, в шитом шелковом жилете и ослепительно белых кружевных брыжах и манжетах он был похож на придворного. Брейткопф представил ему Крылова. Незнакомец оказался знаменитым актером — Иваном Афанасьевичем Дмитревским. Иван Афанасьевич руководил труппой Эрмитажного театра и сам выступал на сцене, играя преимущественно благородных героев в трагедиях Сумарокова. Дмитревский был причастен и к литературе: переводил пьесы французских авторов.

Они подружились — знаменитый артист и никому не ведомый автор никому не известной комедии. Их объединяла общая страсть — театр.

Иван Афанасьевич хвалил театр и актеров. «Есть прекраснейшие актеры и с прекрасными талантами», — говорил он Крылову.

Крылов стал теперь частым гостем Дмитревского. В его квартире на Галерной набережной, тщательно и со вкусом обставленной, они вели долгие споры и беседы. Дмитревский рассказывал о себе, о памятных встречах и событиях своей долгой, богатой впечатлениями жизни. Говорил он, педантически соблюдая паузы, слегка пришепетывая (недостаток, который на сцене почти преодолевал). Рассказы его были интересны и поучительны, хотя, возможно, не всегда соответствовали истине. Старый актер увлекался и в тот момент, когда рассказывал, сам искренне верил, что все было именно так, как он говорил.

— Да, мой милый юноша! — Дмитревский вздохнул и удобнее уселся в мягкое кресло. — Всяко бывало. Пришлось и в Бастилии посидеть!

И он рассказал, как в 1767 году ездил в Париж для приглашения лучших французских актеров в петербургский театр.

— Ты подумай! Сам Лекен, Белькур и мадам Клерон соглашались поехать! Но король рассердился, и мне не поздоровилось. Меня с Белькуром для острастки посадили в Бастилию. Граф Иван Иванович Шувалов, наш посол во Франции, узнав об этом, отписал августейшей монархине и вызволил нас из узилища!

Полились нескончаемые рассказы о поездке в Париж, о поездке в Лондон, о встречах со знаменитыми трагиками Лекеном и Гарриком.

— Лекен повез меня в Лондон взглянуть на славного Гаррика, — увлеченно заговорил Иван Афанасьевич. — Знаменитый артист принял нас дружески. Желая угостить нас, он сыграл на Лондонском публичном театре «Макбета», комедию «Как вам это нравится» и пьесу своего сочинения «Табачный продавец». Однажды утром после завтрака Гаррик собрался идти со двора и спросил меня и Лекена, не пойдем ли и мы. «Нет, — отвечал я, — сегодня не расположен никуда идти». Гаррик ушел, а мне пришла охота прогуляться и посмотреть окрестности Лондона. Вышед на Темзинскую набережную, я вдруг увидел издалека Гаррика, который пробирался домой. Я тотчас переменил походку и физиономию. Поравнявшись со мной, Гаррик стал всматриваться пристально, но не решился остановить меня, боясь ошибиться. Посмеявшись про себя, я поспешил воротиться домой и переоделся. Вскоре явился слуга с приглашением к обеду. Во время обеда Гаррик спросил меня, не ходил ли я со двора. На мой отрицательный ответ он заметил: «Значит, я ошибся, а по костюму точно ты шел по набережной».

В этом месте Дмитревский обычно делал паузу и, заложив в нос понюшку табаку, чихнув в шелковый платок, продолжал:

— Стали подавать третье блюдо. Я уже протянул к нему руку, как вдруг побледнел, задрожал и в конвульсиях упал то стула. Гаррик, Лекен и гости в испуге встают из-за стола и суетятся около меня. Но вдруг, к удивлению их, больной весело вскакивает, смеется и просит хозяина и гостей извинения за сделанную суматоху. Все от души смеялись и снова сели за недоконченный обед. Гаррик, смотря на меня пристально, спросил: «Признайся, мой молодой друг: это ты попался мне на набережной назад тому час, прихрамывая на правую ногу?» Тут я должен был признаться в другой своей шутке. «Браво, Дмитревский, браво! — закричал Гаррик. — Я предвижу, господа, что он будет великий актер, и я непременно хочу видеть его на сцене в трагической роли! В твоем репертуаре значится роль Беверлея, сделай одолжение, сыграй ее нам и покажи свой талант на лондонской сцене». Я согласился, и на другой день в лондонском театре состоялась репетиция, а еще через день и представление. Во все время моей игры Гаррик не спускал с меня глаз, замечая каждое движение. А в сцене, когда Беверлей выпивает яд и говорит затем монолог, Гаррик так впился в меня, что, сидя за кулисами у стола, на котором горела свеча, не заметил, как загорелись его манжеты. — Дмитревский даже сам несколько удивился этому обстоятельству, расчувствовался и умолк.

Иван Афанасьевич неоднократно рассказывал эту историю и каждый раз все с новыми подробностями. О загоревшихся манжетах Гаррика он упомянул впервые. Эта подробность на него самого произвела сильное впечатление. Злые языки утверждали, что Иван Афанасьевич вовсе не бывал в Лондоне и не встречался с Гарриком. За давностью времени и сам Иван Афанасьевич уже не твердо помнил, что было и чего не было.

Проходили недели и месяцы. Стало ясно, что с «Кофейницей» толку не будет. Да и сама комедия казалась теперь Крылову слишком беспомощной. Его воодушевляли новые замыслы. Трагедия — самый благородный и возвышенный род искусства! Вот за что надо взяться! Успех трагедий Расина, Сумарокова, Княжнина, казалось бы, указывал на это. Воображение Крылова привлекли рассказы древних историков об египетской царице Клеопатре. Необузданная в своих желаниях, царица принесла во имя своей страсти в жертву интересы государства. Ему представилось пухлое, покрытое пудрой лицо, маленькая холеная ручка, припомнились рассказы о непомерном любвеобилии Екатерины. Да, многое в истории не утратило своего значения и сейчас! Можно ли мириться с торжеством деспотизма, с безграничной властью монарха, смотрящего на государство как на средство удовлетворения своих прихотей и пороков?

Через месяц Крылов явился к Дмитревскому со старательно переписанной рукописью новой трагедии — «Клеопатра». Иван Афанасьевич с всегдашней любезностью принял своего юного друга.

В удобном домашнем халате, мягких меховых туфлях, он уселся в глубокое кресло и приготовился слушать. «Очень, очень рад, душа моя, — приветливо сказал он, — видеть вас и прослушать трагедию вашу. Садитесь сюда в кресло, но прежде надобно запереть дверь, чтобы нам не помешали». Он встал, закрыл дверь и снова погрузился в кресло. «Ну, теперь начните, но читайте не торопясь: у нас времени много». Крылов принялся громко читать стихи трагедии, исполненной неистовых страстей, но Иван Афанасьевич остановил его: «Лучше потише, душа моя, а то устанешь».

Увлеченный чтением, Крылов взволнованно произносил самые потрясающие тирады, переходил от бурной патетики к приглушенному шепоту. Заканчивая первый акт, он взглянул на Дмитревского. Иван Афанасьевич мирно и блаженно дремал в кресле. Перерыв в чтении его разбудил. Очнувшись, он любезно воскликнул: «Прекрасно! Прекрасно! Да, на каком мы действии остановились?» Крылов смутился и отложил рукопись. Но Дмитревский настоял на продолжении чтения. Кое-как смущенный автор добрался до конца. Дмитревский, время от времени снова задремывавший, встрепенулся и стал уверять Крылова, что его трагедия точно отменная и прекрасно написана, но что в ней есть, однако, некоторые недостатки. Стихи слишком пылкие и звучат как деревянные, следует сделать их полегче. Да и в действии много несообразного. Главное же, не дай бог, ежели кому-нибудь придет в голову сравнить нашу просвещенную государыню с этой любострастной египетской царицей. Тогда не миновать беды. Лучше трагедию припрятать, да подалее, заключил Иван Афанасьевич.

— «Старики потому так любят давать хорошие советы, как говорил Ларошфуко, что они уже не могут подавать дурные примеры», — добавил он, извиняющимся тоном.

Подавленный, расстроенный разговором, Крылов молча попрощался.

Прошло несколько недель, и он с жаром принялся за сочинение новой трагедии. Сидел допоздна при тусклом свете свечи, бормоча себе что-то под нос, иногда во весь голос читал какие-то стихи. Новая трагедия — «Филомела» — была вскоре закончена.

В ней передавался миф о Филомеле, ставшей жертвой насилия фракийского царя Терея, который отрезал ей язык, чтобы она не могла рассказать о его преступлении. Жена Терея — Прогнея, узнав про зверское насилие Терея над ее сестрой, в исступлении убивает сына и его телом угощает отца. Против жестокого деспота и тирана восстают не только его близкие, но и народ. Терей закалывается. Особенно удавшимся Крылов считал предсмертный монолог Терея:

Мой сын! твой вопль в своем я сердце познаю,

Он сердце томно рвет и грудь мою терзает,

Хладеет кровь моя, мутится, замерзает.

Тираны! наконец отмщенье вы нашли —

И злобою мои злодейства превзошли…

«Филомелу», однако, постигла участь «Клеопатры». Вежливый, доброжелательный Дмитревский безропотно взял рукопись, обещал прочесть ее через несколько дней. Крылов после этого не раз заходил к нему справляться. Иван Афанасьевич извинялся, обещал и снова нарушал свое обещание. Наконец он прочел пьесу. После многочисленных комплиментов и похвал Дмитревский стал разбирать сцену за сценой, указывая Крылову на его промахи или неудачные стихи. Замечания Ивана Афанасьевича отличались наблюдательностью, знанием театра, тонким, хотя и несколько старомодным вкусом.

Впоследствии, вспоминая о своей юношеской трагедии, Крылов говорил: «В молодости моей я все писал, что ни попало, была бы только бумага да чернила; я писал и трагедию; она напечатана была в „Российском Феатре“, в одном томе с „Вадимом“ Княжнина, с которым вместе и исчезла, да и рад тому: в ней ничего путного не было; это первые давнишние мои попытки».

«Нет, трагедия не мое дело! Больше я за нее не буду браться, — твердил про себя Крылов, возвращаясь от Дмитревского. — Комедия — вот мое призвание, вот над чем следует работать!» И он снова обратился к популярному тогда жанру комической оперы, с которого начал свой путь сочинителя. Он быстро написал комедию «Бешеная семья», веселую, задорную буффонаду в духе мольеровских фарсов с переодеваниями. Однако Крылов не ограничился желанием посмешить зрителей. В «Бешеной семье» зло высмеивались развращенность дворянского общества, его лицемерие.

Столица поразила юношу из провинции своей противоречивостью: великолепием зданий, изысканной роскошью гостиных, нарядными выездами и золочеными каретами, бьющей ключом театральной и литературной жизнью — и в то же время дикостью и бедностью окраин, публичными казнями, полицейским произволом, всеобщей продажностью. Даже в литературе пробавлялось немало писателей, которые за милости или подарки мецената слагали в его честь хвалебные оды и мадригалы, торговали своими произведениями, как мануфактурой. Это особенно возмущало Крылова, и он написал новую комедию — «Сочинитель в прихожей».

Главной героиней комедии снова стала госпожа Новомодова. Но это была уже не прежняя провинциальная помещица, а столичная кокетка, пустая и развратная, ловко обиравшая любовников. Она завлекает в свои сети легкомысленного графа Дубового и лишь из-за чистой случайности в последний момент терпит неудачу. Крылов в своей новой комедии далеко ушел от смешной буффонады «Бешеной семьи». Его сатира приобрела резкую, обличительную направленность. Особенно зло высмеял он низкопоклонного «сочинителя», который за подачку взбалмошной барыньки готов сочинять стишки в честь ее собачки. На вопрос Новомодовой, «в каком роде сочинений» он «упражняется», Рифмохват отвечает: «ваше сиятельство, я пишу похвальные стихи».

Новомодова: А, сударь, не можете ли вы потрудиться в похвальных стихах…

Рифмохват: С превеличайшею охотою, скажите только достоинство того, кому хотите, чтобы я сделал стихи.

Новомодова: Моей собачке.

Рифмохват: И, сударыня, вместо собачки, я лучше вам сделаю!

Новомодова: Вы можете описать собачкину красоту, достоинства, резвость, ласковость…

И Рифмохват, желая подслужиться к богатой барыне, сочиняет стихи в честь ее собачонки:

Прекрасна красота, краса красот прекрасных,

Собранье прелестей открытых, зрелых, ясных.

Комедия удалась. Это была комедия русских нравов, свободная от подражания иноземным образцам. Однако напечатана она была в «Российском Феатре» лишь через восемь лет, в 1794 году.

Дмитревский познакомил Крылова с известными актерами: Плавильщиковым, Сандуновым, Шушериным. В отличие от по-придворному галантного Дмитревского актеры оказались простыми, компанейскими людьми, любителями крепкого табака и водки. Они не кичились перед Крыловым, посвящали его в свои театральные дрязги и постоянные житейские неприятности.

У Дмитревского же повстречался Крылов со знаменитым автором «Недоросля». Фонвизин был тяжело болен. Он вошел в гостиную, опираясь на палку и волоча непослушные ноги, — последствие удара, от которого он так и не смог оправиться. Левая рука его была парализована. Не помогали ни лекарства, ни поездки на воды за границу. Как завороженный слушал Крылов полный едкого юмора рассказ Фонвизина о его поездке в Карлсбад и тамошних обычаях, о том, как по возвращении в Россию ему пришлось выдавать себя за племянника Потемкина, чтобы получить на станциях лошадей.

Разговор незаметно перешел на положение в театре. Фонвизин насмешливо отозвался о «Росславе» Княжнина, находя его слишком риторическим и неестественным. «Когда же вырастет твой герой? — шутливо спросил он сидевшего тут же Княжнина. — Он все твердит: „Я росс, я росс. Пора бы ему и перестать расти!“» Обидевшийся Княжнин, весьма самолюбивый и мнительный, помрачнел и колко ответил: «Мой Росслав совершенно вырастет, Денис Иванович, когда твоего Бригадира произведут в генералы!» Фонвизин рассмеялся и здоровой рукой похлопал Княжнина по плечу.

Заговорили о «вопросах» к императрице, помещенных Фонвизиным в «Собеседнике любителей российского слова». Крылову особенно запомнился ядовитый вопрос: «Отчего в прежние времена шуты, шпыни и балагуры чинов не имели, а ныне имеют и весьма большие?» Этот намек на придворных любимцев и знатных шутов императрицы, вроде престарелого князя Нарышкина, больно задел Екатерину и придворную камарилью, и Фонвизину была поставлена на вид недопустимость подобных намеков. На всю жизнь запомнился Крылову этот разбитый параличом, полуживой человек, в котором продолжали жить ясный ум и неукротимый дух.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

«Дедушка Крылов» остается тайной для исследователей

Иван Крылов — одна из самых загадочных фигур в истории русской литературы. Его личность так же неоднозначна, как и тексты. А исследователи до сих пор не нашли ответ на вопрос о том, что на самом деле скрывал великий баснописец под маской забавного толстяка и обжоры. Об этом рассказала профессор факультета филологии НИУ ВШЭ Екатерина Лямина на лекции в доме-музее И.С. Остроухова.

Литературные фокусы не для школьного канона

Басни Крылова школьники изучают с начальных классов. Но эти произведения не так уж просты для восприятия даже взрослым сознанием. «Восемьдесят процентов респондентов заявляют, что на самом деле их раздражает Муравей и они сочувствуют и симпатизируют Стрекозе из знаменитой басни», — рассказала Екатерина Лямина на лекции «Как, когда и почему Иван Андреевич Крылов стал «дедушкой Крыловым»?» (исследователь проводила опрос среди пользователей Facebook). Очевидно, что реальное восприятие персонажей Крылова порой прямо противоположно тому, что должно было сформироваться во время школьных уроков. «Это литературный фокус Крылова, не оставляющего читателю шансов на однозначность. Понимать его басни непросто, и школьники, с немалым трудом заучивая их наизусть, берут, так сказать, только верхний слой», — рассказала лектор.

Однако взрослые эти знаменитые басни перечитывают редко и мало знают о жизни Крылова. Между тем смысл басен многогранен настолько же, насколько биография и личность баснописца — пример неординарного, «нелинейного» жизненного пути, в котором множество загадок.

Из низов на вершину творческого Олимпа

Крылов родился в бедной семье, хотя и был по рождению дворянином. Впрочем, дворянское достоинство его отец не унаследовал, а получил уже взрослым, начав службу солдатом. Капитан Андрей Крылов, помощник коменданта крепости Яицкий городок в Оренбургской губернии, отличился тем, что в январе 1774 г. не сдал крепость Пугачеву. Эта история упомянута в пушкинской «Истории Пугачева»; отразилась она и в повести «Капитанская дочка». Однако эти заслуги никак не сказались на благополучии семьи, тем более что капитан Крылов скончался, когда его старшему сыну было около десяти лет. Будущий баснописец начал свою карьеру с должности писца, а, перебравшись в молодом возрасте из Твери в Петербург, зарабатывал на жизнь игрой в карты. Жизнь человека, который в зрелом возрасте стал непререкаемым литературным и моральным авторитетом, в молодости была далека от идеалов добропорядочности.

Однако сомнительный modus vivendi не помешал талантливому литератору в середине 1800-х начать новую жизнь — в том числе, стать одной из видных фигур при дворе вдовствующей императрицы Марии Федоровны, которая покровительствовала литераторам.

В литературном и светском Петербурге Крылов был известен не только как автор комедий и басен, но и как своего рода ходячий анекдот. «Это человек, который сам создавал мифы и анекдоты о себе и явно делал это осознанно и намеренно», — рассказала лектор. Настоящая жизнь и личность баснописца были спрятаны под маской весельчака, постоянно развлекающего публику. Так, например, ничего достоверно не известно об отношениях Крылова с женщинами. Женат он не был, но, судя по всему, имел от своей кухарки Фенюшки внебрачную дочь. Девочку он официально не признал, она считалась его крестницей; тем не менее, заботам о ней Крылов уделял немало времени и сил.

Уникальная роль всероссийского дедушки

Одна из масок Крылова, созданная при его жизни, — вечно сонный лентяй. И, как и прочие его маски, этот образ мало соответствует действительности. «Рукописи, сохранившиеся в архивах, свидетельствуют о том, что Крылов тщательно работал над своими баснями, бесконечно правя их, добиваясь точности и афористичности выражений», — отметила лектор. Кроме того, большую часть своей жизни Крылов не только писал басни и развлекал публику, но и работал — в привычном для обыденного понимания формате. Среди сфер его деятельности — издание журналов и особенно служба в Императорской Публичной Библиотеке. Без малого тридцать лет (1812-1841) Крылов не только пополнял фонды библиотеки, налаживал ее коммерческую деятельность, обслуживал читателей, но и создал систему каталогизации русских книг, которая остается актуальной и в настоящее время.

Крылов заполнил собой пустовавшую ячейку — не только старшего, самого маститого среди литераторов, но и старшего в роде, дедушки, почитаемого и уважаемого любым русским

Почему же баснописец Крылов стал «дедушкой Крыловым»? После декабрьского восстания 1825 года властью была осознана необходимость формирования государственной идеологии, доступной всем сословиям и потому объединяющей нацию. Одним из важнейших проводников этой идеологии стал национальный язык, полное и замечательное выражение которого современники уже в середине 1820-х находили в баснях Крылова. «Язык его есть, так сказать, возвышенное простонародное наречие, неподражаемое в своем роде и столь же понятное и милое для русского вельможи, как и для крестьянина. Слог И.А. Крылова … это русский ум, народный русский язык, облагороженный философиею и светскими приличиями», — так отзывались о Крылове (и только о нем) в литературных журналах. А язык, в понимании той эпохи, и есть наиболее полное выражение национального духа. Таким образом, Крылов сумел не только постичь дух русского народа, но и выразить его в своих баснях.

В 1830 году к баснописцу пришел настоящий коммерческий успех (он продал права на издание своих басен в течение десяти лет за 45000 рублей), и одновременно с этим началось «огосударствление» литературного гения. Так, в 1838 году на праздновании 50-летия литературной деятельности Крылова присутствовали, помимо председателя Государственного Совета и многих министров (просвещения, финансов, внутренних дел, государственных имуществ), и маленькие великие князья Николай и Михаил, пяти и шести лет. «Дети императора — это дети России, своего рода квинтэссенция юных читателей Крылова, которые нуждаются в наставлении и воспитании, в том числе — через его басни», — отметила лектор. На юбилее исполнялись поздравительные куплеты, сочиненные князем П.А. Вяземским, с припевом «Здравствуй, дедушка Крылов!». Эта замечательная формула, с успехом дожившая до наших дней, отразила уникальный культурный процесс. Крылов заполнил собой пустовавшую ячейку — не только старшего, самого маститого среди литераторов, но и старшего в роде, дедушки, почитаемого и уважаемого любым русским.

До сих пор оставаясь этим дедушкой, Крылов по-прежнему оставляет нас заинтригованными относительно его внутренней сути, которая осталась не раскрытой ни современниками, ни потомками. «Были ли у Крылова тайны и какими они были, в точности мы, скорее всего, уже никогда не узнаем. Но тем интереснее пытаться их разгадать», — считает лектор.

Марина Селина, специально для новостной службы портала ВШЭ

Басни Крылова

Басни Крылова читать мы любим с самого детства. В памяти хранятся крыловские образы, которые частенько всплывают в голове в различных жизненных ситуациях, мы обращаемся к ним и каждый раз не перестаем удивляться проницательности Крылова.

Бывает, вспомнится Моська, которая лает на Слона, чтобы произвести впечатление храброй и бесстрашной или неожиданно перед глазами всплывает Обезьяна, которая насмехалась сама над собой, не узнав отражение в Зеркале. Смех, да и только! А уж как часто происходят встречи, которые невольно сравниваются с Мартышкой, что по собственной невежести, не зная ценности Очков, разбила их о камень. Маленькие басни Крылова короткие по размеру, но не по значению, ведь крыловское слово – острое, а морали басен давно превратились в крылатые выражения. Басни Крылова сопровождают нас по жизни, сроднились с нами и в любой период найдут в нас понимание и помогут заново осознать ценности.

Басни Крылова читать

Название басни Рейтинг
Бумажный змей 22781
Волк и журавль 25734
Волк и кот 19448
Волк и Ягненок 298543
Волк на псарне 210852
Ворона и лисица 529258
Две Бочки 75822
Две собаки 29426
Демьянова уха 96610
Зеркало и обезьяна 119657
Квартет 351613
Кот и повар 76137
Котенок и Скворец 16549
Кошка и соловей 42087
Кукушка и петух 82261
Ларчик 98018
Лебедь, щука и рак 465998
Лев и Барс 29426
Лисица и виноград 104070
Листы и корни 26741
Мартышка и очки 401061
Обоз 33050
Осёл и соловей 256122
Петух и Жемчужное зерно 77713
Свинья под дубом 307027
Скворец 44777
Слон и Моська 329332
Слон на воеводстве 34449
Стрекоза и муравей 554028
Тришкин кафтан 17604
Трудолюбивый медведь 22050
Чиж и голубь 65287

Крылов – известнейший писатель. Из всех детских стихов и басен – произведения Крылова всегда самые-самые лучшие, они врезаются в память и всплывают в течение жизни при встрече с людскими пороками. Часто говорят, что, мол, Крылов писал не для детей, но разве смысл его басен не понятен детям? Обычно ясно написана мораль, поэтому басни Крылова читать с пользой сможет даже самый маленький ребенок.

На нашем сайте мы размещаем самые лучшие произведения автора в оригинальном изложении, а также отдельно выделяем мораль для удобства и лучшего запоминания порой философских мыслей. Как ребенок, так и взрослый найдет много смысла в этих маленьких жизненных историях, в которых животные символизируют людей, их пороки и нелепое поведение. Басни Крылова онлайн замечательны тем, что в них представлен не только текст, но и примечательная картинка, удобная навигация, познавательные факты и рассуждения. После прочтения автор наверняка станет вашим любимым, а его жизненные очерки в виде юмористических басен запомнятся на долгие годы.

Баснописец вел абсолютно открытую жизнь, много общался, печатал книги одну за другой и нисколько не чурался своей тучности и лености. Курьезы, происходившие с Крыловым, выражались им в поучительных сценках, простота которых обманчива. Он был не баснописцем, он был мыслителем-философом, способным с детской ненавязчивостью и легкостью комично описывать недостатки людей в доступной только ему потрясающей форме. Не нужно искать в баснях Крылова только сатиру, на этом их ценность не заканчивается. Содержание и смысл скорее философские, чем юмористические. Кроме людских пороков, подаются в легкой форме истины бытия, основы поведения и отношений между людьми. Каждая басня – это сочетание мудрости, морали и юмора.

Басни Крылова читать начинайте ребенку с малых лет. Они покажут ему, чего нужно остерегаться в жизни, какое поведение окружающие осуждают, а за какое могут поощрять. Законы жизни по Крылову естественны и мудры, он презирает искусственность и корысть. Мораль, очищенная от любых примесей и веяний, понятна и лаконична, содержит в себе разделение между верным и неверным. Замечательная манера письма привела к тому, что каждая мораль стала народной пословицей или веселым афоризмом. Произведения написаны таким языком, что хотя и выглядят как литературные формы, но на самом деле несут в себе интонации и насмешки, присущие только великому народному уму. Маленькие басни Крылова изменили общий взгляд на этот жанр. Новаторство проявилось в реалистичности, философской нотке и житейской мудрости. Басни стали маленькими романами, иногда драмами, в которых проявилась веками накопленная мудрость и лукавство ума. Замечательно, что при всем этом автор не превратил басню в сатирическое стихотворение, а сумел сохранить глубокую содержательную часть, состоящую из небольшого рассказа и морали.

Басня Крылова проникла в суть вещей, характеров персонажей и стала практически недостижимым другими авторами жанром. Несмотря на сатиру, баснописец любил жизнь во всех ее проявлениях, только очень бы хотел, чтобы простые и естественные истины наконец сменили низкие страсти. Жанр басни под его пером стал настолько высоким и отточенным, что, перечитав басни других авторов, вы поймете – другого такого нет, и вряд ли будет.

В разделе басен Крылова онлайн мы предлагаем вам познакомиться с народной мудростью. Короткие философские произведения не оставят равнодушными ни детей, ни взрослых.

Редакция текста и примечания Н. Л. Бродского

Во втором томе Собрания сочинений помещены все драматические произведения И. А. Крылова. В основном разделе — оригинальные пьесы, в дополнительном разделе — оставшаяся незаконченной пьеса «Лентяй», комическая опера «Американцы», написанная совместно с А. И. Клушиным, и опера «Сонный порошок или похищенная крестьянка», переведенная И. А. Крыловым с итальянского.

Пьесы Крылова — важный факт как в биографии Крылова, в его литературной деятельности, так и в истории русской драматургии, русского театра. Выдающийся журналист и гениальный баснописец, Крылов начал свою творческую жизнь драматургом: первая его пьеса («Кофейница») была написана им, когда ему было около пятнадцати-шестнадцати лет. Первые литературные неудачи Крылова были связаны с театральной администрацией, его первыми литературными советниками и друзьями были замечательные актеры и одновременно драматурги И. А. Дмитревский. П. А. Плавильщиков. Крылов пробовал свои силы в качестве актера: он играл в двух из своих пьес (в «Подщипе» и в комедии «Пирог»); он выступал в печати с театральными рецензиями и статьями о театре, в которых обнаружил свою большую осведомленность в европейской драматургии, четкое понимание просветительной задачи театра, высказал меткие замечания о драматургических жанрах, о сценических образах, о приемах актерской игры, о зрителях. По мнению Крылова, «театр есть училище нравов, зеркало страстей, суд заблуждения и игра разума» (Соч., т. I, стр. 250), действующие лица в пьесе должны быть «ближе к природе» (там же, стр. 398). Таким образом, реализм содержания и социальная направленность темы выдвигались Крыловым в его театральной эстетике как главенствующие стихии драматургии. Его пьесы своими отдельными сторонами отвечали его теоретическим взглядам. Как ни далека была от правды переживаний, от естественной жизненной ситуации ранняя трагедия Крылова, сочиненная по всем правилам «высокого штиля», она была полна «игры разума», разума века просвещения с его «судом» над тиранами. Превосходное знание русской действительности, ее социальных противоречий, ненависть к «дикому барству» и демократические симпатии, сочувствие к подневольной крестьянской массе отличали первый драматургический опыт Крылова («Кофейница»). Эволюция Крылова-драматурга шла именно в расширении круга наблюдений над русским бытом, в обогащении пьес красками живой разговорной речи, в нарастании мастерства лепки характерных образов разных общественных классов, в углублении пафоса сатирического осмеяния командующего класса. Крылов-драматург примыкал к демократическому крылу русских драматургов; театр Крылова занимает свое, оригинальное место между Фонвизиным и Грибоедовым. В каких бы жанрах ни писал свои пьесы Крылов — комическая опера, комедия, трагедия, волшебная опера, шуто-трагедия, — везде проявлял он свое вольнолюбие, протестующее настроение против разных форм насилия над человеком, против подлости и пошлости, чванства и глупости бар-крепостников и их прихлебателей, свою любовь к закрепощенному народу, его языку, фольклору. Антикрепостническая тема в первой написанной Крыловым пьесе («Кофейница»), тираноборческая тема трагедии «Филомела», соединенная с темой народного восстания против тирана и особенно ярко раскрытая в «Подщипе», этом социально-политическом памфлете не только против гатчинской системы императора Павла, поклонника немецких порядков, но и против самовластья царей, вельмож, против того «самодурства», от которого страдал столетия русский народ; большой цикл комедий («Бешеная семья», «Сочинитель в прихожей», «Проказники», «Пирог», «Лентяй», «Модная лавка», «Урок дочкам»), посвященных теме разоблачения дворянского быта — городского и усадебного, причем последняя по времени написания комедия, осмеивавшая барскую галломанию, пристрастье к иностранному с забвением и пренебрежением к своему родному, отечественному, во время войны России с наполеоновской Францией превратилась, по верному замечанию советского литературоведа, в «урок патриотизма», патриотическая тема на основе русского былевого эпоса в опере «Илья богатырь», — все это придает драматургии Крылова большой идейный смысл. Крылов выбирал и для перевода или переделки иностранных образцов темы гуманистического содержания: сюжет пьесы Вольтера «Альзира и американцы» дал повод Крылову и Клушину, двум писателям, разночинцам XVIII века, выступить в комической опере «Американцы» в защиту индейцев в их борьбе с бесчеловечными «гишпанцами»; неизвестный итальянский автор дал повод Крылову в опере «Сонный порошок или похищенная крестьянка» затронуть типичный для крепостнической России эпизод «барской любви», дворянского разврата.

Современник Новикова и Фонвизина, Крылов уже в первой своей пьесе («Кофейница») остро воспринимал главную социальную тему русской действительности — гнет крепостного права над народной массой. Эта заостренность социальных и политических характеристик, резкое осмеяние тогдашнего быта дворянского общества, прозрачные выпады против литературных недругов, пользовавшихся весом и влиянием в тех общественных кругах, которые были антагонистичны молодому драматургу, сделали невозможным появление на сцене многих пьес Крылова. «Кофейница», «Бешеная семья», «Сочинитель в прихожей», «Проказники» и другие не были представлены в театре. Драматург Я. Б. Княжнин, не без основания увидевший в «Проказниках» пасквиль на себя и свою семейную жизнь, мог повлиять на театральных чиновников, чтоб они запретили к постановке комедию Крылова, в которой сам автор, как он писал Я. Б. Княжнину, описывал «пороки» общества, а не «личности», не «картину (его) дома». Но письмо Крылова от 1789 года П. А. Соймонову, заведывавшему театром, показывает, что решающую роль в неудачах с постановкой пьес на сцену сыграло «неблаговоление» административных лиц, хотя П. А. Соймонов и давал Крылову театральные заказы (до нас не дошел крыловский перевод с французского оперы «Инфанта Замора»). Тот же руководитель театра своим приговором, что опера «Американцы» — «из числа творений, не имеющих ни содержания, ни связи», решил судьбу пьесы, одобренной Дмитревским, чей вкус, по словам Крылова, «всегда согласен со вкусом просвещенной публики».

О постановке на императорской сцене «Подщипы» не могло быть речи: лишь на домашнем театре у опального павловского вельможи князя С. Ф. Голицына в его селе Казацком была поставлена эта шуто-трагедия, ставшая известной в списках. О популярности ее среди «либералистов» александровского времени рассказал юный Пушкин в своем стихотворении «Городок».

На домашнем театре в доме А. Н. Оленина была разыграна комедия «Пирог».

Едва ли не первой из всех пьес Крылова попала на сцену переводная опера «Сонный порошок»: 9 февраля 1800 года эта опера шла в Москве «в пользу актера и актрисы Сандуновых». Следующими пьесами, поставленными в театре, можно считать оперу «Американцы» (24 января 1801 года) и комедию «Пирог» (20 июля 1802 года).

Шумный успех сопровождал три последних пьесы Крылова. 27 июля 1806 года впервые была поставлена в Петербурге комедия «Модная лавка». Рецензент первой постановки, отметив, что в пьесе «характеры прекрасные, и притом пьеса написана чистым русским языком и весьма нравоучительна», что «актеры отменно хорошо играют эту пьесу», признавался, что благодаря комическим эффектам «почти в продолжение всей пиесы смеешься».

В журнале «Драматический вестник» (ч. I, 1808, стр. 14–15) была напечатана рецензия по поводу этой комедии нравов, где автор (А.), указывая на ее разнообразные «красоты», писал: «все любители театра (исключая тех, которые не хвалят ничего, чтобы не показаться невеждами) находят ход, комическую цель, завязку и слог пиесы достойными похвалы. Хотя в развязке… сцена сначала несколько порастянута, но комическое положение последнего явления, быв естественным следствием происшествий и характеров, заслуживает неумолкаемые рукоплескания, которыми партер ее удостаивает. Множество острых слов, кои не токмо имеют связь с действием или разговором, но кажутся даже необходимыми и как будто без намерения сказанными, были чувствуемы и приносили удовольствие зрителям… Игра актеров и их общее действие (l’ensemble), споспешествуя успеху пиесы, служат к показанию всех ее красот». Один из завзятых театралов того времени, С. Жихарев, писал в своем дневнике 26 мая 1807 года: «Наконец, видел «Модную лавку» и насмеялся досыта. Как эта комедия ни хороша в чтении, но она еще лучше на сцене, потому что разыгрывается отлично. Рыкалов и Рахманова в ролях Сумбурова и Сумбуровой превосходны. Мало того, что они смешат, но вместе заставляют удивляться верности, с какой представляют своих персонажей. Это настоящие провинциалы совершенно русские, и кто живет в отдаленных губерниях, тому, наверное, удавалось не раз встречать подобные оригиналы…».

31 декабря 1806 года была поставлена в Петербурге опера «Илья богатырь» (музыка Кавоса). По свидетельству М. Е. Лобанова, современника И. А. Крылова, «игривое воображение автора, волшебства, превращения, остроты, шутки, куплеты и живость разговоров делают эту пиесу весьма приятной».

Автор «Летописи русского театра», П. Арапов, писал, что «Илья богатырь» очень понравился публике и долгое время делал сборы» (стр. 175–176).

18 июня 1807 года впервые была поставлена на петербургской сцене комедия «Урок дочкам». По словам некоего Н., автор комедии «колол не в бровь, а прямо в глаз» светскую чернь, бывшую в театре и не смогшую своею «бранью» заглушить «смех зрителей», которые вместе с автором комедии были возмущены «модным воспитанием». Восторженную оценку этой комедии дал М. Е. Лобанов («изобретение в этой комедии очень удачно, ход ее занимателен, характеры верны, разговоры превосходны»), который в заключение своего обзора деятельности Крылова-драматурга писал: «Модная лавка» и «Урок дочкам» имели удивительные успехи, игрались беспрестанно на театре и — что производит только могущество великого таланта — привлекли в театр, для выслушания уроков автора, высшее сословие публики».

В. В. Каллаш в своих комментариях пьес Крылова собрал много фактов о сценической судьбе драматургии Крылова в XIX веке. Революционные события 1905 года освободили от театрального забвения шуто-трагедию «Подщипа», которая под заглавием «Трумф» шла в Петербурге и в Москве в театре «Кривое зеркало» в 1910 году (см «Театр и искусство», 1910, II, стр. 232–233; «Речь», 1910, № 70 от 13 марта; «Русское слово», 1910, № 80 от 8 апреля; «Русские ведомости», 1910, № 80 от 8 апреля). Этому народному фарсу с ярко гротескными образами-масками суждено было стать одним из любимых зрелищ советского зрителя. Вскоре после Октябрьской революции в театральных журналах заговорили о своевременности включения драматургии Крылова в репертуар новых столичных и периферийных театров. «Трумф» (или «Подщипа») был признан наиболее доходчивым до массового зрителя не только потому, что памфлетно изображал былых заправил старого режима, но и потому, что давал возможность продемонстрировать оригинальный спектакль, связанный с балаганным стилем, с веселой народной буффонадой, раскрывал перед режиссером и актером заманчивые перспективы воскресить старинные ухватки скоморошьего искусства, шутейной игры, разрывающей каноны «камерной» манеры и утонченного психологизма во имя жесткой правды, резкого жеста, дерзкого смеха. «Трумф» часто ставился в студийных и самодеятельных театрах. В юбилейные крыловские дни 1944 года были поставлены комедии «Урок дочкам» и «Пирог» в Ленинграде в Академическом театре драмы имени Пушкина (21 ноября), «Урок дочкам» в Харькове в Русском драматическом театре (21 ноября), «Модная лавка» в Калининском областном драматическом театре, «Урок дочкам» в Молотове в драматическом театре и др.

Театральная стихия драматургии Крылова живо принималась актерами дореволюционного и советского театра. В числе актеров, которые играли с успехом в пьесах Крылова, были крупнейшие мастера русского театра — Яковлев, Рыкалов, Пономарев, Каратыгин, Мартынов, Самойлов, Варламов, Правдин, Рахманова, Семенова, Валберхова, Никулина и многие другие.

Драматургия Крылова в своих лучших достижениях — подлинно театральное явление, сохраняющее вместе с историческим значением и художественную действенность большого искусства. Драматургические элементы басенного творчества Крылова были подготовлены Крыловым — автором комедий. От драматических сочинений Крылова тянутся нити к классическим образцам русского театра не только в отдельных сценических находках, в литературно-театральных ситуациях (напр., сцена с письмом в «Пироге» припоминается в «Ревизоре» Гоголя, в комедии Островского «На всякого мудреца довольно простоты»). Реалистическая основа драматургии Крылова входила в основное русло всего русского национального театра. Белинский, основоположник русской театральной критики под знаменем реализма, превосходно понимал театральную стихию в творчестве Крылова, когда в 1840 году писал: «Если бы Крылов явился в наше время, он был бы творцом русской комедии».

Драматические произведения Крылова публикуются по первопечатным изданиям. Так как существенных вариантов в повторных изданиях при жизни писателя не было, то указывать перестановку слов или другие малозначительные стилистические замены не представлялось необходимым. Крылов не проявлял должного внимания к печатному набору своих пьес, и по этой причине тексты его пьес полны разнообразных ошибок. Недосмотры автора, впрочем, обнаруживаются и в его рукописном наследии.

В комедии «Проказники» Прията называется и дочерью, и племянницей Тараторы. Она то говорит Тараторе: «Простите меня, матушка», то обращается к той же Тараторе со словами: «Вы найдете во мне всегда послушную племянницу», тогда как Таратора называет себя матерью Прияты. Мы оставили в тексте эту авторскую небрежность, хотя родственные связи между двумя персонажами можно установить, следуя за словами Милона, возлюбленного Прияты, который говорит Тараторе, что она найдет в нем «послушного сына», в реплике Прияты: «вы найдете во мне всегда послушную племянницу» — естественно, надо было бы ожидать: «вы найдете во мне всегда послушную дочь».

В других случаях мы устраняем из текста явные ошибки: в «Кофейнице» мы внесли однообразие в имени и отчестве приказчика, везде называя его Фрол Борисьич, тогда как в других местах он назывался то Фролом Сидорычем, то Сидором Фроловичем. В автографе этой комедии, в 5 явлении 2 действия помещица Новомодова обращается к приказчику по поводу ее крепостного крестьянина Петра со словами: «борисьич, возми ево на конюшну и бей до тех пор, пока не отдаст ложек»; над словами «на конюшну» было надписано: «и отведши». В. В. Каллаш так напечатал эту фразу в редактированном им издании сочинений Крылова (т. I, стр. 50): «Борисьич, возьми его на конюшню и, отведши, бей до тех пор». Мы приняли поправку Л. К. Ильинского и вслед за ним внесли в текст эту фразу в следующем виде: «Борисьич, возьми его и, отведши на конюшню, бей до тех пор».

Мы внесли в текст «Кофейницы» из автографа некоторые изменения сравнительно с первопечатной публикацией комедии.

Приняты во внимание критические замечания на издание сочинений Крылова под редакцией В. В. Каллаша, сделанные Л. К. Ильинским, а также исправления очевидных ошибок в печатных изданиях пьес Крылова, указанные Г. А. Гуковским в вышедшем под его редакцией «Полном собрании стихотворений» Крылова (1937, т. II). Обращение к первопечатным изданиям XVIII и начала XIX века позволило нам внести ряд исправлений, уточнений в наиболее авторитетное собрание сочинений Крылова под редакцией В. В. Каллаша. Принципы воспроизведения орфографии и графики в драматических сочинениях Крылова те же, что были установлены редакцией для первого тома. Ввиду того, что слова ведь и вить, сомневаться и сумневатъся, мосье и мусье и др. на одной и той же странице у автора написаны в разной транскрипции, мы оставляем их так, как они даны в рукописях и первопечатных текстах.

В некоторых случаях, когда Крылов с помощью тире делал интонационные указания актеру, мы сохраняли подобные знаки вместо обычного многоточия и пр.

Иногда мы намеренно воспроизводили пунктуацию первопечатных изданий, имея в виду удержать особенности интонации в обильных знаках восклицания и др.

Отступления от орфографической нормы сделаны в речах простонародных персонажей и провинциальных простаков-помещиков. Крылов писал для театра, чтоб язык его героев звучал со сцены, донося до зрителя социальную или индивидуальную характерность действующих лиц.

«Кофейница»

Комическая опера в трех действиях. Написана в 1783–1784 годах. Подробности, связанные с этим первым дошедшим до нас произведением молодого автора, сообщил академик М. Е. Лобанов на основании рассказа самого Крылова и его сослуживца по Публичной библиотеке Брейткопфа: «В 1784 году, т. е. 16-летний Крылов написал оперу Кофейница, в 3-х действиях, в прозе с куплетами, которая сохранилась в рукописи. Приехавши с своею матерью в Петербург, которая умно рассчитала, что способному и даровитому ее сыну лучше быть в столице, чем в губернском городе, как в отношении к службе, так и в отношении к дальнейшему его образованию, и услышав о типографщике Брейткопфе, знатоке и любителе музыки, притом добрейшем человеке, явился к нему с первым своим сочинением, с своею Кофейницею, просить положить на музыку куплеты и дать ход этой пьесе.

Брейткопф предложил ему за либретто 60 рублей ассигнациями. У автора забилось от радости сердце: это был первый плод, первая награда за его юношеский труд; но по страсти своей к чтению, он просил заплатить ему не деньгами, а книгами, и получил Расина, Мольера и Буало, что чрезвычайно его радовало и веселило престарелую его мать.

Прошло около 30 лет после того, и судьба свела нашего Крылова с Брейткопфом, тогда статским и потом действительным статским советником, на службе в Императорской публичной библиотеке. Брейткопф, не сделавший никакого употребления из пьесы, возвратил ее автору, который не без удовольствия взглянул на знакомый ему труд его молодости». Крылов, по свидетельству Ф. Булгарина, говорил ему об этой пьесе: «Нравы эпохи верны; я списывал с натуры». Это признание Крылова дает право предполагать, что основой пьесы были его наблюдения над бытом тверских помещиков; живой говор крестьян усвоен был юношей в Твери и ее окрестностях, что отразилось на языке пьесы. Фольклорная струя заметна и в других пьесах Крылова, где нередко встречаются народные присловья.

Рукопись «Кофейницы» находится в Государственной публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина.

Я. К. Грот впервые напечатал пьесу в 1869 году в шестом томе «Сборника Отделения русского языка и словесности Академии Наук» (стр. 219–272). Неисправности этого издания были указаны А. И. Кирпичниковым в сборнике «Почин» (на 1895 год), стр. 211–215. Автограф пьесы Крылова полон разнообразными ошибками, и потому редакторы сочинений Крылова исправляли недосмотры автора не только в части правописания. В автографе нет списка действующих лиц.

Кофейница, или кофегадательница, гадалка на кофейной гуще — бытовое явление в XVIII веке, о чем писалось в «Живописце» Н. И. Новикова (1772), в «Сатирическом вестнике» Н. И. Страхова (1790).

«Филомела»

Трагедия в пяти действиях, в стихах. Написана в 1786 году, напечатана в «Российском Феатре», 1793, ч. XXXIX. Ее сюжетом послужил миф о Филомеле в «Метаморфозах» Овидия. В последние годы своей жизни Крылов говорил М. Е. Лобанову:

«В молодости моей я все писал, что ни попало, была бы только бумага, да чернила; я писал и трагедию; она напечатана была в Российском Феатре, в одном томе с Вадимом Княжнина, с которым вместе и исчезла, да и рад тому: в ней ничего путного не было; это первые давнишние мои попытки».

В экземплярах «Российского Феатра» ч. XXXIX вместе с вырванной по приказу властей запрещенной трагедией Княжнина случайно было вырвано несколько страниц «Филомелы». Мы пользовались полным экземпляром этого тома в Государственной публичной библиотеке имени В. И. Ленина.

«Бешеная семья»

Комическая опера в трех действиях, с куплетами. Написана в 1786 году, напечатана в «Российском Феатре», 1793, ч. XXXIX.

Шемизы — рубашки, сорочки.

Корнеты — чепчики.

Подкапки (от франц. cape) — капор от дождя.

Роброны (от франц. robe — женское платье, и rond — круглый) — широкие платья.

Шиньоны — женская прическа, иногда из чужих волос.

«Мне на французские эспри» (Катя).

«Своего-то нет внутри» (Сумбур).

Игра слов: Esprit (франц.) — ум и esprit — перья на шляпе.

Вертижи (от франц. vertige) — головокружение.

«Сочинитель в прихожей»

Комедия в трех действиях. Написана в 1786 году, напечатана в «Российском Феатре», 1794, ч. XLI.

Склаваж — бриллиантовое ожерелье.

Фашинник — хворост.

«Проказники»

Комедия в пяти действиях, в прозе. Написана в 1788 году, напечатана в «Российском Феатре», 1793, ч. XL.

Современники видели в пьесе намеки на драматурга Я. Б. Княжнина (в лице Рифмокрада), его жену, В. А. Княжнину, дочь А. П. Сумарокова (в лице Тараторы), театрального переводчика и доктора Виена (в лице Ланцетина). В лице Тянислова пародируется один из поэтов того времени: Н. И. Греч считал таковым Карабанова, Г. А. Гуковский называет С. Боброва.

Полемику против Княжнина Крылов вел в «Почте духов» (см. Сочинения Крылова, т. 1), называя его там также Рифмокрадом, делая прозрачные намеки на его трагедии, Собрание сочинений, повторив имя Тараторы в стихотворении «Сказка».

Памфлетный характер неоднократных выступлений Крылова против «переимчивого» Княжнина (как называл Пушкин этого драматурга, в сочинениях которого находили много заимствований из иностранной литературы) объясняется тем, что Крылов в Княжнине видел представителя враждебной ему социальной группы, претендовавшей на руководство литературной жизнью страны от имени первенствующего дворянского сословия: «Против эгого-то суда аристократов, против этих-то претензий на руководство литературой и жизнью страны восстал Крылов, «мальчишка», сам «смерд», человек из темной массы, из мелких людей, из низов дворян (не помещик вовсе), разночинец по психологии… Дело шло об обиде не личной, а социальной… Наконец легкость нравов аристократии он инкриминирует семье Княжниных. Крылов объявляет поход против разложения нравов, аморализма, распущенности высшего дворянского света… Семья Княжнина для него и в этом отношении — типичный яркий пример, образец ненавистного ему социального типа». Подробности столкновения Крылова с Княжниным, нашедшим защиту в П. А. Соймонове, см. в письмах Крылова к Княжнину и Соймонову (Сочинения И. А. Крылова, т. III).

Кребильон (1674–1762) — французский писатель, автор трагедий, считался соперником Вольтера-драматурга.

Метастазия-Метастазио (1698–1782) — итальянский автор оперных либретто.

Реньярд-Рейнар (1656–1709) — французский писатель, автор комедий, обличавших высшее общество конца XVII — начала XVIII века.

Берениса — трагедия Расина.

Заира — трагедия Вольтера.

Идоменей — трагедия Кребильона. Под таким именем были известны трагедии и других авторов (Лемьера; аббата Вареско с музыкой Моцарта).

Санградо — доктор в романе Лесажа «Жиль-Блаз».

Зальвом (франц. salve) — то же, что залпом (в XVIII веке это слово употреблялось также в форме «залв»). Стихи из пьесы «Проказники» с этим словом приведены в академическом Словаре русского языка, СПБ. 1900, т. II, выпуск 5, стр. 1362.

(Тянислов) вам кур делает — галлицизм от франц.: faire la cour à dame — ухаживать за дамой.

Тинтере — карточная игра.

«Подщипа» или «Трумф»

Шуточная трагедия в двух действиях. Впервые ее подробное изложение дал М. Е. Лобанов в своей книге о Крылове (стр. 24–30). Ему принадлежал список этой пьесы, на котором была надпись «Сочинение И. А. Крылова, 1800 года в селе Казацком». По этому списку, лишь правленному рукой Крылова, В. Ф. Кеневич напечатал шуто-трагедию в «Русской старине», 1871, № 2. Поправки к тексту по другим спискам были напечатаны в этом журнале Г. Н. Нордштейном (стр. 643–646). Сводный текст из разных старинных списков был дан в первом томе сочинений Крылова под редакцией В. В. Каллаша (стр. 404–444). Текст по лобановской рукописи с некоторыми отступлениями от нее напечатан во II томе «Полного собрания стихотворений» Крылова под редакцией Г. А. Гуковского (стр. 129–162). Мы даем текст «Подщипы» в основном по лобановскому списку в «Русской старине», но с некоторыми изменениями.

М. Е. Лобанову Крылов говорил, что при чтении «Подщипы» («Трумфа»), когда эта шуто-трагедия только что была сочинена, в голицынском поместье «все помирали со смеху», а сам автор, по свидетельству внука А. Н. Оленина, очень высоко ставил свою пьесу. Лобанов, вообще строгий к ранним драматическим произведениям Крылова, выделил после комедии «Проказники», где он находил «решительный талант» драматурга, именно эту шуточную трагедию: «Это шалость, это проказы таланта. Но рассыпать в шутовской пьесе столько веселости, столько остроты и сатирического духа — мог один Крылов. И в этом роде, каков он ни есть, в русской словесности нет ничего подобного. Создания характеров Вакулы, Подщипы и Слюняя суть создания карикатурно-гениальные».

Фухтель — палочный удар.

Жабо — кружевные оборки у воротника мужской сорочки.

«Пирог»

Комедия в одном действии. Написана в селе Казацком в годы 1799–1801. Рукопись (писарская копия одним почерком, без поправок) находится в Театральной библиотеке имени Луначарского в Ленинграде (шифр: I, VI, 2, 8, № 2799). Впервые была напечатана в 1869 году в Сборнике статей, читанных в отделении русского языка и словесности Академии Наук, т. VI.

Трофониева пещера — Трофоний — бог, при храме его имени находилась пещера, куда опускались желающие услышать прорицания (миф).

«Модная лавка»

Комедия в трех действиях. Напечатана в 1807 году, второе издание — в 1816 году.

Мы даем текст по первому изданию, опуская список актеров, указанных против действующих лиц.

Лино-петинеты (или петинеты) — тонкое полотно (батист).

Пекинеты—китайская шелковая ткань.

Туль-тюль — легкая, прозрачная кружевная ткань.

Дежене — прибор для завтрака.

Салпетрина завод (от франц. salpêtrière — селитроварня) — здесь в значении тюрьмы.

«Илья Богатырь»

Волшебная опера в четырех действиях. Напечатана в 1807 году. В этом издании против действующих лиц были указаны фамилии актеров, участвовавших в спектакле 31 декабря 1806 года в петербургском театре.

«Урок дочкам»

Комедия в одном действии. Напечатана в 1807 году, второе издание в 1816 году.

Мы даем текст по первому изданию, опуская список актеров.

«Лентяй»

Комедия в стихах. Рукопись в Публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина. Время написания, по свидетельству М. Е. Лобанова, «еще прежде «Модной лавки»; рукопись с водяным знаком 1800 года — таким образом, комедия была написана в годы 1800–1805. М. Е. Лобанов вспоминал, что Крылов написал три действия комедии под названием «Ленивый», читал ее в доме графа Чернышева: «Замечательно, что герой комедии еще не являлся в продолжение первых 3-х действий, и неизвестно, в котором действии вывел бы его сочинитель. Чтение этой комедии принесло величайшее удовольствие слушателям и автор был осыпаем похвалами».

В какой мере соответствуют сохранившиеся отрывки из комедии «Лентяй» той комедии, о которой сообщал М. Е. Лобанов, данных нет. Впервые эти отрывки были напечатаны в крыловском академическом сборнике (1869). Мы печатаем по изданию под редакцией В. В. Каллаша, сверив с рукописью, но без вариантов.

Историки литературы справедливо видят в образе Лентула ранний набросок того художественного типа, который нашел наиболее полное выражение в романе Гончарова «Обломов».

«Американцы»

Комическая опера в двух действиях. Написана в 1788 году, переделана Клушиным и издана им в 1800 году. По этому изданию с предисловием Клушина, опуская список актеров, мы и даем текст оперы.

«Сонный порошок или Похищенная крестьянка»

Опера в трех действиях. Впервые напечатана В. В. Каллашом в «Известиях Отделения русского языка и словесности Академии Наук», 1905, т. Х, кн. 2. Его разыскания с поправкой Г. А. Гуковским даты московского цензурного дела о времени подачи Крыловым в цензуру оперы (на основании изданной в 1922 году книги «Дела московской цензуры в царствование Павла I», 1798, в. II, стр. 50) устанавливают, что опера, переведенная с итальянского «обер-офицером Иваном Крыловым», поступила в цензуру 22 сентября 1798 года и была взята обратно 25 сентября того же года. По словам В. В. Каллаша, найденная им рукопись пьесы представляет собою «плохую писарскую копию, с искажениями текста (на бумаге 1799 год)». Мы печатаем текст по первоначальному изданию под редакцией В. В. Каллаша, опуская фамилии актеров и исправляя явные ошибки.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *