Иконостас ряды

Андрей Сегеда: Как устроен иконостас в православном храме

Иконостас получил своё основное развитие именно в Русской Православной Церкви и это было связано с особенностями национального храмостроения. Храмы Восточных (а для нас скорее южных) патриархатов в основном строились из камня. Их внутреннее убранство от пола до куполов расписывалось фресками с изображением Господа, Богородицы, святых и различных богословских и исторических сюжетов.

В русских храмах ситуация была иной. Каменные соборы были, так сказать, “штучным товаром” для городов или крупных монастырей. Большинство церквей возводились из дерева и, соответственно, не расписывались внутри. Поэтому в таких храмах вместо фресок новые иконы стали добавлять в алтарную преграду и она от этого выросла вверх на несколько рядов.

Как появлялся иконостас

В Иерусалимском храме Святая Святых от святилища отделяла огромная завеса, которая разодоралась надвое после крестной смерти Спасителя, как символ окончания Ветхого Завета и вступления человечества в Новый.

Новозаветная Церковь в первые три века своего существования находилась на положении гонимой и была вынуждена скрываться в катакомбах. Таинство Евхаристии совершалось прямо на гробах мучеников в наспех приспособленных под храм кубикулах (комнатах), где собирались только свои. В таких условиях не было ни возможности, ни особенной необходимости в том, чтобы отгораживать престол от присутствующих.

Первые упоминания о специально построенных для богослужения храмах и об алтарных преградах или парапетах, отделяющих наиболее священную часть храма от его основного пространства, относятся к IV веку.

После легализации христианства святым равноапостольным императором Константином Великим в Церковь пришло огромное количество новых верующих, уровень воцерковления которых был относительно низок. Поэтому престол и жертвенник требовалось оградить от возможного непочтительного отношения.

Первые алтарные преграды выглядели или как невысокий заборчик, или как ряд колонн, который поверху нередко увенчивался поперечным брусом – “архитравом”. Они были невысоки и не закрывали собою полностью роспись алтарных апсид, а также давали возможность молящимся наблюдать за происходящем в алтаре. Сверху на архитрав обычно устанавливался крест.

О подобных преградах упоминает в своей “Церковной истории” епископ Евсевий Памфил, который, например, о храме Гроба Господня сообщал следующее: «Полукружие апсиды было окружено столькими колоннами, сколько было апостолов».

Довольно скоро крест на архитраве сменился рядом икон, а на опорные колонны по бокам от царских врат начали помещать образы Спасителя (справа по отношению к молящимся) и Богородицы (слева), а спустя ещё некоторое время – дополнять этот ряд иконами других святых и ангелов. Таким образом и появились первые одно- и двухъярусные иконостасы, распространённые в Восточных Церквях.

Развитие иконостаса в России

Классический многоярусный иконостас впервые появился и получил распространение именно в Русской Православной Церкви, чтоб было связано с архитектурными особенностями русских храмов, о которых уже было сказано выше.

Первые построенные на Руси храмы копировали византийские образцы. Иконостасы в них имели 2-3 яруса.

Точно неизвестно, когда именно они начали расти, но документальные свидетельства о появлении первого четырёхъярусного иконостаса относятся к началу XV столетия. Его установили в Успенский собор Владимира, который расписывали преподобные Андрей Рублёв и Даниил Чёрный. Уже к концу века подобные иконостасы распространились повсеместно.

Во второй половине XVI века в иконостасе впервые появляется пятый ряд. В XVII столетии подобная компоновка становится классической для большинства русских храмов, а в некоторых из них можно встретить иконостасы в шесть и даже в семь рядов. Далее “этажность” иконостаса расти прекращает.

Шестой и седьмой ярусы обычно посвящали Страстям Христовым и, соответственно, страстям апостольским (их мученической кончине). Эти сюжеты пришли в Россию с Украины, где были довольно популярны.

Классический пятиярусный иконостас

Пятиярусный иконостас на сегодняшний день является классическим. Самый нижний его ярус называется “местным”. Справа и слева от царских врат всегда располагают иконы Спасителя и Богородицы соответственно. На самих царских вратах – образы четверых евангелистов и сюжет Благовещения.

Справа от иконы Спасителя обычно помещают образ того святого или праздника, которому посвящён храм, в котором вы находитесь, а слева от образа Богородицы – икону одного из святых, наиболее почитаемых в этой местности.

Далее идут южные (по правую руку от молящихся) и северные (по левую) двери. На них обычно пишут иконы архангелов Михаила и Гавриила или архидиаконов Стефана и Лаврентия (хотя возможны и другие варианты), а остальной местный ряд заполняют несколькими образами святых, также наиболее почитаемых в этом регионе.

Второй ярус называют “праздничным”. Здесь центром композиции является икона “Тайной вечери” над царскими вратами, слева и справа от которой вы можете видеть сюжеты 12 наиболее значимых с точки зрения Церкви евангельских событий: Вознесения, Сретения, Рождества Богородицы, Её введения во храм, Воздвижения креста Господня, Входа Господня во Иерусалим, Преображения и т.д.

Третий ярус называется “деисисом” – от греч. “моление”. Центральным образом этого ряда является Господь вседержитель, изображённый во всей своей силе и славе. Он восседает в золотых одеждах на царском престоле на фоне красного ромба (мир невидимый), зелёного овала (мир духовный) и красного же квадрата с вытянутыми краями (мир земной), которые вместе символизируют всю полноту мироздания.

К Спасителю в позах молитвенного предстояния обращены фигуры пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна (справа), Пресвятой Богородицы (слева) и других святых. Фигуры святых изображены в полоборота к молящимся, чтобы показать, что во время богослужения святые сопредстоят нам перед Богом, являются перед ним сомолитвенниками в наших нуждах, о которых мы просим их.

В четвёртом ряду изображают ветхозаветных пророков, а в пятом – праотцев живших на заре возникновения человечества. В центре “пророческого” ряда помещают икону Богородицы “Знамение”, а в центре “праотеческого” – икону Святой Троицы.

Иконостасы в современных храмах

Построение иконостаса, как и другие аспекты внутренней церковной жизни, регулируются определёнными традициями. Но это вовсе не означает, что все иконостасы совершенно одинаковы. При формировании иконостаса стараются учитывать общий архитектурный облик конкретного храма.

Если помещение храма было переоборудовано из какого-то другого сооружения и его потолок низкий и плоский, то иконостас вполне могут сделать двух- или вообще одноярусным. Если требуется показать верующим красивую роспись алтарных апсид, выбирают иконостас в византийском стиле до трёх рядов в высоту. В остальных случаях стараются установить классический пятиярусный.

Положение и наполнение рядов также не жёстко регламентировано. “Деисисный” ряд может идти после “местного” и предварять собой “праздничный”. Центральной иконой в “праздничном” ярусе может быть не “Тайная вечеря”, а икона “Воскресения Христова”. Вместо праздничного ряда в некоторых храмах можно увидеть иконы Страстей Христовых.

Также над царскими вратами часто помещают резную фигуру голубя в лучах сияния, символизирующего собой Духа Святого, а верхний ярус иконостаса венчает крест или образ распятия.

Андрей Сегеда

Дорогие друзья! Я открыл свой собственный блог! Если вам интересно читать мои статьи, поддержите подпиской и репостом, пожалуйста!

Facebook Вконтакте Одноклассники LiveJournal Google+ Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)103

Иконографический состав высокого иконостаса

В иконостасе обычно три двери (врата), ведущие в алтарь: посредине иконостаса, прямо перед престолом — Царские врата, слева от Царских врат (по отношению к находящимся перед иконостасом) — Северные врата, справа — Южные.

Боковые врата иконостаса называются дьяконскими дверями. Царские врата принято открывать только во время богослужения (в русском богослужении только в определенные моменты). Через них могут проходить только священнослужители, совершая положенные богослужебные действия. Дьяконские двери могут в любое время использоваться для простого (не имеющего символического смысла) входа и выхода из алтаря. Также через них могут при необходимости проходить члены церковного причта (помогающие священнослужителям при совершении службы).

Сюжеты икон в иконостасе и их порядок имеют определенные сложившиеся традиции. Иконографический состав иконостаса выражает содержание и смысл происходящего в храме богослужения. Однако некоторые из сюжетов могут заменяться или варьироваться, что вызвано историческим развитием иконостаса и наличием местных особенностей. Наиболее распространенный состав русского иконостаса следующий:

Нижний ряд (или по-другому «чин») — местный

В нём располагаются Царские врата с изображением на двух створках Благовещения и четырёх евангелистов. Иногда изображается только Благовещение (фигуры Архангела Гавриила и Богоматери в рост). Встречаются ростовые изображения святителей, чаще всего составителей литургии — Иоанна Златоуста и Василия Великого. Обрамление Царских врат (столбики и венчающая сень) могут иметь изображения святителей, диаконов, а сверху икону Евхаристии — Причащения апостолов Христом. Справа от Царских врат икона Спасителя, слева — икона Богоматери, изредка заменяемые на иконы господских и богородичных праздников. Справа от иконы Спасителя обычно находится храмовая икона, то есть икона того праздника или святого, в честь которого освящен данный храм.

Местный ряд иконостаса придела собора Покрова на рву (Василия Блаженного) в Москве.Lotusalp, GNU 1.2

На дьяконских дверях чаще всего изображены архангелы Гавриил и Михаил, иногда святые архидиаконы Стефан и Лаврентий, могут изображаться ветхозаветные пророки или первосвященники (Моисей и Аарон, Мелхиседек, Даниил), бывает изображение благоразумного разбойника, редко другие святые или святители.

Благоразумный разбойник. Дьяконская дверь.неизвестен, Public Domain

Встречаются дьяконские двери с многофигурными сценами на сюжеты книги Бытия, рая и сцены со сложным догматическим содержанием. Остальные иконы в местном ряду могут быть любые. Это определяется желанием самих создателей иконостаса. Как правило, это местночтимые иконы. Из-за этого ряд и назван местным.

Второй ряд — деисус, или деисусный чин

(В иконостасах позднее середины XVII века, а также во многих современных иконостасах вместо деисусного чина над местным рядом помещается праздничный чин икон, ранее всегда располагавшийся третьим. Это вероятно вызвано мелким масштабом изображений на многофигурных праздниках, которые на большой высоте хуже видны. Однако это перемещение нарушает смысловую последовательность всего иконостаса.)

«Спас в силах» — центральная икона ростового деисусного чина. Тверь, около 1500 года.неизвестен, Public Domain

Деисусный чин — главный ряд иконостаса, с которого началось его формирование. Слово «деисис» в переводе с греческого означает «моление». В центре деисуса всегда икона Христа. Чаще всего это «Спас в силах» или «Спас на престоле», в случае поясного изображения — Христос Пантократор (Вседержитель). Редко встречаются оплечные или даже оглавные изображения. Справа и слева иконы предстоящих и молящихся Христу: слева — Богоматери, справа — Иоанна Предтечи, далее архангелов Михаила (слева) и Гавриила (справа), апостолов Петра и Павла. При большем количестве икон состав деисуса может быть разным. Либо изображаются святители, мученики, преподобные и любые святые, угодные заказчику, либо изображаются все 12 апостолов. Края деисуса могут быть фланкированы иконами столпников. Изображенные на иконах деисуса святые должны быть повернуты в три четверти оборота ко Христу, так что они показаны молящимися Спасителю.

Третий ряд — праздничный

В нём помещаются иконы основных событий Евангельской истории, то есть двунадесятых праздников. Праздничный ряд, как правило, содержит иконы Распятия и Воскресения Христа («Сошествие во ад»). Обычно включается икона Воскрешения Лазаря. В более расширенном варианте могут включаться иконы страстей Христовых, Тайной вечери (иногда даже Евхаристия, как над Царскими вратами) и иконы связанные с Воскресением — «Жены мироносицы у гроба», «Уверение Фомы». Заканчивается ряд иконой Успения.

«Вознесение» из праздничного чина Успенского собора во Владимире. 1408 год.Андрей Рублев и Даниил, Public Domain

Иногда в ряду отсутствуют праздники Рождества Богоматери и Введения во храм, оставляя больше места иконам страстей и Воскресения. Позднее в ряд стала включаться икона «Воздвижение Креста». В случае, если в храме несколько приделов, в боковых иконостасах праздничный ряд может варьироваться и сокращаться. Например, изображаются только евангельские чтения в недели после Пасхи.

Четвертый ряд — пророческий

В нём помещены иконы ветхозаветных пророков со свитками в руках, где написаны цитаты их пророчеств. Здесь изображаются не только авторы пророческих книг, но и цари Давид, Соломон, Илья пророк и другие люди, связанные с предвестием рождения Христа. Иногда в руках у пророков изображаются приводимые ими символы и атрибуты их пророчеств (например, у Даниила — камень, самостоятельно оторвавшийся от горы как образ Христа родившегося от Девы, у Гедеона орошенное росою руно, серп у Захарии, у Иезекииля затворенные врата храма).

«Царь Давид», икона из пророческого ряда, церковь Преображения, Монастырь Кижинеизвестен, Public Domain

В центре ряда обычно икона Богоматери Знамение, «заключающая в лоне Своем образ родившагося от Нея Сына», или Богоматерь с Младенцем на престоле (в зависимости от того, поясные или ростовые изображения пророков). Однако есть ранние примеры пророческих рядов без иконы Богоматери. Количество изображаемых пророков может варьироваться в зависимости от размеров ряда.

Пятый ряд — праотеческий

В нём располагаются иконы ветхозаветных святых, в основном предков Христа, в том числе первых людей — Адама, Евы, Авеля. Центральная икона ряда — «Отечество» или позднее так называемая «Троица Новозаветная». Существуют серьёзные возражения против возможности употребления этих иконографий в православной иконописи. В частности они были категорически запрещены Большим Московским собором 1666—1667 гг. Возражения основываются на невозможности изображения Бога Отца, попытка которого прямо делается в образе Ветхого Деньми (Днями) (в древности Ветхий Деньми был изображением только Христа, грядущего воплотиться).

Авраам (икона середины XVII века) anonimus, Public Domain

Ещё одним доводом в пользу отказа от этих двух икон является искаженное в них представление о Троице. Именно поэтому в некоторых современных иконостасах центральным образом праотеческого ряда сделана икона «Троица Ветхозаветная», то есть изображение явления трех Ангелов Аврааму. Самым предпочтительным иконографическим изводом «Троицы» признается икона Андрея Рублева. Однако изображение «Отечества» и «Троицы Новозаветной» получили сильное распространение и до сих пор употребляются в иконописи.

Завершение

Завершается иконостас крестом или иконой Распятия (также в форме креста). Иногда по сторонам креста ставятся иконы предстоящих, как на обычной иконе Распятия: Богоматерь, Иоанн Богослов и даже иногда жены-мироносицы и сотник Лонгин.

Дополнительные ряды

В конце XVII века иконостасы могли иметь шестой и седьмой ряд икон:

  • Страсти апостольские — изображение мученической кончины 12 апостолов.
  • Страсти Христовы — подробное изложение всей истории осуждения и распятия Христа.

Эти дополнительные ряды икон не включаются в богословскую программу классического четырёх-пятиярусного иконостаса. Они появились под влиянием украинского искусства, где данные сюжеты были очень распространены.

Кроме того, в самом низу на уровне пола под местным рядом в это время помещались изображения дохристианских языческих философов и сивилл, с цитатами из их сочинений, в которых усматривались пророчества о Христе. Согласно христианскому миропониманию, они хотя и не знали Христа, но стремились к познанию истины и могли неосознанно дать пророчество о Христе.

Иконостас

(от греч. eikṓn – изображение, образ и stа́sis – место стояния), в православном храме преграда в виде стены с расположенными в определённом порядке рядами икон, отделяющая алтарь от помещения для молящихся. Иконостас возник из алтарной преграды, которая существовала уже в раннехристианских постройках. Она представляла собой невысокую мраморную балюстраду в виде колонного портика, в центре которого находился проход в алтарь. В Византии существовал тип алтарной преграды, называемый темплоном; его украшали орнаментами и изображениями крестов, фигурами святых. Самые ранние из сохранившихся иконописных изображений, помещавшихся на темплоне, относятся к 11 в. С увеличением размера и числа икон темплон постепенно терял самостоятельное значение, становясь своего рода «подставкой» для живописных образов.

Царские врата. Иконостас Успенского собора. Троице-Сергиева лавра. Сергиев Посад
На Руси в домонгольский период были также распространены невысокие одноярусные алтарные преграды по типу византийских темплонов. На рубеже 14–15 вв. иконостас состоял уже из трёх рядов, в 16 в. к ним добавился четвёртый, в 17 в. – пятый. В кон. 17 в. были попытки увеличить число рядов до шести-семи, но это не стало системой. Классический русский высокий иконостас насчитывает пять рядов – т. н. «чинов». Иконостас как целостная композиция представляет собой проповедь христианского вероучения и спасительного пути в Царство Божие средствами живописи. Он скрывает от глаз верующих священные таинства, совершающиеся в алтаре, и в то же время обозначает незримое присутствие в пространстве храма изображённых на иконах Христа, Богоматери, святых. Ряды иконостаса выстраиваются подобно ступеням, рассказывая о духовном восхождении к горнему (высшему) миру.
Мастерская Троице-Сергиева монастыря. Иконы деисусного чина. 17 в.

Апостол Пётр

Архангел Михаил

Богоматерь
Нижний ряд иконостаса называют местным; там находятся иконы, посвящённые чтимым в данной местности святым или праздникам. В центре местного ряда располагаются царские врата, символизирующие вход в Рай; на их створках изображаются Благовещение и фигуры четырёх евангелистов (Луки, Марка, Иоанна и Матфея). Справа от царских врат в ряду икон обязательно расположен образ Спасителя, слева – Богоматери; это означает, что Христос и Царица Небесная встречают всех у входа в Рай. Икона, следующая за образом Спаса, изображает святого или событие, в честь которого назван храм; поэтому такой образ именуют храмовым (в Троицком соборе это икона Св. Троицы, в Никольском – св. Николая Чудотворца и т. д.). По сторонам от царских врат находятся меньшие по размеру двери, ведущие в расположенные в боковых апсидах дьяконник и жертвенник; на этих дверях обычно помещали фигуры архангелов или святых архидьяконов Стефана и Лаврентия.

Спас в силах

Мастерская Андрея Рублёва. Иконостас Троицкого собора. 1420-е гг. Троице-Сергиева лавра. Сергиев Посад
Следующий, самый главный и самый большой по размеру ряд иконостаса – Деисус (от греч. dе́ēsis – моление). В центре Деисусного чина представлен Христос Судия, восседающий на троне в окружении небесных сил во время Страшного суда (иконографический тип «Спас в силах»). К нему в молитвенном поклоне обращены Богоматерь, Иоанн Предтеча, архангелы, апостолы и святые. Это молитва за весь род человеческий перед Спасителем мира. Икона «Спас в силах» – центральный образ не только иконостаса, но и всего храма.

Иоанн Предтеча

Архангел Гавриил
Апостол Павел
Третий, праздничный ряд состоит из икон двунадесятых праздников (12 главных церковных праздников), образов Страстной и Пасхальной недель. В ранних русских иконостасах праздничный чин располагался выше Деисуса, но со временем иконы этого ряда стали помещать под деисусным чином, что позволяло лучше рассмотреть священные сюжеты. Два верхних ряда – пророческий и праотеческий. В центре чина, представляющего ветхозаветных пророков, обычно помещали икону Богоматерь Знамение: к ней, олицетворяющей исполнение древних пророчеств, обращены те, кто предрёк людям явление Спасителя. Библейских пра́отцев называют также «отцами веры». В верхнем ряду иконостаса они поклоняются образу Троицы Ветхозаветной.
Схема пятиярусного иконостаса: 1 – царские врата; 2 – местный ряд; 3 – деисусный чин; 4 – праздничный чин; 5 – пророческий чин; 6 – праотеческий чин
Центральные иконы («средники») всех рядов иконостаса образуют символическую связь: за образом Троицы, дающей начало жизни (поэтому её называют также Живоначальной), следует напоминание о явлении Христа в земной мир (икона «Богоматерь Знамение»). Пожертвовав собой во искупление людских грехов, Христос будет в конце времён судить человечество во время Страшного суда (икона «Спас в силах»), а по окончании последнего суда праведники войдут во врата Царствия Небесного (царские врата). Иконостас всегда увенчан образом Голгофы – Крестом с распятым Спасителем. Иконостас может «прочитываться» как снизу вверх, так и сверху вниз. Ряды иконостаса снизу вверх олицетворяют путь духовного восхождения. В нижнем ряду повествуется о земной жизни и подвигах святых, выше изображены земной путь Христа, его жертва и грядущий Страшный суд; затем на Небесах древние пророки и пра́отцы встречают праведников. Если рассматривать иконостас сверху вниз, он становится образом духовной истории мира, истории земной Церкви – от ветхозаветных предков к настоящему времени, к ежедневно совершающейся церковной службе.
Пророческий чин. 16 в. Новгород

Главная, восточная часть церкви, отделенная от общего помещения иконостасом

Примеры употребления слова алтарь в литературе.

От семи отлогих ступеней пол необработанного камня подкатывается к абсиде, в которой так и видится алтарь или трон Великого Магистра.

Жрецы Вавилона тотчас сообщили ему, что храмов великих богов у них пятьдесят три, да пятьдесят святилищ царя богов Мардука, да триста святилищ земных божеств, да шестьсот святилищ небесных божеств, да сто восемьдесят алтарей Нергал и Адада и двенадцать других алтарей.

Он останавливался и заглядывал в окна на залитые золотистым светом интерьеры через гипюр занавесей с вышитыми цветами, акантовыми листьями, амурами, стреляющими из лука, кружевными оленями, и эти интерьеры напоминали ему дарохранительницы, скрытые за занавесками, в массивных и темных алтарях.

Повернувшись к алтарю из адамова дерева, Фудзита почтительно и быстро, словно читающий нараспев молитву священник, заговорил: — О, Идзанаги и Идзанами, чья любовь дала рождение нашим островам, земле, морю, горам, лесам, самой природе — богу огня, богу Луны, богине Солнца Аматэрасу, которая взошла на трон богов Святых Небес, присоединитесь к нам и своему наследнику императору Хирохито, покажите нам путь к уничтожению врага и изгнанию теней страха с лица нашего народа.

Ты хуже аспида, отравившего Клеопатру, хуже рогатой гадюки, что обманно приваживает пернатых, дабы закласть на алтаре собственного аппетита, хуже амфисбены, двухголового гада, который коснувшегося так опрыскивает отравой, что в течение немногих минут незадачливый умирает, хуже головогрыза, который, вооруженный четырьмя ядоносными клыками, портит мясо, когда кусает его, и хуже гиены, когда она кидается с дерев и удушает свою жертву, и хуже дракона, изрыгающего смертное зелие в фонтаны, и василиска, изничтожающего свою жертву единым взглядом!

Источник: библиотека Максима Мошкова

Иконостас. Происхождение, структура, современное состояние.

Иконостас (от греч. eikona — икона, stasis — место стояния) — алтарная преграда с иконами, отделяющая алтарь от наоса храма. Византия не знала высокого иконостаса, украшенного резьбой и позолотой, каким мы видим его в наших храмах сегодня, это форма относительно поздняя, получившая развитие на Руси.

Первые три века гонимые христиане не имели возможности строить храмы, они совершали богослужения в домах или в местах захоронений, например, в катакомбах. При этом Св. Дары во время богослужения находились в том же помещения, где и молящиеся. В 313 г. император Константин Великий даровал свободу вероисповедания всем жителям Римской империи, после чего началось массовое строительство христианских храмов. Первые храмы имели форму базилики (продолговатого помещения с рядом колонн, разделявших его на нефы), алтарное пространство в них отделялось низкой перегородкой, символизировавшей границу мира горнего и дольнего, но престол был открыт взору молящихся. Нередко престол ставили на возвышение (лат. altar — высокое место), и к нему вели ступени. В Западной Церкви открытый алтарь сохранился до настоящего времени, а на христианском Востоке уже в раннем средневековье появилась тенденция к закрытию алтаря, что и привело к появлению иконостаса.

Формирование иконостаса имело длительную историю. В раннехристианских храмах алтарная преграда имела вид невысокого, менее 1 м, решетчатого барьера, иногда это были колонны с архитравом. Согласно церковному преданию алтарная преграда появилась по настоянию св. Василия Великого, чтобы стоящие у престола священнослужители во время богослужения не отвлекались, глядя на паству, а паства не проявляла пустое любопытство к таинству и не профанировала его. В это же время в храмах появляется и катапетасма (греч. завеса), по аналогии с завесой ветхозаветного храма, отделявшей «святое святых», что усиливало иерархичность храмового пространства. В посланиях апостола Павла ветхозаветная завеса уподоблена плоти Христа, и поэтому на катапетасме изображали лик Христа или крест.

В ранневизантийском искусстве алтарная преграда была мраморной в виде четырех колонн, на которых покоился архитрав, греки называли ее «темплон» или «космитис». Она не столько закрывала, сколько выделяла алтарь, подчеркивая его значимость как места совершения таинства. Архитрав обычно украшали резьбой с изображением виноградных лоз, павлинов и других символических образов, над вратами помещался резной или скульптурный крест. Со временем между колонн стали ставить иконы Христа, Богородицы, святых, и преграда стала осмысляться как «невещественный иконостас» — сонм святых, предстоящих небесному престолу и возвещающих миру о том, что находится «по ту сторону плоти». Эволюция превращения алтарной преграды в высокий иконостас связана с раскрытием этой идеи.

Уже император Юстиниан (527-565) усложнил форму преграды, поставив в Св. Софии 12 колонн по числу апостолов, а при Василии Македонянине (867-886) изображение Христа появилось на архитраве. К XII в. темплон в виде портика с большими иконами Спасителя, Богоматери и святого данного храма уже был широко распространен. Иногда над царскими вратами помещали дейсис (Христос, Богоматерь и Иоанн Предтеча). В некоторых храмах уже в XI в. появляется ряд из 12 минейных икон (лицевых святцев) и двунадесятых праздников. Они получили название поклонных: икона праздника снималась с темплона и ставилась на аналой для поклонения, а после праздника возвращалась на место. В поздневизантийский период преграда могла достигать двух-трех рядов (дейсис, апостолы и пророки, праздники), но все же греки предпочитали одноярусные темплоны. Из Византии алтарная преграда пришла на Русь и здесь трансформировалась в многоярусный иконостас.

В русских храмах домонгольского периода (XI-XII вв.) было два типа преград — сплошные, перекрывающие всю восточную часть храма, и укороченные, закрывавшая только центральный алтарный проем. Обычно это была деревянная балка — тябло, на которую ставились иконы. Иногда это был дейсис, написанный на одной доске, и помещавшийся над царскими вратами. (В экспозиции Третьяковской галереи экспонируются два таких дейсиса XII в.) Дейсис — это образ предстояния Христу, главная идея храмовой молитвы, это и есть ядро иконостаса.

Древнерусские храмы в основном были деревянные, их неудобно расписывать, и потому иконы в них стали играть большую роль, чем в Византии. Иконы группировали по сюжетам и расставляли на тяблах. Но ранее XIV в. о высоком иконостасе ничего не известно. В 1387 г. Афанасий, игумен Серпуховского Высоцкого монастыря, привозит из Константинополя на Русь семичастный дейсис (т. н. Высоцкий чин), который, возможно, предназначался для иконостаса с двумя рядами: местным и дейсисом. Но это лишь предположение. Первым высоким иконостасом принято считать иконостас Благовещенского собора Московского Кремля, состоящего из трех ярусов (по-древнерусски — чинов): местного, дейсиса и праздников . Согласно летописи, его создавала в 1405 г. артель во главе с Феофаном Греком, старцем Прохором с Городца и чернецом Андреем Рублевым. С именем последнего и связывают создание высокого иконостаса: в 1408 г. он принимал участие в создании иконостаса Успенского собора Владимира , а в 1425-27 гг. — Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры .

Появление высокого иконостаса связано также с движением исихазма, пришедшем из Византии в XIV в., а также с литургической реформой митрополита Киприана, введшем новый богослужебный устав — Иерусалимский. Духовные изменения повлекли за собой трансформацию художественных форм, которая продолжалась и в последующие века. Если в нач. XV в. иконостас включал три ряда, то к концу столетия появляется четвертый — пророческий, а в конце XVI в. пятый — праотеческий. И к XVII в. тип пятиярусного иконостаса закрепляется повсеместно, его и принято считать классическим.

Но на этом эволюция иконостаса не заканчивается, в XVII-XVIII вв. продолжается наращивание рядов и высоты иконостаса. Известны шести и семиярусные иконостасы (Например, в иконостасе Большого собора Донского монастыря семь ярусов.) В состав иконостаса стали включать страстные ряды — изображение страстей Христовых и апостольских, пядничный ряд (иконы размером с «пядь», т. е. кисть руки), обычно это богородичные иконы или образы святых . Классицистический и ампирный иконостас становится архитектурой в архитектуре. Роль изображений сводится к минимуму. Это вызвало справедливое недовольство Церкви, дело доходило даже до уничтожения «неканоничных» иконостасов. Так, по приказу московского митрополита Филарета (Дроздова) был уничтожен иконостас работы В. Баженова как несоответствующий церковным канонам.

С середины XIX в. в обиход входят иконостасы в «византийско-русском» стиле. Византийского, также как и древнерусского, в них было мало, они были эклектичны: по конструкции и общему виду напоминали «флемские», но отличались от них сухостью форм и иными декоративными мотивами. При этом сохранялось и влияние классицизма. Например, иконостас храма Христа Спасителя, сделанный в виде шатровой часовни (сени): его шатер и кокошники выполнены в «византийско-русском» стиле, но самостоятельность этого малого архитектурного сооружения от эстетики классицизма.

На рубеже XIX-XX вв. в Россию приходит модерн, стиль, также рожденный в Европе, но гибкий и умело использующий исторические формы. В это время происходит возвращение к одноярусным алтарным преградам — каменным, византийским (Киевский Владимирский собор, Кирилловская церковь) или деревянным, древнерусским (Покровский храм Марфо-Мариинской обители). Создавались также и оригинальные иконостасы, например, из фарфора (ц. св. Пимена на Новослободской ул.) или черного мореного дуба (храм Воскресения в Сокольниках).

В советский период церковное искусство было в загоне, но иногда в том или ином храме под видом реставрации памятника культуры удавалось создать новый иконостас. Новых форм ожидать в это время было трудно, иконостасы создавались в той эстетике, привычной для церковного сознания, а это была эклектика. Из иконостасов, созданных в советское время, отметим два: в соборе г. Ташкента, где иконы писала М. Н. Соколова (м. Иулиания) и в ц. ап. Филиппа в Новгороде, созданном стараниями архиеп. Новгородского и Старорусского Сергия (Голубцова).

Восполнение вынужденного недостатка церковного творчества в России стала эмиграция. Во Франции, Германии, Англии и других странах русские эмигранты создавали храмы, их украшали иконами, сооружали иконостасы. Церковное убранство обычно было скромным, так как Церковь в эмиграции была небогата. Стилистика иконостасов весьма разнообразна, но по большей части, это невысокие преграды в два-три ряда, как правило, деревянные. Исключение составляет каменный иконостас Святодуховского скита под Парижем, выполненный иноком Григорием (Кругом). Его решение весьма оригинально: в грубой кладке сделаны фресковые изображения, словно прорыв из грубой материальности этого мира в Царство Небесное.

1988 г. — духовный рубеж для России, после всенародного празднования 1000-летия Крещения Руси Церковь наконец получила свободу. По всей стране стали восстанавливать храмы и строить новые, украшать их иконами, возводить иконостасы. Разрыв традиции, который ощущается не в одном поколении, выросшем без веры, сказался и в том, что энтузиазм церковного народа, восстанавливающего храмы, осуществлялся порой без знаний канонов и норм православного искусства, не хватало художественного вкуса, понимания богословского смысла. За прошедшие два десятилетия восстановлены тысячи храмов, но удачных решений церковных интерьеров мало. При этом видны главные тенденции.

Свято-Данилов монастырь был восстановлен одним из первых. Здесь в нижней церкви храма Св. отцов Семи вселенских соборов архим. Зинон (Теодор) создал трехъярусный иконостас, простой, стилизованный под тябловый, с акцентом на иконописные образы. С легкой руки мастера во многих храмах кон. 1980-х — нач.1990-х гг. стали сооружать подобные «тябловые» иконостасы, украшая их легкой росписью или скромной резьбой. Но при этом наблюдается явное тяготение к высоким, многоярусным формам. Так, в верхней церкви того же храма Св. отцов Семи Вселенских соборов иконостас был сооружен уже из пяти рядов.

В 1990-х. в иконостасах продолжается тяготение к усложнению форм, к усилению декоративности резьбы, позолоченной и полихромной. Примеры такого рода: иконостасы ц. св. Иоанна Богослова на Тверском бульваре (резчик А. Фехнер).

Наряду с этим, просматривается и противоположная тенденция: возврат к более ранним и простым формам — к древнерусским одноярусным иконостасам и византийским темплонам. Напримеры: каменный иконостас с фресковыми изображениями в надвратной церкви св. Пермученика Стефана Спасо-Преображенского Мирожского монастыря г. Пскова (архим. Зинон), алтарная преграда с мозаичными иконами в ц. Знамения г. Красногорска, каменный иконостас нижнего храма ц. Успения в Успенском вражке в Москве (оба — А. Корнаухов).

К концу 1990-х в российских храмах можно видеть обилие самых разнообразных стилистических тенденций: византийских, древнерусских, барочных и проч., одно направление вычленить трудно. Ситуация, казалось бы, идеальная для свободы творчества: каждый храм может создавать иконостас по индивидуальному проекту, исходя из местных особенностей, характера общины, ее духовной ориентации и т. д. Однако, на практике мы видим прямо противоположную картину: мастерские, используя низкий уровень знаний духовенства, предлагают заказчикам обезличенные и усредненные, разработки иконостасов в разных стилях (типовой проект № 1, типовой проект № 2 и т. д.), безвкусица в них соединена с безграмотностью и не имеет ничего общего с настоящим церковным искусством. Большинство из них спроектировано без учета того, как в эту конструкцию впишется икона. Это происходит от непонимания смысла церковного искусства, в котором образ, икона — главное, а форма иконостаса — будь то архитрав, тябло, рама, стена — должна быть подчинена главному.

Но церковное искусство продолжает развиваться, и сегодня уже можно утверждать, что стремление к простоте и лаконизму форм побеждает.

Источники и литература

1. Хотя среди исследователей существует множество споров по поводу него: некоторые считают, что иконостас Феофана и Рублева сгорел в XVI в., а этот попал в Благовещенский собор после пожара.

2. Ныне т. н. Васильевский чин. По приказу императрицы Екатерины иконостас убрали из Владимирского Успенского собора и отправили в с. Васильевское, где он простоял до 1918 г., когда был передан в Третьяковскую галерею и Русский музей.

3. Местный сохранился частично, а четвертый и пятый добавлены в XVI-XVII вв.

4. Считается, что появление пядничных икон связано с решением Большого Московского Собора 1666-1667 гг., осудившего практику приношения прихожанами в храм собственных икон, из-за чего «всяк своей иконе моляся на различные страны…». Собор постановил отдавать иконы в храм безвозвратно, и, по всей видимости, их стали размещать над местным рядом, чтобы обеспечить надлежащее поклонение образам.

5. Круглая скульптура бывала и в барочных иконостасах, чему примеры мы находим в храмах Великого Устюга.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *