Идеальный ребенок какой он

Идеальный родитель VS идеальный ребенок

Что вы представляете, когда произносите словосочетание «идеальный родитель?»

Какая картинка приходит вам на ум?

Чаще всего это — мифическая сущность, которая всё всегда знает, всё всегда успевает, у неё сильно развито шестое чувство, пять глаз, семь рук, идеальные дети, и живет она на необитаемом острове..

Скажете, так не бывает? Соглашусь, однако почему-то многие родители, особенно мамочки, стремятся стать такими сущностями, с крахом обнаруживая несоответствие.

Вообще, откуда взялся такой образ матери а-ля «Шива» воплоти? А отца — образ «Ёжика в тумане», который находит дорогу домой с работы только к 18-летию ребенка?

Во-первых, у нас давно 21 век — век технологий. Даже если и приходится стирать вручную, то явно не в проруби.

Во-вторых, в поле пахать сейчас с маленьким (замечу — МАЛЕНЬКИМ ДО ТОГО, КАК РЕБЕНОК НАУЧИТСЯ ХОДИТЬ) никто не заставляет.

И, в-третьих, да, у них было больше физической работы и меньше времени на развитие детей, однако они не забывали основную задачу родительства — ПОМОЧЬ РЕБЕНКУ ПОВЗРОСЛЕТЬ, т.е. стать самостоятельным в плане самообслуживания, научиться понимать взрослых и сверстников, быть любопытным и деятельным.

Это решало сразу несколько вопросов: появлялся новый помощник в семье (работы же много было), а так же в государстве (здесь тоже лентяев и иждивенцов не жаловали).

Сегодня нет потребности в больших объемах физической нагрузки, что по сути должно приводить к увеличению умных, талантливых, гениальных «идеальных» детей. Но в реальности почему-то статистика показывает обратное. Количество детей с нарушениями в психике, речи, отстающих в развитии, аутичных, с СДВГ и т.д. увеличивается ежегодно.

У современных детей НЕТ необходимости разговаривать с родителями, понимать их. У них нет необходимости в самообслуживании. Скажу страшную штуку, за которую многие меня закидают «тапками» — современные дети становятся домашними животными. В красивой одежке, которым позволено делать что угодно, лишь бы не «гадил». И не мешал взрослому любоваться своим образом «идеального родителя».

Но ведь это не тот самый образ, который приходит на ум от словосочетания «идеальный ребенок»? Тогда зачем пытаться соответствовать этому мифическому образу?

Кстати, про идеального ребенка. Попробуйте его себе представить. Какого он возраста? Чаще всего это уже школьник ближе к 7 — 10 годам. Самостоятельный и умный.

Ответьте себе на вопрос — возможно ли воспитать этому мифическому родителю такого ребенка? Скорее всего нет.

Потому что для «идеального ребенка» нужны условия, которые такой «идеальный родитель», который больше подходит для грудничка, не может обеспечить. У такого родителя ребенок застрянет в грудничковом возрасте и долго потом будет от этого страдать, сталкиваясь с трудностями реальности в жизни в обществе. И чем больше таких вырастает детей, тем сложнее им. Ведь от общества и друг от друга они будут ждать той же идеальной опеки и не будут ее находить.

По сути, идеальный родитель — это тот, кто видит возрастные возможности ребенка, без перегруза и без страха и неверия в его беспомощность.

Почему в воспитателей и учителей «старой закалки» дети всегда более развиты, активны и очень любят своих педагогов? Именно потому, что они позволяют своим подопечным быть взрослыми. Они требуют с заботой, наказывают с грустью, верят и радуются успехам с искренностью.

Я не буду уходить в демагогию почему всё это пропало. Однако, я верю, что любой родитель уже является для своего ребенка идеальным. Просто иногда нужно сперва самим повзрослеть и позволить это своему ребенку.

Хотите проверить, насколько вы идеальный родитель?

Представьте себе образ себя, как идеального родителя. Представьте себе своего ребенка идеальным.

А теперь посмотрите, соответствует ли возраст образа вашего ребенка с настоящим? Если сомневаетесь, прочтите особенности развития ребенка его возраста, то, что он должен уметь делать. Умеет ли он всё это? Сохраняются ли при этом индивидуальные таланты ребенка (и выражены ли они — есть это точно)?

Сравните с образом идеального родителя. Позволяют ли действия этого идеального родителя стать вашему ребенку «идеальным»?

Любите своих детей! И помните, что идеал и счастье — разные вещи!

Интервью с многодетной мамой Екатериной Синенко

Благодаря государственной поддержке, за последнее десятилетие в нашей стране стало больше семей, воспитывающих более двух детей, но все же в наши дни многодетные семьи явление достаточно редкое.

Каково же это – быть многодетной мамой? Как всё успевать и где черпать силы? Об этом и не только в преддверии Дня матери нам рассказала мама троих детей Екатерина Синенко.
– Екатерина, всегда ли вы мечтали иметь много детей? Сами вы из какой семьи?
– О большой семье я не мечтала, а знала с детства, что она у меня будет. Я сама из многодетной семьи, только в отличие от своей семьи я хотела, чтобы у моих детей не было бы такой большой разницы в возрасте, как у меня с сестрой и братом.
– Как зовут ваших детей, сколько им лет, чем они занимаются?
– Старший Ярослав, ему 8 лет. Он у меня коллекционер, собирает различные серии игрушек, любит активные виды спорта. Арине – 5 лет, она очень любит петь и рисовать. Младшая – Варвара, ей годик, очень активный ребёнок, танцует под любую музыку.
– Ваши дети – какие они? Похожие, разные? Дружные или нет?
– Мои дети абсолютно разные: разные характеры, интересы. Единственное, что они любят одинаково сильно – это сладенькое.
– А сладости покупаете или успеваете и сами что-то испечь? И что они больше всего любят?
– В основном покупаем, печь получается крайне редко, так как малышка у меня ручная. Из покупного дети любят всё. А меня они чаще всего просят испечь шарлотку и пирожки с вишней.
– Из чего состоит ваш обычный день?
– Наш обычный день начинается со сборов и отведения старших детей в школу и детский сад. Пока старшие учатся, мы с Варюшкой занимаемся домашними делами. После обеда – уроки с Ярославом, чтение с Ариной и параллельно занятия «развивашками» с Варей. Вечером – пара часов свободного времени у всех. Обычно старшие гуляют, или, если плохая погода, играют и смотрят телевизор.
– Как вы все успеваете? И успеваете ли?
– Все, что касается детей, успеваю все, а вот на себя времени не всегда хватает.
– А дети помогают по дому или в присмотре за младшей?
– Дети мне помогают и по дому, и с младшенькой. Они сами разбираются в своих комнатах. В постоянные обязанности Ярослава входит вынос мусора, а Арины – мытьё посуды. Когда я чем-то занята, они сидят с маленькой.
– Есть мнение, что трудно с одним ребенком, а с двумя и более уже проще. По вашему опыту, это так?
– Это на самом деле так! С одним тяжелее. У нас сейчас так: Арина следит за Варей, а Ярослав за Ариной, и у меня есть возможность заниматься домашними делами или просто передохнуть.
– Есть ли у вас помощники (бабушки, няни, подруги…)?
– Бабушки, конечно, помогают, как без этого!
– А берут всех сразу или всё-таки по очереди?
– Если мне нужно куда-то уйти, то, конечно, сидят со всеми, ну а если забирают на выходные или на каникулы, то только старших, Варюшка без мамы пока оставаться дольше, чем на пару часов, не может.
– Какое ваше самое любимое время препровождение, когда вы собираетесь всей семьей?
– Всей семьёй получается собираться нечасто, так как наш папа очень много работает, помимо основной работы, он занимается ремонтом в нашем доме, но когда у него выходной, мы любим гулять, ездить в детские парки и на аттракционы.
– Вы сказали, что делаете ремонт в доме, значит скоро новоселье? Дети ждут этого?
– Они и ждут, и в то же время волнуются, ведь у них будет у каждого своя комната и им придётся находиться по одному, а они привыкли всегда вместе. Старшие никогда не жили по отдельности, привыкли, что у них все на двоих.
– И в завершение – блиц-опрос. Закончите предложение. Самое главное в воспитании детей – это…
– Постоянно говорить детям слова любви и показывать это.
– От мужа и отца в многодетной семье прежде всего требуется…
– Поддержка и твердое отцовское слово.
– Если бы у вас была волшебная палочка, то вы бы…
– В первую очередь закрыли бы ипотеку, а потом исполнила бы все заветные мечты своих любимых малышей.
Конечно, без проблем не обойтись, но есть они и в обычных семьях. Зато счастья в многодетной семье, как и детей, все же больше!

Елена Кучеренко. А что нам, молодым и красивым, или Президент и три ребенка

На днях президент Владимир Путин огласил свое ежегодное послание к Федеральному Собранию. Не знаю, как у других, но среди моих знакомых больше всего обсуждается его не впервые уже сделанное заявление о том, что семья с тремя детьми должна стать у нас в России нормой. Говорят примерно следующее: «Норма, ага!», «А жить мы где будем?!», «А кормить их будет Путин?», «А что нам, красивым бабам!» и «Да пошли они, знаете куда!».

Я всегда верила нашей власти, я голосовала за Владимира Путина (и не раз), за Медведева и считала, что нигде так не поддерживается материнство, рождаемость и детство, как в России. А во всем остальном мире только и думают, как бы всех стерилизовать и сделать лицами нетрадиционной ориентации. Пока не столкнулась с этой властью на практике. Сейчас я вообще не знаю, за кого я. К либералам я себя не причисляю, поклонницей западных ценностей не являюсь, а кому отдать свой голос — не пойму. Как я для себя вижу ситуацию — хрен редьки не слаще.

У нас самих три девочки… И со всей ответственностью могу сказать, что многодетность в нашей стране в данный момент — это не то, что не норма, а вызов, брошенный «врагу» — в виде чиновников, законов, общественного мнения, инфраструктуры, всего…

Нет, я не считаю, что нам, многодетным, все должны, и когда я иду по улице, передо мной обязаны расстилать красную дорожку и кидать лепестки роз и крупные купюры. Потому что я — МАТЬ! Аллилуйя! Мы не рожаем своих детей, чтобы нам за это платили, или по пьяному залету. Мы делаем это осознанно, по взаимной любви и с огромным доверием к Богу. И ответственность за нас, конечно, должны нести отцы наших семейств, а не чужие дядьки.

Но я также думаю (может, правда, я не по-умному думаю, не в государственном масштабе, а по-простому, по-домохозяйски), что раз президент заявляет, что три ребенка должны стать нормой, то этим самым он дает понять, что этой норме страна обеспечит достойное, комфортное существование. Что всем с тремя детьми у нас будет хорошо. И будет выгоднее рожать, чем не рожать.

Выходя на улицу, я не буду думать, как бы приспособится к этой странной действительности. Владимир Владимирович и чиновники уже сделали так, что эта действительность приспособлена, в том числе, и под меня с моими отпрысками. И бояться мне нечего, что бы ни случилось. Родина меня не оставит. Не проедется по мне катком и не бросит в трудную минуту.

Я не буду лезть в какие-то высокие или глубокие сферы. Я — домохозяйка. Большую часть времени я провожу со своими детьми и, как говорится, дальше своего носа не вижу. И я не знаю, что у других, может, их рождаемость чиновники поддерживают так, что только успевай плодиться… Скажу о себе. Итак, мы — та самая семья-норма с тремя детьми. Благополучная… Мы улучшаем демографическую ситуацию в стране, и нам обещают светлое будущее…

…Ежемесячно на всех троих вместе государство выплачивает мне около 3700 рублей. Сюда входит возмещение платы за коммунальные услуги, телефон, продукты питания, три пособия на детей, и т. д. Нет, я, конечно, благодарна, но я так понимаю, государство считает, что эта сумма — НОРМА для НОРМАЛЬНОГО существования НОРМАЛЬНОЙ семьи с тремя детьми? Или что это какая-то очень существенная помощь? Что это — реальная поддержка рождаемости, как декларируется? Или я что-то не так понимаю?

Нет, нам еще переводят ежегодно по 5000 рублей на школьную форму. Но вы же все знаете, сколько стоит собрать в школу ребенка. Благо, мы (женская половина семьи) — «недомерки», и девчонки могут носить одежду по несколько лет, не вырастая из нее.

На мой взгляд, чтобы для каждой мамы было естественно годами не вылезать из декрета и не получать нормальные деньги, которые она могла бы зарабатывать, государству было бы неплохо ее достойно обеспечить. ДОСТОЙНО! 3700 — это не достойно. А 50 рублей в месяц на второго ребенка после 1,5 лет — это вообще плевок в лицо, я считаю. Насмешка и издевательство. Честнее было бы вообще не платить.

Я уже не говорю, что нормально было бы платить людям такие зарплаты, чтобы все многодетные могли позволить себе микроавтобус, нянь и помощниц по хозяйству. И отдых на море хотя бы раз в год. Детям это жизненно необходимо. Они часто болеют, а в больших семьях эти болезни тянутся месяцами. Мы не просим денег просто так. Мы хотим за них работать. Но это так, мечты… А пока этого нет, возможно, что для кого-то эти 3700 — существенно. Если зарплата у папы в селе 10–15 тысяч рублей, и мама не работает.

В общем, пока рожают только «чудаки», такие, как мы. «Вы такая безответственная, — сказала мне как-то одна старушка, — о чем вы думаете, когда их „строгаете»?!». Потому что адекватная женщина знает, что если с мужем не дай Бог что, никакое государство ей не поможет. Она будет крутиться сама со своими тремя детьми или пойдет по миру с протянутой рукой.

У нас случались непростые ситуации. У мужа были проблемы с работой. В последний раз — когда уже было трое детей. Господь милостив, и все разрешалось лучше, чем мы даже думали. Но тогда я четко для себя поняла, что, если все это затянется, то никакой чиновник, который говорит по телевизору о гос. благах для нас — многодетных, нам не поможет. Мы честно платим налоги своей стране, но ей нет дела до наших проблем…

И если вдруг в семье родится ребенок-инвалид, то поможет кто угодно, но не правительство с чиновниками. Родители будут отдавать последнее, собирать деньги в интернете, среди прихожан храма (как это успешно делается у нас), но никакое государство руку помощи им не протянет…

Есть, конечно, льготы. Мать с пятью детьми может бесплатно вставить себе зубы, мы можем раз в месяц сходить бесплатно в общественную баню, один родитель ездит бесплатно на метро (почему не оба? боятся разориться?), и мы бесплатно посещаем музеи. Но зачем это, например, одинокой многодетной маме, которой не на что купить ребенку хорошее зимнее пальто?…

Есть еще домашний детский сад, но у нас не все дети дошкольного возраста, поэтому меня это не касается…

…Земля… Нам обещали участки в 15 соток за третьего ребенка… Об этом много говорили по телевидению и писали в газетах…

Помню, мы, новоиспеченные многодетки, пришли становиться на очередь на этот самый участок. Сотрудница службы одного окна честно нас зафиксировала, но и не менее честно предупредила: «Даже не мечтайте!». Оказалось, что у нас в районе дают по одному, максимум по три участка в год. В первую очередь ветеранам (и слава Богу!). И что мы — тысячные по счету. Такими темпами очередь до нас дойдет самое раннее через 330 лет. При самом худшем исходе — через 1000.

Более того, по Москве и Питеру вообще не принят документ, согласно которому будут выдавать эти земли. Федеральный закон есть, но он оставляет все на усмотрение субъектов Федерации. Наши субъекты пока не усмотрели необходимость давать нам «угодья».

Формально никаких нарушений нет, но люди видят в этом очередной обман и демагогию… И обещаниям верят с трудом.

Квартиры… Далеко не у всех есть возможность купить жилплощадь, даже в кредит. Есть еще вариант — по закону получить от государства.

Семью моих знакомых, которые живут в двухкомнатной (меньше 50-ти метров) с тремя детьми и бабушкой не поставили на очередь, потому что у них лишние 1,5 метра. Переизбыток площади.

Нет, квартиры дают, некоторые наши друзья получали. Но какой ценой, какой «кровью»! Чиновники смотрят на них как на воров или наглых попрошаек, а не как на людей, чьи интересы защищает закон.

…Материнский капитал… Деньги-призраки. Лично я не знаю, что с ними делать. Возможно, кто-то другой — более сообразительный.

Если я не беру с риском для жизни ипотеку, как некоторые наши друзья, то этих денег просто нет. О том, чтобы отправить их в счет будущей пенсии, для меня и речи быть не может. Это значит — просто подарить чиновникам. На учебу ребенку? Но наши ходят в обычный сад и обычную школу. Оставить на институт? Но, может, институтов тогда вообще не будет.

Мой муж спросил в пенсионном фонде: «А почему нельзя построить на эти деньги дачку? Маленькую такую, избушку? Ведь для детей важно находиться на свежем воздухе». Ему ответили, что наши власти считают это роскошью… Домик за 400 тысяч.

Но, правда, почему нет? Почему бы не разрешить строить дачи? Или вкладывать их в покупку автомобиля? Ведь большая машина для семьи с двумя-тремя-четырьмя детьми — это жизненно необходимо.

И многие из тех, кого я знаю, считают, что этот капитал — это как одной рукой деньги протягивать, а другой — дулю крутить… А сейчас говорят, что и дулю эту могут отнять. Нет, я проживу и без этих денег, так и хочется сказать: «Ну и подавитесь!». Но никто же вас с вашей поддержкой за язык не тянул…

…Детские поликлиники… Раньше у нас в районе их было две. Основная и филиал. В филиале принимали грудничков, делали прививки, сидели некоторые специалисты, выдавали молочку. Они находились в разных местах района, и всем было относительно удобно.

Филиал решили закрыть и сделать там что-то типа нарко-диспансера. Коммерческого. Люди собирали подписи (насобирали несколько тысяч), писали письма во все инстанции — от всяких департаментов здравоохранения и управлений до президента, премьера, мэра, депутатов Госдумы и Астахова. Против закрытия были и врачи поликлиники.

Это не было нашим маленьким капризом, для нас это — насущная нужда.

Оставшаяся поликлиника находится на самом краю района. Лично мне с моей «середины» идти туда пешком сорок минут. С противоположного конца мамы едут на автобусах с двумя пересадками.

Врачи сами говорят, что не справляются, в районе 14 участков, на каждом — по 1500 детей вместо положенных 700. Вы не представляете, что творится перед кабинетами. Люди звереют, потому что даже по записи не факт, что ты войдешь в положенное время, а не просидишь два часа. Записываются даже для того, чтобы получить у медсестры направление на молочку. Орут дети, орут мамы, орут врачи, и это далеко не у всех по три ребенка. Я нашла для себя единственный выход — я просто туда не хожу…

А недавно старшая сломала руку. Детский травмпункт, как оказалось, находится в соседнем Новопеределкино. Либо берем такси, кто не за рулем, либо полчаса ждем на морозе автобус и столько же едем (если нет пробок), взвалив на себя еще и младших.

Может быть, я просто нервная, но мне кажется, что наша медицина устроена так, чтобы отбивать нам желание не только иметь Путинскую «норму», но и желание рожать вообще. А зачем? Чтобы твой ребенок истек кровью, пока ты везешь его в тот район, где есть травмпункт? Или тебя убили в очереди в детской поликлинике, куда ты в течение часа тащишься под снегом и дождем? Ведь далеко не у всех мам есть машины.

Я уже не буду писать о качестве нашей медицины…

…Теперь о всякой ерунде… Наступила зима. У Вариной школы (это старшая) принципиально не чистят от снега съезд для колясок. Лестницу чистят, а съезд нет. Предполагаю, коммунальные службы этим хотят сказать, что не то, что трое детей — не норма, а у нас вообще нет колясок и маленьких детей. Приходится делать огромный крюк и подходить к школе, простите, через зад.

Это при том, что мы («тронутые активистки») писали письма и просили сделать съезд для колясок в течение нескольких лет — у двух созывов муниципальных депутатов и четырех сменившихся глав управ. Но это была неразрешимая проблема, которую надо было согласовывать, потом еще раз согласовывать, потом согласовывать то, что уже согласовано, а потом ждать, когда примут новый городской бюджет, потому что эта нереальная сумма должна быть на контроле у государства. Прошли годы. Все согласовали. Съезд установили. Но очистку его от снега, видимо, в бюджет не внесли…

Потом у нас в районе есть тротуары, которые вообще никогда не чистятся от снега. Там и просто пешком трудно пройти, не то, что коляску провезти. Хотела бы обратить внимание, что «злочастная» коляска — это предмет, с которым мама троих детей может не расставаться годами. Так что это принципиально.

Эти тротуары находятся как раз по пути моего ежедневного следования. И каждую зиму, из года в год, я бреду с коляской по проезжей части под нервные гудки и матюки подпирающих меня сзади и наступающих спереди автомобилей. А что делать, если по тротуару я пройти не могу? А если у всех будет по трое, и все мы будем брести по дорогам, где будут ездить машины?

Нет, один раз почистили, я даже удивилась. Выхожу утром, а кругом асфальт, как летом. Оказалось, мэра в тот день ждали…

Еще про съезды для колясок. Их нет практически нигде, а теми, которые есть, пользоваться невозможно. Вы пробовали свезли коляску по этим «рельсам» в метро, например? У меня вообще создается ощущение, что в нашей стране нет места ни детям, ни старикам, ни инвалидами…

Магазин «Детский мир», который был в течение нескольких лет у нас на «Юго-Западной»… Его недавно закрыли. Где-где, но по моим представлениям, уж там точно все должно быть для детей. Но! Он располагался на втором этаже торгового центра, и туда нельзя было с колясками, да и лифта не было. Понимаю, что государство тут не при чем, но это показывает, что у нас в стране не понимают обычные нужды семей с детьми. А если ребенок — инвалид-колясочник, то он в магазин «Детский мир», который, по идее, создан для него, вообще не попадает.

Помню, когда Дуняше был месяц, я пошла с ней туда зачем-то. Для того, чтобы не таскать на себе, положила в тележку для покупок. На кассе меня пытались заставить заплатить за куклу…

Да-да, я понимаю, что все отсутствующие пандусы, нечищенные тротуары, битком набитые поликлиники — это, действительно, мелочи. И у меня самой и проблем-то никаких нет. И это все смешно. Есть семьи, которые живут с четырьмя детьми в комнате 9 кв. метров. И есть люди, которым нечего есть, и которые существуют единственно на эти мизерные пособия, которые им платят. И даже не существуют, а как-то пытаются не умереть.

Я этим не слезу выбить хочу и не достать всех своим занудством, но для меня эти мелочи показывают, что у нас страна вообще не ориентирована на семьи с детьми, не говоря уже о многодетных семьях. Что у нас пропагандируются традиционные ценности при полном отсутствии условий для этих ценностей. У нас не семейное государство. У нас страна, где выгоднее и спокойнее быть бездетным.

Потому и отношение к многодетности у нас нездоровое. И это естественно. Если все против тебя, зачем, дурак, «рыпаешься»?

Почти каждый день меня спрашивают на улице: «А это что — все ваши?». Однажды какой-то мужчина, поняв, что это да, мои, глубокомысленно заметил: «Ну да, наверное, это потому, что вам с мужем ночами не спится». При том, что лично для меня три — это не «ого», а «всего».

Когда мои знакомые узнали о моей (всего лишь!) третьей беременности, кто-то был рад, но больше половины пробурчали: «Сочувствую!». Как будто дети — это что-то ужасное…

Конечно, много тех, кто смотрит на нас с радостью, но сами рожать больше одного-двух не решаются…

В общественном транспорте женщину с детьми или беременную воспринимают не как объект, достойный уважения и восхищения, а как врага, который посягает на твое место. Нет, мне часто уступают, но я же вижу, как некоторые смотрят. Почему-то в основном эти злобные взгляды кидают дамы.

Много раз наблюдала, когда беременная женщина или женщина с ребенком становится в очередь в кассу в магазине, многие мужчины делают вид, что не замечают, а молодые девушки закатывают глаза: «Блин, опять эти! Понарожали, и пропускай их теперь!». Конечно, есть хорошие люди, и их немало, но такая реакция — обычное дело.

Когда мы идем по улице, я занимаю со своими детьми и коляской почти всю дорогу. И почти каждый день кто-нибудь демонстративно и раздражительно толкнет. А однажды вообще заявили: «Они размножаются, а нам не пройти!».

Я понимаю, что доставляю неудобство, но я всегда стараюсь отойти, пропустить. Если я не успела вас заметить раньше, попросите, я подвинусь…

У нас в соседнем подъезде живет семья с шестью детьми. Лично меня спросили мамы, гуляющие в нашем парке, все ли у них в порядке с головой, и не алкаши ли они. Люди не могут поверить, что многодетные психически здоровы и делают это осознанно…

Да, жизнь у нас в стране устроена так, что многодетность — это, увы, аномалия, а не норма, род психического заболевания.

Но мне, если честно, нет до этого вообще никакого дела — до странных реакций и общественного мнения. Как и всем многодетным.

Знаете, а ведь мы — самые счастливые!… Я не променяю свою жизнь ни на какую другую — ни на какие деньги, шик, пафос, гламур, «свободу» и т. д.

Мы купаемся в любви. У нас самые лучшие на свете мужья, которые не боятся брать на себя огромную ответственность и нести ее всю жизнь — просто по-мужски. У нас прекрасные дети, которые с детства учатся любить, делиться, помогать, заботиться, чем-то жертвовать, ценить то, что есть, и радоваться мелочам. Иначе в большой семье просто не выжить.

Многие думают, что многодетные мамы — уставшие, толстые, с сальными волосами, в грязных халатах, отупевшие от вечных кастрюль и воняющие детскими какашками. А вот и нет! Мы красивые, ухоженные и женственные, у нас блестят счастьем глаза, улыбаются губы, а когда мы идем по улице, мужчины оборачиваются нам вслед.

Мы успеваем делать то, что не успевают другие. Не потому что мы лучше, а они хуже, а потому что после третьего ребенка у женщины открывается что-то дополнительное — второе дыхание, третий глаз, окно в мир или что-то еще… И мы начинаем творить то, чего в себе раньше даже не подозревали — писать статьи и книги, сочинять стихи, рисовать, шить, что-то придумывать, организовывать какие-то общества и клубы, открывать свой бизнес и осваивать новые виды спорта…

Но все это делаем мы сами. Без государства. Нет, вру, не сами, а с Божией помощью. И вопреки тому, что происходит в нашей стране. Стране, которую я очень люблю. Честно!

Да, у нас есть все, что нам необходимо, и с каждым следующим ребенком все становится только лучше. Но чиновники тут не при чем. Это мы делаем все, что в наших силах, и Господь не оставляет Своих.

Но если люди видят, что законы их не защищают, что их проблемы никого не волнуют, что их дети никому не нужны, им не объяснишь, что Боженька поможет. Они хотят от тех, кому платят налоги, кому доверили свою судьбу, благополучие и безопасность хоть каких-то гарантий. Пока гарантия одна — каждый сам за себя.

Я понимаю, что количество детей в семье не зависит от достатка. Люди либо хотят рожать, либо нет. И я знаю семьи, которые могут позволить себе все, но детей не хотят, потому что это — геморрой. Я о другом.

Если наш президент заявляет, что семья с тремя детьми должна стать нормой, ему нужно понимать, что необходимо все изменить. Изменить жизнь в стране — все от начала до конца. Все гос. услуги, всю инфраструктуру, уровень финансовой поддержки, условия жизни, законы и т. д. И тогда, возможно, изменится мировоззрение людей. И не многодетные будут уже странными маргиналами, а бездетные. Но, на мой взгляд, это невозможно.

Нет, я не пессимист, я, кстати, конченый оптимист, потому у меня и трое детей. Но моя надежда — не на чиновников.

Да, страна у нас могучая, со славной историей. Я очень рада, что власти так заботятся о ее мощи и вооружении, о ее независимости и авторитете на мировой арене. Но мне также кажется, что величие государства составляет не только это, но и достойная жизнь каждого отдельного человека. Самого маленького, незаметного — ребеночка, старичка, калеки. Пока же у нас дети-инвалиды умирают, потому что у родителей нет денег на их лечение. А многодетная мать-одиночка не может достойно собрать ребятню в школу. И пока чиновники и любовницы воров-чиновников покупают себе дворцы, люди живут в аварийных домах. Я не знаю, кто виноват — центр или власть на местах. Для нас, простых людей, это и не важно. Важно, что жизнь у нас такая, какая есть.

Опять же, может, я чего-то не знаю и не понимаю. Я не сказала ничего нового и оригинального. И я сама против того, чтобы кухарка лезла в государственные дела. Но я уже не верю подобным заявлениям. Потому что существенного ничего не делается, а то, что делается (признаем, что это все же есть) существенно ничего не меняет. Уж точно не делает трех детей нормой. Да, помощь есть, повторю, и я за нее благодарна. Но она настолько мизерна, что не убедит всех среднестатистических граждан стать многодетными.

Но! Если красивые слова не останутся, как часто бывает, словами, и государство наше покажет, что мы ему нужны не только как налогоплательщики, а как «дети», о которых оно заботится, я буду счастлива. Я первая скажу, что Путин — великий президент, и я не зря за него голосовала. Но пока… Короче, поживем — увидим.

Поддержите наш сайт

Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.

22 волшебных вопроса о маме

Материнство 1 сентября, 2016 текст: My Handbook

Список простых вопросов, которые мама может задать своему маленькому ребенку и узнать много важного и полезного, быстро стал популярным среди мам в соцсетях. Всё, что нужно, — задать малышу вопросы и точно записать его ответы. Некоторые смешат, другие дают подсказки и заставляют задуматься. Для примера приводим ответы пятилетней Марии и четырехлетнего Марка.

  1. Какие слова мама всегда тебе говорит?

Мария: «Подожди минутку».
Марк: «Отправляйся спать».

  1. Когда твоя мама радуется?

Мария: Когда она сидит и пьет чай.
Марк: Ей нравится, когда солнышко.

  1. Когда твоя мама расстраивается?

Мария: Когда мы ссоримся.
Марк: Когда я бью своего друга по голове жирафом.

  1. Как твоя мама тебя смешит?

Мария: Она старается укусить мои пальчики и мою попку.
Марк: Иногда она смешно танцует в супермаркете.

  1. Какой твоя мама была в детстве?

Мария: Наверное, немного похожей на меня.
Марк: Она однажды носилась за всеми по детскому саду с пальчиковой куклой, чтобы укусить, и её отругали.

  1. Сколько лет твоей маме?

Мария: Очень много. Думаю ей 57 (на самом деле маме Марии и Марка 36 лет).
Марк: 21.

  1. Какого роста твоя мама?

Мария: Гораздо выше меня, но не такая высокая, как другие мамы.
Марк: Она иногда носит очень высокие туфли, и они делают её выше.

  1. Что твоя мама любит делать больше всего на свете?

Мария: Играть.
Марк: Говорить.

  1. Что твоя мама делает, когда тебя нет рядом с ней?

Мария: Думаю, она пьет кофе и играет на своем телефоне.
Марк: Скучает по мне и братику.

  1. Если бы твоя мама стала знаменитой во всем мире, то за что?

Мария: Она бы победила в конкурсе «Голос» как певица.
Марк: За мытьё посуды.

  1. Что твоя мама делает очень хорошо?

Мария: Работает за своим компьютером.
Марк: Обнимает и целует нас.

  1. А что у твоей мамы не очень хорошо получается?

Мария: Прятаться и искать, когда мы играем.
Марк: Прыгать на батуте.

  1. Что твоя мама делает на работе?

Мария: Печатает на компьютере.
Марк: Она много работает в «Фейсбуке».

  1. Любимая еда твоей мамы?

Мария: Шоколад и шоколадный пирог.
Марк: Чай.

  1. За что ты гордишься твоей мамой?

Мария: Она самая красивая мама на детской площадке.
Марк: Она всегда со мной хорошо обращается.

  1. Что вы с твоей мамой делаете вместе?

Мария: Играем в принцесс, и я всегда принцесса.
Марк: Ходим кормить уточек.

  1. В чем вы с твоей мамой одинаковые?

Мария: Мы обе знаем все слова в нашей любимой песне.
Марк: Я не знаю, мы просто одинаковые.

  1. В чем вы с твоей мамой совсем не похожи?

Мария: У нее нос в морщинках, а мой весь маленький.
Марк: Она любит говорить с другими взрослыми о всяких скучных вещах.

  1. Откуда ты знаешь, что твоя мама тебя любит?

Мария: Она всё время говорит мне об этом.
Марк: Я просто знаю.

  1. Что твоей маме больше всего нравится в папе?

Мария: Когда он делает ей чашку чая.
Марк: Что он большой и сильный.

  1. Куда твоя мама больше всего любить ходить, какое у неё любимое место?

Мария: Дом бабушки.
Марк: Кровать.

  1. Сколько лет было твоей маме, когда ты родилась/родился?

Мария: Думаю, она была уже взрослая.
Марк: Три годика – как мне.

Правила безопасности в декрете. Часть 1: Женщина в декрете и одна в квартире с ребенком

23 Янв114065

Алеся Лонская: Младенец орал, наверное, 10-й раз за день и орал долго. В голове гудело. Успокоить было очень просто – приласкать, дать грудь. Но я поймала себя на страшной мысли, что не могу сделать простое и естественное действие — взять на руки и приложить к груди, как я всегда делала. Мне противно. Мне кажется, что из меня высосали все соки. И я просто НЕ МОГУ взять этого ребенка на руки, словно он – не мой. Словно не желанный. Я поняла, что я схожу с ума. Что мне хочется причинить вред ребенку. Сделать ЧТО-ТО, ЧТОБЫ ОНА ЗАТКНУЛАСЬ.

Недавно многодетная мама Елена Кучеренко ответила на мой материал «Каминг-аут карьеристки» и написала свою колонку про обратную сторону материнства. И если в моей статье многодетность казалась спасением от бессмысленности жизни, то из материала Елены выходит, что совсем оно не спасение. И что занятие детьми приводит женщину к коммуникативному голоду, дефициту и личного пространства, и личных достижений, и сенсорному голоду, отчего можно буквально сойти с ума. Елена, конечно, не жалеет о своем выборе, и я услышала из ее колонки предупреждение о неких правилах безопасности, которые все же нужно в декрете соблюдать. Вот об этих правилах безопасности, чтобы избежать эмоционального выгорания мамы – мой новый материал. Потому что я, Елена, через это тоже прошла. И пройду еще много раз – с каждым новым ребенком.

Я думаю, что для многих молодых матерей эта тема является запретной. Они не готовы признать, что за красивыми фотками в слингах в соцсетях, за уверенностью в любви и желанности по отношению к своим детям могут прийти жуткие психозы. Они уверены, что истории, когда мать выкидывала детей из окна и выбрасывалась вслед за ними, или истории, как мать, желая успокоить ребенка, как обезумевшая трясет его и обеспечивает ему смертельное кровоизлияние в мозг – никогда не станут их историями.

Дай Бог, чтобы эти истории были про каких-нибудь алкоголичек, а не про нас с вами. Но, к сожалению, кроме бедности и алкоголизма, есть третий фактор риска, который делает с нами ужасную вещь: подавляет материнский инстинкт, отключает разум и внезапно погружает в желание причинить вред своему любимому ребенку. Этот фактор – эмоциональное выгорание мамы, которая находится одна в квартире с детьми младше 3-х лет более нескольких часов.

У каждой мамы будет разный запас прочности, зависящий и от опыта проживания стрессовых ситуаций, и от опыта материнства, и от возраста ребенка. Кто-то может выдержать и несколько суток (например, когда муж в командировке). Но рано или поздно накроет всех.

Сначала вы почувствуете, что не способны больше проявлять эмоции нежности и «сюсюкаетесь» через силу. Это первый «звоночек»: у вас пропадает способность проявлять эмоции по отношению к ребенку и отвечать на его эмоции.

И если вы живете в квартире с родственниками – в этот момент вы отдаете ребенка на руки кому-то другому. Так и делали женщины веками. Никогда, слышите – никогда не было в истории такого «счастья», как отдельная квартира. Ни дети, ни мамы к этому не приспособлены.

И если вы живете в квартире с любящей бабушкой – можете дальше этот текст не читать. А вот если вам повезло жить в отдельной квартире – вы клиент эмоционального выгорания. Вы проигнорируете первый его признак (дефицит эмпатии к ребенку) и дальше с вами произойдет вот что.

Ребенок отсутствие эмпатии тут же чувствует и воспринимает это как угрозу своему состоянию. Ему бы помолчать, поспать, дать вам отдохнуть. Но этого – не будет. Он будет орать – именно сейчас, когда вам так необходим перерыв – он зайдется ором и не успокоится даже у груди, потому что из вашего молока так и сочится адреналин – гормон борьбы или бегства. Дальше вы попадаете в замкнутый круг: он орет – вы не можете успокоить – он орет сильнее – вы не хотите успокаивать, потому что его голос уже кажется вам противным.

Наступает момент, когда кора головного мозга просто проиграет более древней части вашей головы – лимбической системе, которая решит, что вам грозит опасность. Вы не ели, не пили, не писали, не спали много часов подряд, и вашему мозгу будет наплевать, что ребенок живой и желанный, что он не виноват.

Мозг сыграет с вами злую шутку: он воспримет ребенка как агрессора, который немедленно нужно устранить. Мягкое проявление этого состояния – желание остаться одной. Жесткое – желание агрессии по отношению к ребенку.

Конечно, почти все из нас не пойдут за этим едва осознаваемым, страшным, стыдным желанием. У вас будут способы вернуть контроль себе и перестать быть животным. Прежде всего, наша защита – окситоцин, гормон привязанности кормящих матерей. Этого гормона гораздо меньше у пап. Это сыграло злую шутку со швейцарским альпинистом Эрхардом Лоретаном, который, оставшись на Рождество в одиночестве с любимым грудным сыном, исчерпал разумные способы его успокоить и в исступлении встряхнул кричащего младенца, и тот заснул уже насмерть. На суде папа плакал и раскаивался, и судья, будучи уведомлен о шейк-синдроме (синдром встряхивания младенца), который поражает в одинаковой мере как детей неблагополучных алкоголиков, так и детей любящих и правильных родителей, освободил отца от тюремного срока, сказав, что тот достаточно себя наказал. Так что папы в зоне риска больше, чем мы.

Но отец, который остается с ребенком более, чем на 3 часа в одиночестве, это все-таки редкость. А для матери быть с ребенком одной с утра до позднего вечера и делать все домашние дела – это сегодня общественная норма. Но норма ли это для нашей физиологии и психологии? Наш мозг говорит, что это – патология, что этого нужно избежать всеми силами.

Вы не знаете, какая бомба в вас заложена и когда прозвенит звонок.

Давайте признаем: периодическое наличие желания причинить вред ребенку – это не стыдно, более того, для многих из нас, живущих в отдельных квартирах, это – неизбежно, и эти эмоции нужно научиться безопасно проживать.

Мой лимит с первым ребенком был 10 часов одиночества. В 9 утра муж уходил на работу до 21 часа, но меня накрывало к 19-ти. Если к 19 часам я устраивала себе каким-то образом «перерыв» от младенца (путем визита бабушки, подруги или хотя бы дневного сна) – день проходил нормально. Но я не сразу угадала свой «час X». Однажды муж пришел с работы, а я выбежала из комнаты, некрасивая, заплаканная с возгласом «Я придушу ее!». Муж едва скинул ботинки и метнулся к младенческой кровати. Конечно, никого я не придушила и не собиралась. Из кроватки вопило нечто сопливое и красное, но вполне здоровое. Даром что вопило уже часа два. Минуту назад я вновь и вновь делала попытку успокоить ее грудью, только это были уже холодные объятия очень усталой мамы, которая рыдала в этот момент сама. Наутро я рыдала уже от раскаяния и просила прощение у мужа, что сказала такие страшные слова – «придушу». Я провожала его на работу со словами:

– Пожалуйста, приходи с работы пораньше. Мне кажется, что иначе я могу причинить ей вред.

И он приходил.

Но однажды он уехал в командировку.

Накануне я говорила: «Пожалуйста, не оставляй меня одну, давай вызовем такси, и я уеду к родителям». Я знала свою «бомбу». Но муж – не понимал меня. Он думал, что сутки я смогу потерпеть:

– Конечно, уедешь, но давай я сам отвезу тебя и помогу собраться. Подожди, пока я приеду через день.

– Нет, ты не понимаешь, я не могу подождать!

Он действительно не понял и обиделся. Он приводил кучу разумных доводов, что я сама не вынесу тяжелые вещи, что не хочет, чтобы меня вез чужой человек в другой город. А я стояла как в тумане. Он не понял меня, и я его не винила: когда муж дома, я адекватна и весела, мой ребенок смеется и радует нас. Он не мог понять, как страшен вечер в одиночестве с ребенком, когда ты уже не можешь выйти на улицу «разбавить» взгляд елочками, качельками и другими людьми, и сенсорный голод откликается ночными кошмарами, и некуда бежать.

Наступил вечер. Наступило эмоциональное отупение. 9 раз я успокаивала девочку любя, но на десятый меня надо было успокоить саму. Вот он, десятый. Я почти физически чувствую этот «приход», как сквозь ор я теряю себя, и в мутном взгляде рушится комната.

Я отстегиваю орущую девочку с детского стульчика и почти швыряю ее в кроватку – там она будет в безопасности от себя и от меня. Я убегаю в туалет.

Сколько времени я там провела – я не знаю. Через некоторое время я обнаружила себя сидящей на унитазе и тупо раздирающей кусочки туалетной бумаги. Я смотрела на белую стену, и по ней мелькали какие-то цветные мушки. Из комнаты доносились вопли младенца.

«Надо выходить». Я почти заставила себя выйти.

Дочь была вся в соплях. Противная.

Я стала молиться. Ор не замолкал. Потом я била боксерскую грушу мужа. Ор не замолкал. Наконец я поняла, что сама дочь не замолчит и надо что-то сделать. Надо ЗАСТАВИТЬ СЕБЯ ДАТЬ ЕЙ ГРУДЬ.

Я рывком, со злобой взяла дочь из кроватки и рывком же швырнула ее на диван. Силой всунула грудь в рот. Мне хотелось агрессии, пусть даже такой минимальной. По-максимуму старалась контролировать себя. По крайней мере, мне так казалось. Да, я резко с ней обошлась, но ровно настолько, чтобы ей было не больно. Пока еще я чувствовала эту грань.

Мы обе отключились и спали несколько часов. Вокруг был разгром и немытая посуда.

На утро я вызвала такси, собрала за полчаса три сумки, незнамо как – откуда только силы взялись – вынесла во двор тяжеленный упакованный манеж и все остальное барахло и уехала к родителям. Там я отоспалась и отъелась. Миновало. Я снова могла любить своего ребенка. Я с ужасом воображаю, что брось я в тот вечер Машу на кровать чуть посильнее или будь она чуть помладше – я могла бы обеспечить ей «синдром встряхнутого младенца» (шейк-синдром). Я действительно себя контролировала или думала, что контролирую?

Я подумала и о том, что другой маме в силу каких-то факторов риска может захотеться этой «агрессии» чуть больше – достаточно для того, чтобы причинить вред ребенку. Просто у нее будет меньше сдерживающих факторов. Она может быть младше меня, она может не кормить грудью и не иметь окситоцина в таком количестве в крови, она может просто не уметь успокаивать ребенка. Мы должны перестать винить таких матерей и сделать все, чтобы проинформировать каждую молодую маму еще в роддоме: «Дорогая, в тебе заложена бомба. Вот список рекомендаций, чтобы избежать взрыва».

Эмоциональное выгорание не проходит с окончанием младенческого периода – оно актуально и для мамы двух-трехлетки, потому что истерик у детей меньше не становится. И они так же остро чувствуют момент наступления отсутствия эмоционального отклика у мамы. И так же, как и в младенчестве, включают издевательскую сирену «Спасите меня от моей холодной матери».

Моя соседка – мама тоже почти трехлетней тоже Маши. Вот она шлет мне СМС с отчаянным возгласом: «Она орет уже полчаса. Я не знаю, как это можно пережить». И я отвечаю ей: «Ты одна? В одиночку это пережить нельзя». И мы приходим друг к другу «поплакаться» по очереди.

В следующей колонке я напишу способы предотвратить эмоциональное выгорание и сенсорный голод мамы. Пока правило № 1: не оставайтесь одни в квартире с детьми младше 3-х лет более нескольких часов подряд. Это опасно для жизни ребенка! Проинформируйте об этом мужа. Обзаведитесь подругами, которые были бы не в другом районе и не в социальной сети, а рядом, которых вы можете звать к себе в середине дня, чтобы «отпустило». Просите о помощи. «Скидывайте» ребенка на другие любящие руки, даже если бабушка будет кутать его в жуткие розовые шмотки, а дедушка халтурно подмоет попу. Однако помните о том, что «любящие руки» тоже рано или поздно испытают эмоциональное выгорание, и «час X» у них придет гораздо раньше, чем у вас.

Смотрите также онлайн-лекцию «Психологическая готовность семьи к рождению ребенка» психолога Галины Филипповой (лекция №5 цикла «Марафон для начинающих мам»)
Онлайн-лекцию врача-педиатра Лилии Казаковой «Первые месяцы жизни малыша: о чем беспокоиться, когда быть спокойным» (лекция №5 цикла «Марафон для начинающих мам»)

Оригинал

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *