Ирина языкова искусствовед

Ирина Константиновна Языкова

В 1981 году окончила отделение искусства исторического факультета МГУ. После университета работала в Государственном музее архитектуры им. А. В. Щусева, затем в Всероссийском Обществе охраны памятников истории и культуры. Много лет участвовала в программе по обследованию и паспортизации памятников церковной архитектуры и искусства, поставленных на государственной учёт, в основном её объектами были московские храмы и монастыри.

С середины 1980-х гг. Ирина Константиновна читает лекции по иконописи для самой широкой аудитории. Впоследствии эти лекции легли в основу её первой монографии «Богословие иконы», написанной по заказу Московской Патриархии, готовившей серию учебников для духовных школ. Изданная в 1995 году, эта книга была рекомендована как учебник для семинарий и богословских вузов. В 1997 году была переведена на польский язык и издана в Варшаве.

С 1991 г. преподает в богословских вузах. Первым среди них был Общедоступный Православный Университет, основанный прот. Александром Менем в 1990 г. Затем, в 1995 г. перешла в Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, и в настоящее время она занимает должность заведующей кафедрой христианской культуры.

С 2001 г. преподает в Коломенской духовной семинарии, где читает курс по церковному искусству. С 2002 г. преподавала также в Российском православном университете св. Иоанна Богослова, на факультете церковно-исторической живописи. Была деканом этого факультета.

В 2002 г. в Италии была издана книга И. К. Языковой «Се творю все новое. Икона в ХХ веке». Книга стала первым серьезным исследованием иконописной традиции прошедшего столетия и легла в основу диссертационной работы Ирины Константиновны «Икона в духовной культуре России ХХ века» на соискание учёной степени кандидата наук, которую она защитила в 2005 году по специальности «история и теория культуры».

В 1989 году Ирина Константиновна подготовила выставку «Современная икона», которая экспонировалась в Знаменском соборе на Варварке и имела большой общественный резонанс после долгих лет идеологических запретов на церковное искусство. За прошедшие двадцать лет она постоянно выступает с этой темой на научных конференциях и круглых столах, устраивает выставки современных иконописцев. Много лет подряд И. К. Языкова является одним из руководителей иконописной секции на Международных образовательных Рождественских чтениях, участвует в иконографических комиссиях, её часто привлекают к разработке программ храмовых росписей, иконостасов и создания новых икон.

Языкова – автор нескольких монографий и около сотни статей по иконописи, древней и современной, а также по всей истории искусства.

В течение 15 лет на радиостанции «София» она ведет еженедельную радиопрограмму «Арфа царя Давида», посвященную христианскому творчеству. Входит в редколлегию научного журнала «Страницы: богословие. Культура, образование» (зам. Главного редактора), участвовала в составе коллектива авторов в издании «Истории иконописи. VI—XX вв.» и христианских популярных журналов «Истина и Жизнь» и «Дорога вместе».

В 2008 г. Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II наградил И. К. Языкову орденом св. равноапостольной княгини Ольги III степени за многолетнюю преподавательскую работу и исследовательскую деятельность.

25 лекций об иконописи, доступных на YouTube

В этом обзоре мы собрали для вас 25 видеолекций на YouTube, посвященных истории иконопочитания, а также богословию, иконографии, значению и символизму икон от эпохи Византии до современности, которые помогут расширить ваш кругозор.

Лекции об искусстве и истории Византии

«Второе иконоборчество и Торжество Православия». Курс «Византология», Московская Духовная академия и семинария. Лекция протоиерея Валентина Асмуса.

«Заключительный период иконоборчества и 7-й Вселенский Собор». Курс «Византология», Московская Духовная академия и семинария. Лекция протоиерея Валентина Асмуса.

«Византийское искусство. Образы и стиль». Часть 1. Проект Academia на канале «Культура». Лекция искусствоведа Ольги Поповой.

«Византийское искусство. Образы и стиль». Часть 2. Проект Academia на канале «Культура». Лекция искусствоведа Ольги Поповой.

Богословие иконы

«Православная икона». Проект Academia на канале «Культура». Лекция митрополита Волоколамского Илариона.

«Мир иконы». Лекция протодиакона Андрея Кураева.

«Богословие иконы». Кафедральный собор Христа Спасителя, Калининград. Лекция священника Игоря Дюкарева.

«Икона». Николо-Угрешская православная духовная семинария. Лекция священника Николая Корнеева.

Часть 1.

Часть 2.

Иконография и искусствоведение

«Формирование языка православной иконы». Лекция руководителя иконописной школы при МДА игумена Луки (Головкова).

«Жест в византийском и древнерусском искусстве». Галерея «Мольберт». Лекция искусствоведа Ирины Сивоволовой.

«Иконография Пантократора как ось христианского искусства». Галерея «Мольберт». Лекция искусствоведа Ирины Сивоволовой.

«Иконографическая программа византийского и древнерусского храма». Галерея «Мольберт». Лекция искусствоведа Ирины Сивоволовой.

«Как развивается современная иконописная традиция». Лекция искусствоведа Ирины Языковой.

«История живописи». Первый образовательный канал. Телекомпания СГУ ТВ. Передача 38. «Христианское искусство. Смысл иконы». Лекция Дарьи Ворониной.

Остальные посвященные иконописи выпуски цикла «История живописи»:

Передача 39. История византийской иконописи

Передача 40. Византийская иконопись и ранняя христианская миниатюра

Передача 41. Раннехристианская миниатюра. Часть 1

Передача 42. Раннехристианская миниатюра. Часть 2

Передача 43. Ранние произведения русской иконописи

Передача 44. Новгородская школа иконописи. Фрески XII века

Передача 45. Новгородская школа иконописи XIV-XV веков

Передача 46. Северные письма русской иконописи

Передача 47. Московская школа русской иконописи. Часть 1

Передача 48. Московская школа русской иконописи. Часть 2

Подготовила Валерия Ефанова

От редакции:

Ирина Константиновна Языкова — искусствовед, автор монографии «Богословие иконы», в 2005 году защитила диссертацию «Икона в духовной культуре России ХХ века», автор книги «Се творю все новое. Икона в ХХ веке».

Ею написаны десятки статей, подготовлены несколько каталогов современных иконописцев, она постоянно выступает с этой темой на научных конференциях и круглых столах, устраивает выставки. Сегодня Ирина Константиновна отвечает на весьма интересные вопросы. Можно ли говорить про язык современной иконы? Насколько современные иконописцы прониклись именно богословским пониманием иконы? Кого больше — иконописцев, которые делают работы очень высокого качества, или обычных ремесленников?

***

Что изменилось с тех пор, когда вы почти 30 лет назад делали первую выставку современной иконописи?

Тогда, в 1989 году, сразу после 1000-летия крещения Руси, мы боялись, что не наберем икон на достаточно большой зал, но набрали около ста работ, и очень радовались. Участники той выставки были полуподпольными иконописцами, имена которых почти не знали, за исключением нескольких человек, например, архимандрита Зинона (Теодора), его имя уже было на слуху. Конечно, тогда был начальный уровень: иконописцы только начинали открывать традицию, хотя некоторые работали уже 10–15 лет. Но это было после десятилетий тотального уничтожения церковной культуры, это была духовная пустыня. Сегодня же можно сказать, что традиция восстановилась и развивается. По-разному, на разных уровнях — есть иконописцы, которые делают работы очень высокого качества, но также очень много ремесленников. Ведь традиция идет не только вглубь, в высоту, но и вширь, — открывается много храмов, много людей заказывают иконы.

Ремесленники — это тоже нормально, и в Древней Руси не все были Андреи Рублевы. Средний уровень, слава Богу, растет. Но важны ориентиры — те, на кого стоит равняться, кто может быть учителем, кто пролагает пути традиции, а не только повторяет пройденное. Поэтому мы стараемся на выставках показать мастеров, разные мастерские, но также и учебные заведения: это иконописная школа Московской духовной академии и Свято-Тихоновский университет, иконописная школа святого Алипия Печерского из Дубны. На выставках представлено много работ молодых иконописцев, и это радует — традиция молодеет. Одно время мне казалось, что хорошо работают только мастера, которых я знала 20–25 лет назад, и что все время повторялись одни и те же имена. Сейчас появляются новые имена.

Различать стиль и канон

Можно ли говорить про язык современной иконы?

Нельзя сказать, что существует какой-то общий стиль — мы видим сегодня большое стилистическое разнообразие. И это хорошо. Но еще важно отметить, что сегодня есть общее стремление к тому, чтобы сделать икону художественным произведением, а не просто неким слепком, списком, копией, чтобы повторить все складочки древних образов. В то же время многие иконописцы, создавая произведение, стремятся не потерять каноничность, строгость, молитвенность. Мне нравится разнообразие стилистических поисков, потому что одно время было распространено стремление сделать икону «как в XV веке», например, или «как в ранневизантийский период» и так далее. А сейчас развитие идет по пути, что называется, авторской иконы, когда нет привязки к определенному стилю, но появляется своя самостоятельная и очень узнаваемая манера. Иконописцы, слава Богу, стали различать стиль и канон, и при соблюдении канона они не боятся художественной свободы, поиска новых выразительных средств.

Хотя на выставках есть и иконы-копии, они хорошего качества, в них точно виден и образец, и мастерство исполнителя, но их немного, все больше иконописцев, которые уже хорошо усвоили иконописный язык, свободно перерабатывают образцы и выдают оригинальные вещи. Бог же не творит все одинаково — и человек тоже должен стремиться к тому, чтобы творить новое. И для Бога в том числе. Конечно, иконы пишутся для Церкви, для Бога, а не для самовыражения, в них не нужно стремиться показывать что-то эдакое, сильно оригинальничать. Но икона должна быть высокохудожественным произведением, иконописец может сказать свое слово так, чтобы оно было услышано, написать так, чтобы его икона стала для кого-то откровением. По идее каждая икона, каждый образ должен быть уникальным, потому что красота любого святого индивидуальна, неповторима. Я уж не говорю о Богородице, о Христе.

Тон свободы, поиска, художественной неповторимости, что особенно чувствуется в последнее десятилетие, опять же задают мастера. Помню, каким открытием стали лет 10–15 назад появившиеся на выставке иконы Ирины Зарон. Она с начала девяностых работала для храмов, ничего не показывая на выставках, как-то вдали от всех. А потом однажды дала свои иконы на выставку, и все стали ходить смотреть на них, потому что она — удивительный художник, ее ни с кем не спутаешь, она пишет канонично и при этом свободно, я бы сказала, в художественно изысканной манере, и это всегда живые и по-настоящему новые произведения.

Богословие или ремесло?

Насколько сейчас художники прониклись именно богословским пониманием иконы?

Есть иконописцы-богословы, но их мало. По большей же части люди идут путем ремесла, в лучшем случае — искусства, постигая икону с этой стороны. Это тоже неплохо, мастерство необходимо. Но, к сожалению, не все понимают, что такое богословский язык иконы. Теоретически все сегодня грамотные, все читали Флоренского, Трубецкого, Успенского, писания Святых отцов об иконе — Иоанна Дамаскина, Федора Студита.

Но икона не просто отражение богословия — она и есть способ богословствования. Вот этого, к сожалению, в большинстве случаев у иконописцев нет, они не могут пойти дальше, чем просто художественное выражение канонических форм. Поэтому не все понимают глубину образа, не все умеют сделать новый образ. Но все равно сейчас в иконописи есть движение, нет застылости на месте, и это хорошо, это живой процесс. По выставкам, которые проходят раз в два-три года, я вижу, что и молодые растут, тянутся, пользуются находками, пусть не своими, а чужими, все равно это движение.

Иконописцам стало понятно, как писать образы новомучеников?

К сожалению, это остается проблемой. Я заметила, что очень мало пишут новомучеников, потому что они не получаются. Как правило, берут древних святых, просто менее известных. Сделать новый образ — это уже значит мыслить по-иконному. То есть не просто научиться ремеслу, не просто быть художником, который пишет в иконном стиле, а действительно сделать новый образ. Пока так не получается. Образы новомучеников — это, наверное, самая большая проблема вообще в современной иконописи.

Так ли важны имена иконописцев?

Зачем мы устраиваем выставки? Именно для того, чтобы люди знали имена современных иконописцев. Потому что даже в храмах, которые расписывали известные художники, прихожане часто этого не знают. Я сколько раз спрашивала в Серпухове: «Вы знаете, кто написал икону «Неупиваемая Чаша»?» Не знают. И удивляются, что написал ее на тот момент 33-летний Александр Соколов: «А мы думали, она старинная». Мы привыкли, что искусство иконы анонимное. Да, оно анонимное в каком-то смысле. У нас нет традиции подписывать иконы, как в Греции. Но все равно и в Древней Руси знали имена Андрея Рублева, Дионисия потому, что их искусство отличалось от других и люди это замечали.

Как и обещал, начинаю вбрасывать конспект лекций по частям:
ЦЕРКОВНОЕ ИСКУССТВО

Православное богослужение — это синтез искусств. Красота как Слава Божия наполняет храм. Церковная архитектура и фресковая роспись, иконопись и древнерусское шитье, церковное пение … и поэзия церковных песнопений, искусство облачений и пластика движения церковнослужителей… — все слито в единое служение Богу и Красоте.

Это Искусство не только утешающее, но и действенное, не только символическое, но и преображающее. Преображающее его значение с особой силой осозналось в русской душе, которая дала ему и пророческое выражение в вещем слове Ф. М. Достоевского: «Красота спасет мир». Красота эта есть явление Красоты духовной, которая считается одним из критериев православной церковности

Митрополит Питирим (Нечаев)

Попадая в православный храм, погружаясь в атмосферу богослужения и молитвы, каждый сталкивается с художественными образами и произведениями творческого порыва христианской души, принесенными в жертву своему Творцу. Искусство и произведения искусства играют огромную роль в жизни Православной Церкви. Используя богодарованное стремление к красоте и способность к творчеству, человек стремиться передать свои религиозные чувства и переживания при помощи художественного образа. Именно это и можно считать отправной точкой возникновения церковного искусства.

Возникает искусство на заре человеческой истории как «особый род духовного освоения, познания действительности во всем богатстве ее проявлений, так или иначе связанных с человеком. Искусство возникает на самых ранних стадиях развития общества и постепенно становится мощным орудием осознания мира, великим средством духовного формирования человека».

Само искусство (греч. Τέχνη; лат. ars — «искусство, мастерство, умение, ремесло»; ст.-слав. творити искусы — создавать опыт, истязание) можно определить как образное осмысление действительности; процесс или итог выражения внутреннего или внешнего мира в художественном образе; сочетание элементов творчества так, что они отражают то, что интересует автора.

Выражая мир посредством искусства, человек-творец, несомненно стремился свои духовные переживая и религиозную настроенность выразить при помощи творчества. Так возникает религиозное искусство, которое представляет собой стремление при помощи художественных средств отобразить неземную реальность. Искусство, принесенное мастером-творцом в дар Богу-Творцу как плод взаимного сотворчества Господа и человека, стремление внести в ограду Святой Матери-Церкви глубину своего сердца и является предпосылкой для появления церковного искусства.

Церковным искусством называется искусство, находящее свое воплощение в границах Церкви, очерченных рамками св.канонов и уставов, имеющее богослужебное употребление и поставляющее своей целью прославление Бога и раскрытие церковного учения.

Традиционно выделяют такие области специально церковного искусства как

иконопись,

литье колоколов и колокольный звон,

разнообразную пластику,

пение,

архитектуру,

особое шитьё (золотое и лицевое).

Главным отличием церковного искусства от искусства светского и нерелигиозного есть вектор его направленности. Если определять искусство как искание красоты, то искусство светское круг своих поисков ограничивает сотворенным миром, непостоянным, невечным, а потому не имеющим идеал совершенства. В связи с недостижимостью идеала в контексте тварности светское искусство обречено на несовершенство и неудовлетворенность творческого поиска, направленного на несовершенные цели. Церковное искусство свой вектор направляет к исканию иной Красоты, несотворенной, а потому вечной, идеальной и неразрушимой. Причастие нетварной красоте в той или иной степени придает церковному искусству сопричастие вечному ангельскому служению, делая его отблеском райской красоты. Очень замечательно охарактеризовал церковное искусство прот.Алексей Остапов: «Красота храма, богослужения – это красота церковная, особенная, говорящая о спасительном и благодатном, красота преображающая. Это отблеск высочайшей и совершеннейшей Красоты Бога».

И священнику, главным делом жизни которого будет богослужение, конечно же, необходимо понимать и чувствовать церковное искусство. Такое понимание рождается от изучения основных аспектов церковного творчества, без чего невозможно воспитать в себе так необходимое для каждого священнослужителя чувство вкуса, помогающее в пастырском служении.

По словам священноисповедника Афанасия (Сахарова), еп.Ковровского: «В богослужении, в Уставе Православной Церкви нет ничего случайного, в нем все строго продумано. И все даже малейшие детали имеют свой, часто весьма глубокий смысл… Как в стройном стильном здании все до мелочей на своем месте, как в хорошем музыкальном произведении все звуки сочетаются в одну стройную гармонию… так и в нашем величественном, дивном, прекрасном богослужении». И несомненно, любая безвкусица и аляповатость врываются диссонансом в стройную гармонию церковно-богослужебной жизни. «Священнослужителю очень важно глубоко чувствовать церковный характер храма и совершаемого в нем богослужения. Он твердо должен усвоить, что как недопустима нецерковность в храмовой утвари, живописи, иконах, так недопустима она и в богослужении, проповеди, облике и поведении самого священнослужителя. К примеру, любой нецерковный предмет, внесенный в храм для употребления, сразу должен «резать» глаз священника… Добиться церковной строгости и единого стиля в храме трудно… Раскрыть настоящую церковность, приблизить ее, сделать доступной и насущной для своих прихожан может и должен священнослужитель, но прежде всего он сам должен открыть ее для себя, должен жить ею, постоянно духовно обновляясь и углубляя свое знание Церкви». Именно развитие церковного вкуса у будущих священнослужителей через изучение основных аспектов развитие и анализ главных памятников церковного искусства является основной задачей данного курса.

http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%98%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE&stable=1

Сравни слова блаженного Августина, еп. Иппонийского: «Ты создал нас для

Остапов А. проф.- прот. Пастырская эстетика.// http://otechnik.narod.ru/pastyr3.html

Афанасий (Сахаров), еп. О поминовении усопших по уставу Православной Церкви. К., 2008. С.17-18.

Остапов А. проф.- прот. Указ соч..// http://otechnik.narod.ru/pastyr3.html

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *